Могут ли субъекты рф создавать свои конституционные суды

Обновлено: 01.12.2022

Конституционные и Уставные суды субъектов Российской Федерации упраздняются. Вступивший в силу закон предусматривает их ликвидацию в ближайшие два года. Практика свидетельствует о низкой эффективности работы таких инстанций. Президент АП Свердловской Игорь Михайлович области назвал их «пятым колесом в телеге правосудия», а президент АП Калининградской области Евгений Галактионов поделился тем, что за время своей практики ни разу не обращался в Уставной областной суд. Он пытался припомнить, «кто бы из коллег делился столь экзотическим опытом», и тоже не смог. Президент АП Республики Дагестан Акиф Бейбутов подчеркнул важность исполнения региональных конституций и уставов. Он считает, что должен быть орган, наделенный соответствующими контрольными полномочиями, например, предложенный в законопроекте конституционный совет при законодательном органе субъекта Федерации.

Согласно федеральному закону конституционные и уставные суды вправе рассматривать вопросы о соответствии республиканской конституции или уставу законов и иных нормативных актов субъектов Федерации. Такие суды находятся в полном ведении региона – его власти принимают решение об их создании, определяют порядок деятельности, в том числе процессуальный регламент, назначают судей, финансируют и решают иные вопросы. Все остальные инстанции, в том числе избираемые субъектами Федерации мировые служители Фемиды, отправляют правосудие в соответствии с исключительно федеральным законодательством.

В Дагестане собственный конституционный суд появился еще в 1991 г. В 1996 г. этот институт был закреплен в федеральном законодательстве, спустя два года началось активное создание таких структур. Нередко им выделялись помпезные особняки, многомиллионные бюджетные ассигнования, а в состав научно-консультативных советов включались авторитетные представители юридического сообщества.

В настоящее время в России функционирует 11 республиканских конституционных судов и три уставных – Санкт-Петербурга, Калининградской и Свердловской областей. Практика их деятельности остается противоречивой. Например, по данным правовой системы «Гарант», Конституционный Суд Чеченской Республики за 14 лет своей деятельности не рассмотрел ни одного дела. Но его председатель Ваха Насуханов через сайт поздравляет сограждан со всеми государственными праздниками. Ни одного постановления за последние четыре года не приняли конституционные суды Тывы, Кабардино-Балкарии и ряда других республик.

В свою очередь, Уставный суд Калининградской области в минувшем году вынес сразу 62 решения. Правда, в большинстве случаев заявителям отказали в рассмотрении дела по существу или не усмотрели противоречий между оспариваемым нормативным актом и областным уставом.

Кроме того, в ряде регионов введены различные ограничения для обращения в особые инстанции. Так, жалобу в Уставный суд Санкт-Петербурга могут подавать только лица, гражданские, административные или уголовные дела которых, связанные с оспариваемыми нормами устава города, рассматриваются или уже были разрешены арбитражем или судом общей юрисдикции. Равно как не отличались спорные институты правосудия и оперативностью: единственное дело, принятое к рассмотрению в этом году к рассмотрению тем же петербургским уставным судом, – о признании нелегитимными введенных в Северной столице антиковидных ограничений, за пять месяцев даже не назначено к слушанию.

Большинство регионов, в том числе Москва, не сочли нужным создавать специальные инстанции и тратить на них порой десятки миллионов рублей. Скептически к ним относятся и многие активные участники споров: «Уставные и конституционные суды субъектов Федерации – это „пятое колесо в телеге“ в системе российских судов. Синекура для лиц, являющихся их судьями», – заявил журналистам президент АП Свердловской области Игорь Михайлович.

Некоторые субъекты Федерации сами ликвидировали структуры конституционного правосудия. Такое решение в январе этого года принял Верховный Хурал Республики Тыва. Поводом стала бездеятельность суда, на содержание которого ежегодно выделялось около 30 млн рублей: «Держать такой институт в условиях безденежья бессмысленно. Считаю нонсенсом любое иждивенчество, когда можно, не работая, получать доходы», – заявил глава республики Шолбан Кара-оол.

Еще в 2014 г. прекратил деятельность Уставный суд Челябинской области. Поводом стало решение о признании нелегитимной нормы областного закона, ограничивающего льготы пенсионеров по уплате транспортного налога. Тогда как Конституционный Суд России не усмотрел в нем противоречий с Основным законом страны. В итоге появилось два явно противоречащих друг другу и при этом действующих решения.

Внесенные летом этого года поправки в Конституцию России определили закрытый перечень входящих в отечественную судебную систему инстанций. Региональные уставно-конституционные институты в него не вошли. А новый Федеральный закон, подписанный Президентом России Владимиром Путиным 8 декабря, предусматривает упразднение таких судов до конца 2022 г. При этом они уже не вправе принимать к рассмотрению новые дела, а власти субъектов Федерации – назначать судей. Вынужденно прекратившим свои полномочия служителям Фемиды гарантируется сохранение материального, социального и иного обеспечения.

Также субъектам Федерации предлагается создать при законодательных органах некие конституционные (уставные) советы. Скорее всего, они останутся совещательными структурами без конкретных полномочий.

Ликвидация институтов конституционного правосудия никак не отразится на правах граждан. Ведь почти в 70 из 85 субъектов Федерации их вообще никогда не было.

«Эффективность и целесообразность существования института конституционных и уставных судов длительное время вызывали много вопросов и даже сомнений в юридических кругах, – рассказал президент АП Республики Дагестан Акиф Бейбутов. – Между тем их необязательный характер и предоставленная законодателем возможность субъектам Федерации самостоятельно принимать решение о необходимости создания в регионе такого института, на мой взгляд, изначально определили их правовую значимость». На практике такую необходимость признали лишь в 16 регионах России, подтверждает эксперт. Другие, в которых в какие-то периоды времени такой институт существовал, постепенно отказались от него, ликвидировав свои конституционные и уставные суды. Окончательная точка в данном вопросе, считает адвокат, была поставлена внесенными в Конституцию России изменениями.

Глава АП РД подчеркнул, что, говоря о построении правового государства и стремлении к незыблемому верховенству права и закона, решение проблемы исполнения региональных конституций и уставов является важным. «Соответственно, должен быть орган, наделенный такими контрольными полномочиями. Вполне возможно, что таким органом сможет стать предложенный в законопроекте конституционный совет при законодательном органе субъекта Федерации. Но в данном вопросе необходимо оценивать региональные финансовые затраты на его содержание и эффективность деятельности. Учитывая, в том числе, ограничения его компетенции», – заключил адвокат.

Президент АП Калининградской области Евгений Галактионов рассказал, что за все время своей практики ни разу не обращался в Уставной областной суд. Он пытался припомнить, «кто бы из коллег делился столь экзотическим опытом», и тоже не смог. «Вопрос о завершении работы таких судов назревал давно, и принятые летом поправки в Конституцию поставили в этом вопросе точку. Полагаю, что это был малоэффективный судебный орган, не нужный в принципе, – сделал вывод адвокат. – Не во всех регионах России его даже создавали. Все его задачи могут выполнять суды общей юрисдикции или Конституционный Суд России. А региональные бюджеты смогут сэкономить значительные средства, ранее выделяемые на финансирование невостребованных институтов: для Калининградской области – это около 16 млн рублей в год».

Федеральным конституционным законом от 8 декабря 2020 г. N 7-ФКЗ статья 27 признана утратившей силу с 1 января 2023 г.

Статья 27. Конституционный (уставный) суд субъекта Российской Федерации

ГАРАНТ:

См. комментарии к статье 27 настоящего Федерального конституционного закона

В соответствии с Определением Конституционного Суда РФ от 6 марта 2003 г. N 103-О часть 1 статьи 27 не препятствует закреплению в конституциях (уставах) субъектов РФ дополнительных, по сравнению с установленным перечнем, полномочий конституционных (уставных) судов, не вторгающихся в компетенцию Конституционного Суда РФ, других федеральных судов и соответствующих компетенции субъекта РФ. При этом из Конституции Российской Федерации и Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации", других федеральных законов не вытекает требование установления конституциями (уставами) субъектов РФ единообразного перечня полномочий конституционных (уставных) судов субъектов РФ

1. Конституционный (уставный) суд субъекта Российской Федерации может создаваться субъектом Российской Федерации для рассмотрения вопросов соответствия законов субъекта Российской Федерации, нормативных правовых актов органов государственной власти субъекта Российской Федерации, органов местного самоуправления субъекта Российской Федерации конституции (уставу) субъекта Российской Федерации, а также для толкования конституции (устава) субъекта Российской Федерации.

2. Финансирование конституционного (уставного) суда субъекта Российской Федерации производится за счет средств бюджета соответствующего субъекта Российской Федерации.

3. Конституционный (уставный) суд субъекта Российской Федерации рассматривает отнесенные к его компетенции вопросы в порядке, установленном законом субъекта Российской Федерации.

4. Решение конституционного (уставного) суда субъекта Российской Федерации, принятое в пределах его полномочий, не может быть пересмотрено иным судом.

Федеральным конституционным законом от 8 декабря 2020 г. N 7-ФКЗ статья 27 признана утратившей силу с 1 января 2023 г.

Статья 27. Конституционный (уставный) суд субъекта Российской Федерации

ГАРАНТ:

См. комментарии к статье 27 настоящего Федерального конституционного закона

В соответствии с Определением Конституционного Суда РФ от 6 марта 2003 г. N 103-О часть 1 статьи 27 не препятствует закреплению в конституциях (уставах) субъектов РФ дополнительных, по сравнению с установленным перечнем, полномочий конституционных (уставных) судов, не вторгающихся в компетенцию Конституционного Суда РФ, других федеральных судов и соответствующих компетенции субъекта РФ. При этом из Конституции Российской Федерации и Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации", других федеральных законов не вытекает требование установления конституциями (уставами) субъектов РФ единообразного перечня полномочий конституционных (уставных) судов субъектов РФ

1. Конституционный (уставный) суд субъекта Российской Федерации может создаваться субъектом Российской Федерации для рассмотрения вопросов соответствия законов субъекта Российской Федерации, нормативных правовых актов органов государственной власти субъекта Российской Федерации, органов местного самоуправления субъекта Российской Федерации конституции (уставу) субъекта Российской Федерации, а также для толкования конституции (устава) субъекта Российской Федерации.

2. Финансирование конституционного (уставного) суда субъекта Российской Федерации производится за счет средств бюджета соответствующего субъекта Российской Федерации.

3. Конституционный (уставный) суд субъекта Российской Федерации рассматривает отнесенные к его компетенции вопросы в порядке, установленном законом субъекта Российской Федерации.

4. Решение конституционного (уставного) суда субъекта Российской Федерации, принятое в пределах его полномочий, не может быть пересмотрено иным судом.

К сожалению, "важная новость" о грядущей ликвидации конституционных (уставных) судов субъектов федерации для меня особой новостью не являлась, а потому особо не шокировала, в отличие от многих шокированных комментаторов в Фейсбуке. Всё было понятно после окончательного оформления текста конституционных поправок и заключения Конституционного Суда по ним: перечень судов, указанный в Конституции, является исчерпывающим. Остальное - дело техники. Если регионам оставили только мировых судей - значит, все остальные региональные судебные органы должны быть в том или ином порядке ликвидированы.

И поправки Клишаса-Крашенинникова ко второму чтению ещё чрезвычайно либеральные: юридически неконституционные судебные органы, мало того, что несколько лет ещё продолжат существовать, так ещё и до нового года смогут принимать к рассмотрению дела, а потом только окончательно канут в лету, нет никакой "ликвидации в 24 часа с сожжением архива", как можно было бы предполагать из буквального прочтения текста поправок.

Проблема в другом: спящий институт органов конституционной юстиции субъектов федерации достиг логического завершения своего существования гораздо раньше, в настоящее время просто доживая свой век практически без громких дел и значимых процессов. Про них вспоминали, разве что, в региональных парламентах, ежегодно утверждая бюджеты ("как это, 15 дел в год на суд, да у нас любой районный судья до обеда столько рассматривает!").

Судьи заискивали, пытались лишний раз доказать собственную нужность и значимость (вплоть до предварительного нормоконтроля по всем проектам уставных законов), показать, что они тоже важная часть системы регионального управления, но всё без толку: число судей сокращалось, сроки полномочий уменьшались, штаты аппаратов резались, во многих регионах эти суды так и оставались на бумаге, без людей и бюджетов. Так что принудительная ликвидация ещё почётнее медленной смерти в забытьи органов, куда уже начинали отправлять "на пенсию" завхозов, и председателей которых перестали приглашать куда бы то ни было. Оно и верно: пресмыкающихся презирают.

А всё потому, что конституционные (уставные) суды субъектов перестали быть судами, превратившись, по сути, в часть бюрократической машины исполнительной власти. Когда суд является судом? Когда никто до рассмотрения дела не может предугадать, какое именно решение будет принято. Тогда будет и авторитет, и деньги на аппарат найдутся, и особняк получше подыщут, и в судьи завхоза не назначат. Понятно, что и "жестить" не надо (как в Санкт-Петербурге 2005 года, когда УС объявил свои полномочия бессрочными и отменил все акты администрации губернатора Петербурга), но и совсем забиваться "под плинтус" не стоит.

Когда же всё дело - в красоте и витиеватости формулировок, то тут не судьи нужны, а литераторы. Суд - это "на рассуд": должны быть стороны, должен быть спор, должен быть нерешённый вопрос, относящийся к полномочиям спорящих, должна быть относительная неопределённость в том, кто прав, до оглашения судом решения.

Но это, естественно, возможно только при наличии системы политической конкуренции на уровне субъекта федерации, развитой системы собственного субъектового законодательства (а не переписанного федерального), знания сторонами конституционного права соответствующего субъекта федерации и - главное - желания решить вопрос в публичной плоскости. Ваш покорный слуга ещё восемь лет назад писал о плохом знании конституционного права субъектов федерации в регионах, с тех пор ситуация особо не улучшилась, а местная дискреция с тех пор осталась, разве что, в гербах и флагах.

В каком случае может появиться жалоба в уставном суде субъекта? Когда есть конфликт, не решаемый другим способом, а разрешение конфликта относится к полномочиям этого суда. Вы много таких публичных конфликтов видели? Например, областной парламент принимает "несправедливый" закон, а орган местного самоуправления обращается в уставный суд с целью его отмены? Или, например, область спорит с городом о компетенции и обращаются в уставный суд, чтобы их рассудили? Или, что совсем невероятно, разные фракции законодательного собрания спорят о законе, а потом проигравшая сторона направляет в уставный суд обращение о проверке смысла закона на соответствие региональному уставу?

Например, соразмерен ли 600-тысячный штраф по региональному КоАПу неубранному мусору или всё же эта мера наказания чрезмерна? Или, можно ли отменить какую-нибудь региональную льготу? Или, насколько обоснованно повышение того или иного регионального налога? Или, можно ли было за всё это голосовать заочно или же требовалось бы заседание? Ведь вопросы, решённые внутри дискреции госоргана, нельзя оспорить в системе административной юстиции, там оценивается только процедура, но не конституционный смысл.

Вы можете себе такое представить? Я - нет. Так как когда конституционные (уставные) суды субъектов создавались, и региональное законодельство было более лоскутным и своеобразным, и фракции в региональных парламентах были менее однородными, многие муниципалитеты же и вовсе больше походили на удельные княжества. А в отсутствие политической борьбы и политическая судебная система не требуется: звонок "сверху" гораздо эффективнее многодневного судебного процесса с анализом всех сдержек и противовесов. Федеральный конституционный суд со всем справится, региональная самодеятельность не требуется, тем более - независимая.

Поэтому, с развитием отечественного законодательства, конституционные (уставные) суды субъектов, выполнявшие пару десятилетий назад очень важную функцию, сначала отошли на второй план, потом стали рудиментом и механизмом кооптации "политических пенсионеров", а потом и вовсе пришли к закономерному итогу прекращения существования. Обидно, досадно, но ладно. Мавр сделал своё дело - мавр может уходить.

1. Правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом.

2. Судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства.

3. Судебная система Российской Федерации устанавливается Конституцией Российской Федерации и федеральным конституционным законом. Создание чрезвычайных судов не допускается.

Перечень действующих судов содержится в статье 4 ФКЗ "О судебной системе РФ", к которому идет отсылка в Конституции:

2. В Российской Федерации действуют федеральные суды, конституционные (уставные) суды и мировые судьи субъектов Российской Федерации, составляющие судебную систему Российской Федерации.

3. К федеральным судам относятся:

Конституционный Суд Российской Федерации;

Верховный Суд Российской Федерации;

кассационные суды общей юрисдикции, апелляционные суды общей юрисдикции, верховные суды республик, краевые, областные суды, суды городов федерального значения, суды автономной области и автономных округов, районные суды, военные и специализированные суды, составляющие систему федеральных судов общей юрисдикции;

арбитражные суды округов, арбитражные апелляционные суды, арбитражные суды субъектов Российской Федерации и специализированные арбитражные суды, составляющие систему федеральных арбитражных судов.

4. К судам субъектов Российской Федерации относятся: конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации, мировые судьи, являющиеся судьями общей юрисдикции субъектов Российской Федерации.

Теперь обратимся к Закону РФ о поправке к Конституции РФ от 14.03.2020 N 1-ФКЗ "О совершенствовании регулирования отдельных вопросов организации и функционирования публичной власти", пункт 38 статьи 1 которого гласит:

38) в статье 118:

а)

б) часть 3 изложить в следующей редакции:

"3. Судебная система Российской Федерации устанавливается Конституцией Российской Федерации и федеральным конституционным законом. Судебную систему Российской Федерации составляют Конституционный Суд Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации, федеральные суды общей юрисдикции, арбитражные суды, мировые судьи субъектов Российской Федерации. Создание чрезвычайных судов не допускается.";

Обратили внимание? В перечне судов, предлагаемом для внесения в Конституцию, отсутствуют конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации. Возникающиее противоречие между Конституцией и ФКЗ "О судебной системе РФ", согласно которому уставные суды по-прежнему входят в судебную систему РФ, очевидно, следует разрешать в пользу Конституции как нормативного правового акта, имеющего высшую юридическую силу и прямое действие.

По всему получается, что со дня официального опубликования результатов общероссийского голосования по поправкам (вариант, что большинство проголосует против, не рассматриваем) уставные (конституционные) суды субъектов РФ более не смогут осуществлять судебную власть и должны быть упразднены (либо реформированы в несудебные органы). На данный момент таких судов в России насчитывается 16. В целом упразднение уставных судов выглядит правильным решением: на них тртятся миллионы, а решений по всей стране выносятся единицы в год. Вот только почему это сделано втихую и без внесения изменений в соответствующее законодательство? Особенно с учетом того, что согласно ч. 2 ст. 17 ФКЗ "О судебной системе РФ" суды субъектов Российской Федерации создаются и упраздняются законами субъектов Российской Федерации. У одного меня возникает ощущение, что это не реформа вовсе, а техническая ошибка в законе о поправках?

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: