Конституционный суд заявление о признании противоречащим

Обновлено: 29.01.2023

В соответствии со статьей 101 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» (далее – Закон), Суд при рассмотрении дела в любой инстанции, придя к выводу о несоответствии Конституции РФ нормативного акта, подлежащего применению им в указанном деле, обращается в Конституционный Суд РФ с запросом о проверке конституционности соответствующего нормативного акта. Данное правило либо полностью воспроизведено в тексте отдельных статей либо с аналогичным значением отражается (во взаимосвязи с нормами ч. 4 ст. 125 Конституции РФ и ст. 101 Закона) в кодифицированных актах, регулирующих уголовное, гражданское и административное судопроизводство (ч. 3 ст. 13 АПК, ч. 3 ст. 15 КАС, 215 ГПК, ч. 3 п. 1 ст. 238 УПК).

В Постановлении от 16.06.1998 № 19-П "По делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации" Конституционный Суд РФ указал: ". предусмотренное статьей 125 Конституции обращение иных судов в Конституционный Суд РФ с запросом о проверке конституционности примененного или подлежащего применению в конкретном деле закона, если суд приходит к выводу о несоответствии закона Конституции, не может рассматриваться только как его право - суд обязан обратиться с таким запросом, чтобы не соответствующий Конституции РФ акт был лишен юридической силы в конституционно установленном порядке, что исключило бы его дальнейшее применение". Соответствующее положение отражено также в Определении Конституционного Суда РФ от 05.02.2004 № 134-О.

Как видно из разъяснений Конституционного Суда, обязательность судебного запроса и обязанность суда реагировать на выявленные противоречия, которые могут свидетельствовать о несоответствии закона Конституции, определяется одним из важных критериев, а именно, убежденностью суда (в случае, если суд приходит к таким выводам).

Предусмотренный порядок обращения Суда в Конституционный Суд РФ предоставляет для участников судебного процесса дополнительные возможности, которые могут быть реализованы ими посредством обращения в Суд с соответствующим ходатайством. Правоприменительная практика на уровне высшей инстанции подтверждает актуальность и целесообразность подобных инициатив в случае, если имеются убедительные доводы, которые аргументируют суду необходимость обращения с соответствующим запросом в Конституционный Суд РФ (Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 9 июня 2004 г. по делу N 83-Г04-9).

Следует отметить, что Суд не связан с мнением лиц, участвующих в деле. Участвующие в деле лица вправе высказать свою позицию о неконституционности закона, регулирующего материальные или процессуальные правоотношения, и ходатайствовать о направлении в Конституционный Суд запроса о проверке данного закона. При этом Суд может учесть их мнение, но не обязан. Законодательно такой обязанности не прописано.

В связи с этим, представляется, что для того, чтобы указанный механизм (инициирование судебного запроса в КС РФ) был действенным, нужно при подготовке ходатайства учитывать те требования, которые предъявляются к подобным запросам и те критерии, которые выработаны на практике Конституционным Судом. Среди таких требований можно выделить те, что предписывают, чтобы запрос был сформирован Судом только в пределах рассматриваемого им дела (ст. 101 Закона), при этом Судом в его обращении должны быть приведены доводы о наличии оснований для применения правовых норм в конкретном деле, а также приведены аргументы, что основные права и свободы граждан нарушаются оспариваемыми положениями закона, по своему смыслу исключающими адекватное Конституции РФ истолкование и применение таких положений иными судами (Определения Конституционного Суда РФ от 05.02.1998 № 22-О, от 25.12.2003 № 420-О).

Помимо этого Конституционный суд РФ особо выделяет и еще один критерий, связанный в отдельных случаях с неверной интерпретацией Судами содержания тех или иных правовых норм, усматривая в их содержании смысловое несоответствие положениям Конституции РФ. В этих случаях, когда ошибочная трактовка закона очевидна, Конституционный Суд, мотивируя отказ в рассмотрении судебного запроса, констатирует, что неопределенность в вопросе о несоответствии закона Конституции РФ отсутствует. О применении данного критерия ко всем видам обращений, включая судебные запросы, говорится, например, в Определении Конституционного Суда РФ от 05.02.2004 № 134-О: "Разрешая вопрос о принятии обращения к рассмотрению, Конституционный Суд Российской Федерации с учетом требований статьи 36 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" устанавливает, имеется ли в действительности неопределенность в вопросе о соответствии Конституции Российской Федерации оспариваемой нормы либо такая неопределенность является мнимой, а доводы, содержащиеся в обращении, - произвольными".

В силу п. 8 ч. 2 ст. 37 Закона, в запросе в Конституционный Суд РФ должна быть указана позиция заявителя по поставленному им вопросу и приведено правовое обоснование со ссылкой на соответствующие нормы Конституции РФ. Очевидно, что, если сторона процесса или иное участвующие в деле лицо ставит целью обратить внимание Суда на выявленные факты о несоответствии закона Конституции и убедить его о возникшей по делу правовой проблеме, то в своем ходатайстве, помимо отражения обязательных требований, нужно продемонстрировать высокий уровень юридической аргументации, чтобы удалось убедить Суд в необходимости направления соответствующего запроса в Конституционный Суд РФ.

При подготовке статьи использован материал, подготовленный Институтом законодательства и сравнительного правоведения «Судебная практика в современной правовой системе России: Монография», глава 9. Запросы судов о проверке конституционности законов, Е.С. Ганичева, 2017.

(в ред. Федерального конституционного закона от 09.11.2020 N 5-ФКЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

Суд при рассмотрении дела в любой инстанции, придя к выводу о несоответствии Конституции Российской Федерации федерального конституционного закона, федерального закона, нормативного акта Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства Российской Федерации, конституции республики, устава, а также закона либо иного нормативного акта субъекта Российской Федерации, изданного по вопросам, относящимся к ведению органов государственной власти Российской Федерации и совместному ведению органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Российской Федерации, подлежащих применению им в указанном деле, обращается в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке конституционности соответствующего нормативного акта.

Суд в случаях, установленных процессуальным законодательством, при пересмотре дела в связи с принятием межгосударственным органом решения, в котором констатируется нарушение в Российской Федерации обязательств, обеспечение исполнения которых относится к компетенции этого межгосударственного органа, при применении федерального конституционного закона, федерального закона, нормативного акта Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства Российской Федерации, конституции республики, устава, а также закона либо иного нормативного акта субъекта Российской Федерации, изданного по вопросам, относящимся к ведению органов государственной власти Российской Федерации и совместному ведению органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Российской Федерации, придя к выводу, что вопрос о возможности применения соответствующего нормативного акта может быть решен только после подтверждения его соответствия Конституции Российской Федерации, обращается с запросом в Конституционный Суд Российской Федерации о проверке конституционности этого нормативного акта.

(в ред. Федерального конституционного закона от 09.11.2020 N 5-ФКЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

Правом на обращение в Конституционный Суд Российской Федерации с индивидуальной или коллективной жалобой на нарушение конституционных прав и свобод обладают граждане, юридические лица и муниципальные образования в лице органов местного самоуправления, чьи права и свободы, по их мнению, нарушаются примененными в конкретном деле федеральным конституционным законом, федеральным законом, нормативным актом Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства Российской Федерации, конституцией республики, уставом, законом либо иным нормативным актом субъекта Российской Федерации, изданным по вопросам, относящимся к ведению органов государственной власти Российской Федерации и совместному ведению органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Российской Федерации, а также - в интересах таких граждан и юридических лиц - Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации, уполномоченные по правам человека в субъектах Российской Федерации, другие уполномоченные по правам в отдельных сферах или отдельных категорий лиц, предусмотренные федеральными законами, иные органы и должностные лица в соответствии с федеральным законом, общероссийские организации, которые в соответствии с федеральным законом могут представлять интересы таких граждан и юридических лиц.

К жалобе помимо документов, перечисленных в статье 38 настоящего Федерального конституционного закона, прилагаются судебные решения, подтверждающие применение обжалуемого нормативного акта судом при разрешении конкретного дела и исчерпание всех других внутригосударственных средств судебной защиты. Выдача заявителю копий таких документов производится по его требованию соответствующими судами. Если жалоба подается не самим гражданином или юридическим лицом, а органом, должностным лицом или организацией в его интересах, к жалобе также прилагается письменное согласие гражданина или юридического лица на подачу жалобы.


Спикер напомнила, что до 9 мая 2021 г. действует переходный период: для обращения в КС достаточно любой кассационной жалобы. Если же судебные акты могут обжаловаться только в надзорном порядке, нужно дождаться их вступления в силу.

18 декабря юрист Ольга Подоплелова рассказала о новых правилах обращения в КС РФ. Вебинар «Жалоба в Конституционный Суд России. Как изменились правила» прошел на площадке медиагруппы Актион-МЦФЭР.

После официального опубликования документа судьи КС утратят право не только обнародовать свои особые мнения, но и публично ссылаться на них

Напомним, большая часть масштабных поправок в Закон о КС, принятых по инициативе президента, вступила в силу 9 ноября 2020 г.

По словам Ольги Подоплеловой, ст. 96 Закона о КС, регулирующая право на обращение в этот суд, в части надлежащих заявителей существенно не изменилась. Субъекты, которые сейчас прямо указаны в ней, и ранее могли обращаться в КС, пояснила юрист. «Появились некоторые изменения, касающиеся тех лиц, которые могут действовать не в защиту своих прав, а в защиту прав других граждан или их объединений. В первую очередь это коснулось института уполномоченных по различным группам прав», – добавила она.

Юрист напомнила, что ранее ст. 96 Закона о КС указывала на возможность граждан обжаловать закон, а какие именно акты подпадают под понятие закона, Суд решал самостоятельно. Теперь в этой норме закреплен исчерпывающий перечень нормативных актов, о конституционности которых можно поспорить:

  • федеральные конституционные и федеральные законы;
  • нормативные акты президента, Совета Федерации, Госдумы и правительства;
  • конституции, уставы, законы и другие нормативные акты субъекта РФ, если они изданы по вопросам совместного с Федерацией ведения или в рамках компетенции РФ.

Ольга Подоплелова также отметила, что прежняя редакция п. 2 ст. 97 Закона о КС была сформулирована предельно общим образом: жалоба признавалась допустимой, если закон применялся в конкретном деле, рассмотрение которого уже завершено в суде, а сама жалоба была подана в течение года «после рассмотрения дела в суде». Каждое из слов этого пункта, по словам юриста, КС толковал в своей практике. «Существовала достаточно жесткая позиция о том, что такое “применение закона”, что такое “конкретное дело”. И в разных ситуациях Конституционный Суд подходил по-разному к тем случаям, когда считать дело завершенным и, соответственно, откуда отсчитывать год», – рассказала юрист.

Сейчас эти требования стали более конкретными. «Но, на мой взгляд, в новой редакции ст. 97 федерального конституционного закона остались некоторые лакуны, некоторые пробелы, которые, опять же, могут быть восполнены в последующем практикой Конституционного Суда», – считает Ольга Подоплелова.

Она выделила четыре ключевых критерия допустимости жалоб. Во-первых, наличие признаков нарушения прав – «конституционно-правовая несправедливость». Во-вторых, такие признаки должны быть связаны с применением закона в конкретном деле. Ранее под применением закона КС понимал решение судом вопроса о правах и обязанностях лица на основании закона, а под конкретным делом – дело, в котором на основании закона решался вопрос о правах и обязанностях лица, указала спикер. «То есть в эту категорию дел не попадали, по практике Конституционного Суда, дела, связанные с оспариванием нормативных правовых актов. Это связано в целом с тем, как сформулированы нормы Кодекса административного судопроизводства о том, в каком порядке рассматриваются эти дела, исследуются ли там фактические обстоятельства дела конкретного заявителя и какое они имеют значение для итогового вывода», – отметила она.

В-третьих, теперь потребуется исчерпать все другие внутригосударственные средства судебной защиты. «Конституционный Суд, в принципе, и раньше себя позиционировал как экстраординарное средство судебной защиты, которое “включается” только тогда, когда суды общей юрисдикции или арбитражные суды не справились с восстановлением нарушенных прав граждан или их объединений. Сейчас эта тенденция получила свое нормативное закрепление, и, действительно, Конституционный Суд станет, на мой взгляд, менее доступен гражданам», – полагает Ольга Подоплелова.

В-четвертых, иначе урегулирован срок, в течение которого можно обратиться в КС. «Если раньше речь шла о завершении дела в суде – и под этим могло пониматься, в том числе, например, вступление в законную силу какого-либо судебного акта, то теперь жалоба подается в течение года с момента исчерпания [иных внутригосударственных средств правовой защиты]», – пояснила юрист.

Само исчерпание, по ее словам, можно характеризовать еще тремя правилами. Первое – необходимо подать кассационную жалобу в суд максимально высокой для данной категории дел инстанции. «Предполагается, что это будет кассация в Верховном Суде, поскольку в статье четко прописано исключение из этого правила: если судебные акты подлежат обжалованию только в надзорной инстанции, необходимо подать надзорную жалобу», – указала Ольга Подоплелова.

Таких ситуаций, по ее словам, не очень много: «Ряд уголовных дел рассматривается в первой инстанции таким образом, что обжалование в кассации для них невозможно. Там первая инстанция “завязана” на суд субъекта РФ, далее апелляция в Верховном Суде, и, соответственно, кассация по этого рода делам не предусмотрена. Есть отдельные категории дел в сфере избирательного права и процесса , там тоже нет кассации в классическом смысле этого слова», – пояснила юрист.

Второе – жалоба должна касаться применения нормативного акта, который будет предметом обращения в КС. «Фактически Конституционный Суд теперь призывает всех своих потенциальных заявителей изначально, с самого начала дела, ставить тот конституционно-правовой вопрос, который впоследствии может стать предметом обращения в Конституционный Суд. То есть недостаточно будет в Конституционном Суде заявить о том, что ваши права нарушаются законом, если вы ранее не поднимали этот вопрос, не пытались добиться того, чтобы суд, рассматривающий ваше дело, каким-то образом отреагировал, отрефлексировал те самые доводы, которые впоследствии должен будет рассмотреть Конституционный Суд», – отметила Ольга Подоплелова.

По ее словам, этот подход КС применял и ранее. Так, он не стал рассматривать жалобу Игоря Граженского, оспаривавшего невозможность рассмотрения в суде присяжных уголовного дела подсудимого, которому не могут быть назначены пожизненное лишение свободы и смертная казнь (Определение № 62-О/2017). Отказ КС обосновал в том числе тем, что мужчина не заявлял ходатайство о рассмотрении его дела с участием присяжных.

Третье правило исчерпания связано со сроком обращения в КС. «Если раньше годичный срок был достаточно плавающим требованием , [то] сейчас в законе прописано очень четкое правило: один год с момента принятия судебного решения, которым исчерпываются внутригосударственные средства судебной защиты», – указала спикер. Однако, добавила она, из этого правила есть исключение, которое также указано в ст. 97 Закона о КС: «Если в высшей [кассационной] инстанции вам было отказано в связи с пропуском срока, год отсчитывается от последнего акта, в котором применен обжалуемый закон».

Ольга Подоплелова напомнила, что до 9 мая 2021 г. действует переходный период: для обращения в КС достаточно любой кассационной жалобы. Если же вступившие в силу судебные акты могут обжаловаться только в надзорном порядке, достаточно их вступления в силу.

Однако и в ряде других случаев не всегда нужно соблюдать стандартное правило об исчерпании. В частности, КС может посчитать все иные внутригосударственные средства судебной защиты исчерпанными, если сложившаяся правоприменительная практика суда, решение которого обычно исчерпывает такие средства по соответствующей категории дел, или официальное толкование оспариваемого нормативного акта из разъяснений по вопросам судебной практики свидетельствуют о том, что иное применение оспариваемого нормативного акта не предполагается. «Если сложившаяся практика или официальное толкование предполагают какую-либо интерпретацию закона и у человека нет надежды на то, что закон в свете постановлений Пленума [ВС] или практики, например, Судебных коллегий [ВС] будет применен другим образом, то, соответственно, можно не обращаться в Верховный Суд. Но, подав жалобу в Суд Конституционный, обосновать, почему Конституционный Суд должен применить это правило и посчитать средства судебной защиты исчерпанными», – пояснила юрист.

Первые впечатления от обновленной законодательной модели высшего судебного органа конституционного контроля

При этом, заметила она, из закона неясно, что считать сложившейся практикой. Вероятно, по этому вопросу придется высказаться Конституционному Суду, предположила Ольга Подоплелова. «Если раньше мы считали сложившейся практикой, например, постановления Пленума Верховного Суда, Президиума, обзоры судебной практики, то сейчас формально эти акты судебного толкования относятся ко второму моменту – к официальному толкованию . То есть первый пункт остается достаточно неопределенным», – указала спикер.

Часть выступления Ольга Подоплелова посвятила типам конституционных вопросов в уголовно-правовой сфере. По ее словам, наиболее часто КС рассматривает проблемы равенства и пропорциональности ограничения прав, а также вопрос о том, можно ли понять, что именно запрещено УК. Гораздо реже в Суд попадают дела об обратной силе уголовного закона и запрете наказывать дважды за одно и то же.

В заключительной части вебинара юрист обозначила типичные ошибки заявителей при подготовке жалоб в КС: обжалование не закона, а судебных ошибок или действий госорганов, и постановка перед Судом проблемы, по которой он уже высказывался. Если КС последовательно отклоняет жалобы на норму, не нужно идти в него снова и снова, подчеркнула Ольга Подоплелова. Недавние поправки в Закон о КС, по ее мнению, максимально сужают пространство для использования этого Суда не по назначению.

Суд обязал законодателя урегулировать механизм пересмотра любых основанных на признанных неконституционными нормах судебных решений, которые на момент вынесения соответствующего постановления КС не исполнены или исполнены частично


Представитель заявителей подчеркнул, что Конституционный Суд впервые обязал законодателя разработать механизм пересмотра судебных решений по делам всех третьих лиц на основании постановлений КС. Одна из экспертов подтвердила, что это постановление имеет большое значение для ответа на вопрос об обратной силе решений Суда. Вторая указала, что этот акт можно расценить как определение правовой судьбы тех позиций, которые ранее были сформулированы КС в Постановлении № 16-П/2017. Третий полагает, что данное решение позволит гражданам эффективнее защищать свои права со ссылкой на практику КС.

26 июня КС РФ принял Постановление № 30-П, в котором указал на необходимость урегулировать механизм пересмотра основанных на признанных неконституционными нормах судебных решений, которые на момент вынесения соответствующего постановления КС не исполнены или исполнены частично.

Суды отказались считать новым обстоятельством постановление КС по делу другого лица

Решением Преображенского районного суда г. Москвы от 15 июня 2010 г. и частично изменившим его определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 17 декабря 2010 г. были удовлетворены требования Преображенского межрайонного прокурора г. Москвы о признании сделок недействительными, истребовании квартиры, снятии ее с регистрационного учета и выселении граждан. Суды исходили из того, что спорная квартира, которую Валерий Однодворцев приобрел по договору купли-продажи, ранее была приватизирована по подложным документам, т.е. выбыла из владения собственника – г. Москвы – помимо его воли.

Эксперты «АГ» проанализировали итоговое решение Конституционного Суда РФ по поводу невозможности изъятия имущества у добросовестного приобретателя

22 июня 2017 г. КС РФ принял Постановление № 16-П по делу Александра Дубовца: п. 1 ст. 302 Гражданского кодекса был признан не соответствующим Конституции как допускающий истребовать из чужого незаконного владения жилье, являвшееся выморочным имуществом, от его добросовестного приобретателя, который при возмездном приобретении этого помещения полагался на данные ЕГРН и зарегистрировал свое право собственности, по иску публично-правового образования, не принявшего своевременных мер по установлению такого выморочного имущества и надлежащему оформлению права собственности на него.

Валерий, Евгений, Наталья и Татьяна Однодворцевы обратились в суд с заявлением о пересмотре судебных решений об изъятии у них квартиры по новым обстоятельствам – в связи со вступлением в силу Постановления КС РФ № 16-П/2017. Однако Преображенский районный суд и Мосгорсуд в удовлетворении требований отказали. Они сослались на п. 3 ч. 4 ст. 392 ГПК, согласно которой новым обстоятельством, влекущим пересмотр вступившего в законную силу судебного постановления, является признание Конституционным Судом не соответствующим Конституции закона, примененного в конкретном деле, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в КС РФ. В передаче кассационных жалоб граждан для рассмотрения в заседаниях судов обеих кассационных инстанций было отказано.

Позднее Однодворцевы попытались прекратить исполнительное производство по делу об их выселении также со ссылкой на Постановление № 16-П/2017. В удовлетворении этого требования также было отказано. Суды пояснили, что этот акт КС не содержит ни прямого указания на необходимость пересмотра судебных решений по делам лиц, не являвшихся участниками конституционного судопроизводства, ни оснований для прекращения исполнительного производства.

КС обязал законодателя уточнить механизм обжалования судебных решений

Валерий, Евгений, Наталья, Матвей и Татьяна Однодворцевы обратились в Конституционный Суд. Заявители обжаловали ч. 3 и 5 ст. 79 Закона о КС РФ, ч. 1 ст. 439 ГПК и п. 4 ч. 1 ст. 43 Закона об исполнительном производстве. По мнению Однодворцевых, указанные нормы не позволяют прекратить исполнительное производство по делам лиц, не являвшихся участниками конституционного судопроизводства, в связи с принятием постановления Конституционного Суда, которым нормы, положенные в основу судебных актов по таким делам, признаны не соответствующими Конституции (жалоба имеется у «АГ»).

КС заметил, что его постановление действует на будущее время и запрещает применение неконституционного закона или применения закона вопреки данному Судом истолкованию. Признание нормы неконституционной является основанием прежде всего для пересмотра судебного решения, во исполнение которого было возбуждено исполнительное производство, и как следствие, для прекращения исполнительного производства по исполнению решения суда, применившего эти акты в конкретных делах лиц, не являвшихся участниками конституционного судопроизводства, подчеркнул КС. Соответственно, свойство исполнимости самого судебного решения до его пересмотра не затрагивается, пояснил он.

В то же время, добавил КС, в споре между публичным образованием и гражданином исполнение судебного решения о выселении может поставить гражданина как более слабую и уязвимую сторону в крайне тяжелое положение. «При этом публичное образование, из наличия права собственности которого на жилое помещение исходит соответствующее решение суда, очевидно претерпевает существенно меньшие негативные последствия отсутствия возможности владения и пользования спорным жилым помещением, чем гражданин, лишающийся его как способа удовлетворения потребности в жилище, – заметил Суд. – Поэтому гражданам, права которых затрагиваются столь чувствительным образом, не может быть отказано в праве защищать их всеми возможными правовыми средствами, в том числе требуя прекращения исполнительного производства по выселению из спорного жилого помещения, поскольку основанием для его возбуждения послужило судебное решение, основанное на актах или их отдельных положениях, признанных постановлением КС РФ неконституционными (или получивших в нем конституционное истолкование)».

Из постановления следует, что гражданин при обращении в суд с заявлением о прекращении исполнительного производства по выселению из жилого помещения, возбужденного в связи с основанным на неконституционном законе (или получившем конституционное истолкование) решением, может рассчитывать на соразмерную защиту его прав и законных интересов на основании соответствующего постановления КС. Подчеркивается, что суды общей юрисдикции независимо от того, в какой стадии процесса находится конкретное дело, с момента вступления в силу постановления Конституционного Суда, содержащего истолкование примененной в данном деле нормы, опровергающее прежнее ее истолкование, не вправе не исполнять это постановление.

Следовательно, подытожил КС, с момента вступления в силу Постановления № 16-П/2017 положения п. 1 ст. 302 ГК подлежат истолкованию и применению только в выявленном в данном акте конституционно-правовом смысле, а неисполненные или исполненные частично решения судов, основанные на ином истолковании, исполнению не подлежат.

С учетом этого Конституционный Суд признал оспариваемые нормы не противоречащими Основному закону как не предполагающие продолжения исполнительного производства по выселению граждан, не являвшихся участниками конституционного судопроизводства, до пересмотра судебного решения, послужившего основанием для возбуждения такого исполнительного производства, в том случае если это решение основано на признанных неконституционными нормах (получивших иное истолкование КС) и не исполнено (исполнено частично) на момент вынесения соответствующего постановления Суда.

Вывод о невозможности исполнения судебного решения в связи с вынесением постановления КС РФ по делам лиц, не являвшихся участниками конституционного судопроизводства, «во всяком случае является предпосылкой для обращения в суд с требованием о пересмотре такого судебного решения», заметил Суд. В том числе не исключен и пересмотр дела по новым обстоятельствам. На этом основании КС обязал законодателя установить правовой механизм пересмотра тех решений, основанных на признанных неконституционными или истолкованных Конституционным Судом нормами, которые не исполнены или исполнены частично на момент вынесения соответствующего постановления.

Эксперты подтвердили значимость постановления для защиты прав граждан

Представитель заявителей в КС РФ, юрист Григорий Вайпан отметил, что «идея кейса» принадлежала Ольге Подоплеловой, которая ранее, как и он, сотрудничала с Институтом права и публичной политики.

По его словам, Конституционный Суд впервые обязал законодателя разработать механизм пересмотра судебных решений по делам всех третьих лиц на основании постановлений КС. «Решения Конституционного Суда до сих пор фактически защищали только заявителей, по делам которых эти решения были вынесены. А всех остальных, кто находился в аналогичной ситуации, – нет. Надеюсь, теперь это изменится. Постановление по делу Однодворцевых касается не только добросовестных приобретателей жилья, но и вообще всех», – указал Григорий Вайпан.

Член экспертного совета Института права и публичной политики, доцент кафедры конституционного права РГУП, к.ю.н. Ольга Кряжкова полагает, что постановление следует рассматривать в двух плоскостях: в контексте конкретной юридической ситуации семьи Однодворцевых и в связи с более общим вопросом об обратной силе решений КС. «Оба аспекта были разрешены КС так, как это предполагает его компетенция, и по обоим направлениям можно заметить развитие позиции Суда», – указала она.

Так, пояснила эксперт, КС разрешил конкретную юридическую ситуацию, дав четкий ответ на поставленный в жалобе вопрос о том, допустимо ли продолжать исполнительное производство по выселению людей из жилья, если КС ранее признал законоположение, на котором основан судебный акт о выселении, неконституционным по жалобе другого заявителя. «КС ответил, что это недопустимо до тех пор, пока соответствующий судебный акт не будет пересмотрен. Иная трактовка взаимосвязанных норм Закона о КС, ГПК и Закона об исполнительном производстве, регулирующих случаи прекращения исполнительного производства, отныне неконституционна», – подчеркнула Ольга Кряжкова.

Развитие позиции КС, по ее мнению, проявляется в том, что его прежние слова о влиянии своих постановлений на пересмотр судебных решений теперь «подтвержденным образом» распространяются и на исполнительное производство.

Суд вновь указал, что право на пересмотр судебных актов после вынесения постановления КС имеют заявитель и те лица, решения в отношении которых не вступили в законную силу либо вступили, но не исполнены хотя бы частично

«Постановление имеет большое значение для вопроса об обратной силе решений КС. Раньше я уже обращала внимание на то, что ситуация с пересмотром дел тех, кто не был заявителем в конституционном судопроизводстве, но находится в аналогичном положении, внятно не урегулирована в законодательстве, а сам КС высказывался на этот счет лишь в своих определениях, которые, по его собственному утверждению, менее важны, чем постановления (Определение № 3359-О/2019)», – отметила Ольга Кряжкова.

Теперь, по ее словам, ситуация изменилась, поскольку Суд в Постановлении № 30-П предписал федеральному законодателю установить правовой механизм пересмотра судебных актов после постановлений КС, не исполненных либо исполненных частично на момент вынесения таких постановлений «Это предписание является обязательным, его выполнение ограничено по срокам и будет контролироваться Минюстом России в рамках мониторинга исполнения решений КС», – подчеркнула юрист.

Эксперт практики разрешения споров, руководитель рабочей группы КА «РКТ» Анастасия Шамшина полагает, что постановление можно расценить как определение правовой судьбы тех позиций, которые были сформулированы КС в Постановлении № 16-П/2017. «Тогда по жалобе Александра Дубовца КС, наконец, разрешил спор о том, какая из чаш на гипотетических весах правосудия должна получить приоритет – интерес собственника в лице публично-правового образования или интерес оборота в лице добросовестного приобретателя жилого помещения», – указала она.

КС, как считает Анастасия Шамшина, в деле Александра Дубовца обозначил несколько важных аспектов. К ним относятся значимость дифференцированного подхода к применению правила о виндикации имущества у добросовестного приобретателя в зависимости от того, кто является истцом – частное лицо или государство, недопустимость защиты имущественных интересов публично-правового образования за счет ущемления интересов добросовестного гражданина, который возмездно приобрел жилое помещение, а также переложение неблагоприятных последствий в виде утраты имущества на публично-правовое образование, которое длительное время бездействовало в вопросе установления и надлежащего оформления своего права.

Такой подход не позволял обеспечить реализацию правовой позиции КС и защитить добросовестных граждан от исков уполномоченных органов об истребовании жилого помещения и выселении из него, подчеркнула Анастасия Шамшина. «Семья Однодворцевых была одним из примеров таких добросовестных граждан и, безусловно, имела обоснованное право требовать пересмотра вынесенных по их делу решений, ссылаясь на позицию КС в деле Александра Дубовца. Настойчивость нижестоящих судов, отказавших в таком пересмотре, стала триггером для возврата вопроса на уровень КС. Но вектор рассмотрения в деле семьи Однодворцевых уже смещен в сторону вопроса о юридической силе постановления КС РФ», – заметила эксперт.

Конституционный Суд сейчас прямо указал, что конституционно-правовой смысл законоположений, который отражен в Постановлении № 16-П/2017, должен применяться в безусловном порядке, указала Анастасия Шамшина. Кроме того, добавила она, КС обозначил процессуальный порядок защиты для тех добросовестных граждан, решение о выселении которых было принято до разрешения дела Дубовца: обращение в суд с требованием о пересмотре судебного решения о выселении, признавшего право собственности на данное жилое помещение за публично-правовым образованием.

«Позицию КС можно только приветствовать, она последовательна и логична. Но есть еще один аспект, важность которого трудно переоценить. КС указал законодателю на необходимость разработать правовой механизм пересмотра на основании постановления КС судебных решений по делам лиц, не являвшихся участниками конституционного судопроизводства. Ранее на восстановление нарушенных прав могли рассчитывать только граждане, непосредственно обратившиеся в КС. Если такой механизм будет разработан на законодательном уровне, колесо правосудия за счет единообразного подхода и неоспоримости позиции КС сможет защитить большее количество граждан. Этот факт может вызывать у юридического сообщества лишь улыбку и радость», – убеждена Анастасия Шамшина.

Адвокат МКА «Центрюрсервис» Илья Прокофьев заметил, что КС высказал важную позицию, согласно которой решения судов и иных органов, основанные на актах, признанных неконституционными, не подлежат исполнению и должны быть пересмотрены при наличии волеизъявления заинтересованных лиц. «В этой связи стоит предположить, что заявители в любом случае будут сталкиваться с трудностями, поскольку им нужно будет доказать, что признанный неконституционным акт по другому делу соотносится с их спором, а следовательно, затрагивает их права», – заметил эксперт.

Другой важной правовой позицией, по его мнению, является то, что при поступлении в суд заявления гражданина, в отношении которого осуществляется исполнительное производство по выселению из жилого помещения, о прекращении исполнительного производства, возбужденного на основании решения суда, признанного неконституционным, суды общей юрисдикции обязаны исполнять постановление КС. «Этот подход явно направлен на защиту прав граждан, которые находятся в более слабой позиции по исполнительному производству о выселении из жилого помещения», – считает адвокат.

И хотя Суд пришел к выводу о том, что оспариваемые нормы не противоречат Конституции, изложенные в постановлении позиции позволят гражданам более эффективно защищать свои права, применяя практику КС РФ, заключил Илья Прокофьев.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: