Международная подсудность это относимость дела осложненного иностранным элементом к компетенции

Обновлено: 01.12.2022

1. Арбитражные суды в Российской Федерации рассматривают дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, с участием иностранных организаций, международных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства, осуществляющих предпринимательскую и иную экономическую деятельность (далее - иностранные лица), в случае, если:

1) ответчик находится или проживает на территории Российской Федерации либо на территории Российской Федерации находится имущество ответчика;

2) орган управления, филиал или представительство иностранного лица находится на территории Российской Федерации;

3) спор возник из договора, по которому исполнение должно иметь место или имело место на территории Российской Федерации;

4) требование возникло из причинения вреда имуществу действием или иным обстоятельством, имевшими место на территории Российской Федерации, или при наступлении вреда на территории Российской Федерации;

5) спор возник из неосновательного обогащения, имевшего место на территории Российской Федерации;

6) истец по делу о защите деловой репутации находится в Российской Федерации;

7) спор возник из отношений, связанных с обращением ценных бумаг, выпуск которых имел место на территории Российской Федерации;

8) заявитель по делу об установлении факта, имеющего юридическое значение, указывает на наличие этого факта на территории Российской Федерации;

9) спор возник из отношений, связанных с государственной регистрацией имен и других объектов и оказанием услуг в международной ассоциации информационно-телекоммуникационных сетей "Интернет" на территории Российской Федерации;

10) в других случаях при наличии тесной связи спорного правоотношения с территорией Российской Федерации.

2. Арбитражные суды в Российской Федерации рассматривают также экономические споры и другие дела, связанные с предпринимательской и иной экономической деятельностью с участием иностранных лиц и отнесенные в соответствии со статьей 248 настоящего Кодекса к их исключительной компетенции.

3. Арбитражные суды в Российской Федерации рассматривают также дела в соответствии с соглашением сторон, заключенным по правилам, установленным статьей 249 настоящего Кодекса.

4. Дело, принятое арбитражным судом к своему рассмотрению с соблюдением правил, предусмотренных настоящей статьей, должно быть рассмотрено им по существу, хотя бы в ходе производства по делу в связи с изменением места нахождения или места жительства лиц, участвующих в деле, или иными обстоятельствами оно станет относиться к компетенции иностранного суда.

Комментарии к ст. 247 АПК РФ

1. Понятие иностранных лиц является собирательным. Законодатель раскрывает его содержание в АПК указанием на иностранных граждан (подданных), лиц без гражданства (не имеют доказательств принадлежности к гражданству российского или какого-либо иностранного государства), иностранные и международные организации.

Если лицо имеет двойное гражданство, включая российское, то оно не является иностранным (ст. 6 Федерального закона от 31 мая 2002 г. "О гражданстве Российской Федерации").

Определяя компетенцию российских судов, законодатель устанавливает международную подсудность исходя из признаков родовой и территориальной относимости дел к компетенции того или иного российского суда.

Под международной подсудностью применительно к Российской Федерации понимается компетенция российских арбитражных судов при рассмотрении споров с участием иностранных лиц, позволяющая разграничить ее с компетенцией иных государств.

Иностранное гражданство, иностранное место жительства или место нахождения организации, принадлежащего ей или физическому лицу имущества, иностранное место исполнения договора или причинения внедоговорного вреда предопределяют регулирование спорных правоотношений национальными правовыми режимами разных государств. В каждой стране законодатель самостоятельно определяет компетентные суды и границы международной подсудности им гражданских дел.

Международная подсудность не имеет тотального надгосударственного регулирования, не имеет общих для всех государств правил и принципов, которые бы ее определяли.

Важную роль упорядоченного решения вопросов, связанных с международной подсудностью, играют многосторонние конвенции (соглашения) и двусторонние договоры (например, Киевское соглашение от 20 марта 1992 г. о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности государств СНГ, Минская конвенция стран СНГ от 22 января 1993 г. о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, Федеральный закон от 11 июня 2002 г. N 64-ФЗ "О ратификации договора между Российской Федерацией и Арабской Республикой Египет о взаимной правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, коммерческим и семейным делам") , в которых находит отражение более детальная регламентация международной компетенции национальных судов договаривающихся стран.

Сборник международных договоров Российской Федерации по оказанию правовой помощи. М., 1996. С. 54 - 57; Российская газета. 2002. 14 июня. N 105.

При отсутствии международного соглашения общие правила подсудности дел с участием иностранных лиц определяются в АПК и основаны на подведомственности арбитражному суду дел с их участием.

Территориальную международную подсудность определяет компетентный суд каждого национального государства при обращении за судебной защитой в тех случаях, когда участником спорных правоотношений является иностранное лицо.

Международная территориальная подсудность и внутренняя территориальная подсудность между собой в основном совпадают. Это объясняется тем, что национальный арбитражный процесс максимально учитывает интересы истца (заявителя), которому необходимо обеспечить реальное исполнение судебного решения по результатам рассмотрения заявленных притязаний, и ответчика, нуждающегося в защите своих интересов всеми законными способами в комфортной языковой среде.

Процессуальное равноправие между всеми участниками судебного разбирательства независимо от их относимости к отечественным или иностранным лицам также не порождает необходимости в принятии специальных правил для международного процесса.

Тем не менее процессуальные особенности, закрепляемые в двусторонних либо многосторонних международных договорах, чаще всего имеют отношение к компетенции судов, срокам извещения сторон о месте и времени судебного разбирательства, исполнению судебных поручений, признанию и приведению в исполнение решения иностранного государственного суда.

Территориальная, а следом за ней и международная территориальная подсудность определяется по общему правилу местом жительства или местом нахождения ответчика, которое устанавливается в соответствии с национальным законодательством, учитывающим место государственной регистрации юридического лица и место нахождения его филиалов.

При этом под местом жительства признается то место, по которому иностранное лицо постоянно или преимущественно проживает.

Если ответчиком выступает иностранное юридическое лицо, когда оно само или его органы находятся на территории Российской Федерации, то его местонахождение определяется по месту государственной регистрации, если иное не предусмотрено законом или учредительными документами (п. 2 ст. 54 ГК). Следовательно, местом нахождения иностранного лица является место нахождения его органов управления (п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" ).

Вестник ВАС РФ. 1996. N 9. С. 104.

Уточнения в правила определения местонахождения организаций внесены Федеральным законом от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц". При создании юридических лиц их государственная регистрация осуществляется по месту нахождения постоянно действующего исполнительного органа, а в случае его отсутствия - по месту нахождения иного органа или лица, имеющего право действовать от имени юридического лица без доверенности (ст. 13 Закона).

Государственная регистрация юридического лица, создаваемого путем реорганизации, осуществляется по месту нахождения реорганизуемых юридических лиц. Если место их нахождения отличается от места нахождения реорганизуемого юридического лица, то порядок взаимодействия регистрирующих органов определяется Правительством РФ (п. 1 ст. 15 Закона).

По делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение, в отличие от искового производства территориальная подсудность определяется местом жительства (нахождения) заявителя.

Компетенция российских судов в вопросах международной подсудности устанавливается национальным законодательством.

При отсутствии иных указаний законодателя компетенция российских арбитражных судов конкретизируется с учетом правил о предъявлении иска по месту жительства или месту нахождения ответчика, правил исключительной подсудности, подсудности нескольких связанных между собой дел и договорной подсудности.

Отечественным законодателем определены не только компетенция российских судов, но и пределы международной подсудности дел.

Из общего правила о рассмотрении дел по месту жительства (месту нахождения) ответчика следует дополнительный вывод о том, что рассмотрение требований, предъявляемых к лицам, проживающим (находящимся) на территории Российской Федерации, отнесено к компетенции российских судов независимо от гражданства (принадлежности) таких лиц.

Если иностранное лицо имеет место жительства (место нахождения) за границей, то основания для предъявления к нему требований в российском суде по общему правилу отсутствуют. Однако из общего правила имеются исключения, которые связаны с дополнительной (альтернативной) международной подсудностью.

Основания, установленные законодателем для альтернативной подсудности, применительно ко внутреннему и международному порядку во многом совпадают. Они предусмотрены в ч. 1 комментируемой статьи, и при их применении следует учитывать определенные обстоятельства.

Применительно к основанию п. 1 ч. 1 ст. 247 АПК не всякое имущество может служить формальным признаком наличия дополнительной (альтернативной) подсудности, поскольку перспективы исполнения судебного решения и реальное удовлетворение исковых требований могут быть связаны только с имуществом, представляющим ценность.

Предъявление иска по месту нахождения в Российской Федерации филиала или представительства иностранного юридического лица (п. 2 ч. 1 ст. 247 АПК) может иметь место наряду с возможностью, по выбору истца, обратиться за судебной защитой по месту нахождения самого юридического лица.

Основанием для обращения за судебной защитой нарушенных прав и охраняемых законом интересов в российский суд может служить факт причинения вреда на территории Российской Федерации (п. 4 ч. 1 ст. 247 АПК). Решающее значение при этом имеет место совершения противоправного действия (бездействия), но не может быть ограничений права на судебную защиту и по месту наступления вредных последствий.

Ценные бумаги (акции, векселя, депозитные и сберегательные сертификаты, коносаменты, облигации, сберегательные книжки на предъявителя, чеки и др.) являются документами, удостоверяющими наличие имущественного права, поэтому режим правового регулирования оборота ценных бумаг подчинен режиму оборота вещей. Если выпуск ценных бумаг имел место на территории Российской Федерации, связанный с их обращением спор рассматривает российский суд (п. 7 ч. 1 ст. 247 АПК).

Правило определения подсудности по спорам, указанным в п. 9 ч. 1 ст. 247 АПК, свидетельствует о глобальном распространении информации и оказании информационных услуг в сети всемирной коммуникации, не являющейся единой организацией, не имеющей признаков юридического лица и никому не принадлежащей, для которой государственные границы и национальные режимы правового регулирования отношений между их участниками не являются препятствиями.

Наличие тесной связи спорного правоотношения с территорией Российской Федерации (п. 10 ч. 1 ст. 247 АПК), в частности предъявление иска по связи дел, которая распространяет подсудность одного требования на все другие, если их разъединение невозможно. Наглядным примером могут служить правила о принятии и рассмотрении встречного иска независимо от его подсудности как самостоятельного требования, исковых требований к нескольким ответчикам, находящимся на территории разных государств.

Во всех случаях, предусмотренных ч. 1 ст. 247 АПК, законодатель предоставляет возможность защиты нарушенных прав и охраняемых законом интересов в российском суде. Это обстоятельство не препятствует обращению с иском в иностранный суд по месту нахождения ответчика. Альтернатива всегда предпочтительнее запретов и ограничений.

2. Иностранным лицам, российским гражданам и юридическим лицам, нуждающимся в судебной защите, необходимо принимать во внимание исключительную подсудность каждого государства, с нарушением которой законодатель связывает невозможность признания и исполнения решений иностранных судов.

Соблюдение правил исключительной международной подсудности, определяемой каждым государством самостоятельно, является одной из предпосылок взаимного признания и исполнения судебных решений.

Исключительная международная подсудность устанавливается там, где могут быть затронуты национальный правопорядок и государственный суверенитет.

Исключительная подсудность представляет собой изъятия из общих правил, составляющие их исчерпывающий перечень. Если конкуренция правил подсудности будет вызвана соединением нескольких исковых требований, то приоритет исключительной подсудности сохраняется.

3. Изменение международной подсудности по соглашению сторон означает возможность отнесения дела, подсудного российскому судебному учреждению, к компетенции иностранного суда (дерогация) и наоборот (пророгация).

Предоставление участникам спора права выбора компетентного суда (российского или иностранного) независимо от наличия признаков, свидетельствующих о той или иной его относимости, или даже вопреки этим признакам, исходя лишь из факта достижения между сторонами соглашения о договорной подсудности, свидетельствует о дополнительных возможностях альтернативного поведения сторон, ограниченных известными и названными законодателем исключениями (разд. III; ст. 248 АПК).

4. Сложившаяся международная практика признает компетенцию того национального суда, к производству которого принято дело с соблюдением правил подсудности.

В период рассмотрения дела по существу могут произойти изменения, связанные с гражданством, местом жительства или местом нахождения лиц, участвующих в деле. Если эти факты произошли после принятия дела к производству, то они являются юридически незначимыми для установления международной подсудности.

Названные обстоятельства являются преобладающими при решении вопроса о том, суд какого государства должен заниматься рассмотрением спора.

Перечень приведенных обстоятельств не является исчерпывающим и закрытым, поэтому иные обстоятельства также не могут изменить международную подсудность дел.

Институт неизменной компетенции суда в международном процессе направлен против недобросовестных участников судебного разбирательства, попыток искусственного выхода иностранного лица из-под юрисдикции компетентного суда. Поэтому неизменность рассмотрения дела судом, однажды приступившим к разбирательству заявленных требований, сохраняется и при передаче дела на новое рассмотрение по результатам рассмотрения жалобы вышестоящей судебной инстанцией.

Подборка наиболее важных документов по запросу Понятие международной подсудности (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Понятие международной подсудности

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Проблемные аспекты толкования соглашений о международной подсудности в отечественном и зарубежных правопорядках
(Богданова Н.А.)
("Арбитражный и гражданский процесс", 2017, N 9) Практика российских судов общей юрисдикции свидетельствует, однако, о том, что суды общей юрисдикции придерживаются в ряде дел иного подхода, часто требуя четкого указания в соглашении о международной подсудности конкретного суда, компетентного по вопросам рассмотрения споров. В частности, в одном из дел суд не признал исполнимым соглашение, которое устанавливало следующее: клиент безоговорочно соглашается, что суды Новой Зеландии имеют право исключительной юрисдикции, которая определяет любые процессуальные действия в отношении данного договора; клиент подчиняется юрисдикции судов Новой Зеландии. Суд указал, что такая формулировка соглашения не создает определенности в вопросе выбранного места рассмотрения и разрешения спора, поскольку в ней отсутствует точное обозначение того конкретного суда, которому заинтересованные лица согласованно доверяют разрешение возникшего конфликта (Определение Московского городского суда от 26 июня 2012 г. по делу N 11-11619; аналогичные доводы: Определение Московского областного суда от 14 февраля 2012 г. по делу N 33-3741). Представляется, что такой подход российских судов общей юрисдикции нельзя признать правильным, поскольку он полностью противоречит понятию соглашения о международной подсудности. Необходимость точного обозначения компетентного суда характерна для пророгационных соглашений без иностранного элемента, но не для международной договорной подсудности.

Нормативные акты: Понятие международной подсудности

"Обзор практики применения судами общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации при рассмотрении уголовных дел"
(утв. Президиумом Верховного суда 08.12.2021) При рассмотрении вопроса о возобновлении производства по уголовному делу, приостановленному ввиду того, что подсудимый скрылся, суд учитывает реальную возможность участия подсудимого в судебном разбирательстве, гарантированную статьей 14 Международного пакта о гражданских и политических правах и статьей 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Определение Конституционного Суда РФ от 15.05.2001 N 204-О
"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы акционерной компании "Алроса" и запроса Верховного Суда Республики Саха (Якутия) о проверке конституционности пункта 1 статьи 35 Закона Российской Федерации "О международном коммерческом арбитраже" При наличии такого регулирования однородность подсудных судам вышестоящего звена судебной системы вопросов, разрешаемых по ходатайствам об отмене арбитражного решения и по ходатайствам о признании и обращении арбитражного решения к исполнению, предопределяет отнесение последних к компетенции судов того же уровня, а именно Верховных Судов республик в составе Российской Федерации, краевых, областных, городских судов, судов автономных областей и автономного округа по месту арбитража. Это соответствует общим принципам определения подсудности дел вышестоящим судам, исходя из целей предоставления равных судебных гарантий в рамках аналогичных процессуальных отношений.

Под международной подсудностью понимается компетенция судов какого-то конкретного государства по разрешению гражданских дел с участием иностранной стороны (сторон) или с каким-либо иным «иностранным элементом.

При определении международной подсудности искомымявляется не суд какого государства компетентен рассмотреть гражданско-правовой спор, осложненный иностранным элементом, а какой суд данного государстваправомочен рассматривать гражданско-правовой спор, осложненный иностранным элементом.

Этапы установления международной подсудности

• I этап - определение компетентной национальной юрисдикции.

Особенность – самый сложный этап.Возникающие на этом этапепроблемы определяются:

- разногласиями между: заинтересованными в рассмотрении дела лицами, имеющими различную государственную принадлежность,

-разногласиями публично-правового порядка, «ибо всякое государство склонно допускать для своих собственных судов более широкую юрисдикцию, чем оно готово признать за иностранными судами».

• II этап – определение судебных органов, в которых будет разрешен спор.

Особенность – это необходимый, но недостаточный этап:установление компетентной национальной юрисдикции еще не дает ответа на вопрос о том, в системе каких судов данного государства (общегражданских, коммерческих и т. д.) должно быть рассмотрено соответствующее дело. ( в США, например, существуют двесистемы судебных органов (суды штатов и федеральные суды), а в ФРГ имеется семь самостоятельных и независимых друг от друга подразделений органов юстиции, деятельность которых не направлена на рассмотрение уголовных дел. В РФ две основные системы судов, которым подсудны гражданские дела, связанные с иностранным правопорядком.

• III этап - определение конкретного судебного органа, которому непосредственно предстоят разрешить спор. Особенность – на этом этапе происходит установление не национальной или специальной, а территориальной юрисдикции.

Способы установления международной подсудности:

- По признаку гражданства сторон:компетентен рассматривать спор суд государства, гражданином которого является одна из сторон (применяется во Франции, Италии)

- По закону места нахождения или места жительства ОТВЕТЧИКА(применяется в Германии и Швейцарии).

- По признаку «фактического присутствия» ОТВЕТЧИКА(применяется в Англии и в США).

Виды международной подсудности, призванные разрешить «конфликт юрисдикций»:

= исключительная – спор или дело подсудны только судам определенного государства с исключением из подсудности судов любого другого государства

= альтернативная - стороны имеют право выбора между судами нескольких государств, при условии равной компетентности судов рассматривать спор или дело

= договорная – определение подсудности на основе соглашения сторон в пользу суда любого государства. По соглашению сторон конкретное дело м.б. отнесено к юрисдикции иностранного государства, несмотря на его подсудность местному суду, и, наоборот, дело, подсудное суду иностранного государства, м.б. отнесено к юрисдикции местного суда.

62. Признание и принудительное исполнение иностранных судебных решений.

Слово «международный» означает наличие гражданского правоотношения, отягощенного иностранным элементом.

Понятие "иностранный элемент" в гражданском процессе может употребляться в нескольких смыслах и обозначать:

а) участие в процессе иностранного гражданина, лица без гражданства, иностранной организации или иностранного государства в качестве лица, участвующего в деле (стороны);

б) участие в процессе или отдельных процессуальных отношениях иностранного государства, его официальных представителей;

в) выполнение российским судом судебного поручения иностранного суда;

г) использование в гражданском процессе в качестве доказательств документов, составленных или полученных на территории иностранного государства (или в соответствии с нормами иностранного права);

д) признание и исполнение решений иностранных судов и иностранных третейских судов (арбитражей).

Принципы гражданского процесса с «иностранным элементом».

1. Принцип процессуального закона страны суда. При рассмотрении гражданских дел с иностранным элементом применяется процессуальное право той страны, в суде которой ведется дело или на территории которой совершаются процессуальные действия. Согласно этому принципу подсудность и гражданская процессуальная форма определяются законом места, где протекает процесс. Из данного принципа вытекает правило, закрепленное в ГПК: производство по делам с участием иностранных лиц осуществляется в соответствии с ГПК и иными федеральными законами. Единственное исключение из принципа lex fori: момент вступления решения иностранного суда в законную силу определяется процессуальным правом страны, судом которой оно было вынесено.

2. Принцип свободного доступа иностранных лиц к судебной защите в российских судах, предоставление им процессуальных прав и объема судебной защиты наравне с российскими гражданами.Федеральный закон "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации устанавливает, что иностранные граждане пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами Российской Федерации, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом.

В области судебной защиты национальный режим распространяется на иностранных граждан в полной мере и в полном объеме. Согласно ГПК иностранные лица имеют право обращаться в суды Российской Федерации для защиты своих нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов. При этом иностранные лица пользуются процессуальными правами и выполняют процессуальные обязанности наравне с российскими гражданами. В то же время Правительством РФ могут быть установлены реторсии - ответные ограничения в отношении иностранных лиц тех государств, в судах которых допускаются такие же ограничения процессуальных прав российских граждан и организаций. Однако при возникновении гражданского дела в российском суде иностранное лицо не обязано доказывать отсутствие ограничений в процессуальных правах российских граждан в судах своей страны.

3. Принцип судебного иммунитета распространяется на иностранное государство и его официальных представителей. Он означает, что по общему правилу любое государство в силу своего суверенитета не может подпадать под юрисдикцию другого государства. Иностранное государство может стать субъектом процессуального права другого государства только с согласия компетентных органов данного государства.

Определение подсудности происходит по принципам и правилам, закрепляемым процессуальным законом. Каждое государство само определяет компетенцию собственных судов в делах с "иностранным элементом". Поэтому в международном праве нет единого принципа определения подсудности; она различно регулируется внутренним законодательством отдельных стран.

Наиболее распространены следующие принципы определения подсудности:

· по признаку места жительства ответчика;

· по признаку гражданства сторон или стороны в деле;

· по признаку личного присутствия ответчика или его имущества на территории государства при предъявлении иска;

· по признаку места нахождения спорной недвижимой вещи.

Общее правило подсудности в делах с "иностранным элементом" предусмотрено в ГПК: суды в Российской Федерации рассматривают дела с участием иностранных лиц, если организация-ответчик находится на территории Российской Федерации или гражданин-ответчик имеет место жительства в Российской Федерации.

Международная подсудность может быть исключительной и альтернативной.

· При исключительной подсудности компетентными на рассмотрение определенных категорий дел признаются только собственные суды;

· при альтернативной подсудности допускается рассмотрение тех или иных дел судами иностранного государства.

В статье раскрывается понятие «соглашение о международной подсудности» и исследуется вопрос о его правовой природе на основе теоретических взглядов российских и французских ученых - юристов.

Соглашение о международной подсудности рассматривается как договор, который порождает определенные обязанности и права для его сторон. На основе специфических особенностей соглашения о международной подсудности делается вывод об особенной sui generis природе таких соглашений.

В условиях развитого трансграничного гражданско - правового оборота для преодоления трудностей в сфере регулирования споров, осложненных иностранным элементом, и с целью внесения правовой определенности в правоотношения между сторонами, все чаще используются соглашения о международной подсудности.

Предмет исследования настоящей статьи составляют рассматриваемые в комплексе теоретические положения российских и французских юристов в отношении понятия и правовой природы соглашений о международной подсудности. Цель статьи – обосновать взгляд на соглашение о международной подсудности как на договор, порождающий для сторон новые обязанности и корреспондирующие им права, а также определить правовую природу таких соглашений как природу sui generis.

Понятие «Соглашение о международной подсудности»:

Соглашение о международной подсудности представляет собой согласованную сторонами договоренность в отношении государства, суды которого в силу такого соглашения наделяются компетенцией рассматривать спор, возникший или который возникнет в будущем в связи с существующими правоотношениями между этими сторонами (пророгационной эффект). Кроме того, стороны в соглашении могут исключить компетенцию судов других государств (дерогационный эффект). Заключая такое соглашение, стороны не просто указывают в суд какого государства необходимо обратиться с иском, но также вносят определенность в отношении системы коллизионного права и процессуального права, которые будут применяться при разрешении спора.

Соглашение о международной подсудности – это не просто соглашение о компетенции какого - либо суда, но соглашение о юрисдикции определенного государства в отношении спора между сторонами.

Во французской доктрине соглашение о международной подсудности определяется сходным образом. Это акт, посредством которого стороны обязываются передать споры между ними (настоящие или будущие) в суд или суды определенного государства [1], а также как зависящее от воли сторон условие применения норм о подсудности определенного государства.

Предмет такого соглашения – «международная подсудность» – определяется в юридической литературе как « подчиненность (относимость) дела, содержащего иностранный элемент, юрисдикции (судебной компетенции) определенного государства» [2]. Он обуславливает ряд особенностей, связанных с регулированием и сущностью таких соглашений.

Соглашения о международной подсудности используются в процессуальных отношениях, которые являются публичными по своей природе. Публичная природа предполагает, как правило, императивность норм, т. е. их обязательный характер для сторон. Однако согласно принципам международного гражданского процесса нормы данной отрасли права направлены на создание оптимальных условий для справедливого разрешения спора и должны учитывать интересы сторон в процессе.

Право изменять международную подсудность спора основывается на допускаемой законодателем автономии воли сторон в гражданском процессе: «поскольку цель гражданского процессуального права состоит в обеспечении частных интересов, оно должно учитывать волю сторон, если она не нарушает основополагающие нормы организации и функционирования гражданского правосудия» [3]. Как отмечал Е. В. Васьковский, нет оснований запрещать сторонам изменять подсудность, «ибо разграничение пространственной компетенции судов сделано в громадном большинстве случаев в интересах самих тяжущихся» [4].

Тем не менее, в законодательстве различных государств допускается частичный или полный запрет права изменять подсудность (исключительная подсудность). Это объясняется необходимостью защиты слабой стороны правоотношения или публичных интересов : « Автономия воли при заключении сделок, определяющих юрисдикционную форму защиты прав (в том числе и соглашение о международной подсудности), « сдерживается » императивными предписаниями закона » [5].

Является ли соглашение о международной подсудности договором или соглашением, не создающим новых прав и обязанностей?

В юридической доктрине нет единого подхода к определению сущности соглашения о международной подсудности. Обсуждается вопрос, можно ли рассматривать соглашение о международной подсудности как договор или это соглашение, которое не порождает новых право - отношений между сторонами.

Так, с точки зрения М. А. Рожковой соглашение о международной подсудности определяет способ реализации материального права на защиту и процессуального права сторон на подачу иска, но не создает нового правоотношения между сторонами: «Договоренность сторон относительно подсудности дела, строго говоря, является соглашением, поскольку она лишь в определенном аспекте изменяет порядок реализации права на обращение в суд, но не порождает этого права» [6].

Проводят различие между договором и соглашением: «Соглашение может только изменить (дополнить, ограничить) или прекратить существо правоотношения, но не создать новое, то есть в нем отсутствует свойственная договору способность порождать для сторон но - вые права и обязанности» [7]. Если соглашение содержит согласованную волю двух и более лиц, но при этом не направленную на возникновение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, оно не может именоваться договором [8].

Договор же рассматривается как соглашение воли двух или более лиц, направленное на установление, изменение или прекращение юридического отношения [9]. Договор не только устанавливает права и обязанности, но и предусматривает совершение субъектами действий, содержание и требования к которым определенны в соглашении [10]. В силу договора стороны взаимно обязуются совершить или воздержаться от совершения каких - либо действий.

Действительно само по себе право на судебную защиту не зависит от соглашения о международной подсудности и происходит из закрепления данного права во внутреннем законодательстве государства. Допустимость заключения соглашения о международной подсудности зависит от норм процессуального права.

Однако невозможно согласиться с тем, что соглашение о между - народной подсудности не порождает для сторон новых прав и обязанностей. Реализация права сторон определить подсудность является выражением взаимной воли сторон, которое создает обязанность сторон в случае спора подать иск в определенный суд и обязанность воздержаться от подачи иска в суд, не указанный в соглашении о международной подсудности. Кроме того, если сторона нарушает свою обязанность обратиться в выбранный суд, то другая сторона обладает правом заявить о неподсудности спора суду, принявшему иск к рассмотрению, со ссылкой на соглашение о международной подсудности.

Отметим, что во Франции несоблюдение указанных обязанностей стороной может являться основанием для возникновения у другой стороны права требовать возмещения убытков. Так, Кассационный суд в решении по делу SOMENOR против BRIVIO от 9 июня 1970 г. определил, что соглашение о подсудности носит договорный характер и, соответственно, неисполнение такого соглашения одной из сторон является нарушением договорного обязательства, что дает право требовать возмещение убытков [11].

Заключение сторонами соглашения о международной подсудности влечет определенные юридические последствия в случае возникновения спора : определяется не только компетентный суд, но нормы процессуального права ( lex fori ) применимые при разрешении спора, что в конечном итоге влияет и на исход дела.

Таким образом, полагаем, что соглашение о международной подсудности является договором. Соглашение о международной подсудности представляет собой взаимное волеизъявление сторон, направленное на установление компетенции суда или судов определенного сторонами государства рассматривать спор, в результате которого у сторон возникают определенные обязательства и права.

Правовая природа соглашений о международной подсудности:

В силу того, что предмет соглашения о международной подсудности лежит в области международного гражданского процесса, но в тоже время многие вопросы регулирования таких соглашений разрешаются посредством применения норм гражданского права, интерес вызывает определение правовой природы таких соглашений. Соглашение о международной подсудности влечет определенные последствия в сфере процесса: определяется относимость возможного или уже возникшего спора к судебной юрисдикции определенного государства. Договорная международная подсудность может определяться еще до возникновения спора путем включения соответствующей оговорки в текст основного договора. Вопросы действительности и формы соглашений о международной подсудности, некоторые иные вопросы в связи с такими соглашениями разрешаются на основе материальных норм права: «Cледовательно, определение правовой природы есть вопрос соотношения материальных и процессуальных элементов пророгаци онного соглашения» [12].

В российской доктрине вопросу правовой природы соглашений о международной подсудности было уделено мало внимания. Большинство российских юристов ведут дискуссию о природе соглашений, изменяющих внутреннюю территориальную подсудность. В настоящей статье для целей определения природы соглашений о международной подсудности по аналогии используются концепций в отношении соглашений о внутренней подсудности, поскольку сущность таких соглашений во многом сходна.

В России существуют три концепции понимания правовой природы соглашения о подсудности : материально - правовая, процессуально - правовая и концепция комплексной ( sui generis ) правовой природы. В российской судебной практике нет единого подхода по вопросу о правой природе соглашений о международной подсудности, в постановлениях судов по конкретным делам нашли отражение различные теории [13].

Материально - правовая концепция относит соглашения об изменении подсудности исключительно в сферу регулирования гражданского права. Представителями этой концепции являются М. А. Рожкова и А. С. Курочкин: «Отношения, возникающие в связи с заключением соглашения о подсудности, не являются процессуальными. С учетом характера отношений сторон и объекта их необходимо рассматривать в качестве частноправовых» [14]. Материально - правовая концепция при - роды соглашений о международной подсудности нашла поддержку, как во французской судебной практике [15], так и во французской доктрине. В частности, Ф. Гуэ [16] и М. Пашу указывают на договорный характер соглашений о международной подсудности: «пророгационное соглашение является договором, который, хотя и затрагивает вопросы процесса, все же подчиняется нормам материального договорного права» [17].

В поддержку материально - правовой концепции соглашений о международной подсудности можно привести следующие доводы:

  • заключение соглашения о международной подсудности является реализацией принципа автономии воли сторон;
  • порядок заключения таких соглашений и их форма определяются согласно нормам гражданского права;
  • заключение соглашения о международной подсудности является результатом согласованного волеизъявления сторон;
  • соглашение о международной подсудности может быть расторгнуто или изменено по воле сторон;
  • общие основания недействительности сделок распространяются на соглашения о международной подсудности : «Если суд установит, что свобода воли одной из сторон была нарушена и такое соглашение незаконно, ущемляет ее права, то такой договор об изменении подсудности дела признается судом недействительным» [18];
  • при оценке действительности соглашения о подсудности суд проверяет материальную (гражданско - правовую ) правосубъектность сторон.

Тем не менее, невозможно согласиться с доводами С. А. Дергачева о том, что отношения, связанные с соглашениями о подсудности, не входят в предмет регулирования гражданского права и на них не распространяются нормы ГК РФ [19]. Спорно также мнение В. И. Цоя о том, что соглашение о подсудности состоит не во взаимных волеизъявлениях каждой из сторон друг другу, а в обращениях обеих сторон к суду, одновременных и согласованных по своему содержанию [20].

Как уже было указано выше, соглашение о международной подсудности представляет собой договор, создающий обязанность для стороны реализовать свое право на защиту определенным образом (обратиться в суд определенного государства), а также обязанность воз - держаться от обращения в суды иных государств. Данной обязанности корреспондирует право другой стороны, в случае нарушения другой стороной своих обязанностей, заявить о неподсудности дела на основании заключенного между сторонами соглашения о международной подсудности. Как правило, соглашения о международной подсудности заключаются до возникновения спора между сторонами, когда ни одна из них не является участниками процесса, и они действуют как участники гражданских правоотношений

К предмету регулирования гражданского права относятся договорные и иные обязательства, а также другие имущественные и личные не - имущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников. Также установлено, что когда отношения прямо не урегулированы гражданским законодательством или обычаями, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, применяется гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия закона).

Статья 11 ГК РФ устанавливает право на судебную защиту гражданских прав. Любое субъективное гражданское право включает право на защиту: «с материально - правовой точки зрения нет препятствий к тому, чтобы рассматривать право на защиту в его материально - правовом аспекте как одно из правомочий самого субъективного гражданского права» [21].

Заключая соглашение о международной подсудности, стороны достигают согласия о порядке реализации их материального права на защиту и устанавливают определенные права и обязанности в случае возникновения спора межу ними.

Некоторые французские авторы указывают на неразрывную связь соглашения о международной подсудности с нормами процессуального права. Например, Н. Фражиста замечает в этой связи: «Так как соглашение сторон влечет последствия, наступления которых они желают, в таком случае речь идет о договоре. но поскольку такие последствия наступают в ходе судебного процесса, то можно говорить о процессуальном договоре » [22].

Таким образом, несмотря на договорную природу отношений, возникающих в связи с заключением соглашения о международной подсудности, невозможно исключить тесную связь таких соглашений с нормами процессуального права. Представляется, что наиболее полным образом правовую природу соглашений о международной подсудности можно объяснить только с помощью концепции sui generis. Это комплексная концепция, учитывающая материально - правовые и процессуальные аспекты соглашения о международной подсудности, наиболее полным образом раскрывающая его правовую сущность. Соглашение о международной подсудности следует рассматривать как договор со смешанной правовой природой, который подчиняется как нормам материального, так и нормам процессуального права.

В российской доктрине в отношении соглашений о внутренней подсудности Я. В. Грель [23] и Р. М. Ходыкин указывают на неразрывную взаимосвязь таких соглашений с нормами как материального, так и процессуального права: «. пророгационное соглашение. является институтом sui generis. Так, очевидно, что на пророгационное соглашение будут распространяться положения договорного права о сов - падении воли сторон, о моменте заключения договора. В то же время допустимость и действие такого договора будут определяться процессуальным правом » [24].

В отношении соглашений о международной подсудности Х. Шак отмечает, что « для материально - правовой стороны действует право, свойственное договору ( lex causae ), а для процессуальной — закон места судебного разбирательства ( lex fori )» 25.

Концепция смешанной (sui generis) правовой природы соглашений о международной подсудности находит сторонников и во Франции.

Так, Х. Годеме - Таллон определяет соглашение о подсудности как одновременно договорной акт и акт в процессе [26].

Взаимозависимое влияние норм материального и процессуального права на соглашения о международной подсудности выражается в следующем:

● Стороны свободны заключать соглашение о международной подсудности по своему выбору (диспозитивный характер гражданско - правовых отношений), однако допустимость такого соглашения устанавливается нормами процессуального права.

● Предмет соглашения о подсудности лежит исключительно в области процессуального права. Несмотря на это, заключая соглашение о международной подсудности стороны тем самым устанавливают определенные права и обязанности, которые не следует рассматривать в качестве процессуальных. Процессуальные правоотношения возникают на основе норм процессуального права и существуют только между судом, рассматривающим дело, и определенным участником процесса: «Процессуальное право не предоставляет участникам процесса никаких прав и не возлагает на них никаких обязанностей по отношению друг к другу» [27]. Процессуальные права и обязанности суда и других участников процесса устанавливаются нормами гражданского процессуального права. Однако обязанность обратиться в суд определенного государства и воздержаться от обращения в суды других государств, а также право заявить о неподсудности спора со ссылкой на соглашение между сторонами возникают из соглашения о между - народной подсудности между сторонами и являются реализацией взаимонаправленной воли сторон на основе как норм материального, так и процессуального права.

● Порядок заключения соглашений о международной подсудности регулируется нормами материального права. Стороны, как правило, вправе заключить соглашение о международной подсудности еще до возникновения спора, т. е. они не являются участниками процесса и действуют в своей гражданской правоспособности. Однако сторонам все же необходимо учитывать и процессуальные нормы, чтобы исключить возможный риск признания соглашения недействительным в будущем.

● Решение вопроса о действительности соглашения о подсудности происходит на основе норм материального и процессуального права.

Подводя итог вышесказанному, можно отметить, что понятия соглашений о международной подсудности определяются сходным образом в юридической теории России и Франции.

Автор настоящей статьи рассматривает соглашение о международной подсудности как договор, который устанавливает для сторон определенные обязанности и корреспондирующее им право. Указанные права и обязанности возникают из волеизъявления сторон, и основываются на нормах как материального, так и процессуального права.

Приведенные в статье доводы делают невозможным однозначное отнесение соглашений о международной подсудности к процессуальному или гражданскому праву и обуславливают особую природу sui generis таких соглашений.

Доктринальное обоснование правовой природы sui generis соглашений о международной подсудности позволит избежать различных проблем, возникающих на практике и связанных с применением норм материального права к таким соглашениям [28].

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: