Может ли суд сослаться в приговоре на показания свидетельницы

Обновлено: 05.10.2022

УПК РФ Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля

1. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства, а также демонстрация фотографических негативов и снимков, диапозитивов, сделанных в ходе допросов, воспроизведение аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки допросов допускаются с согласия сторон в случае неявки потерпевшего или свидетеля, за исключением случаев, предусмотренных частями второй и шестой настоящей статьи.

(в ред. Федеральных законов от 04.07.2003 N 92-ФЗ, от 28.12.2013 N 432-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

2. При неявке в судебное заседание потерпевшего или свидетеля суд вправе по ходатайству стороны или по собственной инициативе принять решение об оглашении ранее данных ими показаний и о воспроизведении видеозаписи или киносъемки следственных действий, производимых с их участием, в случаях:

(в ред. Федерального закона от 28.12.2013 N 432-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

1) смерти потерпевшего или свидетеля;

2) тяжелой болезни, препятствующей явке в суд;

3) отказа потерпевшего или свидетеля, являющегося иностранным гражданином, явиться по вызову суда;

4) стихийного бедствия или иных чрезвычайных обстоятельств, препятствующих явке в суд;

5) если в результате принятых мер установить место нахождения потерпевшего или свидетеля для вызова в судебное заседание не представилось возможным.

(п. 5 введен Федеральным законом от 02.03.2016 N 40-ФЗ)

(часть вторая введена Федеральным законом от 04.07.2003 N 92-ФЗ)

2.1. В случаях, предусмотренных пунктами 2 - 5 части второй настоящей статьи, решение об оглашении показаний потерпевшего или свидетеля и о воспроизведении видеозаписи или киносъемки следственных действий, производимых с их участием, может быть принято судом при условии предоставления обвиняемому (подсудимому) в предыдущих стадиях производства по делу возможности оспорить эти доказательства предусмотренными законом способами.

(часть 2.1 введена Федеральным законом от 02.03.2016 N 40-ФЗ)

3. По ходатайству стороны суд вправе принять решение об оглашении показаний потерпевшего или свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования либо в суде, при наличии существенных противоречий между ранее данными показаниями и показаниями, данными в суде.

(часть третья введена Федеральным законом от 04.07.2003 N 92-ФЗ)

4. Заявленный в суде отказ потерпевшего или свидетеля от дачи показаний не препятствует оглашению его показаний, данных в ходе предварительного расследования, если эти показания получены в соответствии с требованиями части второй статьи 11 настоящего Кодекса.

5. Не допускаются демонстрация фотографических негативов и снимков, диапозитивов, сделанных в ходе допроса, а также воспроизведение аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки допроса без предварительного оглашения показаний, содержащихся в соответствующем протоколе допроса или протоколе судебного заседания.

6. Оглашение показаний несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства, а также демонстрация фотографических негативов и снимков, диапозитивов, сделанных в ходе допросов, воспроизведение аудио- и видеозаписи, киносъемки допросов осуществляются в отсутствие несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля без проведения допроса. По ходатайству сторон или по собственной инициативе суд выносит мотивированное решение о необходимости допросить несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля повторно.

Верховный суд РФ обязал суды при наличии в деле явки с повинной проверять, разъяснялись ли обвиняемому его права, в том числе право пользоваться услугами адвокатов и не свидетельствовать против себя. Если следственные органы не выполнили этих требований, то такая явка с повинной не должна учитываться, отмечает высшая инстанция.

ВС также запретил просто перечислять в приговоре имена свидетелей, которым он доверяет, не раскрывая при этом сути их показаний.

Высшая инстанция проверяла законность приговора Перовского суда Москвы в отношении двух обвиняемых. Адвокат одного из фигурантов в жалобе просила признать незаконной явку с повинной ее доверителя, поскольку она была составлена в отсутствие защитника и без разъяснения положений статьи 51 Конституции РФ.

Адвокат также указала, что протокол следственных действий с участием второго фигуранта дела также должен быть признан недопустимым доказательством, поскольку обвиняемый допрашивался в ночное время.

Прокуратура сочла приговор районного суда и последующие решения апелляционной инстанции Мосгорсуда и его президиума законными и обоснованными и просила оставить жалобу без удовлетворения.

Однако ВС поддержал позицию защитника.

При наличии в деле явки с повинной суды обязаны проверять, разъяснялись ли обвиняемому права не свидетельствовать против самого себя, пользоваться услугами адвоката, приносить жалобы на действия (бездействие) и решения органов предварительного расследования и была ли задержанному обеспечена возможность осуществления этих прав (пункт 10 постановления Пленума ВС РФ от 29 ноября 2016 года No55), отмечает ВС.

Он указывает, что органы предварительного расследования, принимая явку с повинной, должны были разъяснить подозреваемому все эти права, однако из протокола усматривается, что этого сделано не было.

Более того, в судебном заседании осужденный изменил свои показания, фактически не подтвердив явку с повинной, но районный суд все равно признал ее допустимым доказательством, сославшись на то, что в ходе предварительного следствия обвиняемый подтверждал добровольное его обращение с данной явкой.

«Между тем, суд не принял во внимание, что в соответствии с требованиями закона, любые доказательства, полученные с нарушением требований уголовно-процессуального закона, в силу статьи 75 УПК РФ, являются недопустимыми, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения», - подчеркивает ВС.

Он указывает, что и суды апелляционной и кассационной инстанций не приняли во внимание эти нарушения.

Показания свидетелей

ВС обнаружил и другие ошибки при производстве по делу. Так, в основу приговора были положены показания двоих свидетелей, которые они дали в ходе предварительного следствия. Однако протоколы этих допросов в ходе судебного процесса не оглашались, отмечает высшая инстанция.

ВС напоминает, что приговор может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были непосредственно исследованы в судебном заседании (статья 240 УПК РФ).

«С учетом указанного требования закона суд не вправе ссылаться в подтверждение своих выводов на собранные по делу доказательства, если они не были исследованы судом и не нашли отражения в протоколе судебного заседания. Фактические данные, содержащиеся в оглашенных показаниях, как и другие доказательства, могут быть положены в основу выводов и решений по делу лишь после их проверки и оценки по правилам, установленным статьями 87, 88 УПК РФ», - поясняет ВС. Поскольку эти доказательства не были исследованы в ходе судебного разбирательства в условиях состязательного процесса, то отражение их в приговоре противоречит фундаментальным основам уголовного судопроизводства, отмечает высшая инстанция.

Кроме того, суд не раскрыл в приговоре содержание показаний троих свидетелей, ограничившись лишь ссылкой на них.

Между тем, в описательно-мотивировочной части приговора суд не вправе ограничиться перечислением доказательств или указанием на протоколы процессуальных действий и иные документы, в которых они отражены, а должен раскрыть их основное содержание (пункт 8 Постановления Пленума ВС РФ от 29 ноября 2016 года No55), напоминает ВС.

«При таких обстоятельствах Судебная коллегия приходит к выводу о том, что ввиду допущенных существенных нарушений уголовно-процессуального закона все состоявшиеся судебные решения подлежат отмене, а уголовное дело направлению на новое судебное рассмотрение», - решил ВС.

На прошедшем недавно пленуме Верховный суд России разъяснил, как оценивать показания свидетелей и потерпевших, которые в силу разных причин не пришли на заседание.


"Судам следует иметь в виду, что судебное следствие по делу, рассматриваемому в общем порядке, предполагает непосредственное исследование в судебном заседании доказательств, представленных сторонами, путем заслушивания в ходе допроса показаний подсудимого, потерпевшего, свидетелей, эксперта, специалиста. " - подчеркнуто в разработанном пленумом ВС разъяснении. Пленум рассматривал вопрос "О практике применения законодательства, регламентирующего рассмотрение уголовных дел в суде первой инстанции в общем порядке судопроизводства".

В разъяснении сказано, что показания потерпевшего и свидетелей могут быть заслушаны в суде с помощью видеоконференцсвязи. Но при этом пленум подчеркнул, что оглашение в суде того, что человек поведал на следствии - не важно, он подсудимый, потерпевший или свидетель, - возможно лишь в случаях, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом. Этот перечень ВС назвал "исчерпывающим".

Пленум ВС сослался на статью 281 УПК, по которой оглашение в суде в случае неявки показаний, данных на следствии, допускается лишь с согласия сторон. Исключения возможны в пяти случаях: когда показания могут быть оглашены по решению судьи, по ходатайству одной из сторон, в случае смерти или тяжелой болезни потерпевшего или свидетеля, отказе иностранца явиться в суд, стихийного бедствия или "иных чрезвычайных обстоятельств, препятствующих явке в суд". Еще исключение - если после принятых мер установить место нахождения потерпевшего или свидетеля невозможно.

Но и в этих случаях, подчеркнул пленум, "суд вправе принять решение об оглашении без согласия сторон показаний не явившегося. Но только при условии, что обвиняемому (подсудимому) была дана возможность оспорить показания свидетельствующего против него, всеми законными способами. Пленум напомнил, что в УПК есть и исключения по вызову в суд несовершеннолетних потерпевших или свидетелей.

В последнее время встречаются уголовные дела, возбужденные на основании показаний свидетелей. Вместо сбора прямых доказательств органы следствия в таких случаях ограничиваются показаниями одного-двух свидетелей, репутация которых не принимается в расчет.

Один в поле не свидетель?

Чуть ли не ежедневно мы узнаем о новых громких уголовных делах, связанных с хищениями, взятками и другими должностными преступлениями. Подчас расследуются обстоятельства многолетней давности, однако, обвинению удается получить доказательства, однозначно подтверждающие его версию. Например, документы, аудиозаписи переговоров, переписку, возможно, результаты оперативно-розыскной деятельности.

Но встречаются и другие уголовные дела. С момента расследуемых событий прошло много лет, объективные доказательства не сохранились. Но их отсутствие восполняется показаниями одного или нескольких лиц, которые по прошествии лет вспоминают то, о чем раньше молчали.

Изучение таких дел зачастую выявляет подлинные мотивы дачи показаний годы спустя. Обычно это конфликт между свидетелем и оговариваемым лицом, передел собственности, месть, старые обиды. Все это дает возможность предпринять попытку манипулирования судебной системой.

Низкий стандарт доказанности

В делах, основанных только на свидетельских показаниях, все строится по одному лекалу. Показания, полученные от одного свидетеля, повторяют другие допрошенные лица. При этом сами они в описываемых событиях не участвовали и знают о них только со слов единственного свидетеля. По такой схеме построены, например, дело руководителя «Тольяттихимбанка» А. Попова, обвиняемого в покушении на дачу взятки судьям Верховного Суда РФ, дело В. Маркелова о взятках полковнику МВД Захарченко.

Подобный подход и именуется «низким стандартом доказанности»: следствие зачастую не обращают внимания на такие дефекты и принимает показания на веру.

Репутация превыше всего

В зарубежной судебной практике распространен иной подход. Такие дела зачастую заканчиваются оправданием просто потому, что в качестве свидетеля обвинения выступили люди, скомпрометировавшие себя.

Вспомним дело Доминика Стросс-Кана. Горничная нью-йоркского Sofitel утверждала, что изнасилована директором-распорядителем Международного валютного фонда. Однако, будучи уличенной в предоставлении заведомо ложной информации об изнасиловании у себя на родине (Гвинея) и в том, что она обнародовала данную информацию для получения убежища в США, так называемая потерпевшая тут же потеряла всякое доверие. Прокуратура сама отказалась от претензий к Стросс-Кану.

Оправдали и чернокожего американского футболиста О. Джей Симпсона, обвинявшегося в убийстве супруги. Выяснилось, что некоторые доказательства по делу получены белым полицейским, изобличенным в расизме. Суду предъявили аудиозапись, содержащую его расово недопустимые высказывания.

Иллюстрацией противоположного подхода может служить нашумевшее дело о якобы совершенном офицерами МВД Дмитрием Целяковым и Александром Носенко мошенническом хищении 1,5 млн евро у беглого банкира Германа Горбунцова, которого самого доставляли на суд под конвоем. Подмоченная репутация последнего как минимум должна была вызвать сомнения в достоверности его показаний. Исключительно показания Горбунцова легли и в основу упомянутого выше обвинения В. Маркелова в даче взяток другому офицеру МВД – Д. Захарченко.

Общие требования к описательно-мотивировочной части

оправдательного и обвинительного приговоров

4. В силу положений статьи 240 УПК РФ выводы суда, изложенные в описательно-мотивировочной части приговора, постановленного в общем порядке судебного разбирательства, должны быть основаны на тех доказательствах, которые были непосредственно исследованы в судебном заседании. Ссылка в приговоре на показания подсудимого, потерпевшего, свидетелей, данные ими в ходе предварительного расследования или в ином судебном заседании, допустима только при условии оглашения этих показаний с соблюдением требований, установленных статьями 276, 281 УПК РФ.

В соответствии с подпунктом "e" пункта 3 статьи 14 Пакта о гражданских и политических правах и подпунктом "d" пункта 3 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет право допрашивать показывающих против него свидетелей или право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, а также имеет право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него. С учетом этих положений и в силу части 2.1 статьи 281 УПК РФ суд не вправе оглашать без согласия сторон показания неявившихся потерпевшего или свидетеля, воспроизводить в судебном заседании материалы видеозаписи или киносъемки следственных действий, проведенных с их участием, а также ссылаться в приговоре на эти доказательства, если подсудимому в предыдущих стадиях производства по делу не была предоставлена возможность оспорить показания указанных лиц предусмотренными законом способами (например, в ходе очных ставок с его участием задать вопросы потерпевшему или свидетелю, с чьими показаниями подсудимый не согласен, и высказать по ним свои возражения).

Судам следует иметь в виду, что сведения, содержащиеся в оглашенных показаниях, как и другие доказательства, могут быть положены в основу выводов суда лишь после их проверки и оценки по правилам, установленным статьями 87, 88 УПК РФ. При этом суд не вправе ссылаться в подтверждение своих выводов на имеющиеся в уголовном деле доказательства, если они не были исследованы судом и не нашли отражения в протоколе судебного заседания.

5. При отказе от дачи показаний потерпевшего, свидетеля, являющегося супругом или близким родственником подсудимого, а равно при отказе от дачи показаний самого подсудимого суд вправе огласить ранее данные ими показания, воспроизвести приложенные к протоколу допроса материалы аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки допроса и сослаться в приговоре на эти показания и материалы лишь в том случае, если при производстве предварительного расследования указанным лицам были разъяснены соответствующие положения пункта 3 части 2 статьи 42, пункта 2 части 4 статьи 46, пункта 3 части 4 статьи 47, пункта 1 части 4 статьи 56 УПК РФ, согласно которым никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников; кроме того, они были предупреждены о том, что их показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае их последующего отказа от этих показаний, а показания подсудимого - при условии, что они были даны им в присутствии защитника (пункт 1 части 2 статьи 75 УПК РФ).

6. В описательно-мотивировочной части приговора, исходя из положений пунктов 3, 4 части 1 статьи 305, пункта 2 статьи 307 УПК РФ, надлежит дать оценку всем исследованным в судебном заседании доказательствам, как уличающим, так и оправдывающим подсудимого. При этом излагаются доказательства, на которых основаны выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, и приводятся мотивы, по которым те или иные доказательства отвергнуты судом.

Если какие-либо из исследованных доказательств суд признает не имеющими отношения к делу, то указание об этом должно содержаться в приговоре.

В силу требований статьи 75 УПК РФ о недопустимости использования доказательств, полученных с нарушением закона, суд, установив такое нарушение, должен мотивировать свое решение о признании доказательства недопустимым и о его исключении из числа доказательств, указав, в чем именно выразилось нарушение закона.

7. По уголовному делу в отношении нескольких подсудимых или когда подсудимый обвиняется в совершении нескольких преступлений, приговор должен содержать анализ и оценку доказательств в отношении каждого подсудимого и по каждому обвинению.

Вместе с тем, когда несколько подсудимых обвиняется в совершении одного и того же преступления (преступлений), в приговоре могут быть приведены обстоятельства совершенного преступления (преступлений) и доказательства, подтверждающие выводы суда, без их повторения в отношении каждого подсудимого.

Если какие-либо доказательства по уголовному делу относятся сразу к нескольким преступлениям (например, показания свидетеля об обстоятельствах нескольких краж чужого имущества, очевидцем которых он являлся; должностная инструкция лица, обвиняемого в совершении ряда должностных преступлений, и т.п.), то их содержание достаточно изложить в приговоре при обосновании вывода о виновности или невиновности в совершении одного из преступлений, делая в дальнейшем лишь ссылку на них.

8. С учетом положений статьи 74 и части 1.2 статьи 144 УПК РФ о том, какие сведения могут признаваться доказательствами по уголовному делу, суд в описательно-мотивировочной части приговора не вправе ограничиться перечислением доказательств или указанием на протоколы процессуальных действий и иные документы, в которых они отражены, а должен раскрыть их основное содержание. Следует избегать приведения в приговоре изложенных в указанных протоколах и документах сведений в той части, в которой они не относятся к выводам суда и не требуют судебной оценки. Недопустимо перенесение в приговор показаний допрошенных по уголовному делу лиц и содержания других доказательств из обвинительного заключения или обвинительного акта без учета результатов проведенного судебного разбирательства.

9. Суду следует иметь в виду, что использование в качестве доказательств по уголовному делу результатов оперативно-розыскных мероприятий возможно только в том случае, когда такие мероприятия проведены для решения задач, указанных в статье 2 Федерального закона от 12 августа 1995 года N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности", при наличии оснований и с соблюдением условий, предусмотренных статьями 7 и 8 указанного Федерального закона, а полученные сведения представлены органам предварительного расследования и суду в установленном порядке и закреплены путем производства соответствующих следственных или судебных действий. Например, произведенные аудио- и видеозаписи, изъятые предметы и документы должны быть осмотрены и приобщены к делу; обнаруженные вещества - подвергнуты экспертным исследованиям; лица, участвовавшие в проведении оперативно-розыскных мероприятий, - при необходимости допрошены в качестве свидетелей.

В случае признания полученных на основе результатов оперативно-розыскной деятельности доказательств недопустимыми они не могут быть восполнены путем допроса сотрудников органов, осуществлявших оперативно-розыскные мероприятия.

11. В приговоре отражается отношение подсудимого к предъявленному обвинению и дается оценка доводам, приведенным им в свою защиту.

В случае изменения подсудимым показаний суд обязан выяснить причины, по которым он отказался от ранее данных при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства показаний, тщательно проверить все показания подсудимого и оценить их достоверность, сопоставив с иными исследованными в судебном разбирательстве доказательствами.

Неподтверждение подсудимым показаний, данных им в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, в силу пункта 1 части 2 статьи 75 УПК РФ влечет признание их недопустимым доказательством вне зависимости от причин, по которым подсудимый их не подтвердил.

12. Если подсудимый объясняет изменение или отказ от полученных в присутствии защитника показаний тем, что они были даны под принуждением в связи с применением к нему недозволенных методов ведения расследования, то судом должны быть приняты достаточные и эффективные меры по проверке такого заявления подсудимого.

При этом суду следует иметь в виду, что с учетом положений части 4 статьи 235 УПК РФ бремя опровержения доводов стороны защиты о том, что показания подсудимого были получены с нарушением требований закона, лежит на прокуроре (государственном обвинителе), по ходатайству которого судом могут быть проведены необходимые судебные действия.

13. При наличии оснований для проверки заявления подсудимого в порядке, предусмотренном статьей 144 УПК РФ, суд направляет его руководителю соответствующего органа предварительного расследования. Проведение такой проверки не освобождает суд от обязанности дать оценку материалам, представленным по ее результатам, и отразить свои выводы в приговоре.

14. Если в ходе судебного разбирательства доводы подсудимого о даче им показаний под воздействием недозволенных методов ведения расследования не опровергнуты, то такие показания не могут быть использованы в доказывании.

Отказ подсудимого от дачи показаний не может служить подтверждением доказанности его виновности и учитываться в качестве обстоятельства, отрицательно характеризующего личность подсудимого.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: