Кто является создателем русской школы судебного красноречия

Обновлено: 02.02.2023

Создателем русской школы судебного красноречия считается Анатолий Федорович Кони). В ряде теоретических работ («Нравственные начала в уголовном процессе», «Приемы и задачи прокуратуры» и др.), разрабатывая проблемы нравственности судебного процесса, рассматривая идею гуманного суда «по справедливости», «по совести», А.Ф. Кони особое внимание уделяет характеристике образа русского судебного оратора, призванного реализовывать в практике судебных выступлений идеи гуманности и человеколюбия. Отдельная работа А.Ф. Кони («Советы лекторам») посвящена рассмотрению образа русского оратора вообще, а также основных речевых приемов и способов воздействия на русскую аудиторию. Значительной частью наследия известного оратора являются обвинительные речи, произнесенные перед судом присяжных заседателей. Для них характерна строгая логика, глубокая аргументация, тонкий психологический анализ действий подсудимого, объективный и обстоятельный разбор доказательств. Особенно поучительно умение оратора использовать все материалы дела для обоснования своей точки зрения. Необходимо также отметить безукоризненную форму выступлений А.Ф. Кони. Его труды и сегодня не утратили своей практической значимости, служат делу укрепления законности, развития правовой культуры, охраны прав личности. Для нас труды А.Ф. Кони – источник знаний, образец для подражания.

8. Судебная речь как разновидность публичной речи. Отличительные черты судебной речи.

Судебная речь, являясь разновидностью публичной речи и проявляя свойственные публичной речи черты, имеет ряд особенностей:

1. Судебная речь ограничена сферой применения. Эта речь произносится только в суде прокурором и адвокатом, позиция которых определена процессуальным положением.

2. Предмет судебной речи - деяние, за которое подсудимый привлекается к уголовной ответственности

3. Тематика судебной речи определена и строго ограничена материалами рассматриваемого дела.

4. Судебная речь отличается большей конкретностью по сравнению с другими публичными речами

5. Судебная речь полемична. Судебные прения- публичный спор по конкретному делу. Подведение итогов судебного следствия с позиции обвинения и защиты, Прения помогают суду лучше разобраться в фактических и юридических обстоятельств дела.

6. Наличие четырех адресатов: состав суда, присутствующие в зале заседания, подсудимый, процессуальный противник оратора.

Главный адресат- состав суда, именно поэтому очень часто речь оратора начинается со слов: Господа судьи или Господа присяжные заседатели. Так же речь оратора предназначена и для подсудимого и для присутствующих в зале и выполняет воспитательную функцию. Еще один адресат судебной речи - процессуальные противник. Какой- либо вывод и доказательство которого необходимо опровергнуть

9. Монологический характер судебной речи.

Монолог - развернутое высказывание одного лица. Судебный оратор может в своей речи доказывать невиновность подсудимого, или устанавливать смягчающие уголовную ответственность обстоятельств или обосновывать недоказанность преступных действий подсудимого. Все это предполагает развернутое, логическое изложение материалов и требует системы убедительных доказательств. Доказательность, аргументированность являются признаками судебного монолога и проявляются в использовании логических доводов, убедительных фактов.

Обвинительная и защитительная речь независимы, самостоятельны. Для определения судебной речи как монолога принимается обращенность к адресату с целью воздействовать на него, наличие замысла, самостоятельность.

Введенные судебной реформой 1864 года процессуальные принципы – гласность и равенство сторон в процессе. Появление судебных ораторов, умевших владеть словом и вносивших в это умение истинный талант. Интерес к истории становления национального правосудия.

Рубрика Государство и право
Вид статья
Язык русский
Дата добавления 16.12.2018
Размер файла 22,7 K

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

и зарубежного права, кандидат исторических наук, доцент

В.А. Аникеева cтудентка 1 курса

Владивостокский государственный университет экономики и сервиса

Судебная реформа 1864 г. серьезно преобразовала русское судопроизводство. Введенные ею новые процессуальные принципы - устность, гласность, состязательность, равенство сторон в процессе позволили выдвинуться большой плеяде судебных ораторов, глубоко понявших свою роль, умевших владеть словом и вносивших в это умение истинный талант. Создателем русской школы судебного красноречия по праву считается А.Ф. Кони.

Ключевые слова и словосочетания: судебная реформа, судебные ораторы, красноречие, правовая культура, традиции.

Judicial reform in 1864 year seriously transformed the Russian proceedings. Introducing its new procedural principles - orality, publicity, competitiveness, equality of the parties in the process, has highlighted a large galaxy of judicial speakers who deeply understood their role of mastering the speech and made this with truly talent. A.F. Kony is considered by right as the creator of Russian judicial eloquence school.

Keywords and phrases: judicial reform, judicial speakers, eloquence, the legal culture and traditions.

Судебная реформа, проводимая ныне в нашей стране, обострила интерес к истории становления национального правосудия, его генезису и основным этапам эволюции: ее успех, а равным образом успех государственно - правовых реформ во многом зависит от того, насколько их программы учитывают отечественный исторический опыт и уроки прошлых кардинальных изменений политико-правовых институтов.

Многовековая история юриспруденции сформулировала общие требования к юридической профессии, личности юриста и выдвинула целый ряд персоналий, чей вклад в развитие права является абсолютной ценностью. Построение правового государства, формирование гражданского общества требуют новых подходов к фундаментальным проблемам правовой теории, новых нравственных и правовых идеалов, которые невозможно развивать без учета творческого наследия выдающихся русских юристов прошлого. Нельзя не отметить утрату сегодня навыков ораторского искусства, которым ранее так славилась адвокатура.

Судебные прения - одна из необходимых и важных частей судебного разбирательства. Участники выступлений не только излагают свои соображения по делу, но и, что важнее всего, стремятся убедить суд в правильности собственных выводов. Именно на этом этапе судебного разбирательства и выясняется степень грамотности юриста, его дар убеждения, последовательность в изложении фактов, рассмотренных через призму закона. правосудие реформа гласность оратор

Судебные ораторы пореформенной эпохи привнесли в российское судопроизводство совершенно новые и непривычные в социальной практике риторические нормы, создали богатый и удивительно функциональный юридический язык, который нередко превращал судебные речи в интереснейшие произведения литературы. Востребованная преобразованиями элита общества была воспитана на образцах блестящей дворянской культуры пушкинского века, на русском литературном языке.

В речах К.К.Арсеньева, П.А.Александрова, Н.П. Карабчевского, В.Д. Спасовича, К.Ф.Хартулари, Н.И. Холева мы находим всесторонний глубокий разбор обстоятельств дела, глубину и ясность мысли, строгую логику рассуждений; в выступлениях С.А. Андреевского, А.М. Бобрищева-Пушкина, В.И. Жуковского, М.Г. Казаринова, Ф.Н.Плевако, П.Н. Обнинского, - тонкий психологический анализ действий подсудимого, выразительность речи.

Среди выдающихся ораторов особое место по праву занял А.Ф. Кони, умения которого развивались и совершенствовались самобытно, как самобытно развивалось русское судебное красноречие. Безупречной, прогрессивной деятельностью завоевал он имя «рыцаря права» - крупнейшего юриста своего времени, высшего эталона правовой культуры. Рассказанные А.Ф. Кони случаи из судебной практики легли в основу крупных произведений, например, романа Л.Н. Толстого «Воскресенье», поэм А.Н. Апухтина и Н.А. Некрасова. В многогранной деятельности А.Ф. Кони правовая российская традиция имела своего проникновенного интерпретатора и проповедника. Он неоднократно выступал по делам предпринимателей, защищал свободу совести и права верующих, ему принадлежит вошедшее во все хрестоматии правовой практики судебное решение об оправдании Веры Засулич.

У А.Ф. Кони было все, что необходимо судебному оратору: огромный запас знаний, острый, наблюдательный ум, строгая логика мышления, дар широкого обобщения фактов, незаурядное литературное мастерство, а главное - огромная теплота, душевность, тонкое понимание движений человеческой души, умение дать правильный анализ человеческим поступкам. В судебных поединках его могучим и верным оружием была справедливость. Она помогала ему в борьбе с косностью, беспринципностью, надменностью и лицемерием.

Судебная речь Анатолия Федоровича выстраивалась на основе тщательного всестороннего анализа житейской обстановки и личности подсудимого, истинно гуманного отношения к нему и, соответственно, обладала ясностью, логичностью, точностью, лаконичностью, искренностью.

Каждая речь А.Ф. Кони - удивительное художественное произведение, в котором много сравнений, обобщений, замечаний, изящество высказанных мыслей. При этом выступления А.Ф.Кони всегда просты, лишены словесных украшений; в них нет лести в адрес судьи, а дар психологического анализа не противоречит темпераменту оратора.

К чертам типичного судебного оратора А.Ф. Кони относит спокойствие, отсутствие лицедейства в голосе, жестах, в манере держать себя на судебном заседании. Стремлению к истине должны способствовать глубокие мысли и «простейшее слово».

А.Ф.Кони как прокурор не давил на судью, не обличал подсудимого, но умело анализировал улики, устраняя возможные сомнения.

Как идеальный судебный оратор, Анатолий Федорович сочетает комплекс знаний по подготовке и произнесению публичной речи сообразно с требованиями закона, оставляя судьям единственную возможность - вынесение справедливого приговора.

По мнению А.Ф.Кони, самые сильные аргументы и доказательства должны быть в конце речи. Обвинительные речи, произнесенные перед присяжными заседателями, отличались тонким и умелым анализом доказательств, глубокой психологией и знанием человеческой души.

Большинство обвинительных речей А.Ф. Кони начинались и заканчивались обращением к присяжным заседателям с мыслью о справедливом приговоре. Неудачное завершение речи, например: «У меня все», или: «Я закончил», может снизить качество речи, ее воздействие. Таким образом, овладение логическими основами твердости, внимательное отношение к построению речи и к логике изложения позволит судебному оратору сделать речь по-настоящему доказательной и убедительной [1, с.55].

А.Ф. Кони выступал в суде в качестве обвинителя, но многих поражало, что он находил доводы в защиту подсудимого. Сам он часто подходил с большим негодованием к обвиняемому и в этом духе начинал свою речь, но по мере того как говорил, в нем росли сомнения в пользу обвиняемого, жалость к нему как жертве и т.д., и конец речи был иным.

А.Ф. Кони старался облегчить слушателям восприятие основного содержания своих речей. Делал он это не сухо, формально, а образно, художественно. А.Ф. Кони умело пользовался народными поговорками, афоризмами, литературными образами. Все это делалось с большим тактом и всегда кстати. Он щедро использовал сравнения, которые помогали глубже уяснить суть дела, осмыслить те или иные эпизоды и содействовали правильной оценке имеющихся в деле доказательств.

Выступления А.Ф. Кони вызывали огромный интерес в русском обществе: залы судебных заседаний были, как правило, заполнены публикой. Во многом причинами такого успеха были личные качества Анатолия Федоровича. «Нарядный убор в виде исключительно широкого образования сочетался (по мнению С.Ф.Платонова), с внутренней силой воспитательного назидания» [2, c. 67].

А.Ф. Кони же в своих выступлениях неоднократно подчеркивал значение нравственных начал в судебной деятельности: «Можно и даже должно говорить, - писал он, - об этической подкладке судебного красноречия, для истинной ценности которого недостаточно одного знания обстоятельств дела, знания родного языка и умения владеть им и, наконец, следования формальным указаниям или ограничениям оберегающего честь и добрые права закона» [3,c.32].

Общеизвестно, что для судебных ораторов России ХIХ в. свойственна мощная этическая аргументация. К.И. Чуковский в мемуарных записях об А.Ф. Кони пишет: «У него было великое множество тем, но о чем бы он ни говорил, всякая его лекция звучала как моральная проповедь, всячески упорно твердившая о том, как прекрасна человеческая совесть, сколько счастья в служении добру» [4, c.78].

Сам А.Ф. Кони утверждал, что «в области судебного состязания проведение в судебную жизнь этических начал тесно связано с разработкой того, что нравственно дозволительно или недозволительно в судебных прениях. Вот почему можно и даже должно говорить об этической подготовке судебного красноречия, для истинной ценности которого недостаточно одного знания обстоятельств дела, знания родного языка и умения владеть им и следования формальном указаниям закона [5, c. 66]. Девиз А.Ф. Кони «Цель не может оправдывать средства» - высоко гуманен.

Судебным ораторам Анатолий Федорович рекомендовал безоговорочно выполнять три условия: «Нужно знать предмет, о котором говоришь, в точности и подробности, выяснив себе вполне его положительные и отрицательные свойства; нужно знать свой родной язык и уметь пользоваться его гибкостью, богатством и своеобразными оборотами, причем, конечно, к этому знанию относится и знакомство с сокровищами родной литературы… Наконец, …нужно не лгать… искренность по отношению к чувству и к делаемому выводу или утверждаемому положению должна составлять необходимую принадлежность хорошей, т. е. претендующей на влияние, речи» [6, с.8].

Особую значимость А.Ф.Кони придавал защитительной речи адвоката. По его мнению, защитник - не слуга клиента, но в своем общественном служении - слуга государства. При этом, защищая законные интересы клиента, адвокат должен действовать только законными средствами.

По мнению А.Ф. Кони, адвокат - это человек, у которого общее образование идет впереди специального; это позволяет дать правильную оценку явлений жизни и принять по ним нужные решения.

И прокурор, и адвокат, и судья должны выполнять свой долг без пафоса, негодования, раздражения. Главная цель - осуществление правосудия.

«Как для врача в его практической деятельности не может быть дурных и хороших людей, заслуженных и незаслуженных болезней, а есть лишь больные и страдания, которые надо облегчить, так и для защитника нет чистых и грязных, правых и неправых дел, а есть лишь даваемый обвинением повод противопоставить доводам прокурора всю силу и тонкость совей диалектики, служа ближайшим интересам клиента и не заглядывая на далекий горизонт общественного блага» [5, c. 71].

Основа деятельности судебного оратора - неукоснительное уважение к закону. В своих выступлениях в суде А.Ф. Кони стремился раскрыть смысл применяемого закона, его сущность; ему при этом не свойствен догматизм и казуистичность.

Самое трудное для оратора - найти правильное, нужное начало. А.Ф. Кони советовал подбирать такое вступление, которое бы “зацепило” слушателей, привлекло их внимание. Какое бы вступление ни избрал судебный оратор, важно помнить, что в нем должен отразиться тот конфликт, на котором строится судебная речь; оно должно быть связано с главной частью, служить отправной точкой для исследования обстоятельств дела; не должно быть длинным; стилистически должно гармонировать с основной частью.

Речь А.Ф. Кони наполнена обращением ко всем присутствующим. Он заинтересовывает каждого, использует риторические вопросы, заставляя задумываться об ответах на них («Существуют ли условия в показаниях Аграфены Суриной?», «Может быть показание это имеет своей исключительной целью коварное желание набросить преступную тень на Егора? Такая цель может быть объяснена только страшной ненавистью») и так далее.

Весьма осторожно он относился к мимике и жесту: «Не надобно качаться весьма, будто веслом гребешь, или руки стискивать в кулаках, или в бока упирать».

Современники А.Ф. Кони утверждали: «Этим речам нельзя подражать, но по ним нужно учиться». [6, c. 102.]. Силу ораторского искусства Анатолия Федоровича составляли его великолепные личные качества, высокие нравственные идеалы, которым он следовал и в жизни, и в работе.

А.Ф. Кони был без преувеличения одним из отцов русской судебной реформы второй половины XIX века и одним из создателей российской прокуратуры. Он без устали работал над Судебными уставами и проявлял высочайший профессионализм, основанный на строгой логике разума, но, как нам представляется, главные приоритеты отдавал нравственности - от Кантовского морального закона до учения Христа. Причиной этого, наверное, было то, что лучшие умы России того времени бились исключительно над высочайшими нравственными проблемами и часто довольно презрительно относились к западным, рационалистическим и технологическим, установкам. Кони был другом Л.Н. Толстого, В.Г. Короленко, И.С. Тургенева, общался с Ф.М. Достоевским.

Интересы А.Ф. Кони многогранны: достаточно перечислить названия литературных работ Кони: «Нравственный облик Пушкина», «Мотивы и приёмы творчества Некрасова», «Лев Николаевич Толстой», «В.Г. Короленко и суд». Наверное, пореформенная Россия действительно была вершиной подъёма национальной культуры, если обер-прокурор был к тому же литератором, проповедником высокой морали и правозащитником.

Владивостокский государственный университет экономики и сервиса Россия, г.

Судебная реформа 1864 г. серьезно преобразовала русское судопроизводство. Введенные ею новые процессуальные принципы - устность, гласность, состязательность, равенство сторон в процессе позволили выдвинуться большой плеяде судебных ораторов, глубоко понявших свою роль, умевших владеть словом и вносивших в это умение истинный талант. Создателем русской школы судебного красноречия по праву считается А.Ф. Кони.

Ключевые слова и словосочетания: судебная реформа, судебные ораторы, красноречие, правовая культура, традиции.

A. F. KONY AS THE CREATOR OF RUSSIAN JUDICIAL ELOQUENCE SCHOOL

Candidate of histiorical sciences, professor of Department of theory and history of Russian and foreign

Student of the 1st grade

Vladivostok State University of Economics and Service Russia, Vladivostok

Judicial reform in 1864 year seriously transformed the Russian proceedings.

Introducing its new procedural principles - orality, publicity, competitiveness, equality of the parties in the process, has highlighted a large galaxy of judicial speakers who deeply understood their role of mastering the speech and made this with truly talent. A.F. Kony is considered by right as the creator of Russian judicial eloquence school.

Keywords and phrases: judicial reform, judicial speakers, eloquence, the legal culture and traditions.

Судебная реформа, проводимая ныне в нашей стране, обострила интерес к истории становления национального правосудия, его генезису и основным этапам эволюции: ее успех, а равным образом успех государственно - правовых реформ во многом зависит от того, насколько их программы учитывают отечественный исторический опыт и уроки прошлых кардинальных изменений политико-правовых институтов.

Многовековая история юриспруденции сформулировала общие требования к юридической профессии, личности юриста и выдвинула целый ряд персоналий, чей вклад в развитие права является абсолютной ценностью. Построение правового государства, формирование гражданского общества требуют новых подходов к фундаментальным проблемам правовой теории, новых нравственных и правовых идеалов, которые невозможно развивать без учета творческого наследия выдающихся русских юристов прошлого. Нельзя не отметить утрату сегодня навыков ораторского искусства, которым ранее так славилась адвокатура.

Судебные прения - одна из необходимых и важных частей судебного разбирательства. Участники выступлений не только изла-

гают свои соображения по делу, но и, что важнее всего, стремятся убедить суд в правильности собственных выводов. Именно на этом этапе судебного разбирательства и выясняется степень грамотности юриста, его дар убеждения, последовательность в изложении фактов, рассмотренных через призму закона.

Судебные ораторы пореформенной эпохи привнесли в российское судопроизводство совершенно новые и непривычные в социальной практике риторические нормы, создали богатый и удивительно функциональный юридический язык, который нередко превращал судебные речи в интереснейшие произведения литературы. Востребованная преобразованиями элита общества была воспитана на образцах блестящей дворянской культуры пушкинского века, на русском литературном языке.

В речах К.К.Арсеньева, П.А.Александрова, Н.П. Карабчевско- го, В.Д. Спасовича, К.Ф.Хартулари, Н.И. Холева мы находим всесторонний глубокий разбор обстоятельств дела, глубину и ясность мысли, строгую логику рассуждений; в выступлениях С.А. Андреевского, А.М. Бобрищева-Пушкина, В.И. Жуковского, М.Г. Казаринова, Ф.Н.Плевако, П.Н. Обнинского, - тонкий психологический анализ действий подсудимого, выразительность речи.

Среди выдающихся ораторов особое место по праву занял А.Ф. Кони, умения которого развивались и совершенствовались самобытно, как самобытно развивалось русское судебное красноречие.

Безупречной, прогрессивной деятельностью завоевал он имя «рыцаря права» - крупнейшего юриста своего времени, высшего эталона правовой культуры. Рассказанные А.Ф. Кони случаи из судебной практики легли в основу крупных произведений, например, романа Л.Н. Толстого «Воскресенье», поэм А.Н. Апухтина и Н.А. Некрасова. В многогранной деятельности А.Ф. Кони правовая российская традиция имела своего проникновенного интерпретатора и проповедника. Он неоднократно выступал по делам предпринимателей, защищал свободу совести и права верующих, ему принадлежит вошедшее во все хрестоматии правовой практики судебное решение об оправдании Веры Засулич.

У А.Ф. Кони было все, что необходимо судебному оратору: огромный запас знаний, острый, наблюдательный ум, строгая логика мышления, дар широкого обобщения фактов, незаурядное литературное мастерство, а главное - огромная теплота, душевность, тонкое понимание движений человеческой души, умение дать правильный анализ человеческим поступкам. В судебных поединках его могучим и верным оружием была справедливость. Она помогала ему в борьбе с косностью, беспринципностью, надменностью и лицемерием.

Судебная речь Анатолия Федоровича выстраивалась на основе тщательного всестороннего анализа житейской обстановки и личности подсудимого, истинно гуманного отношения к нему и, соответственно, обладала ясностью, логичностью, точностью, лаконичностью, искренностью.

Каждая речь А.Ф. Кони - удивительное художественное произведение, в котором много сравнений, обобщений, замечаний, изящество высказанных мыслей. При этом выступления А.Ф.Кони всегда просты, лишены словесных украшений; в них нет лести в адрес судьи, а дар психологического анализа не противоречит темпераменту оратора.

К чертам типичного судебного оратора А.Ф. Кони относит спокойствие, отсутствие лицедейства в голосе, жестах, в манере держать себя на судебном заседании. Стремлению к истине должны способствовать глубокие мысли и «простейшее слово».

А.Ф.Кони как прокурор не давил на судью, не обличал подсудимого, но умело анализировал улики, устраняя возможные сомнения.

Как идеальный судебный оратор, Анатолий Федорович сочетает комплекс знаний по подготовке и произнесению публичной речи сообразно с требованиями закона, оставляя судьям единственную возможность - вынесение справедливого приговора.

По мнению А.Ф.Кони, самые сильные аргументы и доказательства должны быть в конце речи. Обвинительные речи, произнесенные перед присяжными заседателями, отличались тонким и умелым анализом доказательств, глубокой психологией и знанием человеческой души.

Большинство обвинительных речей А.Ф. Кони начинались и заканчивались обращением к присяжным заседателям с мыслью о справедливом приговоре. Неудачное завершение речи, например: «У меня все», или: «Я закончил», может снизить качество речи, ее воздействие. Таким образом, овладение логическими основами твердости, внимательное отношение к построению речи и к логике изложения позволит судебному оратору сделать речь по- настоящему доказательной и убедительной [1, с.55].

А.Ф. Кони выступал в суде в качестве обвинителя, но многих поражало, что он находил доводы в защиту подсудимого. Сам он часто подходил с большим негодованием к обвиняемому и в этом духе начинал свою речь, но по мере того как говорил, в нем росли сомнения в пользу обвиняемого, жалость к нему как жертве и т. д., и конец речи был иным.

А.Ф. Кони старался облегчить слушателям восприятие основного содержания своих речей. Делал он это не сухо, формально, а образно, художественно. А.Ф. Кони умело пользовался народными поговорками, афоризмами, литературными образами. Все это делалось с большим тактом и всегда кстати. Он щедро использовал сравнения, которые помогали глубже уяснить суть дела, осмыслить те или иные эпизоды и содействовали правильной оценке имеющихся в деле доказательств.

Выступления А.Ф. Кони вызывали огромный интерес в русском обществе: залы судебных заседаний были, как правило, заполнены публикой. Во многом причинами такого успеха были личные качества Анатолия Федоровича. «Нарядный убор в виде исключительно широкого образования сочетался (по мнению С.Ф.Платонова), с внутренней силой воспитательного назидания» [2, c.

А.Ф. Кони же в своих выступлениях неоднократно подчеркивал значение нравственных начал в судебной деятельности: «Можно и даже должно говорить, - писал он, - об этической подкладке судебного красноречия, для истинной ценности которого недостаточно одного знания обстоятельств дела, знания родного языка и умения владеть им и, наконец, следования формальным указаниям или ограничениям оберегающего честь и добрые права закона» [3,c.32].

Общеизвестно, что для судебных ораторов России ХІХ в. свойственна мощная этическая аргументация. К.И. Чуковский в мемуарных записях об А.Ф. Кони пишет: «У него было великое множество тем, но о чем бы он ни говорил, всякая его лекция звучала как моральная проповедь, всячески упорно твердившая о том, как прекрасна человеческая совесть, сколько счастья в служении добру» [4, c.78].

Сам А.Ф. Кони утверждал, что «в области судебного состязания проведение в судебную жизнь этических начал тесно связано с разработкой того, что нравственно дозволительно или недозволительно в судебных прениях. Вот почему можно и даже должно говорить об этической подготовке судебного красноречия, для истинной ценности которого недостаточно одного знания обстоятельств дела, знания родного языка и умения владеть им и следования формальном указаниям закона [5, c. 66]. Девиз А.Ф. Кони «Цель не может оправдывать средства» - высоко гуманен.

Судебным ораторам Анатолий Федорович рекомендовал безоговорочно выполнять три условия: «Нужно знать предмет, о котором говоришь, в точности и подробности, выяснив себе вполне его положительные и отрицательные свойства; нужно знать свой родной язык и уметь пользоваться его гибкостью, богатством и своеобразными оборотами, причем, конечно, к этому знанию относится и знакомство с сокровищами родной литературы. Наконец, . нужно не лгать. искренность по отношению к чувству и к делаемому выводу или утверждаемому положению должна составлять необходимую принадлежность хорошей, т. е. претендующей на влияние, речи» [6, с.8].

Особую значимость А.Ф.Кони придавал защитительной речи адвоката.

По его мнению, защитник - не слуга клиента, но в своем общественном служении - слуга государства. При этом, защищая законные интересы клиента, адвокат должен действовать только законными средствами.

По мнению А.Ф. Кони, адвокат - это человек, у которого общее образование идет впереди специального; это позволяет дать правильную оценку явлений жизни и принять по ним нужные решения.

И прокурор, и адвокат, и судья должны выполнять свой долг без пафоса, негодования, раздражения. Главная цель - осуществление правосудия.

«Как для врача в его практической деятельности не может быть дурных и хороших людей, заслуженных и незаслуженных болезней, а есть лишь больные и страдания, которые надо облегчить, так и для защитника нет чистых и грязных, правых и неправых дел, а есть лишь даваемый обвинением повод противопоставить доводам прокурора всю силу и тонкость совей диалектики, служа ближайшим интересам клиента и не заглядывая на далекий горизонт общественного блага» [5, c. 71].

Основа деятельности судебного оратора - неукоснительное уважение к закону. В своих выступлениях в суде А.Ф. Кони стремился раскрыть смысл применяемого закона, его сущность; ему при этом не свойствен догматизм и казуистичность.

Самое трудное для оратора - найти правильное, нужное начало. А.Ф. Кони советовал подбирать такое вступление, которое бы “зацепило” слушателей, привлекло их внимание. Какое бы вступление ни избрал судебный оратор, важно помнить, что в нем должен отразиться тот конфликт, на котором строится судебная речь; оно должно быть связано с главной частью, служить отправной точкой для исследования обстоятельств дела; не должно быть длинным; стилистически должно гармонировать с основной частью.

Речь А.Ф. Кони наполнена обращением ко всем присутствующим. Он заинтересовывает каждого, использует риторические вопросы, заставляя задумываться об ответах на них («Существуют ли условия в показаниях Аграфены Суриной?», «Может быть показание это имеет своей исключительной целью коварное желание набросить преступную тень на Егора? Т акая цель может быть объяснена только страшной ненавистью») и так далее.

Весьма осторожно он относился к мимике и жесту: «Не надобно качаться весьма, будто веслом гребешь, или руки стискивать в кулаках, или в бока упирать».

Современники А.Ф. Кони утверждали: «Этим речам нельзя подражать, но по ним нужно учиться». [6, c. 102.]. Силу ораторского искусства Анатолия Федоровича составляли его великолепные личные качества, высокие нравственные идеалы, которым он следовал и в жизни, и в работе.

А.Ф. Кони был без преувеличения одним из отцов русской судебной реформы второй половины XIX века и одним из создателей российской прокуратуры. Он без устали работал над Судебными уставами и проявлял высочайший профессионализм, основанный на строгой логике разума, но, как нам представляется, главные приоритеты отдавал нравственности - от Кантовского морального закона до учения Христа. Причиной этого, наверное, было то, что лучшие умы России того времени бились исключительно над высочайшими нравственными проблемами и часто довольно презрительно относились к западным, рационалистическим и технологическим, установкам. Кони был другом Л.Н. Толстого, В.Г. Короленко, И.С. Тургенева, общался с Ф.М. Достоевским.

Интересы А.Ф. Кони многогранны: достаточно перечислить названия литературных работ Кони: «Нравственный облик Пушкина», «Мотивы и приёмы творчества Некрасова», «Лев Николаевич Толстой», «В.Г. Короленко и суд». Наверное, пореформенная Россия действительно была вершиной подъёма национальной культуры, если обер-прокурор был к тому же литератором, проповедником высокой морали и правозащитником.

Вошли в историю имена П.А. Александрова, А.Л. Боровиковского, Н.П. Карабчевского, Л.А. Куперника, В.Д. Спасовича, Ф.Н. Плевако, А.И. Урусова и других звезд первой величины русского судебного мира. Их выступления и активная жизненная позиция вошли в российскую историю.

Законность и нравственность - это та духовная атмосфера, в которой должен действовать судебный оратор. Жизнь и творчество А.Ф.Кони - и сегодня ориентир для укрепления законности, развития правовой культуры, охраны прав личности.

1. Ивакина Н.Н. Основы судебного красноречия (риторика для юристов) / Н.Н. Ивакина. - М., 2007. - 325 с.

2. Лукашевич С.В. Топика как способ создания аргументации в юридических текстах / С.В. Лукашевич. - М., 2007. - 265 с.

3. Андреева А.П. Памяти Анатолия Федоровича Кони, 18441927 / А.П. Андреева / Правоведение. - 1978. - № 4. - С. 84-90.

4. Глушаченко С.Б. Либеральные учения русских юристов второй половины XIX - начала XX веков / С.Б. Глушаченко / РА юридических наук Научные труды 1: сб. ст. / отв. ред.В. В. Гриб. - М, Юрист. - 2001 - Т. 1. - 400 с.

5. Кони А.Ф. Нравственные начала в уголовном процессе. Собр. соч. в восьми томах. Т.4 - М., 1967. - 366 с.


А. Ф. Кони – видный юрист и общественный деятель, литератор, почетный академик Петербургской Академии Наук, прекрасный педагог и практик. Особую известность приобрели его публичные речи в суде присяжных, записки судебного деятеля и воспоминания. Эти труды составили 5 томов сборников под общим названием «На жизненном пути» (1912-1929). Говоря о значимости литературного и ораторского наследия А. Ф. Кони, следует иметь в виду не только его произведения, а и его блестящий талант судебного оратора и лектора. А. Ф. Кони всегда строго придерживался профессиональной этики, был принципиальным юристом и на посту прокурора, и будучи председателем суда, сенатором, членом Государственного совета.

Кстати, его блестящая карьера окончилась опалой именно из-за профессионализма и принципиальности А. Ф. Кони как председателя суда: он позволил вынести оправдательный приговор террористке Вере Засулич, покушавшейся на жизнь влиятельного полицейского чиновника. Царь и его правительство были крайне недовольны этим решением суда присяжных, с этого момента карьера А.Ф. Кони пошла на убыль.

Ещё современники этого юриста сложили такой афоризм: «Этим речам нельзя подражать, но по ним можно учиться». Характерным для всего собрания выступлений оратора является разнообразие речей, множественность форм и широта содержания. Известный юрист К. К. Арсеньев писал, что дар психологического анализа у А. Ф. Кони соединялся с темпераментом художника. Современники отмечали, что А. Ф. Кони не обладал звучным голосом, броской внешностью, актерскими данными, зато он покорял логикой и ясностью рассуждений. Этот прокурор не давил на судью и присяжных, не обвинял подсудимого во всех смертных грехах, а умело подавал историю вопроса, подводил законодательную базу, группировал доказательства, анализировал преступление, с помощью неоспоримых фактов и логических умозаключений устранял возможные сомнения. Его обвинительная речь слово за словом, факт за фактом доказывала виновность подсудимого. Вина преступника становилась очевидной и бесспорной.

А. Ф. Кони творчески относился к законодательной базе и прецедентам, связанным с рассматриваемы делом. Он всегда выступал против механического приложения статей закона, считал необходимым тща­тельно изучать каждое дело. В адресе императорской Академии наук по случаю 50-летия служебной и общественной деятельности А. Ф. Кони отмечалось, что в судебную деятельность, этот выдающийся юрист внес творчество учителя: учителя правосудия, учителя глубокого психологического анализа, без которого немыслимо понимание поступков человека, учителя человеколюбия, без которого немыслим правый суд, учителя того истинного красноречия, которое на­ходит простые, но настоящие слова, проникающие в сердце и ум человека.

Его обвинительные речи по уголовным делам остаются шедеврами русского судебного красноречия. Эти выступления в определенной мере напоминают остросюжетный роман или психологическую повесть. В защитительных и обвинительных речах П. А. Александров. А. Ф. Кони и многие другие являются блестящими знатоками человеческой психологии.

В деле В. Протопопова по обвинению в превышении власти А. Ф. Кони представляет краткую, точную и исчерпывающую характеристику главного действующего лица уголовной драмы. Выяснив главную «пружину» злоупотреблений В. Протопопова – власть, – А. Ф. Кони в простом разговорном стиле рисует нам твердый и злобный характер обвиняемого, размышляет о причинах злоупотреблений и психологической их подоплеке.

«Власть имеет сама в себе много привлекательного. Она дает облеченному ею сознание силы, она выделяет его из среды безвластных людей, она создает ему положение, с которой надо считаться. Для самолюбия заманчива возможность приказывать, решать, приводить в исполнение свою волю и, хотя бы в очень узкой сфере, карать и миловать; для суетного сомнения отраден вид сдержанной тревоги, плохо скрытого опасения, искательных и недоумевающих взоров … Поэтому люди, относящиеся серьезно к идее о власти, получая эту власть в свои руки, обращаются с ней осторожно, а вызванные на проявление ее в благородном смущении призывают себе на память не только свои права, но также свои обязанности и нравственные задачи. Но бывают и другие люди. Обольщенные прежде всего созерцанием себя во всеоружии отмежеванной им власти, они только о ней думают и заботятся и возбуждаются от сознания свой относительной силы. Для них власть обращается в сладкий напиток, который быстро причиняет вредное для власти опьянение. Вино власти бросилось в голову и Протопопову. Мы не знаем, что он думал о своей новой должности, когда возможность получения ее впервые выросла перед ним, не знаем и того, как готовился он к ней со времени назначения до дня вступления, но вступил он, очевидно, с твердым представлением, что ему надо проявить власть простейшим и, по его мнению, не возбуждающим никакого сомнения средством.»

Полезными для современного оратора будут «Советы лекторам» А. Ф. Кони, в которых ему удалось в краткой, изящной и доступной форме изложить основы риторики. В этих «Советах» А. Ф. Кони говорит молодому оратору о подготовке речи (сборе материала, составлении плана, написании речи), план речи надо мысленно пробежать перед каждым выступлением. Страх перед аудиторией слушателей для молодого оратора может быть компенсирован тщательностью предварительной подготовки. А. Ф. Кони писал о том, что оратор говорить должен громко, ясно, отчетливо и ритмично, желательно обладать хорошей дикцией.

Особое внимание уделял А. Ф. Кони звучанию речи, моменту акции. Необходимо периодически изменять тон речи, он не должен быть монотонным и раздраженным. Его надо то повышать, то понижать, можно менять: задумчивый на бодрый, задушевный на официозный. Жестикуляция оживляет речь, но пользоваться ею надо осторожно, жесты должны соответствовать смыслу, а не отвлекать от самой речи.

Вся речь должна быть оригинальна и разнообразна. Можно выбирать себе группу слушателей и говорить конкретно ей: слушатели смотрят на лектора, им приятно, если и лектор смотрит на них, – этим завоевывается расположение аудитории, главное, чтобы этот взгляд был ненавязчивым.

Говорящему необходимы выдержка и умение сосредоточиться на речи, никакие помехи не могут его сбить. Он отстранен от шуршания газет, производственных шумов, вспышек фотоаппаратов, плача детей и иных помех.

Форма речи должна быть простой и понятной, иностранные слова допустимы, но при необходимости пояснены. Лирика может быть в речи, но ее должно быть мало и она должна быть искренней, как и вся речь. Элемент трогательного, жалостливого может быть в речи, но говорить трогательное надо сухим прото­кольным тоном, холодно, бесстрастно, иначе слушатели не будут тронуты.

Секреты успешного ораторского выступления, по А. Ф. Кони, таковы:

1) завоевать внимание слушателей;

2) удержать внимание до конца речи.

Привлечь начальное внимание аудитории можно простым, интересным и динамическим рассказом, содержание которого было бы близким и вызывало бы чувство сопереживания.

Удержать внимание можно:

1) краткостью речи – отсутствием всего лишнего;

2) быстрым движением мысли так, чтобы слов было мало, а мыслей и чувств – много;

3) краткими освежающими и поясняющими отступлениями (примерами, историями).

Конец речи должен гармонично завершать выступление, то есть возможна связь с началом, чтобы не только по содержанию, но и по голосу лектора было ясно, что дальше говорить нечего.

Уже будучи в отставке, на восьмом десятке лет А. Ф. Кони нашел свое новое призвание – стал заниматься преподавательской и лекторской просветительской деятельностью. Библиотеки и больницы, заводы и фабрики, Пролеткульт и Балтфлот — всюду, где бы он не выступал, его слушали с величайшим интересом. Лекции были на самые разные темы: о А. Пушкине, Л. Толстом, А. Пирогове, о воспитании детей. А общей чертой всех речей А. Ф. Кони были популяризация идей гуманизма. Такими же просветительскими были стихотворения А. Ф. Кони:

Напутствовать юное хочется мне поколение.

От мрака и грязи умы и сердца уберечь.

Подобно античным риторам, А. Ф. Кони настаивал на обязательности для лектора и юриста высокой моральности и активной гражданской позиции оратора. Кроме того, по мнению А. Ф. Кони, юрист обязательно должен быть широкообразованным человеком, а не только специалистом в области юриспруденции.

2. 2. П. С. Пороховщиков (П. Сергеич)

(18 - 19 )

Выдающийся оратор и крупнейший теоретик искусства красноречия П. С. Пороховщиков создал прекрасное, актуальное и в наши дни руководство для молодого оратора-юриста под названием «Искусство речи на суде» (1910).

Книга эта отличается богатым содержанием и яркостью выразитель­ной формы. А. Ф. Кони назвал книгу П. Сергеича «прекрасным, систематическим пособием по судебному крас­норечию, сочинением, где автор на многочисленных примерах учит не только тому, как надо, но ещe больше – как не надо говорить».

«В чем заключается ближайшая, непосредственная цель всякой судебной речи, – начинает второй па­раграф своей книги П. Сергеич, – в том, чтобы ее поняли те, к кому она обращена. Каждое слово оратора должно быть понимаемо слушателями совершенно так, как понимает его оратор». Чтобы хорошо говорить, надо уметь говорить. Умение говорить требует соблюдения двух внешних условий: «чистоты» и точности слов и двух внутренних: знание предмета и знание языка.

П. Сергеич был противником использования в русской речи иностранных слов-заимствований, эквивалент которых уже был в языке. Он отмечал: «…вместо «вымышлен­ный» говорят «фиктивный», вместо «внушать» –«инспирировать», вместо «преобладающий» – «доминирующий» и т.п.». Следует, однако, заметить, что большинство из вышеперечисленных слов заняли свое место в научном, деловом и публицистическом стилях речи.

Также, считает П. Сергеич, пониманию речи мешают слова-паразиты. Причиной использования сорных слов он считает бедность словаря оратора и его неподготовленность. Паузы для подбора нужного выражения заполняются вводными, ничего не значащими оборотами.

Избежать этих недостатков помогает богатство словарного запаса оратора. Это необходимое условие каждой хорошо подготовленной речи. Образован­ный человек должен свободно распоряжаться этим богатством, подбирать синонимы и антонимы, обязательно знать значение всех терминов, которые он употребляет.

«Проверьте себя: отделите известные вам слова от привычных, т.е. те, которые вы не только знаете, но и употребляете в разговоре: вы поразитесь своей бедности. Мы часто небрежны к словам в разговоре, но слишком заботимся о них на трибуне. Это выдает искусственность речи, когда нужна ее естественность.

Богатству слов учитесь у великих поэтов, у них каждое слово выбрано сознательно. Если бы в первоначальном варианте про смерть Ленского Пушкин написал: «Угас огонь на алтаре» то, перечитав рукопись, он заменил бы слово «угас» словом «потух», хотя, в принципе, это одно и то же»

Важным качеством для хорошего оратора является отличное знание предмета речи и проблем, с ним связанных. Старайтесь ознакомиться с предметом речи всесторонне, освоиться с ним. Это подскажет вам нужные выражения во время произнесения речи. Только знание дает точ­ность в высказывании. Неопределенность и нечёткость обыкновенно бывает признаком неясного мышления. Всегда имейте в виду афоризм Шопенгауэра: «Кто ясно мыслит, тот ясно излагает».

П. Сергеич советует молодому судебному оратору, прежде всего, составить план своего выступления, а для этого уяснить три вопроса:

1. Что произошло и почему произошло?

2.Что надо доказать присяжным?

3.Чем можно оказать влияние на их решения?

Нахождения главной идеи речи еще не достаточно для составления самой речи. «Для того, чтобы подгтовить обвинительную или защитительную речь, необходимо творчество оратора. Обвинитель должен указать им все, что изобличает подсудимого, защитник – все, что доказывает его неприкосновенность к делу или извиняет его преступление. Для этого, конечно, сырой материал дела должен подвергнуться известной обработке со стороны оратора, необходимо также, чтобы судьи (и слушатели) без труда могли следить за его мыслями, усвоить их и запомнить. Содержание обвинения или защиты должно быть передано изящными и сильными словами, а сама речь произнесена с внешней выразительностью и красотой… Для этого, пишет П. Сергеич, наряду с размышлениями (о деле), надо думать и о картинах, причем, если их нет, надо сочинять их: вы говорите о поджоге изобразите хозяина-поджигателя днем у его кассы за счетами и книгами, и ночью у той же кассы с фитилем и спичками в руках: в первую картину внесите все его расчеты о выгодах поджога; во второй – сравните потревоженное и заботливо унесенное золото с жильцами соседних квартир, безмятежно спящими рядом с крадущимся пламенем…»

П. Сергеич советует написать каждое отдельное положение речи на отдельном листе, а после по мере хода размышлений дописывать в каждом листе несколько строк. Мастерски подготовленные речи за кажущейся простотой и легкостью переходов и логических заключений на самом деле являются плодом кропотливой работы, помноженной на эрудицию и талант. Хорошая речь – это результат знания предмета и проблемы, размышлений над ними и опыта «напряженной работы над каждым отдельным делом».

Молодому оратору необходимо учитывать логический и психологический факторы при составлении речи. В частности, он должен быть последовательным и не проявлять явно своих эмоций, а, наоборот, стараться вызвать их у слушателей.

Книга П. Сергеича «Искусство речи на суде» – это прекрасное руководство для начинающего оратора: трудные вопросы, любые тонкости риторики – все рассмотрено, обсуждено, взвешено, оценено. Данная работа стала настоящей энциклопедией русского ораторского искусства.

Чтобы усвоить указанную тему, Вы должны будете изучить речи знаменитых русских судебных ораторов и, что самое главное, почувствовать особенности их выступлений в суде.

Необходимо понять, что введение в России с 1864 года суда присяжных, основанного на принципе гласности, и адвокатуры стимулировало создание и развитие судебного красноречия. Основоположниками судебного красноречия стали П.С. Пороховщиков, написавший «Искусство речи на суде», и А.Ф. Кони, создавший многочисленные труды по юридической риторике, такие как «Советы лекторам», «Нравственные начала в уголовном процессе».

Изучая судьбу каждого из них, Вы сможете понять, как формировалось, развивалось и оттачивалось их ораторское мастерство. Так, например, Анатолий Федорович Кони (1844–1927) был не только выдающимся судебным оратором, но и теоретиком риторики, литературоведом, почетным академиком изящной словесности.

Образованный юрист, отмечал Кони А.Ф., должен быть человеком, в котором общее образование идет впереди специального.

Судебным оратором Кони рекомендовал безоговорочно выполнять три условия, которые остались важны и сегодня:

«1. Нужно знать предмет, о котором ты говоришь, в точности и подробности, выяснив себе вполне его положительные и отрицательные свойства.

2. Нужно знать свой родной язык и уметь пользоваться его гибкостью, богатствами и своеобразными оборотами, причем к этому знанию относится и знакомство с сокровищами родной литературы…

3. Наконец, … нужно не лгать… искренность по отношению к чувству и к делаемому выводу или утверждаемому положению должна составлять необходимую принадлежность хорошей, т.е. претендующей на влияние речи».

Известный в дореволюционное время адвокат О.О. Грузенберг в одном из писем, адресованных А.Ф. Кони, писал 30 декабря 1923 года: «Вы создатель русского судебного слова и в то же время творец таких форм его, что не многим удалось не то, что сравниться, но даже близко подойти к ним».

Еще при жизни Кони отмечали, что подражать эти речам невозможно, но учиться можно и нужно.

Обратите внимание на речи известного адвоката Федора Николаевича Плевако, о котором А.Ф. Кони говорил, что «это был человек, у которого ораторское искусство переходило во вдохновение», особенно внимательно изучите места, где он дает психологический анализ действий подсудимого, и попробуйте сделать это самостоятельно.

Судебные речи многих талантливых адвокатов являются образцом мастерского владения словом, сочетающегося с правильной подготовкой речи, умелым использованием и искусным анализом доказательств и обстоятельств дела.

Изучив тему, Вы узнаете речи одних из самых известных ораторов эпохи судебной реформы 1864 г. – А.Ф. Кони, «короля русской адвокатуры» В.Д. Спасовича (речи его отличались четкостью умозаключений и тщательным анализом всех обстоятельств дела), Ф.Н. Плевако («Содержанием и формой своих речей Плевако создавал настроение слушателей, тонко воздействуя на аудиторию. Как правило, речи Плевако были кратки и остры, стилизованы под простую, непринужденную беседу. В ситуациях практически безнадежных для защиты он умел найти такой довод, который оказывался решающим для исхода дела. Плевако уделял главное внимание психологическим факторам. Он считал, что логика логикой, а судят люди, и доказать не значит убедить. В его судебных речах преобладали выразительные риторические приемы, создающие эмоциональную атмосферу сочувствия к подсудимому. Тем самым защитник добивался для него снисхождения». В. Шейнов), П..А. Александрова (его речи считались остроумными, строго логическими и подчеркнуто деловыми), С.А. Андриевского (его речи можно сравнить с исследованиями очень талантливого психолога, знание жизни, личности и причин, приводящих людей на скамью подсудимых, делали его речь убедительной, ясной и пронзительно точной), А.И. Урусова (речь его, построенная на безупречной логической схеме, на детальном исследовании значимости каждого довода, при этом обрамленная яркими эпитетами и неповторимыми сравнениями, запоминалась и оставляла неизгладимый след).

«Один оратор могущественно властвует над толпой силою своего бурного вдохновения; другой – вкрадчивой грацией изложения; третий – преимущественно иронией, насмешкой, остроумием; четвертый – последовательностью и ясностью изложения и т.д. Каждый из них говорит, соображаясь с предметом своей речи, с характером слушающей его толп, с обстоятельствами настоящей минуты». В.Г. Белинский.

На семинарских занятиях по этой теме Вам необходимо будет продемонстрировать самостоятельный анализ судебных речей.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: