Кража состав и виды этого преступления отличие от смежных составов пример из судебной практики

Обновлено: 24.09.2022

Аннотация: статья посвящена отличиям кражи от смежных составов преступлений. В ней рассмотрено понятие кражи. Анализируются отличия кражи от мошенничества, присвоения и затраты, грабежа и неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения.

Ключевые слова: кража, отличительные признаки, смежные составы преступлений.

Abstract: the article is devoted to the differences between theft and related crimes. It considers the concept of theft. The differences of theft from fraud, embezzlement and costs, robbery and unlawful seizure of a car or other vehicle without the purpose of theft are analyzed.

Key words: theft, distinguishing features, related offenses.

Кража - это отдельное уголовное преступление, которое является одним из видов хищения. Под кражей закон понимает такой вид похищения чужого имущества, когда его безвозмездное изъятие происходит скрытно от собственника либо он не сознаёт, что его имущество у него изымают противоправно [1].

Актуальность рассматриваемой темы обусловлено тем, что каждое из смежных с кражей преступлений, при определенном развитии событий может перетекать в другие, аналогичные составы, в связи с чем зачастую действия преступника сложно квалифицировать в отношении конкретного состава преступления, если он действовал хаотично и пытался применить различные стратегии.

Категория преступлений против собственности достаточно обширна. Дифференцировать преступления этого типа в некоторых случаях приходится на основании малейших нюансов. В то же время, каждому составу преступления присущи определённые базовые характеристики, которые выделяют его из числа прочих аналогичных преступных деяний [4, с. 232].

Кражу необходимо чётко отграничивать от смежных составов преступлений, в частности от мошенничества.

И кража, и мошенничество имеют один объект преступления – отношения собственности, аналогичны и элементы их субъективные стороны– прямой умысел, корыстная цель. Субъект данных преступлений различен. В отличие от кражи, для которой законодателем установлен пониженный возраст привлечения к уголовной ответственности, за совершение мошенничества лицо может быть привлечено лишь при достижении возраста шестнадцати лет [3, с.111].

При краже имущество изымается у потерпевшего помимо его воли, то есть в тайне от законного собственника. При мошенничестве же, собственник или же законный владелец самостоятельно передаёт имущество преступнику, как правило, по причине того, что преступник ввёл его в заблуждение путём обмана или злоупотреблением доверия.

Кроме того, одним из различий кражи и мошенничества является разница в предмете преступного посягательства. Если при краже таковым является только имущество, то при мошенничестве предметом преступного посягательства включает в себя, помимо имущества, еще и право на него.

Также кражу необходимо отличать от присвоения и растраты. Разграничение между кражей и присвоением проходит именно по виду похищенных средств. В первом случае это чужие материальные средства, к которым похититель никакого отношения не имеет. В случае присвоения эти средства ему вверены и переданы их владельцем для осуществления определенных оговоренных функций [2, с. 356].

Присвоенное имущество похититель использует в личных целях. В отличие от присвоенного растраченное имущество возвратить невозможно. Оно израсходовано, продано или подарено.

За исключением этого обстоятельства растрата отличается от кражи тем же, чем и присвоение, - объектом хищения. Похищенные ценности были переданы преступнику в распоряжение владельцем на основании определенных договорных отношений. В отличие от не имеющих непосредственно к похитителю материальных средств, похищенных при краже.

Здесь также необходимо сказать и о том, что кража имеет некоторое сходство и со ст. 166 УК РФ, в которой регламентируются преступные действия о неправомерном завладении автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения [1, ст. 166]

Основное отличие данных преступлений проводится по способу изъятия. При краже способ изъятия носит тайный характер, при грабеже соответственно – открытый. Однако необходимо обращать внимание именно на субъективные факторы, такие как: как сам преступник оценивает свои преступные действия – как открытые или как тайные.

Чтобы разобраться в обозначении юридического понятия «неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения», нужно обратиться к обозначению и характеристикам состава уголовного правонарушения, отображенного в статье 166 УК России [1, ст. 166]. Так, согласно норме, деятельность правонарушителя будет расцениваться, как неправомерное получение доступа к пользованию машиной без цели хищения, если на момент начала противоправных действий, виновный не желал безвозвратно завладеть транспортом полностью или отдельными его частями, а лишь использовал автомобиль для самовольной поездки.

Указанное понятие содержит в себе обязательные признаки, которые указывают на возможность квалификации противоправных действий такой нормой уголовного законодательства. А именно:

-незаконное завладение, то есть субъект преступления не является владельцем движимого имущества или близким родственником такового, а также не имеет документального согласия на временное использование транспортного средства;

-отсутствие мотивов материальной наживи, то есть на каждой стадии осуществления преступления злоумышленник собирался самостоятельно вернуть транспорт законному владельцу.

В основном разграничение рассматриваемых институтов основывается только на субъективных признаках. В обоих преступлениях мотивом выступают корыстные действия, которые побуждают лицо на совершение противоправных поступков. Но их главным отличием является то, что угон, в отличие от кражи

- это временное корыстное пользование чужим транспортным средством (в целях перевозки, а также использование транспортного средства для совершения другого противозаконного деяния, отработки навыков вождения и т.д.). Однако в любом случае, собственнику причиняется ущерб, нарушается его право на пользование, владение и распоряжение своим имуществом. Причем уголовно-правовая квалификация содеянного в основном зависит от показаний виновного, например, охватывалось ли субъективной стороной, совершение противоправного завладения автомобиля или иного транспортного средства без цели хищения) [5, с. 90].

Достаточное сходство кража имеет с таким видом хищения, как грабеж. Кража отличается от грабежа по способам завладения имуществом. В случае кражи он всегда осуществляется тайно, сокрыто. Грабеж – открытое деяние, осуществляющееся в присутствии пострадавшего.

Таким образом, кража, являясь одним из видов хищения, обладает значительным сходством со всеми остальными видами хищений, известных российскому уголовному праву. Они все имеют общий объект преступления и для всех них характерна умышленная форма вины. Основное же разграничение кражи с иными хищениями производится по объективной стороне преступления, так как способ совершения всех хищений абсолютно различен.

Список литературы

1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-1 ФЗ (ред. от 02.10.2018) //«Собрание законодательства РФ», 17.06.1996, № 25,2 ст. 166.

2. Иксанов Р.А., Бакирова Р.Р. Кража как разновидность экономических преступлений // Аллея науки.2018. Т. 2. № 4 (20). С. 355-358.

3. Сверчков В.В. Преступления против собственности: критический анализ преобразования Российского уголовного законодательства и практики его применения // Актуальные проблемы экономики и права. 2018. Т. 12. № 1 (45). С. 111-115.

4. Сладков Г.В. Кража: проблемы квалификации // в сборнике: анализ современных тенденций развития науки. Сборник статей Международной научно-практической конференции: в 2 частях. 2017. С. 232-236.

5. Сорокин А.И. Особенности субъективной стороны кражи // Научный вестник Орловского юридического института МВД России имени В.В. Лукьянова. 2016. № 4 (69). С. 90-95.

В практике уголовного судопроизводства отграничение кражи от смежных составов является одним из проблемных вопросов, и вызывает массу ошибок. Материалы судебной практики и анализ статистических данных свидетельствуют о том, что деятельность судов по борьбе с этими преступлениями не в полной мере отвечает предъявленным требованиям. Так, некоторые суды допускают ошибки при квалификации действий виновных, в том числе в отграничении тайного хищения от открытого и т.д.

Необходимо отграничивать кражу и от ряда иных составов преступлений, которые не являются разновидностями хищения, однако их зачастую путают с кражей.

Как отмечается в Постановлении Пленума ВС РФ от 27.12.2002 №29, по каждому такому делу судам надлежит исследовать имеющиеся доказательства в целях правильной юридической квалификации действий лиц, виновных в совершении этих преступлений, недопущения ошибок, связанных с неправильным толкованием понятий тайного и открытого хищений чужого имущества, а также при оценке обстоятельств, предусмотренных в качестве признака преступления, отягчающего наказание.

Прежде всего, кражу необходимо отграничивать от грабежа (ст.161 УК РФ). Грабежом по действующему уголовному законодательству является открытое хищение чужого имущества, которое совершается в присутствии собственника или иного владельца имущества либо на виду у посторонних, когда лицо, совершающее это преступление, сознает, что присутствующие при этом лица понимают противоправный характер его действий независимо от того, принимали ли они меры к пресечению этих действий или нет.

Как мы уже неоднократно подчеркивали, как тайное хищение чужого имущества (кража) следует квалифицировать действия лица, совершившего незаконное изъятие имущества в отсутствие собственника или иного владельца этого имущества, или посторонних лиц либо хотя и в их присутствии, но незаметно для них. В этой связи возникает логичный вопрос: как же быть, когда указанные лица видели, что совершается хищение, однако виновный, исходя из окружающей обстановки, полагал, что действует тайно?

Приведем пример из практики:

«Южноуральским городским народным судом Челябинской области Захарищев осужден за грабеж. Он признан виновным в том, что 19 сентября 1993 г. в нетрезвом состоянии вместе со своей знакомой Макеевой пришел в комнату, где ранее бывал с разрешения знакомой Ляпиной, и похитил стереомагнитолу с четырьмя кассетами на общую сумму около 50 тыс. руб. Данная магнитола принадлежала матери Ляпиной - потерпевшей Лискуновой.

Президиум Челябинского областного суда протест прокурора области, в котором ставился вопрос о переквалификации действий Захарищева с грабежа на кражу, оставил без удовлетворения.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 5 июля 1994 г. удовлетворила аналогичный протест заместителя Генерального прокурора РФ, указав следующее.

Органы следствия и суд квалифицировали действия Захарищева как открытое хищение личного имущества в присутствии других лиц - знакомой Макеевой.

Однако по смыслу закона открытым похищением является такое хищение, которое совершается в присутствии потерпевшего либо посторонних лиц, когда виновный сознает, что присутствующие понимают характер его действий, но игнорирует данное обстоятельство.

Как видно из материалов дела, Макеева - знакомая Захарищева. Договорившись между собой, они пришли в комнату, где раньше бывал Захарищев, с целью распить спиртное и остались там ночевать. Захарищев, увидев под кроватью магнитолу, предложил Макеевой совершить кражу, но она отказалась и впоследствии безразлично отнеслась к его преступным действиям. Таким образом, к свидетелю Макеевой не относится понятие "постороннего или другого лица", в присутствии которого совершена кража личного имущества. Захарищев сознавал, что Макеева для него близкий человек, и был уверен в сохранении тайны похищения.

Поэтому действия Захарищева подлежат квалификации как кража»[23].

Таким образом, когда собственник или иные лица видели, что совершается хищение, однако виновный, исходя из окружающей обстановки, полагал, что действует тайно, содеянное также является тайным хищением чужого имущества.

В целях отграничения двух названных составов преступлений, необходимо, прежде всего, проанализировать объективные признаки хищения, установить как было произведено хищение: тайно или открыто?

Как пояснил Пленум ВС РФ в своем Постановлении от 27.12.2002 №29, если присутствующее при незаконном изъятии чужого имущества лицо не сознает противоправность этих действий либо является близким родственником виновного, который рассчитывает в связи с этим на то, что в ходе изъятия имущества он не встретит противодействия со стороны указанного лица, содеянное следует квалифицировать как кражу чужого имущества. Если перечисленные лица принимали меры к пресечению хищения чужого имущества (например, требовали прекратить эти противоправные действия), то ответственность виновного за содеянное наступает по статье 161 УК РФ.

Если в ходе совершения кражи действия виновного обнаруживаются собственником или иным владельцем имущества либо другими лицами, однако виновный, сознавая это, продолжает совершать незаконное изъятие имущества или его удержание, содеянное следует квалифицировать как грабеж, а в случае применения насилия, опасного для жизни или здоровья, либо угрозы применения такого насилия - как разбой.

При отграничении разбоя и кражи необходимо учитывать, что при разбое совершение насилия в отношении потерпевшего направлено на совершение хищения. В этой связи, прежде всего необходимо проанализировать факторы, при которых было совершено насилие. Приведем пример из практики:

«С. пришел переночевать в дом к своей родственнице - тете. Она его не пустила и между ними возникла ссора, в результате которой С. избил родственницу, причинив черепно-мозговую травму, от чего наступила ее смерть; положив труп на кровать, он снял с убитой золотые изделия, т.е. совершил убийство и кражу.

При таких обстоятельствах у суда не было оснований для квалификации действий С. как разбойного нападения, сопряженного с убийством из корыстных побуждений.

С учетом того, что С. совершил еще несколько краж, его действия по кассационному протесту прокурора переквалифицированы с п."в" ч.3 ст.162 и п."з" ч.2 ст.105 УК РФ на п."б" ч.2 ст.158 и ч.1 ст.105 УК РФ (совершение кражи неоднократно и убийство)»[24].

Кражу необходимо отграничивать от неправомерного завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (ст.166 УК РФ).

В п. 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 апреля 1995 г. N 5 "О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности" разъяснено, что угон отличается от хищения умыслом, направленным не на обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, а на противоправное временное пользование этим имуществом в корыстных или иных целях без согласия собственника или иного владельца.

Необходимо отличать кражу и от присвоения и растраты (ст.160 УК РФ). Присвоение либо растрата от кражи отличается тем, что виновный использует имеющиеся у него правомочия в отношении похищаемого им имущества.

Как отмечается в Постановлении Пленума ВС СССР от 11.07.72 №4, как присвоение либо растрата вверенного или находящегося в ведении государственного или общественного имущества должно квалифицироваться незаконное безвозмездное обращение в свою собственность или в собственность другого лица имущества, находящегося в правомерном владении виновного, который в силу должностных обязанностей, договорных отношений или специального поручения государственной или общественной организации осуществлял в отношении этого имущества правомочия по распоряжению, управлению, доставке или хранению (кладовщик, экспедитор, агент по снабжению, продавец, кассир и другие лица). Изъятие имущества, вверенного виновному, путем замены его на менее ценное, совершенное с целью присвоения или обращения в собственность других лиц, должно квалифицироваться как хищение в размере стоимости изъятого имущества[25].

Хищение государственного или общественного имущества, совершенное лицом, не обладающим указанными выше правомочиями, но имеющим к нему допуск в связи с порученной работой либо выполнением служебных обязанностей, подлежит квалификации как кража.

Подобным образом необходимо отграничивать кражу и от самоуправства (ст.330 УК РФ).

Как подчеркивается в п.7 Постановления пленума ВС РФ от 27.12.2002 №29, не образуют состава кражи… противоправные действия, направленные на завладение чужим имуществом не с корыстной целью, а, например, с целью его временного использования с последующим возвращением собственнику либо в связи с предполагаемым правом на это имущество. В зависимости от обстоятельств дела такие действия при наличии к тому оснований подлежат квалификации по статье 330 УК РФ или другим статьям УК РФ.

Приведем пример из судебной практики:

«Бородин был осужден за кражу. Бородин украл ключи у своей малолетней дочери, с помощью которых проник в квартиру своей бывшей жены - Бородиной И. и тайно похитил ее личное имущество: две шубы, дубленку, кожаную куртку и другие вещи на общую сумму 1155050 руб., причинив тем самым потерпевшей значительный материальный ущерб.

Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об изменении приговора, переквалификации действий Бородина П. с кражи на самоуправство.

Признавая Бородина виновным в совершении кражи личного имущества у своей бывшей жены - Бородиной И., суд сослался на ее показания, а также на показания свидетелей, протокол осмотра места происшествия.

Однако эти материалы дела не доказывают наличие у Бородина П. умысла на совершение кражи.

Свидетели подтвердили лишь факт завладения Бородиным личными вещами своей бывшей жены.

Показания Бородиной И., крайне заинтересованной в исходе дела, также не свидетельствуют об умысле ее бывшего мужа на совершение кражи ее личных вещей и безвозмездности их изъятия у нее.

На протяжении предварительного следствия и в судебном заседании Бородин П. пояснял, что после расторжения брака с Бородиной И. раздел совместно нажитого ими имущества он не производил, из квартиры, ранее принадлежавшей его родителям, не выписывался, права на эту жилую площадь не потерял, проживал в маленькой комнате, а жена и несовершеннолетняя дочь - в большой. В квартире находились его личные вещи. Жена всячески пыталась избавиться от его присутствия в квартире, так как у нее был сожитель Никаноров. Бородина И. поставила вторую, металлическую дверь и зайти в квартиру он не мог, поскольку ключей она ему не дала. Он стал проживать в разных местах. Бородина И. часто уезжала в командировки, а дочь практически все время жила у его родителей. В один из таких периодов, он открыл квартиру взятыми у дочери ключами и обнаружил, что исчезли его вещи и часть мебели.

В связи с тем, что в квартире не оказалось его имущества, он взял часть вещей бывшей жены. Вещи не продавал, а оставил на хранение у своего знакомого, так как собирался вернуть их потом жене, но не успел этого сделать до ареста: не было подходящего случая, чтобы согласовать вопросы пользования вещами и квартирой с бывшей женой.

Часть мебели он забрал по согласованию с Бородиной И. и временно пользовался, а взамен он привез другую мебель и также на время поставил в своей комнате.

Как пояснил Бородин П., данный факт нельзя считать каким-либо разделом имущества, поскольку этот вопрос он с бывшей женой еще не согласовывал, в квартире находилось все совместно нажитое ими имущество и вещи его родителей.

Показания Бородина П. о том, что он завладел личными вещами своей бывшей жены лишь для того, чтобы использовать это обстоятельство для разрешения взаимных претензий по разделу жилой площади и с целью возврата своего имущества, подтвердили свидетели Бородина Т. и Коргуева.

Бородин П. не скрывал, что взял у своей бывшей жены ее вещи. Об этом он говорил и своему знакомому Вахрину, который, будучи допрошенным в качестве свидетеля, подтвердил, что Бородин П. оставил у него на хранение вещи бывшей жены.

Потерпевшая Бородина И. не отрицала, что после расторжения брака с Бородиным совместно нажитое имущество они не делили.

Таким образом, как видно из дела, супруги Бородины хотя и расторгли брак, но раздел жилья и имущества не производили. Бородина И. осталась проживать в квартире, принадлежавшей ранее родителям мужа, где находилось не только совместно нажитое имущество, но и предметы обихода, оставленные его родителями, и его личные вещи.

Бородина И. принимала все меры к тому, чтобы полностью завладеть квартирой и выписать Бородина П.

Со слов Бородина П., подтвержденных показаниями свидетелей Бородиной Т., Коргуевой, он предлагал бывшей жене варианты обмена квартиры, но она не соглашалась.

Эти показания, как и заявление Бородина П. о возврате Бородиной И. всего имущества, которое он взял в ее отсутствие в квартире, материалами дела не опровергнуты.

Показания Бородиной И. о том, что бывший муж не вернул часть вещей на сумму 275 тыс. руб., доказательствами по делу не подтверждены.

При таких обстоятельствах суд принял ошибочное решение, усмотрев в действиях Бородина П. кражу, поскольку необходимым элементом данного состава преступления является умышленное незаконное и безвозмездное завладение с корыстной целью личным имуществом. Доказательств, которые бы объективно подтверждали наличие в действиях Бородина П. умысла не безвозмездное завладение имуществом своей бывшей жены, не имеется»[26].

Таким образом, не образуют состава кражи противоправные действия, направленные на завладение чужим имуществом не с корыстной целью, а в связи с предполагаемым правом на это имущество.

Не образую состава кражи и иные деяния, при которых виновный хоть и получает противоправно и безвозмездно чужое имущество, но устремления его направлены не на преступную наживу, а на достижение иных целей (например, на получение средств по подложному больничному листку в целях оправдания прогула, на удержание вверенного имущества в счет причитающейся в будущем зарплаты). Такие действия при наличии необходимых признаков могут образовать состав злоупотребления должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ), служебного подлога (ст. 292 УК РФ).

в законе определяется как «тайное хищение чужого имущества». Видовой объект кражи — собственность, непосредственныйконкретные формы собственности. Предметом кражи является имущество.

С объективной стороны хищение совершается незаметно и ненасильственно. В теории и практике выработаны критерии, одновременное установление которых дает основание говорить о незаметности совершенного хищения. Таких критериев два: объективный и субъективный. Установление первого из них означает выяснение отношения к факту совершаемого виновным хищения со стороны лиц, в ведении или под охраной которых находится имущество, а также посторонних лиц (к последним, при определенных обстоятельствах, могут быть отнесены также родственники и близкие лица виновного).

Прежде всего, хищение является тайным, если оно совершено в отсутствие собственника или иного владельца имущества, или посторонних лиц или в присутствии указанных выше лиц, но незаметно для них.

При хищении в присутствии посторонних лиц возможна ситуация, когда указанные лица не расценивали действия виновного как преступление (на что, собственно, и рассчитывал преступник) в силу психической болезни, сильного опьянения, умственной неполноценности, малолетства или иных причин. И здесь действия виновного квалифицируются как кража.

Установление субъективного критерия незаметности (тайного хищения) предполагает выяснение отношения к факту совершаемого преступления со стороны самого виновного. Решающим закон и судебная практика считают субъективный признак. Поэтому совершение хищения, например, в присутствии посторонних лиц, когда те принимают виновного за владельца похищаемого имущества, а сам виновный, в свою очередь, считает свои действия незаметными, тайными, надлежит квалифицировать как кражу.

С другой стороны, если в ходе совершения кражи действия виновного обнаруживаются собственником или иным владельцем имущества либо другими лицами, однако виновный, осознавая это, продолжает совершать незаконные изъятие имущества или его удержание, содеянное следует квалифицировать как грабеж (ст. 161 УК), а в случае применения насилия, опасного для жизни или здоровья, либо угрозы применения такого насилия — как разбой (ст. 162 УК).

Кража с субъективной стороны характеризуется виной в виде прямого умысла и корыстной целью.

Субъект кражилицо, достигшее 14 лет.

По конструкции состав кражи — материальный. Она окончена с момента причинения ущерба собственнику или иному владельцу похищенного имущества.

Квалифицированной является кража, совершенная:

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) с незаконным проникновением в помещение либо иное хранилище;

в) с причинением значительного ущерба гражданину;

г) из одежды, сумки или другой ручной клади, находившихся при потерпевшем (ч. 2 ст. 158 УК).

Под хищением, совершенным по предварительному сговору группой лиц, следует понимать такое хищение, в котором участвовали двое и более лиц, заранее договорившихся о совместном его совершении. Ответственность за кражу, совершенную группой лиц по предварительному сговору (п. «а» ч. 2 ст. 158 УК), наступает в тех случаях, когда согласно предварительной договоренности между соучастниками непосредственное изъятие имущества осуществляет один из них. Оказание непосредственного содействия исполнителю в совершении преступления (например, взлом дверей, запоров, решеток) является соисполнительством, не требующим ссылки на ст. 33 УК. Содействие совершению преступления лицом, непосредственно не участвовавшим в хищении, например, советами, устранением препятствий и т.д., надлежит квалифицировать как соучастие со ссылкой на ст. 33 УК.

В случае совершения кражи несколькими лицами без предварительного сговора их действия следует квалифицировать, при отсутствии квалифицирующих признаков, по ч. 1 ст. 158 УК. Постановляя приговор, суд, при наличии к тому оснований, вправе признать совершение преступления в составе группы лиц обстоятельством, отягчающим наказание (п. «в» ч. 1 ст. 63 УК).

Если лицо совершило кражу посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, его действия, при отсутствии квалифицирующих признаков, следует квалифицировать по ч. 1 ст. 158 УК как непосредственного исполнителя преступления. Так же квалифицируются действия лица, организовавшего преступление или склонившее к его совершению заведомо не подлежащего уголовной ответственности участника преступления. При наличии к тому оснований действия указанных лиц должны дополнительно квалифицироваться по ст. 150 УК (Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления).

В тех случаях, когда группа лиц предварительно договорилась о совершении кражи чужого имущества, но кто-либо из соисполнителей вышел за пределы состоявшегося сговора, совершив действия, подлежащие правовой оценке как грабеж или разбой, содеянное им следует квалифицировать по соответствующим пунктам и частям ст. 161, 162 УК.

Кража, совершенная с незаконным проникновением в помещение либо иное хранилище, предусмотрена в п. «б» ч. 2 ст. 158 УК.

Понятия «помещения» и «хранилища» раскрываются в примечании 3 к ст. 158 УК. Под помещением в статьях гл. 21 УК понимаются строения и сооружения независимо от форм собственности, предназначенные для временного нахождения людей или размещения материальных ценностей в производственных или иных служебных целях. Оно может быть как постоянным, так и временным, как стационарным, так и передвижным.

Хранилище — это хозяйственные помещения, обособленные от жилых построек, участки территории, магистральные трубопроводы, иные сооружения независимо от формы собственности, которые оборудованы ограждением либо техническими средствами или обеспечены иной охраной и предназначены для постоянного или временного хранения материальных ценностей. Хранилищем могут быть признаны передвижные автолавки, рефрижераторы, контейнеры, сейфы и т.п. Однако участки территории (акватории), используемые не для хранения, а, например, для выращивания какой-либо продукции, к понятию «иное хранилище» не относятся. Основным критерием для признания хранилища таковым является отведение и оборудование участка исключительно для целей хранения. Иное назначение таких площадей не дает основания рассматривать подобные участки как хранилище. Поэтому, например, вся территория завода независимо от ее оборудования и охраны не может признаваться иным хранилищем.

Под незаконным проникновением в помещение или иное хранилище (а также жилище) следует понимать противоправное тайное или открытое в них вторжение с целью совершения кражи (грабежа, разбоя). Оно может совершаться как с преодолением препятствий или сопротивления людей, так и без этого. Проникновение может быть осуществлено также с помощью приспособлений, когда виновный извлекает похищаемые предметы без вхождения в соответствующее помещение.

Для вменения лицу, совершившему кражу, признака незаконного проникновения в помещение либо иное хранилище необходимо выяснить, с какой целью виновный оказался там и когда именно у него возник умысел на хищение. Если лицо вначале находилось в помещении или ином хранилище (жилище) правомерно, без намерения совершить хищение, но затем совершило кражу, то в его действиях данный признак исключается. То же самое имеет место, когда лицо оказалось в помещении или ином хранилище (жилище) с согласия потерпевшего или лиц, под охраной которых находилось имущество, в силу родственных отношений, знакомства либо находилось в торговом зале магазина, в офисе, других помещениях, открытых для посещения гражданами.

Сам факт незаконного проникновения в помещение либо иное хранилище (жилище) с умыслом совершить кражу может быть квалифицирован как неоконченное хищение.

Хищение чужого имущества, совершенное с незаконным проникновением в помещение или иное хранилище (жилище), сопряженное с умышленным уничтожением или повреждением другого имущества, не являющегося предметом хищения, при наличии к тому оснований, следует квалифицировать по совокупности преступлений как хищение и умышленное уничтожение или повреждение имущества.

Потерпевшим от кражи, совершенной с причинением значительного ущерба гражданину (п. «в» ч. 2 ст. 158 УК), является только физическое лицо.

В соответствии с примечанием 2 к ст. 158 УК значительный ущерб гражданину в статьях гл. 21 УК определяется с учетом его имущественного положения, но не может составлять менее 2500 руб.

Об имущественном положении свидетельствуют такие обстоятельства, как значимость похищенного имущества для потерпевшего, размер заработной платы или пенсии, наличие у потерпевшего иждивенцев, совокупный доход членов его семьи и т.д. В любом случае рассматриваемый квалифицирующий признак может быть вменен при условии, что реально причиненный гражданину материальный ущерб превышает 2500 руб.

Ответственность за кражу, совершенную из одежды, сумки или другой ручной клади, находившихся при потерпевшем, установлена в п. «г» ч. 2 ст. 158 УК.

При краже, совершенной с незаконным проникновением в жилище, неприкосновенность жилища, гарантированная Конституцией РФ (ст. 25), выступает дополнительным непосредственным объектом преступления.

Понятие «жилища» содержится в примечании к ст. 139 УК. Под жилищем в статьях УК «понимаются индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и пригодное для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящие в жилищный фонд, но предназначенные для временного проживания».

Кража, совершенная с незаконным проникновением в жилище, в дополнительной квалификации по ст. 139 УК не нуждается.

Часть 3 ст. 158 УК предусматривает еще один особо квалифицирующий признак — кража, совершенная в крупном размере.

Крупным размером в статьях гл. 21, согласно примечанию 4 к ст. 158 УК, признается стоимость имущества, превышающая 250 тыс. руб.

Как хищение в крупных размерах должно квалифицироваться и совершение нескольких хищений чужого имущества, общая стоимость которого превышает 250 тыс. руб., если они совершены одним способом и при обстоятельствах, свидетельствующих об умысле совершить хищение в крупных размерах. При квалификации хищения, совершенного несколькими лицами, следует исходить из стоимости похищенного всеми участниками группы.

Определяя размер похищенного имущества, необходимо учитывать его фактическую стоимость на момент совершения преступления. При отсутствии сведений о цене стоимость похищенного имущества может быть установлена на основании заключения экспертов.

В ч. 4 ст. 158 УК установлена ответственность за кражу, совершенную:

а) организованной группой;

б) в особо крупном размере.

В отличие от группы лиц, заранее договорившихся о совместном совершении преступления, организованная группа (п. «а» ч. 4 ст. 158 УК) характеризуется, в частности, устойчивостью, наличием в ее составе организатора (руководителя) и заранее разработанного плана совместной преступной деятельности, распределением функций между членами группы при подготовке к совершению преступления и осуществлении преступного умысла.

Об устойчивости организованной группы могут свидетельствовать не только большой временной промежуток ее существования, неоднократность совершения преступлений членами группы, но и их техническая оснащенность, длительность подготовки даже одного преступления, а также иные обстоятельства (например, специальная подготовка участников организованной группы к проникновению в хранилище для изымания денег или других материальных ценностей).

Особо крупным размером кражи признается стоимость имущества, превышающая 1 млн. руб. (примечание 4 к ст. 158 УК). Кража, совершенная в таком размере, квалифицируется по п. «б» ч. 4 ст. 158 УК.

в законе определяется как «тайное хищение чужого имущества». Видовой объект кражи — собственность, непосредственныйконкретные формы собственности. Предметом кражи является имущество.

С объективной стороны хищение совершается незаметно и ненасильственно. В теории и практике выработаны критерии, одновременное установление которых дает основание говорить о незаметности совершенного хищения. Таких критериев два: объективный и субъективный. Установление первого из них означает выяснение отношения к факту совершаемого виновным хищения со стороны лиц, в ведении или под охраной которых находится имущество, а также посторонних лиц (к последним, при определенных обстоятельствах, могут быть отнесены также родственники и близкие лица виновного).

Прежде всего, хищение является тайным, если оно совершено в отсутствие собственника или иного владельца имущества, или посторонних лиц или в присутствии указанных выше лиц, но незаметно для них.

При хищении в присутствии посторонних лиц возможна ситуация, когда указанные лица не расценивали действия виновного как преступление (на что, собственно, и рассчитывал преступник) в силу психической болезни, сильного опьянения, умственной неполноценности, малолетства или иных причин. И здесь действия виновного квалифицируются как кража.

Установление субъективного критерия незаметности (тайного хищения) предполагает выяснение отношения к факту совершаемого преступления со стороны самого виновного. Решающим закон и судебная практика считают субъективный признак. Поэтому совершение хищения, например, в присутствии посторонних лиц, когда те принимают виновного за владельца похищаемого имущества, а сам виновный, в свою очередь, считает свои действия незаметными, тайными, надлежит квалифицировать как кражу.

С другой стороны, если в ходе совершения кражи действия виновного обнаруживаются собственником или иным владельцем имущества либо другими лицами, однако виновный, осознавая это, продолжает совершать незаконные изъятие имущества или его удержание, содеянное следует квалифицировать как грабеж (ст. 161 УК), а в случае применения насилия, опасного для жизни или здоровья, либо угрозы применения такого насилия — как разбой (ст. 162 УК).

Кража с субъективной стороны характеризуется виной в виде прямого умысла и корыстной целью.

Субъект кражилицо, достигшее 14 лет.

По конструкции состав кражи — материальный. Она окончена с момента причинения ущерба собственнику или иному владельцу похищенного имущества.

Квалифицированной является кража, совершенная:

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) с незаконным проникновением в помещение либо иное хранилище;

в) с причинением значительного ущерба гражданину;

г) из одежды, сумки или другой ручной клади, находившихся при потерпевшем (ч. 2 ст. 158 УК).

Под хищением, совершенным по предварительному сговору группой лиц, следует понимать такое хищение, в котором участвовали двое и более лиц, заранее договорившихся о совместном его совершении. Ответственность за кражу, совершенную группой лиц по предварительному сговору (п. «а» ч. 2 ст. 158 УК), наступает в тех случаях, когда согласно предварительной договоренности между соучастниками непосредственное изъятие имущества осуществляет один из них. Оказание непосредственного содействия исполнителю в совершении преступления (например, взлом дверей, запоров, решеток) является соисполнительством, не требующим ссылки на ст. 33 УК. Содействие совершению преступления лицом, непосредственно не участвовавшим в хищении, например, советами, устранением препятствий и т.д., надлежит квалифицировать как соучастие со ссылкой на ст. 33 УК.

В случае совершения кражи несколькими лицами без предварительного сговора их действия следует квалифицировать, при отсутствии квалифицирующих признаков, по ч. 1 ст. 158 УК. Постановляя приговор, суд, при наличии к тому оснований, вправе признать совершение преступления в составе группы лиц обстоятельством, отягчающим наказание (п. «в» ч. 1 ст. 63 УК).

Если лицо совершило кражу посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, его действия, при отсутствии квалифицирующих признаков, следует квалифицировать по ч. 1 ст. 158 УК как непосредственного исполнителя преступления. Так же квалифицируются действия лица, организовавшего преступление или склонившее к его совершению заведомо не подлежащего уголовной ответственности участника преступления. При наличии к тому оснований действия указанных лиц должны дополнительно квалифицироваться по ст. 150 УК (Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления).

В тех случаях, когда группа лиц предварительно договорилась о совершении кражи чужого имущества, но кто-либо из соисполнителей вышел за пределы состоявшегося сговора, совершив действия, подлежащие правовой оценке как грабеж или разбой, содеянное им следует квалифицировать по соответствующим пунктам и частям ст. 161, 162 УК.

Кража, совершенная с незаконным проникновением в помещение либо иное хранилище, предусмотрена в п. «б» ч. 2 ст. 158 УК.

Понятия «помещения» и «хранилища» раскрываются в примечании 3 к ст. 158 УК. Под помещением в статьях гл. 21 УК понимаются строения и сооружения независимо от форм собственности, предназначенные для временного нахождения людей или размещения материальных ценностей в производственных или иных служебных целях. Оно может быть как постоянным, так и временным, как стационарным, так и передвижным.

Хранилище — это хозяйственные помещения, обособленные от жилых построек, участки территории, магистральные трубопроводы, иные сооружения независимо от формы собственности, которые оборудованы ограждением либо техническими средствами или обеспечены иной охраной и предназначены для постоянного или временного хранения материальных ценностей. Хранилищем могут быть признаны передвижные автолавки, рефрижераторы, контейнеры, сейфы и т.п. Однако участки территории (акватории), используемые не для хранения, а, например, для выращивания какой-либо продукции, к понятию «иное хранилище» не относятся. Основным критерием для признания хранилища таковым является отведение и оборудование участка исключительно для целей хранения. Иное назначение таких площадей не дает основания рассматривать подобные участки как хранилище. Поэтому, например, вся территория завода независимо от ее оборудования и охраны не может признаваться иным хранилищем.

Под незаконным проникновением в помещение или иное хранилище (а также жилище) следует понимать противоправное тайное или открытое в них вторжение с целью совершения кражи (грабежа, разбоя). Оно может совершаться как с преодолением препятствий или сопротивления людей, так и без этого. Проникновение может быть осуществлено также с помощью приспособлений, когда виновный извлекает похищаемые предметы без вхождения в соответствующее помещение.

Для вменения лицу, совершившему кражу, признака незаконного проникновения в помещение либо иное хранилище необходимо выяснить, с какой целью виновный оказался там и когда именно у него возник умысел на хищение. Если лицо вначале находилось в помещении или ином хранилище (жилище) правомерно, без намерения совершить хищение, но затем совершило кражу, то в его действиях данный признак исключается. То же самое имеет место, когда лицо оказалось в помещении или ином хранилище (жилище) с согласия потерпевшего или лиц, под охраной которых находилось имущество, в силу родственных отношений, знакомства либо находилось в торговом зале магазина, в офисе, других помещениях, открытых для посещения гражданами.

Сам факт незаконного проникновения в помещение либо иное хранилище (жилище) с умыслом совершить кражу может быть квалифицирован как неоконченное хищение.

Хищение чужого имущества, совершенное с незаконным проникновением в помещение или иное хранилище (жилище), сопряженное с умышленным уничтожением или повреждением другого имущества, не являющегося предметом хищения, при наличии к тому оснований, следует квалифицировать по совокупности преступлений как хищение и умышленное уничтожение или повреждение имущества.

Потерпевшим от кражи, совершенной с причинением значительного ущерба гражданину (п. «в» ч. 2 ст. 158 УК), является только физическое лицо.

В соответствии с примечанием 2 к ст. 158 УК значительный ущерб гражданину в статьях гл. 21 УК определяется с учетом его имущественного положения, но не может составлять менее 2500 руб.

Об имущественном положении свидетельствуют такие обстоятельства, как значимость похищенного имущества для потерпевшего, размер заработной платы или пенсии, наличие у потерпевшего иждивенцев, совокупный доход членов его семьи и т.д. В любом случае рассматриваемый квалифицирующий признак может быть вменен при условии, что реально причиненный гражданину материальный ущерб превышает 2500 руб.

Ответственность за кражу, совершенную из одежды, сумки или другой ручной клади, находившихся при потерпевшем, установлена в п. «г» ч. 2 ст. 158 УК.

При краже, совершенной с незаконным проникновением в жилище, неприкосновенность жилища, гарантированная Конституцией РФ (ст. 25), выступает дополнительным непосредственным объектом преступления.

Понятие «жилища» содержится в примечании к ст. 139 УК. Под жилищем в статьях УК «понимаются индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и пригодное для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящие в жилищный фонд, но предназначенные для временного проживания».

Кража, совершенная с незаконным проникновением в жилище, в дополнительной квалификации по ст. 139 УК не нуждается.

Часть 3 ст. 158 УК предусматривает еще один особо квалифицирующий признак — кража, совершенная в крупном размере.

Крупным размером в статьях гл. 21, согласно примечанию 4 к ст. 158 УК, признается стоимость имущества, превышающая 250 тыс. руб.

Как хищение в крупных размерах должно квалифицироваться и совершение нескольких хищений чужого имущества, общая стоимость которого превышает 250 тыс. руб., если они совершены одним способом и при обстоятельствах, свидетельствующих об умысле совершить хищение в крупных размерах. При квалификации хищения, совершенного несколькими лицами, следует исходить из стоимости похищенного всеми участниками группы.

Определяя размер похищенного имущества, необходимо учитывать его фактическую стоимость на момент совершения преступления. При отсутствии сведений о цене стоимость похищенного имущества может быть установлена на основании заключения экспертов.

В ч. 4 ст. 158 УК установлена ответственность за кражу, совершенную:

а) организованной группой;

б) в особо крупном размере.

В отличие от группы лиц, заранее договорившихся о совместном совершении преступления, организованная группа (п. «а» ч. 4 ст. 158 УК) характеризуется, в частности, устойчивостью, наличием в ее составе организатора (руководителя) и заранее разработанного плана совместной преступной деятельности, распределением функций между членами группы при подготовке к совершению преступления и осуществлении преступного умысла.

Об устойчивости организованной группы могут свидетельствовать не только большой временной промежуток ее существования, неоднократность совершения преступлений членами группы, но и их техническая оснащенность, длительность подготовки даже одного преступления, а также иные обстоятельства (например, специальная подготовка участников организованной группы к проникновению в хранилище для изымания денег или других материальных ценностей).

Особо крупным размером кражи признается стоимость имущества, превышающая 1 млн. руб. (примечание 4 к ст. 158 УК). Кража, совершенная в таком размере, квалифицируется по п. «б» ч. 4 ст. 158 УК.


Мошенничество это- хищение чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием, в крупном и особо крупном размерах.

Понятие мошенничества

Мошенничество, согласно действующему УК РФ представляет собой хищение чужого имущества либо же приобретение права на чужое имущество, которое совершается под влиянием обмана или злоупотребления доверием. доля подобных преступлений в судебной практике достаточно высока – до 30 процентов от числа всех совершаемых хищений чужого имущества. В последнее время доля подобных преступлений только растет – разрабатываются новые «уловки», преступные схемы и финансовые пирамиды, направленные на обман потерпевших. Наиболее популярные виды мошеннических действий отдельно выделены законодателем и обозначены как примечания к статье 159.

Пример простого мошенничества

Приведем простой пример обычных мошеннических действий, направленных на противоправное изъятие денежных средств. Так, Ш. подошел к ранее незнакомому Н. и предложил приобрести мобильный телефон по заниженной цене. При пояснил, что часть денег необходимо оплатить сейчас, а другу часть – уже после передачи телефона в руки. Поверив словам Ш., потерпевший передал последнему деньги в счет оплаты за телефон. Ш., пообещав позвонить Н. в ближайшее время и сказать о времени и месте встречи с ним для продажи телефона, с места преступления скрылся.

Мошенничество с мобильными телефонами – очень распространенное преступление, когда виновное лицо просит телефон, чтобы совершить звонок и уходит за угол (дом) и пропадает с похищенным.

Кто расследует дела о мошенничестве

Особую сложность в расследовании подобных дел представляют мошеннические действия, совершенные группой лиц либо организованной группой. Подобные преступные группы образуются именно для совершения таких преступлений, тщательно распределяются роли каждого их соучастников, продумывается каждое из совершенных преступлений. Данная категория преступлений расследуется дознавателями полиции (часть первая статьи) и следователями полиции (части со второй по четвертую). Следственный комитет проводит расследование в случае совершения мошеннических действий должностными лицами.

При возникновении вопросов, воспользуйтесь БЕСПЛАТНОЙ консультацией адвоката по уголовным делам.

Субъект мошенничества

Субъект преступления – лицо, достигшее 16 лет. В следственной практике нередки случаи совершения преступления малолетними лицами (в возрасте до 16 лет). В таких случаях перед судом возбуждается ходатайство о помещении данных лиц в Центр временного содержания несовершеннолетних правонарушителей. Преступление совершается только с прямым умыслом. То есть виновное лицо целенаправленно обманывает потерпевшего либо злоупотребляет его доверием в целях получения его имущества. Совершение данного преступления путем бездействия просто невозможно.

Квалифицирующие признаки мошенничества.

Мошенничество группой лиц по предварительному сговору либо с причинением значительного ущерба

Часть вторая предусматривает наказание за мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору либо с причинением значительного ущерба потерпевшему. Часть вторая мошенничества относится уже к преступлениям средней тяжести, подразумевая более строгое наказание. Доля подобных преступлений в судебной практике по всем мошенническим действиям – порядка 30 процентов.

Мошенничество признается совершенным группой лиц по предварительному сговору в том случае, когда будет установлено, что в совершении преступления принимали участие не менее двух лиц, которые заранее договорились о его совершении. Доля подобных преступлений также достаточно велика. Здесь стоит помнить, что в большинстве случаев групповые мошеннические действия причиняют потерпевшим значительный либо особо крупный ущерб. А эти действия уже подпадают под части третью и четвертую статьи.

Значительный ущерб, согласно примечанию к статье 158 УК РФ – не менее 2500 рублей. В то же время, минимальный ущерб по части первой - 1000 рублей. Однако, следует учитывать, что вменение данного признака возможно только при оценке имущественного положения потерпевшего. Указанная сумма является минимальной. К примеру, если у бизнесмена с доходом не менее 100-150 тысяч рублей в месяц был похищен мобильный телефон стоимостью 30 тысяч рублей для него, скорее всего, указанный ущерб не будет являться значительным. в то же время, при совершении мошеннических действий в отношении безработного лица, к тому же если у последнего еще находится кто-либо на иждивении, указанная сумма будет являться значительным ущербом. Данное понятие традиционно относится к оценочным с учетом имущественного положения потерпевшего, наличия в собственности недвижимости, автомобиля и тд. Немаловажное значение имеет и нахождение у него на иждивении престарелых родителей, детей.

Примеры из судебной практики

Пример. П. путем мошеннических действий совершил хищение денежных средств, принадлежащих престарелой К. в сумме 4000 рублей. Как было установлено в ходе следствия, у потерпевшей К. единственным источником дохода является пенсия, которая составляет 12000 рублей. При этом она несет бремя расходов по коммунальным платежам, никакой помощи со стороны детей у нее нет. В связи с этим, судом действия П. были верно квалифицированы как мошенничество с причинением значительного ущерба.

Другой пример. Ш. с целью хищения имущества пришел к своему знакомому Н. и предложил заключить договор на покупку бытовой техники, при этом зная, что никакой техники у него нет. Ш. подписал договор и отдал последнему сумму – 40 тысяч рублей. После этого, Н. скрылся и больше не отвечал на звонки. В ходе судебного заседания было установлено, что у потерпевшего имеется в собственности квартира, загородный дом, два автомобиля, никого на иждивении нет. Кроме того, официальная заработная плата составляет около 120 тысяч рублей в месяц. С учетом указанных обстоятельств, судом обоснованно был исключен признак мошенничества с причинением значительного ущерба гражданину.

Пример группового мошенничества. И. заранее договорился с Т. о совершении ряда мошеннических действий – заключении договоров с лицами пенсионного возраста о перенаправлении денежных средств, имеющихся в наличии, в специальный фонд помощи пенсионерам под выгодную процентную ставку. При этом ходили по квартирам и представлялись сотрудниками фонда. Доверчивые пенсионеры охотно поверили мошенникам и передавали все имеющиеся у них денежные средства. Общий ущерб от действий И. и Т. составил около 200 тысяч рублей. Оба были осуждены по ч.2 ст. 159 УК РФ к наказанию в виде реального лишения свободы.

Мошенничество в крупном размере либо лицом с использованием своего служебного положения

Часть третья предусматривает наказания за совершение подобных действий, совершенных в крупном размере либо лицом с использованием своего служебного положения.

Как уже говорилось выше, крупный размер по мошенничеству составляет более 250 тысяч рублей. Сложностей с определением суммы ущерба в судебной практике, как правило, не возникает.

Что касается использования лицом своего служебного положения, то здесь необходимо доказать, что совершение мошеннических действий стало возможным только благодаря использованию своего должностного положения виновного лица. Это означает, что должностное лицо, либо государственный или муниципальный служащий, не являющийся должностным лицом, либо лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, вопреки интересам своей службы использует вытекающие из его служебных полномочий возможности для незаконного завладения чужим имуществом или для незаконного приобретения права на него.

Судебная практика

Пример. Так, Б., являвшийся старшим оперуполномоченным по особо важным делам криминальной полиции, вступил с осужденными по этому же делу С. и П. в предварительный сговор, направленный на хищение имущества Р. путем обмана. П. и С., предъявив служебные удостоверения, подошли к Р. и без объяснения причин доставили его к зданию криминальной полиции, где сообщили потерпевшему не соответствующие действительности сведения о том, что он якобы находится в международном розыске, и обещали прекратить розыск и отпустить Р., если тот передаст им 50 тыс. долл. США. После того как Р. сообщил, что не в состоянии выплатить требуемую сумму, Б. снизил размер требований до 25 тыс. долл. США. Спустя два дня Б., находясь в автомобиле Р., получил от потерпевшего в качестве задатка денежные средства в сумме 4900 долл. США, после чего был задержан сотрудниками отдела собственной безопасности. Действия Б. квалифицированы судом первой инстанции по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 159 и ч. 1 ст. 285 УК РФ. Суд кассационной инстанции изменил состоявшиеся в отношении Б. судебные решения и исключил осуждение его по ч. 1 ст. 285 УК РФ, поскольку противоправное поведение Б., связанное с использованием им своего служебного положения вопреки интересам службы в отношении потерпевшего, полностью охватывается составом преступления, предусмотренным ч. 3 ст. 159 УК РФ, и не требует дополнительной квалификации по ч. 1 ст. 285 УК РФ.

Мошенничество организованной группой либо в особо крупном размере, или повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение.

Часть четвертая мошенничества предусматривает его совершение организованной группой либо в особо крупном размере, или повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение.

Особо крупный размер – свыше одного миллиона рублей. Как правило, ущерб от подобного рода преступления значительно превышает эту сумму.

Интересный пример можно привести из практики.

П. и Р. создали преступную группу, целью которой было совершение мошеннических действий, связанных с размещением в интернете объявлений о якобы имеющихся у них мобильных телефонах Айфон 6 с большой скидкой. При этом деньги переводились путем перечисления на интернет-кошелек, принадлежащий третьему лицу – Р. Обманув таким образом более 10000 покупателей, преступная группа незаконно заработала более 15 млн рублей. Расследование уголовного дела шло более года. В результате всех виновных суд приговорил к длительным срокам лишения свободы. Несмотря на то, что органами следствия всем обвиняемым вменялся квалифицирующий признак «организованная группа», судом он был исключен за недостаточностью доказательств.

Признаки организованной группы были подробно рассмотрены в статье про кражу.

В последнее время участились случаи изъятия у гражданина жилья в связи с совершением мошеннических действий.

Примером может приговор одного из районных судов Москвы в отношении Л. Так, Л. с целью совершения мошеннических действий в отношении ранее незнакомой П. пришел к домой последней и предложил свои услуги по сдаче в аренду принадлежащей ей на праве собственности квартиры, при этом пообещав достаточно большую сумму аренды в месяц, так как квартира будет сдаваться посуточно. Согласившись, П. подписала договор, как она посчитала, аренды. Однако, как потом выяснилось, потерпевшая подписала договор дарения квартиры на виновное лицо. В результате Л. стал собственником указанной квартиры. Спустя достаточно продолжительное время удалось возбудить уголовное дело по ч.4 ст. 159 УК РФ. Сделка была признана ничтожной, так как была совершена под влиянием обмана, а сам Л. был приговорен к 6 годам лишения свободы. Своей вины он не признал.

Отличие мошенничества от смежных составов преступлений

В практической деятельности правоохранительных органов нередко встречаются такие ситуации, когда признаки отдельных преступлений имеют некоторое сходство с мошенничеством, что создает определенные трудности для правоприменителя в процессе квалификации анализируемых деяний. Данное обстоятельство обуславливает необходимость в проведении разграничения между мошенничеством и другими сходными составами преступлений.

В уголовно-правовой литературе все хищения принято подразделять на формы и виды.

Под формами хищений понимаются предусмотренные уголовным законодательством способы их совершения, отличающиеся друг от друга по механизму завладения имуществом.

В науке уголовного права в зависимости от способа выделяется шесть форм совершения хищения:

1) кража (ст. 158 УК РФ);

2) мошенничество (ст. 159 УК РФ);

3-4) присвоение или растрата (ст. 160 УК РФ);

5) грабеж (ст. 161 УК РФ);

6) разбой (ст. 162 УК РФ). Полагаю, что к формам хищений следует отнести и вымогательство, которое по своим юридическим признакам, способу совершения, а также моменту окончания преступления схоже с разбоем.

От других составов хищения чужого имущества мошенничество отличается специфическими способами его совершения - путем обмана или злоупотребления доверием, поскольку именно в результате обмана или вследствие того, что мошенник умышленно злоупотребляет оказанным ему доверием, собственник либо иной владелец добровольно и по собственной инициативе выводит имущество из своего владения либо передает право на данное имущество и, таким образом, предоставляет виновному правомочия владения, пользования, распоряжения, а также управления похищенным.

Отграничение от кражи и грабежа

Одной из возможных ошибок, способной привести к неверной квалификации содеянного, является неточное представление о способах разграничения таких форм хищений, как кража (или грабеж) и мошенничество. Ошибки в применении уголовного закона в такого рода случаях определяются, как правило, тем, что зачастую при совершении краж и даже грабежей виновный прибегает к обману, вводя в заблуждение лиц, владеющих имуществом, либо входит к ним в доверие, чтобы облегчить себе доступ к имуществу и уже затем совершает тайное или открытое хищение.

Специфика кражи и грабежа состоит в том, что завладение имуществом осуществляется путем его захвата помимо или против воли собственника. Так, при совершении кражи изъятие осуществляется тайно и, следовательно, помимо и без всякого участия владельца. При грабеже виновный, в отличие от кражи, захватывает имущество открыто, полностью игнорируя всех окружающих, подавляя волю лиц, в собственности или под охраной которых оно находится, либо угрожая применением насилия, не опасного для жизни или здоровья. В таких случаях обман или злоупотребление доверием используется виновным не для непосредственного завладения имуществом, а с целью получения доступа к имуществу, проникновения в жилое помещение, иное хранилище либо для сокрытия уже совершенного хищения.

Однако на практике суды допускают ошибки в оценке объективной стороны содеянного.

Специфика хищения, совершаемого путем мошенничества, состоит в том, что виновный завладевает имуществом при непосредственном участии лиц, обладающих этим имуществом. Для мошеннического завладения характерен внешне добровольный акт передачи имущества собственником виновному. При этом преступное воздействие со стороны виновного осуществляется не на само имущество, а на сознание и волю потерпевшего при помощи обмана или злоупотребления доверием. Обманывая соответствующее лицо, мошенник внушает ему ложное убеждение о том, что, претендуя на получение имущества, он (мошенник) действует на законных основаниях.

Так, разбойные действия П. расценены судом как мошенничество и угрозу нанесения тяжких телесных повреждений при следующих обстоятельствах.

П., с целью завладения чужим имуществом, пришел в квартиру Щ., представился ей братом женщины, у которой сын Щ. украл 60.000 рублей, и потребовал вернуть похищенное, угрожая ей и сыну нанесением тяжких телесных повреждений и поджогом квартиры. Опасаясь осуществления угрозы, Щ. передала П. 60.000 рублей.

В данной ситуации обман являлся лишь условием, облегчавшим изъятие имущества. Деньги у потерпевшей были изъяты вопреки ее воле. Характерная для мошенничества «добровольность» передачи имущества преступнику отсутствовала.

Отграничение от присвоения или растраты

Определенные сложности вызывает отграничение мошенничества от присвоения или растраты (ст. 160 УК РФ), поскольку, и в том и в другом случае виновный совершает хищение, злоупотребляя доверием собственника либо иного законного владельца. Отграничение рассматриваемых составов необходимо проводить по следующим критериям.

По смыслу закона присвоение и растрата, как и мошенничество, могут быть совершены в отношении любого имущества: государственного, общественного, муниципального, принадлежащего частным лицам, а также коммерческим или иным организациям.

В отличие от мошенничества, когда имущество передается мошеннику под влиянием обмана или злоупотребления доверием, при присвоении и растрате виновный наделен специальными полномочиями - фактической возможностью распоряжаться чужим имуществом, поскольку оно было ему вверено на законных основаниях, вытекающих из трудовых, гражданских или иных договорных отношений, для осуществления правомочий по распоряжению, управлению, хранению, перевозке, ремонту, временному пользованию и тому подобное.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: