Может ли арбитражный суд рассматривать международные споры

Обновлено: 29.11.2022

1. Арбитражный суд рассматривает дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности.

2. Арбитражные суды разрешают экономические споры и рассматривают иные дела с участием организаций, являющихся юридическими лицами, граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющих статус индивидуального предпринимателя, приобретенный в установленном законом порядке (далее - индивидуальные предприниматели), а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами, с участием Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, образований, не имеющих статуса юридического лица, и граждан, не имеющих статуса индивидуального предпринимателя (далее - организации и граждане).

3. К компетенции арбитражных судов федеральным законом могут быть отнесены и иные дела.

4. Заявление, принятое арбитражным судом к своему производству с соблюдением правил компетенции, должно быть рассмотрено им по существу, хотя бы в дальнейшем к участию в деле будет привлечен гражданин, не имеющий статуса индивидуального предпринимателя, в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора.

5. Арбитражные суды рассматривают относящиеся к их компетенции дела с участием российских организаций, граждан Российской Федерации, а также иностранных организаций, международных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства, осуществляющих предпринимательскую деятельность, организаций с иностранными инвестициями, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации.

6. Независимо от того, являются ли участниками правоотношений, из которых возникли спор или требование, юридические лица, индивидуальные предприниматели или иные организации и граждане, арбитражные суды рассматривают дела:

1) о несостоятельности (банкротстве);

2) по спорам, указанным в статье 225.1 настоящего Кодекса;

3) по спорам об отказе в государственной регистрации, уклонении от государственной регистрации юридических лиц, индивидуальных предпринимателей;

4) по спорам, вытекающим из деятельности депозитариев, связанной с учетом прав на акции и иные ценные бумаги и с осуществлением предусмотренных федеральным законом иных прав и обязанностей;

5) по спорам, вытекающим из деятельности публично-правовых компаний, государственных компаний, государственных корпораций и связанным с их правовым положением, порядком управления ими, их созданием, реорганизацией, ликвидацией, организацией и с полномочиями их органов, ответственностью лиц, входящих в их органы;

6) по спорам о защите интеллектуальных прав с участием организаций, осуществляющих коллективное управление авторскими и смежными правами, а также по спорам, отнесенным к подсудности Суда по интеллектуальным правам в соответствии с частью 4 статьи 34 настоящего Кодекса;

7) о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности;

7.1) по спорам, указанным в статье 248.1 настоящего Кодекса;

8) другие дела, возникающие при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности, в случаях, предусмотренных федеральным законом.

7. При обращении в арбитражный суд с заявлением, содержащим несколько связанных между собой требований, из которых одни подсудны арбитражному суду, другие - суду общей юрисдикции, если разделение требований невозможно, дело подлежит рассмотрению и разрешению в суде общей юрисдикции. Если разделение требований возможно, судья выносит определение о принятии требований, подсудных арбитражному суду, и о возвращении заявления в части требований, подсудных суду общей юрисдикции.

АПК РФ Статья 27. Споры, относящиеся к компетенции арбитражных судов

(в ред. Федерального закона от 28.11.2018 N 451-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

Перспективы и риски арбитражных споров. Ситуации, связанные со ст. 27 АПК РФ

1. Арбитражный суд рассматривает дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности.

(в ред. Федерального закона от 28.11.2018 N 451-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

2. Арбитражные суды разрешают экономические споры и рассматривают иные дела с участием организаций, являющихся юридическими лицами, граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющих статус индивидуального предпринимателя, приобретенный в установленном законом порядке (далее - индивидуальные предприниматели), а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами, с участием Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, образований, не имеющих статуса юридического лица, и граждан, не имеющих статуса индивидуального предпринимателя (далее - организации и граждане).

3. К компетенции арбитражных судов федеральным законом могут быть отнесены и иные дела.

(в ред. Федерального закона от 28.11.2018 N 451-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

4. Заявление, принятое арбитражным судом к своему производству с соблюдением правил компетенции, должно быть рассмотрено им по существу, хотя бы в дальнейшем к участию в деле будет привлечен гражданин, не имеющий статуса индивидуального предпринимателя, в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора.

(в ред. Федерального закона от 28.11.2018 N 451-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

5. Арбитражные суды рассматривают относящиеся к их компетенции дела с участием российских организаций, граждан Российской Федерации, а также иностранных организаций, международных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства, осуществляющих предпринимательскую деятельность, организаций с иностранными инвестициями, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации.

(в ред. Федерального закона от 28.11.2018 N 451-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

6. Независимо от того, являются ли участниками правоотношений, из которых возникли спор или требование, юридические лица, индивидуальные предприниматели или иные организации и граждане, арбитражные суды рассматривают дела:

1) о несостоятельности (банкротстве);

2) по спорам, указанным в статье 225.1 настоящего Кодекса;

3) по спорам об отказе в государственной регистрации, уклонении от государственной регистрации юридических лиц, индивидуальных предпринимателей;

4) по спорам, вытекающим из деятельности депозитариев, связанной с учетом прав на акции и иные ценные бумаги и с осуществлением предусмотренных федеральным законом иных прав и обязанностей;

5) по спорам, вытекающим из деятельности публично-правовых компаний, государственных компаний, государственных корпораций и связанным с их правовым положением, порядком управления ими, их созданием, реорганизацией, ликвидацией, организацией и с полномочиями их органов, ответственностью лиц, входящих в их органы;

6) по спорам о защите интеллектуальных прав с участием организаций, осуществляющих коллективное управление авторскими и смежными правами, а также по спорам, отнесенным к подсудности Суда по интеллектуальным правам в соответствии с частью 4 статьи 34 настоящего Кодекса;

7) о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности;

7.1) по спорам, указанным в статье 248.1 настоящего Кодекса;

(п. 7.1 введен Федеральным законом от 08.06.2020 N 171-ФЗ)

8) другие дела, возникающие при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности, в случаях, предусмотренных федеральным законом.

(часть 6 введена Федеральным законом от 29.12.2015 N 409-ФЗ)

7. При обращении в арбитражный суд с заявлением, содержащим несколько связанных между собой требований, из которых одни подсудны арбитражному суду, другие - суду общей юрисдикции, если разделение требований невозможно, дело подлежит рассмотрению и разрешению в суде общей юрисдикции. Если разделение требований возможно, судья выносит определение о принятии требований, подсудных арбитражному суду, и о возвращении заявления в части требований, подсудных суду общей юрисдикции.

Арбитражные разбирательства по иностранному праву в России: растет ли их число

В трансграничных сделках с участием одной или нескольких российских сторон в последнее время наметилась следующая тенденция: стороны выбирают иностранное право в качестве применимого, а также договариваются о разрешении спора по правилам иностранного арбитражного института, но при этом в качестве места арбитража выбирается Россия. Имеются веские причины для дальнейшего развития этой тенденции. Об этом пишет в своей колонке Энтони Уокер, старший консультант юридической фирмы «Рыбалкин, Горцунян и Партнеры».

Применимое право

Стороны сделок по слияниям и поглощениям в отношении российских активов (даже в случаях, когда холдинговые компании располагаются за рубежом в офшорных зонах) в последнее время все чаще отдают предпочтение российскому праву для регулирования договоров купли-продажи акций и (или) соглашений акционеров.

Однако, когда одна из сторон сделки, связанной с Россией (сделки по слиянию и поглощению или иной сделки), является иностранным лицом, в качестве применимого права предпочтение чаще отдается английскому праву. Это связано с тем, что общепринятым языком для общения между иностранными и российскими контрагентами, как правило, является английский язык, а английское право является международной правовой системой, с которой стороны хорошо знакомы.

Место разрешения споров

При этом необходимо разграничивать вопрос о выборе места разрешения споров с вопросом выбора применимого права. Если стороны договора по английскому праву хотят, чтобы их споры разрешались в суде, то обычно они выбирают английские суды. Однако, когда стороны договорились, что споры будут разрешаться посредством арбитража, они могут выбирать как: (1) применимые арбитражные правила, так и (2) место арбитража.

Выбор правил арбитража

Стороны могут выбирать среди большого количества правил арбитража – к примеру, правила ICC, SCC, LCIA, VIAC, HKIAC. В целом, эти правила схожи – они предлагают механизм разрешения споров избранными сторонами арбитрами (с учетом различий в отношении стоимости процедуры, сроков рассмотрения иска и прочих аспектов). В действительности, выбор останавливается на арбитражном институте в силу того, что стороны рассматривают его как своего рода «нейтральный». В своей практике я редко сталкивался с тем, чтобы стороны утверждали, что один из институтов лучше, либо больше соответствует конкретной сделке.

Выбор места

Арбитражное разбирательство по правилам HKIAC необязательно должно проводиться в Гонконге, а арбитражное разбирательство по правилам VIAC – в Вене. Как и в случае с правилами, стороны обычно выбирают страны, которые удобны по своему географическому местоположению и (или) воспринимаются как нейтральные.

Однако все чаще возникает вопрос, почему споры должны рассматриваться в отдаленных юрисдикциях, а не в России. Зачем всем ехать в Гонконг, Париж или Стокгольм (и нести расходы, связанные с оформлением визы, поездкой, размещением и т.д.)? Если стороны могут договориться о физическом проведении слушаний в России, по какой причине иностранное право места арбитража должно применяться к спору, а местные суды должны иметь юрисдикцию по сопутствующим вопросам? Это особенно актуально, если спор связан с российским активом или сделкой.

Санкции

Еще один фактор, влияющий на выбор места арбитража, – этосанкции. Российские стороны озабочены тем, что санкции затруднят участие в арбитраже в Великобритании или ЕС или что в данных юрисдикциях будет предвзятое отношение к подсанкционной стороне разбирательства. Важную роль играет возможность подсанкционного лица осуществить платеж в пользу арбитражного института, без которого трибунал не формируется. Многие европейские институты испытывают сложности с администрированием дел с участием российских сторон, поскольку имеют место как задержки в обработке платежей, так и отказ в их принятии.

Кроме того, стороне арбитража может потребоваться обратиться в государственный суд по месту арбитража для разрешения ряда вопросов. В случае с юрисдикциями, которые поддерживают санкции, у подсанкционного лица возникают проблемы уже на стадии поиска представителя по праву такой страны.

В результате Дубай, например, рассматривается как «нейтральная» юрисдикция для арбитражных разбирательств с участием российских сторон. Риск негативного воздействия санкций при проведении там арбитражного разбирательства незначителен. При этом можно утверждать, что оптимальной юрисдикцией для проведения арбитража с участием российских подсанкционных лиц является Россия.

Приведение в исполнение

Одним из основных факторов для выбора института/правил и места арбитража является вопрос о приведении арбитражного решения в исполнение (например, в России). Актуальных исследований по данному вопросу не так много, но можно предположить, что российские суды, вероятно, будут с меньшей готовностью приводить в исполнение решения, принятые в иностранных юрисдикциях. Этот вывод как минимум обоснован необходимостью для суда применять право места арбитража, которое ему незнакомо. Так, согласно исследованию РАА, в 2017 г. в России было удовлетворено только 80% заявлений о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений. По имеющейся информации, далее этот процент стал снижаться.

Естественно, это веская причина для выбора России в качестве места арбитража, поскольку ряд этих опасений отпадет, ведь решение будет принято арбитражным институтом в России согласно российскому процессуальном праву. Кроме того, при проведении арбитража в России у арбитражного трибунала есть возможность обратиться в государственный суд с запросом об истребовании доказательств (ст. 74.1 АПК РФ).

Следует учитывать, что при разбирательствах в России именно российские суды будут рассматривать заявления об отмене арбитражных решений. Не является секретом то, что российские суды гораздо чаще отменяют арбитражные решения в сравнении с европейскими. Отмена арбитражного решения создает существенные препятствия в его дальнейшем признании и приведении в исполнение в других странах, где могут быть найдены активы ответчика.

Текущие тенденции

Как указано выше, имеются веские основания для выбора России в качестве места арбитража при составлении международного контракта с участием российских сторон. Стороны могут выбирать среди ряда международных институтов, которые вправе проводить арбитражные разбирательства в России. В 2019 г. Венский международный арбитражный центр (VIAC) и Гонконгский международный арбитражный центр (HKIAC) получили право администрировать разбирательства в России. Сингапурский международный арбитражный центр (SIAC) уже обратился за аналогичным разрешением. Возможно, в будущем другие институты поступят также.

Пока сложно говорить о том, насколько активно российские стороны будут пользоваться услугами этих институтов. Сегодня ведущие иностранные институты сообщают, что даже общее количество разбирательств в Москве все еще является незначительным. При этом, статистика VIAC и HKIAC за 2019 г. не свидетельствует о существенном увеличении числа дел с российскими сторонами. Вероятно, это обусловлено тем, что споры по оговоркам в пользу этих институтов, которые были заключены в 2019 г., просто еще не возникли. С другой стороны, статистика HKIAC за 2019 г. отразила, что российское право впервые в истории института вошло в топ-10 наиболее популярных. Согласно исследованию Российского национального комитета ICC за 2019 г., Москва является шестым по предпочтительности местом арбитража. При этом для русскоговорящих сторон Москва опережает и Лондон, и Вену, располагаясь на четвертом месте. Можно утверждать, что возрастание дел с российскими сторонами и (или) по российскому праву неизбежно приведет к увеличению споров, рассматриваемых в России.

Хотя еще рано говорить о какой-либо четкой тенденции, имеются явные признаки того, что стороны контрактов по иностранному праву, в которых предусмотрено применение иностранных арбитражных правил, все же рассматривают Россию в качестве возможного места арбитража. При этом очевидна тенденция к выбору более удобного места арбитража, и Россия начинает становиться таковым.

Согласно п. 1 ст. 11 Гражданского кодекса защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляет суд, арбитражный суд или третейский суд в соответствии с их компетенцией.

При определении места и способа разрешения спора стороны спора чаще всего исходят из таких параметров как величина судебных расходов, язык разбирательства, удобство и территориальная удаленность места разрешения спора. Такой подход, вне всякого сомнения, является верным.

В пользу третейского разбирательства традиционно свидетельствуют также такие важные его особенности, как возможность каждой из сторон участвовать в формировании коллегии арбитров, конфиденциальность, тщательность рассмотрения доказательств и доводов сторон, мотивированность решений.

Для международных споров бесспорным преимуществом является возможность исполнения третейских решений более чем в 160 странах мира в силу Нью-Йорской конвенции 1958 года.

Однако третейское разбирательство имеет свою специфику, которая способна повлиять не только на процесс разрешения спора, но и на его результат. Таких особенностей достаточно много – в настоящей колонке я проиллюстрирую их на примерах исчисления срока исковой давности и определении субъектного состава участников спора.

Итак, простая задачка студенческого уровня на определение момента истечения срока исковой давности.

Дано: между истцом (проектировщиком), имеющим местонахождение, скажем, в Швейцарии, и российским ответчиком (заказчиком) был заключен договор подряда на выполнение проектных работ. По состоянию на 1 января 2018 года работы выполнены и приняты заказчиком, но не оплачены. Срок оплаты – 30 дней с даты приемки. Применимое материальное право: право России. В договоре стороны оговорили срок ответа на претензию, равный 30 календарным дням с момента ее направления. Претензия направлена ответчику 20 января 2021 года, ответ на нее поступил 10 февраля 2021 года.

Вопрос: когда истекает срок исковой давности по требованию об оплате выполненных работ?

Ответ на этот, казалось бы, простой вопрос прямо зависит от того, какой форум будет рассматривать данный спор.

Решение № 1: предположим, что такой спор подлежит рассмотрению в арбитражном суде России по правилам Арбитражного процессуального кодекса.

Тогда решение задачи будет таково: мы применим норму ст. 196, ст. 200, ГК РФ и определим, что по общему правилу течение срока исковой давности должно было бы завершиться по истечении трех лет с того момента, как наш подрядчик узнал, что его право нарушено, то есть 31 января 2021 года.

Далее мы воспользуемся п. 3 ст. 202 ГК РФ и ч. 5 ст. 4 АПК РФ, из которых следует правило о том, что течение срока исковой давности приостанавливается, если стороны прибегли к несудебной процедуре разрешения спора, обращение к которой предусмотрено законом на срок фактического соблюдения претензионного порядка (с момента направления претензии до момента получения отказа в ее удовлетворении), и определим момент истечения срока исковой давности.

Получим ответ: 21 февраля 2021 года.

Решение № 2: теперь предположим, что такой спор подлежит рассмотрению в третейском суде в России.

На текущий момент в России действуют лишь несколько постоянно действующих арбитражных учреждений, которые вправе администрировать рассмотрение таких неспециализированных споров: Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (МКАС), Арбитражный центр при Общероссийской общественной организации "Российский союз промышленников и предпринимателей", Российский арбитражный центр при некоммерческой автономной организации "Российский институт современного арбитража", а также два известных иностранных центра.

При таком регулировании мы не будем иметь оснований для применения п. 3 ст. 202 ГК РФ, согласно которой течение срока исковой давности приостанавливается, только если стороны прибегли к несудебной процедуре разрешения спора, обращение к которой предусмотрено законом ("Обзор практики применения арбитражными судами положений процессуального законодательства об обязательном досудебном порядке урегулирования спора", утв. Президиумом Верховного Суда РФ 22 июля 2020 г.).

В нашем случае такая несудебная процедура разрешения спора будет установлена не законом, а договором, поэтому течение срока исковой давности по этому основанию приостанавливаться не будет и завершится по истечении трех лет с того момента как наш подрядчик узнал, что его право нарушено: поэтому ответ для решения № 2 будет 31 января 2021 года.

Решение № 3: если спор подлежит рассмотрению в третейском суде на территории Великобритании, то определение срока исковой давности произойдет в соответствии с правилами применимого процессуального права.

Действительно, арбитраж при разрешении спора применяет свои правила процедуры, а также избранное сторонами материальное право. Поскольку исковая давность в большинстве правопорядков общего права является институтом именно процессуального права, а не материального, как в России (ст. 1208 ГК РФ), то срок давности будет определен в соответствии с законодательством места разрешения спора.

Согласовав, например, разрешение рассматриваемого спора в авторитетном Лондонском международном третейском суде, стороны должны осознавать, что срок исковой давности, в нашем примере, может истечь 31 января 2024 года.

При этом также стоит учитывать, что в целом ряде правопорядков, такой институт как исковая давность вовсе не применяется при рассмотрении дел в третейских судах (например, большинство штатов США, Иран и др.).

Особенности исчисления исковой давности – один из примеров того, как кажущиеся второстепенными вопросы о выборе места и способа разрешения спора, могут в корне изменить результат разрешения спора по существу.

Следующая отличительная особенность рассмотрения строительных споров в третейских судах кроется в субъектном составе участников спора.

Как правило, помимо заказчика и подрядчика при реализации строительных проектов деловая цепочка, включает целый ряд иных участников правоотношений: субподрядчиков, инвесторов, агентов (заказчиков-застройщиков, инженеров строительного надзора и иных).

Предположим самую неосложненную модель спора: иностранный заказчик – российский генеральный подрядчик-субподрядчик. Стороны имеют взаимные претензии в отношении качества результата выполненных работ и их оплате. Субподрядчик полагает, что его право на получение оплаты нарушено, и желает восстановить свое право обращением в суд с иском к генеральному подрядчику.

При рассмотрении такого спора в государственном арбитражном суде нашему ответчику – генеральному подрядчику, не получившему в свою очередь оплату от своего заказчика, конечно разумно просить о привлечении к участию в деле в качестве третьего лица заказчика проекта, имея ввиду, что принятый судебный акт может повлиять на его права или обязанности (п.1 ст. 51 АПК РФ).

Напомним, о вступлении в дело третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, либо о привлечении третьего лица к участию в деле или об отказе в этом арбитражный суд должен вынести определение (п. 3 ст. 51 АПК РФ).

Принятое арбитражным судом решение по такому спору между генеральным подрядчиком и субподрядчиком будет иметь преюдициальное значение при рассмотрении самостоятельного спора между генеральным подрядчиком и заказчиком в дальнейшем.

При рассмотрении такого же правоотношения в третейском суде механизм участия заказчика, вероятнее всего, будет иным, так как порядок привлечения третьих лиц в порядке арбитража осуществляется, как уже упоминалось, на основании норм правил постоянно действующего арбитражного учреждения – устава, положения, регламента и т.п.

Учитывая, что в основу указанных правил положены базовые принципы арбитража: конфиденциальность и отсутствие преюдициальности арбитражного решения, чаще всего, правила постоянно действующего арбитражного учреждения ограничивают усмотрение стороны в вопросе привлечения третьих лиц.

Рассмотрим ситуацию на примере МКАС при ТПП РФ. Правила арбитража международных коммерческих споров МКАС при ТПП РФ (Приложение 2 к приказу ТПП РФ от 11 января 2017 г. № 6) в п.1 § 14 устанавливают, что привлечение к арбитражному разбирательству третьего лица, не заявляющего исковых требований против сторон арбитражного разбирательства, а также вступление в арбитражное разбирательство такого третьего лица допускается при условии, если все стороны и третье лицо связаны одним арбитражным соглашением или все стороны и третье лицо выразили согласие на проведение арбитражного разбирательства с участием такого третьего лица в установленный срок.

Таким образом, привлечь заказчика к участию в споре в качестве третьего лица можно будет в отсутствие единой арбитражной оговорки лишь с согласия самого заказчика и сторон спора. Если заказчик не выразит явного согласия на участие в процессе, то иск генерального подрядчика к нему может быть заявлен только в самостоятельном разбирательстве.

Более того, даже если и удастся привлечь заказчика к участию в деле, то в силу отсутствия правил о преюдициальности такое решение коллегии арбитров не будет носить обязательный характер для рассмотрения будущего спора между генеральным подрядчиком и заказчиком. Такое решение будет оцениваться лишь в качестве доказательства наравне с иными доказательствами, представленными сторонами.

Статья 44 Регламента Арбитражного центра при Общероссийской общественной организации "Российский союз промышленников и предпринимателей" предусматривает более гибкую норму, устанавливая, что постановление по вопросу о привлечении третьего лица выносится после консультаций со всеми сторонами, но для участия в арбитраже третьего лица все же требуется письменное согласие такого лица. Согласие третьего лица на участие в арбитраже означает, что такое лицо ознакомлено с правилами Арбитражного центра, согласно с ними и обязуется их соблюдать.

При таких обстоятельствах возникает закономерный вопрос: предлагает ли арбитраж, как исторический форум для разрешения, в первую очередь, коммерческих споров, решение для таких, откровенно говоря, типовых ситуаций?

Ответ на этот вопрос должен быть утвердительным. Большинство современных правил арбитража предусматривают участие неизвестного АПК РФ субъекта: дополнительной стороны.

Например, согласно п. 1-2 § 13 Правил арбитража международных коммерческих споров МКАС при ТПП РФ, сторона арбитражного разбирательства вправе предъявить иск против дополнительной стороны. Такой иск может быть рассмотрен при условии, если требования против дополнительной стороны охватываются тем же арбитражным соглашением, на котором основан первоначальный иск или требования против дополнительной стороны охватываются другим арбитражным соглашением, предусматривающим передачу споров в МКАС и совместимым с первым арбитражным соглашением по своему содержанию, а также связаны с первоначальным иском в материально-правовом отношении.

При соблюдении любого из указанный условий лицо, не являющееся истцом или ответчиком, вправе вступить в арбитражное разбирательство в качестве дополнительной стороны, предъявив иск к истцу и (или) ответчику. В отношении иска к дополнительной стороне и иска дополнительной стороны применяются соответствующие положения о встречном иске.

Применительно к нашему примеру, генеральный подрядчик при рассмотрении спора в МКАС при ТПП РФ получает механизм предъявления и рассмотрения его иска к заказчику в едином процессе одновременно с рассмотрением иска субподрядчика к нему. Поскольку отдельного разбирательства для рассмотрения иска генерального подрядчика к заказчику не понадобится, существенно сократятся сроки урегулирования спора по проекту и издержки сторон на судебную защиту.

Учитывая изложенные различия, сторонам договора разумно еще на стадии заключения договора предусмотреть для себя такое соглашение о порядке разрешения споров, которое позволит истцу при подаче иска выбрать тот форум, который позволит адекватней реализовать его право на судебную защиту. Таким соглашением, в числе прочих, может стать альтернативная оговорка, которая предоставит будущему истцу право выбора между обращением в государственный арбитражный суд или третейский суд.

1. Арбитражные суды в Российской Федерации рассматривают дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, с участием иностранных организаций, международных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства, осуществляющих предпринимательскую и иную экономическую деятельность (далее - иностранные лица), в случае, если:

1) ответчик находится или проживает на территории Российской Федерации либо на территории Российской Федерации находится имущество ответчика;

2) орган управления, филиал или представительство иностранного лица находится на территории Российской Федерации;

3) спор возник из договора, по которому исполнение должно иметь место или имело место на территории Российской Федерации;

4) требование возникло из причинения вреда имуществу действием или иным обстоятельством, имевшими место на территории Российской Федерации, или при наступлении вреда на территории Российской Федерации;

5) спор возник из неосновательного обогащения, имевшего место на территории Российской Федерации;

6) истец по делу о защите деловой репутации находится в Российской Федерации;

7) спор возник из отношений, связанных с обращением ценных бумаг, выпуск которых имел место на территории Российской Федерации;

8) заявитель по делу об установлении факта, имеющего юридическое значение, указывает на наличие этого факта на территории Российской Федерации;

9) спор возник из отношений, связанных с государственной регистрацией имен и других объектов и оказанием услуг в международной ассоциации информационно-телекоммуникационных сетей "Интернет" на территории Российской Федерации;

10) в других случаях при наличии тесной связи спорного правоотношения с территорией Российской Федерации.

2. Арбитражные суды в Российской Федерации рассматривают также экономические споры и другие дела, связанные с предпринимательской и иной экономической деятельностью с участием иностранных лиц и отнесенные в соответствии со статьями 248 и 248.1 настоящего Кодекса к их исключительной компетенции.

3. Арбитражные суды в Российской Федерации рассматривают также дела в соответствии с соглашением сторон, заключенным по правилам, установленным статьей 249 настоящего Кодекса.

4. Дело, принятое арбитражным судом к своему рассмотрению с соблюдением правил, предусмотренных настоящей статьей, должно быть рассмотрено им по существу, хотя бы в ходе производства по делу в связи с изменением места нахождения или места жительства лиц, участвующих в деле, или иными обстоятельствами оно станет относиться к компетенции иностранного суда.

Судебная практика и законодательство — АПК РФ. Статья 247. Компетенция арбитражных судов в Российской Федерации по делам с участием иностранных лиц

На основе установленных обстоятельств, учитывая условия договора от 21.11.2012 N 271/11, руководствуясь положениями Конвенции о договорах международной купли-продажи (заключена в Вене 11.04.1980), статьями 1, 4 Соглашения стран Содружества Независимых Государств от 20.03.1992 "О порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности", статьями 309, 450.1, 487, 506 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьей 247 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суды пришли к выводам о том, что договорное обязательство, являющееся предметом спора, должно быть исполнено на территории Российской Федерации и настоящий спор подлежит рассмотрению в арбитражном суде Российской Федерации, договор считается расторгнутым и требование общества о возврате перечисленного аванса является правомерным.

Поскольку ответчик является иностранным юридическим лицом и своего согласия на рассмотрение спора в арбитражном суде не выразил, отсутствуют установленные законом условия для рассмотрения дела таким судом, прекращение производства по делу произведено в соответствии с положениями статей 27, 247, 248, пунктом 1 части 1 статьи 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

По мнению заявителя, арбитражный суд рассмотрел исковые требования с нарушением своей компетенции, предусмотренной статьей 247 АПК РФ, и правил подсудности, поскольку исковые требования заявлены в связи с неосновательным обогащением, возникшим на стороне Общества, на территории Чешской Республики.

Довод ответчика о рассмотрении дела с нарушением правил подсудности рассмотрен судом округа и отклонен со ссылкой на пункт 2 части 1 статьи 247 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Пункт 4 статьи 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации, на которую ссылается ответчик в жалобе, подлежит применению только в том случае, если передача денежных средств или иного имущества произведена добровольно и намеренно при отсутствии какой-либо обязанности со стороны передающего (дарение) либо с благотворительной целью. Из содержания спора и обжалуемых судебных актов не усматривается наличие у истца намерения передать денежные средства в дар или предоставить их ответчику с целью благотворительности.

Таким образом, в соответствии с нормами статьи 247 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статьи 1202 Гражданского кодекса Российской Федерации указал, что рассмотрение настоящего спора относится к компетенции российских арбитражных судов; к спорным правоотношениям подлежат применению нормы российского права.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: