Копны суд у вкл это

Обновлено: 24.09.2022

Так назывались в зап. И юго-зап. Руси древние народные суды сельских общин. Каждая сельская община имела свое народное собрание (копа или купа, громада, великая громада). Право участия в копе принадлежало одним лишь домохозяевам, имевшим постоянную оседлость (сходатаи, соседи суграничные, судьи копные, обчие мужи и т. Д.). Мнения старцев пользовались особым уважением. Сверх сходатаев, в копу приглашались люди из соседних общин (так назыв. Люди сторонние), которые не участвовали в совещаниях, но следили за ходом дел в собрании. Также могли присутствовать на копе, но не принимали участия в решении, помещики или их управители и представитель власти — возный из гродского уряда. Число сходатаев бывало иногда весьма значительно (100—150 человек).

Копа собиралась в центральном месте сельской общины, которое называлось коповище или копище. Для исследования уголовных дел она могла собираться на месте преступления, при споре о поземельной собственности — на спорной земле. Ведомству копного С. Подлежали все лица простого сословия, имевшие оседлость в округе сельской общины, как, напр., крестьяне, свободные поселенцы и мещане городов, не пользовавшихся магдебургским правом. В некоторых случаях власть копы простиралась и на самих помещиков. Последние могли добровольно представлять копе решение возникавших между ними споров. Но копа могла производить и следствие над помещиком, имевшим, впрочем, право требовать, чтобы дальнейшее исследование дела было предоставлено уряду гродскому.

В порядке судопроизводства копа следовала своим древним обычаям. Совокупность их называлась в памятниках копным правом. Некоторые обычаи этого права вошли в состав литовского статута. По началам копного права, обиженному самому предоставлялось отыскивать своего шкодника (обидчика), собирать доказательства и т. Д., что называлось обыском. Если истец не мог отыскать шкодника, то он требовал собрания копы. Неявившееся селение по приговору С. Копного должно было удовлетворить истца, а само могло искать виноватого. По установившемуся обычаю, копа всякое дело старалась закончить в три собрания. На первом, если ей нужно было по горячим следам открывать преступление, она называлась горячей, а с третьего — завитою или головною.

До завитой копы доходили лишь запутанные дела. Для разъяснения обстоятельств преступления и для открытия виновного копа употребляла два способа. Опыт, т. Е. Расспрос на копе сходатаев и других лиц, и лик, т. Е. Исследование улик. Истец мог объявить, кого он считает преступником, а также мог изъявить подозрение, что кто-нибудь знает преступника, но не хочет его выдать. Обвиняемый или подозреваемый должен был дать вывод, т. Е. Очистить себя от подозрения. Истец мог требовать, чтобы обвиняемый был подвергнут пытке. Если после трех сходок копа объявляла, что не знает ни о преступлении, ни о преступнике, то истец мог выбрать нескольких мужей и потребовать от них присяги в том, что они ничего не знают. Если избранный отказывался от присяги, он должен был удовлетворить истца.

Если преступником были оставлены следы, истец, собрав копу, гнал след. Каждое селение обязано было отвести след от своих земель. Если селение отказывалось отвести след, то должно было удовлетворить истца за причиненный преступником вред. Если истец, производя обыск, отыскивал своего шкодника в каком-нибудь селении, то обращался к сельской громаде, которая, выслушав жалобу истца, обязана была выдать преступника. Последний препровождался на место преступления и предавался копному С. Приговоренный к смертной казни тотчас передавался в руки палача. Когда ответчик отказывался исполнить приговор копного С., то сходатаи приглашали возного, излагали ему дело и вместе с ним отправляли от себя посланцев в уряд гродский для записи приговора в актовые книги.

Постановления свои, или декреты, копный С. Большею частью объявлял в словесной форме, но иногда излагал на бумаге. Большая часть документов копных С. В Зап. Руси писаны на русском языке и лишь 1/3 их, начиная с половины XVII в., по-польски. Возникновение копных С., вероятно, относится к глубокой древности. Следы общинных судов находятся уже в Русской Правде. Ясные и определенные указания о существовании сельских общин с народными копными С. И с древним обычным правом в первый раз находятся в литовском статуте всех трех редакций. По статуту сельская община является уже стародавним установлением, и копа производит суд и расправу по стародавним обычаям. Третий литовский статут, 1588 г., распространил копные С., существовавшие в юго-западной Руси, на некоторые другие области, входившие в состав польского королевства.

Тем не менее в XVI и XVII вв. Копные С. Находятся уже в упадке, а в середине XVIII в. Совершенно исчезают, главным образом вследствие усиления власти помещиков. Копное право становится неподвижным и основывается только на старине и давности, вследствие чего перестает соответствовать новым условиям общественной жизни. Сами сходатаи находились в состоянии унижения и бедности и перестали быть беспристрастными судьями и следователями. Они вполне зависели от своих помещиков. В XVII в. Некоторые помещики вовсе запретили своим крестьянам принимать участие в копных С. Наибольшего развития копные С. Достигли в западной и юго-зап. Руси. Но имеются сведения о существовании их, с одной стороны — в Жмуди, с другой — в левобережной Украйне, еще в XVIII в.

Ср. Н. Иванишев, "О древних сельских общинах в юго-зап. России" ("Русская беседа", 1857, № 3. Отд. Издание, Киев, 1863). "Акты о копных С." (т. XVIII "Актов, изданных Виленскою археографическою комиссиею", Вильна, 1891. Здесь помещено обширное предисловие о копных С. — И. Спрогиса). Александра Ε (фименко), "Копные С. В левобережной Украйне" ("Киев. Старина", 1885, № 10). Ефименко, "Народный суд в Западной Руси" ("Рус. Мысль", 1893, № 8 и 9). Возражение И. Спрогиса по поводу последней статьи ("Журнал Минист. Народного просвещения", 1894, № 5)..

Когда по Деулинскому перемирию 1618 г., утвержденному в 1632 г. Поляновским миром, левобережная Малороссия была отдана под власть Польши, в ней началось мало-помалу введение польских порядков. Отразилось это и на судоустройстве. Стали вводиться С., существовавшие на основании Литовского статута. Шляхта имела свой сословный суд. Уголовные дела ее разбирались в гродских (см.), гражданские — в земских поветовых судах (см.). Дела о межах и границах ведал суд подкоморский (см.). Членами этих судов — ..

См. Коммерческие суды.. ..

(Cours d'Amour) — во времена рыцарства во Франции и Провансе судилища из знатных дам, обсуждавшие вопросы о любви. Существование таких "С. Любви" в новейшее время одними учеными отчасти, другими совершенно отвергается. Впервые об этом оригинальном учреждении упоминается в XVI в., в книге Жана Нострадама "Vie des poètes provensaux". По его словам, как скоро возникал между трубадурами спор по какому-нибудь вопросу, относящемуся к теории любви, и спорящие не приходили к соглашению, они обращались з..

Военные С. Чести. Цель учреждения их заключается в охранении корпоративной чести офицерского сословия путем предоставления самим офицерам права исключать из своей среды тех лиц, которые признаются ими недостойными принадлежать к корпорации. Отсюда вытекает сословный характер этих С., организация их на выборном начале и полная обособленность от общей военно-судебной организации. Нижние чины по характеру их службы (служба по обязанности или по срочному найму) не почитаются носителями и выразителям..

Копное право — древнейшая форма самоуправления внутри славянской общины, передававшееся из поколения в поколение.

Слово «копа» («купа») — являет собой древний славянский корень, встречающийся в таких словах как «скопом», «совокупность», «скопище», «копна», «копить», «копать» и т. д.

Копа — единство множества; Собрание сходатаев для решения вопросов, связанных с жизнью общины. Копа могла открывать и преследовать преступников, судить и наказывать их, присуждать и доставлять обиженному вознаграждение и, наконец, не допускать нарушения законов Копы. На скопище(собрании) устанавливалась, согласно праву Копы, круговая порука, когда вся община отвечала за проступки своих членов, а также ручалась за безопасность жизни и имущества как своих, так и пришельцев.

Другое название Копы — Громада. Копа собиралась для совещания, то есть на вече. Новгородское Вече — это разновидность городского копного права.

В Копу входило от 4 до 9 близлежащих весей (сёл), сходатаи которых собирались в особом месте («местечке»). Откуда до сих пор сохранилось название главного села (теперь районного центра) — «мисто». Со временем главное село могло перерасти в город, который сохранял в своём управлении Копное право, а его жители назывались мищанами (мещанами).

Правом прийти на Копу пользовались лишь домохозяева, имевшие кроме собственности и постоянную оседлость. Это были Старейшины — Главы Родов. Их ещё называли сходатаи, судьи копные, мужеве, обчие, то есть общинные мужы.

Присутствовали на Копе и Старцы, мнение которых спрашивали в тех случаях, когда нужно было вынести приговор на основании давнишних решений Копы. Однако, старцы и сходатаи — это не одно и то же. Старцы не имели права голоса на Копе, но их советы играли решающую роль. Сыновья и братья, не имевшие отдельных хозяйств, а также женщины являлись в собрание только по особому требованию Копы, как правило, для свидетельских показаний. Правом голоса обладал лишь семьянин то есть тот, который доказал своим образом жизни, что он может упорядочивать пространство вокруг себя. Если у него крепкая семья, здоровое потомство, то это говорит, что у него есть квалификация упорядочивать пространство. Если же человек не имел этой квалификации, то и мнением его пользоваться нельзя.

Копное право основывалось на правиле единогласия — прихода к единому мнению всех собравшихся сходатаев.

Численность Копы могла колебаться от 100 до 300 человек. Собиралось собрание в центре одного из сёл общины или в заповедной дубраве, в священной роще с естественными или специально нарытыми холмами. Обязательно рядом должны были быть река, пруд, озеро, родник. Это место называлось коповище, копище, капище. Зачастую Копа занималась исследованием и решением спорных и всяких других дел прямо под открытым небом.

Собиралась Копа под звон била, колокола, а также подачей светового сигнала — костра. При уголовном деле Копа вела «распрос», а также искала преступника, устанавливала его «лик» (от этого происходит слово «улика»).

На Копе поощрялось индивидуальное прощение пострадавшим обидчику, а также искренне всенародное раскаяние преступника. Обязательно учитывалось прощение смертельнораненного и его последняя воля, которая считалась законом.

Копа изначально была присуща всем славянским народам. Но с началом христианизации, и заменой общинно-родового уклада на феодальный, она начинает вытесняться сначала из Западной Европы, а потом и с территории Руси.

При Ярославе Мудром на Руси появилась «Русская Правда» — первый писаный уголовно-правовой феодальный кодекс нашей древности. Его аналоги давно уже существовали в Западной Европе. «Русская Правда» всячески защищала интересы нарождавшегося класса феодалов, будущих помещиков. Именно они были первыми гонителями Копы как выразительницы интересов широких слоёв народа.

На Русь с Запада активно начало наступать писаное, Посполитное (польское) право, а также Магдебургское право для больших городов. Принявшие такое «право» жители городов на Копу больше не являлись, а управлялись уже по другим законам. Окрестные сёла произвольно приписывались к такому городу и назывались «околичными».

Вместе с Магдебургским правом на сельские общины начала распространяться и власть помещиков. Поначалу помещик владел землями лишь формально; он собирал налоги, а власть принадлежала Копе. Но под натиском крепостного права Копа перерождается постепенно в сельский суд, на который приглашаются от каждого села по одному сходатаю, а помещик со священником, урядником и несколькими своими приятелями вершат дела так, как им нужно. С 1557 г. помещики получают право даже убивать своих крестьян.

В некоторых местах Копа, будучи всё ещё жизнеспособной, сохранялась, хотя и в ослабленном виде в структурах нового управления. Но сходатаи уже не могли доказать справедливость своих требований, кроме как давностью своего права. Всё чаще помещик говорил: «Я на голое слово мужицкое платить не приказываю». Иногда помещики просто уводили своих крестьян с Копы, а в XVII веке и вовсе запретили им посещать коповище.

Исследованием копного права занимался в середине XIX века Николай Дмитриевич Иванишев, ректор Киевского Университета им. Св. Владимира. Он является автором книги «О древних сельских общинах юга России», где рассказал об основных принципах Копного права, изучая многие тома древних актовых книг.

так назывались в зап. и юго-зап. Руси древние народные суды сельских общин. Каждая сельская община имела свое народное собрание (копа или купа, громада, великая громада). Право участия в копе принадлежало одним лишь домохозяевам, имевшим постоянную оседлость (сходатаи, соседи суграничные, судьи копные, обчие мужи и т. д.); мнения старцев пользовались особым уважением. Сверх сходатаев, в копу приглашались люди из соседних общин (так назыв. люди сторонние), которые не участвовали в совещаниях, но следили за ходом дел в собрании; также могли присутствовать на копе, но не принимали участия в решении, помещики или их управители и представитель власти — возный из гродского уряда. Число сходатаев бывало иногда весьма значительно (100—150 человек). Копа собиралась в центральном месте сельской общины, которое называлось коповище или копище; для исследования уголовных дел она могла собираться на месте преступления, при споре о поземельной собственности — на спорной земле. Ведомству копного С. подлежали все лица простого сословия, имевшие оседлость в округе сельской общины, как, напр., крестьяне, свободные поселенцы и мещане городов, не пользовавшихся магдебургским правом. В некоторых случаях власть копы простиралась и на самих помещиков: последние могли добровольно представлять копе решение возникавших между ними споров; но копа могла производить и следствие над помещиком, имевшим, впрочем, право требовать, чтобы дальнейшее исследование дела было предоставлено уряду гродскому. В порядке судопроизводства копа следовала своим древним обычаям; совокупность их называлась в памятниках копным правом; некоторые обычаи этого права вошли в состав литовского статута. По началам копного права, обиженному самому предоставлялось отыскивать своего шкодника (обидчика), собирать доказательства и т. д., что называлось обыском; если истец не мог отыскать шкодника, то он требовал собрания копы. Неявившееся селение по приговору С. копного должно было удовлетворить истца, а само могло искать виноватого. По установившемуся обычаю, копа всякое дело старалась закончить в три собрания; на первом, если ей нужно было по горячим следам открывать преступление, она называлась горячей, а с третьего — завитою или головною. До завитой копы доходили лишь запутанные дела. Для разъяснения обстоятельств преступления и для открытия виновного копа употребляла два способа: опыт, т. е. расспрос на копе сходатаев и других лиц, и лик, т. е. исследование улик. Истец мог объявить, кого он считает преступником, а также мог изъявить подозрение, что кто-нибудь знает преступника, но не хочет его выдать; обвиняемый или подозреваемый должен был дать вывод, т. е. очистить себя от подозрения; истец мог требовать, чтобы обвиняемый был подвергнут пытке. Если после трех сходок копа объявляла, что не знает ни о преступлении, ни о преступнике, то истец мог выбрать нескольких мужей и потребовать от них присяги в том, что они ничего не знают; если избранный отказывался от присяги, он должен был удовлетворить истца. Если преступником были оставлены следы, истец, собрав копу, гнал след; каждое селение обязано было отвести след от своих земель; если селение отказывалось отвести след, то должно было удовлетворить истца за причиненный преступником вред. Если истец, производя обыск, отыскивал своего шкодника в каком-нибудь селении, то обращался к сельской громаде, которая, выслушав жалобу истца, обязана была выдать преступника; последний препровождался на место преступления и предавался копному С.; приговоренный к смертной казни тотчас передавался в руки палача. Когда ответчик отказывался исполнить приговор копного С., то сходатаи приглашали возного, излагали ему дело и вместе с ним отправляли от себя посланцев в уряд гродский для записи приговора в актовые книги. Постановления свои, или декреты, копный С. большею частью объявлял в словесной форме, но иногда излагал на бумаге. Большая часть документов копных С. в Зап. Руси писаны на русском языке и лишь 1/3 их, начиная с половины XVII в., по-польски. Возникновение копных С., вероятно, относится к глубокой древности. Следы общинных судов находятся уже в Русской Правде. Ясные и определенные указания о существовании сельских общин с народными копными С. и с древним обычным правом в первый раз находятся в литовском статуте всех трех редакций. По статуту сельская община является уже стародавним установлением, и копа производит суд и расправу по стародавним обычаям. Третий литовский статут, 1588 г., распространил копные С., существовавшие в юго-западной Руси, на некоторые другие области, входившие в состав польского королевства. Тем не менее в XVI и XVII вв. копные С. находятся уже в упадке, а в середине XVIII в. совершенно исчезают, главным образом вследствие усиления власти помещиков. Копное право становится неподвижным и основывается только на старине и давности, вследствие чего перестает соответствовать новым условиям общественной жизни. Сами сходатаи находились в состоянии унижения и бедности и перестали быть беспристрастными судьями и следователями; они вполне зависели от своих помещиков. В XVII в. некоторые помещики вовсе запретили своим крестьянам принимать участие в копных С. Наибольшего развития копные С. достигли в западной и юго-зап. Руси; но имеются сведения о существовании их, с одной стороны — в Жмуди, с другой — в левобережной Украйне, еще в XVIII в. Ср. Н. Иванишев, "О древних сельских общинах в юго-зап. России" ("Русская беседа", 1857, № 3; отд. издание, Киев, 1863); "Акты о копных С." (т. XVIII "Актов, изданных Виленскою археографическою комиссиею", Вильна, 1891; здесь помещено обширное предисловие о копных С. — И. Спрогиса); Александра Ε (фименко), "Копные С. в левобережной Украйне" ("Киев. старина", 1885, № 10); Ефименко, "Народный суд в Западной Руси" ("Рус. мысль", 1893, № 8 и 9); возражение И. Спрогиса по поводу последней статьи ("Журнал Минист. народного просвещения", 1894, № 5).

Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. — С.-Пб.: Брокгауз-Ефрон . 1890—1907 .

Полезное

Смотреть что такое "Суды копные" в других словарях:

Поземельная община — Содержание: I. П. община в Западной. Европе. II. П. община в Византии. III. П. община во внеевропейских странах. IV. П. община в Древней Руси и в Великороссии. V. П. община в Малороссии и в Литве. VI. П. община (современное положение; вопрос о П … Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

Поземельная община — Содержание: I. П. община в Западной. Европе. II. П. община в Византии. III. П. община во внеевропейских странах. IV. П. община в Древней Руси и в Великороссии. V. П. община в Малороссии и в Литве. VI. П. община (современное положение; вопрос о П … Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

Копа — старинная единица счета, поныне употребляемая в западных губерниях, содержит в себе 6 десятков (напр., К. яиц, К. огурцов). Литовский статут, при определении денежных взысканий за различные преступления, неоднократно упоминает о К. грошей. По… … Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

Судебная система Великого княжества Литовского — Судебная система Великого княжества Литовского система специализированных органов государственной власти (судов), осуществлявших правосудие на территории Великого княжества Литовского. Источниками права до XVI века были древнерусское право… … Википедия

Гетманщина — Проверить нейтральность. На странице обсуждения должны быть подробности … Википедия

Литовско-русское государство — Литовское племя было расселено на Балтийском поморье между устьями Вислы и Зап. Двины; позже оно заняло половину бассейна Зап. Двины и почти весь бассейн Немана, на З доходя до низовьев Вислы, на Ю до середины Зап. Буга. Соседями Литвы были… … Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

Народы Украины, Белоруссии, Литвы и Прибалтики в XIV—XV вв. — Украинский и белорусский народы вместе с русским народом выросли из единого корня древнерусской народности, образовавшейся в период существования Древнерусского государства. Галицкая, частично Волынская земля и Карпатская Русь, несмотря на… … Всемирная история. Энциклопедия

Ефименко, Александра Яковлевна — Александра Ефименко Александра Яковлевна Ефименко … Википедия

Ефименко, Александра — Александра Яковлевна Ефименко (урождённая Ставровская, 30 апреля 1848 18 декабря 1918) русский и украинский историк, этнограф. Первая в России женщина почётный доктор российской истории (1910). Александра Ставровская родилась 18 (30) апреля 1848… … Википедия

Ефименко А. Я. — Александра Яковлевна Ефименко (урождённая Ставровская, 30 апреля 1848 18 декабря 1918) русский и украинский историк, этнограф. Первая в России женщина почётный доктор российской истории (1910). Александра Ставровская родилась 18 (30) апреля 1848… … Википедия

Судебная система Великого княжества Литовского — система специализированных органов государственной власти (судов), осуществлявших правосудие на территории Великого княжества Литовского.

Источниками права до XVI века были древнерусское право (Русская Правда), местные обычаи и судебная феодальная практика. В конце XIII века возникло писаное право в форме писем («листов»), грамот, великокняжеских привилеев. В 1468 году был создан судебник. В начале XVI века введён один из первых в Европе систематизированных сводов законов — Статут Великого княжества Литовского, прошедший три редакции — 1529, 1566 и 1588 годов (последняя редакция имела силу на территориях Беларуси, Литвы и Украины вплоть до 1840 года).

С распространением крепостного права возникло и право вотчинного суда у помещиков; сначала правом этим пользовались только помещики-католики, но с 1457 года оно было распространено на всех, причём из вотчинного суда были изъяты некоторые уголовные преступления, среди которых поджог и изнасилование.

Судебные органы Великого княжества Литовского (замковый суд, вотчинный суд, подкоморский суд, великокняжеский суд и другие) носили сословный характер. В некоторых местностях по традиции существовали копные суды, которые, по мнению Матвея Любавского, представляли собой развитие и видоизменение практики существования «вервей» Русской Правды и возникли на почве круговой ответственности местных обществ за своих членов и вытекавшей оттуда власти над ними. Границы копных околиц не совпадали с пределами волостей, а имели самостоятельное происхождение, естественное или искусственное. Копные суды действовали тогда, когда потерпевший созывал окольных жителей для определения, кто из них является преступником, кроме того, они решали некоторые гражданские правонарушения между соседями (потравы), и их решения, как особый вид полюбовного разбирательства, были обязательны. Тем не менее, копные суды, хотя и носили демократический характер, находились под контролем местной администрации.

Судебная власть в государственных имениях, отданных в «держание» частным лицам, принадлежала этим лицам (наместникам), называвшимся державцами или ранее тиунами. Державцы при отправлении своих должностей получали разные доходы, а отданные в держания имения рассматривалась как «кормленья». При назначении на должность они, как и другие должностные лица, платили великому князю «челобитье», так что в XV веке назначение на должность получило характер своеобразной продажи. Наместничества раздавались «на год», «до воли государевой», но чаще всего «до живота» (то есть пожизненно), а нередко переходили с согласия великого князя и по наследству.

Некоторые поветы не раздавались в управление державцам, а подчинялись непосредственно воеводам и старостам, находившимся в главных городах и владевшим волостями на тех же основаниях, что и державцы. Они получали свои воеводства и староства пожизненно или до назначения их на другую должность.

Вотчинный суд был введён привилеем 1447 года, затем Статутами. Рассматривал главным образом дела на основе местных обычаев или владельца вотчины, произвольно определявшего наказание. Судопроизводство обычно вели сотские.

В 1468 году великим князем Казимиром был издан «Судебник», который представляет собой главным образом свод наказаний за татьбу в разных её видах. Преобладает ещё частноправовой взгляд на преступление как на ущерб, причинённый отдельной личности, но видны уже и признаки возникающего государственного взгляда (вор ни под каким видом не может быть освобождён от наказания, к которому приговорён). Наказания, устанавливаемые в «Судебнике», весьма суровы — смертная казнь в форме повешения употреблялась довольно часто. Первый систематический свод писанных законов, составленный в 1529 году, носит название Первого статута.

До издания Статута 1529 года в Великом княжестве Литовском не было инстанционного порядка рассмотрения дел, каждый шляхтич мог обращаться непосредственно в великокняжеский суд. Дела в нём рассматривали великий князь и паны-рада. Статутами и постановлением сеймов 1542 и 1551 годов великокняжеский суд был определён высшей инстанцией. По первой инстанции рассматривал дела по обвинению в заговоре и государственной измене, о преступлениях и злоупотреблениях должностных лиц, о самовольном захвате государственных имений, земель и прибылей, дела о принадлежности к шляхетскому сословию. Как апелляционная инстанция рассматривал жалобы на постановления замковых, земских, подкоморских и войтовских судов.

В 1566 году в поветах и воеводствах были созданы земские и подкоморские суды, членов которых избирала шляхта.

Замковый (гродский) суд находился в замке (гроде, городе). Рассматривал дела о наиболее тяжких преступлениях, также свидетельствовал сделки, обеспечивал решения других судов.

Земский суд рассматривал уголовные и гражданские дела, исполнял нотариальные акты, записывал жалобы на незаконные действия должностных лиц повета. Избирался поветовой шляхтой из местных шляхтичей, знавших право и имевших поместья. Сессии земского суда собирались три раза в год. Судопроизводство велось в соответствии с Бельским привилеем 1564 года и Статутами ВКЛ.

Подкоморский суд рассматривал дела о земельных спорах. Подкоморий, коморник и писарь проводили осмотр спорной земли, заслушивали показания соседей, выносили решение и определяли межи. Жалобы на решения суда рассматривал Трибунал Великого княжества Литовского.

Особое положение в судебном отношении имели города, пользовавшиеся магдебургским правом, которое начало проникать в Великое княжество Литовского в конце XIV века из Польши. Сущность магдебургского права заключалась в освобождении горожан от некоторых государственных налогов и повинностей и от подсудности государственным чиновникам, за исключением важнейших уголовных преступлений. В Великом княжестве Литовском магдебургское право носило сильно усечённый характер, самоуправление городов было сильно ограничено. По магдебургскому праву, в городе существовали две коллегии — радцы и лавники. Первые, кроме прочего, вели суд по гражданским делам, вторые, в числе 12 членов, под председательством войта принимали решения по уголовным делам (войтовско-лавницкий суд). Установленный порядок часто нарушался: число радцев и лавников менялось, войт руководил также и радцами; иногда коллегии сливались в одно учреждение — магистрат. Так города Полоцк, Могилёв и Орша добились объединения суда лавников и бурмистрско-радецкого суда.

Суды копные — так назывались в зап. и юго-зап. Руси древние народные суды сельских общин. Каждая сельская община имела свое народное собрание (копа или купа, громада, великая громада). Право участия в копе принадлежало одним лишь домохозяевам, имевшим постоянную оседлость (сходатаи, соседи суграничные, судьи копные, обчие мужи и т. д.); мнения старцев пользовались особым уважением. Сверх сходатаев, в копу приглашались люди из соседних общин (так назыв. люди сторонние), которые не участвовали в совещаниях, но следили за ходом дел в собрании; также могли присутствовать на копе, но не принимали участия в решении, помещики или их управители и представитель власти — возный из гродского уряда. Число сходатаев бывало иногда весьма значительно (100—150 человек). Копа собиралась в центральном месте сельской общины, которое называлось коповище или копище; для исследования уголовных дел она могла собираться на месте преступления, при споре о поземельной собственности — на спорной земле. Ведомству копного С. подлежали все лица простого сословия, имевшие оседлость в округе сельской общины, как, напр., крестьяне, свободные поселенцы и мещане городов, не пользовавшихся магдебургским правом. В некоторых случаях власть копы простиралась и на самих помещиков: последние могли добровольно представлять копе решение возникавших между ними споров; но копа могла производить и следствие над помещиком, имевшим, впрочем, право требовать, чтобы дальнейшее исследование дела было предоставлено уряду гродскому. В порядке судопроизводства копа следовала своим древним обычаям; совокупность их называлась в памятниках копным правом; некоторые обычаи этого права вошли в состав литовского статута. По началам копного права, обиженному самому предоставлялось отыскивать своего шкодника (обидчика), собирать доказательства и т. д., что называлось обыском; если истец не мог отыскать шкодника, то он требовал собрания копы. Неявившееся селение по приговору С. копного должно было удовлетворить истца, а само могло искать виноватого. По установившемуся обычаю, копа всякое дело старалась закончить в три собрания; на первом, если ей нужно было по горячим следам открывать преступление, она называлась горячей, а с третьего — завитою или головною. До завитой копы доходили лишь запутанные дела. Для разъяснения обстоятельств преступления и для открытия виновного копа употребляла два способа: опыт, т. е. расспрос на копе сходатаев и других лиц, и лик, т. е. исследование улик. Истец мог объявить, кого он считает преступником, а также мог изъявить подозрение, что кто-нибудь знает преступника, но не хочет его выдать; обвиняемый или подозреваемый должен был дать вывод, т. е. очистить себя от подозрения; истец мог требовать, чтобы обвиняемый был подвергнут пытке. Если после трех сходок копа объявляла, что не знает ни о преступлении, ни о преступнике, то истец мог выбрать нескольких мужей и потребовать от них присяги в том, что они ничего не знают; если избранный отказывался от присяги, он должен был удовлетворить истца. Если преступником были оставлены следы, истец, собрав копу, гнал след; каждое селение обязано было отвести след от своих земель; если селение отказывалось отвести след, то должно было удовлетворить истца за причиненный преступником вред. Если истец, производя обыск, отыскивал своего шкодника в каком-нибудь селении, то обращался к сельской громаде, которая, выслушав жалобу истца, обязана была выдать преступника; последний препровождался на место преступления и предавался копному С.; приговоренный к смертной казни тотчас передавался в руки палача. Когда ответчик отказывался исполнить приговор копного С., то сходатаи приглашали возного, излагали ему дело и вместе с ним отправляли от себя посланцев в уряд гродский для записи приговора в актовые книги. Постановления свои, или декреты, копный С. большею частью объявлял в словесной форме, но иногда излагал на бумаге. Большая часть документов копных С. в Зап. Руси писаны на русском языке и лишь 1/3 их, начиная с половины XVII в., по-польски. Возникновение копных С., вероятно, относится к глубокой древности. Следы общинных судов находятся уже в Русской Правде. Ясные и определенные указания о существовании сельских общин с народными копными С. и с древним обычным правом в первый раз находятся в литовском статуте всех трех редакций. По статуту сельская община является уже стародавним установлением, и копа производит суд и расправу по стародавним обычаям. Третий литовский статут, 1588 г., распространил копные С., существовавшие в юго-западной Руси, на некоторые другие области, входившие в состав польского королевства. Тем не менее в XVI и XVII вв. копные С. находятся уже в упадке, а в середине XVIII в. совершенно исчезают, главным образом вследствие усиления власти помещиков. Копное право становится неподвижным и основывается только на старине и давности, вследствие чего перестает соответствовать новым условиям общественной жизни. Сами сходатаи находились в состоянии унижения и бедности и перестали быть беспристрастными судьями и следователями; они вполне зависели от своих помещиков. В XVII в. некоторые помещики вовсе запретили своим крестьянам принимать участие в копных С. Наибольшего развития копные С. достигли в западной и юго-зап. Руси; но имеются сведения о существовании их, с одной стороны — в Жмуди, с другой — в левобережной Украйне, еще в XVIII в. Ср. Н. Иванишев, «О древних сельских общинах в юго-зап. России» («Русская беседа», 1857, № 3; отд. издание, Киев, 1863); «Акты о копных С.» (т. XVIII «Актов, изданных Виленскою археографическою комиссиею», Вильна, 1891; здесь помещено обширное предисловие о копных С. — И. Спрогиса); Александра Ε (фименко), «Копные С. в левобережной Украйне» («Киев. старина», 1885, № 10); Ефименко, «Народный суд в Западной Руси» («Рус. мысль», 1893, № 8 и 9); возражение И. Спрогиса по поводу последней статьи («Журнал Минист. народного просвещения», 1894, № 5).

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: