Кто создал судебную реформу во франции

Обновлено: 29.11.2022

Во Франции , то апелляционный суд в судебном порядке является общим правом суд отвечает за решение по апелляциям решений , вынесенных в случаях уже оценивало судами первой инстанции: по уголовным делам уголовного суда или полиции суда и, по гражданским делам , судебный суд, арбитражный суд, промышленный суд, паритетный суд по вопросам аренды в сельской местности.

Если одна из сторон не удовлетворена решением, вынесенным в первой инстанции, она может «обжаловать» это решение посредством заявления, сделанного в канцелярии апелляционного суда в пределах юрисдикции суда, вынесшего указанное решение.

Пока суды первой инстанции выносят «приговор», апелляционный суд выносит «приговор», который может подтвердить, изменить или отменить первое решение. После решения Апелляционного суда можно подать апелляцию в Верховный суд . Если апелляция допустима, дело не рассматривается в третьей инстанции, так как только правильное применение норм права осуществляется в рамках кассационной инстанции.

Гораздо более незначительным является то, что апелляционный суд также обладает юрисдикцией рассматривать апелляции об отмене арбитражных решений, если стороны контракта не отказались от них.

В настоящее время во Франции действует 36 апелляционных судов, в том числе шесть за рубежом и апелляционный суд более высокой инстанции в Сен-Пьер и Микелон .

На материковой части Франции каждый суд имеет юрисдикцию в отношении нескольких департаментов или городов (в целом от двух до четырех), за исключением Меца , юрисдикция которого соответствует одному департаменту Мозеля . Они часто расположены в городах, в которых находились юрисдикции старого режима, которые были парламентами .

Резюме

История

Право на обжалование, хотя и очень старое, со временем эволюционировало. При Ancien Régime (XVI век - 1792) три организации имели право вершить правосудие: лорды, духовные лица и король. В настоящее время функция апелляции состоит в том, чтобы сообщить о своем положении Королю через его родственников с единственной целью - отстоять королевское правосудие. Право на апелляцию было способом подтвердить суверенитет короля.

В 1748 году в своей книге «De esprit des lois» Монтескье (1689-1755) представляет себе мир, в котором три власти (исполнительная, законодательная, судебная) разделены. Этот мир станет реальностью в 1789 году с началом Французской революции. Даже если полномочия разделены, право на обжалование не имеет гораздо больших возможностей, поскольку второе решение выносится одним и тем же судом. Это принцип так называемого «кругового» звонка.

Тот, кто будет создавать «иерархическую» апелляцию, - это Наполеон Бонапарт (1769-1821) в 1800 году. Тот, кто еще не стал императором, будет создавать апелляционные суды. Эти суды созданы специально, чтобы вторично судить тех, кто апеллирует. Его название будет меняться в зависимости от режимов. При Наполеоновской империи они назывались имперскими судами, в то время как в республиканский период они приняли то название, которое мы знаем сегодня: апелляционные суды.

До 1958 года апелляции на решения мировых судей и промышленных судов подавались в гражданский суд, при этом существовал районный суд для рассмотрения апелляций паритетных судов по вопросам аренды в сельской местности и комиссия. Региональное социальное обеспечение для рассмотрения апелляций первой инстанции комитеты. Таким образом, апелляционные суды рассматривают по гражданским делам только апелляции на решения гражданского и арбитражного судов . С другой стороны, по уголовным делам апелляционные суды уже слышали об апелляциях исправительных и полицейских.

В рамках реформы судебной карты в 2008 году министр юстиции Рашида Дати хотела сохранить, теоретически, только один апелляционный суд на административный регион , при этом территориальные пределы каждой из этих юрисдикций не выходили за рамки региональных рамок. Таким образом, можно было поставить под сомнение существование нескольких апелляционных судов, таких как суды Ажена, Буржа, Шамбери, Гренобля, Меца, Нима или По. Другие увидели бы изменение своей территориальной компетенции путем добавления или отзыва департаментов их юрисдикции. Наконец, столкнувшись с противодействием местных выборных должностных лиц и профессиональных юристов, такие изменения не были внесены, и реформа, которая действительно имела место, не изменила ничего в списке и источниках судебных заседаний. В своем годовом отчете за 2015 год Счетная палата подчеркивает, что юрисдикция апелляционных судов не совпадает ни с территориями 22 регионов до 2016 года, ни с территориями девяти межрегиональных децентрализованных служб Министерства юстиции, тюремная администрация и правовая защита молодежи. Он рекомендует сократить количество апелляционных судов, чтобы оно соответствовало тринадцати столичным регионам, установленным Актом III о децентрализации .

Организация


В магистратах суда апелляционной инстанции , как правило , опытные, они начали свою карьеру в суде первой степени:

  • Первый президент (место / апелляционный суд) и государственный обвинитель (обвинение / апелляционный суд): магистраты вне иерархии
  • Председатель палаты (местонахождение / апелляционный суд) и генеральный адвокат (прокуратура / апелляционный суд): магистраты вне иерархии
  • Советник (местонахождение / апелляционный суд), генеральный заместитель (прокуратура / апелляционный суд)

Каждый апелляционный суд возглавляет первый президент, которого также называют «главой суда». Другими магистратами места являются председатели палат и советники, имена которых напоминают парламенты Ancien Régime. Вице-президенты и судьи, которые подчиняются первому президенту и которые могут выполнять свои функции либо в апелляционном суде, либо в любом суде в пределах юрисдикции, также могут быть назначены в апелляционный суд . Первый президент, председатели палат и советники апелляционного суда - единственные магистраты, которые могут председательствовать в суде присяжных .

В магистратах полномочий генерального прокурора являются общим прокурором ( «главным прокурором»), общие адвокатами и общих депутатами. Генеральный прокурор обеспечивает применение уголовного законодательства во всей юрисдикции Апелляционного суда и надлежащее функционирование органов прокуратуры, находящихся под его юрисдикцией. Генеральный прокурор или его заместители представляют обвинение в суде присяжных при Апелляционном суде.

Каждый двор состоит из различного количества комнат, некоторые из которых могут быть специализированными. В состав апелляционного суда входят как минимум:

  • исправительно-апелляционная палата,
  • номер инструкции ,
  • штрафная палата,
  • социальная палата,
  • специальная комната для несовершеннолетних,
  • Другие палаты обычно включают по крайней мере одну торговую палату и одну гражданскую палату.

Апелляционные суды включают в реестр , составленный из государственных чиновников .

Формы судейства

Коллегиальные судебные группы состоят из трех магистратов (первый президент, председатель палаты и советник или председатель палаты и два члена совета) с обычным обучением и пять магистратов с формальным обучением (особенно в случае увольнения после кассации).

Палаты Апелляционного суда также обладают юрисдикцией в отношении единоличных судей, которые затем осуществляют единоличное председательство на слушании.

В редких случаях апелляционный суд собирается в форме «собрания палат», в которое входят магистраты двух палат (три для апелляционного суда Парижа ).

Как Франция придумала и реформировала административное правосудие

С древних времен существовали (пусть очень простые) системы защиты "простых людей" от злоупотреблений и несправедливости представителей власти на местах. Средневековый французский парламент был судом первой (и последней) инстанции по вопросам налогообложения, равно королевского и муниципального. Однако вплоть до начала XIX века речь шла только о защите прав. После Великой французской революции Франция показала пример строительства обособленной системы административной юстиции, имеющей отдельную задачу и отдельную процедуру.

Происхождение административной юстиции

Современное административное правосудие коренится в политических теориях эпохи Просвещения, главным образом теории разделения властей и представлении о правах человека и гражданина как неотъемлемых и присущих ему от рождения. В самом начале Великой французской революции Учредительное собрание начало строить практическую систему защиты этих прав, в том числе в ситуации противоречия между интересами гражданина и властной институции, заведомо превосходящей его по возможностям и ресурсам.

Новая ветвь правосудия с самого начала формировалась как часть структуры исполнительной власти. Отчасти это было обусловлено политическими соображениями — после революции представители новой администрации не слишком полагались на старую судебную систему и судей, оставшихся со времени "старого режима". Но главный аргумент сторонников представления об административном правосудии как административной функции основывался на теории разделения властей, понимаемой чрезвычайно прямолинейно — как абсолютный запрет на вмешательство одной ветви власти в деятельность другой. Соответственно, поскольку исполнительная ветвь власти является особым субъектом права, обладающим полной автономией, то судебная власть — другая ветвь власти — не имеет права вмешиваться в ее деятельность. Отсюда следует, что административный суд необходимо должен быть частью исполнительной власти.

Противники новшества также ссылались на разделение властей как на основу правового государства, указывая, что существование особых административных судов в составе исполнительной власти ей противоречит: во-первых, они разрушают единство судебной системы и, во-вторых, получается, что администрация судит самое себя.

Учредительное собрание (1789-1791 гг.) не только узаконило независимость судебной власти от исполнительной, но и ввело запрет на рассмотрение исков, связанных с исполнением чиновниками своих служебных обязанностей, а также на исследование законности любых актов исполнительной власти. С начала XIX века функцию устранения противоречий между судебной и исполнительной властью взял на себя Государственный совет, вновь сформированный к 1800 году (королевский Госсовет, существовавший примерно с XIII века, был распущен в начале Революции). Административно-судебная функция сохраняется за Государственным советом до сих пор.

В эпоху Революции был создан и низший уровень органов административной юстиции — советы префектур, рассматривавшие дела в первой инстанции. Поначалу заседания советов возглавлял префект, но постепенно эта практика прекратилась, и в течение XIX века советы становились все более самостоятельными. Заседания советов проходили публично и с соблюдением определенных процессуальных форм. Изначально в компетенцию советов входили споры, связанные с прямым налогообложение, общественными работами и правами пользования общественными дорогами, проходящими по частной территории. К середине ХХ века компетенция советов существенно расширилась, но об этом ниже.

Эволюция административного правосудия в XIX веке

Со временем административное правосудие все более обособлялось. В структуре Госсовета, являвшегося не только первой инстанцией для некоторых дел, но и апелляционной и кассационной инстанцией, возникла комиссия по судебно-административным делам, — Судебная секция, — состоявшая, впрочем, из чиновников (просим читателей в дальнейшем иметь в виду, что там, где говорится о Госсовете, строго говоря, имеется в виду именно его Судебная секция). Постепенно нарабатывалась процедура. Тем не менее, до реформы 1872 года Госсовет оставался, по сути, консультативным органом, не обладающим собственными судебными полномочиями, но лишь предлагающим свое мнение главе государства. Не было в его процедурах и присущих обычным судам публичности, представительства сторон и устных высказываний.

Положение стало меняться после поражения во франко-прусской войне 1870-71 гг. и последовавшего падения Второй империи. Закон 1872 года сделал Госсовет высшим судебно-административным учреждением и создал Трибунал по конфликтам для решения споров о подсудности дел. Это был важный шаг на пути формирования обособленного административного правосудия. В 1873 году Трибунал по конфликтам сформулировал отличительные признаки дела административной юстиции. Сейчас они кажутся естественными — оспариваемые действия должностного лица должны быть связаны с осуществлением должностных функций.

Объем контрольных функций Госсовета постепенно возрастал и спустя 35 лет, в 1907 году, он уже имел право контролировать все акты исполнительной власти, в том числе акты правительства и декреты президента Республики. Это в дополнение к тому, что Госсовет был апелляционной и кассационной инстанцией для всех дел по части административной юстиции, а также рассматривал дела в качестве первой инстанции.

Параллельно менялась роль советов префектур. В 1926 году префекты официально перестали быть главами советов — их заменили постоянные штатные президенты, что подчеркнуло независимость советов. 86 советов префектур департаментов были преобразованы в 22 междепартаментских совета. Был повышен статус членов советов, благодаря объединению их в особую категорию гражданских чиновников, что повлекло за собой повышение зарплаты и сделало их положение более прочным.

Реформа административного правосудия в 1953 году

До конца II Мировой войны Госсовет более-менее справлялся с потоком поступавших дел, пусть и ценой увеличения штата (впрочем, очередь нерассмотренных дел все равно медленно росла). Освобождение страны от оккупации и последующие чистки органов власти разных уровней от коллаборационистов принесло вал жалоб от людей, считавших себя несправедливо уволенными. Еще одной причиной увеличения числа жалоб стала все возраставшая роль государства в управлении социальной и экономической жизнью страны. В среднем в каждый послевоенный год в Госсовет поступало около 6 000 жалоб, между тем он мог рассматривать самое большее 4 500 за год; среднее время ожидания решения увеличилось до 4-5 лет и до 12 лет в экстремальных случаях; в год реформы своей очереди ожидали около 26 000 дел. Стало очевидно, что необходимо менять основы функционирования административных судов.

В сентябре 1953 года произошла реформа всех уровней административного правосудия, самая радикальная за все полтора столетия его существования. Целью реформы было уменьшить непомерно разросшуюся очередь нерассмотренных дел. Решение было найдено в передаче большей части дел первой инстанции на нижний уровень системы, сущностном ограничении полномочий Государственного совета как суда первой инстанции и соответствующего повышения статуса советов префектур.

Перед реформой междепартаментские советы разрешали споры по следующим вопросам: прямое налогообложение, общественные работы, контракты с местными властями и возмещение ими убытков, а также некоторые типы контрактов с государством, разногласия местных чиновников со своим начальством, и, наконец, споры в связи с выборами в собрания муниципалитетов и департаментов. Государственный совет в лице своей Судебной секции был апелляционной и кассационной инстанцией и мог принимать к рассмотрению в первой инстанции практически любые дела.

После реформы основным судом первой инстанции стали междепартаментские советы префектур. В соответствии со своей новой ролью, более значимой и более независимой, советы префектуры получили новое имя — Административные трибуналы (Tribunal Administratif).

Государственный совет, напротив, лишился большей части своей компетенции как суда первой инстанции, став, по сути, судом juridiction d’exception, т.е. рассматривающим только специфические дела, прямо изъятые из компетенции нижестоящих судов. Несколько категорий дел остались в его компетенции.

Во-первых, это дела о превышении полномочий президентом или премьер-министром, произошедшем путем издания декрета. Не имело значения, относился ли декрет к конкретному лицу (например, назначение на должность) или устанавливал некое общее правило. Во-вторых, это дела, касающиеся индивидуальных обстоятельств государственного служащего, назначенного декретом. В-третьих, это иски в связи с административными актами, затрагивающими территорию большую, чем подведомственная какому-либо одному Административному трибуналу. Третий тип исков был передан Госсовету для того, чтобы избежать споров о подсудности между трибуналами разных частей страны.

Еще два случая относились к административным делам, возникающим на заморских территориях Франции, кроме того, в ведении Госсовета оставались отдельные дела, которые в силу их деликатной природы или особой важности необходимо было рассматривать сразу на высшем уровне.

Юрисдикция Госсовета как апелляционной и кассационной инстанции не была затронута, но благодаря измененным правилам подсудности в Госсовет в год поступало заметно меньше исков — около 3 000-3 500 в год. Важно то, что Госсовет был способен рассматривать около 4 000 дел в год, что означало постепенное уменьшение очереди дел до приемлемого уровня в не более 5 000 дел. Небольшая очередь была необходима, чтобы все механизмы работы Судебной секции работали с полной загрузкой, сохраняя тем самым работоспособность.

В начале реформы звучали опасения, что разгрузить очередь в Госсовет не получится, потому что и частные жалобщики и официальные инстанции завалят Госсовет апелляциями. Этого не случилось — лишь 15% результатов рассмотрения дел в Административном трибунале не устраивали стороны настолько, чтобы проигравшая подала апелляцию. Опасения, что из-за увеличенной нагрузки снизится качество рассмотрения дел в первой инстанции, также не подтвердились — из 15% обжалованных решений лишь треть была успешно обжалована.

Советы префектур, как было сказано выше, получили название Административных трибуналов и стали основными судами первой инстанции. В их организации и деятельности произошли существенные изменения. Судьи трибуналов получили повышение статуса и повышение зарплат — они стали соответствовать зарплатам судей первой инстанции в гражданских судах. Назначение судьи теперь требовало согласия не только министра внутренних дел, но и министра юстиции, что было сделано, по всей видимости, для дальнейшего обеспечения независимости судей трибуналов. Отдельно следует отметить, что реформа создала новые пути продолжения карьеры для судей: три поста в штате Госсовета были зарезервированы за выходцами из судей трибуналов — советника и двух докладчиков при Госсовете (Maître des requêtes); общее число судей трибуналов было немногим больше сотни.

Была введена очень строгая система отбора кандидатов для работы в трибуналах. Судьи низшего ранга, т.н. советники второго класса, набирались исключительно из числа выпускников Национальной школы администрации. Судьи рангом повыше — советники первого класса, советник Административного трибунала Парижа и президенты трибуналов на три четверти набирались также из числа Национальной школы администрации и на четверть из числа действующих чиновников, причем эти последние должны были занимать позицию не ниже определенного уровня и быть лицензиатом права.

Реформу административного правосудия во Франции, проведенную в 1953 году, безусловно, следует признать успешной, недаром заданные тогда структура и распределение полномочий сохраняются до сих пор. Более того, наработки этой реформы были использованы спустя пять лет в ходе преобразования общего правосудия, проведенного де Голлем в 1958 году, первом году существования Пятой республики. Важно также отметить, что реформа была движима важной идеей — что правосудие должно быть своевременным. Это та же самая идея, что была главной в судебной реформе в Сингапуре, прошедшей в 1990-х годах.

РЕФОРМА СУДЕБНОЙ СИСТЕМЫ ФРАНЦИИ В ПЕРИОД ВЕЛИКОЙ ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ - тема научной статьи по государству и праву, юридическим наукам из журнала Право и образование

Текст научной статьи на тему «РЕФОРМА СУДЕБНОЙ СИСТЕМЫ ФРАНЦИИ В ПЕРИОД ВЕЛИКОЙ ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ»

РЕФОРМА СУДЕБНОЙ СИСТЕМЫ ФРАНЦИИ В ПЕРИОД ВЕЛИКОЙ ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

А.А. Соловьев, доктор юридических наук, профессор

Статья посвящена важнейшему историческому этапу реформирования судебной системы Франции - периоду Великой Французской революции. Автор останавливается на основополагающих направлениях реформы, применительно как к гражданскому, так и к уголовному судопроизводству. При этом особое внимание уделяется анализу ключевого нормативного правового акта в рассматриваемой области - Декрета «Об организации судопроизводства».

Ключевые слова: Франция, судебная система, Великая Французская революция, Декрет «Об организации судопроизводства».

Великая Французская революция (14 июля 1789 года - 9 ноября 1799 года) привнесла в организацию судебной системы Франции (как во всю систему государственного и общественного устройство этой страны) ключевые изменения.

Среди основных аспектов, подвергшихся существенной трансформации, можно отметить передачу судебной власти короля всей нации и переход от королевского правосудия к народному правосудию, которые заключались в следующем:

• фактической потере королем всех судебных полномочий. При абсолютной монархии король являлся источником правосудия и отправлял его самостоятельно, лично или опосредованно. При Старом режиме король был вправе забрать дело из суда, рассматривавшего

его, рассмотреть дело лично или передать его в другой суд. Король также мог самостоятельно помиловать осужденного или амнистировать его. Во время Великой Французской революции у короля эти права были изъяты;

• избрании народных представителей - источником закона являлся теперь народ Франции, а не король;

• выборах судей собраниями избирателей (наиболее активных граждан) -в каждом кантоне избирался мировой судья, а в каждом районе - судья, занимавшийся рассмотрением дел в первой инстанции;

• участии граждан в отправлении правосудия, заключавшемся в функционировании судов присяжных в территориальных образованиях различных уровней и на всех этапах уголовного процесса [2, р. 1].

Период Великой Французской революции также характеризовался упрощением судебной процедуры и существенным усилением защиты прав человека. Так, например, для рассмотрения гражданских дел были введены такие процедуры, как арбитраж (третейское разбирательство) и примирительные процедуры, с целью не допущения задержек и усложнения рассмотрения таких споров. При применении процедуры арбитража стороны являлись свободными в выборе арбитров. Для гражданских дел также предусматривалась возможность обжалования решений мирового судьи в районный суд, при условии, однако, что стороны первоначально прибегли к процедуре примирения.

Если говорить о рассмотрении уголовных дел, то Уголовный кодекс Франции от 1791 года содержал в себе перечень уголовно наказуемых деяний, а также предусматривал конкретные наказания за их совершение. При этом преступления располагались в иерархическом порядке в зависимости от их тяжести, а такие наказания, как пытки, были отменены [2, р. 2].

Кроме того, уголовные суды были организованы в соответствии с тяжестью преступлений, дела по обвинению в совершении которых они были уполномочены рассматривать: муниципальные полицейские суды, исправительные полицейские суды, а также уголовные суды департаментов, в которых также функционировали суды присяжных [2].

Примечательно, что граждане получали возможность участвовать на всех этапах уголовного процесса посредством следующих действий:

• подача жалобы полицейскому или мировому судье;

• участие в так называемом «большом жюри», состоящем из восьми заседателей, избранных на основании жеребьевки из числа тридцати кандидатов, которое выносило решение о предъявлении обвинения на основании доклада судьи районного суда, показаний свидетелей обвинения и потерпевших (решение при этом принималось большинством голосов, пятью из восьми);

• участие в суде присяжных, состоящем из двенадцати заседателей, избранных на основании жеребьевки, который выносил решение тайно (для принятия решения об осуждении требовалось не менее десяти голосов).

При этом сотрудники судебных органов Старого режима остались теми же и во время Великой Французской революции с целью обеспечения непрерывности их деятельности, однако возможность покупки и продажи судейских должностей была навсегда отменена. Тем не менее, изменение всей судебной системы позволило лицам, не являвшимся профессиональными юристами, осуществлять правосудие в качестве мировых судей, основные функции которых заключались в обеспечении процедур примирения между спорящими сторонами и рассмотрении незначительных гражданских дел [2, р. 3].

Основным нормативным правовым актом, регулировавшим в период Великой Французской революции деятельность органов судебной власти и устанавливавшим правовые основы их функционирования, являлся Декрет «Об организации судопроизводства» от 16-24 августа 1790 года (далее - Де-

крет), на котором следует остановиться несколько подробнее.

Примечательно, что Первый титул Декрета был посвящен регламентации деятельности негосударственных арбитров. Согласно ст. 1 Первого титула, арбитраж (как форма урегулирования спора посредством его рассмотрения негосударственными арбитрами с вынесением обязательного для сторон решения) является наиболее разумным способом устранения разногласий между гражданами. Статья 2 данного титула устанавливала, что все лица, являясь свободными в осуществлении прав, равно как и в действиях, имеют возможность назначить одного или нескольких арбитров для того, чтобы заявить о своих частных интересах в любых спорах по всем без исключения вопросам.

Соглашения об арбитраже, которые не содержали сроков, в течение которых арбитры обязаны были вынести решение по соответствующему спору, а также те соглашения, которые устанавливали уже истекшие на соответствующий момент сроки, все равно считались действующими, если одна из сторон спора не заявляла арбитрам о том, что желает выйти из процедуры арбитража (согласно ст. 3 Первого титула Декрета).

В соответствии со ст. 4 Первого титула Декрета решение арбитра могло быть обжаловано только в том случае, если стороны специально указали это в арбитражном соглашении. При этом стороны, согласившиеся на возможность обжалования арбитражного решения, должны были указать в арбитражном соглашении конкретный суд, в который подается апелляция (ст. 5 Первого титула Декрета) [4, р. 434].

Второй титул Декрета был посвящен деятельности судей в целом, и, согласно ст. 1, правосудие во Франции, формально осуществляется именем короля. Статья 2 навсегда отменила продажу судейских должностей, судьи осуществляют свою деятельность, работая на государство.

Статьями 3 и 4 Второго титула Декрета устанавливалась избираемость судей на шесть лет; по истечении указанного срока проводились новые выборы, в ходе которых судьи, полномочия которых истекли, могли быть вновь переизбраны.

Статья 5 Второго титула Декрета устанавливала также избираемость помощников судей. При этом, в соответствии со ст. 6 указанного титула, избранные судьи, а также их помощники, принимая от короля Франции грамоты, скрепленные государственной печатью (от получения которых они не могли отказаться) без промедления и возможности оспаривания, пересылали протоколы результатов выборов.

Согласно ст. 8 Второго титула Декрета, должностные лица, осуществлявшие свою деятельность в прокуратуре, назначались королем Франции на пожизненный срок и не могли, как и судьи, быть освобождены от должности, кроме как в случае совершения должностного преступления, дело по которому рассматривалось компетентным судьей.

Статья 9 Второго титула Декрета определяла, что лицо, не достигшее возраста тридцати лет, а также в течение пяти лет не проработавшее практикующим юристом, не могло быть назначено на должность судьи, помощ-

ника судьи или стать должностным лицом прокуратуры.

Примечательной в данном случае является ст. 10 Второго титула Декрета, которая устанавливала запрет на осуществление судами законодательных функций, а также на воспрепятствование или приостановление исполнения декретов, издававшихся органами законодательной власти. В случае нарушения данного запрета судьей такие действия рассматривались как должностное преступление.

При этом ст. 12 Второго титула Декрета предусматривала право судов издавать регламенты, когда они считают это необходимым, которые должны были, однако, направляться в законодательный орган государственной власти.

Согласно ст. 13 Второго титула, судебные функции являлись отличными и навсегда отделенными от функций административных. Судьи не имеют права ни вмешиваться в дела органов государственного управления (что рассматривается как должностное преступление), ни вызывать в суд представителей государственных органов в связи с исполнением ими своих должностных обязанностей.

Выводы из этого принципа разделения судебных и административных властей однозначны: из ведения судов изымаются административные дела.

Его оригинальная интерпретация и привела в рассматриваемый начальный период к созданию французской системы контроля над действиями администрации с помощью независимой административной юстиции. Но в действительности, для того, чтобы заполнить юридический вакуум, созданный этими

декретами 1790 года и III года Республики, сами органы исполнительной власти стали рассматривать административные споры (т. е. фактически одновременно выступать и в качестве судьи, и в качестве тяжущейся стороны в каждом деле) [1, с. 4-5].

Статья 14 Второго титула Декрета устанавливала гласность судопроизводства, как по гражданским, так и уголовным делам, а также право граждан защищать себя, в устной или письменной форме, а ст. 16 отменяла любые привилегии граждан перед судом. С момента вступления в силу данного нормативного правового акта все граждане выступают в судебных органах равным образом, без каких-либо различий. Кроме того, предусматривалось, что все граждане являются равными перед законом и всякие преференции несправедливы (согласно ст. 18) [4, р. 434-436].

Третий титул Декрета устанав

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Сеньориальная монархия во Франции обычно датиру­ется IX — XIII в.

В этот период в условиях политической децентрализации, приведшей к глубокой территориальной раздробленности, коро­левская власть утратила свое былое значение. Король рассмат­ривался феодалами как «первый среди равных». Фактически его власть распространялась только на ко­ролевский домен. В 987 г., с избранием королем Гуго Капета (графа Парижского), прекращается династия Каролингов. При первых Капетингах выборность короля сохраняется, но будущий преемник избирался еще при жизни правящего короля; в XII в. утверждается порядок передачи королевского трона по наслед­ству.

Королевский двор, осуществлявший правление, состоял из знатных феодалов и дворцовых слуг (министериалов), главную роль в королевской администрации до конца XII в. играл сене-шал, также влиятельными придворными были коннетабль (гла­ва королевской конницы), королевский казначей, королевский канцлер. Развитие феодальных отношений нашло свое отраже­ние в собрании королевских вассалов — курии короля (сипа Кед15). Органы местного королевского управления (прево — вы­полняли административные функции, бальи — судебные) созда­вались лишь в королевском домене, в крупных сеньориях дей­ствовала своя система местного управления, замкнутая на со­ответствующего феодала (герцога, графа, барона).

Значительно повысили эффективность королевской власти реформы короля Людовика IX Капетинга (1226—1270 гг.):

1. Военная реформа — феодальное ополчение в значительной степени было заменено отрядами наемников и городской милиции.

2. Значительное ограничение (фактически запрет) частных войн между вассалами короля.

3. Из королевской курии выделяются специализированные центральные ведомства (например, счетная палата, ведавшая королевскими финансами). В 1260 г. на базе королевской курии был создан высший судебный орган — Парижский парламент.

4. Введение единых денег во всей Франции (до этого каждый крупный феодал чеканил Собственную монету).

Преобразование сеньориальной монархии в сословно-представительную во Франции обычно Датируется 1302 г., когда король Филипп IV созвал Генеральные штаты (правда, название этого верховного французского сословно-представительного органа появилось позже).

История правосудия во Франции , частично перекрывается с , что права не совпадая с ним, так как он занимается более конкретно с применением стандартов по различным юрисдикциям . Таким образом, он сливается в основном с уголовным и гражданским , административное право постигает иную судьбу.

Резюме

Высокий средний возраст

Народная справедливость

Если они сохранили свои обычаи, германские народы, вторгшихся в Галлию в V - м веке не положило конец юридическим использований галло-римлян . Таким образом, разные законы сосуществовали в зависимости от людей подданных в соответствии с системой правосубъектности законов. Эта система вызвала столько трудностей, что судьи постепенно заменили ее системой территориальности законов, но не смогли унифицировать законы.

Законы пришедших народов основывались на законе, отличном от римского: отмщение жертвы или его семьи необходимо было заменить денежной компенсацией и установить цену за нее. Признанные процедурой «доказательства» были мистическими и нерациональными: испытание горячим железом или водой ( мытарства ), судебная дуэль . Однако не следует забывать, что «суровость этого метода доказательства направлена ​​на то, чтобы подтолкнуть стороны к компромиссу» .

Постепенно монархи разных народов писали свои законы. Закон Salic был призван в 507-511, в Ripuarian закон 630, и бургундский закон (или Бургундская Правда) в начале VI - го века.

Королевское правосудие

В Каролингах установить о наложении их решений по всей империи, и поэтому начала первой правовую стандартизации. С провозглашением капитуляров они проводили политику, которая, однако, не привела к сильному ослаблению местных форм правосудия. Эта политика находит теоретическое обоснование в отождествлении высоких личностей, окружающих короля, между королевской особой и самим законом. Таким образом, Алкуин обосновал разработку закона собственно королевской функцией, которую он проследил до божественной благодати .

Карл Великий , а затем Людовик Благочестивый , назначил многочисленных членов капитула, подготовленных во время небольших собраний и одобренных во время больших собраний великих держав империи. Однако такая интенсивная законодательная деятельность не дает исчерпывающего корпуса. С распадом империи короли больше не могут вводить законодательные акты.

Церковное правосудие

Что касается церкви , то она оставалась подчиненной каноническому праву .

Центральное средневековье

В то время, эволюция справедливости и его работа тесно связана с социальным и политическим знают , что Франция, с концом распада царской власти и княжеско до XII - го века и созданием мощных княжеств и повышения королевской власти .

Проблема с источником

Слабость источников Xe навязывает в настоящее время предвзятое и узкое видение Справедливости. В течение долгого времени это приводило к предложению своего рода правового вакуума, лишенного нормативной системы, на котором последующие разработки были бы построены почти ex nihilo . Однако «долгое время обычай преобладал над всеми другими источниками права; от X - го века, он выступает в качестве единственного источника " .

Местное правосудие - обычное правосудие

Деталь гобелена из Байе с изображением Вильгельма Завоевателя

Вильгельм Завоеватель в сопровождении своих сводных братьев, справа от него Одон и слева Роберт , гобелен из Байе .

Это XI - го века, наиболее важные княжества объединить в них местных обычаях. Это развитие начинается там , где князья имеют высокий авторитет, как в Нормандии с Consuetudines и justície из Вильгельма Завоевателя или Каталонии с Барселона использованию в Ramon Berenguer I . Эти обычаи, которые установились около 1000 года, являются продуктом эволюции внутри группы, в которой они имеют всю свою ценность, и никогда не являются результатом внешнего вмешательства государственной власти. Таким образом, на территориях, где ни одному князю не удается обеспечить власть, установление обычаев осуществляется на уровне сеньоров или даже деревенской общины. Таким образом, если мы посмотрим на всю Францию, справа от XI - го века весьма разнообразен и контрастные.


Несмотря на эту фиксацию функционирования Правосудия как можно ближе к социальным группам, священнослужители не прекращали размышлять на эту тему. Основные теоретические тексты , подготовленные в XI - м веке в основном из церквей и монастырей возле королевской власти, такие Орлеан, Реймс, Шартр или Сен-Бенуа-сюр-Луар. В аббатстве Сен-Бенуа-сюр-Луар , Abbon составляет значительную коллекцию юридических текстов и записывает первую попытку сравнения между законом и обычаем. В Шартре , Фульберт начал возрождение рефлексии по закону.

После этого объединения и для того, чтобы иметь тексты, воспроизводящие все постепенно устанавливаемые законы и местные обычаи, королевские или дворянские офицеры составляли частные тексты, прежде всего для их собственной практики. Эти тексты появляются в конце XII - го века, один из первых важным является очень древний обычай Нормандии, написанном в первые годы XIII - го века. Подавляющее большинство обычаев Франции написаны в XIII - м веке.

Городское правосудие

Городское право с самого начала закреплено за франшизами, предоставленными королевской или дворянской властью. Эта фиксация доказывает предыдущее существование обычного права, специфичного для городов, которое затем оформляется и записывается. Обычаи и городские законы появляются XII - го века и часто составлены в аренде франшизе , которая имеет очень большое символическое значение.

Королевское правосудие

До XII - го века, короли не слишком слабы , чтобы влиять на правосудие свершилось за пределами их собственного княжества. Именно от Людовика VII французская монархия находит влияние на все его королевство. Королевские указы и грамоты постепенно набирают силу, причем скорость меняется от места к месту. Королевские мыслители возвращаются к темам, разработанным при Карле Великом, чтобы сделать королей источником всей власти, особенно судебной.

Вначале монархи касаются ограниченных судебных областей, ограниченных личностью короля, религиозным порядком или нравами. Они позволяют частному праву регулироваться обычаями. Именно от Людовика IX таинства имеют общие значения.

«Если осуждение является инструментом для подтверждения королевской власти , то не по его принудительному или произвольному характеру, а по надзору судей и практике помилования ».

Церковное правосудие

Церковное правосудие также выиграет от отмены королевской власти, чтобы расширить свою юрисдикцию. Он возрождает XII - го века с римским правом. До XII - го века , лорды не сделали человек в суде, и они делегировали свою власть офицеров правосудия. С XIII - го века , королевский судья говорит , величавое лицо правосудие; XIV - го века , он требует справедливости Церкви от ограничиваются только духовным.

Позднее средневековье

По словам Жан Фойе , подождите Сент - Луис , в середине XIII - го века , для возвращения начинает рациональных доказательств, которые остались в силе , как и до церковных судов. Он действительно пытался запретить судебную дуэль на своей территории.

В XIV - м веке , судебно - король изобрел формулу , что «король является источником всей справедливости и фонтан справедливости» . Это не означает, что закон, принятый монархом, является единственным источником права, но появляется возможность обжаловать решения дворянского правосудия к королевскому правосудию. Принцип предотвращения позволяет королевскому правосудию занять место сеньорского судьи из-за его бездействия. Наконец, королевские дела, всегда трактуемые в более широком смысле, были изъяты из-под землевладения. Так называемое признанное правосудие, дворянское или церковное, доживет до революции .

Возрождение и современность

Королевское правосудие в основном осуществляется офицерами, которым принадлежит их офис; продажа офисов (которая восходит к Людовику XI и особенно Франсуа I эр ) позволяет королю кормить свою казну, следовательно , множеством магистратов. Если король, таким образом, делегирует королевское правосудие судам, он сохраняет за собой право судить дело сам, отозванное от обычно компетентного правосудия. Таким образом, делегированное правосудие теоретически может уступить место сохраненному правосудию в любой момент . Ройер отмечает сохранение несудебной практики при Ancien Régime . Сделки касались не только внебрачных беременностей, но и некоторых убийств, мотивы которых были признаны благородными. Количество преступлений, наказуемых в судебном порядке, было на самом деле очень низким до XVIII - го века .

Делегированное правосудие, в частности парижский парламент , превратилось в противовес со времен правления Карла VI . Людовик XIV вполне может остановить процесс преследования, но не остановить его, отмечает Жан-Пьер Руайе. До революции 1789 года история правосудия будет характеризоваться постоянным противостоянием этих магистратов, наделенных своими прерогативами, с монархией. Эта политизация правовой системы только усилилась «по мере того, как мы приближались к концу монархии».

Парламент выступил против любой налоговой реформы и по этой причине вынудил Людовика XVI воссоединить Генеральные штаты . Но правосудие само было целью в то время, когда начало формироваться настоящее общественное мнение, юристов и интеллектуалов, таких как Беккариа или Вольтер , которые упрекали его в жестокости его процедур (пытки, отмененные Людовиком XVI) или его религиозных взглядов. нетерпимость (дела Calas , Sirven , Chevalier de la Barre ). Парламент будет враждебно настроен против удвоения числа депутатов третьего государства , что приведет к потере его популярности. Он исчезнет одновременно с Ancien Régime.

Революционная справедливость XX - го века

Проведено голосование за Декларацию прав человека и гражданина. 26 августа 1789 г. . В 21 марта 1790 г. , То Учредительное собрание обязалось восстановить всю судебную систему на новой основе ( Уголовный кодекс 1791 г. ). Важная роль была отведена арбитражу и примирению в области гражданского правосудия. Судьи были избраны активными гражданами, созданы присяжные в уголовном судопроизводстве. Учредительное собрание верило в естественную доброту человека; Конвенция будет прибегать к Ужасу , чтобы восстановить человек, и превратит судебный в инструмент этой политики. Процедура была проведена быстро. В Термидоре террористы, в свою очередь, стали жертвами Революционного трибунала .

Наполеон очертил основные черты современной судебной организации. Он восстановил титулы и костюмы Ancien Régime. Назначение магистратов стало правилом. Империя, как и все последующие режимы, позволила себе некоторую свободу с правилом несменяемости должности магистратов. Прежде всего их карьера зависела от политической власти.

В 1819 году декрет губернатора французских заведений в Индии немедленно ввел в действие наполеоновские кодексы , требуя при этом уважения к местным обычаям.

Справедливость XX - го века

Дело Дрейфуса заканчивается трудной победой идеала справедливости над разумом государства. В конце межвоенного периода финансовые и политические дела ( дело Ставиского и др.) Выявили сговор правосудия и политической власти. Лишь в 1958 году независимость судебной власти начала утверждаться благодаря упрощению продвижения по службе и введению Мишелем Дебре вступительных экзаменов в Национальную школу магистратуры .

Несмотря на то, извлекая выгоду из нового Уголовного кодекса , так как 1 - й March +1994 , Французский уголовный закон является наследником двух предыдущих кодов. Прежде всего Уголовного кодекса 1791 года , который был первой попыткой кодифицировать все уголовные дела, но прежде всего Imperial Уголовный кодекс от 12 февраля 1810 г. который был более прочным, хотя со временем значительно изменился.

В конце XIX - го века , то повторение становится важным вопросом в обсуждении тюремной политики и чувство достоинства, в то время как в начале XIX - го века, дело Пьер Ривьер был поднят с особой изюминкой, проблемы преступника ответственность в случае возможного слабоумия . Таким образом, законы Беренджера различают «рецидивистов», которые должны быть удалены из общества и, таким образом, приговорены к депортации в тюрьму (даже если они всего лишь бродяги ; 27 мая 1885 г. ), обвиняемые, которые никогда ранее не были осуждены и в отношении которых действует политика относительной реинтеграции. Таким образом, закон от 26 марта 1891 г., касающийся смягчения и ужесточения приговоров, предусматривает отстранение обвиняемого, который «не был ранее приговорен к тюремному заключению за преступление или правонарушение по общему праву», и автоматически отягощает приговоры рецидивистам. Это также позволяет судьям отдавать приказ об условно-досрочном освобождении .

В 1911 году администрация тюрьмы была подчинена Министерству юстиции , а в следующем году законом были учреждены суды по делам несовершеннолетних .

После 1945 года произошло крупное движение тюремной реформы, осуществленное движением Новой социальной защиты , воплощенным такими людьми, как адвокат Марк Ансель , судья по делам детей Жан Шазаль , первый директор тюремной администрации. Поль Амор или член Oeuvre de Saint-Vincent de Paul , Пьер Канна , во многом определял французскую тюремную политику до 1975 года . Реформа 1945 года представлена, в частности, Постановлением от 2 февраля 1945 года о несовершеннолетних правонарушителях , которое устанавливает приоритет воспитательной над репрессивной и обновляет суды для детей (созданные законом 1912 года).

Эти дебаты пришли после того, как почти полвека молчания, единственные вопросы , которые обсуждались, начиная с конца XIX - го в Второй мировой войны , потенциальной ликвидации галерах ( депортация подавляется приказом де Голля Генерального от 1960 ) и вопросы насчет переформаторов . Таким образом, в 1930-х годах осужденные за детей были осуждены, например, в «исправительных колониях» Эйсс (созданных в 1895 г. ) и Бель-Иль-ан-Мер , переименованных в Декабрь 1927 г. « Дом шефского воспитания ».

Таким образом, в 1945 году, в частности, были созданы социальные службы для тюрем , открытая среда и профессиональная подготовка заключенных с целью социальной реинтеграции . В Освобождении , общественные дебаты не сосредоточены , в частности, до начала 1950 - х лет, на судах , ответственных за судебное очищение от коллаборационистов . В 1958 году был создан судья по применению приговоров (JAP), чтобы индивидуализировать приговор в зависимости от личности преступника.

Но как только разразилась алжирская война , процесс реформ замедляется, а штрафы увеличиваются. Период безопасности , введенный в 1978 году правительством Раймона Барре , добавил к тюремному заключению невозможность его корректировки, уменьшив полномочия JAP. Если смертная казнь была отменена при Франсуа Миттеране в 1981 году, наказания были ужесточены: длительные приговоры были увеличены до тридцати лет в 1986 году, а реальное пожизненное заключение было введено в 1994 году правительством Балладура за определенные преступления, совершенные против детей. Реформа Уголовного кодекса в 1994 году увеличила наказание за преступления с 20 до 30 лет и с 5 до 10 лет за проступки . Наконец, ряд законов еще больше ужесточили законодательство в 2000-х годах до закона от 25 февраля 2008 года о превентивном заключении и признании уголовной безответственности в связи с психическим расстройством .

Порядок следствия был реформирован Законом Российской Федерации. 4 января 1993 г. , что дает большую роль обвиняемому и гражданской стороне по сравнению с прокурором. Были проведены различные реформы, чтобы разблокировать суды, в частности состав пенитенциарных учреждений (1999 г.), немедленное появление и другие аватары « обработки дел в реальном времени », такие как Автоматизированный центр наблюдения за нарушениями правил дорожного движения .

В то же время, начиная с 1986 года, в законе об уголовном бизнесе наблюдается движение по декриминализации, хотя в 1990-е судьи все чаще берут на себя политико-финансовые дела ( злоупотребление корпоративными активами и т. Наконец, источники французского уголовного права становятся международными.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: