Кому подчинялись судебные следователи

Обновлено: 06.02.2023

Перед современной Россией стоит нерешенный вопрос о статусе следователя в системе правоохранительных органов. Во время разделения Прокуратуры и Следственного комитета в 2011 году было объявлено, что теперь следователи действительно станут независимыми и, соответственно, смогут объективно и всесторонне расследовать уголовные дела, без давления постороннего органа. Действительно, следователь должен быть независимым, так как он фактически является центральной фигурой уголовного процесса, ведь именно следственный работник должен воссоздать картину совершенного преступления, собрать обвинительные и оправдательные доказательства, обличить виновных и отсеять невиновных. Но стали ли следователи по-настоящему независимыми после реформы 2011 года? На этот и другие вопросы мы постараемся ответить в этой статье.

Статус следователя до реформ Наполеона

Обратимся к истории. Для начала стоит разобраться, каким был следователь до революционных изменений, которые были введены после Великой Французской Революции во время правления Наполеона Бонапарта. Уголовный процесс того времени можно описать следующей фразой: «всякий судья есть одновременно генеральный прокурор», на которого при этом возлагались и функции защиты, по крайней мере в теоретической плоскости.

Иначе говоря, все основные уголовно-процессуальные функции — обвинения, защиты и разрешения дела — были сосредоточены в руках судьи-следователя (ни о каких сторонах речи и не шло). Такую систему уголовного процесса называли инквизиционной, а во главе угла стояли тайность, письменность и несостязательность. Также в это время применялась формальная теория доказательств, что подразумевало под собой деление доказательств на явные, несовершенные, а также на полудоказательства. Это означало, что судья-следователь «слагал» доказательства и выносил решение по уголовному делу. Отсюда же и пошли знаменитые формулы testis unus testis nullus (один свидетель — не свидетель) или confessio est regina probatiorum (признание — царица доказательств). В ряде случаев судья-следователь даже получал право на пытки.

Как мы видим, до событий 1791 г. во Франции, следователь выполнял все функции, которые ныне выполняет судья, прокурор и защитник, что, конечно, ставило под сомнение его объективность.

Статус следователя после реформы 1864 года в России

У многих слово «инквизиция» ассоциируется с пытками, кострами и прочими не гуманными явлениями, хотя в действительности данная система уголовного процесса подарила нам ряд выдающихся юридических конструкций, как, например, учение о следственном действии или конструкция favor defensionis (благоприятствования защите). В связи с этим, после французской буржуазной революцией, перед французами встанет вопрос: что делать дальше? Как конструировать уголовный процесс? Создатели самого первого уголовно-процессуального кодекса столкнулись с дилеммой: как совместить достижения Великой французской революции с многовековыми традициями французского инквизиционного процесса. В результате и появилась так называемая смешанная система, которую стоит признать наиболее разработанной и совершенной (даже на сегодняшний день). Основная идея данной системы заключается в том, чтобы подчинить предварительное расследование инквизиционным началам (тайность, письменность и несостязательность), а судебное разбирательство — началам обвинительно-состязательным (гласность, устность и состязательность), найдя разумный компромисс между двумя моделями. Произошел отказ от теории формальных доказательств и переход к свободной оценке доказательств судьей по внутреннему убеждению (более подробно — здесь).

Эту же систему, одной из первой в Европе, и восприняла Россия, где был разработан Устав уголовного судопроизводства 1864 г. Вот как вспоминал это событие Анатолий Федорович Кони, который является одной из наиболее значимых фигур российской юриспруденции:

Им (казанскому обществу, прим.ред.) было неведомо и непонятно то восторженное настроение, с которым молодые судебные деятели приступали к святому делу реформы, когда интересовала каждая мелочь, когда волна солидарного одушевления делала всякую работу приятной и когда поэтому, говоря словами поэта, “каждый гвоздик вбивался с любовью”.

Одним важнейших достижений Устава является передача компетенции по производству предварительного следствия от полиции суду, в лице специального судебного следователя, входившего в состав судебного ведомства. Если же говорить о такой фигуре, как дознаватель, то это подчиненный прокурору (следователю) чиновник (чаще всего сотрудник полиции, то есть он относится к административным органам), задачей которого является сбор материалов для принятия прокурором (следователем) решения о передаче материалов о возможном преступлении судебной власти.

Таким образом, следователь в России получил реальную независимость, став частью судебного корпуса. Конечно, за судебным следователем осуществлялся прокурорский надзор, но его независимость в действительности никак не ограничивалась, скорее наоборот, такой надзор являлся дополнительной гарантией защиты прав обвиняемого, а также это было оказанием помощи защитнику.

Следователь в СССР

После октябрьской революции 1917 года произошли существенные изменения в правовой системе страны, это не могло не коснуться уголовного процесса и, в частности, статуса следователя. Уже Декрет “о суде” от 24 ноября 1917 г. официально упразднил все судебные учреждения «старого режима» (судебных следователей, окружные суды, судебные палаты, Правительствующий Сенат), институты прокурорского надзора и адвокатуры, а также приостановил деятельность мировых судей, предполагая их преобразование в местные суды. Более подробный Декрет “о суде” № 2 от 22 февраля 1918 г., содержавший уже некоторые очертания нового уголовного процесса, уточнил, что Судебные уставы 1864 г. продолжают применяться при рассмотрении уголовных дел, но лишь в той мере, в какой они «не отменены декретами» советской власти и «не противоречат правосознанию трудящихся классов» (п. 8). Следует иметь в виду, что в первые годы советской власти были созданы две параллельные системы судов: общие суды, о нормативной базе деятельности которых речь шла выше, и особые суды в виде революционных трибуналов, рассматривавших дела о наиболее опасных, с точки зрения советской власти, преступлениях, характеризовавшихся в качестве «контрреволюционных».

Предварительное расследование в 1920-ых годах сильно изменилось: если в начале десятилетия следователи еще оставались при судах, то уже к концу 20-х следственный аппарат оказался в составе прокуратуре. Именно в этот период начала формироваться советская конструкция несудебного «прокурорского» предварительного следствия, стирающая грань между следствием и дознанием, где следователь утрачивал независимость, а центральную роль играл уже прокурор. Таким образом, следователь, вплоть до 2011 года оставался прокурорским работником.

Современный следователь

Итак, мы определили, что наиболее эффективной является концепция судебного следователя. Теперь стоит проанализировать статус современного работника следственного аппарата.

Так, в соответствии с п. 41 ст. 5 УПК РФ, «следователь является должностным лицом, уполномоченным в пределах компетенции, предусмотренной УПК РФ, осуществлять предварительное следствие по уголовному делу». Одним из наиболее спорных решений законодателя является то, что следователь, в соответствии с п. 47, 55 ст. 5 УПК РФ, является стороной обвинения. При этом, УПК РФ в ряде случаев обязывает следователя осуществлять действия, которые точно нельзя назвать обвинительными, к примеру, он обязан собирать не только обвинительные доказательства, но и доказательства об обстоятельствах, исключающих преступность и наказуемость деяния (оправдательные доказательства), что вытекает из ст. 73, 85 и 86 УПК РФ. Конституционный Суд, в одном из своих решений, обоснованно обращает внимание на особый процессуальный статус следователя (а также дознавателя и прокурора). Особенность этого статуса заключается в том, что он позволяет перечисленным участникам осуществлять действия по защите прав обвиняемого и подозреваемого, выходящие за рамки возложенной на них функции уголовного преследования. При этом, следует учитывать, что в рамках предварительного расследования сторон нет в принципе, они появляются только во время судебного разбирательства, поэтому императивное отнесение следователя к стороне обвинения не выглядит логичным решением и не соответствует действительности.

Если же обратиться к вопросу декларируемой самостоятельности следователя, то даже в процессуальном смысле это не так. В УПК РФ есть фигура руководителя следственного органа, который проверяет и одобряет все действия подчиненных ему следователей. При этом, следователя также контролирует прокурор и суд. В теории уголовного процесса есть концепция, в соответствии с которой для реализации независимости следователя ему нужно дать статус специального судьи, которого может контролировать только вышестоящий суд (такой подход до сих пор актуален во Франции).

Заключение

Как видно из вышеизложенного, на данный момент ситуация со статусом следователя в России является неразрешенной, находящейся в промежуточном состоянии. Законодатель должен четко решить вопрос о том, какова процессуальная природа того, что закон называет предварительным следствием: это классическая судебная деятельность, либо не менее классическое прокурорское дознание? В современной России, как видно, полномочия следователя и дознавателя во многом аналогичны при некотором различии в объеме «процессуальной несамостоятельности». Бо́льшая самостоятельность следователя проявляется в том, что решения прокурора для дознавателя — обязательны, а следователь, через руководителя следственного органа, может не выполнять распоряжения прокурора (т.е. по факту разницы нет). Причина такого положения дел — в уже упомянутой реформе судоустройства конца 20-х — начала 30-х годов прошлого века, которой сопутствовал отход от традиционной концепции судебного следствия. В результате российский дознаватель обрел целый ряд явно несвойственных ему полномочий, его функции деформировались, а полицейская составляющая уголовного процесса усилилась. Хочется закончить еще одной цитатой А.Ф. Кони:

По мере удаления от события человеческая мысль незаметно для самой себя переходит от шаткого “так могло быть” к определенному “так должно было быть” и к положительному «так было.

До 1860 года расследование преступлений в России осуществлялось городской и земской полицией. Предварительное следствие заключалось в собирании доказательств, позволяющих установить и изобличить виновного. Оно разделялось на предварительное и формальное. Основной задачей первого являлось установление обстоятельств совершения преступления, а в ходе формального следствия выяснялось, действительно ли обвиняемый совершил преступление и подлежит ли он наказанию.

Одной из первых попыток реформирования предварительного расследования стала разработка Собственной Его Императорского Величества канцелярией законопроекта «О следствии», в соответствии с которым эта функция изымалась у полиции, а следователи стали относиться к судебной власти. С целью реализации этой идеи Указом Императора Александра II от 8 июня 1860 года были учреждены должности судебных следователей. На них возлагалось производство следствия по всем преступлениям, относящимся к ведению судов. За полицией оставалось расследование незначительных преступлений и проступков.

В дополнение к указу был издан «Наказ судебным следователям», регламентирующий их деятельность и устанавливающий порядок производства следствия. Контроль за следователями осуществлялся исключительно судами, которые могли приостанавливать и прекращать следствие, давать следователями предписания, отменять их распоряжения.

Одновременно был введен в действие «Наказ полиции о производстве дознаний по преступлениям и проступкам».

Число следователей устанавливалось в зависимости от количества уголовных дел, имевшихся в каждом уезде. Судебные следователи подчинялись министерству юстиции, однако назначались, перемещались и увольнялись губернатором по согласованию с губернским прокурором.

Большинство следователей не имело юридического образования. Нагрузка на каждого из них составляла 120-150 дел в год, а в отдельных губерниях – до 200-400 дел. Обслуживаемые участки составляли порой не одну тысячу квадратных верст.

С 1864 года следователи стали назначаться бессрочно Императором по представлению министра юстиции. Ужесточились и требования к кандидату на должность следователя: он должен был иметь высшее юридическое образование и прослужить по судебной части не менее трех лет. В его обязанности входило с полным беспристрастием выяснять обстоятельства, как уличающие обвиняемого, так и оправдывающие его. При этом он мог проверять и дополнять дознание, проведенное полицией, отменять решения, принятые при производстве дознания, а также поручать полиции производство дознания и собирание иной информации.

После революции 1917 года новая власть упразднила прежний институт следователей. Функции следствия стали выполнять специальные комиссии при городских и районных советах, которые коллегиально рассматривали дела и принимали по ним решения. Расследованием преступлений занимались также штабы Красной гвардии. В своей деятельности эти органы руководствовались исключительно революционным правосознанием.

В соответствии с Декретом о суде № 2 от 7 марта 1918 года и № 3 от 20 июля того же года в России образовались следственные комиссии окружных судов, в компетенцию которых входило расследование убийств, причинения тяжкого вреда здоровью, изнасилований, разбойных нападений, фальшивомонетничества и спекуляций, а также наиболее сложных дел, подсудных уездным и городским судам. Расследование государственных преступлений входило в обязанности ВЧК.

Следственные комиссии в полном составе возбуждали и прекращали уголовные дела, избирали и изменяли меру пресечения, выносили постановления о предании суду.

В 1919 году практика коллегиального расследования была прекращена. Производство предварительного следствия возлагалось на действовавших единолично следователей, которые состояли при революционных военных трибуналах, созданных годом ранее. Но уже 21 августа 1920 года Положениями о местных органах юстиции и о народном суде РСФСР от 20 октября того же года учреждаются должности народных следователей, состоящих при советах народных судей, а также следователей по важнейшим делам при губернских отделах и Наркомате юстиции.

Следователи руководили действиями розыскных аппаратов и могли проверять любой акт органа дознания. Указания следователей при производстве расследования были обязательны для исполнения всеми гражданами, должностными лицами и учреждениями. Однако в мае 1922 года надзор за производством предварительного следствия, право давать указания по ряду вопросов, связанных с осуществлением процессуальной деятельности следователя, специальным Положением возлагается на прокуратуру. В сентябре 1928 года следователи были полностью выведены из подчинения судов и переданы в ведение прокуроров.

Но на практике большинство уголовных дел расследовалось милицией. Непосредственно перед Великой Отечественной войной в уголовном розыске и отделах БХСС ведомственным приказом были созданы следственные аппараты.

В послевоенный период по основной массе общеуголовных преступлений производилось дознание. Следователи оставались в органах прокуратуры, но фактически, по-прежнему, в более чем половине уголовных дел предварительное следствие осуществлялось органами милиции.

В соответствии с Основами уголовного судопроизводства СССР и Уголовно-процессуальным кодексом РСФСР 1960 года правом производства предварительного следствия наделялись только следователи органов прокуратуры и органов государственной безопасности.

В результате вся нагрузка по предварительному расследованию преступлений легла на следователей прокуратуры, в производстве которых скопилось огромное количество уголовных дел. Между тем, органы милиции, ранее занимавшиеся расследованием преступлений и имевшие специалистов с необходимой профессиональной подготовкой и опытом работы, по закону могли выполнять лишь отдельные поручения следователей и не имели право вести предварительное следствие в полном объеме.

Поэтому 6 апреля 1963 года Президиум Верховного Совета Союза Советских Социалистических Республик передал право производства предварительного следствия Министерству охраны общественного порядка СССР (позднее - МВД СССР). По сути, введение этого Указа в действие означало начало официальной деятельности следственного аппарата органов внутренних дел.

Учреждение следственного аппарата в органах внутренних дел Российской Федерации имело закономерный характер. Оно было обусловлено практическими потребностями борьбы с преступностью. Будущее показало, что такое решение оказалось вполне оправданным. За почти шестидесятилетнюю историю органы предварительного следствия МВД сформировались и окрепли, определились наиболее целесообразные структура, стиль и методы работы.

Ветераны следствия


Алфёров Владимир Авенирович, заслуженный юрист России, генерал-лейтенант юстиции (в отставке), родился в 1943 году в деревне Кольцово Лузского района Кировской области. Работал на предприятиях народного хозяйства, затем служил в рядах Советской Армии. Учился в Пермском государственном университете, который окончил в 1969 году. С 1967 по 1976 годы работал в органах прокуратуры (следователь прокуратуры Лузского района Кировской области, прокурор-криминалист Кировской областной прокуратуры).
С 1976 года работал в УВД Кировского облисполкома (заместитель начальника следственного отдела, начальник следственного управления). С 1985 года – в МВД СССР (заместитель начальника следственной части Главного следственного управления, заместитель секретаря парткома МВД, главный инспектор Главного управления по работе с личным составом). В 1991 году – заместитель начальника ГСУ МВД СССР.
В 1991-1992 годах – первый заместитель начальника Следственного комитета МВД СССР. С 1992 по 1999 годы – первый заместитель начальника Следственного комитета МВД России.
Награждён орденом Почёта, 4 медалями.

satkus.jpg

Статкус Владимир Францевич родился 27 ноября 1929 года в городе Камбарка Удмуртской АССР. Окончил Московский юридический институт. В органах прокуратуры с 1951 года: народный следователь Ленинского района города Челябинска, старший следователь Челябинской городской прокуратуры, старший следователь прокуратуры Челябинской области.
С 1956 года – следователь по особо важным делам Прокуратуры РСФСР. С 1968 года – заместитель начальника Главного следственного управления – начальник следственной части по особо важным делам МВД СССР. С 1976 года – заместитель начальника Академии управления МВД СССР – начальник Научного центра исследований проблем управления в органах внутренних дел. Кандидат юридических наук, доцент. Заслуженный юрист России.
Награждён орденом Почёта, медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени, медалью «За доблестный труд», другими медалями.


Фёдоров Лев Николаевич родился 17 февраля 1948 в Москве. Окончил Московскую специальную среднюю школу милиции, Московский юридический институт и Академию МВД СССР с отличием.
В органах внутренних дел с 1967 года: следователь Куйбышевского РОВД, старший следователь Бауманского РОВД города Москвы. В Следственном управлении МВД СССР с 1973 по 1993 годы: следователь по особо важным делам, начальник отдела, заместитель начальника управления Следственного комитета при МВД России.
В настоящее время председатель Совета ветеранов Следственного департамента МВД России. Полковник юстиции в отставке.
Награждён медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени, другими ведомственными и общественными наградами.

Новосёлов Сергей Анатольевич, заслуженный юрист Российской Федерации, генерал-майор юстиции в отставке, родился в 1955 году в деревне Клубеничное Поле-Сернурского района Марийской АССР.
После службы в Вооружённых силах был принят на службу в органы внутренних дел ГУВД Мосгорисполкома (милиционер отдела по охране гидросооружений, участковый инспектор).
В 1981 году окончил Всесоюзный юридический заочный институт. В этом же году поступил на службу в следственное подразделение ГУВД Мосгорисполкома (следователь, старший следователь СО Кировского РУВД, следователь, начальник отделения СУ ГУВД, начальник СО Кировского РУВД, заместитель начальника отдела СУ ГУВД). В 1991-1992 годах – старший следователь по особо важным делам следственного подотдела Оперативно-розыскного бюро Службы криминальной милиции МВД РСФСР. В 1992-1997 годах работал в Следственном комитете МВД России (заместитель начальника отдела следственной части). С 1997 по 1999 годы преподавал на кафедре криминалистики Московского юридического института МВД России. С 1999 по 2001 годы занимал должность первого заместителя начальника Следственного комитета при МВД России – начальника следственной части по расследованию организованной преступной деятельности.
Почётный сотрудник МВД. Награждён орденом Мужества, медалями.


Савелий Владимирович Матвеев родился 25 декабря 1925 года в селе Одисса Нукутского района Иркутской области. В январе 1943 года был призван в армию. Участвовал в Великой Отечественной войне. В августе 1945 года в составе подвижной группировки автобатальона Забайкальского фронта принимал участие в боевых действиях в войне с Японией.
Образование высшее: окончил Иркутскую юридическую школу, Всесоюзный заочный юридический институт.

С 1950 по 1958 годы работал на разных постах в органах прокуратуры Республики Бурятия. В последующем трудился в УВД города Москвы, с 1964 года – в Главном следственном управлении МВД СССР, в декабре 1979 года переведен на работу – начальником следственного отдела УМВД СССР на Бамстрое. В правоохранительных органах Савелий Владимирович проработал более 30 лет. В 1984 году в звании полковника милиции ушел на заслуженный отдых. В течение 18 лет возглавлял Совет ветеранов Главного следственного управления МВД СССР Следственного комитета при МВД России.

Награжден орденом Отечественной войны II-й степени, медалями «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», «За победу над Японией», «За трудовое отличие», «За трудовую доблесть», медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени, и еще 16 медалями и почетными знаками.

Почетный сотрудник МВД.

В феодальной Руси функцию расследования преступлений выполняли обычно представители администрации (князь, наместник).

С централизацией Русского государства появились первые специализированные органы расследования. Согласно Судебнику 1550 года Боярская дума «по государеву приказу» рассматривала наиболее важные дела. Расследование, судебное рассмотрение и исполнение приговоров по ним осуществляла состоявшая при Боярской думе Расправная палата. Наряду с этим все дела о разбоях, а также о преступлениях, совершаемых судьями, расследовал Разбойный приказ.

Начиная с 40-х годов XVI века, в волостях и городах вводятся должности губных старост и целовальников, которые избирались соответственно из уездных «детей боярских» и «тягловых людей». В их обязанности входило «сыскивать» разбойников и исполнять вынесенные в отношении них приговоры. В последующее время губным старостам были переданы также дела о «ведомых татех» (ворах).

При царе Алексее Михайловиче создается специализированный орган расследования государственных преступлений — Тайный приказ.

В ходе Петровских реформ губные учреждения были упразднены, а их полномочия переданы воеводам. С появлением коллегий ликвидируется Расправная палата. При этом расследование наиболее важных, в первую очередь политических преступлений, поручалось Тайной канцелярии, переименованной при Петре III в Тайную экспедицию при Сенате.

С момента образования в России 8 сентября 1802 года Министерства внутренних дел стали затрагиваться и решаться вопросы предварительного следствия в Российской империи, СССР, а затем и в Российской Федерации.

До 1860 года расследование всех общеуголовных преступлений осуществляла городская и земская полиция. В уездах его проводили становой пристав, земский исправник и уездный стряпчий, а также отделение земского суда, состоявшее из этих должностных лиц. В городах преступления расследовались частными, или следственными, приставами.

Предварительное следствие заключалось в собирании доказательств, позволяющих обнаружить и изобличить виновного. Оно разделялось на предварительное и формальное.

Одной из первых попыток реформирования предварительного расследования стала разработка в 1837 году Собственной Его Императорского Величества канцелярией законопроекта «О следствии», в соответствии с которым эта функция изымалась у полиции, а следователь относился к судебной власти.

С целью реализации этой идеи Указом от 8 июня 1860 года Императора Александра II в 44 губерниях были учреждены 993 должности судебных следователей. На них возлагалось производство следствия по всем преступлениям, относящимся к ведению судов. За полицией оставалось расследование незначительных преступлений и проступков.

В дополнение к означенному Указу был издан «Наказ судебным следователям», который устанавливал порядок производства следствия, определял взаимоотношения следователя с полицией и судами, регламентировал иные стороны деятельности судебных следователей.

Одновременно с этим был введен в действие «Наказ полиции о производстве дознаний по преступлениям и проступкам».

Число следователей устанавливалось в зависимости от количества уголовных дел, имевшихся в каждом уезде. Судебные следователи подчинялись министерству юстиции, однако назначались, перемещались и увольнялись они губернатором по согласованию с губернским прокурором.

Нагрузка на каждого следователя составляла 120-150 дел в год, а иногда доходила до 200—400 дел.

В соответствии с Основными положениями об устройстве судебных мест в России от 29 сентября 1862 года следователи стали членами окружных судов.

По Уставу уголовного судопроизводства, принятому 20 ноября 1864 года, следователи назначались Императором по представлению министра юстиции. По должности судебный следователь приравнивался уже к 6-му классу и назначался на должность бессрочно.

Кандидат в судебные следователи обязан был иметь высшее юридическое образование и прослужить по судебной части не менее трех лет.

В 1870 году были учреждены должности судебных следователей по важнейшим делам, а в 1875 году - следователей по особо важным делам окружных судов.

При этом министр юстиции имел право назначать следователей по особо важным делам и временно исполняющих обязанности судебных следователей во вверенном ему ведомстве, при этом следователи не пользовались правом несменяемости.

Октябрьская революция упразднила прежний институт следователей. При Петроградском Совете рабочих и солдатских депутатов для борьбы с контрреволюцией, саботажем и общеуголовной преступностью был создан Военно-революционный комитет, в состав которого входила следственная комиссия, рассматривающая дела и принимающая по ним решения.

На местах предварительным расследованием занимались следственные комиссии соответствующих военно-революционных комитетов и Красной гвардии.

12 декабря 1917 года был принят Декрет № 1 о суде, согласно которому до установления процедуры судопроизводства в целом предварительное следствие по уголовным делам возлагалось на местных судей единолично. Этим же декретом при губернских и городских Советах для расследования дел о контрреволюционных и других опасных преступлениях, подсудных революционным трибуналам, были образованы осо­бые следственные комиссии.

В декабре 1917 года была создана Всероссийская Чрезвычайная Комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем.

В соответствии с Декретом о суде № 2 от 7 марта 1918 года и Декретом о суде № 3 от 20 июля того же года расследование дел о посягательствах на жизнь, причинение тяжкого вреда здоровью, об изнасиловании, о разбое, бандитизме, подделке денег, взяточничестве и спекуляции, а также по особо сложным делам, подсудным уездному (городскому) суду, осуществлялось следственными комиссия­ми окружных судов.

Комиссия состояла из трех человек, избираемых соответствующим исполкомом Совета. Действовала она в пределах следственного участка, на которые делилась территория города или уезда.

4 мая 1918 года Совет Народных Комиссаров РСФСР принял Декрет о революционных трибуналах. Они сохранялись лишь в крупных городах, из их ведения были изъяты общеуголовные дела, которые должны были рассматриваться окружными судами. Кроме следственной комиссии при каждом революционном трибунале создавалась комиссия обвинителей в составе не менее трех лиц, избираемых местными Советами.

Декретом ВЦИК от 29 мая 1918 года был учрежден Революцион­ный трибунал при ВЦИК, а для производства расследования по передаваемым на рассмотрение трибунала делам - следственная комиссия при нем в составе трех лиц.

Инструкцией об организации рабоче-крестьянской милиции, принятой в октябре 1918 года, к компетенции милиции и уголовного розыска было отнесено расследование дел, переданных им народным судом или следственными комиссиями. Для расследования этих дел в подразделениях уголовного розыска и ВЧК вводились должности следователей.

Положением о народном суде РСФСР, утвержденным Декретом ВЦИК от 30 ноября 1918 года, расследование уголовных дел, подлежащих коллегиальному рассмотрению судьей и заседателями, возлагалось на уездные и городские следственные комиссии.

Положениями о местных органах юстиции от 21 августа 1920 года и о народном суде РСФСР от 20 октября того же года были учреждены должности народных следователей, избираемых губисполкомами и состоящих при советах народных судей, а также следователей по важнейшим делам при губернских отделах и Наркомате юстиции.

Согласно Положению о прокурорском надзоре, принятому в мае 1922 года, на прокуратуру возлагался надзор за производством предварительного следствия, а также дача указаний и разъяснений органам предварительного следствия по поводу избрания меры пресечения и другим вопросам, связанным с осуществлением их процессуальной деятельности.

Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР 1922 года и Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1924 года возложили расследование преступлений на народных следователей и старших следователей, состоящих при губернских судах, следователей по важнейшим делам при Наркомате юстиции и Верховном Суде РСФСР, а также следователей военных трибуналов. Должности следователей в уголовном розыске упразднялись.

В соответствии с Положением о судоустройстве РСФСР, принятым 19 ноября 1926 года, предварительное следствие производили народные следователи, состоявшие при следственных участках и подчинявшиеся губернскому суду, а также состоявшие при губернских судах старшие следователи и следователи по важнейшим делам при Прокуроре РСФСР и Верховном Суде РСФСР.

20 июня 1933 года была учреждена Прокуратура СССР, возглавившая прокуратуры союзных республик.

Спустя месяц органы прокуратуры были выделены из системы наркоматов юстиции союзных и автономных республик и подчинены непосредственно Прокурору Союза ССР.

В Прокуратуре СССР, прокуратурах союзных республик, краев и областей были созданы следственные отделы, на которые возлагались руководство предварительным следствием, организация и совершенствование работы следователей.

17 декабря 1933 года ЦИК СССР утвердил Положение о Прокуратуре СССР, которая стала самостоятельным государственным органом. В ее штате предусматривались должности следователей по важнейшим делам.

10 июля 1934 года был образован Наркомат внутренних дел СССР, а ОГПУ преобразовано в Главное управление государственной безопасности (ГУГБ) и включено в состав НКВД СССР. Следственный аппарат органов внутренних дел существовал тогда лишь в ГУГБ и подчиненных ему подразделениях.

Но на практике большинство уголовных дел расследовалось милицией. Для их расследования непосредственно перед Великой Оте­чественной войной в аппаратах уголовного розыска и отделах БХСС ведомственным приказом были созданы следственные аппараты. Руководство осуществлял отдел Главного управления НКВД СССР.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 мая 1955 года было утверждено Положение о прокурорском надзоре в СССР, в соответствии с которым при Генеральном прокуроре СССР и прокурорах союзных республик состояли следователи по особо важным делам, в прокуратурах автономных республик, краев, областей и автономных округов имелись старшие следователи, а в прокуратурах округов, городов и районов — старшие следователи и следователи.

Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1958 года расширили процессуальную самостоятельность следователя. При производстве предварительного следствия все решения о направлении следствия и производстве следственных действий он принимал самостоятельно, за исключением случаев, когда законом предусмотрено получение санкции прокурора, и нес полную ответственность за их законное и своевременное проведение.

В соответствии с Основами уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик и Уголовно-процессуальным кодексом правом производства предварительного следствия наделялись только следователи органов прокуратуры и органов государственной безопасности. Следственный аппарат милиции юридически был ликвидирован.

Такое решение обуславливалось нарушениями законности связанными с культом личности. Однако следует отметить, что следователи милиции расследовали только общеуголовные преступления и политические дела в их компетенцию не входили.

В результате произошедшей реорганизации вся нагрузка по производству предварительного расследования преступлений легла на следователей прокуратуры. В их производстве скопилось огромное количество уголовных дел. Между тем органы милиции, ранее занимавшиеся их расследованием и имевшие специалистов с необходимой профессиональной подготовкой и опытом работы, по закону могли выполнять лишь отдельные поручения следователя и не имели права вести предварительное следствие в полном объеме.

Следователи прокуратуры фактически не имели той организационной связи с милицией, которая ранее была у следователей органов внутренних дел с аппаратами уголовного розыска и БХСС. Следователи прокуратуры оказались организационно оторванными и от научно-технических подразделений органов внутренних дел, оснащен­ных передовой криминалистической техникой и достаточно мобиль­ных. Это зачастую влекло несвоевременный выезд следователей на места происшествий, снижало качество расследования преступлений. Необходимы были организационные меры по усилению взаимосвя­зей следователей с органами дознания и экспертно-криминалистическими подразделениями органов внутренних дел.

Устраняя указанные организационные пробелы, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 ап­реля 1963 года право производства предварительного следствия было предоставлено следователям органов внутренних дел. В их компе­тенцию вошло расследование общеуголовных преступлений. Одно­временно, милиция сохранила право производить дознание в полном объеме по большинству преступлений.

В соответствии с этим Указом 15 апреля 1963 года был принят Указ Президиума Верховного Совета РСФСР, кото­рым внесены изменения в ст.125 и ст.126 УПК РСФСР, согласно которым «предварительное след­ствие по уголовным делам производится следователями Про­куратуры, а также следователями органов внутренних дел и следователями КГБ».

В соответствии с вышеназванными Указами Министром охраны общественного порядка РСФСР Тикуновым В.С. был из­дан Приказ № 0347 от 19 июня 1963 года «Об образовании следственного аппарата в органах МООП РСФСР», утверж­дена его структура и численность территориальных след­ственных аппаратов РСФСР.

В Москве начальник Управления охраны общественного порядка Мосгорисполкома (Сизов Н. Т.) издал Приказ № 071 от 27 июня 1963 года:

«О структуре следственного аппарата УООП города Москвы».

Этим приказом объявлялось о создании Следственного Управления, в состав которого вошли четыре отдела управ­ления; контрольно-методический, по расследованию хозяйственных преступлений, по расследованию преступлений, учитываемых по линии уголовного розыска, по расследованию дорожно-транспортных преступлений, а также 17 следственных отделов по расследованию преступле­ний, совершенных на территории районов, и отделение по расследованию преступлений, совершенных на речном транс­порте.

Общая численность следственного аппарата составляла око­ло 800 человек.

Первым начальником Следственного Управления г.Москвы был назначен: Третьяченко Александр Михайлович — бывший старший следователь по особо важным делам Генеральной Прокура­туры СССР.

Поляков Евгений Васильевич — бывший начальник отде­ла дознания УООП города Москвы;

Поташов Иван Михеевич — бывший прокурор Бауманс­кого района города Москвы;

Руководителями отделов Следственного управления были назначены: Земцов И.А., Романова А. Г., Лошак И. С., Лебедев А.Е.

Отделы аппарата Следственного Управления были укомплектованы наиболее опытными работниками дознания, судов и Прокуратуры в том числе:
Павловой Н. И., Михеевой А.Ф., Рыдвановой Р. А., Моториной В.А., Зайцевой В. П., Крыжановским М. И., Ивановым Ю.П., Пеньевским Ю. К., Погореловым А. С., Ясенковым П. М., Сотниковой Э.А., Кургиным Я.А., Матвеевым С.В.. Макаровой И.А., Вайнером А.А., Лапшиным Ю.В., По­ликарповым И.Ф., Русановым И.Н., Мхитаровым Г.А., Володкевичем В.Б., Портновым А.Е., Хлысталовым Э.А., Клемятичем Л.И., Сульменевым П.М., Быковым В.Н., Тарасенко Н.И., Троицкой Т.С., Артамоновой Н.П., Абрамовой Л.И., Зайцевым Ю.М. Гензелем Г.И., Камбургом С.Д. Свирским М.Г., Мануйловым К. Н„ Володиной Н.А., Алексеенко Ф.А., Ильиных Н.В., Коротковым В.И., Никитиным Н.В., Кораблевым В.И., Кузовкиным П.Я. Доб­ряковым М.И., Герасимовым А.П., Морозовым Н.М. и другими.

Первыми руководителями следственных отделов районов были назначены:
Бауманского — Попов А.И., Дзержинского — Бирюков А.Е. Ждановского — Адамов Л.С., Куйбышевского — Рыбкин В.М. Краснопресненского — Комков Н.М., Киевского — Борзов Л.А., Кировского — Глебов Р.Е., Калининского — Лепушинский В.С., Москворецкого — Перов В.П., Ленинского — Шолохов А.Е., Ленинградского — Колосков Н.К., Октябрьского — Южаков А.Ф., Пролетарского — Карпов Ю.А., Первомайского — Тумкин В.Г., Свердловского — Гусев Н.П. Тимирязевского — Скорин Б.К., Фрунзенского — Сазонов Б.А. Речного отделения — Чернявский А.М.

В 1967 году время в Москве произошло новое районирование: вместо 17 районов был создан 31 район, а так же отделы внутренних дел Метрополитена и Зеленограда.

В связи с новым территориальным делением и образованием новых органов внутренних дел районов города Москвы руководством УВД Мосгорсовета была поставлена задача с учетом увеличения штатной численности образовать для расследования преступлений в каждом районе новые следственные аппараты.

Эта работа была проведена оперативно, и в городе Москве были образованы следственные отделы, руководителями которых были назначены:
Бауманского — Косачев А. Н., Бабушкинского - Бочарова С.И., Дзержинского — Махалин А.М., Ждановского Гуркина Е.М., Железнодоржного — Майоров В.Е., Киев­ского — Макарова И.А., Калининского — Разумнов Б.А.. Кировского — Коняхин П.М., Красногвардейского — Сульменев П.М., Куйбышевского — Стрельцов А.П., Кунцев­ского — Борзов Л.А., Ленинградского — Попов В.С., Ленин­ского — Гензель Г.И., Люблинского — Кудряшов С.А., Мос­кворецкого — Марочкин Б.С., Октябрьского — Портнов А.Е., Первомайского — Манаенков В.Г., Перовского — Туруев В.И., Пролетарского — Соколов В.А., Свердловского — Щерба­ков Ю.Д., Севастопольского — Погорелов А.С., Советско­го — Зуева Т.К., Сокольнического — Бугрина М.И.. Тимиря­зевского — Акулов Ю.В., Тушинского — Иванов Ю.П., Фрун­зенского — Пеньевский Ю.К., Черемушкинского — Быков В.Н.. Зеленограда — Орлова В.В.

26 июля 1991 года распоряжением Правительства города Москвы изменено территориальное деление города Москвы, в соответствии с которым вместо ранее существовавших районов образованы ОКРУ­ГА и создана новая структура органов внутренних дел.

Во исполнение принятого решения в 1992—1993 гг. в горо­де Москве за счет объединения районов образованы округа. В каждом административном округе в соответствии с прика­зом МВД СССР образованы Окружные управления внутрен­них дел города Москвы, в состав которых вошли следственные управления.

Имея богатейший опыт работы, глубокие профессиональные знания, многие следователи следственного аппарата г.Москвы были продвинуты по службе и получили звания высшего начальствующего состава (генералов милиции, юстиции, госсоветников юстиции).

Эти звания были присвоены следующим сотрудникам следствия:
Андрееву М.А., Агееву В.О., Балашову В.В., Балашову С.Д., Глухову И.А., Галанину Н.Д., Гостеву А.А., Довжуку В.Н., Зотову М.Н., Захарову А.Н., Калинцеву Ю.М., Кондрашову Б.П., Косачеву А.Н., Лескову В.С., Морозову В.Д., Минаеву В.И., Мельникову А.В., Новоселову С.А., Соловьеву Н.Г., Старотиторову А.В., Харченко В.Н., Горшковой С.М., Мирошниченко А.Е., Пильганову А.В., Чариковой С.В.

В 1967 году Президиум Верховного Совета РСФСР учредил звание «Заслуженного юриста РСФСР» (впоследствии «Заслуженный юрист РФ»).

Это почетное звание было присвоено сотрудникам следственного аппарата г.Москвы:
Борзову Л.Н., Поташову И.М., Довжуку В.Н., Глухову И.А., Веретенникову И.А., Иванову Ю.П., Даниловой Р.Д., Тюриной С.М., Стоякину В.В., Каменных Л.Д., Лескову В.С., Милютину В.Н., Случевскому М.В., Прохорову А.С., Зотову М.Н., Соловьеву Н.Г., Новоселову С.А., Аносову Н.Н., Новикову Ю.Н., Рябову П.С., Гришиной Н.Г., Зыкову В.М., Казаковой О.М. и другим.


Вопрос о времени возникновения российских следственных органов в историко-правовых исследованиях трактуется по-разному.

До 1860 года расследование преступлений в России осуществлялось городской и земской полицией. Предварительное следствие заключалось в собирании доказательств, позволяющих установить и изобличить виновного. Оно разделялось на предварительное и формальное. Основной задачей первого являлось установление обстоятельств совершения преступления, а в ходе формального следствия выяснялось, действительно ли обвиняемый совершил преступление и подлежит ли он наказанию.

Одной из первых попыток реформирования предварительного расследования стала разработка Собственной Его Императорского Величества канцелярией законопроекта «О следствии», в соответствии с которым эта функция изымалась у полиции, а следователи стали относиться к судебной власти. С целью реализации этой идеи Указом Императора Александра II от 8 июня 1860 года учреждены должности судебных следователей. На них возлагалось производство следствия по всем преступлениям, относящимся к ведению судов. За полицией оставалось расследование незначительных преступлений и проступков.

В дополнение к указу был издан «Наказ судебным следователям», регламентирующий их деятельность и устанавливающий порядок производства следствия. Контроль за следователями осуществлялся исключительно судами, которые могли приостанавливать и прекращать следствие, давать следователями предписания, отменять их распоряжения.

Число следователей устанавливалось в зависимости от количества уголовных дел, имевшихся в каждом уезде. Судебные следователи подчинялись министерству юстиции, однако назначались, перемещались и увольнялись губернатором по согласованию с губернским прокурором.

Большинство следователей не имело юридического образования. Нагрузка на каждого из них составляла 120-150 дел в год, а в отдельных губерниях – до 200-400 дел. Обслуживаемые участки составляли порой не одну тысячу квадратных верст.

С 1864 года следователи стали назначаться бессрочно Императором по представлению министра юстиции. Ужесточились и требования к кандидату на должность следователя: он должен был иметь высшее юридическое образование и прослужить по судебной части не менее трех лет. В его обязанности входило с полным беспристрастием выяснять обстоятельства, как уличающие обвиняемого, так и оправдывающие его. При этом он мог проверять и дополнять дознание, проведенное полицией, отменять решения, принятые при производстве дознания, а также поручать полиции производство дознания и собирание иной информации.

Одними из первых знаменитых в истории органов следствия России следователями являлись коллежский секретарь А.Ф. Карпов (Санкт-Петербургский окружной суд), коллежский секретарь А.К. Колоколов (Московский окружной суд), П.К. Гераков (Санкт-Петербургский окружной суд), И.Ф. Книрим (Санкт-Петербургский окружной суд).

Резюмируя изложенное выше, возможно констатировать, что в организации российских органов следствия во второй половине XIX века произошли следующие значительные изменения:

- завершился переход от подведомственных Министру внутренних дел следственных приставов к подведомственным Министерству юстиции судебным следователям;

- основой для организационно-штатного построения пореформенных органов следствия явились следственные участки, система которых начала формироваться в 1860 г.;

- институт судебных следователей распространен на всю территорию Российской империи;

- произошла дифференциация следственных должностей.

Таким образом, к началу XX века в России впервые сложился целостно организованный и надлежаще структурно разветвленный следственный аппарат.

Следственные подразделения МВД от элиты до падения в пропасть

6 апреля отмечают профессиональный праздник сотрудников следствия МВД РФ.

Для начало хотелось бы дать небольшую историческую справку.

Историческая справка

До 1860 года расследование преступлений в России осуществлялось городской и земской полицией. Предварительное следствие заключалось в собирании доказательств, позволяющих установить и изобличить виновного. Оно разделялось на предварительное и формальное. Основной задачей первого являлось установление обстоятельств совершения преступления, а в ходе формального следствия выяснялось, действительно ли обвиняемый совершил преступление и подлежит ли он наказанию.

Одной из первых попыток реформирования предварительного расследования стала разработка Собственной Его Императорского Величества канцелярией законопроекта «О следствии», в соответствии с которым эта функция изымалась у полиции, а следователи стали относиться к судебной власти. С целью реализации этой идеи Указом Императора Александра II от 8 июня 1860 года были учреждены должности судебных следователей. На них возлагалось производство следствия по всем преступлениям, относящимся к ведению судов. За полицией оставалось расследование незначительных преступлений и проступков.

В дополнение к указу был издан «Наказ судебным следователям», регламентирующий их деятельность и устанавливающий порядок производства следствия. Контроль за следователями осуществлялся исключительно судами, которые могли приостанавливать и прекращать следствие, давать следователями предписания, отменять их распоряжения. Одновременно был введен в действие «Наказ полиции о производстве дознаний по преступлениям и проступкам».

Число следователей устанавливалось в зависимости от количества уголовных дел, имевшихся в каждом уезде. Судебные следователи подчинялись министерству юстиции, однако назначались, перемещались и увольнялись губернатором по согласованию с губернским прокурором.

Большинство следователей не имело юридического образования. Нагрузка на каждого из них составляла 120-150 дел в год, а в отдельных губерниях – до 200-400 дел. Обслуживаемые участки составляли порой не одну тысячу квадратных верст.

С 1864 года следователи стали назначаться бессрочно Императором по представлению министра юстиции. Ужесточились и требования к кандидату на должность следователя: он должен был иметь высшее юридическое образование и прослужить по судебной части не менее трех лет. В его обязанности входило с полным беспристрастием выяснять обстоятельства, как уличающие обвиняемого, так и оправдывающие его. При этом он мог проверять и дополнять дознание, проведенное полицией, отменять решения, принятые при производстве дознания, а также поручать полиции производство дознания и собирание иной информации.

После революции 1917 года новая власть упразднила прежний институт следователей. Функции следствия стали выполнять специальные комиссии при городских и районных советах, которые коллегиально рассматривали дела и принимали по ним решения. Расследованием преступлений занимались также штабы Красной гвардии. В своей деятельности эти органы руководствовались исключительно революционным правосознанием.

В соответствии с Декретом о суде № 2 от 7 марта 1918 года и № 3 от 20 июля того же года в России образовались следственные комиссии окружных судов, в компетенцию которых входило расследование убийств, причинения тяжкого вреда здоровью, изнасилований, разбойных нападений, фальшивомонетничества и спекуляций, а также наиболее сложных дел, подсудных уездным и городским судам. Расследование государственных преступлений входило в обязанности ВЧК.

Следственные комиссии в полном составе возбуждали и прекращали уголовные дела, избирали и изменяли меру пресечения, выносили постановления о предании суду.

В 1919 году практика коллегиального расследования была прекращена. Производство предварительного следствия возлагалось на действовавших единолично следователей, которые состояли при революционных военных трибуналах, созданных годом ранее. Но уже 21 августа 1920 года Положениями о местных органах юстиции и о народном суде РСФСР от 20 октября того же года учреждаются должности народных следователей, состоящих при советах народных судей, а также следователей по важнейшим делам при губернских отделах и Наркомате юстиции.

Следователи руководили действиями розыскных аппаратов и могли проверять любой акт органа дознания. Указания следователей при производстве расследования были обязательны для исполнения всеми гражданами, должностными лицами и учреждениями. Однако в мае 1922 года надзор за производством предварительного следствия, право давать указания по ряду вопросов, связанных с осуществлением процессуальной деятельности следователя, специальным Положением возлагается на прокуратуру.

В сентябре 1928 года следователи были полностью выведены из подчинения судов и переданы в ведение прокуроров.

Но на практике большинство уголовных дел расследовалось милицией. Непосредственно перед Великой Отечественной войной в уголовном розыске и отделах БХСС ведомственным приказом были созданы следственные аппараты.

В послевоенный период по основной массе общеуголовных преступлений производилось дознание. Следователи оставались в органах прокуратуры, но фактически, по-прежнему в более чем половине уголовных дел предварительное следствие осуществлялось органами милиции.

В соответствии с Основами уголовного судопроизводства СССР и Уголовно-процессуальным кодексом РСФСР 1960 года правом производства предварительного следствия наделялись только следователи органов прокуратуры и органов государственной безопасности.

В результате вся нагрузка по предварительному расследованию преступлений легла на следователей прокуратуры, в производстве которых скопилось огромное количество уголовных дел. Между тем, органы милиции, ранее занимавшиеся расследованием преступлений и имевшие специалистов с необходимой профессиональной подготовкой и опытом работы, по закону могли выполнять лишь отдельные поручения следователей и не имели право вести предварительное следствие в полном объеме.

Поэтому 6 апреля 1963 года Президиум Верховного Совета Союза Советских Социалистических Республик передал право производства предварительного следствия Министерству охраны общественного порядка СССР (позднее - МВД СССР). По сути, введение этого Указа в действие означало начало официальной деятельности следственного аппарата органов внутренних дел.

Учреждение следственного аппарата в органах внутренних дел Российской Федерации имело закономерный характер. Оно было обусловлено практическими потребностями борьбы с преступностью. Будущее показало, что такое решение оказалось вполне оправданным. За полувековую историю органы предварительного следствия МВД сформировались и окрепли, определились наиболее целесообразные структура, стиль и методы работы.

Это все история, но что же мы имеем сейчас на практике

Дело в том, что в настоящее время в России существует всего 3 следственных органа, а именно:

  • Следственный комитет.
  • Следственный департамент МВД.
  • Следственные подразделения ФСБ.

УПК РФ не выделят между следователями этих подразделений особых отличий, а именно в статье 38 УПК РФ сказано следующее.

Следователь является должностным лицом, уполномоченным в пределах компетенции, предусмотренной настоящим Кодексом, осуществлять предварительное следствие по уголовному делу.

Исходя из вышеуказанного, все следователи должны обладать единым правовым статусом, однако на практике это совсем не так.

Возьмем хотя бы процессуальные гарантии.

Согласно статье 477 УПК РФ, следователь отнесен к числу лиц, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовным делам, и, по сути, для следователя МВД РФ это единственная статья, которая хоть как-то раскрывает его особый статус.

ля примера в п. 3 ст. 29 ФЗ «О следственном комитете РФ» сказано следующее:

Не допускаются задержание, привод, личный досмотр руководителя следственного органа Следственного комитета и следователя, досмотр их вещей и используемых ими транспортных средств, за исключением случаев, когда это предусмотрено федеральным законом для обеспечения безопасности других лиц, а также случаев задержания при совершении преступления

Кроме того, важно понимать, что СК РФ – это САМОСТОЯТЕЛЬНЫЙ СЛЕДСТВЕННЫЙ ОРГАН, который подчиняется напрямую Президенту России.

Как же обстоят дела с этим в следственных подразделениях МВД РФ

Все очень и очень печально из-за той самой приставки МВД. Дело в том, что СД МВД РФ хоть и является по сути независимым подразделением, но самое его нахождение в этой структуре противоречит здравому смыслу.

Поясню на практике.

Обычный следователь МВД РФ – кому он подчиняется? Думаете, руководителю следственного органа и все?

Раньше до реформы 2011 года все следственные подразделения носили приставку «ПРИ», например «Следственный отдел при Энском РОВД». Эта приставка делала следственные подразделения действительно независимыми; начальник следствия не отчитывался перед начальником РОВД, он подчинялся ТОЛЬКО вышестоящему руководителю следственного органа.

Начальник полиции, как правило, – бывший опер, а значит, он в любых спорах будет на стороне оперативных подразделений. Это касается и вопросов сопровождения уголовных дел, конвоирования, а также исполнения поручений.

Денежное довольствие

Средний размер денежного довольствия лейтенанта юстиции с выслугой не более 5 лет составляет в регионах 36 000 рублей, в то время как денежное содержание лейтенанта юстиции в СК РФ составляет порядка 60 000 рублей. РАЗНИЦА ПРАКТИЧЕСКИ В 2 РАЗА. О чем говорить, если оперуполномоченный лейтенант полиции получает в среднем 40 000 рублей (на 6 тысяч рублей больше) при том, что тот, по сути, является дознавателем.

Это главное обстоятельство, способствующее совершению коррупционных преступлений.

И это все при том, что в настоящее время следователями ОВД расследуется более 80 процентов всех преступлений.

К завершению

В следственных отделах в настоящее время – полнейший недобор, никто не хочет идти туда работать. Молодые следователи после академий МВД РФ увольняются, не проработав и полугода. Их даже не останавливает огромная денежная выплата за обучение при увольнении.

Когда-то следователи были интеллектуальной элитой МВД РФ, сейчас же это как помойная яма, куда опера скидывают пустые недоработанные материалы проверки на возбуждение. Если так и пойдет дальше, то я не знаю, кто будет выезжать на кражи, разбои, кто будет бороться со сбытчиками наркотиков. Уровень и качество расследования упал: старики бегут на пенсию, учить становится просто некому.

В завершение, хотелось бы пожелать удачи и крепкого здоровья сотрудникам и ветеранам следствия МВД РФ.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: