Может ли адвокат быть экспертом

Обновлено: 28.11.2022

Статья 6. Полномочия адвоката

1. Полномочия адвоката, участвующего в качестве представителя доверителя в конституционном, гражданском и административном судопроизводстве, а также в качестве представителя или защитника доверителя в уголовном судопроизводстве и производстве по делам об административных правонарушениях, регламентируются соответствующим процессуальным законодательством Российской Федерации.

2. В случаях, предусмотренных федеральным законом, адвокат должен иметь ордер на исполнение поручения, выдаваемый соответствующим адвокатским образованием. Форма ордера утверждается федеральным органом юстиции. В иных случаях адвокат представляет доверителя на основании доверенности. Никто не вправе требовать от адвоката и его доверителя предъявления соглашения об оказании юридической помощи (далее также - соглашение) для вступления адвоката в дело.

3. Адвокат вправе:

1) собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и иных организаций в порядке, предусмотренном статьей 6.1 настоящего Федерального закона. Указанные органы и организации в установленном порядке обязаны выдать адвокату запрошенные им документы или их копии;

(пп. 1 в ред. Федерального закона от 02.06.2016 N 160-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

2) опрашивать с их согласия лиц, предположительно владеющих информацией, относящейся к делу, по которому адвокат оказывает юридическую помощь;

3) собирать и представлять предметы и документы, которые могут быть признаны вещественными и иными доказательствами, в порядке, установленном законодательством Российской Федерации;

4) привлекать на договорной основе специалистов для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи;

5) беспрепятственно встречаться со своим доверителем наедине, в условиях, обеспечивающих конфиденциальность (в том числе в период его содержания под стражей), без ограничения числа свиданий и их продолжительности;

6) фиксировать (в том числе с помощью технических средств) информацию, содержащуюся в материалах дела, по которому адвокат оказывает юридическую помощь, соблюдая при этом государственную и иную охраняемую законом тайну;

7) совершать иные действия, не противоречащие законодательству Российской Федерации.

4. Адвокат не вправе:

1) принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи, поручение в случае, если оно имеет заведомо незаконный характер;

2) принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи, поручение в случаях, если он:

имеет самостоятельный интерес по предмету соглашения с доверителем, отличный от интереса данного лица;

участвовал в деле в качестве судьи, третейского судьи или арбитра, посредника, прокурора, следователя, дознавателя, эксперта, специалиста, переводчика, является по данному делу потерпевшим или свидетелем, а также если он являлся должностным лицом, в компетенции которого находилось принятие решения в интересах данного лица;

состоит в родственных или семейных отношениях с должностным лицом, которое принимало или принимает участие в расследовании или рассмотрении дела данного лица;

оказывает юридическую помощь доверителю, интересы которого противоречат интересам данного лица;

3) занимать по делу позицию вопреки воле доверителя, за исключением случаев, когда адвокат убежден в наличии самооговора доверителя;

4) делать публичные заявления о доказанности вины доверителя, если тот ее отрицает;

5) разглашать сведения, сообщенные ему доверителем в связи с оказанием последнему юридической помощи, без согласия доверителя;

6) отказаться от принятой на себя защиты.

5. Негласное сотрудничество адвоката с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, запрещается.




С 1 по 3 июля 2022 года в акваториях реки Невы и Финского залива состоялась первая Регата адвокатов «Белые ночи - 2022».

Обучающие семинары для адвокатов со стажем более одного года

РАЗЪЯСНЕНИЕ
Комиссии по этике и стандартам
Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации
по вопросу о возможности осуществления адвокатом экспертной деятельности


РАЗЪЯСНЕНИЕ Комиссии по этике и стандартам Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации по вопросу о возможности осуществления адвокатом экспертной деятельности

РАЗЪЯСНЕНИЕ
Комиссии по этике и стандартам
Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации
по вопросу о возможности осуществления адвокатом экспертной деятельности

В Комиссию по этике и стандартам Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации поступил запрос Совета Адвокатской палаты города Москвы о том, вправе ли адвокат исполнять обязанности эксперта в государственных судебно-экспертных учреждениях, а также участвовать в качестве эксперта в проведении судебной экспертизы вне государственных судебно-экспертных учреждений как лицо, обладающее специальными знаниями в области науки, техники, искусства или ремесла.
В порядке пункта 5 статьи 18.2 Кодекса профессиональной этики адвоката Комиссия по этике и стандартам Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации дает следующее разъяснение по указанным вопросам.
1. Адвокат вправе заниматься научной, преподавательской, экспертной и иной творческой деятельностью (абзац второй пункта 3 статьи 9 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Как следует из статьи 41 Федерального закона «Огосударственной судебно- экспертной деятельности в Российской Федерации», судебно-экспертная деятельность осуществляется государственными судебными экспертами на основании указанного Федерального закона (государственная судебно-экспертная деятельность), а также иными лицами на основании положений процессуального законодательства (статья 195 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, статья 82 Арбитражно- процессуального кодекса Российской Федерации, статья 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, статья 77 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, статья 25.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях) и иных нормативных правовых актов.
Согласно статье 1 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» государственная судебно-экспертная деятельность осуществляется в процессе судопроизводства государственными судебно- экспертными учреждениями и государственными судебными экспертами.
В силу статьи 12 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» государственным судебным экспертом является
аттестованный работник государственного судебно-экспертного учреждения, производящий судебную экспертизу в порядке исполнения своих должностных обязанностей.
При этом пунктом 1 статьи 2 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» установлено ограничение, в силу которого адвокат не вправе вступать в трудовые отношения в качестве работника, за исключением научной, преподавательской и иной творческой деятельности.
Работа государственным судебным экспертом не поименована в перечне, приведенном в пункте 1 статьи 2 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», и не относится к научной, преподавательской и иной творческой деятельности.
Поскольку в силу вышеуказанного законодательного ограничения адвокат не может вступать в трудовые отношения в качестве работника судебно-экспертного учреждения, в том числе государственного, Комиссия приходит к выводу о том, что адвокат не вправе состоять в должности судебного эксперта.

2. Адвокат вправе участвовать в осуществлении судебно-экспертной деятельности вне государственных судебно-экспертных учреждений как лицо, обладающее специальными знаниями в области науки, техники, искусства илиремесла, но не являющееся не только государственным судебным экспертом (абзац первый статьи 41 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»), но и работником судебно-экспертного учреждения. Иными словами, адвокат вправе участвовать в осуществлении судебно-экспертной деятельности вне государственных судебно-экспертных учреждений на основании гражданско-правового договора.
При этом адвокату следует учитывать, что в таком случае на его деятельность распространяются положения, в том числе, статьи 2 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», согласно которой целью такой судебно-экспертной деятельности является оказание содействия судам, судьям, органам дознания, лицам, производящим дознание, следователям в установлении обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу.
Согласно пункту 3.1 статьи 9 Кодекса профессиональной этики адвоката сотрудничество с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, в ходе осуществления адвокатской деятельности несовместимо со статусом адвоката.
В связи с изложенным адвокату следует неукоснительно соблюдать требование пункта 3.1 статьи 9 Кодекса профессиональной этики адвоката, а осуществляемая адвокатом судебно-экспертная деятельность не должна быть направлена на сотрудничество с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность.
Также адвокату следует учитывать, что предметом экспертной деятельности адвоката может быть исключительно разрешение вопросов, требующих специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла.
При этом под научной деятельностью понимается интеллектуальная деятельность, направленная на получение нового знания и анализ полученной ранее информации. Поэтому адвокат может совмещать адвокатскую деятельность с работой по трудовому договору, в том числе в рамках научно-исследовательского института, если такая работа носит научный (например, в должности «старший научный сотрудник»), преподавательский (например, в должности «преподаватель», «старший преподаватель» вне зависимости от профессии и специализации) или иной творческий характер.

3. В соответствии с абзацем первым пункта 3 статьи 9 Кодекса профессиональной этики адвоката адвокат не вправе вне рамок адвокатской деятельности оказывать юридические услуги (правовую помощь), за исключением деятельности по урегулированию споров, в том числе в качестве медиатора, третейского судьи, участия в
благотворительных проектах других институтов гражданского общества, предусматривающих оказание юридической помощи на безвозмездной основе, а также иной деятельности в случаях, предусмотренных законодательством.
В соответствии с подпунктом 1 пункта 2 статьи 2 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» дача консультаций и справок по правовым вопросам как в устной, так и в письменной форме, составляет предмет оказываемой адвокатом юридической помощи.
Поэтому не допускается осуществление адвокатом экспертной деятельности по правовым вопросам, за исключением предусмотренной абзацем вторым пункта 3 статьи 9 Кодекса профессиональной этики адвоката экспертной деятельности в органах и учреждениях адвокатских палат и в адвокатских образованиях, а также за исключением осуществления адвокатом научной и преподавательской деятельности.
К указанным исключениям, в частности, относятся случаи, когда адвокаты в рамках научной и преподавательской деятельности дают правовые заключения по вопросам толкования и применения норм российского права по запросам Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, иных судов и юрисдикционных органов Российской Федерации, иностранных и международных судебных и юрисдикционных органов, а также участников соответствующих судебных и иных процессов в связи с рассмотрением указанными российскими, иностранными и международными органами подведомственных им дел.

4. Согласно пункту 4 статьи 9 Кодекса профессиональной этики адвоката выполнение профессиональных обязанностей по принятым поручениям должно иметь для адвоката приоритетное значение над иной деятельностью. Как ранее разъясняла Комиссия (Разъяснение от 16 февраля 2018 года по вопросам приоритета участия адвоката в судебных заседаниях и приоритета профессиональной деятельности над иной деятельностью), при участии адвоката в мероприятиях, не связанных с профессиональной деятельностью, адвокат всегда должен отдавать приоритет участию в качестве защитника, представителя в уголовном, административном, гражданском и арбитражном процессе.
В связи с этим адвокат при осуществлении допустимых видов экспертной деятельности должен неукоснительно исходить из того, что Кодекс профессиональной этики адвоката устанавливает безусловный приоритет адвокатской деятельности над любой другой деятельностью.
Настоящее Разъяснение вступает в силу и становится обязательным для всех адвокатских палат и адвокатов после утверждения Советом Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации и опубликования на официальном сайте Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации в сети «Интернет».
После вступления в силу настоящее Разъяснение подлежит опубликованию в издании «Вестник Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации» и в издании «Адвокатская газета».

В Комиссию по этике и стандартам Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации поступил запрос Совета Адвокатской палаты города Москвы о том, вправе ли адвокат исполнять обязанности эксперта в государственных судебно-экспертных учреждениях, а также участвовать в качестве эксперта в проведении судебной экспертизы вне государственных судебно-экспертных учреждений как лицо, обладающее специальными знаниями в области науки, техники, искусства или ремесла.

В порядке пункта 5 статьи 18.2 Кодекса профессиональной этики адвоката Комиссия по этике и стандартам Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации дает следующее разъяснение по указанным вопросам.

1. Адвокат вправе заниматься научной, преподавательской, экспертной и иной творческой деятельностью (абзац 2 пункта 3 статьи 9 Кодекса профессиональной этики адвоката).

Как следует из статьи 41 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», судебно-экспертная деятельность осуществляется государственными судебными экспертами на основании указанного Федерального закона (государственная судебно-экспертная деятельность), а также иными лицами на основании положений процессуального законодательства (статья 195 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, статья 82 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статья 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, статья 77 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, статья 25.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях) и иных нормативных правовых актов.

Согласно статье 1 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» государственная судебно-экспертная деятельность осуществляется в процессе судопроизводства государственными судебно-экспертными учреждениями и государственными судебными экспертами.

В силу статьи 12 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» государственным судебным экспертом является аттестованный работник государственного судебно-экспертного учреждения, производящий судебную экспертизу в порядке исполнения своих должностных обязанностей.

При этом пунктом 1 статьи 2 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» установлено ограничение, в силу которого адвокат не вправе вступать в трудовые отношения в качестве работника, за исключением научной, преподавательской и иной творческой деятельности.

Работа государственным судебным экспертом не поименована в перечне, приведенном в пункте 1 статьи 2 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», и не относится к научной, преподавательской и иной творческой деятельности.

Поскольку в силу вышеуказанного законодательного ограничения адвокат не может вступать в трудовые отношения в качестве работника судебно-экспертного учреждения, в том числе государственного, Комиссия приходит к выводу о том, что адвокат не вправе состоять в должности судебного эксперта.

2. Адвокат вправе участвовать в осуществлении судебно-экспертной деятельности вне государственных судебно-экспертных учреждений как лицо, обладающее специальными знаниями в области науки, техники, искусства или ремесла, но не являющееся не только государственным судебным экспертом (абзац 1 статьи 41 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»), но и работником судебно-экспертного учреждения. Иными словами, адвокат вправе участвовать в осуществлении судебно-экспертной деятельности вне государственных судебно-экспертных учреждений на основании гражданско-правового договора.

При этом адвокату следует учитывать, что в таком случае на его деятельность распространяются положения, в том числе статьи 2 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», согласно которой целью такой судебно-экспертной деятельности является оказание содействия судам, судьям, органам дознания, лицам, производящим дознание, следователям в установлении обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу.

Согласно пункту 3.1 статьи 9 Кодекса профессиональной этики адвоката сотрудничество с органами, осуществляющими оперативно-разыскную деятельность, в ходе осуществления адвокатской деятельности несовместимо со статусом адвоката.

В связи с изложенным адвокату следует неукоснительно соблюдать требование пункта 3.1 статьи 9 Кодекса профессиональной этики адвоката, а осуществляемая адвокатом судебно-экспертная деятельность не должна быть направлена на сотрудничество с органами, осуществляющими оперативно-разыскную деятельность.

Также адвокату следует учитывать, что предметом экспертной деятельности адвоката может быть исключительно разрешение вопросов, требующих специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла.

При этом под научной деятельностью понимается интеллектуальная деятельность, направленная на получение нового знания и анализ полученной ранее информации. Поэтому адвокат может совмещать адвокатскую деятельность с работой по трудовому договору, в том числе в рамках научно-исследовательского института, если такая работа носит научный (например, в должности «старший научный сотрудник»), преподавательский (например, в должности «преподаватель», «старший преподаватель» вне зависимости от профессии и специализации) или иной творческий характер.

3. В соответствии с абзацем 1 пункта 3 статьи 9 Кодекса профессиональной этики адвоката адвокат не вправе вне рамок адвокатской деятельности оказывать юридические услуги (правовую помощь), за исключением деятельности по урегулированию споров, в том числе в качестве медиатора, третейского судьи, участия в благотворительных проектах других институтов гражданского общества, предусматривающих оказание юридической помощи на безвозмездной основе, а также иной деятельности в случаях, предусмотренных законодательством.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 2 статьи 2 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» дача консультаций и справок по правовым вопросам как в устной, так и в письменной форме, составляет предмет оказываемой адвокатом юридической помощи.

Поэтому не допускается осуществление адвокатом экспертной деятельности по правовым вопросам, за исключением предусмотренной абзацем 2 пункта 3 статьи 9 Кодекса профессиональной этики адвоката экспертной деятельности в органах и учреждениях адвокатских палат и в адвокатских образованиях, а также за исключением осуществления адвокатом научной и преподавательской деятельности.

К указанным исключениям, в частности, относятся случаи, когда адвокаты в рамках научной и преподавательской деятельности дают правовые заключения по вопросам толкования и применения норм российского права по запросам Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, иных судов и юрисдикционных органов Российской Федерации, иностранных и международных судебных и юрисдикционных органов, а также участников соответствующих судебных и иных процессов в связи с рассмотрением указанными российскими, иностранными и международными органами подведомственных им дел.

4. Согласно пункту 4 статьи 9 Кодекса профессиональной этики адвоката выполнение профессиональных обязанностей по принятым поручениям должно иметь для адвоката приоритетное значение над иной деятельностью. Как ранее разъясняла Комиссия (Разъяснение от 16 февраля 2018 г. № 01/18 по вопросам приоритета участия адвоката в судебных заседаниях и приоритета профессиональной деятельности над иной деятельностью), при участии адвоката в мероприятиях, не связанных с профессиональной деятельностью, адвокат всегда должен отдавать приоритет участию в качестве защитника, представителя в уголовном, административном, гражданском и арбитражном процессе.

В связи с этим адвокат при осуществлении допустимых видов экспертной деятельности должен неукоснительно исходить из того, что Кодекс профессиональной этики адвоката устанавливает безусловный приоритет адвокатской деятельности над любой другой деятельностью.

Настоящее Разъяснение вступает в силу и становится обязательным для всех адвокатских палат и адвокатов после утверждения Советом Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации и опубликования на официальном сайте Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации в сети «Интернет».

После вступления в силу настоящее Разъяснение подлежит опубликованию в издании «Вестник Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации» и в издании «Адвокатская газета».

14 декабря руководитель отдела судебно-психиатрической экспертизы в уголовном процессе ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии им. В.П. Сербского», доктор медицинских наук, профессор Андрей Ткаченко выступил в рамках очередного вебинара ФПА РФ по повышению квалификации адвокатов с лекцией на тему «Использование специальных судебно-психиатрических знаний в деятельности адвоката.

Цель лекции, по словам Андрея Ткаченко, – сориентировать адвокатов в лабиринтах судебно-психиатрической экспертизы, чтобы они могли расширить свои познания, необходимые прежде всего при защите лиц с психическими отклонениями.

На Западе основным заказчиком такой экспертизы является адвокат, однако в любой стране стороны должны обладать равными возможностями приглашения «сведующих лиц», обладающих специальными познаниями. В наше стране до сих пор поднимаются вопросы о том, что одного лишь права защиты ходатайствовать о назначении экспертизы недостаточно и что существуют отличия между профессиональными статусами эксперта и специалиста, однако это, как указал ЕСПЧ в Постановлении от 27 марта 2014 г. по делу «Матыцина против России», не влияет на состязательность сторон.

Однако Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2010 г. № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» было установлено, что оценка заключения эксперта может быть оспорена только вместе с приговором или иным итоговым судебным решением при его обжаловании, в установленном законом порядке. Это требует своевременной реакции адвоката, который может оценить заключение эксперта только в рамках конкретного дела.

Эксперт должен быть независимым от других лиц или органов, соблюдать принципы личной ответственности и непосредственности исследования. Постепенно все экспертизы будут проводиться не двумя-тремя, а одним экспертом, что лишь повышает ответственность эксперта.

Переходя к процессуальным правилам, связанным с проведением экспертизы, Андрей Ткаченко указал, что оспорить заключение эксперта может быть сложно без помощи другого эксперта в этой отрасли. Таким образом, одного лишь права стороны защиты на то, чтобы обратиться к суду с ходатайством о назначении экспертизы, недостаточно. Для того чтобы эффективно реализовать это право, сторона защиты должна иметь возможность предъявить собственное заключение эксперта.

Лектор подробно рассказал, чего не вправе делать эксперт:

– самостоятельно собирать материалы для экспертного исследования. Если в ходе проведения экспертизы появляется необходимость в дополнительных материалах и объектах для исследования, то эксперт правомочен лишь ходатайствовать об их представлении перед субъектом, назначившим экспертизу;

– вступать в личные контакты с участниками процесса, если это ставит под сомнение его незаинтересованность в исходе дела (ч. 2 ст. 85 ГПК РФ). А УПК РФ запрещает эксперту без ведома исследователя вести переговоры с участниками уголовного судопроизводства по вопросам, связанным с производством судебной экспертизы;

– разглашать сведения, которые стали ему известны в связи с проведением экспертизы, или сообщать кому-либо о результатах экспертизы, за исключением органа, ее назначившего;

– разглашать данные предварительного расследования, если эксперт об этом заранее предупрежден, в порядке, установленном ст. 161 УПК РФ.

Лектор подчеркнул, что роль адвоката является очень существенной еще на этапе назначения экспертизы, так как он может повлиять и на объем исследуемой информации, и на направление выводов. Далее защитник вправе присутствовать с разрешения следователя при производстве судебной экспертизы и давать объяснения эксперту. Однако в соответствии с ч. 3 ст. 84 ГПК РФ лица, участвующие в деле, вправе присутствовать при проведении экспертизы, если их присутствие не мешает исследованию, совещанию и составлению заключения. Андрей Ткаченко отметил, что в его практике не было случаев, когда адвокату отказали бы участвовать в экспертизе.

Порядок проведения судебно-психиатрической экспертизы установлен Приказом Министерства здравоохранения РФ от 12 января 2017 г. № 3н.

На этапе оценки заключения эксперта адвокат может добиваться проверки объективности, всесторонности и полноты исследования на базе общепринятых научных и практических данных, опираясь на правовые понятия и юридические критерии (невменяемость, беспомощность, недееспособность и др.).

Компетенция экспертов подтверждается в том числе их принадлежностью к государственным судебно-экспертным учреждениям. Таковыми являются специализированные учреждения федеральных органов исполнительной власти и органов исполнительной власти субъектов РФ. В указанных учреждениях и подразделениях, не относящихся к ведению федерального органа исполнительной власти, не может организовываться и производиться судебно-психиатрическая экспертиза. Однако существуют негосударственные эксперты – это лица, обладающие специальными знаниями, которые не работают в государственных судебно-экспертных учреждениях. Иные эксперты могут вообще не работать в судебно-экспертных учреждениях.

Должность эксперта может занимать человек, прошедший подготовку по конкретной экспертной специальности. Уровень профессиональной подготовки экспертов определяется в ходе их аттестации на право самостоятельного производства судебной экспертизы. Этот уровень согласно ст. 13 Федерального закона от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» подлежит пересмотру каждые пять лет.

Далее Андрей Ткаченко назвал принципы, которыми должен руководствоваться эксперт: принцип правдивости, включающей субъективную правдивость и объективную правдивость, а также принцип уважения к человеку. Он упомянул свод этических принципов и правил проведения судебно-психиатрической экспертизы.

Рассказывая о подзаконных, а также судебных актах, которыми руководствуются эксперты и знание которых может быть полезно адвокатам, лектор, в частности, обратил внимание на Постановление Конституционного Суда РФ от 20 ноября 2007 г. № 13-П. В нем говорится об обязательности учета реальной способности лица осуществлять процессуальные действия с дифференцированным регулированием прав тех, у кого такая способность, несмотря на заболевание, сохранена, и тех, кто действительно по своему психическому состоянию не может самостоятельно защищать свои права. Лишение лица, в отношении которого подлежат применению или применены принудительные меры медицинского характера, возможности самостоятельно реализовывать свои процессуальные права, если психическое заболевание этому не препятствует, означает не согласующееся с конституционно значимыми целями ограничение прав.

Также в Постановлении Конституционного Суда РФ от 27 июня 2012 г. № 15-П говорится, что наличие у гражданина психического расстройства может по-разному отражаться на его интеллектуальном и волевом уровне, определяя степень имеющихся нарушений, в частности способности к адекватному восприятию окружающей обстановки, осознанию себя и адекватному поведению.

Возможность принятия судом только одного из двух решений (дееспособен или недееспособен) ставит суды перед неразрешимой дилеммой в тех случаях, когда даже при наличии психического расстройства лицо сохраняет способность принимать некоторые осознанные самостоятельные решения в определенных сферах социальной жизни.

В действующей системе правового регулирования не предусматривается возможность дифференциации гражданско-правовых последствий наличия у гражданина нарушения психических функций, соразмерных степени фактического снижения способности понимать значение своих действий или руководить ими в тех или иных сферах социальной жизни.

С презентацией спикера можно ознакомиться здесь.

Обращаем внимание, что трансляция вебинара будет доступна до 24.00 14 декабря.

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с АО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.


Программа разработана совместно с АО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Разъяснение Комиссии по этике и стандартам Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации по вопросу о возможности осуществления адвокатом экспертной деятельности (утв. решением Совета Федеральной палаты адвокатов РФ от 25 января 2022 г., протокол N 7)


Обзор документа

Разъяснение Комиссии по этике и стандартам Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации по вопросу о возможности осуществления адвокатом экспертной деятельности (утв. решением Совета Федеральной палаты адвокатов РФ от 25 января 2022 г., протокол N 7)

В Комиссию по этике и стандартам Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации поступил запрос Совета Адвокатской палаты города Москвы о том, вправе ли адвокат исполнять обязанности эксперта в государственных судебно-экспертных учреждениях, а также участвовать в качестве эксперта в проведении судебной экспертизы вне государственных судебно-экспертных учреждений как лицо, обладающее специальными знаниями в области науки, техники, искусства или ремесла.

В порядке пункта 5 статьи 18.2 Кодекса профессиональной этики адвоката Комиссия по этике и стандартам Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации дает следующее разъяснение по указанным вопросам.

1. Адвокат вправе заниматься научной, преподавательской, экспертной и иной творческой деятельностью (абзац 2 пункта 3 статьи 9 Кодекса профессиональной этики адвоката).

Как следует из статьи 41 Федерального закона "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации", судебно-экспертная деятельность осуществляется государственными судебными экспертами на основании указанного Федерального закона (государственная судебно-экспертная деятельность), а также иными лицами на основании положений процессуального законодательства (статья 195 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, статья 82 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статья 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, статья 77 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, статья 25.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях) и иных нормативных правовых актов.

Согласно статье 1 Федерального закона "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" государственная судебно-экспертная деятельность осуществляется в процессе судопроизводства государственными судебно-экспертными учреждениями и государственными судебными экспертами. В силу статьи 12 Федерального закона "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" государственным судебным экспертом является аттестованный работник государственного судебно-экспертного учреждения, производящий судебную экспертизу в порядке исполнения своих должностных обязанностей. При этом пунктом 1 статьи 2 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" установлено ограничение, в силу которого адвокат не вправе вступать в трудовые отношения в качестве работника, за исключением научной, преподавательской и иной творческой деятельности.

Работа государственным судебным экспертом не поименована в перечне, приведенном в пункте 1 статьи 2 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", и не относится к научной, преподавательской и иной творческой деятельности.

Поскольку в силу вышеуказанного законодательного ограничения адвокат не может вступать в трудовые отношения в качестве работника судебно-экспертного учреждения, в том числе государственного, Комиссия приходит к выводу о том, что адвокат не вправе состоять в должности судебного эксперта.

2. Адвокат вправе участвовать в осуществлении судебно-экспертной деятельности вне государственных судебно-экспертных учреждений как лицо, обладающее специальными знаниями в области науки, техники, искусства или ремесла, но не являющееся не только государственным судебным экспертом (абзац 1 статьи 41 Федерального закона "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации"), но и работником судебно-экспертного учреждения. Иными словами, адвокат вправе участвовать в осуществлении судебно-экспертной деятельности вне государственных судебно-экспертных учреждений на основании гражданско-правового договора. При этом адвокату следует учитывать, что в таком случае на его деятельность распространяются положения, в том числе статьи 2 Федерального закона "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации", согласно которой целью такой судебно-экспертной деятельности является оказание содействия судам, судьям, органам дознания, лицам, производящим дознание, следователям в установлении обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу. Согласно пункту 3.1 статьи 9 Кодекса профессиональной этики адвоката сотрудничество с органами, осуществляющими оперативно-разыскную деятельность, в ходе осуществления адвокатской деятельности несовместимо со статусом адвоката.

В связи с изложенным адвокату следует неукоснительно соблюдать требование пункта 3.1 статьи 9 Кодекса профессиональной этики адвоката, а осуществляемая адвокатом судебно-экспертная деятельность не должна быть направлена на сотрудничество с органами, осуществляющими оперативно-разыскную деятельность.

Также адвокату следует учитывать, что предметом экспертной деятельности адвоката может быть исключительно разрешение вопросов, требующих специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла.

При этом под научной деятельностью понимается интеллектуальная деятельность, направленная на получение нового знания и анализ полученной ранее информации. Поэтому адвокат может совмещать адвокатскую деятельность с работой по трудовому договору, в том числе в рамках научно-исследовательского института, если такая работа носит научный (например, в должности "старший научный сотрудник"), преподавательский (например, в должности "преподаватель", "старший преподаватель" вне зависимости от профессии и специализации) или иной творческий характер.

3. В соответствии с абзацем 1 пункта 3 статьи 9 Кодекса профессиональной этики адвоката адвокат не вправе вне рамок адвокатской деятельности оказывать юридические услуги (правовую помощь), за исключением деятельности по урегулированию споров, в том числе в качестве медиатора, третейского судьи, участия в благотворительных проектах других институтов гражданского общества, предусматривающих оказание юридической помощи на безвозмездной основе, а также иной деятельности в случаях, предусмотренных законодательством.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 2 статьи 2 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" дача консультаций и справок по правовым вопросам как в устной, так и в письменной форме, составляет предмет оказываемой адвокатом юридической помощи.

Поэтому не допускается осуществление адвокатом экспертной деятельности по правовым вопросам, за исключением предусмотренной абзацем 2 пункта 3 статьи 9 Кодекса профессиональной этики адвоката экспертной деятельности в органах и учреждениях адвокатских палат и в адвокатских образованиях, а также за исключением осуществления адвокатом научной и преподавательской деятельности.

К указанным исключениям, в частности, относятся случаи, когда адвокаты в рамках научной и преподавательской деятельности дают правовые заключения по вопросам толкования и применения норм российского права по запросам Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, иных судов и юрисдикционных органов Российской Федерации, иностранных и международных судебных и юрисдикционных органов, а также участников соответствующих судебных и иных процессов в связи с рассмотрением указанными российскими, иностранными и международными органами подведомственных им дел.

4. Согласно пункту 4 статьи 9 Кодекса профессиональной этики адвоката выполнение профессиональных обязанностей по принятым поручениям должно иметь для адвоката приоритетное значение над иной деятельностью. Как ранее разъясняла Комиссия (Разъяснение от 16 февраля 2018 г. N 01/18 по вопросам приоритета участия адвоката в судебных заседаниях и приоритета профессиональной деятельности над иной деятельностью), при участии адвоката в мероприятиях, не связанных с профессиональной деятельностью, адвокат всегда должен отдавать приоритет участию в качестве защитника, представителя в уголовном, административном, гражданском и арбитражном процессе. В связи с этим адвокат при осуществлении допустимых видов экспертной деятельности должен неукоснительно исходить из того, что Кодекс профессиональной этики адвоката устанавливает безусловный приоритет адвокатской деятельности над любой другой деятельностью.

Настоящее Разъяснение вступает в силу и становится обязательным для всех адвокатских палат и адвокатов после утверждения Советом Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации и опубликования на официальном сайте Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации в сети "Интернет".

После вступления в силу настоящее Разъяснение подлежит опубликованию в издании "Вестник Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации" и в издании "Адвокатская газета".

Обзор документа

В ответ на вопрос, вправе ли адвокат исполнять обязанности эксперта как лицо, обладающее специальными знаниями в области науки, техники, искусства или ремесла, разъяснено следующее:

- адвокат не вправе состоять в должности судебного эксперта;

- осуществляемая адвокатом судебно-экспертная деятельность не должна быть направлена на сотрудничество с органами ОРД;

- предметом экспертной деятельности адвоката может быть исключительно разрешение вопросов, требующих специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла;

- адвокаты в рамках научной и преподавательской деятельности может давать правовые заключения по вопросам толкования и применения норм российского права по запросам судов;

- установлен безусловный приоритет адвокатской деятельности над любой другой деятельностью.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: