Краткое изображение процессов или судебных тяжб 1715 г не закрепляла такого вида доказательств как

Обновлено: 06.02.2023

Правовая сущность и отличительные черты "общей ссылки" и "ссылки на виноватых". "Краткое изображение процессов или судебных тяжб" и Артикул воинский как первые кодификационные акты в российском законодательстве. Процессуальное право в эпоху Петра I.

Рубрика Государство и право
Вид контрольная работа
Язык русский
Дата добавления 11.12.2011
Размер файла 17,1 K

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

1. ОТЛИЧИТЕЛЬНЫЕ ЧЕРТЫ “ОБЩЕЙ ССЫЛКИ” И “ССЫЛКИ НА ВИНОВАТЫХ”

1.1 “Ссылка из виноватых”

1) Заключалась в ссылке обвиняемого или ответчика на свидетеля, показания которого должны абсолютно совпасть с показаниями ссылающегося, при несовпадении дело проигрывалось.

2) “Ссылка из виноватых” имела безусловное значение для обеих сторон до эпохи судебников потому, что тогда еще существовало поле, на которое могла вызвать послуха противная сторона. Ее всегдашнее второстепенное значение есть обвинение той стороны, которая на нее сослалась.

3) Безусловное значение ссылки, по уничтожению поля, признается в следующих случаях:

- при ссылке одной стороны на отца или мать другого;

- при ссылке на несколько лиц ( не менее 10) служилых и остальных, если эти лица показывают единогласно.

1.2 “Общая ссылка”

1) Заключалась в обращении обеих сторон спорящих сторон к одному и тому же свидетелю или нескольким свидетелям. Их показания становились решающими.

2) Закон ограничивает право сторон в выборе третьих:

- нельзя ссылаться на людей, слышавших о факте, но не видевших его;

- общей ссылкой не может быть лицо, зависимое от одной из сторон.

3) Значение показаний общей ссылки ослабляется в эпоху Уложения: допускается обвинение общей ссылки в подкупе и пристрастии; допускается отвод общей ссылки для другого дела, решаемого в том же заседании.

2. СУД И ПРОЦЕСС ПО “КРАТКОМУ ИЗОБРАЖЕНИЮ ПРОЦЕССОВ ИЛИ СУДЕБНЫХ ТЯЖБ”

2.1 Процессуальное право в эпоху Петра I

Процессуальное, как и все остальное, законодательство Петра Первого отличалось непоследовательностью и противоречивостью. Вместе с тем следует отметить, что процессуальное право в этот период сделало большой шаг вперед. Достаточно сказать, что впервые в истории русского права был создан процессуальный кодекс, хотя и с несколько ограниченной сферой применения. “Краткое изображение процессов или судебных тяжб” и Артикул воинский были вообще первыми кодификационными актами в российском законодательстве.

При всей новизне петровского законодательства оно явилось логическим развитием тех процессов, которые происходили в русском праве до Петра.

Суд был призван стать быстрым и решительным орудием в руках государства для пересечения всякого рода попыток нарушить установленный порядок. От судебных органов требовалось, чтобы они стремились не столько к уяснению истины, сколько к устрашению. В этом плане для государства более важно было покарать иногда и невиновного, чем вообще никого не покарать, ибо главная цель - общее предупреждение (“чтоб другим не повадно было так воровать”). Этим задачам и отвечало процессуальное законодательство Петра I.

В начале своего царствования Петр совершает решительный поворот в сторону розыска. Он решил упразднить состязательный процесс, свести на нет активность сторон в процессе с тем, чтобы главную роль в нем играли судьи. Именным указом 21 февраля 1697 года “Об отмене в судных делах очных ставок, о бытии вместо оных расспросу и розыску, о свидетелях, об отводе оных, о присяге, о наказании лжесвидетелей и о пошлинных деньгах” полностью отменяется состязательный процесс с заменой его по всем делам процессом следственным, инквизиционным. Сам по себе указ 21 февраля 1696 года не создает принципиально новых форм процесса. Он использует уже известные, сложившееся на протяжении веков.

Закон очень краток, в нем записаны лишь основные принципиальные положения. Следовательно, он не заменял предыдущее законодательство о розыске, а наоборот предполагал его использование в нужных пределах.

Указ 21 февраля 1697года был дополнен и развит “Кратким изображением процессов или судебных тяжб”.

2.2 Суд и процесс по “Краткому изображению процессов или судебных тяжб”

“Краткое изображение процессов и судебных тяжб” вышло в апреле 1715 года(одним томом вместе с Артикулом воинским) и основывалось на принципах указа 1697года, развивает их применительно к военной юстиции, военному судопроизводству, являясь, таким образом, специальным законом по отношению к общему закону.

В своей процессуальной части этот документ представляет собой специальный закон по отношению к Указу от 21февраля 1697г. Указ устанавливает общие принципы розыскного процесса.

Он вносит существенно новые формы и институты в процессуальное право России. Эти нововведения в определенной мере проистекают из западных источников, которыми пользовались составители русских воинских законов, но они отражают и уровень общественно-политического и правового развития России, достигнутый ее к началу XVIII века, дальнейшее развитие абсолютизма.

Однако, поскольку “Краткое изображение…” имело ограниченную сферу применения и поскольку оно было именно кратким, нельзя сказать, что Соборное Уложение в части, касающейся розыскного процесса, полностью потеряло силу.

“Краткое изображение…” посвящено почти целиком вопросам судоустройства и процесса. Изредка встречаются статьи, содержащие нормы материального уголовного права. Отделение процессуального права от материального большое достижение русской законодательной техники начала XVIII века, неизвестное еще Соборному Уложению.

Вместе с тем еще не разграничиваются уголовный и гражданский процесс, хотя некоторые особенности уже намечаются (например, в порядке обнародования приговоров). Общий ход процесса, названия процессуальных документов и действий, в принципе, одинаковы и для уголовных и для гражданских дел.

В отличие от Соборного Уложения “Краткое изображение…” построено весьма четко. Вначале идут две главы, носящие как бы вводный характер. В них даются основная схема судоустройства и некоторые общие положения процесса. Затем идет последовательное изложение хода процесса, своеобразно разделенное на три части.

Первая начиналась формальным оповещением о начале процесса и продолжалась до получения показаний ответчика.

Вторая, или собственно разбирательство, длилась вплоть до вынесения приговора

Третья - от вынесения приговора до его исполнения.

Оповещение о явке всех заинтересованных в деле лиц в суд делалось официально и в письменной форме. Претензии челобитчика и пояснения ответчика также были письменными и протоколировались.

Первая стадия заканчивалась на ответе ответчика. Такой ответ мог быть “повинным”, ответчик мог “запереться” или признаться, но с указанием новых обстоятельств дела.

Вторая стадия процесса начиналась с анализа доказательств. Различалась четыре вида доказательств: собственное признание, свидетельские показания, письменные доказательства, присяга.

Закон закрепляет стройную систему судебных органов, не известную до Петра I, довольно четко регламентирует вопросы подсудности. Для осуществления правосудия создаются специальные органы. Однако они все еще не до конца отделены от администрации. Судьями в военных судах являются строевые командиры, в качестве второй инстанции выступает соответствующий начальник, приговоры судов в ряде случаев утверждаются вышестоящим начальством. Нет пока деления на органы предварительного следствия и судебные органы.

В соответствии с этим в процессе отсутствует деление на предварительное производство и производство дел непосредственно в суде.

Собственное признание по-прежнему считалось доказательством. Оно являлось “ лучшим свидетельством всего света”.

Вторым видом доказательства были свидетельские показания. Законодатель различал силу свидетельских показаний в зависимости от моральных качеств свидетеля, его пола, общественного положения и отношения их к сторонам. В первом случае к свидетельству не допускаются “преступники, явные прелюбодеи, люди, не бывшие у исповеди”; во втором случае сила свидетельских показаний больше если свидетель мужчина (а не женщина), знатный человек ( а не простолюдин), духовный (а не светский), и ученый. Число свидетелей определяется со стороны минимума: показания одного не являются доказательством.

В петровском процессе уцелел “один из видов суда Божьего, именно Очистительная присяга, к которой допускается обвиняемый в том случае, когда против него не было других достаточно весомых улик; впрочем законодатель неодобрительно смотрит на присягу, предпочитая лучше оставить человека в подозрении”. С принятием присяги подозреваемый считался оправданным. В случае отказа от присяги, он признавался виновным, но наказывался значительно слабее, чем при установлении его виновности другими, более верными доказательствами.

Наконец, в числе лучших доказательств считались письменные доказательства (например, торговые книги). Оценка относительной силы доказательств выражается в законе терминами “совершенное” доказательство или “ несовершенное”. Всякое доказательство принимается за свершенное только при известных обстоятельствах: так, собственное признание должно быть проверенно; свидетельские показания оцениваются судом по лицам свидетелей и обстоятельствам; даже присяга (остаток прежних безусловных средств процесса) подозревается в допущении возможности клятвопреступления.

После рассмотрения доказательств, по большинству голосов судей ( суд был коллегиальным) выносился приговор, который облекался в письменную форму, подписывался судьями и скреплялся аудитом.

Из всего выше перечисленного можно сделать вывод, что “Краткое изображение…” являлось военно-процессуальным кодексом, устанавливало общие принципы розыскного процесса. В нем закреплялась система судебных органов, а также состав и порядок формирования суда. В “Кратком изображении…” содержатся процессуальные нормы; дается определение судебного процесса, квалифицируются его виды; дается определение новым институтам процесса того времени; определяется система доказательств; устанавливается порядок составления оглашения и обжалования приговора; систематизируются нормы о пытках.

ссылка процессуальное право петр

1. История государства и права России И.А. Исаев. Учебное пособие.

2. Владимирский - Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. Ростов н/Д., 1995 г.

3. Ключевский В.И. Курс русской истории. Т.III.М., 1987г.

4. Беляев И.Д. История русского законодательства. Спб., 2002 г.

Подобные документы

Приказы как органы центрального государственного управления. Приказы общегосударственного значения и их виды. Недостатки приказной системы управления. "Русская правда" - памятник феодального права. Понятие и виды преступлений по Артикулу Воинскому 1715 г.

контрольная работа [27,4 K], добавлен 29.11.2010

Указ о запрете хранения, распространения и употребления табака в Москве и других городах русского государства. Воинский артикул, который воспрещал дуэли между офицерами. Коллективизация средств производства бедняцких и середняцких крестьянских хозяйств.

контрольная работа [27,2 K], добавлен 12.12.2013

Судебники 1497 и 1550 годов, их роль и значение в развитии российской правовой системы. Развитие уголовного права в первые годы советской власти. Рассмотрение дела об убийстве по Воинскому Артикулу Петра I - крупнейшего правового памятника России.

контрольная работа [46,7 K], добавлен 15.03.2012

Источники уголовного права. Артикул воинский как свод военно-уголовного законодательства. Понятие преступления, виды преступлений, виды наказаний. Основные особенности уголовного законодательства.

контрольная работа [28,6 K], добавлен 03.09.2007

Статьи о воровстве, о свидетельстве (на суде) согласно своду законов "Русская Правда. Пространная редакция". Выплата денежного долга по положениям Псковской судебной грамоты. Решение суда по нормам Судебника 1497 года. Воинский артикул 1715 года.

контрольная работа [15,1 K], добавлен 06.06.2014

Структура Уложения, систематика правовых норм. Особенность социальной системы России XVI–XVII в. Правовое положение разных классов. Право собственности на заложенную вещь. Две формы наследования по Уложению. Преступления против личности, виды наказаний.

лекция [32,5 K], добавлен 17.02.2016

Отношение к смертной казни в Соборном Уложении 1649 года. Религиозно-идеологические основы карательной доктрины Московской Руси. Ссылки на сочинение Адама Олеария. Анализ телесных наказаний в Уложении, проблемы устранения и целесообразности уголовных кар.

Суд и процесс по «Краткому изображению процессов или судебных тяжб.

«Краткое изображение процессов и судебных тяжб» вышло в апреле 1715 года (одним томом вместе с Артикулом воинским) и основывалось на принципах указа 1697 года, развивает их применительно к военной юстиции, военному судопроизводству, являясь, таким образом, специальным законом по отношению к общему закону.

В своей процессуальной части этот документ представляет собой специальный закон по отношению к Указу от 21февраля 1697г. Указ устанавливает общие принципы розыскного процесса. Он вносит существенно новые формы и институты в процессуальное право России. Эти нововведения в определенной мере проистекают из западных источников, которыми пользовались составители русских воинских законов, но они отражают и уровень общественно-политического и правового развития России, достигнутый ее к началу XVIII века, дальнейшее развитие абсолютизма.

Однако, поскольку «Краткое изображение…» имело ограниченную сферу применения и поскольку оно было именно кратким, нельзя сказать, что Соборное Уложение в части, касающейся розыскного процесса, полностью потеряло силу. «Краткое изображение…» посвящено почти целиком вопросам судоустройства и процесса. Изредка встречаются статьи, содержащие нормы материального уголовного права. Отделение процессуального права от материального большое достижение русской законодательной техники начала XVIII века, неизвестное еще Соборному Уложению. Вместе с тем еще не разграничиваются уголовный и гражданский процесс, хотя некоторые особенности уже намечаются (например, в порядке обнародования приговоров).

Общий ход процесса, названия процессуальных документов и действий, в принципе, одинаковы и для уголовных и для гражданских дел. В отличие от Соборного Уложения «Краткое изображение. » построено весьма четко. Вначале идут две главы, носящие как бы вводный характер. В них даются основная схема судоустройства и некоторые общие положения процесса. Затем идет последовательное изложение хода процесса, своеобразно разделенное на три части. Первая начиналась формальным оповещением о начале процесса и продолжалась до получения показаний ответчика. Вторая, или собственно разбирательство, длилась вплоть до вынесения приговора . Третья - от вынесения приговора до его исполнения. Оповещение о явке всех заинтересованных в деле лиц в суд делалось официально и в письменной форме. Претензии челобитчика и пояснения ответчика также были письменными и протоколировались. Первая стадия заканчивалась на ответе ответчика. Такой ответ мог быть «повинным», ответчик мог «запереться» или признаться, но с указанием новых обстоятельств дела. Вторая стадия процесса начиналась с анализа доказательств. Различалась четыре вида доказательств: собственное признание, свидетельские показания, письменные доказательства, присяга.

Закон закрепляет стройную систему судебных органов, не известную до Петра I, довольно четко регламентирует вопросы подсудности. Для осуществления правосудия создаются специальные органы. Однако они все еще не до конца отделены от администрации. Судьями в военных судах являются строевые командиры, в качестве второй инстанции выступает соответствующий начальник, приговоры судов в ряде случаев утверждаются вышестоящим начальством. Нет пока деления на органы предварительного следствия и судебные органы. В соответствии с этим в процессе отсутствует деление на предварительное производство и производство дел непосредственно в суде. Собственное признание по-прежнему считалось доказательством. Оно являлось «лучшим свидетельством всего света».

Вторым видом доказательства были свидетельские показания. Законодатель различал силу свидетельских показаний в зависимости от моральных качеств свидетеля, его пола, общественного положения и отношения их к сторонам. В первом случае к свидетельству не допускаются «преступники, явные прелюбодеи, люди, не бывшие у исповеди» Во втором случае сила свидетельских показаний больше если свидетель мужчина (а не женщина), знатный человек ( а не простолюдин), духовный (а не светский), и ученый. Число свидетелей определяется со стороны минимума: показания одного не являются доказательством. В петровском процессе уцелел «один из видов суда Божьего, именно Очистительная присяга, к которой допускается обвиняемый в том случае, когда против него не было других достаточно весомых улик; впрочем законодатель неодобрительно смотрит на присягу, предпочитая лучше оставить человека в подозрении».

С принятием присяги подозреваемый считался оправданным. В случае отказа от присяги, он признавался виновным, но наказывался значительно слабее, чем при установлении его виновности другими, более верными доказательствами. Наконец, в числе лучших доказательств считались письменные доказательства (например, торговые книги). Оценка относительной силы доказательств выражается в законе терминами «совершенное» доказательство или «несовершенное» 2. Всякое доказательство принимается за свершенное только при известных обстоятельствах: так, собственное признание должно быть проверенно; свидетельские показания оцениваются судом по лицам свидетелей и обстоятельствам; даже присяга (остаток прежних безусловных средств процесса) подозревается в допущении возможности клятвопреступления.

После рассмотрения доказательств, по большинству голосов судей ( суд был коллегиальным) выносился приговор, который облекался в письменную форму, подписывался судьями и скреплялся аудитом.

Именной указ от 5 ноября 1723г. «О форме суда»

Определенным диссонансом к предшествующему законодательству звучит именной указ от 5 ноября 1723 г. «О форме суда». Этот указ отменяет розыск и делает суд единственной формой процесса. Возникает вопрос, чем вызвано столь резкое колебание в законодательстве. Однако розыск не был новостью для Руси, и Петр I, вводя его, должен был знать его недостатки еще в 1697 году и тем более в момент издания «Краткого изображения. ». Историческая обстановка в 1697 и 1723 годах не различалась столь принципиально, чтобы потребовать коренной ломки процессуального права. Представляется возможность искать ответ на этот вопрос каким-то другим путем.

Во-первых, необходимо отметить недостаточную определенность самих понятий «суд» и «розыск», в силу чего законодатель, возможно, не всегда столь резко противопоставлял их, как нам часто кажется.

Во-вторых, исследование законодательства (в частности, «Краткого изображения. ») показывает, что в розыске сохранялись некоторые элементы состязательности и, наоборот, в суде имелись элементы формализма свойственные следственному процессу.

В-третьих, сама жизнь препятствовала точному соблюдению Указа от 21 февраля 1697 года, распространению розыска на все уголовные и тем более на все гражданские дела. Во всяком случае в практике и после этого Указа удержалось разделение на суд и розыск. Недаром сам Указ от 5 ноября 1723 года упоминает об этом: «Не надлежит различать (как прежде бывало) один суд, другой розыск. »

В-четвертых, обращает на себя внимание то обстоятельство, что Указ о форме суда наряду с критикой предыдущего законодательства («. а не по старым о том указом, ибо в судах много дают лишнего говорить, и много ненадобного пишут, что весьма запрещается») подчеркивает и свою преемственность с ним: «Позже о форме суда многие указы были сочинены, из которых ныне собрано, и как судить надлежит, тому форма яснее изображена. ».

Таким образом, изменения вносимые Указом о форме суда, представляются не столь уж принципиальными, как это кажется на первый взгляд. В определенной мере Указ издан не во изменение, а развитие «Краткого изображения…». К. Д. Кавелин полагал, что Указ о форме суда означает «восстановление нашего древнего суда, формы гражданского судопроизводства, разумеется, видоизмененной сообразно с потребностями времени» «Суд по форме» должен был иметь применение во всех невоенных судах, в том числе уголовных: «все суды и розыски имеют по сей форме отправляться». Некоторые главные постановления суда по форме не применяются, однако, к делам об измене, «злодействе», оскорблении величества и бунте (статья 5: «кроме сих дел: измены, злодейства или слов противных на императорское величество и его семью и бунт»). «Уже при самом Петре I (в 1724 году) действие процессов и «формы суда» было распределено по отношению ко всем судам империи так: последняя должна действовать при решении гражданских дел («партикулярных»), первые в делах уголовных («доносительных и фискальных»).

В 1725 г. 3 мая сенат истолковал, что под названием «злодейства» разумеются преступления против веры, убийство, разбой, татьба. Итак, общее значение суда по форме исчезло: к этому привели практика и последующие узаконения: с одной стороны, воинские «процессы» были реципированы для невоенных судов, с другой - найдено было невозможным руководствоваться в уголовных судах «судом по форме». Однако, такая двойственность форм процесса (гражданского и уголовного) не удержалась: как узаконения, так и практика решительно наклонялись в сторону инквизиционного процесса. Очевидно, общие тенденции развития абсолютизма все же требовали господства розыска, хотя, может быть, и не в столь безграничной форме, как предусматривалось Указом от 21 февраля 1697 года.

Требования краткости и четкости челобитной выдвигались еще в «Кратком изображении. ». Определенные требования к челобитной предъявлялись и Соборным Уложением, в частности требование точно указывать цену иска. В Указе «О форме суда» было предписано прошение располагать пунктами, пункт за пунктом и так, чтобы то, что написано в одном пункте не повторять и не смешивать с изложенным в другом. Закон различает два вида челобитчиков: истец - в гражданском процессе и доноситель - в уголовном. Однако противная сторона носит прежнее общее для тех и других дел название - ответчик. Закон предъявляет определенные формальные требования к протоколу, ранее отсутствовавшие в законодательстве.

Регламентируется порядок судебного следствия. В отличие от «Краткого изображения. » теперь запрещается давать ответ на челобитную в письменном виде. Тем более уже не может быть речи об одном обмене процессуальными бумагами. Запрещается возбуждать встречный иск или встречное обвинение до окончания следствия по основному делу. Возможна передача встречной жалобы в другой суд, если она не подсудна данному суду. Судебное следствие ведется по отдельным пунктам челобитной, прошение истца читалось по пунктам, на которые ответчик должен был давать последовательные ответы. Он не мог касаться следующего пункта, пока не давал исчерпывающего ответа на предыдущий вопрос. Ответчик теперь имеет право в любой момент судебного следствия ходатайствовать о приобщении к делу новых документов. Для этого дается время - поверстный срок (статья 3: «. буде же ответчик станет просить времени для справок, то давать, ежели какие письма имеет, с поверстным сроком. »)1. Конкретные нормы поверстного срока не указаны.

Принцип состязательности проводится и в стадии до судебной подготовки с некоторыми изъятиями для серьезных преступлений (измена, бунт, оскорбление императорской фамилии). Ответчику не позже чем за неделю дается копия («список») челобитной, чтобы он мог подготовиться к защите. Вводятся определенные канцелярские формальности для обеспечения явки ответчика в срок на суд: пометка о дате судебного разбирательства, расписка в получении «списка» - реверс. Эти формальности дополняются более существенными мерами: возможностью наложения ареста на имущество, поручительством, арестом ответчика. Указ возвращается к довольно широкому применению поручительства, почти забытого в «Кратком изображении. ». Судебное представительство существенно расширяется. Если раньше оно допускалось главным образом при болезни стороны, то теперь не ставиться никаких ограничивающих условий. Вводится институт доверенности («письма верющие»).

При этом права поверенного предполагаются равными по объему правам доверителя. Что касается ареста, то по указам от 12 декабря 1720 года и от 6 апреля 1722 года арестованные ответчики содержались за счет истца. Поэтому для истца эта мера пресечения была довольно обременительной. Челобитчик сам обязан собрать все необходимые доказательства (один из характерных принципов состязательного процесса) до начала судебного разбирательства. Лишь если ответчик выдвигает неожиданные возражения, истцу дается возможность представить новые материалы. Впрочем, здесь идет речь о документах, а не о всяких. Лицо по разным делам могло быть подсудно разным органам. Из этого и возникает отраженная в статье 6-ой Указа коллизия, очевидно, нередко использовавшаяся недобросовестными людьми, чтобы выиграть процесс обходными путями.

В статье расценивается как преступление и случай грубого воспрепятствования стороне явиться суд. В этой же статье говорится о том, что если истец или ответчик заболеют ко дню судоговорения, то они должны известить об этом суд, который должен послать для освидетельствования трех членов, и после освидетельствования отложить дело до выздоровления больного. Если кто-либо из тяжущихся не явился ко сроку, назначенному для разбора дела, то торжественно, с барабанным боем, оглашался указ, предписывающий отсутствующему явиться в недельный срок под угрозой быть обвиненным заочно.

Указ перечисляет случаи уважительной неявки суд:

1) Ежели от неприятеля какое помешательство имел.

2) Без ума стал.

3) От водяного и пожарного случая и воровских людей какое несчастие имел.

4) Ежели родители или жена и дети умрут»

Впервые требуется, чтобы приговор основывался на соответствующих («приличных») статьях материального закона. За применение ненадлежащего закона (решение дела «по неприличным пунктам») судья подвергался наказанию. Однако об отмене приговора в этом случае ничего не говориться. Указ «О форме суда», подобно предыдущим процессуальным законам, не предусматривает еще таких этапов процесса, как прения сторон и заключительное слово подсудимого.

В заключительной форме Указа прежде всего приводится форма челобитной, которая начиналась титулом государя, - нововведение, которого раньше не было в процессуальном законодательстве. В заключении подчеркивается распространение настоящего указа на все виды судов и запрещается под страхом наказания применять другую форму процесса. Однако совершенно очевидно, что данный Указ не мог полностью заменить «Краткое изображение. » и даже Соборное Уложение в области регламентации судопроизводства, ибо он намного беднее этих законов с точки зрения полноты освещения процесса. Постановления Указа «О форме суда» не только не улучшили, а, напротив, усугубили недостатки судопроизводства. Указ до крайности стеснил действия сторон в процессе, расширил произвол судей, не установил определенных сроков для вынесения приговора и тем самым создал почву для процветания порядков, которые шли в разрез с элементарными требованиями правосудия.

Краткое изображение процессов или судебных тяжеб — самостоятельная часть воинских артикулов, заключающая в себе изложение процессуальных законов.Состоит из 81 ст., заключенных в 16 глав; довольно точно отграничивает специально-военную подсудность от общей, как по преступным деяниям, так и по лицам.

Краткое изображение процессов и судебных тяжб 1715 г. почти полностью посвящено вопросам судоустройства и судопроизводства. Оно, как и Воинский артикул, действовало в военном ведомстве до издания Военно-уголовного устава 1839 г. Лишь в 1812 г. его заменили для военного времени Уставом полевого судопроизводства. Многие ценные положения Краткого изображения вошли позднее в Свод законов Российской империи 1832 г. и в Военно-уголовный устав 1839 г.

Краткое изображение фактически установило основу всего отечественного судоустройства, закрепило систему судебных органов, состоявших из судов невоенных (гражданских) и судов военных.

Военные суды (кригсрехты) подразделялись на генеральные и полковые (высший и нижний военный суд), являвшиеся судами первой инстанции.

Генеральному суду были подсудны дела о государственных преступлениях, деяниях, совершенных целыми частями и подразделениями, а также гражданские и уголовные дела, касающиеся высшего офицерства (генералов и штаб-офицеров). Полковому суду были подсудны дела об уголовных преступлениях, совершаемых нижними чинами и обер- офицерами. Военному суду были подсудны дела не только военнослужащих, но и всех других лиц, состоявших при войске.

В состав суда входили президент (председатель) и асессоры (заседатели). При каждом суде состояли секретарь и адъютант, исполнявший обязанности судебного пристава. Следовательно, военный суд уже тогда являлся органом коллегиальным. Он должен был состоять из "честных особ", не опорочивших себя в глазах общества и государя

Предполагалось, что коллегиальные суды должны действовать в количестве 13 человек. В силу объективных трудностей в созыве полного состава суда допускались заседания и в сокращенном виде, но не менее семи человек.

Председательствующие в военных судах именовались президентами или презусами. В генеральном суде председательствовал фельдмаршал или генерал. Презус полкового суда назначался из числа штаб-офицеров.

В состав шести асессоров генерального суда назначались два генерал-поручика, два генерал-майора, два бригадира или полковника. При недостатке генералов их могли заменить штаб-офицеры. В состав шести асессоров полкового суда назначались два капитана, два поручика и два прапорщика. Если суд заседал в составе 12 асессоров, то в их состав назначались дополнительно два сержанта, два капрала и двое рядовых. Члены суда назначались вышестоящим начальником или президентом суда.

В связи с тем что судьями в военных судах являлись строевые командиры, суду придавался аудитор. Аудитор и секретари судебных заседаний (писари) в Уставе названы "юридическим элементом в военном суде". В Уставе о генерал-аудиторе (приравнивался к званию подполковника) говорилось, что он должен быть сведущим человеком, искушенным в военных делах, осторожным советником, объективным и справедливым. При этом аудитор не являлся членом суда. Имея надзорные функции, он наблюдал за правильным ведением судопроизводства. В отличие от судей аудиторы были штатскими. Компетенция аудиторов разных уровней была различной.

Процесс делился на три стадии (части): первая начиналась оповещением о начале судебного процесса и заканчивалась получением показаний ответчика; вторая представляла собой собственно судебное разбирательство и продолжалась до вынесения приговора; третья длилась от вынесения приговора до его исполнения.

Первая стадия процесса — оповещение о явке в суд заинтересованных лиц — делалась официально и в письменной форме. Претензии челобитчика и объяснения ответчика тре-бовали письменной формы и протоколировались.

Судебное представительство по уголовным делам не допускалось. При рассмотрении гражданских дел представители могли участвовать только в случае болезни стороны.

Закон устанавливал основания для отвода судей: нахождение судьи в сговоре с одной из сторон, наличие между судьей и стороной враждебных отношений или долговых обязательств.

С получением показаний ответчика первая стадия заканчивалась.

Вторая стадия процесса начиналась с анализа доказательств. Доказательства были четырех видов — собственное признание, свидетельские показания, письменные доказа-тельства, присяга.

Собственное признание являлось «царицей доказательств». Для получения признания могла применяться пытка. Закон регламентировал ее использование: пытали соразмерно занимаемому чину и сословию, возрасту, состоянию здоровья. Пытать можно было определенное число раз. Допускалась пытка свидетелей. Показания, данные при пытке, должны были быть подтверждены другими доказательствами.

Свидетельские показания не были равноценными. Противопоставлялись показания мужчин и женщин, знатного человека и незнатного, ученого и неученого, духовного лица и светского человека. Определялся круг лиц, которые не могли быть свидетелями: клятвопреступники, проклятые церковью, изгнанные из государства, судимые за воровство, убийство, разбой и др. Как правило, свидетеля мог допрашивать только судья и только в суде!

К письменным доказательствам относились различные документы: записи в городовых и судейских книгах, записи в торговых книгах, долговые обязательства, деловые письма и т. д. Обычно письменные доказательства нуждались в подкреплении присягой. Очистительная присяга применялась в крайних случаях, когда другим способом было невозможно доказать обвинение. Принесший присягу ответчик считался оправданным, отказавшийся принести присягу признавался виновным.

После анализа доказательств суд переходил к вынесению приговора. Он выносился большинством голосов, при их равенстве перевешивал голос председателя. Приговор составлялся в письменной форме, подписывался членами суда, председателем и аудитором. Затем секретарь в присутствии сторон публично зачитывал приговор.

Приговоры по делам, где применялась пытка, подлежали утверждению фельдмаршалом или генералом. Последние могли изменить меру наказания.

Устанавливался апелляционный порядок пересмотра приговоров суда. После вынесения приговора он приводился в исполнение.

Петр I в 1702 году создал военные суды, структура и деятельность которых регламентировались Воинским уставом 1716 г. Низшей инстанцией Военного суда был полковой суд (полковых кригерехт). Он включал в себя председателя (презуса) - полковника, подполковника или майора и 6 ассесоров (2 капитана, 2 поручика и 2 прапорщика). Полковым судам были подсудны дела в отношении рядовых и сержантов, а также обер- офицеров и все дела о преступлениях, карающихся смертной казнью, лишением чести, чина и телесными наказаниями. За менее тяжкие преступления виновных подвергали дисциплинарным взысканиям властью непосредственного воинского начальника.

Полковой суд состоял из президента (презуса) - штаб-офицера, двух сержантов, двух капралов и четырех ефрейторов или рядовых. Всего суд мог состоять из 15 человек. В его работе принимал участие аудитор, призванный "накрепко смотреть, чтобы каждого без рассмотрения персон судили" . Он наблюдал за правильностью действий суда, за применением артикулов общего и военного права к конкретным деяниям военнослужащих.

Апелляционной инстанцией для полковых судов был генеральный кригирехт. Он же осуществлял суд по наиболее важным делам. Председателем его был старший генерал и 6 асессоров - членами (2 генерал-поручика, 2 генерал-майора и 2 полковника).

Генеральному суду были подсудны:

* все государственные преступления,

* преступления целых частей войск,

* преступления, совершенными высшими чинами,

* преступления против высших чинов.

В состав каждого суда входил аудитор (следивший за юридической стороной дела) и

Суд не был постоянным органом и назначался по каждому делу. Асессоров выбирал сам

В апреле 1715 года (правление Петра I) вышло "Краткое изображение процессов или судебных тяжеб". "Краткое изображение" являлось военно-процессуальным кодексом, устанавливало общие принципы розыскного процесса. В нем закреплялась система судебных органов, а также состав и порядок формирования суда.

В "Кратком изображении" содержатся:

- дается определение судебного процесса, квалифицируются его виды;

- дается определение новым институтам процесса того времени (салф, кондукт, утверждение ответа);

- определяется система доказательств;

- устанавливается порядок составления оглашения и обжалования приговора;

- систематизируются нормы о пытках.

Процесс делился на три стадии (части):

- первая начиналась оповещением о начале судебного процесса и заканчивалась получением показаний ответчика;

- вторая представляла собой собственно судебное разбирательство и продолжалась до вынесения приговора;

- третья длилась от вынесения приговора до его исполнения.

Первая стадия процесса — оповещение о явке в суд заинтересованных лиц — делалась официально и в письменной форме. «Претензии челобитчика и объяснения ответчика требовали письменной формы и протоколировались».

Судебное представительство по уголовным делам не допускалось. При рассмотрении гражданских дел представители могли участвовать только в случае болезни стороны. Закон устанавливал основания для отвода судей: нахождение судьи в сговоре с одной из сторон, наличие между судьей и стороной враждебных отношений или долговых обязательств.
С получением показаний ответчика первая стадия заканчивалась.

Вторая стадия процесса начиналась с анализа доказательств. Доказательства были четырех видов — собственное признание, свидетельские показания, письменные доказательства, присяга. Собственное признание являлось «царицей доказательств». Для получения признания могла применяться пытка. Закон регламентировал ее использование: пытали соразмерно занимаемому чину и сословию, возрасту, состоянию здоровья. «Пытать можно было определенное число раз. Допускалась пытка свидетелей. Показания, данные при пытке, должны были быть подтверждены другими доказательствами. Свидетельские показания не были равноценными.

Противопоставлялись показания мужчин и женщин, знатного человека и незнатного, ученого и неученого, духовного лица и светского человека. Определялся круг лиц, которые не могли быть свидетелями: клятвопреступники, проклятые церковью, изгнанные из государства, судимые за воровство, убийство, разбой и др. Как правило, свидетеля мог допрашивать только судья и только в суде!». К письменным доказательствам относились различные документы: записи в городовых и судейских книгах, записи в торговых книгах, долговые обязательства, деловые письма и т. д. Обычно письменные доказательства нуждались в подкреплении присягой. Очистительная присяга применялась в крайних случаях, когда другим способом было невозможно доказать обвинение.

Принесший присягу ответчик считался оправданным, отказавшийся принести присягу признавался виновным.

Третья стадия процесса начиналась после анализа доказательств, затем суд переходил к вынесению приговора. Он выносился большинством голосов, при их равенстве перевешивал голос председателя. Приговор составлялся в письменной форме, подписывался членами суда, председателем и аудитором. Затем секретарь в присутствии сторон публично зачитывал приговор. Приговоры по делам, где применялась пытка, подлежали утверждению фельдмаршалом или генералом. Последние мог ли изменить меру наказания. Устанавливался апелляционный порядок пересмотра приговоров суда. После вынесения приговора он приводился в исполнение.

Это был в России первый полный устав военно-уголовного судоустройства и судопроизводства, который стал одной из основ развития российского права.

Краткое изображение процессов или судебных тяжб 1715 г. - военный уголовно-процессуальный кодекс, являвшийся структурной частью Воинского устава Петра Первого.

Правосудие осуществлялось судом.

Структура военной судебной системы:

  1. гражданский суд;
  2. военный суд (кригсрехт) из двух инстанций:
    • полковой суд;
    • генеральный суд (в полномочия входил пересмотр решений полкового).

Стадии военного уголовного процесса

В соответствии с данным документом процесс делился на три части:

  1. с формального оповещения о начале процесса и до получения показаний ответчика;
  2. разбирательство (заканчивалась вынесением приговора);
  3. от вынесения приговора и до его исполнения (включительно).

Первая стадия начиналась формальным оповещением о начале процесса и длилась вплоть до получения показаний ответчика.

Оповещение о явке всех заинтересованных в деле лиц в суд делалось официально и в письменной форме. Претензии челобитчика и пояснения ответчика также были письменными и протоколировались. Первая стадия заканчивалась на словах ответчика. Такой ответ мог быть «повинным», ответчик мог «запереться» или признаться, но с указанием новых обстоятельств дела.

Вторая часть (разбирательство) заканчивалась вынесением приговора. Вторая стадия процесса начиналась с анализа доказательств. Выделяют четыре вида доказательств: собственное признание, свидетельские показания, письменные доказательства и присягу.

Собственное признание считалось основным доказательством. Для его получения могла применяться пытка, не являвшаяся внепроцессуальной мерой. Она подвергалась законом тщательной регламентации: пытали соразмерно занимаемому чину и сословию, возрасту (лиц, старше семидесяти лет пытке не подвергали, так же как и малолетних, не достигших пятнадцатилетнего возраста), состоянию здоровья. Пытать могли и свидетелей.

Особенности оценки показаний:

    • показания мужчины считались более основательными, чем показания женщин;
    • показания знатного человека оценивались выше, чем показания незнатного, ученого - ценнее, чем неученого;
    • показания духовного лица - доверительнее показаний светского человека.

    Дача ложных показаний наказывалась отсечением пальцев руки. К свидетелям мог применяться допрос «с пристрастием», а также пытка, если судья считал это необходимым для выяснения деталей дела.

    В состав письменных доказательств входили различные документы: набольшего ценными считались записи в городовых и судейских книгах, записи в торговых книгах оценивались несколько ниже. Учитывались долговые обязательства и деловые письма.

    Зачастую письменные доказательства требовали подкрепления присягой.

    Приговор составлялся в письменной форме и подписывался членами суда, президентом и аудитором. Секретарь в присутствии сторон публично зачитывал приговор. В нем должно было излагаться существо дела и основания для вынесения данного решения.

    Третья стадия (заключительная) включала в себя период между вынесением приговора и его исполнением; начиналась после вынесения приговора.

    На приговор низшего суда можно было жаловаться только в высший суд: порядок пересмотра был апелляционным - высшая инстанция могла пересмотреть дело.

    Приговоры по делам, где применялась пытка, утверждались высшим чиновником, в полномочия которых входила смена меры наказания, после чего приговор приводился в исполнение.

    Гражданские дела рассматривались судами в ином порядке. В 1723 г. принимается Указ «О форме суда», наметивший поворот к состязательной форме судебного процесса:

    Автор статьи

    Куприянов Денис Юрьевич

    Куприянов Денис Юрьевич

    Юрист частного права

    Страница автора

    Читайте также: