Может ли директор организации быть представителем в суде

Обновлено: 04.02.2023

Предметом рассмотрения Конституционным Судом РФ стали нормы ч. 3 ст. 59, ч. 4 ст. 61 и ч. 4 ст. 63 Арбитражного процессуального кодекса, согласно которым представителями в арбитражном суде, помимо руководителей организаций и иных законных представителей, могут выступать адвокаты и иные оказывающие юридическую помощь лица, имеющие высшее юридическое образование либо ученую степень по юридической специальности, в противном случае арбитражный суд отказывает в признании полномочий соответствующего лица на участие в деле (Постановление Конституционного Суда РФ от 16 июля 2020 г. № 37-П).

Поводом к рассмотрению послужил отказ арбитражного окружного суда в допуске одного из учредителей общества к участию в судебном заседании в качестве представителя общества, поскольку тот не являлся лицом, осуществляющим функции единоличного исполнительного органа и не подтвердил наличие высшего юридического образования. При этом в деле участвовали два представителя по доверенности, удовлетворяющие данному квалификационному требованию.

Суд признал спорные нормы не противоречащими Конституции Российской Федерации, поскольку они не ограничивают права организации вести дела от ее имени в арбитражном процессе связанному с организацией лицу - ее участнику или работнику, не имеющему высшего юридического образования, но обладающему необходимыми знаниями и компетенцией в области спорных отношений, за исключением лиц, которые не могут быть представителями в силу прямого указания закона (ст. 60 АПК РФ), при условии, что интересы этой организации одновременно представляют также адвокаты или иные лица, имеющие высшее юридическое образование \ ученую степень по юридической специальности.

При этом КС РФ отметил, что такой формальный критерий, как наличие высшего юридического образования \ ученой степени в области права, а равно адвокатского статуса, не дает реальной гарантии оказания представителем эффективной помощи ввиду многообразия споров, рассматриваемых в арбитражном суде: даже самый опытный адвокат не может быть достаточно компетентным во всяком арбитражном деле. Работники организации, осведомленные о специфике ее деятельности и являющиеся специалистами в прикладных сферах (таможенное, банковское, страховое дело, антикризисное управление, бухгалтерский учет и др.), зачастую могут оказать по соответствующим категориям споров не менее компетентную помощь.

АПК РФ Статья 61. Оформление и подтверждение полномочий представителя

1. Полномочия руководителей организаций, действующих от имени организаций в пределах полномочий, предусмотренных федеральным законом, иным нормативным правовым актом или учредительными документами, подтверждаются представляемыми ими суду документами, удостоверяющими их статус и факт наделения их полномочиями.

(в ред. Федерального закона от 28.11.2018 N 451-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

2. Полномочия законных представителей подтверждаются представленными суду документами, удостоверяющими их статус и полномочия.

3. Полномочия адвоката на ведение дела в арбитражном суде удостоверяются в соответствии с федеральным законом.

О выявлении конституционно-правового смысла ч. 4 ст. 61 см. Постановление КС РФ от 16.07.2020 N 37-П.

4. Иные оказывающие юридическую помощь лица представляют суду документы о высшем юридическом образовании или об ученой степени по юридической специальности, а также документы, удостоверяющие их полномочия. Полномочия на ведение дела в арбитражном суде должны быть выражены в доверенности, выданной и оформленной в соответствии с федеральным законом, а в случаях, предусмотренных международным договором Российской Федерации или федеральным законом, в ином документе. Полномочия представителя также могут быть выражены в заявлении представляемого, сделанном в судебном заседании, на что указывается в протоколе судебного заседания.

(часть 4 в ред. Федерального закона от 28.11.2018 N 451-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

5. Доверенность от имени организации должна быть подписана ее руководителем или иным уполномоченным на это ее учредительными документами лицом и скреплена печатью организации (при наличии печати).

(в ред. Федерального закона от 06.04.2015 N 82-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

6. Доверенность от имени индивидуального предпринимателя должна быть им подписана и скреплена его печатью или может быть удостоверена в соответствии с частью 7 настоящей статьи.

(часть шестая введена Федеральным законом от 19.07.2009 N 205-ФЗ)

7. Доверенность от имени гражданина может быть удостоверена нотариально или в ином установленном федеральным законом порядке.

Кассация отказала учредителю и исполнительному директору компании в праве представлять её в суде из-за отсутствия юридического образования, хотя он был представителем фирмы в судах нижних инстанций, а вместе с ним её интересы защищают профессиональные юристы.

Конституционный суд опубликовал постановление по жалобе компании и её исполнительного директора на запрет участвовать в деле в качестве судебного представителя. Причиной стало отсутствие у него юридического образования. Суд решил, что лишь один из судебных представителей должен быть квалифицированным юристом.

ООО «Александра» после рассмотрения налогового спора в арбитражном суде первой инстанции и апелляции подало кассационную жалобу. Кассационная инстанция – Арбитражный суд Дальневосточного округа – отказала Константину Бударину в участии в судебном заседании в качестве представителя ООО «Александра». При этом суд сослался на то, что Бударин не является лицом, которое несёт функции единоличного исполнительного органа и обладает полномочиями представительства в силу этого, и не может выступать как законный представитель истца из-за отсутствия юридического образования. При этом ООО «Александра» указало, что Бударин является сооснователем и исполнительным директором фирмы, поэтому глубоко знает специфику её деятельности. Кроме того, в процессе на стороне «Александры» участвовали два квалифицированных юриста. Также компания указала, что суды первой и апелляционной инстанций не возражали против участия Бударина в разбирательстве.

ООО «Александра» и Константин Бударин считают, что ч. 4 ст. 59, ч. 4 ст. 61 и ч. 4 ст. 63 Арбитражного процессуального кодекса противоречат Конституции, поскольку не позволяют учредителю и руководителю ООО представлять его интересы в арбитражном суде при отсутствии юробразования.

Конституционный суд отметил, что Бударин не является участником дела, на которое подал жалобу, но считается надлежащим заявителем, поскольку в деле участвует ООО «Александра», а это затрагивает и интересы его соучредителя.

Суд отметил, что Конституция гарантирует каждому право защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом, в том числе и в суде. Институт судебного представительства также призван гарантировать право на судебную защиту и предоставить заинтересованным лицам квалифицированную юридическую помощь.

При этом право на судебную защиту не предполагает произвольного выбора ее способов и процедур, а право самостоятельно выбирать представителя для судебного разбирательства не позволяет сделать таковым вообще любое лицо. Законодатель вправе установить критерии для выбора судебных представителей, хотя не должен нарушать права на судебную защиту.

Ранее КС неоднократно указывал, что требования к наличию высшего юридического образования или ученой степени по юриспруденции у судебного представителя не нарушают конституционных прав участников процесса, поскольку они имеют возможность представлять свои интересы самостоятельно. Это верно в общем случае, но не отражает в полной мере специфики предпринимательской деятельности и связанных с ней судебных дел.

Поскольку организации, в отличие от граждан, по своей природе не могут защищать свои интересы в суде без участия представителей, все российские правовые кодексы позволяют руководителям организаций выполнять эту роль даже при отсутствии юробразования.

Положения ст. 59, 61 и 63 АПК, которые оспаривают заявители, установлены в нынешней редакции ФЗ от 28 ноября 2018 года № 451-ФЗ. Вводя эти нормы, государство стремилось усилить правовую защищенность субъектов права и гарантировать, что в арбитражном суде у участника дела будет квалифицированный представитель.

При этом указанные нормы не ограничивают право участников дела иметь нескольких представителей, подчеркнул КС. Ситуация, в которой один из представителей стороны обладает юридической квалификацией, а другой или другие на практике знакомы с деятельностью организации и могут дать суду ценные сведения о ней, отвечает требованиям процессуальной эффективности. Требование о наличии высшего юридического образования или ученой степени по юриспруденции хотя бы у одного судебного представителя не распространяется на других представителей.

Многообразие арбитражных споров подразумевает, что даже самый опытный адвокат не может быть вполне компетентен во всех, подчеркнул КС. Необходимую квалификацию во многих случаях даёт не юридическое, а иное образование, а также конкретное знакомство с соответствующей сферой деятельности. В таких случаях представители организации, которая участвует в судебном споре, не менее полезны, чем профессиональные юристы. К тому же привлечь членов организации к спору с её участием в качестве свидетелей или специалистов невозможно либо затруднительно из-за их заинтересованности в деле.

В данном случае ООО «Александра» обоснованно сочло, что налоговый спор касается не только сугубо правовых вопросов, и попыталось привлечь к участию в судебном разбирательстве Константина Бударина, который обладает ценными знаниями по бухгалтерскому учёту. Его участие в деле никак не могло уменьшить равноправие и состязательность сторон, поскольку интересы компании также защищали профессиональные юристы, отметил КС. Поэтому отказ АС Дальневосточного округа в участии Бударина в качестве представителя «Александры» является необоснованным.

Конституционный суд пришёл к выводу, что по своему правовому смыслу ч. 4 ст. 59, ч. 4 ст. 61 и ч. 4 ст. 63 АПК не предполагают запрета на ведение дела в арбитражном суде для лица, связанного с организацией – участником процесса, при отсутствии у него юробразования, если одновременно интересы организации представляют адвокаты или иные квалифицированные лица. Эти нормы не противоречат Конституции.

Их применение в отношении ООО «Александра» и Константина Бударина неправомерно и подлежит пересмотру.

Некоторое время назад тема была поднята в связи с внесёнными в ГК РФ поправками. Пункт 1 статьи 53 ГК РФ на непродолжительное время стал звучать следующим образом: "1. Юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие от его имени (пункт 1 статьи 182). ", а статья 182, как известно, это статья о представительстве вообще.

Таким образом, эта норма распространила на органы юридического лица положения ГК о представительстве, и разгорелись жаркие дебаты на тему, является ли руководитель ЮЛ его представителем.

Дебаты как-то сошли на нет после того, как была "восстановлена справедливость" - из статьи 53 исключили слова "от его имени (пункт 1 статьи 182)". По мнению коллег, это должно было означать, что орган ЮЛ не является его представителем.

Для меня в этом вопросе никогда неясности не было: орган ЮЛ "вообще" (неважно, какой, неважно, в каком качестве) - конечно же, не является его представителем, а руководитель ЮЛ, действующий в гражданском обороте, - конечно же, является. Как не было в этом никогда неясности для нотариата в целом - всю жизнь со времён СССР в удостоверительных надписях про директоров и проч. руководителей писали "полномочия представителя проверены", их полномочия проверяли на основании соответствующих статей и т. д.

В конце концов, откройте ГК РФ на предмет понятия представительства, да и любой учебник. Из ст. 182 ГК РФ очевидно следует, что представительство - это действие от чужого имени и в чужих интересах на основании полномочия, предоставленного либо законом, либо доверенностью, либо иным актом (редкие случаи).

Когда генеральный директор ООО "Чармапукла" Петров подписывает договор с Ивановым о продаже автомашины, разве Петров не действует от имени ООО "Чармапукла"? От чьего он имени тогда действует - своего, что ли? Это даже не смешно. Или может, по мнению кого-то, Петров вообще не действует, а действует ООО? Оригинально, но к сожалению, тоже не по ГК - всё-таки своими действиями права и обязанности для ЮЛ создают его органы. И то, что при этом их прямо не называют представителями, сути дела не меняет совершенно.

Или директор вдруг действует не в интересах оного ООО? Однозначно, в интересах. Если бы он действовал в других интересах, то это уже нарушение было бы.

Конечно, восстановители исторической справедливости в статье 53 ГК поступили совершенно верно: там действительно написали глупость, что все органы без разбору, какой орган и в какой ситуации, являются представителями ЮЛ. Конечно, ревизионная комиссия никогда не будет представителем. Не будет представителем совет директоров (наблюдательный совет) АО. Не будет представителем нотариальной палаты и общее собрание собрание нотариусов. И так далее.

Представителем может быть только орган, наделённый уставом на основании закона правом действовать от имени ЮЛ ПЕРЕД ТРЕТЬИМИ ЛИЦАМИ БЕЗ ДОВЕРЕННОСТИ.

И вот в его представительских характеристиках и свойствах сомневаться довольно глупо. Но - только перед третьими лицами. Во внутренних делах общества, при созыве собрания, при увольнении работника, при объявлении взыскания или благодарности, утверждении штатного расписания и др. - тот же самый генеральный директор ООО "Чармапукла" никаким "представителем" не будет. Он будет именно просто органом, выполняющим определённую функцию.

Как мне кажется, вся истерика относительно того, считать ли руководителя представителем, изначально связана со значительным числом договоров в обороте, где руководитель сам с собою (обычно как с ФЛ, реже как с руководителем другого ЮЛ или представителем по доверенности) заключал договор. Здравый смысл подсказывал юристам и судам, что если все согласны с действительностью этого договора, то глупо его отменять по пункту 3 статьи 182 ГК РФ. Но старая редакция статьи 182 ГК однозначно настаивала на недопустимости таких договоров - ЕСЛИ считать руководителя представителем. И тогда некий АС, не будем уже напрягаться и искать, какой именно, придумал интересную версию толкования закона, благо среди теоретиков на этот счёт копья ломаются десятилетиями уже, - что руководитель не является представителем. А значит, при соблюдении стандартных норм законодательства о заинтересованности в совершении сделки можно заключать договоры хоть с самим собой, хоть с двух сторон от двух ЮЛ.

На самом деле, это, конечно же, печально. Есть цивилизованный способ решения этой проблемы, известный, к примеру, немецкому праву - где в торговом реестре должно быть дано специальное разрешение руководителю ЮЛ заключать сделки с самим собой или в качестве представителя третьего лица. И вот вроде был в статье 182 ГК РФ в новой редакции попытались соорудить что-то подобное. и опять неудача.

Да, нынешняя редакция п. 3 ст. 182 ГК РФ попыталась дать решение. Теперь в нём есть такой второй абзац:

"Сделка, которая совершена с нарушением правил, установленных в абзаце первом настоящего пункта, и на которую представляемый не дал согласия, может быть признана судом недействительной по иску представляемого, если она нарушает его интересы. Нарушение интересов представляемого предполагается, если не доказано иное."

Но к сожалению, первый абзац при этом не поправили. По-прежнему "Представитель не может совершать сделки от имени представляемого в отношении себя лично, а также в отношении другого лица, представителем которого он одновременно является, за исключением случаев, предусмотренных законом", - а законом такой возможности не предоставлено. Абзац второй говорит только о судебном обжаловании, но не отменяет прямого запрета. Обжаловать да, при наличии согласия представляемого нельзя, но и совершать тоже нельзя. Понятно, что нашлось тут же много желающих обосновать, что можно, но это только очень вольным толкованием можно обосновать.

А казалось бы, что стоило после слов "за исключением" добавить ещё про согласие представляемого.

Теперь, конечно, совершенно непонятно, всё-таки применяется пункт 3 статьи 182 ГК РФ к сделкам руководителей ЮЛ или нет? И пока не будет нормальной его редакции, подозреваю, что эта неясность будет только усугубляться.

UPD: 16.07.2020 г. принято постановление Конституционного Суда РФ по жалобе ООО "Александра" и К.В. Бударина, согласно которому нормы АПК не предполагают ограничения права организации поручать ведение дела от имени этой организации в арбитражном процессе связанному с ней лицу, в частности, ее учредителю (участнику) или работнику, не имеющему высшему юридического образования либо ученой степени по юридической специальности, однако, обладающему, по мнению представляемой организации, необходимыми знаниями и компетенцией в области общественных отношений, спор из которого подлежит разрешению арбитражным судом. Однако, подобное лицо может быть допущено к участию в арбитражном процессе в качестве представителя организации при условии, что интересы этой организации в арбитражном суде одновременно представляют также адвокаты или иные оказывающие юридическую помощь лица, имеющие юридическое образование или ученую степень (п. 7 Постановления).

Следовательно, указанные ниже выводы заметки не потеряли своей актуальности.

Вот уже более двух месяцев прошло с тех пор, как вступили в силу основные нормы «процессуальной революции», в частности, о профессиональном представительстве в арбитражном процессе. Можно смело отметить, что сейчас уже редко какие «иные оказывающие юридическую помощь» представители забывают взять с собой в заседание диплом о высшем юридическом образовании.

Но если необходимость предъявление диплома в заседании сомнений не вызывает, то вопрос о необходимости приложения диплома при подаче иска (когда таковой подписан представителем по доверенности) открыт и отражения в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2019 г. № 26 не получил.

Недавно столкнулся со следующей ситуацией. Истец подал иск, подписанный представителем истца по доверенности, но без приложения диплома. Иск принят к производству в порядке «упрощенки». Возник вопрос: возможно ли данный иск оставить без рассмотрения на основании того, что иск не подписан или подписан неуправомоченным лицом (п. 7 ч. 1 ст. 148 АПК РФ)?

Существует мнение, что диплом к иску прилагать не обязательно. В этом случае оснований для возврата иска или его оставления без рассмотрения (в случае его принятии) не будет, поскольку:

  1. в статье 126 АПК РФ, устанавливающей перечень приложений к иску, указание на необходимость приложения к иску документа об образовании или ученой степени лица, подписавшего иск, отсутствует (в то время как в статье 126 КАС РФ на это есть прямое указание).
  2. диплом не является документом, подтверждающим полномочия. Понятия документ, удостоверяющий полномочия и документ о высшем юридическом образовании (или ученой степени) – разделимые и не равнозначные.

Аналогичный подход нашел свое отражение и в судебной практике:

«Действительно, к иску не были приложены документы, подтверждающие наличие у Шевелева В.Ю. статуса представителя - документы о высшем юридическом образовании или об ученой степени по юридической специальности. Вместе с тем, из статьи 129 АПК РФ не следует, что не представление с иском документов, подтверждающих наличие высшего юридического образования или ученой степени, является основанием для возвращения искового заявления. Требования к документам, которые должны быть в обязательном порядке приложены к иску, установлены статьей 126 АПК РФ. В статье 126 АПК РФ отсутствует указание на необходимость приложения к исковому заявлению документов, подтверждающих наличие высшего юридического образования или ученой степени… При наличии у суда сомнений в статусе лица, подписавшего иск применительно к наличию у него высшего юридического образования или ученой степени, а также при отсутствии у суда достоверной информации о несоответствии представителя данным требованиям, суду надлежало оставить иск без движения и предложить истцу представить соответствующие документы либо иск, подписанный законным представителем организации либо иным уполномоченным лицом с подтверждением статуса представителя применительно к положениям ч. 3 ст. 59, ст. 61, ч. 1 ст. 125 АПК РФ.

При таких обстоятельствах, определение суда от 09.10.2019 является незаконным и подлежит отмене как принятое с нарушением положений статей 9, 125, 126, 128, 129 АПК РФ» (постановление 15 ААС от 07.11.2019 г. № 15АП-19206 по делу А53-36443/2019).

Однако, лично я с таким подходом категорически не согласен.

Безусловно, отсутствие в АПК РФ указания на необходимость приложения диплома к иску при его подаче в совокупности с нормами КАС РФ (где на это указывается напрямую) создает определенную коллизионность в правоприменительном подходе.

Вместе с тем, нельзя разграничивать подтверждение полномочий и подтверждение высшего юридического образования, поскольку данные явления взаимосвязаны и служат неразрывными составляющими единой конструкции – института представительства.

На мой взгляд, внесенные в АПК РФ изменения четко закрепили эти два главных составляющих, а именно статус и полномочность представителя. И если полномочия законных/специальных представителей образуются в силу закона и вытекают из самого статуса (в связи с чем для их подтверждения достаточно подтвердить сам факт наделения лица таким статусом), то от профессиональных представителей требуется подтверждения и полномочий, и профессионального статуса, поскольку полномочиями их наделяет доверитель, а реализовать таковые в отсутствие статуса не представляется возможным.

Иными словами, даже при наличии у лица «генеральной» судебной доверенности, в отсутствие документа, подтверждающего его профессиональный статус (удостоверение адвоката/диплом о высшем юридическом образовании и т.д.) в качестве судебного представителя такое лицо рассматриваться не может.

Указанный вывод достаточно четко согласуется со смыслом закрепленных в статьях 59, 61, 125 АПК РФ положений в их совокупном толковании.

Так, согласно части 3 статья 59 АПК РФ представителями граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, и организаций могут выступать в арбитражном суде адвокаты и иные оказывающие юридическую помощь лица, имеющие высшее юридическое образование либо ученую степень по юридической специальности.

Частью 4 статьи 61 АПК РФ иные оказывающие юридическую помощь лица предоставляют суду документы о высшем юридическом образовании или об ученой степени по юридической специальности, а также документы, удостоверяющие их полномочия.

Из части 1 статьи 125 АПК РФ следует, что иск может быть подписан либо истцом (физическим лицом, законным представителем юридического лица) либо его представителем.

Следовательно, наличие у подписанта иска доверенности (в отсутствие документов о высшем юридическом образовании) не достаточно для возникновения у такого подписанта статуса представителя в арбитражном суде и, как следствие, возможности реализации соответствующих полномочий. Таким образом, подписание искового заявления лицом, не имеющим полномочий на его подписание и (или) подачу в суд, в том числе не подтвердившим наличие у него высшего юридического образования, в силу обновленной редакции пункта 6 части 1 статьи 129 АПК РФ является основанием для возврата иска. Аналогичные правила применяются и при возврате заявления о выдаче судебного приказа.

Любопытно, что данный подход, который представляется мне наиболее правильным, также получил свое развитие в правоприменительной практике (определения АС Республики Мордовия от 10.12.2019 г. по делу А39-14125/2019, от 09.12.2019 г. по делу А39-13996/2019, АС г. Москвы от 17.12.2019 г. по делу А40-321967/2019, постановление 17 ААС от 12.11.2019 г. № 17АП-16545/2019 по делу А50-29533/2019).

Применяя этот подход к изначально поставленному мной вопросу и учитывая, что иск оппонента без диплома уже принят к производству, на мой взгляд имеются все основания для его оставления без рассмотрения на основании п. 7 ч. 1 ст. 148 АПК РФ.

В завершение хотелось бы отметить, что лично я с 1 октября 2019 г. взял себе за правило: без диплома я - не представитель. И при совершении большинства арбитражных процессуальных действий не нужно пренебрегать приложением его копии. Исключениями могут являться совершение данных действий непосредственно в заседании или когда такие действия ограничиваются лишь передачей документа - например, подача ходатайства через экспедицию суда. А в остальном, действуя по доверенности, всё просто: подписываете иск – нужен диплом. Готовите отзыв на заявление в рамках банкротного дела – аналогично. Направляете ходатайство через "Мой арбитр" – само собой (его могут отклонить со ссылкой на пп. 11 п. 4.5 раздела 4 Порядка подачи документов в электронном виде). Даже на ознакомление с материалами арбитражного дела не нужно забывать про документ, подтверждающий профессиональный статус, т.к. в его отсутствие дело могут попросту не выдать (и такое бывало). Следование этому простому правилу поможет избежать большинства рисков, которые в условиях зачастую ограниченного времени вовсе ни к чему.

P.S. пользуясь темой заметки, хотелось бы затронуть еще одну пограничную ситуацию.

В одном из дел процессуальный оппонент представил диплом, подтверждающий наличие у него высшего образования, но полученного в другом государстве. Возник логичный вопрос: допустимо ли участие в арбитражном процессе представителя, получившего высшее юридическое образование в иностранном ВУЗе (в нашем случае – украинском)?

Сомнения длились недолго. По смыслу статьи 107 Федерального закона от 29.12.2012 г. № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации», В РФ признается иностранное образование, подпадающее под действие международных договоров о взаимном признании, а также полученное в иностранных образовательных организациях, перечень которых устанавливается Правительством РФ. По общему правилу, обладателям признаваемого в РФ иностранного образования предоставляются те же профессиональные права, что и обладателям соответствующего образования, полученного в Российской Федерации.

Применительно к нашей ситуации между Россией и Украиной действует соглашение от 26.05.2000 о взаимном признании и эквивалентности документов об образовании и ученых званиях, согласно которому диплом о высшем профессиональном образовании и квалификации дипломированного специалиста, выдаваемый в Российской Федерации, и диплом о полном высшем образовании и квалификации специалиста, выдаваемый в Украине, признаются эквивалентными (статья 8 Соглашения).

Следовательно, уполномоченный представитель оппонента, получивший высшее юридическое образование в украинском ВУЗе, может иметь доступ к правосудию и допущен к участию в судебном заседании арбитражного суда.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: