Кто первым в мире использовал ядерную энергию для судов торгового флота какие это были суда

Обновлено: 06.12.2022

Белоснежных надстроек этого лайнера никогда не коснется копоть дымовых труб. Компактные силовые установки невероятной мощности, недостижимая прежде скорость, экономичность и неограниченная дальность плавания.

Таким представляли идеальный корабль в середине XX века. Казалось еще чуть-чуть, и ядерные силовые установки неузнаваемо изменят облик флота – человеческая цивилизация с надеждой и ликованием встречала наступившую Эру Атома, готовясь в скором времени воспользоваться всеми преимуществами «даровой» энергии радиоактивного распада вещества.

В 1955 году, в рамках программы «Мирный атом», президент Эйзенхауэр озвучил планы о создании судна с ядерной силовой установкой (ЯСУ) – концепт-демонстратор перспективных технологий, чье появление ответит на вопрос о целесообразности применения ЯСУ в интересах торгового флота.

Реактор на борту обещал немало соблазнительных преимуществ: атомоходу требовалась заправка один раз в несколько лет, корабль мог длительное время оставаться в океане без необходимости захода в порт – автономность атомохода ограничивалась лишь выносливостью экипажа и запасами продовольствия на его борту. ЯСУ обеспечивала высокую экономическую скорость хода, а отсутствие топливных цистерн и компактность силовой установки (по крайней мере, так казалось инженерам-кораблестроителям) позволит обеспечить дополнительное пространство для размещения экипажа и полезного груза.

В то же время, исследователи отдавали себе отчет в том, что использование ядерной силовой установки вызовет немало сложностей с её последующей эксплуатацией – меры по обеспечению радиационной безопасности и связанные с этим трудностей по посещению многих зарубежных портов. Не говоря о том, что строительство столь экзотического судна изначально «влетит в копеечку».

На все вопросы должна была ответить NS Savannah – 180-метровая белоснежная красавица, спущенная на воду в 1959 году.

Экспериментальный грузопассажирский атомоход полным водоизмещением 22 тысячи тонн. Экипаж – 124 человека. 60 пассажиро-мест. Единственный ядерный реактор тепловой мощностью 74 МВт обеспечивал экономическую скорость хода 20 узлов (весьма и весьма солидно, даже по современным меркам). Одной зарядки реактора хватало на 300 000 морских миль (полмиллиона километров).

Название судна было выбрано не случайно – «Саванна» - именно такое имя носил парусно-паровой пакетбот, первым из пароходов пересекший Атлантику в 1819 году.

«Саванна» создавалась, как «голубь мира». Супер-корабль, объединивший в себе самые современные достижения науки и техники, должен был познакомить Старый Свет с технологиями «мирного атома» и продемонстрировать безопасность кораблей с ЯСУ (янки работали на перспективу – в будущем это облегчит заход в иностранные порты атомных авианосцев, крейсеров и подлодок).

Стремясь подчеркнуть особый статус атомохода, дизайнеры придали ему облик роскошной яхты – удлиненный корпус, стремительные обводы, белоснежные обтекаемые надстройки с обзорными площадками и верандами. Даже грузовые стрелы и грузоподъемные механизмы имели привлекательный облик – ничуть не похоже на торчащие ржавые мачты обычных сухогрузов.

Немалое значение уделялось интерьерам: изначально на борту атомохода были обустроены 30 кают класса «люкс» с кондиционерами и индивидуальными ванными, ресторан на 75 мест, богато украшенный живописью и скульптурами, салон-кинозал, бассейн и библиотека. Кроме того, на борту имелась лаборатория радиационного контроля, а камбуз украшало новейшее «чудо техники» – микроволновая печь с водяным охлаждением, подарок от фирмы Ratheyon.

За все сверкающее великолепие было заплачено «звонкой монетой».
47 миллионов долларов, из которых 28,3 миллиона было потрачено на ЯСУ и ядерное топливо.

Поначалу казалось, что результат стоил всех вложений. «Саванна» обладала отличной мореходностью и рекордной скоростью хода среди всех прочих грузовых судов тех лет. Ей не требовались регулярные заправки топливом, а облик атомохода производил сильное впечатление на любого, кому удалось вблизи (или хотя бы издали) увидеть это роскошное чудо техники произведение искусства.

Увы, любому судовладельцу было достаточно одного взгляда, чтобы понять: «Саванна» нерентабельна. В трюмах и на грузовых палубах атомохода помещалось всего лишь 8500 тонн груза. Да любое судно аналогичных размеров имело в три раза большую грузоподъемность!

Но и это еще не все – слишком стремительные обводы и удлиненная носовая часть судна заметно усложняли погрузочные операции. Требовался ручной труд, все это приводило к задержкам в доставке и простоям в портах назначения.

Топливная экономичность, благодаря атомному реактору?
О, это великая тема, требующая развернутого ответа.

Как оказалось на практике, ЯСУ вместе с активной зоной реактора, контурами теплоносителя и сотнями тонн биологической защиты оказалась гораздо крупнее, чем машинное отделение обычного сухогруза (это при том, что полностью отказаться от обычной ГЭУ инженеры не решились – на борту «Саванны» сохранилась пара аварийных дизель-генераторов с запасом топлива).

Мало того, для управления атомоходом требовался в два раз больший экипаж – все это еще более удорожало стоимость эксплуатации и уменьшало количество полезного пространства на борту атомного судна. Также, стоит отметить разницу в затратах на содержание высококлассных специалистов-атомщиков, по сравнению с мотористами и механиками на обычном сухогрузе.

Для обслуживания судна требовалась специальная инфраструктура и регулярные проверки на предмет радиоактивности и нормальной работы реактора.
Наконец, стоимость 32-х тепловыделяющих элементов из диоксида урана (суммарная масса U-235 и U238 – семь тонн) с учетом работ по их замене и последующей утилизации – обошлось не дешевле заправки судна обычным мазутом.

Позже будет подсчитано, что ежегодные эксплуатационные затраты «Саванны» превышали показатели аналогичного по грузоподъемности сухогруза типа «Маринер» на 2 млн. долларов. Разорительная сумма, особенно в ценах полувековой давности.

Впрочем, это еще пустяки - настоящие проблемы ожидали «Саванну» по прибытии в Австралию. Атомоход просто не пустили в австралийские территориальные воды. Аналогичные истории произошли у берегов Японии и Новой Зеландии.

Каждому заходу в зарубежный порт предшествовала длительная бюрократическая волокита – требовалось представить полную информацию о судне и сроках захода в порт, в объеме, достаточном для того, чтобы портовые власти смогли принять необходимые меры безопасности. Отдельный причал с особым режимом допуска. Охрана. Группы радиационного контроля. На случай возможной аварии, рядом с атомоходом круглосуточно стояли «под парами» несколько буксиров, готовые в любой момент вывести радиоактивную груду металла за пределы акватории порта.

Случились то, чего больше всего опасались создатели «Саванны». Бомбардировки Хиросимы и Нагасаки, вкупе с шокирующими результатами журналистских расследований на тему последствий радиационного облучения сделали свое дело – власти большинства стран неиллюзорно боялись судна с ЯСУ и крайне неохотно пускали «Саванну» в свои территориальные воды. В ряде случаев визит сопровождался серьезными акциями протеста со стороны местного населения. Возмущались «зеленые» - в СМИ проникла информация о том, что «Саванна» ежегодно сливает за борт 115 тысяч галлонов технической воды из системы охлаждения реактора - несмотря на все оправдания специалистов-атомщиков в том, что вода нерадиоактивна и не соприкасается с активной зоной.

Разумеется, какое-либо коммерческое использование атомохода в таких условиях оказалась невозможным.
За 10 лет своей активной карьеры (1962-1972 гг.) «Саванна» прошла 450 тыс. миль (720 тыс. км), посетила 45 зарубежных портов. На борту атомохода побывали свыше 1,4 миллиона зарубежных гостей.

Образно выражаясь, «Саванна» повторила путь своего знаменитого предка – парусный пароход «Саванна», первый из пароходов пересекший Атлантику, также оказался на свалке истории – судно-рекордсмен оказалось нерентабельным в круговороте серых будней.

Что касается современного атомохода, то, несмотря на свой провальный дебют в роли грузопассажирского судна, «Саванна» немало потешила самолюбие американской нации и, в целом, смогла изменить представление о кораблях с ЯСУ, как о смертельно опасных и ненадежных образцах техники.

После перевода в резерв, «Саванна» с заглушенным реактором 9 лет провела на стоянке в порту одноименного городе в штате Джорджия, городское правительство предлагало планы о переоборудовании судна в плавучий отель. Однако, судьба распорядилась иначе - в 1981 году «Саванну» поставили в качестве экспоната в морском музее «Пэтриот Поинт». Однако и здесь её ждала неудача – несмотря на возможность прогуляться по роскошным салонам и заглянуть сквозь окно в настоящий реакторный отсек, посетители не оценили легендарный атомоход, сосредоточив все внимание на пришвартованном неподалеку авианосце «Йорктаун».

Однако, помимо «Саванны» в мире существовало еще три торговых судна с ядерной силовой установкой - "Отто Ган", "Муцу" и "Севморпуть".

Немецкая драма

Заинтересованное американскими разработками в области ядерных технологий, правительство ФРГ в 1960 году анонсировало собственный проект экспериментального судна с ЯСУ – рудовоз Otto Hahn («Отто Ган»).
В общем и целом, немцы наступили на те же грабли, что и их американские коллеги. К моменту введия «Отто Ган» в эксплуатацию (1968 год), скандальная эйфория вокруг гражданских атомоходов уже близилась к закату – в развитых странах началось массовое строительство АЭС и атомных военных кораблей (подлодок), общественность восприняла Эру Атома, как должное. Но это не спасло атомоход «Отто Ган» от образа малополезного и нерентабельного судна.

В отличии от американского пиар-проекта, «немец» проектировался как настоящий рудовоз, для работы на трансатлантических линиях. 17 тысяч тонн водоизмещения, один реактор тепловой мощностью 38МВт. Скорость хода 17 узлов. Экипаж – 60 человек (+ 35 человек научный персонал).

За 10 лет своей активной службы «Отто Ган» прошел 650 тыс. миль (1,2 млн. км), посетил 33 порта в 22 странах, доставлял руду и сырье для химического производства в Германию из Африки и Южной Америки.
Немалые сложности в карьере рудовоза вызвал запрет руководства Суэцкого на проход этим кратчайшим путем из Средиземного моря в Индийский океан – утомленные бесконечными бюрократическими ограничениями, необходимостью лицензирования для захода в каждый новый порт, а также дороговизной эксплуатации атомохода, немцы решились на отчаянный шаг.

В 1979 году «ядерное сердце» было деактивировано и извлечено, взамен «Отто Ган» получил обычную дизельную ГЭУ, с которой и ходит сегодня под флагом Либерии.

Японская трагикомедия

Хитрые японцы не пустили «Саванну» в свои порты, однако сделали определенные выводы – в 1968 году на верфи в Токио был заложен атомный сухогруз «Фукусима» «Муцу».

Жизненный путь этого судна с самого начала был омрачен большим количеством неисправностей – подозревая неладное, японская общественность запретила проводить испытания у причала. Первый запуск реактора было решено провести в открытом океане – «Муцу» отбуксировали на 800 км от побережья Японии.
Как показали дальнейшие события, общественность была права – первый запуск реактора обернулся радиационной аварией: защита реактора не справилась со своей задачей.

По возвращению в порт города Оминато экипаж «Муцу» ждало новое испытание: местный рыбак перегородил путь своей джонкой - убирайте атомоход куда хотите, меня это не волнует. Но в порт он не зайдет!
Отважный японец держал оборону 50 дней - наконец, было достигнуто соглашение на короткий заход в порт Оминато с последующим переводом атомохода на военную базу в Сасебо.

Трагикомедия японского атомохода «Муцу» продолжалась без малого 20 лет. К 1990 году было объявлено о завершении всех необходимых доработок и корректировок в конструкции атомохода, «Муцу» совершил несколько тестовых выходов в море, увы, судьба проекта была предрешена – в 1995 году реактор был деактивирован и удален, взамен «Муцу» получил обычную ГЭУ. Всем бедам в один миг пришел конец.
За четверть века бесконечных скандалов, аварий и ремонтов, проект торгового атомохода «Муцу» прошел 51 тыс. миль и опустошил японскую казну на 120 млрд. иен (1,2 млрд. долларов).

В настоящий момент бывший атомоход успешно используется в качестве океанографического судна «Мирай».

Русский путь

Этот сюжет кардинально отличается от всех предыдущих историй. Советский Союз – единственный, кто смог найти правильную нишу для гражданских атомоходов и получить с этих проектов солидную прибыль.
В своих расчетах советские инженеры исходили из очевидных фактов. Какие два исключительных преимущества имеются у ядерных силовых установок?

1. Колоссальная концентрация энергии.
2. Возможность её выделения без участия кислорода

Второе свойство автоматически дает ЯСУ «зеленый свет» на подводный флот.

Что касается высокой концентрации энергии и возможности длительной работы реактора без дозаправки и перезарядки – ответ подсказала сама география. Арктика!

Именно в полярных широтах лучше всего реализуются преимущества ядерных силовых установок: специфика работы ледокольного флота сопряжена с постоянным режимом максимальной мощности. Ледоколы длительное время работают в отрыве от портов, – уход с трассы для пополнения запасов топлива чреват значительными убытками. Здесь нет никаких бюрократических запретов и ограничений – круши лед и веди караван на Восток: в Диксон, Игарку, Тикси или к Беринговому морю.

Первый в мире гражданский атомоход – ледокол «Ленин» (1957 год) продемонстрировал массу преимуществ по сравнению со своими неатомными «коллегами». В июне 1971 года он стал первым надводным кораблем в истории, кому удалось пройти севернее Новой Земли.

А на помощь ему уже шли новые атомные исполины – четыре магистральных ледокола типа «Арктика». Этих монстров не мог остановить даже самый прочный лед – в 1977 году «Арктика» добралась до Северного Полюса.
Но это было только начало – 30 июля 2013 года атомный ледокол «50 лет Победы» достиг Полюса в сотый раз!
Атомные ледоколы превратили Северный морской путь в хорошо развитую транспортную артерию, обеспечив круглогодичную навигацию в западном секторе Арктики. Была исключена необходимость вынужденных зимовок, повышены скорость и безопасность проводки судов.

Всего их было девять. Девять героев полярных широт - позвольте мне перечислить их поименно:
«Ленин», «Арктика», «Сибирь», «Россия», «Советский Союз», «50 лет Победы», «Ямал», а также два атомных ледокола с малой осадкой для работы в устьях сибирских рек – «Таймыр» и «Вайгач».

Был у нашей страны и десятый гражданский атомоход – атомный лихтеровоз ледокольного типа «Севморпуть». Четвертое в морской истории торговое судно с ЯСУ. Мощная машина водоизмещением 60 тысяч тонн, способная самостоятельно передвигаться во льдах толщиной 1,5 метра. Длина исполинского корабля – 260 метров, скорость хода в открытой воде – 20 узлов. Грузовая вместимость: 74 несамоходные баржи-лихера или 1300 стандартных 20-футовых контейнеров.

Увы, судьба оказалась безжалостна к этому замечательному кораблю: с уменьшением потока грузоперевозок в Арктике, он оказался нерентабельным. Несколько лет назад проскальзывала информация о возможном переоборудовании «Севморпути» в буровое судно, однако все оказалось гораздо печальнее – в 2012 году уникальный атомный лихтеровоз был исключен из регистра морских судов и отправлен на слом.

Парусное судостроение, создав тип судна, называемого клипером, достигло предела. Это были необычайно изящные и иногда довольно крупные (до 3000 тонн водоизмещения) суда с огромной площадью парусов, позволявшей использовать малейший ветер. Но противному ветру, или штилю (безветрию), клипера не могли ничего противопоставить.

Первая попытка применить пар к движению судна была сделана испанцем Бласко-де-Гарей в 1543 г. В работах Леонардо да Винчи сохранились наброски судна, снабженного боковыми гребными колесами. В 1705 г. француз Дени Папин поставил на лодку изобретенную им паро-атмосферную машину и получил желаемый результат. Но лодочники реки, где производил свои опыты Папин, уничтожили его лодку из боязни конкуренции. Папин не смог найти средств для продолжения опытов.

В 1750 г. Парижская Академия наук объявила конкурс на двигатель, заменяющий силу ветра в движении судов. Тогда Даниил Бернулли, крупный ученый, основатель гидродинамики, предложил использовать гребные колеса, доказав, что существующая паровая машина Ньюкомена не сможет дать практически ценных результатов. Несколько позже, когда появилась машина Уатта, француз Жофруа построил колесный пароход, но использовать свое изобретение не смог.

Американец Фич работал в это же время над иным типом двигателя: он пытался приспособить паровую машину к веслам. В 1768 г. и в 1801 г. английский инженер Саймингтон построил два удачных парохода, но владельцы каналов запретили плавание под тем предлогом, что пароходы будут разрушать каналы. Сеймингтон отказался от дальнейшей работы. Некоторые изобретатели пробовали использовать реактивный двигатель, пользуясь для этого струей воды, выбрасываемой сильным насосом, установленным на судне.

Первым, кому удалось построить пароход, практическая ценность которого казалась несомненной, был Роберт Фультон.


Роберт Фультон родился в 1765 г. в Америке, в семье ирландского батрака. Смерть отца очень рано заставила Фультона взяться за работу. Двенадцатилетний Роберт поступает в обучение к ювелиру в городе Филадельфии.

Проводя целый день за тяжелой работой, Фультон по ночам с увлечением занимался рисованием. Частые карикатуры на хозяина привели, наконец, к ссоре, и Фультона выгнали из мастерской. Несколько удачных набросков, сделанных в кабачке, закрепили за Фультоном славу хорошего портретиста. Фультон в течение шести лет писал портреты своих сограждан и считал себя художником по призванию.

Несколько месяцев, проведенных у Уеста, убедили Фультона в том, что ему никогда не удастся стать хорошим художником, и Фультон нашел в себе мужество проститься с иллюзиями. Он отправился в путешествие по промышленным городам Англии в качестве простого рабочего, старательно изучая давно интересующие его машины.

Так прошло три года. За это время Фультон приобрел славу искуснейшего механика. В 1789 г. он возвращается в Лондон, и здесь происходит его встреча с американцем Рамзэем. Рамзэй усердно работает над изобретением парохода. Он привлекает талантливого механика Фультона к совместной работе.

Вскоре Рамзэй умер, но Фультон уже никогда не расстается с идеей парохода. У самого Фультона нет ни одного шиллинга, а найти человека, который финансировал бы дальнейшую работу над пароходом, не удается. В это время в Англии производилось строительство многочисленных каналов.

В 1793 г. Фультона, как известного механика, пригласили принять участие в этих работах. К этому времени относится ряд значительных изобретений Фультона в области строительства каналов и в других отраслях техники. Он предлагает вместо очень медленного провода судов через шлюзы пользоваться передвижением судов на катках по особым наклонным плоскостям; кроме того, он изобрел особый плуг для прорытия каналов, машины для распилки и шлифовки мрамора, машины для пряжки льна и конопли и витья канатов. Фультон печатает несколько статей о пользе употребления пара в плавании по рекам, каналам и морям. Однако, изобретения Фультона и его планы не были оценены по достоинству английским правительством.

В 1796 г. американский поэт Барлоу, бывший в то время послом Соединенных штатов во Франции, пригласил Фультона в Париж. Изобретатель с радостью воспользовался этим приглашением, надеясь, что буржуазная революция во Франции сломила тот глубокий консерватизм, с которым он так часто сталкивался в Англии.

В Париже Фультон начинает усиленно заниматься механикой, математикой и физикой; усердно изучает языки, прекрасно понимая, что в большинстве случаев неудачи его предшественников в работе над пароходом объяснялись недостаточной теоретической подготовленностью.

Однако, деньги, скопленные за годы работы в Англии, скоро были истрачены, и пользоваться далее гостеприимством Барлоу было неудобно. Тогда еще раз на спасение приходит живопись. Фультон пишет панораму, изображающую деятелей революции и эпизоды сражений французской армии. Панорама имела огромный успех у патриотически настроенных парижан. У Фультона завелись деньги на продолжение опытов и занятий.

Несмотря на блестящие успехи французских революционных армий на континенте, на море господство оставалось за враждебной Франции Англией. Французский флот был слишком слаб. Фультон, учитывая это обстоятельство, обращается к французскому правительству с предложением построить дешевое, но грозное оружие — подводное судно, снабженное минами.

По мысли Фультона, такой тип судна смог бы прорвать английскую блокаду и осуществить для Франции свободу морской торговли. Три года пытается Фультон убедить в этом правительство. Наконец, Наполеон Бонапарт назначил авторитетную комиссию для рассмотрения изобретения Фультона. Комиссия одобрила проект, и средства были отпущены. В 1800 г. в городе Шербурге Фультон спустил на воду первую подводную лодку, но она едва не погибла, сев на мель.

В 1801 г. Фультон продолжает опыты со вторым судном сначала на Сене, потом в Бресте. Результаты были превосходны. Во время опытов летом 1801 г. Фультон пробыл под водой 4,5 часа и прошел за это время около 8 км. Изобретенными им подводными минами Фультон взорвал старый корабль, доказав боеспособность своего подводного судна.

Надо отметить, что Фультон не был изобретателем подводной лодки, он лишь продолжил и усовершенствовал идею американского изобретателя Бюшнеля.

Первая подводная лодка Фультона называлась «Наутилус». Она была построена из дерева и в принципе почти полностью предвосхищала современные подводные лодки. Винт для передвижения под водой приводился в движение вручную. Вторая лодка, построенная в 1801 г., была более совершенной: сделанная из листовой меди, она могла вместить 4 человека, скорость ее под водой достигала 60 м в минуту. Лодка была вооружена изобретенной Фультоном миной (прототип торпеды).

Опыты Фультона удавались не всегда, и терпение правительства очень скоро истощилось. Комиссия, состоящая из знаменитых ученых — Лапласа и Монжу, — ходатайствовала перед Наполеоном о дальнейшем финансировании опытов Фультона, но Наполеон под влиянием консервативного морского министра Декре отклонил ходатайство.

При свидании с Фультоном Декре лицемерно заявил, что его подводная лодка — это оружие для корсаров, а не для мощной державы, какой является Франция. В отчаянии Фультон решил ехать в Америку, но новый посол Соединенных штатов во Франции Ливингстон, сам немало работавший над изобретением парохода, предложил Фультону строить пароход во Франции. Фультон с увлечением взялся за постройку.

Задумав осуществить двигатель в виде бесконечной цепи с лопатками, Фультон узнал о неудаче французского механика Деблана, работавшего в Лионе над судном с подобным двигателем, и решил строить двигатель в виде колеса с лопатками. Зимой 1802 г. маленький пароходик Фультона уже ходил по Сене. Весной 1803 г. был построен второй пароход, но неизвестные злоумышленники уничтожили его.

Летом 1803 г. было готово новое судно, довольно значительных размеров. И вот, 2 августа 1803 г. восхищенные парижане увидели на Сене необычайное судно, идущее против течения без весел и парусов. Блестящий успех Фультона, однако, не убедил Наполеона в пригодности парохода. Он обозвал изобретателя фантазером и отклонил проект строительства пароходов.

Французские промышленники также не поняли, какое величайшее изобретение они могли приобрести. Фультон и Ливингстон обратились к администрации штата Нью-Йорк в Америке с предложением организовать пароходное движение на реке Гудзон. Договор был подписан, Фультон и Ливингстон приступили к постройке парохода. Машина в 20 л. с. для парохода была заказана на заводе Уатта в Англии. Фультон, живя в Англии, наблюдал за ее постройкой, проверяя каждую мелочь.

В это время английское правительство, встревоженное слухами о новом изобретении, желая сохранить господство над морями, решило переманить Фультона. Произведенные Фультоном опыты с минами, предъявленные чертежи подводной лодки убедили английское адмиралтейство в огромной важности изобретения. Адмиралтейство предложило Фультону крупную сумму за то, чтобы он навсегда отказался от постройки подводной лодки… Фультон, взбешенный циничным предложением, прервал переговоры.

Осенью 1806 г. машина для парохода была готова и привезена в Америку. На постройку парохода Фультон и Ливингстон истратили все свое имущество, заложив даже дом Ливингстона.
«Клермонт», так назывался пароход, было довольно крупное судно длиной в 50 м и шириной в 5 м. На нем стояла машина Уатта мощностью в 20 л, с. Приводился в движение пароход двумя бортовыми гребными колесами.

Фультон десятки раз проверил все расчеты, не упустив из виду ни малейшего винтика, учтя ошибки своих предшественников. Все же Фультон мучительно волновался. Наконец, наступил день спуска. «Клермонт», взбивая пену своими неуклюжими колесами, уверенно и быстро пошел вверх по реке. Гигантская настойчивость изобретателя была вознаграждена. Практичные американцы очень быстро оценили преимущества парохода. Фультон дождался полного торжества своей идеи.

Прибыв в Нью-Йорк в декабре 1806, Фултон контролирует строительство парохода, которое было запланировано в Париже вместе с Ливингстоном. Он также пытается заинтересовать Американское правительство подводной лодкой, но ее демонстрация окончилась неудачей.

К началу августа 1807 «Пароход» (как его назвал Фултон) длиной 45 м был готов к испытаниям. Его паровой двигатель имел только один цилиндр и использовал в качестве топлива дубовые и сосновые дрова. При испытаниях пароход проплыл расстояние в 240 км от Нью-Йорка до Олбани всего за 32 часа со средней скоростью 4,7 мили/ч, в то время как монополия требовала скорости только 4 мили/ч.

В 1808 Фултоне женился на племяннице своего партнера, Гарриет Ливингстон.

В 1811 был построен разработанный Р. Фултоном пароход «Новый Орлеан». Он был послан на юг, чтобы утвердить монополию Р. Ливингстона и Р. Фултона в навигации на территории Нового Орлеана. Поездки были медленными и рискованными из-за речных условий и опасности землетрясений.

В 1812 Р. Фултон построил первый паровой военный корабль для защиты Нью-Йоркской Гавани от Британского флота «Demologos», или «Фултон». Он имел два параллельных корпуса с гребными колесами между ними. Паровой двигатель помещался в одном корпусе, а паровой котел — в другом. Он имел водоизмещение 2, 745 тонны, длину 48 м и скорость не более 6 узлов (или 11 км/ч). В октябре 1814 этот бронированный пароход подвергся успешным морским испытаниям, но никогда не использовался в сражении. В 1829 он был разрушен случайным взрывом.

С 1810 три парохода Фултона обслуживали рейсы на реках Гудзон и Раритан. Его пароходы также заменяли паромы в Нью-Йорке, Бостоне и Филадельфии.

Фултон потратил многое из своих капиталов в тяжбах по поводу нарушения его патентных прав на пароходы и в попытках подавить конкурирующих строителей пароходов, которые нашли лазейки в предоставленной государством монополии. Его богатство было затем исчерпано неудачными подводными проектами и финансовой благотворительностью.

После дачи показаний при юридическом слушании в Трентоне в 1815 он простудился по пути к Нью-Йорку, где и умер. Его семейство попросило помощи у американского правительства, и только в 1846 Конгресс выделил 76 300 долларов.

В 1965, в 200-летний юбилей со дня рождения Фултона, в США была выпущена юбилейная марка и штат Пенсильвания приобрел и восстановил двухэтажный сельский дом, в котором он родился.

Говоря о своем изобретении, Фультон с величайшей скромностью отмечал, что он — лишь звено в цепи великих изобретателей, в течение почти трех столетий до него работавших над проблемой парового двигателя в судостроении.

Роберт Фультон прожил ровно 50 лет, работая до последнего момента. Он умер, простудившись на работе, зимой 1815 года.

Ну а чего сейчас достигли кораблестроители мы можем посмотреть на примере вот таких кораблей как : Самый большой в мире океанский лайнер или Самый большой танкер в мире или Самый большой контейнеровоз в мире


40 лет назад, 27 декабря 1977 года, на Балтийском заводе в Ленинграде был спущен на воду первый отечественный надводный боевой корабль с ядерной энергетической установкой (ЯЭУ) – тяжелый атомный ракетный крейсер «Киров» проекта 1144 «Орлан». В строй он вступил ровно через три года и три дня.

Понятие «атомный флот» в массовом обычно ассоциируется с подводными лодками. Это понятно – ведь морская ядерная энергетика наибольшее распространение получила именно на субмаринах. Но и создатели надводных боевых кораблей не обошли ее вниманием. Гонка морских вооружений между США и СССР привела, пусть и с большим разрывом во времени, к появлению в составе флотов сверхдержав крупных надводных боевых кораблей с ЯЭУ.

Первым в истории стал американский ракетный крейсер «Лонг Бич» с двумя ядерными реакторами C2W, обеспечивавшими этой громадине механическую мощность 80 тысяч лошадиных сил. Он вступил в строй в 1961 году, и почти одновременно военно-морские силы США пополнились первым в мире атомным авианосцем «Энтерпрайз». При водоизмещении около 90 тысяч тонн он имел восемь реакторов типа А2W суммарной мощностью турбин 280 тысяч лошадиных сил.

В следующем году Пентагон получил еще один атомоход. Ракетный фрегат «Бейнбридж» имел водоизмещение почти вдвое меньше, чем «Лонг Бич», но все равно это была крупная боевая единица, оснащенная двумя реакторами типа D2G при мощности турбозубчатых агрегатов 60 тысяч «лошадей». Так командование ВМС США сформировало первое полностью атомное авианосное ударное соединение в составе «Энтерпрайза» с сопровождением из крейсера и фрегата.

В дальнейшем США построили еще десять тяжелых атомных авианосцев типа «Нимитц», последний из которых, «Джордж Буш», был принят в состав флота в 2008 году («Битва авианосцев»). На этих кораблях при «энтерпрайзовской» мощности механизмов количество реакторов за счет более высокой тепловой мощности сокращено до двух – типа А4W. А старина «Энтерпрайз» продемонстрировал удивительное (в сравнении, увы, с крупными российскими боевыми кораблями) долголетие. Он был официально исключен из состава флота только в 2017-м.

Программа строительства атомного авианосного флота США продолжается. В нынешнем году ВМС получили авианосец «Джеральд Форд». На очереди – еще три таких гиганта, один из которых, «Джон Кеннеди», уже строится.

В 1967–1980 годах США обзавелись семью атомными ракетными фрегатами типа «Тракстан», «Калифорния» и «Вирджиния», продолжающими родословную «Бейнбриджа». Впоследствии они были переклассифицированы в ракетные крейсеры, сравнявшись в ранге с «Лонг Бичем». Таким образом, всего США имели девять атомных крейсеров, вооруженных в разной комплектации зенитными (TALOS, «Терьер», «Тартар», «Стандарт»), противолодочными (ASROC) и ударными («Гарпун», «Томагавк») ракетными комплексами, причем часть их ракет, включая некоторые ЗУР, имела ядерное снаряжение.

Однако продолжительность их службы оказалась не столь длинной, как у атомных авианосцев, для охраны которых эти крейсеры, собственно, и строились. Все они были выведены из боевого состава ВМС в середине 90-х. В принципе для кораблей океанской эскортной группы таких размеров и водоизмещения (у большинства порядка 10 тысяч тонн) ЯЭУ давали только одно преимущество – отсутствие необходимости частой заправки топливом. Но что касается скорости хода, из-за большой удельной массы таких установок (в значительной мере обусловленной наличием биологической защиты) она оказалась даже ниже, чем у кораблей такого же класса с газотурбинной энергетикой. И теперь американцы сопровождают свои авианосцы газотурбинными крейсерами и эсминцами, включая в такие соединения эскадренные танкеры-заправщики.

Однако применительно к тяжелым оперативно-стратегическим (позволю себе с учетом многообразного спектра решаемых ими боевых задач такое определение) авианосцам, учитывая их колоссальные размеры, американцы альтернативы ЯЭУ не видят. Здесь параметр «стоимость/эффективность» действует однозначно в пользу авианосцев, доказывая с точки зрения штатовской военно-морской мысли справедливость тезиса о том, что в надводном флоте атом выгоден для кораблей-гигантов, а не для середнячков. И в обозримом будущем авианосцы типа «Нимиц» и «Форд» останутся основой надводной боевой мощи американских ВМС, инструментом быстрого проецирования силы в любой район земного шара, находящийся в пределах радиуса действия палубной авиации.

Как известно, свой атомный авианосец водоизмещением 40 тысяч тонн с хвостиком, названный «Шарль де Голль» , в 2001 году построили и французы, но ему до американских монстров далековато. Англичане же так и не решились применить ЯЭУ на своем новейшем «Куин Элизабет» («Кто против «королевы») из-за бюджетных ограничений.

Спасите наши туши

В США вовсю шло строительство боевых атомных надводных кораблей, а Советский Союз уже дал на это свой ответ, передав гражданскому флоту в декабре 1959-го линейный ледокол «Ленин» («Мечта полярника»). Гласность при его строительстве была для нашей страны беспрецедентной – после спуска на воду смотреть на атомоход водили на Адмиралтейский завод экскурсии ленинградских школьников. Еще бы – ведь он стал таким же узнаваемым в мире отечественным корабельным брендом, как и крейсер «Аврора». Собственно, «Ленин» хронологически был первым в истории техники надводным судном с ЯЭУ. Но мирным. С одним, правда, неафишировавшимся «но» – на случай войны предусматривалась возможность вооружения «Ленина» по мобилизационному варианту, в частности 45-мм счетверенными зенитными автоматическими зенитными установками СМ-20.

Затем была серия из шести построенных на Балтийском заводе более совершенных атомных ледоколов типа «Арктика» (проект 1052, головной принят в эксплуатацию в 1975 году). Разведка НАТО засекала эти ледоколы во время ходовых испытаний, что называется, во всеоружии. Например, ледокол «Россия» шел, ощетинившись универсальной артиллерией (76-мм АУ АК-176) и зенитными автоматами (30-мм АК-630). После испытаний средства обороны, разумеется, сняли, но сомнений в том, что отечественный атомный ледокольный флот (развитие которого продолжается) готов при необходимости поднять военно-морской флаг, подкрепленный соответствующими аргументами, нет.

А еще ведь был атомный лихтеровоз и вообще тогда атомные реакторы на торговых судах считались очень актуальными.

Любопытно, что на рубеже 50–60-х в СССР рассматривался вопрос об оснащении ядерными энергоустановками китобойных баз, что обеспечило бы им беспрецедентную автономность. Но тут советские ученые, несмотря на заинтересованность моряков, озадачились тем, что радиоактивные изотопы, оказавшиеся в атмосфере из-за испытаний ядерного оружия, могли попадать на туши китов, разделываемые на палубах китобаз. Недоброжелатели Советского Союза, включая конкурентов по китобойному промыслу, не преминули бы обвинить в этом ядерную энергетику такого судна. Это было чревато серьезными политико-экономическими издержками. От идеи атомных китобаз отказались.

«Фугасом» по мордасам

В советских судостроительных КБ работали над проектами не только гражданских атомоходов. Предложения о строительстве авианосцев не находили понимания у Хрущева, а над атомными крейсерами-ракетоносцами уже тогда трудились всерьез.

В 1956 году советское руководство приняло новую программу военного кораблестроения, которая предусматривала, среди прочего, создание атомного ракетного крейсера КРЛ-Р по проекту 63. Корабль, превосходящий американский «Лонг Бич» по водоизмещению и боевой мощи, должен был вступить в строй одновременно с ним – в 1961-м. Всего предусматривалось построить к середине 60-х семь таких крейсеров. Но на стадии согласования проекта возникли сомнения относительно устойчивости КРЛ-Р к массированным ударам авиации противника в удаленных районах океана, в результате чего в 1959 году проект закрыли. Действительно, если американский «Лонг Бич», охраняя авианосец, сам был прикрыт его истребителями от ударов советских дальних бомбардировщиков-ракетоносцев берегового базирования Ту-16К и Ту-95К, то у КРЛ-Р такой защиты не было (что, впрочем, не помешало построить четыре паротурбинных ракетных крейсера проекта 58 типа «Грозный»).

Однако задумка не умерла, и после удаления с политической сцены Хрущева, негативно относившегося к крупным надводным кораблям, в СССР вновь стали прорабатывать проекты на основе ЯЭУ. Начали, однако, со сторожевого корабля, трансформировавшегося затем в большой противолодочный. Постепенно он, наращивая «проектные мускулы», переклассифицировался в тяжелый атомный ракетный крейсер. Проект назвали «Фугас». В дальнейшем он получил наименование «Орлан» и номер 1144. По нему на Балтийском заводе в Ленинграде заложили пять кораблей – «Киров», «Фрунзе», «Калинин», «Юрий Андропов» и «Дзержинский». Пятый корпус, впрочем, решили не достраивать и разобрали, а «Юрий Андропов» вступил в строй уже после распада СССР, в 1996 году, под хорошо известным ныне названием «Петр Великий». На каждом таком крейсере установлены по два 300-мегаваттных реактора КН-3.

Первые три крейсера, вступившие в строй в 1980–1988 годах, впоследствии в процессе протекавшей параллельно с закатом ВМФ бывшего СССР его десоветизации были переименованы в «Адмирал Ушаков», «Адмирал Лазарев» и «Адмирал Нахимов». Ныне в боевом строю реально находится только «Петр Великий».

Появление в ВМФ СССР тяжелых атомных ракетных крейсеров типа «Орлан» вызвало на Западе понятную обеспокоенность. Два десятка дальнобойных КР «Гранит», в том числе с ядерными боевыми частями, мощнейшее зенитное ракетное и противолодочное вооружение (тоже в ядерном оснащении), три вертолета на борту и высокая живучесть этих плавучих крепостей произвели на военно-морские штабы НАТО неизгладимое до сих пор впечатление. Учитывая высокий ударный и оборонительный потенциал новых русских кораблей, их размеры (длина – четверть километра) и водоизмещение (28 тысяч тонн), противник классифицировал их как линейные крейсеры, считая проект «Орлан» качественно новой реинкарнацией линкоров Второй мировой. «Лонг Бич» и его «одноклассники» в сравнении с «Орланами» выглядели бледновато.

Судьба самого «Урала» в связи с распадом СССР оказалась незавидной – так толком и не послужив Отечеству, он по прибытии на Тихоокеанский флот был вскоре поставлен на прикол и тихо умер, оказавшись списанным в 2002 году.

Мы уже подроднейшим образом обсуждали судьбу этого корабля - Атомный корабль радиоэлектронной разведки ССВ-33 «Урал»

Корпус еще одного советского боевого атомохода – тяжелого авианесущего крейсера «Ульяновск» проекта 11437, строившегося в Николаеве, в 1992-м был порезан на металлолом по решению правительства незалежной. Будь он построен, Советский Союз (если бы не оказался развален стараниями высшей партноменклатуры) становился бы обладателем тяжелого атомного авианосца (а планировался и второй такой корабль), весьма близкого по своим тактико-техническим элементам атомным авианосцам США. На нем были предусмотрены даже аналоги американских самолетов ДРЛО Е-2 «Хокай» – Як-44. Но не судьба.


Атомная энергетика. Сложно представить наш современный мир без нее. Тысячи городов и мегаполисов получают электроэнергию от атомных электростанций, а подводные лодки с атомной энергетической установкой (АЭУ) могут идти под водой до полугода без единого всплытия на поверхность воды. Еще в начале XX столетия многие ученые мира возлагали большие надежды на атомную энергетику и пытались создать множество технологий, основанных на энергии расщепления атома: от наземного и морского транспорта, до космических кораблей и спутников. Вскоре самое обширное применение атомная энергетика получила в качестве корабельного источника питания и атомных электростанций. В данной статье мы рассмотрим первые и самые значимые попытки создания судов и кораблей на источниках ядерной энергии, которые в будущем станут основоположниками для атомного флота разных стран мира.

Первым судном с ядерной энергетической установкой является атомная подводная лодка США «Наутилус» (USS «Nautilus» SSN-571), спущенная на воду в 1954 году. Исследования по созданию корабельного реактора велись еще с 1939 года, но события Второй Мировой войны заставили отложить разработки атомной энергетики и сконцентрировать их на более первичной задаче — создание атомного оружия. В 1946 году Центр корабельных исследований ВМС США продолжил работу по созданию корабельной атомной энергетической установки, и уже к 1949 был разработан первый проект. «S2W» — марка АЭУ, имеющая тепловую мощность в 50 МВт. Корпус имел цилиндрическую форму диаметром 2.8 м и высотой в 3 м. Общая масса корпуса реактора с установленной сферической крышкой составляла 35 тонн. Сам реактор «S2W» является модернизацией реактора «S1W», который был прототипом энергетической установки для «USS Nautilus». Различие этих установок заключалось лишь в их габаритах, позволяющее установить их в корпус подводной лодки. Реакторы «S1W» и «S2W» являются водо-водяными реакторами под давлением, топливо использовалось на основе Урана-235. С такой установкой подводная лодка «Наутилус» имела надводную скорость в 20 узлов и подводную в 23 узла. Подводная лодка «Наутилус» стала первой подводной лодкой, которая смогла достичь Северного полюса подводным ходом. В 1958 году пережил несколько аварий такие, как проникновение забортной воды внутрь корпуса и воспламенение тепловой изоляции одной из турбин, но они были благополучно ликвидированы, и подводная лодка несла свою службу вплоть до 1980 года, когда ее вывели из состава ВМС США и создали из нее исторический музей.

В Советском Союзе также проводилась научная работа в области корабельных ядерных энергетических установок. Подводная лодка проекта 627 «Ленинский комсомол» (К-3) является первой советской атомной подводной лодкой, спущенная на воду 9 августа 1957 года. АЭУ была создана на основе водо-водяного реактора на тепловых нейтронах «ВМ-А». Реактор использовал в качестве топлива двуокись урана 235 и имел тепловую мощность в 70 МВт. Основным отличием подводной лодки К-3 от USS «Nautilus» была форма носовой оконечности, специально адаптированная под подводный ход. Благодаря этому К-3 имела ход под водой в 28–30 узлов. Так как задача на проектирование и строительство первой советской атомной подводной лодки была поставлена в 1952 году, К-3, фактически, была разработана и построена за 5 лет, что вкупе с первыми опытами эксплуатации корабельной АЭУ, привело ко многим авариям на лодке. Но это не помешало ей благополучно нести службу и в 1991 году она была выведена из состава флота и переоборудована в плавучий музей, по проекту КБ «Малахит».

Самым известным советским судном с корабельной АЭУ является ледокол проекта 92М «Ленин», который стал первым в мире гражданским судном с ядерным реактором. Заказ на него был получен в 1953 году, после чего началось его активное конструирование. К 1957 году судно было спущено на воду, а ядерная установка была установлена и смонтирована к 1958 году. Ледокол был оборудован тремя реакторами первого поколения «ОК-150» петлевой компоновки, работавшего на диоксиде урана. Реактор являлся водо-водяным реактором под давление и имел тепловую мощность в 90 МВт. Корпус имел цилиндрическую форму, выполненный из углеродистой стали. С данной установкой он успешно эксплуатировался до 1967 года, где АЭУ была заменена на реактор второго поколения «ОК-900». Данный реактор был спроектирован как водо-водяной реактор блочного типа и имел тепловую мощность в 170 МВт. Ледокол имел на борту два реактора типа «ОК-900», что выдавало мощность на винтах в 44 000 л.с. Атомным ледоколом «Ленин» было проведено во льдах 3700 судов, что показало его высокую эффективность использования АЭУ на судах ледокольного типа.

Еще одним ярким примером в истории является торговое судно «Otto Hahn» немецкой верфи «Howaldtswerke-Deutsche Werft». Судно, получившее название в честь немецкого химика Отто Гана, который ввел понятие расщепление урана, было заложено 1963 году, и уже к 1964 году спущено на воду. Оно имело водо-водяной реактор кипения с тепловой мощность в 38 МВт и давлением теплоносителя в 6.3 МПа. Главным изменение в энергетической установке заключалось в том, что компоновка АЭУ была выполнена в моноблочной виде, то есть активная зона реактора и парогенератор располагались в одном стальной корпусе. Данная конструкция позволяла создать энергетическую установку меньших габаритов, увеличивала ее надежность, а также уменьшала поток излучения на корпус моноблока. В 1979 году, после 15 лет службы в качестве торгового и исследовательского судна, был деактивирован и удален реактор, который заменили на дизельную установку.

Атомная энергетика не стоит на месте. Со времени конструирования и спуска на воду первой атомной подводной лодки, атомные энергетические установки постоянно усовершенствовались и модернизировались. Они стали более компактными, мощными, надежными, а самое главное — более безопасными, ведь из каждой аварийной ситуации были извлечены уроки и сделаны выводы. Сегодня Россия начала следующий виток истории атомного флота — освоение и исследование Арктики, арктического шельфа. Это даст толчок к дальнейшему развитию корабельной атомной энергетики и поспособствует ее дальнейшему исследованию на благо человечества.

Основные термины (генерируются автоматически): USS, подводная лодка, атомная энергетика, тепловая мощность, энергетическая установка, атомная подводная лодка, атомный флот, МВт, советская атомная подводная лодка, цилиндрическая форма.

«Саванна» была спущена на воду в США в июле 1959 года и стала первым атомным грузопассажирским судном. Корабль построили по инициативе президента Эйзенхауэра, «Саванна» разрабатывалась как демонстрационный проект применения «мирного атома».


Строительство обошлось бюджету Соединенных Штатов в 46.9 млн долларов, это примерно 473 млн долларов на современные деньги. Около 60% затраченных средств составляет стоимость реактора. В 1950-х мировое сообщество скептически относилось к атомной энергии, она прочно ассоциировалась с оружием, большой опасностью и высокими рисками. «Саванна» за время своих странствий по миру должна была доказать уместность атомного реактора в традиционно «мирных» сценариях, таких как грузо- и пассажироперевозки.


Так как проект имел символическое значение, то кораблю был жизненно необходим запоминающийся внешний вид — отсюда и каплевидный, футуристичный по тем временам дизайн. Длина корабля составила 181.7 м, а ширина — 23.8 м. «Саванна» могла взять на борт 60 пассажиров и 8500 тонн груза. Пассажирский отсек состоял из 30 кают, кинотеатра, библиотеки, прачечной, бассейна, бара с танцполом и ресторана на 100 человек.


Ресторан на «Саванне»

Считалось, что оснащение корабля атомным реактором будет иметь целый ряд преимуществ:

  1. Высокая крейсерская скорость;
  2. Экологичность (обычный контейнеровоз сжигает ~ 100 тонн мазута в сутки, а атомоход потребляет всего несколько кг ядерного топлива за год);
  3. Увеличенная вместимость (благодаря отсутствию объемных топливных баков);
  4. Высокая надежность и сравнительно низкая стоимость обслуживания.

Первый пункт оправдался в полной мере. По проекту «Саванна» должна была развивать скорость в 20 узлов (37 км/ч), на практике же её максимальная скорость оказалась равной 24 узлам (44.4 км/ч). Учитывая, что никаких серьезных аварий за время эксплуатации не произошло, то «Саванну» можно действительно назвать сравнительно экологичным судном. С оставшимися двумя пунктами всё оказалось не так просто.


Капитанский мостик

Для начала стоит отметить, что свою символическую миссию судно выполнило вполне успешно. За время эксплуатации корабль преодолел 830 000 км и посетил 32 порта в США и ещё 45 — в других государствах. За всё время на борту побывало ~ 1.4 млн человек (в основном как туристы в портах, а не как пассажиры). Есть мнение, что «Саванна» помогла убедить правительства многих стран в безопасности подобных кораблей, чем теперь периодически пользуются ВМС США.

В 1965 году «Саванна» перестала брать на борт пассажиров, началось её коммерческое использование, где она столкнулась с суровой реальностью:

  • для захода в порт атомоходу требовалось специальное разрешение, на получение которого могли уйти месяцы;
  • такие страны, как Япония, Австралия и Новая Зеландия наотрез отказались принимать «Саванну» из соображений безопасности;
  • реактор на борту обуславливал необходимость в большей численности экипажа (примерно на треть) и более высокой его квалификации, что означало высокие расходы на оплату труда;
  • наличие пассажирского отсека снижало вместительность грузового;
  • необычный дизайн не шел на пользу практичности, обтекаемый корпус усложнял процесс загрузки передних трюмов.

Вышеперечисленные проблемы сделали эксплуатацию «Саванны» нерентабельной, в итоге она совершала рейсы лишь в течение 5 лет, да и то благодаря субсидированию со стороны правительства. Уже в 1971 году с корабля выгрузили остатки ядерного топлива, поставив точку в его «карьере».

Возможно, «Саванна» немного опередила своё время. В 1971 году тонна мазута в США стоила 20 долларов, а в 1974 его цена подскочила до 80 долларов. Таким образом, если бы атомоход построили на несколько лет позже, его стоимость эксплуатации была бы не выше обычного контейнеровоза на жидком топливе.


«Саванна» в 2022 году

Начиная с 1971 года Морская администрация США пытается найти для «Саванны» хоть какое-то применение, но в основном безрезультатно. Поначалу обсуждалась идея превращения корабля в плавучий отель, но она не нашла отклика у инвесторов. Затем корабль стал частью музея, но даже в качестве экспоната он не пользовался популярностью у посетителей, по сравнению с рядом стоящим авианосцем «Йорктаун». Одно время «Саванна» числилась в составе Резервного флота национальной обороны. В 2008 году на её борту хотели открыть музей, но снова не нашлось инвесторов.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: