Локотов обратился в суд с иском к гбуз о взыскании недоначисленной и невыплаченной заработной платы

Обновлено: 06.12.2022

Право на вознаграждение за труд является одним из конституционных прав граждан Российской Федерации. Право работника на своевременную и в полном объеме выплату заработной платы зафиксировано и в части первой ст. 21 ТК РФ. На работодателя же, в свою очередь, возложена корреспондирующая указанному праву обязанность по выплате в полном размере причитающейся работникам заработной платы в сроки, установленные в соответствии с ТК РФ, коллективным договором, правилами внутреннего трудового распорядка, трудовыми договорами.

В соответствии с ч. 6 ст. 136 ТК РФ, заработная плата выплачивается не реже чем каждые полмесяца. Конкретная дата выплаты заработной платы устанавливается правилами внутреннего трудового распорядка, коллективным договором или трудовым договором не позднее 15 календарных дней со дня окончания периода, за который она начислена.

Споры о взыскании заработной платы можно разделить на два вида:

1) взыскание начисленной, но невыплаченной заработной платы;

2) взыскание неначисленной заработной платы.

В обоих случаях работник может прибегнуть к разрешенным законом способам защиты своих нарушенных прав и интересов. Одним из таких способов в силу части второй ст. 352 ТК РФ является судебная защита.

Частью второй ст. 392 ТК РФ предусмотрено, что за разрешением индивидуального трудового спора о невыплате или неполной выплате заработной платы работник имеет право обратиться в суд в течение одного года со дня установленного срока ее выплаты, в том числе в случае невыплаты или неполной выплаты заработной платы, причитающейся работнику при увольнении.

Взыскание начисленной, но невыплаченной заработной платы.

Данная категория дел отличается от иных своей бесспорностью. Наиболее частая причина возникновения споров данной категории — тяжелое финансовое состояние предприятия и, как следствие, — образование задолженности по выплате заработной платы перед работниками. В большинстве случаев работник имеет на руках расчетные листки, где указано, когда и в каком размере ему начислена заработная плата.

Однако выплаты этих сумм на деле не происходит — деньги на счет работника в банке не перечисляются, из кассы предприятия не выдаются.

Следует иметь в виду разъяснения, данные в п. 56 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации». При рассмотрении дела по иску работника, трудовые отношения с которым не прекращены, о взыскании начисленной, но не выплаченной заработной платы следует учитывать, что заявление работодателя о пропуске работником срока на обращение в суд само по себе не может служить основанием для отказа в удовлетворении требования, поскольку в указанном случае срок на обращение в суд не пропущен (нарушение носит длящийся характер).

Поэтому обязанность работодателя по своевременной и в полном объеме выплате работнику заработной платы, а тем более задержанных сумм сохраняется в течение всего периода действия трудового договора.

Взыскание начисленной, но невыплаченной заработной платы осуществляется в порядке приказного производства путем подачи заявления о выдаче судебного приказа (ст. 122 ГПК РФ). В соответствии с правилами родовой подведомственности трудовых дел при наличии мирового судьи судебный приказ может быть вынесен только мировым судьей.

Заявление о вынесении приказа подается в суд по общим правилам подсудности (т.е. по месту нахождения ответчика) в письменной форме.

В заявлении должны быть указаны:

  1. Наименование суда, в который подается заявление;
  2. Наименование взыскателя, его место жительства или место нахождения;
  3. Наименование должника, его место жительства или место нахождения;
  4. Требование взыскателя и обстоятельства, на которых оно основано;
  5. Документы, подтверждающие обоснованность требования взыскателя;
  6. Перечень прилагаемых документов.

Заявление о вынесении судебного приказа подписывается взыскателем или имеющим соответствующие полномочия его представителем. К заявлению, поданному представителем, должен быть приложен документ, удостоверяющий его полномочия.

Судебный приказ по существу заявленного требования выносится в течение пяти дней со дня поступления заявления в суд без судебного разбирательства и вызова сторон для заслушивания их объяснений.

Судебный приказ составляется на специальном бланке. Один его экземпляр остается в суде. Второй вручается заявителю. Должнику изготавливается копия судебного приказа.

Судья отменяет судебный приказ, если от должника в установленный срок поступят возражения относительно его исполнения. В определении об отмене судебного приказа судья разъясняет взыскателю, что заявленное требование им может быть предъявлено в порядке искового производства. Копии определения суда об отмене судебного приказа направляются сторонам не позднее трех дней после дня его вынесения.

Необходимо учитывать, что в случае, если в установленный срок от должника не поступят в суд возражения, судья выдает взыскателю второй экземпляр судебного приказа, заверенный гербовой печатью суда, для предъявления его к исполнению. По просьбе взыскателя судебный приказ может быть направлен судом для исполнения судебному приставу-исполнителю.

Получите правовой экспресс–анализ вашего вопроса! Опишите вашу ситуацию в форме ниже, приложите документы и в течение 30 минут наши юристы подготовят ответ и свяжутся с Вами.

Появились первые «пандемические» решения судов по спорам работников и работодателей

Суды начали давать оценку объявлению простоя во время всеобщего карантина и такому основанию увольнения, как наступление чрезвычайных обстоятельств, препятствующих выполнению трудовых отношений. Согласно первым аналитическим данным, работники выигрывают трудовые споры, добиваясь признания недействительными действий работодателей. По статистике, большинство споров заканчиваются утверждением мирового соглашения.

В статье мы рассмотрим, какие действия предпринимали работодатели в условиях распространения коронавируса, какие основания увольнения избирались и как к ним относятся суды; когда работодателю и работнику стоит «бороться за правду», а когда обращение в суд – пустая трата времени и сил.

Итак, сегодня суды чаще рассматривают споры о заработной плате и об увольнении в период пандемии.

Споры о невыплате зарплаты

За разрешением индивидуального трудового спора о невыплате или неполной выплате заработной платы и других причитающихся работнику выплат, в том числе при увольнении, он имеет право обратиться в суд в течение года со дня установленного срока выплаты указанных сумм (ч. 2 ст. 392 ТК РФ).

Анализ судебной практики показывает, что споров, касающихся исключительно вопроса о невыплате зарплаты, как таковых пока нет. Но с учетом предусмотренного законом срока для обращения в суд, вероятно, они еще появятся. Пока же мы сталкиваемся с делами, в которых, помимо прочего, работники просят взыскать ту или иную компенсацию.

Простой

Простой – это временная приостановка работы по причинам экономического, технологического, технического или организационного характера (ст. 72.2 ТК РФ). Оплата простоя зависит от причин его возникновения и регулируется ст. 157 ТК РФ (подробнее об этом читайте в статье «Как оплатят вынужденную рабочую паузу?»).

Многие работодатели не могут обеспечить сотрудников работой, которую те выполняли до пандемии. Поэтому они объявляют простой, возникший по не зависящим от работника и работодателя причинам, с сохранением заработной платы в размере 2/3 тарифной ставки оклада (ч. 2 ст. 157 ТК РФ). Такие решения существенно затрагивают интересы работников, и они обжалуют приказы об объявлении простоя в судебном порядке. Но пока сложно говорить о единстве позиций судов по данному вопросу, так как практика только формируется.

Работодатель не вправе ввести в организации простой, который означает паузу в рабочем процессе, и при этом требовать от работников выполнения прежних объемов работы на дому за меньшие деньги

В другом деле работник обратился с заявлением о признании незаконным приказа о простое и взыскании задолженности по заработной плате в сумме невыплаченной разницы. Суд встал на сторону работника, так как установил, что во время действия режима повышенной готовности деятельность компании не была приостановлена и работники продолжали работать 2 .

Таким образом, объявлять простой во время пандемии было можно. Однако работодатель должен доказать, что в этот период по экономическим или организационным причинам обеспечить работой конкретного работника он не мог. В такой ситуации суд встанет на сторону работодателя. В остальных случаях у работников есть основания для обращения в суд с иском.

Неоплачиваемый отпуск

Работник обратился в суд с требованием взыскать заработную плату за период неоплачиваемого отпуска, в который он был отправлен без его согласия и соответствующего заявления. Такие действия работодателя нарушают положения ст. 128 ТК РФ, согласно которой в отпуск без сохранения зарплаты работник может быть направлен исключительно по его письменному заявлению. Требование работника суд удовлетворил 3 .

Отметим, что в период действия режима повышенной готовности Минтруд рекомендовал переносить срок оплачиваемого отпуска. То есть если работник не мог быть обеспечен работой, в оплачиваемый отпуск он не уходил, а просто не работал с сохранением зарплаты или 2/3 оклада в случае объявления простоя.

Работодатели использовали и законные способы уменьшения заработной платы. Например, пропорциональное сокращение ее рабочему времени с предупреждением работников об изменении условий труда не менее чем за два месяца согласно требованиям Трудового кодекса; предоставление работникам оплачиваемого и неоплачиваемого отпусков, если заявления были поданы ими без принуждения со стороны работодателя и они на отпуске настаивали.

Споры о признании увольнения незаконным

Решение о сокращении численности или штата работников является исключительной компетенцией работодателя и принимается им исходя из экономических или организационных потребностей, поэтому вопросов у судов тут практически не возникает 4 . Суды проверяют соблюдение порядка проведения процедуры сокращения, предусмотренного Трудовым кодексом. В случае безукоризненности этой процедуры у работников почти нет шансов признать увольнение незаконным. Суды встают на сторону работодателя и в том случае, если процедура не была соблюдена из-за действий работника, таких как уклонение от получения уведомления о сокращении, отказ от ознакомления с приказом об увольнении или сокращении, отказ от получения предложений по вакантным должностям и т.д. Подобные действия работников суды расценивают как злоупотребление правом.

Увольнение в связи с непрохождением срока испытания

У многих работодателей возникал вопрос, можно ли уволить в «нерабочие дни» работника ввиду непрохождения испытания, срок которого заканчивался именно в это время. Было непонятно, продлевался ли этот срок в «нерабочие недели», ведь если он не продлевался, то работник автоматически считался прошедшим испытание в случае его неувольнения в период установленного срока (ст. 71 ТК РФ) (напомним: 30 марта – 3 апреля 2020 г. президент объявил нерабочими днями с сохранением за работниками заработной платы, и позже «нерабочий» период неоднократно продлевался). Разъяснений Минтруд не дал, а ответы его представителей были неоднозначными. Теперь вопросы об увольнении в связи с непрохождением срока испытания приходится решать судам.

В одном из дел суд встал на сторону работодателя. Работник во время режима самоизоляции осуществлял работу удаленно, но ее результаты были неудовлетворительными, доказательства чего имелись у работодателя. В этой ситуации суд посчитал увольнение законным 5 .

Но суды встают и на сторону работников. Например, в одном случае у работодателя не имелось доказательств неудовлетворительного исполнения работником трудовых обязанностей 6 . В другом случае до принятия решения об увольнении в связи с непрохождением испытания работодатель неоднократно требовал от работника уволиться по собственному желанию, причем у работника имелись доказательства принуждения к увольнению 7 .

Увольнение в связи с наступлением чрезвычайных обстоятельств

Увольнение по этому основанию в период пандемии суды признают незаконным. Согласно п. 7 ч. 1 ст. 83 ТК РФ трудовой договор подлежит прекращению при наступлении чрезвычайного обстоятельства, препятствующего продолжению трудовых отношений (военные действия, катастрофа, стихийное бедствие, крупная авария, эпидемия и др.), если оно признано решением Правительства РФ или органа госвласти субъекта РФ. Ни в одном из регионов России так и не был объявлен режим чрезвычайного положения, а введенный режим повышенной готовности не является чрезвычайным обстоятельством, поэтому суды считают увольнение по такому основанию незаконным.

Отметим также, что споры об увольнении ввиду однократного или неоднократного грубого нарушения работниками трудовых обязанностей (ч. 1 ст. 81 ТК) рассматриваются судами как раньше. Устанавливаются обстоятельства факта совершения дисциплинарного проступка, и проверяется соблюдение порядка применения дисциплинарного взыскания. Если указанные обстоятельства судом установлены, то увольнение законно независимо от его даты.

(О чем еще сейчас могут спорить работодатели и работники – читайте в статье «Актуальные трудовые споры с дистанционными работниками»).

1 Решение Таганского районного суда г. Москвы от 22 октября 2020 г. по делу № 2-1686/2020; решение Савеловского районного суда г. Москвы от 13 октября 2020 г. по делу № 2-5313/2020.

2 Решение Северобайкальского городского суда Республики Бурятия от 23 октября 2020 г. по делу № 2-989/2020.

3 Решение Ленинского районного суда г. Санкт-Петербурга от 1 октября 2020 г. по делу № 2-1303/2020.

4 Определение Конституционного Суда РФ от 29 сентября 2011 г. № 1165-О.

5 Решение Кировского городского суда Мурманской области от 17 июля 2020 г. по делу № 2-359/2020.

6 Решение Жуковского районного суда Калужской области от 29 июля 2020 г. по делу № 2-1-437/2020.

7 Решение Чертановского районного суда г. Москвы от 7 июля 2020 г. по делу № 02-2688/2020.


По мнению одного из экспертов «АГ», случай, рассмотренный Верховным Судом, весьма сложен, и его можно назвать назидательным для работодателей, в частности относительно необходимости ведения четкой бухгалтерской отчетности. Другой отметил, что в рассматриваемом деле ВС РФ грубо нарушил процессуальное законодательство и проигнорировал иные судебные акты, вынесенные по связанному с данным делом спору.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ вынесла Определение № 46-КГ20-6-К6 от 14 сентября по спору о взыскании директором фирмы неосновательного обогащения с бывшего работника.

После увольнения работник взыскал с компании задолженность по зарплате и компенсацию

В июле 2016 г. Иван Баринов был принят на должность дефектоскописта в ООО «Икс-Техникс» с зарплатой 15 тыс. руб. в месяц, а в мае 2017 г. он уволился по собственной инициативе. За время работы зарплата сотруднику перечислялась с банковской карты генерального директора общества Руслана Базарова, что было обусловлено отсутствием денежных средств на счетах компании-работодателя. Всего Ивану Баринову было перечислено 150 тыс. руб. четырьмя переводами.

После увольнения Иван Баринов обратился в Благовещенский городской суд Амурской области с иском к «Икс-Техникс» о взыскании с задолженности по зарплате в размере 67 821 руб., а также компенсаций за неиспользованный отпуск, за задержку выплат и за понесенный им моральный вред. Истец также потребовал суд обязать бывшего работодателя внести изменения в трудовую книжку относительно даты приема на работу, поскольку в ней вместо 4 июля было указано 1 сентября.

В суде представитель ответчика ссылался на то, что деньги переводились на карту Баринова с карты директора в счет погашения задолженности по заработной плате. Однако суд признал этот довод несостоятельным, указав, что «Икс-Техникс» не представлены ведомости по начислению зарплаты, а также иные доказательства, подтверждающие перечисление денег в счет погашения задолженности именно его работодателем.

В связи с этим суд удовлетворил исковые требования гражданина частично, взыскав в его пользу свыше 111 тыс. руб. Ответчика также обязали внести изменения в трудовую книжку Баринова относительно даты приема его на работу. Апелляция поддержала его решение. Впоследствии, исходя из данных исполнительного производства, общество полностью погасило задолженность перед гражданином, выплатив ему присужденную судом денежную сумму.

Иск о неосновательном обогащении

Далее Руслан Базаров обратился в суд иском к Ивану Баринову о взыскании с него неосновательного обогащения в размере 150 тыс. руб. Свои требования он обосновал тем, что перечисленные им денежные средства не были ранее признаны судом в качестве выплаты зарплаты, при этом стороны не состояли в каких-либо гражданских отношениях, порождающих обязанность по их уплате. При этом Руслан Базаров дважды направлял письменные претензии Ивану Баринову с требованием вернуть ему 150 тыс. руб., но ответа на них не получал.

В ходе судебного разбирательства представитель ответчика утверждал, что истец переводил Баринову деньги в счет компенсации командировочных расходов и сверхурочной работы. Однако, как отметил суд, бесспорные доказательства возникновения неосновательного обогащения у ответчика представлены не были, тогда как применение норм о неосновательном обогащении возможно только в случае установления судом совокупности обстоятельств.

Таким образом, в удовлетворении исковых требований было отказано: суд посчитал, что перечисленные спорные денежные средства являются зарплатой ответчика, а правоотношения сторон вытекают из трудовых отношений между Бариновым и обществом «Икс-Техникс».

Апелляция не согласилась с первой инстанцией и отменила ее решение, взыскав в пользу истца неосновательное обогащение в размере 150 тыс. руб., а также проценты за пользование чужими денежными средствами. Апелляционный суд отметил, что банковские переводы на общую сумму в 150 тыс. руб. подтверждались выпиской Сбербанка, а в рамках индивидуального трудового спора с работодателем суд ранее присудил работнику 111 тыс. руб. В дальнейшем кассация поддержала апелляционное определение.

Верховный Суд встал на защиту работника

Изучив кассационную жалобу Ивана Баринова, Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ напомнила, что нормы Гражданского кодекса о неосновательном обогащении и недопустимости возврата определенных денежных сумм могут применяться, в частности, в рамках трудовых правоотношений.

Согласно ч. 4 ст. 137 ТК РФ излишне выплаченная работнику зарплата не может быть с него взыскана, за исключением случаев счетной ошибки; если органом по рассмотрению индивидуальных трудовых споров признана вина работника в невыполнении норм труда или простое; если заработная плата была излишне выплачена работнику в связи с его неправомерными действиями, установленными судом. При этом, указал Суд, данная норма Трудового кодекса корреспондирует п. 3 ст. 1109 ГК РФ, которым установлены ограничения для возврата в виде неосновательного обогащения зарплаты и приравненных к ней платежей, пенсий, пособий, стипендий, возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью, алиментов и иных денежных сумм, предоставленных гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки. «Следовательно, излишне выплаченная работодателем и полученная работником в период трудовых отношений заработная плата подлежит взысканию как неосновательное обогащение, только если выплата заработной платы явилась результатом недобросовестности со стороны работника или счетной ошибки», – отмечается в определении.

Верховный Суд добавил, что суд апелляционной инстанции в нарушение норм ст. 67 ГПК РФ не привел мотивы, по которым он проигнорировал выводы суда первой инстанции, сделанные с учетом установленных по делу обстоятельств, а лишь формально указал на то, что вступившим в законную силу решением суда уже была взыскана зарплата за спорный период, расчет которой произведен Бариновым самостоятельно, и сослался на недоказанность обоснованности сбережения ответчиком денежных средств, полученных от истца.

«У суда апелляционной инстанции не имелось предусмотренных ст. 330 ГПК РФ оснований для отмены решения суда первой инстанции об отказе в удовлетворении исковых требований Руслана Базарова и принятия нового решения об удовлетворении иска», – заключил ВС, отменив судебные акты апелляции и кассации и оставив в силе решение первой инстанции.

Эксперты неоднозначно оценили подход ВС

Заместитель директора юридического института Кемеровского государственного университета по научной работе Егор Трезубов высказал удивление судебному акту с процессуальной точки зрения: «В рассматриваемом случае все притязания работника о выплате причитающихся ему при увольнении платежей были разрешены судом, а факт выплаты директором 150 тыс. руб. истцу квалифицирован как не связанный с трудовыми правоотношениями».

По мнению эксперта, вполне логично, что в такой ситуации директор предприятия обратился к работнику с кондикционным иском и требовал взыскать то, что судом квалифицировано как несвязанное с трудовым правоотношением. «Учитывая предыдущее процессуальное поведение сторон, а также содержание судебного акта по индивидуальному трудовому спору, невозможно предположить, что перечисление директором 150 тыс. руб. может быть квалифицировано по подп. 3 ст. 1109 ГК РФ “заработная плата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки”», – полагает Егор Трезубов.

Он добавил, что судом при рассмотрении индивидуального трудового спора между работником и работодателем исключена квалификация этой суммы как выплаченной по поручению работодателя в качестве заработной платы и иных трудовых платежей по мотивам отсутствия допустимых доказательств произведения начислений. «Данное обстоятельство должно рассматриваться как преюдициально установленное, и сам работник не может его преодолеть в ином споре. В итоге, как представляется, Верховным Судом в грубом нарушении процессуального законодательства проигнорированы иные судебные акты, вынесенные по связанному с данным делом спору, и мы видим ситуацию принятия противоречащих друг другу судебных актов», – убежден эксперт.

Вместе с тем Егор Трезубов обратил внимание на то, что в определении Суда проскальзывает упоминание о том, что при рассмотрении дела по кондикционному иску работник указывал, что полученные им 150 тыс. руб. – это сумма командировочных расходов, не включенных им в иск по индивидуальному трудовому спору. «Так ли это – не ясно, в определении ВС РФ об этом не говорится, оценка доказательств не осуществляется. Представляется, что только несокрушимые доказательства наличия притязаний работника сверх того, что было предметом рассмотрения в индивидуальном трудовом споре, позволили бы обойти уже вынесенное решение, вступившее в законную силу. В итоге мы видим либо незаконное, либо плохо аргументированное определение высшей судебной инстанции, которое едва ли может быть использовано как материал судебной практики, позволяющий усвоить нормы о качествах законной силы судебных актов при изучении гражданского процесса, равно как и нормы о неосновательном обогащении при изучении гражданского права», – отметил он.

Егор Трезубов полагает, что проблемы не было бы, если соответствующая сумма, перечисленная директором работнику, была бы квалифицирована изначально как заработная плата и прочие причитающиеся платежи: «Если работодатель в трудовом споре не смог это доказать, то налицо “риск несовершения или несвоевременного совершения процессуальных действий”, уместный в профессиональном и состязательном процессе. Но едва ли такой риск адекватен ситуации».

Адвокат МКА «СЕД ЛЕКС», старший партнер «Альтависта» Валерия Аршинова полагает, что случай, рассмотренный Верховным Судом, можно назвать назидательным для работодателей в части необходимости ведения четкой бухгалтерской отчетности вне зависимости от способа выплаты заработной платы работнику и урегулирования споров по соглашению сторон.

«При доказывании в данном деле необходимо было ставить акцент на недобросовестное поведение ответчика, т.е. работника, который, по мнению генерального директора, незаконно обогатился за его счет, а также, например, подтвердить отсутствие задолженности перед работником по компенсации командировочных. Сама ситуация довольно сложная, поскольку вопрос, как отмечено Верховным Судом, находится на стыке гражданского и трудового права, и это один из немногих случаев, когда применимы нормы ГК РФ в трудовых отношениях, ведь согласно положению ст. 3 ТК РФ последние регулируются только трудовым законодательством», – отметила она.

По словам эксперта, раз работник «пошел» до Верховного Суда РФ, правда все же была на его стороне и денежные средства не являлись неосновательным обогащением, однако если генеральный директор считает, что его обманул работник, он может обратиться с заявлением о возбуждении уголовного дела по статье «Мошенничество». «В целом судебный акт полезен для судебной практики с точки зрения оценки случаев невозможности возврата неосновательного обогащения», – подытожила Валерия Аршинова.


По мнению одного из экспертов «АГ», Суд лишь вскользь указал, что в дискрецию законодателя входит установление соотношения МРОТ к окладу или к заработной плате. Другая отметила, что история с соотношением МРОТ и месячной зарплаты давняя и тянется с тех самых пор, как законодатель установил, что именно месячная заработная плата работника с учетом всех ее составных частей должна быть не менее МРОТ, а не оклад. Третья полагает, что из рассматриваемого определения КС РФ можно сделать вывод, что, по мнению Суда, районный коэффициент и процентная надбавка – это единственные компенсационные выплаты, которые начисляются сверх минимального размера оплаты труда.

Суды посчитали, что при начислении зарплаты нет нарушений со стороны работодателя

С жалобой в Конституционный Суд обратилась Нина Конради, которая работает в МКУК «Многофункциональный культурный центр» Шипуновского района Алтайского края режиссером высшей категории (0,75 ставки). Ее зарплата состоит из оклада (3894 руб. 75 коп.), повышающего коэффициента за работу в сельской местности (25%), надбавки за стаж работы (30%), ежемесячной премии (13,5%) и районного коэффициента за работу в особых климатических условиях (25%).

Женщина обратилась в суд с иском к работодателю о взыскании недоначисленной и невыплаченной зарплаты. В обоснование исковых требований она указала, что работодатель должен выплачивать работнику, отработавшему норму рабочего времени и выполнившему нормы труда, зарплату не ниже МРОТ без включения в нее компенсационных и стимулирующих выплат. Соответственно, оклад работника не может быть ниже вышеуказанного показателя, а все иные выплаты должны начисляться на оклад. По словам истца, в ее случае работодатель осуществляет начисление зарплаты следующим образом: на оклад начисляется надбавка за работу в сельской местности, затем надбавка за стаж работы и премия, после чего производится доплата до минимального размера оплаты труда, а полученная сумма увеличивается на районный коэффициент.

Три инстанции отказали в удовлетворении иска, признав правильными действия ответчика по начислению зарплаты, при этом они осуществляли сравнение зарплаты заявительницы с МРОТ пропорционально выплачиваемой ей доле ставки. Верховный Суд также отказался рассматривать кассационную жалобу заявительницы

В жалобе в Конституционный Суд Нина Конради указала, что оспариваемое ею законоположение неконституционно, поскольку в контексте правоприменительной практики позволяет работодателю устанавливать работнику зарплату, размер которой с учетом включения в ее состав всех компенсационных и стимулирующих выплат, предусмотренных системой оплаты труда (кроме районного коэффициента), не превышает МРОТ. В то же время, подчеркнула она, вознаграждение за труд не может быть ниже данного показателя.

КС не увидел нарушения Конституции, но заметил, что проблема должна решаться на законодательном уровне

Отказывая в принятии жалобы к рассмотрению, Конституционный Суд напомнил, что основным назначением минимального размера оплаты труда в системе действующего законодательства является обеспечение месячного дохода работника, отработавшего норму рабочего времени, на установленном законом уровне. Вознаграждение за труд не ниже установленного федеральным законом МРОТ гарантируется каждому, поэтому определение его величины должно основываться на характеристиках труда, свойственных любой трудовой деятельности, без учета особых условий ее осуществления.

С 1 января 2021 г., как отметил КС, размер МРОТ составляет 12 792 руб. в месяц. С этой даты критерием для определения данного показателя является не только величина прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по России, но и величина медианной зарплаты, это направлено на обеспечение роста размера минимальной оплаты труда в соотношении с зарплатой большинства россиян, работающих по трудовому договору.

«Таким образом, действующее правовое регулирование направлено на обеспечение каждому работнику справедливой оплаты труда не ниже минимального размера оплаты труда и обязывает работодателя при разработке системы оплаты труда обеспечивать обоснованную дифференциацию оплаты труда работников с тем, чтобы установленные доплаты и надбавки компенсационного характера компенсировали влияние на работника неблагоприятных производственных факторов, а доплаты и надбавки стимулирующего характера, установление которых относится к дискреции работодателя, выполняли функцию поощрения работника за добросовестный труд и побуждения его к дальнейшей добросовестной и эффективной трудовой деятельности», – отмечено в определении Суда.

В связи с этим КС счел, что оспариваемая заявительницей норма не может расцениваться как нарушающая ее права. Суд добавил, что женщина фактически ставит перед ним вопрос об установлении тарифной ставки (оклада) в размере не ниже МРОТ. Между тем разрешение этого вопроса относится к компетенции законодателя, который правомочен при совершенствовании трудового законодательства учесть сложившуюся в системе социального партнерства практику определения тарифной ставки (оклада, должностного оклада) не ниже величины МРОТ, установленного федеральным законом.

Эксперты «АГ» посчитали проблему системной

Она добавила, что, исходя из определения, можно сделать вывод, что, по мнению КС, районный коэффициент и процентная надбавка – это единственные компенсационные выплаты, которые начисляются сверх МРОТ. «В отношении иных выплат компенсационного характера, например за работу в сельской местности, данный принцип не распространяется. При сравнении заработной платы с МРОТ не учитываются стимулирующие и поощрительные выплаты. Поэтому те работодатели, которые устанавливают крайне низкие оклады и доводят заработную плату до размера МРОТ путем начисления стимулирующих, поощрительных и компенсационных выплат, законодательство не нарушают», – отметила она.

Адвокат АП Калининградской области Екатерина Казакова отметила, что история с соотношением МРОТ и месячной зарплаты давняя и тянется с тех самых пор, как законодатель установил, что именно месячная заработная плата работника с учетом всех ее составных частей должна быть не менее МРОТ, а не оклад. «Такое изменение стало возможным с введением в ТК РФ ст. 133.1, которая предусматривает, что в субъектах РФ вводится региональная минимальная заработная плата. Неоднозначная практика в спорах о взыскании невыплаченной зарплаты в недавнем прошлом сложилась по поводу того, что работодатели устанавливали работнику ее размер с учетом включения в ее состав районного коэффициента и процентной надбавки за работу в местности с особыми климатическими условиями. И тем самым нарушалось право работников, осуществляющих трудовую деятельность в такой местности, на повышенный размер оплаты труда», – пояснила эксперт.

Она добавила, что ранее в Определении от 1 октября 2009 г. № 1160-О-О КС отмечал, что правовая природа МРОТ и его основное назначение в механизме правового регулирования трудовых отношений после 1 сентября 2007 г. остались прежними. «Изменения ст. 129 и 133 ТК РФ не предполагали умаления права лиц, работающих по трудовому договору, на своевременную и в полном размере выплату справедливой заработной платы, обеспечивающей достойное человека существование для него самого и членов его семьи, и не ниже установленного федерального МРОТ. Кроме того, установление такой государственной гарантии, как федеральный МРОТ, определение содержания и объема этой гарантии, а также изменение соответствующих правовых норм не затрагивают других гарантий, предусмотренных трудовым законодательством для работников, включая повышенную оплату труда работников, занятых на работах в местностях с особыми климатическими условиями», – пояснила адвокат.

Екатерина Казакова добавила, что такой позиции придерживался и Верховный Суд РФ до 2016 г., после чего она была радикально изменена: в определениях от 8 августа 2016 г. № 72-КГ16-4 и от 19 сентября 2016 г. № 51-КГ16-10 ВС указал, что право работника, осуществляющего трудовую деятельность в особых климатических условиях, на повышенную оплату труда не может считаться нарушенным в тех случаях, когда размер его заработной платы с учетом включения в ее состав районного коэффициента (коэффициента) и процентной надбавки составляет не менее минимального размера оплаты труда.

Адвокаты, юристы и ученые анализируют предлагаемые изменения в Основной Закон, касающиеся перераспределения полномочий органов власти, усиления роли парламента и иных вопросов

Эксперт полагает, что от Конституционного Суда в сложившихся реалиях нельзя было ожидать иного акта: «Норма ст. 133 ТК РФ не противоречит Конституции, она просто декларирует, вторя Основному Закону, принцип, сформулированный в достаточной степени неопределенно, противоречиво и, с позиции гражданина социального государства, нежелательно». При этом он указал существование практики установления мизерного, в разы меньше МРОТ, оклада, и добавления к реальной заработной плате всевозможных стимулирующих выплат и надбавок, чтобы на руки работник все же получал МРОТ.

Егор Трезубов добавил, что рассматриваемый случай показателен тем, что работодателем заявительницы является муниципальное казенное учреждение, то есть, по сути, напрямую контролируется муниципальными властями, хоть и не входящими в систему органов государственной власти, но реализующими публичные функции. «По его словам подобное встречается не только в казенных и бюджетных учреждениях, но и в органах местного самоуправления и органах государственной власти. «Лично мне известны аналогичные примеры в территориальных органах ФНС России, в аппаратах мировых судей и федеральных судов, где базовые величины оплаты труда для служащих реально составляют 5–7 тысяч рублей, но действительный доход служащего, конечно, превышает МРОТ. У работника/служащего в такой ситуации не должно возникать сомнений: “хоть МРОТ тебе и гарантирован, его еще надо заслужить”. Не говоря о том, что структурирование заработной платы на множество мелких частей может привести к ошибкам при начислении, это еще и удобный механизм наказания за дисциплинарные проступки или иные нарушения при осуществлении деятельности. Лишите работника надбавки за интенсивность труда, ежемесячной премии (назначаемой по решению работодателя в целях поощрения!) – и никакого МРОТ такой работник получать уже не будет», – отметил эксперт.

Егор Трезубов заметил, что КС РФ лишь вскользь указал, что в дискрецию законодателя входит установление соотношения МРОТ к окладу или к заработной плате. «Нынешняя ситуация подведения до размера МРОТ зарплаты, а не установления минимального размера должностного оклада как лишь одной из составных частей заработной платы, свидетельствует об отсутствии реальных гарантий права на достойную жизнь. При этом простое изменение подходов и привязка к МРОТ должностного оклада едва ли что-то кардинально поменяют, так как соответствующие премиальные и стимулирующие фонды оплаты труда работодателями будут перераспределены в фонд оплаты оклада, а на стимулирование к высокоэффективному труду денег, как это часто бывает, не останется. Я не вижу простого решения проблемы, обозначаемой в деле Нины Конради», – подытожил он.

Право на вознаграждение за труд является одним из конституционных прав граждан Российской Федерации. Право работника на своевременную и в полном объеме выплату заработной платы зафиксировано и в части первой ст. 21 ТК РФ. На работодателя же, в свою очередь, возложена корреспондирующая указанному праву обязанность по выплате в полном размере причитающейся работникам заработной платы в сроки, установленные в соответствии с ТК РФ, коллективным договором, правилами внутреннего трудового распорядка, трудовыми договорами.

В соответствии с ч. 6 ст. 136 ТК РФ, заработная плата выплачивается не реже чем каждые полмесяца. Конкретная дата выплаты заработной платы устанавливается правилами внутреннего трудового распорядка, коллективным договором или трудовым договором не позднее 15 календарных дней со дня окончания периода, за который она начислена.

Споры о взыскании заработной платы можно разделить на два вида:

  1. Взыскание начисленной, но невыплаченной заработной платы;
  2. Взыскание неначисленной заработной платы.

В обоих случаях работник может прибегнуть к разрешенным законом способам защиты своих нарушенных прав и интересов. Одним из таких способов в силу части второй ст. 352 ТК РФ является судебная защита.

Частью второй ст. 392 ТК РФ предусмотрено, что за разрешением индивидуального трудового спора о невыплате или неполной выплате заработной платы работник имеет право обратиться в суд в течение одного года со дня установленного срока ее выплаты, в том числе в случае невыплаты или неполной выплаты заработной платы, причитающейся работнику при увольнении.

Взыскание неначисленной заработной платы.

Этот вид споров отличается от предыдущего тем, что между сторонами имеется спор уже по суммам оплаты, а не только по факту невыплаты. Например, работник считает, что при оплате спорного вида работ должна применяться одна методика расчета, а работодатель исчисляет оплату по иным расценкам, тарифам. Соответственно, первый считает, что ему не начислили или не доначислили заработную плату, в связи с чем и обращается в суд.

Проанализировав подобные судебные дела, можно сделать вывод, что отказы работникам в удовлетворении требований о взыскании постоянной части заработной платы в основном связаны:

  • с ошибочностью мнения работника в отношении как сумм задолженности работодателя перед ним, так и факта наличия такой задолженности;
  • с пропуском работником срока для обращения в суд и применением судом по заявлению ответчика последствий такого пропуска.

Данные споры рассматриваются в порядке искового производства.

При подаче искового заявления нужно учитывать новые положения ст. 236 ТК РФ, согласно которым при нарушении работодателем установленного срока выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и (или) других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной сто пятидесятой действующей в это время ключевой ставки Центрального банка Российской Федерации от не выплаченных в срок сумм за каждый день задержки начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно.

При неполной выплате в установленный срок заработной платы и (или) других выплат, причитающихся работнику, размер процентов (денежной компенсации) исчисляется из фактически не выплаченных в срок сумм.

Подача истцами исков по спорам о взыскании невыплаченной заработной платы, расчета при увольнении и иных видов задолженности работодателя как вытекающих из трудовых отношений государственной пошлиной не облагается (п. 1 ч. 1 ст. 333.36 НК РФ).

В соответствии со ст. 28 ГПК РФ исковые заявления о взыскании задолженности по выплате заработной платы могут быть предъявлены по месту нахождения работодателя, по месту жительства истца либо по месту исполнения трудового договора.

Вместе с основными исковыми требованиями целесообразно также включать в иск требование о возмещении причиненного работнику морального вреда. На практике в большинстве случаев при удовлетворении основных исковых требований (то есть при признании действий или бездействия работодателя неправомерным) суд удовлетворяет такое требование и взыскивает с работодателя в пользу работника определенную сумму.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: