Может ли адвокат представлять интересы двух ответчиков

Обновлено: 13.07.2024

Верховный суд РФ изучил дело о незаконном обороте наркотиков, в котором оказался интересный нюанс: на предварительном следствии интересы обвиняемого представляла адвокат, которая также защищала подозреваемого по выделенному в отдельное производство делу.

Впоследствии ее второй клиент выступил свидетелем обвинения по делу первого. При этом подсудимый и на первом допросе, и в ходе предварительного следствия отрицал свою вину, а свидетель, наоборот, изобличал его в причастности к преступлению. Таким образом, у них была кардинально противоположная позиция, но зато общий адвокат. На это несоответствие закону в жалобе в высшую инстанцию обратила внимание уже новый адвокат обвиняемого: право ее клиента на защиту было нарушено, так как между интересами обвиняемого и свидетеля имелись противоречия, а представляла их одна и та же защитница.

Как следует из приговора, показания свидетеля, данные им в ходе предварительного следствия, в том числе при проверке его показаний на месте, приведены в качестве доказательств совершения преступления, в котором признан виновным осужденный.

При этом одно и то же лицо не может быть защитником двух подозреваемых или обвиняемых, если интересы одного из них противоречат интересам другого (часть б статьи 49 УПК РФ), отмечает ВС.

«Защитник подлежит отводу, если оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им лица. По смыслу закона, указанные обстоятельства являются основанием отвода защитника независимо от того, в чем выражалась эта помощь и оказывалась она по тому же или иному делу (п. 1 ч. 1 ст. 72 УПК РФ)», - поясняет высшая инстанция.

Она также напоминает разъяснения Пленума: при наличии любого из обстоятельств, указанных в статье 72 УПК РФ, участие защитника исключается во всех стадиях уголовного судопроизводства (пункт 10 постановления от 30 июня 2015 года №29).

«Если между интересами обвиняемых, защиту которых осуществляет один адвокат, выявятся противоречия (признание обвинения одним и оспаривание другим по одним и тем же эпизодам дела; изобличение одним обвиняемым другого и т.п.), то такой адвокат подлежит отводу (п. 3 ч. 1 ст. 72 УПК РФ, подпункт 2 пункта 4 ст. 6 закона от 31 мая 2002 года №63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре», пункта 1 ст. 13 «Кодекса профессиональной этики адвоката»).

Исходя из взаимосвязанных положений части 1 статьи 72 УПК РФ установленное в пункте 3 данной нормы ограничение относится к случаям, когда защитник в рамках данного или выделенного из него дела оказывает или ранее оказывал в ходе досудебного производства либо в предыдущих стадиях судебного производства и судебных заседаниях юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им обвиняемого.

Однако это не исключает возможность отвода защитника и в иных случаях выявления подобных противоречий, не позволяющих ему участвовать в данном деле», - подчеркивает ВС.

В данном деле подозреваемый являлся свидетелем обстоятельств, которые входят в предмет доказывания по делу в отношении подсудимого и его показания, выступающего в качестве свидетеля обвинения, приведены в приговоре в качестве одного из доказательств, на основании которых судом сделан вывод о виновности осужденного. Таким образом интересы фигурантов противоречили друг другу, соглашается ВС.

При таких обстоятельствах, в силу прямого запрета закона адвокат не могла осуществлять защиту обвиняемого, раз она приняла на себя обязанности по защите свидетеля, поскольку их интересы противоречили друг другу, указано в определении высшей инстанции.

Более того, данные обстоятельства препятствовали составлению обвинительного заключения на основании доказательств, полученных при участии одного адвоката двух фигурантов с противоположной позицией, подчеркивает ВС.

В связи с чем Судебная коллегия определила отменить обвинительный приговор, а уголовное дело вернула прокурору для устранения нарушений уголовно-процессуального закона, препятствующих постановлению приговора.

Статья 6. Полномочия адвоката

1. Полномочия адвоката, участвующего в качестве представителя доверителя в конституционном, гражданском и административном судопроизводстве, а также в качестве представителя или защитника доверителя в уголовном судопроизводстве и производстве по делам об административных правонарушениях, регламентируются соответствующим процессуальным законодательством Российской Федерации.

2. В случаях, предусмотренных федеральным законом, адвокат должен иметь ордер на исполнение поручения, выдаваемый соответствующим адвокатским образованием. Форма ордера утверждается федеральным органом юстиции. В иных случаях адвокат представляет доверителя на основании доверенности. Никто не вправе требовать от адвоката и его доверителя предъявления соглашения об оказании юридической помощи (далее также - соглашение) для вступления адвоката в дело.

3. Адвокат вправе:

1) собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и иных организаций в порядке, предусмотренном статьей 6.1 настоящего Федерального закона. Указанные органы и организации в установленном порядке обязаны выдать адвокату запрошенные им документы или их копии;

(пп. 1 в ред. Федерального закона от 02.06.2016 N 160-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

2) опрашивать с их согласия лиц, предположительно владеющих информацией, относящейся к делу, по которому адвокат оказывает юридическую помощь;

3) собирать и представлять предметы и документы, которые могут быть признаны вещественными и иными доказательствами, в порядке, установленном законодательством Российской Федерации;

4) привлекать на договорной основе специалистов для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи;

5) беспрепятственно встречаться со своим доверителем наедине, в условиях, обеспечивающих конфиденциальность (в том числе в период его содержания под стражей), без ограничения числа свиданий и их продолжительности;

6) фиксировать (в том числе с помощью технических средств) информацию, содержащуюся в материалах дела, по которому адвокат оказывает юридическую помощь, соблюдая при этом государственную и иную охраняемую законом тайну;

7) совершать иные действия, не противоречащие законодательству Российской Федерации.

4. Адвокат не вправе:

1) принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи, поручение в случае, если оно имеет заведомо незаконный характер;

2) принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи, поручение в случаях, если он:

имеет самостоятельный интерес по предмету соглашения с доверителем, отличный от интереса данного лица;

участвовал в деле в качестве судьи, третейского судьи или арбитра, посредника, прокурора, следователя, дознавателя, эксперта, специалиста, переводчика, является по данному делу потерпевшим или свидетелем, а также если он являлся должностным лицом, в компетенции которого находилось принятие решения в интересах данного лица;

состоит в родственных или семейных отношениях с должностным лицом, которое принимало или принимает участие в расследовании или рассмотрении дела данного лица;

оказывает юридическую помощь доверителю, интересы которого противоречат интересам данного лица;

3) занимать по делу позицию вопреки воле доверителя, за исключением случаев, когда адвокат убежден в наличии самооговора доверителя;

4) делать публичные заявления о доказанности вины доверителя, если тот ее отрицает;

5) разглашать сведения, сообщенные ему доверителем в связи с оказанием последнему юридической помощи, без согласия доверителя;

6) отказаться от принятой на себя защиты.

5. Негласное сотрудничество адвоката с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, запрещается.

Может ли одно лицо быть представителем как истца, так и ответчика? Бегло просмотрел консультант – ответа не нашёл. На форумах этот вопрос обсуждают. Некоторые, говоря что нельзя, ссылаются на принцип состязательности процесса (ст. 9 АПК РФ). Мол, если одно лицо представляет и истца, и ответчика, то о какой состязательности можно говорить?

Прямых норм, запрещающих такую ситуацию, вроде, нет. В судебной практике я, опять же при беглом просмотре, ничего на этот счёт не нашел. Но есть ощущение, что это неправильно. Дело, на мой взгляд, не в состязательности. Признание иска тоже лишает процесс состязательности, но ведь признать иск - совершенно нормально.

Мне кажется, что когда истца и ответчика представляет одно лицо, то можно говорить о злоупотреблении правом (ст. 10 ГК РФ). Потому, что судебная тяжба предполагает наличие спора. Если же стороны доверяют вести в суде свои дела одному и тому же человеку, то это указывает, что вряд ли у сторон в действительности имеется спор.

Такая ситуация может сложится скорее, когда стороны используют решение суда для каких-нибудь других целей. Например, желают «просудить» какой-нибудь желаемый результат, чтобы потом использовать это решение в другом процессе. А это злоупотребление правом, мне кажется. Тем не менее, случаи могут быть разными.

Как вы считаете, может ли у истца и ответчика быть в суде один и тот же представитель? Кстати, если говорить о том, может ли один и тот же человек представлять интересы истца (или ответчика) и третьего лица, то тут вопросов нет – конечно, да.

Тема возникла ввиду того, что мне в одном деле было бы удобно представлять и истца, и одного из ответчиков, но я не знаю, как на это отреагирует суд.

Позже нашел кое что. Но это не ставит точку в вопросе. Так что можно обсудить.

Рекомендации Научно-консультативного совета при

Арбитражном суде Челябинской области

3.1. Вправе ли арбитражный суд допустить к участию в деле лицо, представляющее одновременно интересы как истца, так и ответчика, либо двух и более лиц, представляющих интересы одной стороны?

Вопрос о возможности допуска в судебное заседание лица, представляющего одновременно интересы как истца, так и ответчика, может быть решен неоднозначно.

Так, согласно одной позиции, данная ситуация является недопустимой.

Отказывая в допуске к участию в судебном заседании одного представителя от двух сторон, арбитражные суды, в частности, указывают, что при этом нарушаются принципы состязательности и равноправия сторон. Поскольку истец и ответчик имеют противоположные процессуальные и материальные интересы, недопустимо совмещение в одном лице и представителя истца, и представителя ответчика. [6]

Согласно другой позиции участие одного представителя как от истца, так и от ответчика, является допустимым. [7] В обоснование данной позиции указано следующее.

Ни ст. 59 АПК РФ, ни ст. 182 ГК РФ не ограничивают субъектов в выборе представителя. Пункт 3 ст. 182 ГК РФ, устанавливающий недопустимость совершения сделки представителем в отношении себя лично либо другого лица, представителем которого он одновременно является, не распространяется на отношения процессуального представительства. [8]

Членами научно-консультативного совета по данному вопросу высказаны следующие письменные мнения.

Челябинским областным судом, профессором кафедры гражданского процесса УрГЮА Загайновой С.К., Арбитражным судом Свердловской области, доцентом кафедры правового обеспечения хозяйственной деятельности ЮУрГУ Камаловым О.А., заведующей кафедрой предпринимательского и коммерческого права ЮУрГУ Кваниной В.В. поддержана позиция о том, что допуск к участию в судебном заседании одного представителя от двух сторон является недопустимым.

Директором Центра экономических экспертиз «Налоги и финансовое право» Брызгалиным А.В., представлено мнение, что совмещение в одном лице полномочий на представление интересов истца и ответчика не противоречит общему смыслу института процессуального представительства.

В ходе обсуждения вопроса подавляющим большинством членов НКС (в том числе, консультантом отдела анализа и обобщения судебной практики Федерального арбитражного суда Уральского округа Опалевым Р.О., судьей Челябинского областного суда Загвоздиной Л.Ю., советником аппарата полномочного представителя Президента в Уральском федеральном округе, доцентом кафедры гражданского процесса УрГЮА Курочкиным С.А., доцентом кафедры гражданского, экологического и земельного права ЧелГУ Талевлиным А.А. и некоторыми другими) высказано мнение об отсутствии процессуальных запретов для отказа в допуске к участию в судебном заседании лица, представляющего одновременно истца и ответчика.

Таким образом, арбитражный суд вправе допустить к участию в деле лицо, представляющее одновременно истца и ответчика, поскольку это не противоречит институту процессуального представительства.

[6] Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 27.03.2002 по делу № А42-6391/01-21. Примечание: указанное постановление принято в период действия АПК РФ от 05.05.1995 г.

[7] Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 27.07.2004 № Ф04-5231/2004(А46-3286-16).

[8] Постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Свердловской области от 11.08.2005 по делу № А60-9949/2004-С4.

Может ли одно лицо быть представителем как истца, так и ответчика? Бегло просмотрел консультант – ответа не нашёл. На форумах этот вопрос обсуждают. Некоторые, говоря что нельзя, ссылаются на принцип состязательности процесса (ст. 9 АПК РФ). Мол, если одно лицо представляет и истца, и ответчика, то о какой состязательности можно говорить?

Прямых норм, запрещающих такую ситуацию, вроде, нет. В судебной практике я, опять же при беглом просмотре, ничего на этот счёт не нашел. Но есть ощущение, что это неправильно. Дело, на мой взгляд, не в состязательности. Признание иска тоже лишает процесс состязательности, но ведь признать иск - совершенно нормально.

Мне кажется, что когда истца и ответчика представляет одно лицо, то можно говорить о злоупотреблении правом (ст. 10 ГК РФ). Потому, что судебная тяжба предполагает наличие спора. Если же стороны доверяют вести в суде свои дела одному и тому же человеку, то это указывает, что вряд ли у сторон в действительности имеется спор.

Такая ситуация может сложится скорее, когда стороны используют решение суда для каких-нибудь других целей. Например, желают «просудить» какой-нибудь желаемый результат, чтобы потом использовать это решение в другом процессе. А это злоупотребление правом, мне кажется. Тем не менее, случаи могут быть разными.

Как вы считаете, может ли у истца и ответчика быть в суде один и тот же представитель? Кстати, если говорить о том, может ли один и тот же человек представлять интересы истца (или ответчика) и третьего лица, то тут вопросов нет – конечно, да.

Тема возникла ввиду того, что мне в одном деле было бы удобно представлять и истца, и одного из ответчиков, но я не знаю, как на это отреагирует суд.

Позже нашел кое что. Но это не ставит точку в вопросе. Так что можно обсудить.

Рекомендации Научно-консультативного совета при

Арбитражном суде Челябинской области

3.1. Вправе ли арбитражный суд допустить к участию в деле лицо, представляющее одновременно интересы как истца, так и ответчика, либо двух и более лиц, представляющих интересы одной стороны?

Вопрос о возможности допуска в судебное заседание лица, представляющего одновременно интересы как истца, так и ответчика, может быть решен неоднозначно.

Так, согласно одной позиции, данная ситуация является недопустимой.

Отказывая в допуске к участию в судебном заседании одного представителя от двух сторон, арбитражные суды, в частности, указывают, что при этом нарушаются принципы состязательности и равноправия сторон. Поскольку истец и ответчик имеют противоположные процессуальные и материальные интересы, недопустимо совмещение в одном лице и представителя истца, и представителя ответчика. [6]

Согласно другой позиции участие одного представителя как от истца, так и от ответчика, является допустимым. [7] В обоснование данной позиции указано следующее.

Ни ст. 59 АПК РФ, ни ст. 182 ГК РФ не ограничивают субъектов в выборе представителя. Пункт 3 ст. 182 ГК РФ, устанавливающий недопустимость совершения сделки представителем в отношении себя лично либо другого лица, представителем которого он одновременно является, не распространяется на отношения процессуального представительства. [8]

Членами научно-консультативного совета по данному вопросу высказаны следующие письменные мнения.

Челябинским областным судом, профессором кафедры гражданского процесса УрГЮА Загайновой С.К., Арбитражным судом Свердловской области, доцентом кафедры правового обеспечения хозяйственной деятельности ЮУрГУ Камаловым О.А., заведующей кафедрой предпринимательского и коммерческого права ЮУрГУ Кваниной В.В. поддержана позиция о том, что допуск к участию в судебном заседании одного представителя от двух сторон является недопустимым.

Директором Центра экономических экспертиз «Налоги и финансовое право» Брызгалиным А.В., представлено мнение, что совмещение в одном лице полномочий на представление интересов истца и ответчика не противоречит общему смыслу института процессуального представительства.

В ходе обсуждения вопроса подавляющим большинством членов НКС (в том числе, консультантом отдела анализа и обобщения судебной практики Федерального арбитражного суда Уральского округа Опалевым Р.О., судьей Челябинского областного суда Загвоздиной Л.Ю., советником аппарата полномочного представителя Президента в Уральском федеральном округе, доцентом кафедры гражданского процесса УрГЮА Курочкиным С.А., доцентом кафедры гражданского, экологического и земельного права ЧелГУ Талевлиным А.А. и некоторыми другими) высказано мнение об отсутствии процессуальных запретов для отказа в допуске к участию в судебном заседании лица, представляющего одновременно истца и ответчика.

Таким образом, арбитражный суд вправе допустить к участию в деле лицо, представляющее одновременно истца и ответчика, поскольку это не противоречит институту процессуального представительства.

[6] Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 27.03.2002 по делу № А42-6391/01-21. Примечание: указанное постановление принято в период действия АПК РФ от 05.05.1995 г.

[7] Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 27.07.2004 № Ф04-5231/2004(А46-3286-16).

[8] Постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Свердловской области от 11.08.2005 по делу № А60-9949/2004-С4.

Уж сколько раз писали на эту тему, но факты - упрямая вещь. В судебном заседании в 3 КСОЮ встал вопрос о надлежащем подтверждении полномочий адвоката для допуска к участию в процессе. Адвокат предоставил нотариально узаверенную доверенность. Судебная коллегия настаивала на предоставление в дело ордера, выданного адвокатским образованием.

Обратившись к истории вопроса, можно увидеть, что и раньше такой вопрос вставал, но рассматривался он в несколько иной плоскости. В редакции ч.5 ст.53 ГПК, действовавщей до 01.09.2019, содержалась норма, в соответствии с которой право адвоката на выступление в суде оформляется ордером. И практика сложилась таким образом, что подтверждение полномочий адвоката следует искать все же не в ордере, а в доверенности.

Однако, в новой редакции нормы ясности стало еще меньше: с 01.09.2019 в соответствии с ч.5 ст.53 ГПК РФ уже не право на выступеление в суде, а право на ведение дела в суде оформляются ордером адвоката.

Если посмотреть на абз.2 ч.5 ст.53 ГПК, то смутные сомнения о значении ордера адвоката в гражданском процессе несколько усиливаются, т.к. там сказано, что "иные лица предоставляют суду документ о высшем юридическом образовании или ученой степени, а также документы удостоверяющие личность".

Если посмотреть на оба абзаца нормы в их системной взаимосвязи, то может сложится впечатление, что правило посвящено способу подтверждения профессионального статуса представителя и удостоверения его личности. Но очевидно, что ордер не подтверждает ни профессиональный статус, ни личность адвоката.

Однако, такая казуистичность разрешения вопроса и мой личный опыт участия в судебном заседании, в котором из 5 минут времени, отведенного согласно расписания на рассмотрение кассационной жалобы, 10 было потрачено на определение вопроса о допуске адвоката к участию в процессе на основании одной только лишь доверенности, обуславливают необходимость предоставлять в процесс и доверенность, и ордер во избежание ситуаций причинения вреда интересам доверителя по причинам недопуска адвоката к участию в процессе из-за отсутствия ордера. Конечно, в случае если адвоката не допустят в процессе без ордера высока вероятность того, что судебный акт будет отменен, но на это уйдет время и это может действовать против интересов доверителя.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: