Косвенные иски как способ защиты интересов участников коммерческих корпораций

Обновлено: 27.09.2023

Минэкономразвития России представило соответствующий законопроект для независимой антикоррупционной экспертизы и публичного обсуждения. Так, в законодательстве предлагается предусмотреть право членов общества предъявлять косвенные иски, то есть требования в защиту интересов общества. Таким правом планируется наделить членов совета директоров (наблюдательного совета) общества или участников, обладающих не менее чем 1% общего числа голосов участников общества. Судебные расходы, связанные с рассмотрением указанных исков, будут нести лица, предъявившие такие требования в равных долях. А их возмещение будет производиться по правилам, установленным процессуальным законодательством 1 .

Общество по требованию члена совета директоров (наблюдательного совета) общества, предъявившего косвенный иск, будет обязано в разумный срок возместить ему издержки, понесенные в связи с рассмотрением дела в суде.

При этом предлагается уточнить, что после предъявления в суд косвенного иска никто кроме заявителей не вправе действовать от имени общества при рассмотрении в суде дела в связи с указанным требованием. Общее собрание участников будет вправе принять решение о назначении лица, наделенного полномочиями участвовать от имени общества в суде при рассмотрении соответствующего требования, а также решение о прекращении его полномочий.

Кроме того, планируется установить положение, что косвенные иски могут быть предъявлены в течение сроков исковой давности, предусмотренных гражданским законодательством, если другой срок не предусмотрен уставом общества. Предполагается, что этот срок будет предусматриваться уставом общества при его учреждении или внесении изменений в его устав по решению общего собрания участников общества, принятому всеми участниками общества единогласно. Для исключения срока из устава общества понадобится решение общего собрания участников общества, принятое всеми участниками общества единогласно.

Может ли трудовой договор быть квалифицирован в качестве сделки с заинтересованностью? Узнайте в "Энциклопедии решений. Корпоративное право" интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите полный доступ на 3 дня бесплатно!

Ожидается, что в случае принятия закон начнет действовать по истечении одного года со дня его официального опубликования.

Министерство объяснило свою инициативу тем, что правила предъявления исков в защиту интересов корпорации значительно изменились, в частности, был признан тот факт, что такие требования предъявляются от имени корпорации (п. 1 ст. 182 Гражданского кодекса), то есть лица их предъявляющие являются представителями корпорациями, а также расширился круг лиц, наделенных правом предъявлять такие иски, за счет членов коллегиальных органов управления (наблюдательного совета) (Федеральный закон от 5 мая 2014 г. № 99-ФЗ). Однако ряд вопросов так и остается неразрешенным: распределение судебных расходов, допустимость участия при рассмотрении дела в суде лица, имевшего отношение к оспариваемой сделке, причинению убытков обществу, а также возможность регулирования в уставе непубличного общества сроков исковой давности по требованиям, предъявляемым в защиту интересов общества.

1 С текстом законопроекта "О внесении изменений в федеральные законы "Об акционерных обществах" и "Об обществах с ограниченной ответственностью" (в части совершенствования регулирования косвенных исках, предъявляемых в защиту интересов акционерного общества)" можно ознакомиться на федеральном портале проектов нормативных правовых актов (ID: 02/04/03-18/00079355).

Илона Оськина, доктор юридических наук, генеральный директор, г. Москва.

Александр Лупу, доктор юридических наук, заместитель гендиректора, начальник отдела по работе с юридическими лицами, г. Москва.

Довольно часто корпоративные права участников нарушаются исполнительными органами, которые совершают неправомерные действия в своих интересах, тем самым нарушая интересы общества.

Против злоупотреблений

Особенно это наблюдается в акционерных обществах при заключении крупных сделок, а также сделок, в совершении которых имеется заинтересованность. Несмотря на то что акционеры непосредственно заинтересованы в получении доли прибыли от деятельности предприятия, подобные вредные действия органов управления косвенно влияют на интересы участников такой компании.

Поэтому встает вопрос о выборе формы защиты своих нарушенных прав. За рубежом, где рыночные корпоративные отношения имеют долгую историю, распространение получил косвенный иск, ставший важным средством защиты интересов корпоративного меньшинства при нарушении их прав.

Довольно давно в российской правовой мысли высказывалась необходимость в дополнительных нетрадиционных средствах защиты корпоративных прав, кроме привычного для нас прямого иска.

Косвенные иски впервые приобрели популярность в США. Там они стали эффективным средством защиты интересов меньшинства против злоупотреблений большинства. В США иск в интересах корпорации называют первоначальным иском (derivative suit). В российской правовой практике иск от имени участника корпоративного предприятия в интересах корпорации называют косвенным или производным, применяя эти термины как синонимы.

Охарактеризовать иск

Косвенный иск указывает, что требование, которое ставит истец в своем иске, касается не непосредственно его прав, а в целом интереса компании, в доходности которой он заинтересован. Другой термин - "производный иск" применяется, поскольку участник корпоративных правоотношений обладает правом на долю в имуществе корпоративного предприятия, поэтому его право словно происходит от права лица на защиту своих интересов.

Отметим, что косвенный иск не является разновидностью группового иска. Происходит подмена понятий общего корпоративного интереса и интереса совокупности всех участников акционерного общества.

Хотя косвенный иск и можно охарактеризовать как иск, который предъявляет одна сторона (истец) от своего имени к другой стороне (ответчику) о применении одного из способов судебной защиты прав третьего лица, но такое понимание косвенного иска является слишком широким и приводит к отождествлению косвенного (производного) иска с отношениями представительства.

В более узком понимании косвенный иск - правовой механизм, который позволяет заявлять и поддерживать иски от имени юридического лица его участникам, если юридическое лицо не самостоятельно инициирует судебное разбирательство. Можно выделить ряд признаков, которым должен соответствовать такой иск:

  • в силу прямого указания закона требование может быть заявлено участником юридического лица, который в обычной ситуации не уполномочен выступать от имени юридического лица;
  • право или охраняемый законом интерес, защита которого осуществляется, принадлежит юридическому лицу;
  • в системе органов управления организации, установленной законодательством и учредительными документами, отсутствует специальный орган, который был бы уполномочен наделить данного участника правом действовать от имени и в интересах юридического лица в суде. При этом исполнительный орган не реализует должное организации право на защиту нарушенных прав (законных интересов).

Нет прямого указания, но есть предпосылки

Что касается возможности применения косвенного (производного) иска непосредственно при решении корпоративных конфликтов, то в отечественном законодательстве пока что отсутствует прямое указание на возможность предъявления косвенного иска. Хотя предпосылки для предъявления такого иска все же есть.

Общей правовой основой косвенного иска можно считать п. 3 ст. 53 ГК РФ. Согласно данной норме лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно. Оно обязано по требованию учредителей (участников) юридического лица, если иное не предусмотрено законом или договором, возместить убытки, причиненные им юридическому лицу.

Указанные нормы имеют обширную практику судебных органов по своей реализации, например Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22.05.2007 N 871/07.

Однако на практике вопросы применения непосредственно самого косвенного иска еще далеки от разрешения.

Привлечь АО к процессу

Таким образом, в РФ существует правовое поле для предъявления косвенного иска. Вместе с тем четко не определено, кто может выступать истцом в интересах общества.

Например, требует решения вопрос о процессуальном положении акционерного общества, в интересах которого подается косвенный иск. К примеру, в споре между акционером и третьим лицом, которое получило незаконным способом выгоду от определенной сделки, безусловно, необходимо привлекать именно общество.

Данная проблема на практике является весьма серьезной и довольно часто придает конструкции косвенного иска излишнюю видимую сложность.

По нашему мнению, данную проблему можно решить путем привлечения АО к процессу в качестве третьей стороны.

Акционерное общество имеет возможность в соответствии с процессуальным законодательством вступить в процесс, заявляя самостоятельные требования. Вместе с тем если общество такого желания не выявило, то суд в случае необходимости может привлечь его как третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований. При данных обстоятельствах общество не перехватит инициативу от непосредственных инициаторов судебного процесса и нет необходимости привлекать его в качестве соответчика. В то же время, принимая участие в процессе, общество сможет предоставить важную информацию по обстоятельствам, которые касаются материалов дела, поскольку, как правило, компания владеет основными доказательствами по делу.

Мы используем файлы Cookie. Просматривая сайт, Вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности.


Возможность обратиться к компетентным государственным или общественным органам за защитой материального субъективного права является важнейшей в содержании принадлежащего управомоченному лицу права на защиту. А так как в результате проявления тенденции развития права, выделенной В. П. Грибановым, о соответствии «материальному праву процессуальных форм его защиты. административное разрешение гражданских дел имеет исключительный характер» [1, с.167], то особое место среди способов защиты прав и законных интересов членов корпорации, в том числе и права на участие в управлении, приобретает именно судебный.

Неправомерными действиями (решениями) государственных органов, органов местного самоуправления, учреждений, предприятий и их объединений, общественных объединений или должностных лиц, государственных служащих нарушены его права и законные интересы. К действиям, подлежащим судебному обжалованию, относились коллегиальные и единоличные действия, в результате которых:

1. нарушены права и свободы гражданина;

2. созданы препятствия к осуществлению гражданином его прав и свобод;

3. на гражданина незаконно возложена какая-либо обязанность или он незаконно привлечен к ответственности. [2,с.374]

Право на обжалование действий и решений органов корпораций нашло свое закрепление и в Конституции Российской Федерации. Несмотря на наличие указанных общих положений в нормативных правовых актах высшей юридической силы, суды зачастую отказывали в принятии исковых заявлений, опираясь на отсутствие специальных положений об обжаловании действий /решений органов управления корпораций в нормативных правовых актах о соответствующих видах корпораций. Подобную ситуацию можно проиллюстрировать на примере акционерных обществ, споры по которым являлись и являются наиболее распространенными. Однако правонарушения в этой сфере имели место, и акционеры пытались обратиться в суд за защитой, но суды утверждали, что такие дела им неподведомственны.

Следовательно, признавалось, что акционеры лишены права на судебную защиту. Но ведь при отсутствии такого права нормы закона или устава, регулирующие деятельность органов управления акционерного общества, утратили бы всякое практическое значение. Еще в начале 20 века «даже в тех государствах, в которых не имелось особого закона, предоставляющего право оспаривать в судебном порядке противозаконные или противоуставные постановления общего собрания, существование такого права, выводимого из общего смысла законов, не возбуждало никаких сомнений» [3, с.65].

Наиболее детально положения о праве членов корпорации на обжалование и ограничения, установленные в отношении указанного права, установлены действующим законодательством об акционерных обществах, которое может применяться по аналогии прежде всего в отношении коммерческих корпораций.

Термин «пресекательные сроки» произведен от более точного термина «преклюзивные сроки», который в свою очередь происходит от латинского глагола praecludere, что в переводе означает преграждать, препятствовать. В ряде случаев закон стимулирует осуществление субъективных прав более эффективными способами, в частности путем установления обязанности управомоченного лица осуществить свое право посредством установления в законе невыгодных последствий для управомоченного лица на случай его неосуществления. Одним из таких последствий является досрочное прекращение субъективного права вследствие его неосуществления в течение определенного времени» [4, с.61]. «Пресекательные сроки — это не обычные, нормальные сроки существования субъективных гражданских прав, а сроки исключительные, с истечением которых субъективное право прекращается досрочно. Основанием такого досрочного прекращения является неосуществление или ненадлежащее осуществление субъективного права управомоченным лицом в течение установленного срока. Следует особо отметить, что пресекательный срок прекращает неосуществленное или ненадлежаще осуществленное самим управомоченным лицом субъективное право. в отличие от пресекательного срока этот срок [срок исковой давности] начинает течь не с момента нарушения права, а с момента, когда управомоченное лицо узнало или должно было узнать о том, что его право нарушено. Помимо этого, данный срок в отличие от пресекательного может быть восстановлен по правилам ст. 205 Гражданского кодекса РФ» [5, c.28].

Таким образом, можно сделать вывод о том, что этот срок является сокращенным сроком исковой давности и при наличии соответствующих условий может быть восстановлен судом.

Кроме того, в литературе выдвигается заслуживающее внимания предложение о том, что все споры между лицами, выполняющими функции органов юридического лица, и самим юридическим лицом, вытекающие из существующих между ними трудовых или корпоративных отношений, следует отнести к подведомственности арбитражных судов с установлением исключительной подсудности по месту нахождения соответствующих юридических лиц.

В некоторых случаях суды при рассмотрении дел об обжаловании решений органов управления в качестве меры обеспечения иска устанавливали запрет проведения общего собрания до рассмотрения спора по существу.

Признание судом недействительным решения общего собрания не только не разрешает все проблемы, связанные с оценкой результатов собрания, проведенного с нарушением требований закона, но и порождает новые. Главный вопрос, возникающий при этом и не получивший однозначного ответа ни в нормативных правовых актах, ни в арбитражной практике, — это вопрос о правовых последствиях признания решения общего собрания членов корпорации недействительным.

При анализе вопросов, связанных с оспариванием действий и решений органов управления корпораций, необходимо обратить внимание на правовую конструкцию, предусмотренную рядом законов о корпорациях, в соответствии с которой единоличный исполнительный орган, члены, коллегиального исполнительного /контрольного органа могут быть привлечены к ответственности за убытки, причиненные корпорации в результате их действий.Наиболее детально положения об указанной ответственности урегулированы в акционерном законодательстве.

В литературе не сложилось единой концепции по поводу природы данного иска. Так, по мнению В. Яркова, в данном случае речь, идет о косвенном (производном) иске, своеобразие которого «в том, что истцы (акционеры) защищают свои интересы, но не прямо, а опосредованно. По косвенному иску прямым выгодоприобретателем является акционерное общество, в пользу которого взыскивается присужденное. Выгода самих акционеров косвенная, они лично ничего не получают, кроме возмещения ответчиком понесенных ими судебных расходов в случае выигрыша дела. В конечном счёте акционеры защищают свои собственные интересы, поскольку после возмещения убытков должна возрасти курсовая стоимость акций, увеличатся активы акционерного общества» [6, с.72].

По нашему мнению, необходимо согласиться с точкой зрения, предложенной В. Ярковым. Субъектами спорного материального правоотношения в данном, случае действительно выступают акционерное общество и круг лиц. Но из этого не следует с необходимостью вывода о том, что «единственным надлежащим истцом по такому требованию является корпорация, а все иные лица, в том числе члены (участники) корпорации, могут представлять истца в суде лишь в качестве его органов или представителей.

Российское гражданское законодательство допускает возможность обжалования тех или иных действий и решений (сделок) лицами, не являющимися субъектами спорного материального правоотношения. Так, согласно п. 2 ст. 166 Гражданского кодекса РФ требование о применении последствий недействительности ничтожной- сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом. Круг заинтересованных лиц определяется в зависимости от субъектного состава и существа сделки, но в любом случае не сводится к сторонам сделки.

Необходимо подчеркнуть, что корпоративные отношения характеризуются тесной взаимосвязью и взаимозависимостью интересов корпорации и её членов (то, что хорошо для корпорации в целом, хорошо и для отдельного её члена). Да, быть может, эта связь проявляется не так очевидно, как об этом писал В. Ярков. Тем не менее, выступая в суде от имени и в. интересах компании, её члены реализуют и свои права и законные интересы, связанные с управлением и контролем за деятельностью соответствующей корпорации.

Таким образом, можно сделать следующие выводы:

1) По общему правилу, корпоративные споры подлежат рассмотрению в арбитражных судах. Но при этом достаточно широкий круг вопросов, связанный, среди прочего, с осуществлением коммерческой деятельности некоммерческими корпорациями и производственными кооперативами, рассматривается судами общей юрисдикции.

2) Сроки, установленные специальными законами о корпорациях для обжалования решений органов, корпорации, являются сокращенными сроками исковой- давности, и, соответственно, при определенных обстоятельствах могут быть восстановлены по правилам гражданского законодательства.

3) По общему правилу, судебное решение о признании решения органа корпорации недействительным имеет значение только на будущее время. Основания для признания соответствующей сделки (сделок) недействительными, включая право истца на подачу такого иска, подлежат доказыванию в рамках соответствующего судебного разбирательства.

  1. Грибанов В.П Осуществление и защита гражданских прав. — М.: Статут, 2001. — С. 167.
  2. Гражданский процесс: Учебник /Под ред. М. К. Треуишикова. — М.: Проспект, 2014. С. 374.
  3. Иванов И. Нарушение порядка созыва и проведения внеочередного общего собрания акционеров общества является существенным, даже если оно допущено владельцами контрольного пакета акций, поскольку препятствует остальным акционерам в реализации их прав //Административное право. — 2014. — № 1. С. 65.
  4. Шимбарева Е. В. Проблема злоупотребления корпоративными правами в корпоративном конфликте. — Тамбов: Издат. дом ТГУ, 2010. С. 61.
  5. Тимергазин С. Р. Корпоративный захват как результат конфликта интересов участников корпоративных отношений. — Уфа, 2011. — С. 28.
  6. Ярков В. Защита прав акционеров по Закону «Об акционерных обществах» с помощью косвенных исков //Хозяйство и право. — 2007. — № 11. С. 72.

Основные термины (генерируются автоматически): управомоченное лицо, акционерное общество, срок, корпорация, общее собрание, суд, досрочное прекращение, исковая давность, общее правило, спорное материальное правоотношение.


В статье обосновывается необходимость законодательного регулирования правовой формы косвенных исков, предъявляемых в арбитражный суд о взыскании убытков, причиненных коммерческой корпорации действиями единоличного исполнительного органа, а также уточнения правовой регламентации средств защиты нарушенных прав и законных интересов участников корпоративных отношений.

Цель настоящей статьи — анализ правовых категорий «добросовестности» и «разумности» в действиях лиц, входящих в состав органов управления юридического лица при рассмотрении косвенных исков в арбитражном суде.

Автор приходит к выводу о необходимости закрепления на законодательном уровне понятий «действовать добросовестно», «действовать разумно» в целях преодоления пробелов в правовом регулировании.

Ключевые слова: право, арбитражный суд, косвенный иск, корпорация, корпоративные отношения, единоличный исполнительный орган, убытки, добросовестность, разумность.

The article substantiates the need for legislative regulation of the legal form of indirect claims submitted to the arbitration court for recovery of losses caused to a commercial Corporation by the actions of a sole Executive body, as well as clarification of the legal regulation of remedies for violated rights and legitimate interests of participants in corporate relations.

The purpose of this article is to analyze the legal categories of «good faith» and «reasonableness» in the actions of persons who are members of the management bodies of a legal entity when considering indirect claims in an arbitration court.

The author concludes that it is necessary to fix the concepts of «acting in good faith» and «acting reasonably» at the legislative level in order to overcome gaps in legal regulation.

Keywords: law, arbitration court, indirect claim, Corporation, corporate relations, sole Executive body, damages, good faith, reasonableness.

Арбитражные суды при рассмотрении корпоративных споров долгое время применяли общие положения Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее — АПК РФ) о предъявлении иска, о применении обеспечительных мер, о лицах, участвующих в деле, оставлении иска без рассмотрения, доказывании и др. Корпоративные споры не имели специальной процессуальной формы их рассмотрения и разрешения, кроме того, они не были выделены в отдельную главу. В результате глубокого анализа рассмотренных корпоративных конфликтов Высшим Арбитражным Судом РФ был подготовлен проект изменений в АПК РФ, который вступил в действие в 2009 году.

Обращение в арбитражный суд с косвенным (производным) иском связано с введением в действие Главы 28.1 и Главы 28.2 АПК РФ (и, в частности, статьи 225.8). Прошло более десяти лет с момента появления категории корпоративных споров и защиты интересов группы лиц, однако процессуалисты так и не пришли к единому мнению: косвенные иски — это ценность или косвенные иски — искусственная форма процессуалистов и большого значения не имеет. Некоторые ученые поставили под сомнение целесообразность такого выделения в самостоятельную группу, правовую форму предъявления в суд (косвенные иски), а также возможность их практического применения в правовом регулировании.

Г. Л. Осокина выразила мнение, что использование косвенного иска является чем-то абстрактным, чисто спекулятивной категорией, не имеющей логического теоретического обоснования и практического смысла [1].

Е. И. Чугунова определяет косвенный иск как возможность участников юридического лица (акционеров, членов) на судебную защиту нарушенных или оспариваемых прав или законных интересов самого юридического лица в случаях, предусмотренных законом [2].

Между тем, из анализа положений действующего законодательства о предъявлении косвенных исков по требованию о возмещении убытков, причиненных действиями единоличного исполнительного органа, и судебной практики следует, что такого рода иски достаточно широко используются в практической среде, однако существуют пробелы в правовом регулировании.

Осуществляя руководство всей текущей деятельностью общества, единоличный исполнительный орган сосредотачивает в своих руках широкий перечень полномочий, входящих в его компетенцию. Следовательно, от того насколько добросовестны и разумны будут его действия зависят надёжность и эффективность корпоративного управления, экономическая устойчивость и инвестиционная привлекательность бизнеса.

Стоит отметить, что легальное закрепление понятий добросовестности и разумности отсутствует, что является следствием возникновения сложностей при доказывании недобросовестного и неразумного поведения единоличного исполнительного органа при взыскании убытков.

М. Ю. Тихомиров придерживается мнения, что под добросовестностью следует понимать четкое следование требованиям правовых установок, нацеленность на положительный результат развития юридического лица и честность единоличного исполнительного органа при осуществлении своих полномочий. В свою очередь разумность можно рассматривать через призму двух проявления, с одной стороны, это тот минимальный уровень знаний и опыта, который необходим для надлежащего исполнениях должностных обязанностей, с другой стороны, разумность — это умение находить поиски разрешения сложных управленческих задач [3].

По мнению В. И. Емельянова действия директора будут отвечать критериям разумности тогда, когда они будут не хуже минимально эффективных действий иных директоров в такой же отрасли деятельности юридического лица. В случае, если действие, совершенное директором, будет менее эффективным, то признать его действия разумными в данном случае не представляется возможным [4].

Лицо, наделенное правом выступать от имени юридического лица в силу прямого указания в законе, иного правового акта или учредительного документа юридического лица, обязано действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно (пункт 3 статьи 53 Гражданского кодекса РФ) [5]. В соответствии с презумпцией, закрепленной в пункте 5 статьи 10 Гражданского кодекса РФ, добросовестность участников гражданских правоотношений предполагается, как и то, что орган управления хозяйственного общества в процессе своей деятельности руководствуется интересами общества и его участников.

Существенным недостатком вышеприведённых норм является их общий характер и отсутствие легального определения добросовестности и разумности. В Постановлении Пленума Высшего Арбитражного суда РФ от 30.07.2013 № 62 впервые была произведена попытка определения содержания понятий добросовестности и разумности лица, входящего в состав органов управления юридического лица [6].

Однако данное Постановление не разграничивает понятия добросовестности и разумности, а сводит лишь их к одному определению, что приводит в судебной практике к различному толкованию содержаний данных понятий.

В Постановлении ФАС Уральского округа от 20.05.2014 по делу № А50–12101/2013 содержались следующие выводы: «Определяя критерии разумности и добросовестности директора юридического лица, необходимо сравнивать его действия с поведением «добросовестного коммерсанта» или «заботливого хозяина». Следовательно, в каждом конкретном деле для установления неразумности и недобросовестности в действиях (бездействии) единоличного исполнительного органа следует сопоставлять его поведение с фактически сложившимися обстоятельствами дела, в том числе с объемом и характером лежащих на нем обязанностей, а также с требованиями осмотрительности и заботливости, которые обязан проявлять добросовестный участник [7].

Из этого следует, что отсутствие в действующем российском законодательстве определения таких понятий как «действовать добросовестно», «действовать разумно», «действовать в интересах юридического лица» является следствием того, что данные понятия становятся категориями оценочными и определяются индивидуально

в отношении каждого конкретного дела на основании внутреннего убеждения судьи и оценки совокупности представленных доказательств. Всё это приводит к необходимости закрепления на законодательном уровне тех критериев, которыми должен руководствоваться суд при оценке правильности конкретных действий единоличного исполнительного органа.

1. Осокина, Г. Л. Гражданский процесс. Общая часть. / Г. Л. Осокина. — М.: Норма, 2008. — 540 c.

2. Чугунова Е. И. Производные иски в гражданском и арбитражном процессе: автореф. дисс. канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2015. — 4 с.

3. Тихомиров, М. Ю. Юридические лица: учебно-практическое пособие / М. Ю. Тихомиров. — М.:Юринформцент, 2003. — 158 с.

4. Емельянов, В. И. Понятие «разумность» в гражданском праве России / В. И. Емельянов // Вестник ВАС РФ. — 2002. — № 10. — С. 105.

6. Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» // Экономика и жизнь. 30.08.2013. № 34. // [Электронный ресурс], СПС «КонсультантПлюс».

7. Постановление ФАС Уральского округа от 20.05.2014№ Ф09–2073/14 по делу № А50–12101/2013 // [Электронный ресурс], СПС «КонсультантПлюс».

Основные термины (генерируются автоматически): юридическое лицо, единоличный исполнительный орган, арбитражный суд, АПК РФ, действие, иск, косвенный иск, правовое регулирование, РФ, Высший Арбитражный суд.

Понятия "косвенный иск", "косвенный истец" не закреплены ни в материальном, ни в процессуальном законодательстве. Тем не менее они широко используются в правоприменительной практике. Под косвенным иском понимается иск, предъявляемый участником корпорации (обычно участником (акционером) хозяйственного общества) в интересах этой корпорации, в удовлетворении которого у такого участника имеется опосредованный (косвенный) интерес.

Права и обязанности участников корпорации закреплены в ст. 65.2 ГК РФ. Так, участники корпорации (в том числе участники ООО, акционеры АО) вправе:

- требовать, действуя от имени корпорации (п. 1 ст. 182 ГК РФ), возмещения причиненных корпорации убытков (ст. 53.1 ГК РФ);

- оспаривать, действуя от имени корпорации (п. 1 ст. 182 ГК РФ), совершенные ею сделки по основаниям, предусмотренным ст. 174 ГК РФ или законами о корпорациях отдельных организационно-правовых форм, и требовать применения последствий их недействительности, а также применения последствий недействительности ничтожных сделок корпорации.

Как подчеркивается в судебной практике в связи с рассмотрением споров по косвенным искам, интерес юридического лица, который обеспечивается защитой субъективного права, производен от интересов его участников, так как интересы общества не просто неразрывно связаны с интересами участников, они предопределяются ими, и, следовательно, удовлетворение интересов компании обеспечивает удовлетворение интереса ее участников. Опосредованный (косвенный) интерес участника обосновывается наличием у общества как истца материально-правового требования, обусловленного недопущением причинения ему ущерба, как субъекту гражданско-правовых отношений (определение СК по экономическим спорам ВС РФ от 26.08.2016 N 305-ЭС16-3884).

Таким образом, с точки зрения материального права характерным признаком косвенного иска является то, что участник (акционер) общества, предъявляющий такой иск, действует не от собственного имени, а от имени общества. Право на предъявление иска обусловлено наличием у участника косвенного интереса в его удовлетворении.

Закон ограничивает перечень требований, которые могут быть предъявлены участником хозяйственного общества в порядке косвенного иска. Это требования:

- о признании недействительными сделок, совершенных с превышением полномочий или в ущерб интересам общества (ст. 174 ГК РФ), крупных сделок и сделок с заинтересованностью, которые совершены с нарушением установленного порядка их одобрения (абз. второй п. 6 ст. 45, п. 4 ст. 46 Закона об ООО, п. 6 ст. 79, п. 1 ст. 84 Закона об АО), о применении последствий недействительности указанных сделок, а также ничтожных сделок, стороной которых является общество (ст. 167 ГК РФ).

Иные требования участник хозяйственного общества, действуя от его имени, предъявлять не вправе. Например, в рамках косвенного иска не могут быть предъявлены требования о возмещении обществу убытков, причиненных другим участником общества, о признании сделок общества незаключенными, об истребовании имущества общества из чужого незаконного владения (постановления АС Центрального округа от 29.09.2016 N Ф10-2985/16, АС Волго-Вятского округа от 29.07.2016 N Ф01-2759/16, АС Поволжского округа от 30.06.2016 N Ф06-9842/16, Шестого ААС от 22.06.2016 N 06АП-2575/16).

С процессуальной точки зрения косвенный иск характеризуется тем, что общество, в интересах которого заявляются исковые требования, выступает в споре в качестве истца, а участник общества, предъявляющий иск, признается представителем общества, обладающим полномочиями на представление его интересов в силу закона. Наряду с участником ООО, акционером АО представителем истца при рассмотрении таких требований является лицо, уполномоченное выступать от имени общества (директор, генеральный директор и т.д.).

Ответчиком по требованию о возмещении причиненных обществу убытков выступает соответственно причинившее убытки лицо, которое в силу закона, иного правового акта или устава общества уполномочено выступать от его имени, члены коллегиальных органов общества, лицо, имеющее фактическую возможность определять действия общества (п. 1 ст. 52, п. 2 ст. 53, п.п. 1-4 ст. 53.1 ГК РФ).

В случае оспаривания участником заключенных общества сделок, предъявления им требований о применении последствий их недействительности или о применении последствий недействительности ничтожных сделок ответчиком является контрагент общества по спорной сделке (п. 32 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 N 25).

Положения Закона об АО и Закона об ООО прямо не указывают, что, оспаривая сделки хозяйственного общества или требуя возмещения причиненных обществу убытков, участник действует от имени общества. Поэтому до 01.09.2014 (даты вступления в силу правил ст. 65.2 ГК РФ) в судебной практике существовал правовой подход, в соответствии с которым участник, заявляющий такие требования, обладал процессуальным статусом истца, а общество, в интересах которого эти требования заявлялись, могло рассматриваться в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора (см., например, постановление ФАС Центрального округа от 27.03.2012 N Ф10-803/12). Однако с 01.09.2014 нормы иных законодательных актов применяются постольку, поскольку они не противоречат положениям ГК РФ в новой редакции (ч. 4 ст. 3 Федерального закона от 05.05.2014 N 99-ФЗ).

Споры по искам учредителей, участников, членов юридического лица о возмещении убытков, причиненных юридическому лицу, признании недействительными сделок, совершенных юридическим лицом, и (или) применении последствий недействительности таких сделок относятся к корпоративным спорам, которые рассматриваются арбитражными судами в порядке, установленном главой 28.1 АПК РФ (п. 3 ч. 1 ст. 225.1 АПК РФ).

В отношении заявляемых участниками требований, связанных с оспариванием сделок общества, а также требований о возмещении убытков, причиненных обществу по вине органов управления (в частности, руководителя), в судебной практике сформулирована правовая позиция, согласно которой не является основанием для отказа в удовлетворении иска тот факт, что истец не был участником общества на момент совершения оспариваемой сделки, на момент совершения директором действий (бездействия), повлекших для юридического лица убытки, или на момент непосредственного возникновения убытков (пп. 1 п. 11 постановления Пленума ВАС РФ от 16.05.2014 N 28, п. 10 постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62).

Однако если истец ранее являлся участником общества, но утратил этот статус, он не вправе заявлять исковые требования, действуя от имени общества, то есть в порядке предъявления косвенного иска (постановления Восьмого ААС от 22.09.2015 N 08АП-8108/15, Первого ААС от 20.10.2014 N 01АП-3102/14).

Заявлять требования о возмещении акционерному обществу причиненных убытков путем предъявления косвенного иска может акционер, обладающий не менее чем 1% размещенных обыкновенных акций общества, или акционеры, обладающие в совокупности таким количеством акций (п. 5 ст. 71 Закона об АО, постановление Седьмого ААС от 04.08.2016 N 07АП-5568/16).

По правилам законодательства до 01.01.2017 участник, акционер вправе оспорить сделку вне зависимости от количества имеющихся у него голосов. Однако при этом суд отказывает в удовлетворении иска, если заявитель хотя бы и принимал участие в голосовании по этому вопросу, не мог повлиять на результаты голосования.

С 01.01.2017 для оспаривания сделок с заинтересованностью и крупных сделок общества также установлен порог в 1% общего числа голосов участников, акционеров общества (абз. второй п. 6 ст. 45, п. 4 ст. 46 Закона об ООО, п. 6 ст. 79, абз. второй п. 1 ст. 84 Закона об АО).

С 01.01.2017 в перечень лиц, имеющих право на оспаривание крупной сделки и сделки с заинтересованностью, добавлен член совета директоров общества (п. 4 ст. 46, абз. второй п. 6 ст. 45 Закона об ООО, п. 6 ст. 79, абз. второй п. 1 ст. 84 Закона об АО).

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: