Концепция судебного права это

Обновлено: 25.03.2023

Статья посвящена одной из актуальных и наиболее дискуссионных проблем современной российской юридической науки - исследованию проблем построения судебного права. Осуществленный автором анализ судебных реформ последних лет показал, что они проводятся весьма хаотично и несогласованно, часто в интересах сложившейся политико-правовой ситуации. Причина этого видится в отсутствии, во-первых, системности в их подготовке и осуществлении; во-вторых, восприятия судебной власти как единой организации, состоящей из тесно взаимосвязанных между собой элементов; в-третьих, комплексного подхода в реализации реформы судебного законодательства. Помочь в преодолении такого положения дел могло бы развитие концепции судебного права, дающего целостную картину правового регулирования деятельности судебной власти в ее организационных, правоприменительных и правотворческих аспектах. Автором изучены основные подходы к пониманию судебного права, на основе которых осуществляется попытка определить его систему. Проанализированы работы таких специалистов в области судебного права, как И.Я. Фойницкий, Н.Н. Полянский, М.С. Строгович, В.М. Савицкий, А.А. Мельников, Э.М. Мурадьян, А.П. Гуськова, Н.Г. Муратова, М.Н. Марченко. В работе делается вывод о том, что систему судебного права могут составить три группы норм, объединенные в общую (включающую в себя в основном положения о судоустройстве), особенную (состоящую из судопроизводственных норм) и специальную (регулирующую исполнение судебных актов) части. В статье также дается анализ некоторых проблем реформирования правовых положений, составляющих отдельные части системы судебного права. В основу построения системы судебного права, по мнению автора, должны быть положены принципы, определяющие организацию и функционирование судебной власти, среди которых: приоритет прав и свобод человека и гражданина, принцип разделения власти, принцип независимости судебной ветви власти, принцип единства судебной власти, принцип законности, принцип гласности. Проводится анализ этих принципов.

Ключевые слова

Об авторе

Список литературы

1. Бахрах Д. Н., Россинский Б. В., Старилов Ю. Н. Административное право: учебник для вузов. - М., 2007. - 816 с.

2. Гражданский процесс: учебник / В. В. Аргунов, Е. А. Борисова, Н. С. Бочарова [и др.]; под ред. М. К. Треушникова. - 5-е изд., перераб. и доп. - М., 2014. - 960 с.

3. Гражданский процесс: учебник для бакалавров / С. А. Алехина, В. В. Блажеев, А. Т. Боннер [и др.]; отв. ред. В. В. Блажеев, Е. Е. Уксусова. - М., 2015. - 735 с.

4. Гуськова А. П., Муратова Н. Г. Судебное право: история и современность судебной власти в сфере уголовного судопроизводства: монография. - М., 2005. - 176 с.

5. Дегтярев С. Л. Судебная деятельность как источник гражданского процессуального и арбитражного процессуального права // Российский юридический журнал. - 2012. - № 3. - С. 173-179.

6. Жуйков В. М. Теоретические и практические проблемы конституционного права на судебную защиту: автореф. дис.. д-ра юрид. наук. - М., 1997. - 51 с.

7. Кистринова О. В. Специализированные суды: опыт России и зарубежных стран // Российский судья. - 2015. - № 2. - С. 9-11.

8. Козявин А. А., Белоусова В. М. Понятие и система органов ювенальной юстиции // Известия Юго-Западного государственного университета. Серия «История и право». - 2015. - № 2. - С. 65-70.

9. Кузьмин А. Г. Правовые позиции высших судов Российской Федерации как источник российского права // Российская юстиция. - 2013. - № 6. - С. 47-50.

10. Куракова Н. В. Место исполнительного производства в системе права // Арбитражный и гражданский процесс. - 2004. - № 12. - С. 35-39.

11. Марченко М. Н. Судебное правотворчество и судейское право. - М., 2011. - 512 c.

12. Мурадьян Э. М. Истина как проблема судебного права. - М., 2002. - 287 с.

13. Мусин В. А., Чечина Н. А., Чечот Д. М. Гражданский процесс: учебник. - М., 2005. - 544 с.

14. Нехороших А. М., Воронов Е. Н., Кардашова М. В. Гражданское процессуальное право (Общая часть): учебное пособие. - Курск, 2013. - 248 с.

15. Полянский Н. Н., Строгович М. С., Савицкий В. М., Мельников А. А. Проблемы судебного права. - М., 1983. - 219 с.

16. Скитович В. В. Концепция судебного права: опыт критического переосмысления // Проблемные вопросы гражданского и арбитражного процессов / под ред. Л. Ф. Лесницкой, М. А. Рожковой. - М., 2008. - С. 17-21.

17. Романова Ю. В. Конституционное право граждан Российской Федерации на участие в отправлении правосудия: автореф. дис.. канд. юрид. наук. - Челябинск, 2005. - 25 с.

18. Сахнова Т. В. Достижимо ли единство цивилистического процесса? (В контексте концепции единого ГПК РФ и Кодекса административного судопроизводства) // Арбитражный и гражданский процесс. - 2015. - № 4. - С. 3-10.

19. Смушкин А. Б., Суркова Т. В., Черникова О. С. Гражданский процесс: учебное пособие. - М., 2007. - 320 с.

20. Талянина И. А., Румянцева В. Г. К вопросу о судебной практике как источнике российского права // Юридический мир. - 2007. - № 3. - С. 23-28.

21. Тихомиров Ю. А. Административное право и процесс: полный курс. - 2-е изд., доп. и перераб. - М., 2008. - 697 с.

22. Шерстюк В. М. Объединение высших судов // Закон. - 2013. - № 10. - С. 26-38.

23. Щепалов С. В. Природа и характер правоотношений в исполнительном производстве: дис.. канд. юрид. наук. - М., 2005. - 197 с.

25. Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ (ред. от 5 февраля 2014 г.) «О судебной системе Российской Федерации» // СЗ РФ. 1997. № 1. Ст. 1; 2014. № 6. Ст. 551.

27. Концепция судебной реформы Российской Федерации от 24 октября 1991 года. М., 1991. С. 10.

28. Постановление Конституционного Суда РФ от 12 июля 2007 г. № 10-П «По делу о проверке конституционности положения абзаца третьего части первой статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан В. В. Безменова и Н. В. Калабуна» // СЗ РФ. 2007. № 30. Ст. 3988.

29. Федеральный закон от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ (ред. от 3 июля 2016 г.) «Об исполнительном производстве» // СЗ РФ. 2007. № 41. Ст. 4849. 2016. № 27 (ч. 2). Ст. 4259

30. Концепция единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации // СПС «КонсультантПлюс».

32. Конституция РФ (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.) (с учетом поправок, внесенных законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30 декабря 2008 г. № 6-ФКЗ, от 30 декабря 2008 г. № 7-ФКЗ, от 5 февраля 2014 г. № 2-ФКЗ, от 21 июля 2014 г. № 11-ФКЗ) // СЗ РФ. 2014. № 31. Ст. 4398.

33. Концепция единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (одобрена решением Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Государственной Думы ФС РФ от 8 декабря 2014 г. № 124(1)) // СПС «КонсультантПлюс».

35. постановление VI Всероссийского съезда судей от 2 декабря 2004 г. «О состоянии правосудия в Российской Федерации и перспективах его совершенствования» // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2005. № 2

36. Федеральный конституционный закон от 28 апреля 1995 г. № 1-ФКЗ (ред. от 15 февраля 2016 г.) «Об арбитражных судах в Российской Федерации». Ст. 44 // СЗ РФ. 1995. № 18. Ст. 1589; 2016. № 7. Ст. 896.

39. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24 июля 2002 г. № 95-ФЗ (ред. от 29 июля 2017 г.) // СЗ РФ. 2002. № 30. Ст. 3012; 2016. № 26 (ч. 1). Ст. 3889

40. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ (ред. от 29 июля 2017 г.) // СЗ РФ. 2001. № 52 (ч. 1). Ст. 4921; Российская газета 2016. № 149.

41. Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации от 8 марта 2015 г. № 21-ФЗ (ред. от 29 июля 2017 г.) // СЗ РФ. 2015. № 10. Ст. 1391; 2016. № 27 (ч. 1). Ст. 4236.

42. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ (ред. от 29 июля 2017 г.) // СЗ РФ. 2002. № 1 (ч. 1). Ст. 1; Российская газета. 2016. № 151.

43. Закон РФопоправке к Конституции РФ от 5 февраля 2014 г. № 2-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации» // СЗ РФ. 2014. № 6. Ст. 548

44. постановление VI Всероссийского съезда судей от 2 декабря 2004 г. «О состоянии правосудия в Российской Федерации и перспективах его совершенствования» // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2005. № 2

45. постановление VII Всероссийского съезда судей от 4 декабря 2008 г. «О состоянии судебной системы Российской Федерации и приоритетных направления ее развития и совершенствования» // Вестник Высшей квалификационной коллегии судей РФ. 2009. № 1 (19)


Рассматриваются изменения в законодательстве, связанные с принятием Кодекса административного судопроизводства РФ и работой над созданием единого Гражданского процессуального кодекса РФ, в свете идеи о системной взаимосвязи процессуальных отраслей.

М.А. Фокина,

Рассматриваются изменения в законодательстве, связанные с принятием Кодекса административного судопроизводства РФ и работой над созданием единого Гражданского процессуального кодекса РФ, в свете идеи о системной взаимосвязи процессуальных отраслей. Анализируются основные концепты судебного права. Делается вывод о том, что значение концепции судебного права в настоящее время состоит в том, что она дает нам методологию, позволяющую сохранить целостность гражданской процессуальной формы как правовой и социокультурной ценности.

Ключевые слова: гражданское судопроизводство, судебное право, цивилистический процесс, гражданская процессуальная форма, единый Гражданский процессуальный кодекс РФ.

Современная отечественная процессуальная наука имеет два вектора развития — унификация процессуального законодательства (в рамках работы над единым Гражданским процессуальным кодексом РФ) и дифференциация (принятие Кодекса административного судопроизводства РФ). Задача современной науки состоит в том, чтобы сохранить основные достижения гражданской процессуальной формы как правовой и социокультурной ценности, допуская в ее рамках дифференциацию судебных процедур при рассмотрении гражданских, административных дел и экономических споров.

Представленный юридической общественности проект единого Гражданского процессуального кодекса РФ вызывает большой интерес у специалистов в области цивилистического процесса. Так, 24 марта 2015 г. проект обсуждался на Втором расширенном заседании рабочей группы по разработке единого Гражданского процессуального кодекса РФ, которое состоялось на базе Российского государственного университета правосудия. Дискуссия продолжилась на заседании круглого стола «Проблемы судебного права» 3 апреля 2015 г. в Московском государственном юридическом университете имени О.Е. Кутафина.

В Концепции единого Гражданского процессуального кодекса РФ (далее — Концепция) поставлена задача унификации всех процессуальных норм, за исключением уголовного процесса, в едином кодифицированном акте [5, с. 13]. В этом смысле значение концепции судебного права, которая обсуждалась на указанных форумах представителями науки и практики, трудно переоценить.

Идея системной взаимосвязи процессуальных отраслей права не нова для отечественной и зарубежной процессуальной мысли. Исторически корни концепции судебного права уходят во вторую половину ХIХ века. Она рассматривалась в работах таких известных авторов, как Р. фон Иеринг, И.В. Михайловский, И.Я. Фойницкий, В.А. Рязановский. Так, Р. фон Иеринг, отстаивая мысль о влиянии цели судопроизводства на материальные правоотношения, включал в «юстицию» три элемента — суд, стороны и процесс: «Судья предполагает спор, спор предполагает две стороны, процесс предполагает и судью, и стороны» [4, с. 331]. «Кто возбуждает процесс, тот тем самым становится в одну линию с противником и признает судью выше себя. То же самое относится и к государственной власти. Ведя процесс, гражданский или уголовный, она отрешается от своего верховенства над подданным и обращается в такую же, как он сторону» [4, с. 332]. Он справедливо отмечал, что объем власти, который предоставляется юстиции, должно определять государство — это вопрос политики. Р. фон Иеринг предвидел, что государственно-правовое развитие приведет к расширению пределов юстиции: наряду с гражданской и уголовной юстицией появятся верховный государственный суд, административная юстиция и т. д. Мысли, высказанные Рудольфом фон Иерингом в 1877 году, актуальны и сейчас. Суд, стороны и процедура — необходимые составляющие любой процессуальной системы.

В советский период развитию идеи судебного права были посвящены труды Н.Н. Полянского, М.С. Строговича, А.А. Мельникова [8]. Большой вклад в развитие идеи судебного права внесла Э.М. Мурадьян [6].

Несмотря на более чем вековую историю существования, идея судебного права не получила полного признания и, как следствие, практической реализации. С точки зрения теории систем такой ситуации есть объяснение. Открытыми остаются вопросы о месте суперотрасли судебного права в системе российского права, ее взаимодействии с одноуровневыми системами, о взаимосвязи отраслей процессуального права между собой и с суперотраслью как целостной системой. Поэтому к идее судебного права в науке гражданского процессуального права существует весьма осторожное отношение [7; 11, с. 55].

В условиях кардинального реформирования процессуального законодательства — принятия КАС РФ, работе по созданию единого Гражданского процессуального кодекса РФ — обращение к основным концептам судебного права стало необходимостью.

Традиционно предметом изучения судебного права являются цели и принципы судебного процесса, распределение судебной подведомственности, субъекты процесса и их процессуальные права, представительство, иск, судебные доказательства, судебное обжалование и некоторые другие вопросы [6, с. 11—12]. Названные выше вопросы должны унифицированно решаться в рамках цивилистической процессуальной формы. Так, в Концепции справедливо обращается внимание на то, что административное судопроизводство является разновидностью цивилистического процесса [5, с. 7].

Первый концепт судебного права — единство целей цивилистического процесса. К сожалению, КАС РФ, так же как и ГПК РФ, не проводит разграничения между целями и задачами судопроизводства. Очевидно, что «правильное и своевременное рассмотрение дел» является задачей по отношению к цели «защита нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан и организаций». Кроме того, доступность правосудия является одним из условий эффективной защиты прав и законных интересов, но не задачей судопроизводства.

Представляется, что в систему целей судопроизводства наряду с «защитой права и законного интереса» следует включить «охрану права и законного интереса». Соотношение терминов «охрана» и «защита» права в литературе оценивается по-разному. По мнению одних авторов, в содержание защиты права включается деятельность, направленная на предупреждение нарушений прав и интересов [2]. Другие связывают существование права на защиту с фактом нарушения или оспаривания права или охраняемого законом интереса [1, с. 19; 3, с. 17].

Представляется, что понятия «охрана» и «защита» тесно связаны, но это не взаимопоглащающие понятия. Охрана права целесообразна, когда субъективные права или интересы еще не нарушены, защита имеет место в тех случаях, когда субъективное право или интерес нарушены.

Всегда ли защита субъективного права или законного интереса является целью судопроизводства? Очевидно, что не всегда. К компетенции суда отнесены категории дел, не связанные со спором о праве или оспариванием интереса. Особое производство по своей сущности является охранительным. Деятельность суда в особом производстве вызвана необходимостью осуществления им восполнительной функции в случаях, когда одной деятельности органов исполнительной власти недостаточно. В рамках особого производства суд рассматривает дела в целях создания условий для осуществления заинтересованными лицами их прав. Несмотря на отсутствие спора, бесспорные дела могут иметь сложный в отношении применения норм права или установления фактических обстоятельств дела характер. Отнесение их к судебной подведомственности является удобным и целесообразным. Таким образом, охрана, наряду с защитой прав и законных интересов, должна быть включена в систему целей цивилистического процесса.

Следующим концептом судебного права является единство принципов цивилистического процесса. Определение их системы — вопрос чрезвычайно важный в силу значимости принципов для формирования интегративных свойств единой системы процессуального права.

Перед наукой процессуального права сейчас стоят две задачи:

1. Выявить принципы, в равной степени присущие гражданскому процессуальному, арбитражному процессуальному праву, административному процессуальному праву. В гражданском процессуальном и арбитражном процессуальном праве практически отсутствуют в настоящее время отраслевые принципы, которые приобрели межотраслевой, а некоторые — конституционный характер [9, с. 98]. Принципы организации и деятельности органов гражданской юрисдикции являются их интегрирующими характеристиками [9, с. 100].

2. Выработать принципы цивилистического судебного права, если мы далее будем развивать идею о суперотрасли судебного права и создании соответствующего кодифицированного акта. Вторая задача намного сложнее. При ее решении следует определиться с вопросом о том, что является отправной точкой в разработке модели цивилистической процессуальной формы: материальное право, общие начала права или общность юрисдикционного органа. Только после этого мы сможем говорить о принципах, которые будут интегрировать цивилистические процессуальные отрасли. Это должны быть принципы, не совпадающие с межотраслевыми и отраслевыми. В современной науке данный вопрос пока решения не получил.

Обязательным концептом судебного права является системная взаимосвязь составляющих его элементов. Принятие КАС РФ привело к нарушению процессуальной системы, несогласованности процессуальных действий и процедур. Одновременно с вступлением в действие КАС РФ из ГПК РФ будет исключен подраздел III раздела II «Производство по делам, возникающим из публичных правоотношений». Обращает на себя внимание то, что КАС РФ будет применяться только судами общей юрисдикции, а арбитражные суды по-прежнему будут руководствоваться нормами Арбитражного процессуального кодекса РФ. В связи с этим следует констатировать, что унифицированного решения вопроса о рассмотрении административных дел не принято. Соответственно при разработке единого Гражданского процессуального кодекса РФ, адаптированного к применению как судами общей юрисдикции, так и арбитражными судами, потребуется сохранение специальных норм, регулирующих порядок рассмотрения дел, возникающих из административных и других публичных правоотношений. Несмотря на сокращение перечня категорий дел, рассматриваемых по правилам данного вида судопроизводства [7], их объем значителен. Возникает закономерный вопрос: почему однородные или даже единые с точки зрения материального права категории дел, имеющие схожие процессуальные особенности рассмотрения в суде, регулируются разными процессуальными регламентами? Ограничение применения КАС РФ при рассмотрении и разрешении административных дел только судами общей юрисдикции, сохранение регулирования порядка рассмотрения дел, возникающих из административных и иных публичных отношений в сфере регулирования АПК РФ, однозначно не способствует достижению цели унификации процессуального законодательства [5, с. 11], а вместе с устранением противоречий между ГПК РФ (ввиду исключения из него производства по делам, возникающим из публичных правоотношений) и АПК РФ появятся новые — между КАС РФ и соответствующим разделом АПК РФ.

Анализ текста КАС РФ показывает, что новый процессуальный кодекс тяготеет к концепции административного иска. Это шаг в сторону унификации процессуального законодательства. Иск как универсальное средство защиты права может применяться для защиты прав в сфере публичных правоотношений. К сожалению, так же как и в ГПК РФ, подлинно исковой модели судопроизводства, позволяющей осуществлять непосредственную защиту прав граждан публичного характера, КАС РФ не закрепил. Спустя 13 лет сохраняет актуальность мысль о том, что «по-прежнему у гражданина нет никакого права, которое можно было бы защитить в суде, а есть лишь охраняемый законом интерес. Нельзя обратиться в суд за защитой права на свободу передвижения или избрания места жительства (и соответственно сконструировать иск, его предмет и основание), можно лишь обжаловать действие (решение) конкретного органа, должностного лица» [11, с. 268].

Представляется, что сейчас мы находимся только в начале пути по подготовке единого кодифицированного судебного акта, обеспечивающего единство основ административного и гражданского судопроизводства, включая судопроизводство по экономическим спорам. Значение концепции судебного права в настоящее время состоит в том, что она дает нам методологию, позволяющую сохранить целостность гражданской процессуальной формы как правовой и социокультурной ценности.

1. Абова Т.Е. Защита хозяйственных прав предприятий и производственных объединений: автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 1985.

2. Вершинин А.П. Способы защиты гражданских прав. СПб., 1997.

3. Елисейкин П.Ф. Защита субъективных прав и интересов и компетенция суда в советском гражданском процессе // Вопросы государства и права: cб. науч. тр. Владивосток, 1968.

4. Иеринг Р. Цель в праве // Избранные труды. СПб., 2006. Т. 1.

5. Концепция единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. М., 2015.

6. Мурадьян Э.М. Истина как проблема судебного права. М., 2002.

8. Полянский Н.Н., Строгович М.С., Савицкий В.М., Мельников А.А. Проблемы судебного права. М., 1983.

9. Решетникова И.В., Ярков В.В. Гражданское право и гражданский процесс в современной России. М.; Екатеринбург, 1999.

10. Самсонова М.В. Защита интересов в гражданском судопроизводстве (на примере дел о защите прав потребителей) // Законы России: опыт, анализ, практика. 2012. № 12.

11. Сахнова Т.В. Курс гражданского процесса: теоретические начала и основные институты. М., 2008.

12. Сахнова Т.В. Процессуальное право России: реальные идеалы // Проблемы защиты прав и законных интересов граждан и организаций: материалы междунар. науч.-практ. конф. (Краснодар — Сочи, 23—26 мая 2002 г.). Краснодар, 2002.

13. Шерстюк В.М. К десятилетию ГПК РФ. Современные проблемы системы гражданского процессуального права// Вестник гражданского процесса. 2013. № 3.

Чтобы получить короткую ссылку на статью, скопируйте ее в адресной строке и нажмите на "Укоротить ссылку":


К.А. ЛИТВИНОВА, аспирант Пятигорского технологического университета Исследуется судебное право с точки зрения общей теории права. Предлагается определение судебного права. Анализируются признаки судебного права.

К.А. ЛИТВИНОВА,

аспирант Пятигорского технологического университета

Исследуется судебное право с точки зрения общей теории права. Предлагается определение судебного права. Анализируются признаки судебного права.

Ключевые слова: судебная система, структура судебной системы, судебное право, суд.

The judicial right: concept and signs

The judicial right from the point of view of the general theory of the right is investigated. Definition of the judicial right is offered. Signs of the judicial right are analyzed.

Keywords: judicial system, structure of judicial system, the judicial right, court.

Понятие «судебное право» для российской юридической науки не является новым. Еще В.А. Рязановский в 1920 году отмечал: «Говорить о едином процессе и о единой процессуальной науке при настоящем ее состоянии еще преждевременно, но вместе с тем, думается, что тенденция развития современного процесса (как в области судоустройства, так и судопроизводства) ведет к объединению различных его видов и к созданию единого процессуального или судебного права»[1]. Н.Н. Полянский, М.С. Строгович, В.М. Савицкий, А.А. Мельников ставили вопрос об объединении в одну специализированную отрасль права законодательства о судопроизводстве, гражданско-процессуального и уголовно-процессуального права[2]. Вместе с тем было бы лукавством утверждать, что ученые пришли к единому мнению относительно определения и содержания названной категории.

В связи с этим, а также учитывая преобразования, проводимые в судебной системе, считаем возможным предложить свое видение судебного права и попытаться выявить его характерные признаки.

По нашему мнению, судебное право — это комплексная отрасль права, основными компонентами которой являются судоустройство и все существующие виды судопроизводства, не теряющие в составе судебного права своего положения самостоятельных отраслей права со свойственными им специфическими чертами, но связанные друг с другом их непосредственным отношением к правосудию.

При таком подходе основными чертами судебного права выступают следующие.

1. Судебное право — это одна из составляющих публичного права. Основной и непременный субъект судебного права — судебная власть, представляющая собой совокупность фактических отношений, организуемых и охраняемых авторитетом правовых норм. При этом сами нормы выступают в качестве одного из юридических фактов возникновения судебных правовых и властных отношений. В идеале назначение судебной власти по отношению к гражданскому обществу можно обозначить как юридическое обслуживание и предоставление судебных услуг субъектам права. А.П. Гуськова и Н.Г. Муратова фактически говорят о публичности судебного права, указывая на способность суда наилучшим способом предоставить общедоступные судебные услуги, упрощая и ускоряя судебное разбирательство, при использовании привилегированных процедур[3].

Федеральной целевой программой «Развитие судебной системы России на 2007—2011 годы» (утв. распоряжением Правительства РФ от 04.08.2006 № 1082-р) были поставлены такие основные задачи, как повышение доступности и качества предоставляемых государственных услуг, а также конкурентоспособности судебной системы, обеспечение информационной прозрачности деятельности органов судебной власти.

Такой подход ориентирует, во-первых, на усиление суда, института государственной власти, повышение степени полезности их деятельности и результатов. Во-вторых, суд, как институт социально-государственный, предоставляет субъектам права в сферах гражданского оборота, экономических и, особенно, предпринимательских правоотношений именно государственные правовые услуги, главным образом в форме справедливого рассмотрения дел и принятия судебных актов.

Судебные услуги, в отличие от обычных юридических, являются публичными. Судья не становится участником какого бы то ни было соглашения с субъектами процесса и не может иметь статуса стороны, представителя, посредника и т. п. Судья нейтрален, в соответствии со ст. 120 Конституции РФ независим и подчиняется только Конституции РФ и федеральным законам. Если судья в процессе изначально отдает предпочтение одной стороне, другая вправе заявить отвод судье.

Публичность судебных услуг означает, что они предоставляются не тому, кого предпочтет судья, а любому. Основанием предоставления услуг является не договор, а закон — процессуальный закон, судебное законодательство. При отсутствии оснований для отказа, указанных процессуальным законом, судья не вправе никому отказать в совершении надлежащих процедур, процессуальных действий[4].

2. Судебное право — это комплексная отрасль права. Принятие государством на себя обязанности признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина предполагает создание развитой системы судебной защиты, которая является комплексным институтом российского права.

Осуществляемая судом деятельность по восстановлению нарушенных преступлением прав и свобод человека и гражданина и предупреждению таких нарушений есть не что иное, как правосудие. В русле обеспечения судебной защиты должна действовать единая функция судебной власти, реализуемая посредством уголовного, гражданского, административного и конституционного судопроизводств, так как нарушение прав и свобод человека и гражданина предполагает одинаковые правовые средства защиты, независимо от характера и вида нарушений. Именно поэтому судебное право предстает как сложная комплексная отрасль права.

3. Отрасли права, входящие в состав судебного права, относятся к правосудию. Правосудие есть функция судебной власти и в правовом отношении представляет собой направление правового регулирования и воздействие на отношения судебной власти, проявляемые через власть права и верховенство права на защиту.

Как известно, основным критерием разделения права на отдельные отрасли является предмет правового регулирования, характерный для каждой отрасли права. Судебное право объединяет в себе отрасли, которые регулируют общественные отношения, возникающие и развивающиеся в процессе осуществления деятельности суда, именуемой правосудием. Поэтому критерием объединения отраслей права выступает такой признак, как непосредственная деятельность суда — правосудие. Связано все это с тем, что в порядке конституционного, гражданского, арбитражного, административного и уголовного процесса осуществляется одна и та же государственная деятельность.

4. Судебное право заключает в себе нормы как материального, так и процессуального права. Судебное право недостаточно рассматривать как феномен исключительно процессуальный, поскольку оно, как и суды, судебные структуры и системы, несамодостаточно. Действительного судебного права нет без материального права. Судебное право — судебный процесс — феномен многоликий.

Судебное право — это особое соединение процессуального и материального права. Все элементы судебно-процессуального процесса предназначены в итоге для разрешения вопросов материального права и материальных правоотношений участников судебного процесса, в том числе с целью проверки правомерности разнообразных правовых актов; разрешения споров о правах, об обязательствах субъектов; предупреждения правонарушений или привлечения виновного к ответственности за совершенное правонарушение. При этом суд установит существо обвинения, обстоятельства, мотивы, последствия преступления, проверит и оценит каждое доказательство отдельно, затем — в совокупности, а также решит вопросы юридической квалификации деяния, определит виновность субъекта, вид и размер его наказания или признает субъекта невиновным и решит вопрос его реабилитации.

Собственно судебно-системные связи, при их абсолютной необходимости, для функционирования судебного права недостаточны.

Действующее судебное право — это право, ориентированное на решение определенных задач, поставленных перед судом субъектами материальных правоотношений, подлежащих ведению суда и разрешению в рамках конкретного судебного процесса.

Нельзя отрицать, что все элементы судебного процесса созданы и существуют для защиты действительного материального права.

Вместе с тем материальное право без права судебной защиты было бы неполноценным, скажем так, необеспеченным. Без необходимости поддерживать нормальное функционирование, оберегать право материальное, предупреждать правонарушения судебное право вряд ли появилось бы.

5. Судебное право позволяет реализовать право на судебную защиту. В основе функционирования всех судов судебной системы присутствует государственная функция — судебная защита прав и свобод человека и гражданина. Без осуществления судебной защиты не могут быть реализованы и конституционные гарантии прав и свобод. Поэтому одним из главных факторов, объединяющих отрасли права, связанные с правосудием, в одно судебное право является реализация судебной власти посредством правосудия по защите прав и свобод человека, т. е. судебная защита. Именно судебное право объединяет вопросы судебной защиты конституционных прав и свобод человека и гражданина.

Судебное право является единством правовых средств и способов защиты прав и свобод личности независимо от формы судопроизводства. Правильно отмечает В.А. Лазарева: «Вряд ли имеет разумные оправдания существование различных сроков обжалования судебного решения, принятого в уголовном и гражданском процессах, различий в объеме предоставленных для защиты нарушенного права процессуальных возможностей и процедур, наделения участника судебного процесса определенным статусом и т. д.»[5]

На основе изложенного можно сделать следующие выводы. Во-первых, судебное право — это часть публичного права, ибо судебные услуги, в отличие от обычных юридических, являются публичными. Публичность судебных услуг означает, что они предоставляются не тому, кого предпочтет судья, а любому; при этом основанием предоставления услуг выступает не договор, а закон — процессуальный закон, судебное законодательство.

Во-вторых, судебное право регулирует вопросы как судоустройства, так и судопроизводства и соединяет в себе нормы материального и процессуального права.

О важности и своевременности признания концепта судебного права свидетельствует следующее.

1. Судебное право — незаменимое средство приведения огромного массива судебных принципов, правил и институтов к единому знаменателю с целью преодоления некоторого разброса, межотраслевой нестыковки, рассогласованности, асинхронных процессуальных действий и процедур.

2. Дифференцируются и процесс, и суд. Все же, будучи дифференцированным, суд остается изначально, по своему предназначению, единым. Все виды процесса суть единый судебный процесс. Правовые нормы судебного права наделены необходимыми качествами, позволяющими использовать их в создании комплексных законодательных структур права — в виде системы соответствующего процессуального и судоустройственного законодательства.

3. Степень дифференциации судебных процедур не снижается, а с учетом ожидания продолжения дифференциации судов, образования судов трудовых, ювенальных, принятия Кодекса административного судопроизводства можно ожидать, что произойдет дальнейшее обогащение судебных процедур. Исходя из естественного единства противоположностей, дифференциация — своего рода предвестник, подтверждение и предпосылка дальнейшего усиления общности. В свою очередь унификация права повлечет за собой следующую волну дифференциации. Данное положение верно и в отношении судебного права[6].

В целом концепция судебного права предполагает создание комплексной отрасли права на основе унификации положений, объединяющих вопросы судебной защиты конституционных прав и свобод человека и гражданина. Судебное право должно не поглощать или заменять процессуальные отрасли, но функционировать при полном развитии всех действующих процессуальных отраслей права.

1 Рязановский В.А. Единство процесса. — М., 1996. С. 79.

2 См.: Полянский Н.Н., Строгович М.С., Савицкий В.М., Мельников А.А. Проблемы судебного права. — М., 1983.

3 См.: Гуськова А.П., Муратова Н.Г. Судебное право: история и современность судебной власти в сфере уголовного судопроизводства. — М., 2005. С. 18.

4 См.: Мурадьян Э.М. Истина как проблема судебного права. — М., 2002. С. 7—8.

5 Лазарева В.А. Теория и практика судебной защиты в уголовном процессе. — Самара, 2000. С. 31.

6 См. подробнее: Мурадьян Э.М. Судебное право. — СПб., 2007. С. 15—19.

Чтобы получить короткую ссылку на статью, скопируйте ее в адресной строке и нажмите на "Укоротить ссылку":

Сегодня в Российской Федерации действует большое количество судов, принимаются различные нормативные правовые акты, направленные на регулирование деятельности судебной ветви государственной власти в России. Однако количество жалоб в Европейский суд по правам человека от граждан Российской Федерации не уменьшается, а только возрастает. Так, по официальной статистике, представленной на сайте Европейского суда по правам человека, количество жалоб в отношении России в 2008 г. составляет 10146, в 2009 г. - 13666, по состоянию на 01.01.2010 - 33550. При общем количестве жалоб по состоянию на 01.01.2010 - 57100.

Возникает вопрос - почему именно наше государство является основным поставщиком жалоб в Европейский суд по правам человека? Почему наше государство в лице судебных органов позволяет себе такое пренебрежительное отношение к главе 2 Конституции РФ? Как быть и что делать?

Для разрешения данного конфликта мы решили прибегнуть к теории судебного права, которая отнюдь не является новаторством в юриспруденции. Проблемами судебного права занимались А.А. Мельников, Н.Н. Полянский, сегодня над этими проблемами работают Э.М. Мурадьян, Н.Н. Ефремова и др. Однако и по сегодняшний день не существует устоявшегося взгляда на судебное право. Собственно, этим во многом и обусловлена актуальность данной работы. Мы попробуем ответить на наиболее острые и дискуссионные вопросы относительно такого явления, как судебное право. Но прежде нам хотелось бы обратить внимание на то, что мы не настаиваем на абсолюте приведенной ниже точки зрения.

Итак, что же такое судебное право? В чем его значение? Какова цель его существования, роль и место в правовой системе современного российского социума? Этот ряд вопросов можно продолжать и далее. Но мы остановимся на этих вопросах, хотя хорошо понимаем, что это только мизерная часть глыбы, громаднейшего массива под названием "Судебное право". Однако ответы на перечисленные выше вопросы позволят нам сформировать фундамент для дальнейшего исследования этого непростого явления.

Судебное право - это прежде всего необходимое явление современной правовой действительности. Его необходимость продиктована рядом проблем, касающихся всех без исключения отраслей процессуального права. Во-первых, это необходимость объединения всех принципов целей и задач правосудия, находящих свое отражение и закрепление в большом количестве различных нормативных правовых актов. Во-вторых, ликвидация чрезмерной дифференциации процесса и суда, в-третьих, потребность в концентрированном судебном процессе, в-четвертых, повышение уровня законности и правильности в рассмотрении и разрешении споров судами, а также укрепление правопорядка, предупреждение правонарушений, формирование уважительного отношения к закону и суду.

Что же касается места судебного права в правовой системе социума, то, на наш взгляд, судебное право является подсистемой общеправовой системы российского общества, а не отраслью права. Судебное право обладает всеми компонентами правовой системы, а именно: источниками права, механизмом правового регулирования, имеет свои принципы, нормы права, характеризуется наличием правоотношений и правопонимания, а также историческим и культурным развитием, т.е. оно обладает как формальным, так и содержательным критерием. Однако судебное право априори ориентировано на регулирование специфического круга общественных отношений, следовательно, оно может выступать лишь подсистемой общей правовой системы российского общества. Отраслью судебное право быть не может в силу того, что лишено таких признаков отрасли права, как однородность правовых норм и определенная разновидность общественных отношений.

Вместе с этим судебное право выступает неким связующим звеном между конкретным процессом и "судебной жизнью" , которая, в свою очередь, довольно разнообразна. То есть судебное право, на наш взгляд, для конкретного процесса играет роль интегрирующей сферы, посредством которой выстраивается "судебная жизнь" . Получается процесс, очень похожий на дисперсию света, когда единый белый пучок света проходит через линзу и распадается на спектр. А катализатором данного явления выступает не что иное, как материальное право.

Мурадьян Э.М. Судебное право. СПб., 2007. С. 64.
Там же.

Таким образом, мы предлагаем в первом приближении понимать под судебным правом подсистему общеправовой системы современного российского социума, объединяющую в себе нормы процессуального и материального права и направленную на реализацию целей, задач и принципов российского правосудия.

Мы используем файлы Cookie. Просматривая сайт, Вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности.

Единство судопроизводственной формы реализации правосудия вытекает из ч.2 ст. 118 Конституции РФ, согласно которой «судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства».

В результате проводимой в настоящее время реформы гражданского и административного судопроизводства может реально появиться суперотрасль судебного процессуального права, регулирующая одновременно процедуру в гражданском, арбитражном и административном процессах. Методологической основой для этого является концепция единой науки процессуального права.

По этому поводу еще в начале 20 века в одинаковом ключе высказывались представители науки как уголовного, так и гражданского процесса. Так, в 1910 г. Фойницкий И.Я., указывая на самую тесную связь уголовного судопроизводства с процессом гражданским по строению и по форме, говорил, что они образуют систему судебного права.

Рязановский В.А. в 1920 г. отмечал, что появилась новая, еще мало разработанная доктрина, «связавшая три (главные) процесса в одно целое и провозгласившая, что наука процесса едина, что отдельные процессы есть лишь отдельные отрасли единой науки процессуального или судебного права».

В советский период развитие идеи судебного права в основном являлось заслугой Полянского Н.Н., который в 1956 г. рассматривал гражданский и уголовный процесс как самостоятельные дисциплины в пределах одной науки процессуального права, входящей, в свою очередь, в состав науки судебного права. “Учение об уголовном процессе и учение о гражданском процессе не могут быть разрабатываемы в отрыве друг от друга; успешная разработка общих для уголовного и гражданского процессов понятий, принципов и институтов требует совместных усилий представителей обеих дисциплин: при построении уголовного и гражданского процессов должны быть учитываемы связующие их звенья”.

Позднее концепция суперотрасли судебного процессуального права получила развитие в трудах Полянского Н.Н., Строговича М.С., Савицкого В.М., Мельникова А.А. и других. По их мнению, процессуальное право – это, в сущности, судебно-процессуальное право, судопроизводство.

В современный период идеи судебного права активно развивает Мурадьян Э.М. По ее мнению, «под судебным правом можно понимать также суперотрасль, образуемую всеми процессуальными отраслями, оставляя в стороне судоустройство”. Обосновывая необходимость изучения данного правового феномена,

она справедливо отмечает, что основной смысл легализации и развития судебного права состоит в преодолении на его основе отраслевой замкнутости, необоснованных различий в интерпретации и применении Конституции, закона, межотраслевых принципов, несостыковки мотивов, выводов, судебных правоположений пересекающихся актов разных судов по одним и тем же или взаимосвязанным вопросам фактов и права.

Что касается унификации гражданского и арбитражного процессов, то первые шаги по их унификации уже сделаны. Федеральным законом от 28.06.2014 N 186-ФЗ “О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс РФ” (далее – Закон № 186 – ФЗ) в АПК РФ внесены изменения, связанные с упразднением Высшего Арбитражного Суда РФ. При этом отчетливо просматривается ориентир унификации в будущем единого гражданского судопроизводства на основе позитивно себя зарекомендовавших положений гражданского процессуального права.

Главное, конечно, в том, как Законом № 186 – ФЗ определены процессуальные особенности кассационного и надзорного производства по арбитражным делам в Верховном Суде РФ. Не вдаваясь в несущественные детали, можно сказать вполне однозначно: теперь в ГПК РФ и АПК РФ прописан единый процессуальный алгоритм кассации и надзора в Верховном Суде РФ, что еще более приближает нас к созданию «единого» Кодекса гражданского судопроизводства.

В наши дни поводом к незамедлительному реформированию гражданского судопроизводства является создание единого Верховного Суда РФ с одновременной ликвидацией Высшего арбитражного суда РФ. Это глобальное для судебной системы судоустройственное изменение неминуемо влечет за собой масштабные изменения гражданского судопроизводства в виде нового «единого» Кодекса гражданского судопроизводства, который должен объединить в себе нормы гражданского процессуального права и арбитражного процессуального права.

Необходимость нового «единого» Гражданского процессуального кодекса отметил в нижней палате российского парламента глава комитета по законодательству в Государственной Думе П. Крашенинников. По его словам, необходимо учитывать тот факт, что создание законопроекта и принятие соответствующего нормативно – правового акта это лишь вопрос времени. П. Крашенинников утверждает, что это будет огромный документ, где будут учитываться все вопросы, начиная от экономических и налоговых споров и заканчивая штрафами за нарушения Правил дорожного движения. “Это тяжелейшая работа, практически сравнимая с работой над Гражданским кодексом”, – отметил П. Крашенинников.

В начале июня 2014 г. в Государственной Думе РФ Создана рабочая группа из 14 человек, включая П. Крашенинникова, представителей Верховного Суда РФ и видных представителей юридический науки, членам которой предстоит написать Концепцию единого Кодекса гражданского судопроизводства до декабря 2014 года. Далее разработку проекта кодекса планируется вести на основе этой Концепции.

Один из членов группы по разработке Концепции единого кодекса гражданского судопроизводства, заведующий кафедрой гражданского процесса СПбГУ В.А. Мусин полагает, что объединение только высших судов — это разумный шаг. Арбитражный суды и суды общей юрисдикции имеют специфическую компетенцию и объединять их, наверное, было бы нецелесообразно. Однако иногда получается так, что одни и те же правовые нормы они толкуют по-разному. А поскольку нормы одни и те же, то важно, чтобы они интерпретировались одинаково. Единый высший орган — Верховный Суд в новом его виде — и обеспечит это единство. Для споров из гражданских правоотношений есть возможность создать единый Кодекс гражданского судопроизводства[44].

Такой подход получил поддержку в юридической литературе. Например, Исаенкова О.В. отмечает, что достижение единообразия судебной практики возможно путем реформирования гражданского процесса и принятия нового ГПК с сохранением специализированных арбитражных судов[45].

По мнению Борисовой Е. А., процессуальное законодательство должно быть единым и существовать в виде ГПК, содержащего среди прочего специальные правила рассмотрения экономических споров. При этом она акцентирует внимание на том, что не является принципиально важным то, сохранятся ли арбитражные суды как специализированные или нет, ведь по существу специализация на рассмотрение определенных категорий дел не означает непременность дифференциации правовой формы.

Истины ради, нельзя не отметить, что и ранее известные ученые-процессуалисты высказывались в пользу единого процессуального кодекса для судов общей юрисдикции и арбитражных судов, подвергая сомнению создание двух ветвей судебной власти и двух цивилистических кодексов для рассмотрения и разрешения гражданско-правовых споров одной правовой сути. Дальше всех в этом направлении продвинулась Попова Ю.А., заявившая, что «адекватно понятию единого гражданского судопроизводства видится практическая необходимость принятия Кодекса гражданского судопроизводства. Его структура может состоять из трех частей: 1) Общая часть, 2) Производство в судах общей юрисдикции, 3) Производство в судах арбитражной юрисдикции. Такая структура позволит ликвидировать имеющуюся в настоящее время абсолютную схожесть многих общих положений (дублирование) в ГПК РФ и АПК РФ и более детально урегулировать особенности рассмотрения и разрешения тех или иных категорий дел».

Примечательно, что еще в 1998 г. Фурсов Д.А. обратил внимание на однородную природу отраслей гражданского и арбитражного процессуального права, и на тот факт, что отсутствуют принципиальные препятствия на пути слияния двух судебных систем, и данное событие является лишь вопросом времени. Очевидно, что время для этого наступило.

В сложившихся условиях принятие «единого» Кодекса гражданского судопроизводства представляется нам самым рациональным и сбалансированным подходом, поскольку процесс унификации законодательства в области гражданского и арбитражного процессов должен повысить степень доступности правосудия в Российской Федерации и объективно способствовать формированию единой судебной практики.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: