Когда суд у анастасии новопашиной

Обновлено: 02.12.2022

Суд Хошимина на днях приговорил ростовчанку Марию Дапирку к пожизненному сроку за контрабанду наркотиков. Девушка уже четыре года провела во вьетнамской тюрьме в ожидании приговора. «Собеседник» поинтересовался, как сидится россиянам на чужбине.

Жара, духота и кожные болезни

Мария Дапирка улетала из Ростова на Пхукет работать гидом, а встретила, как ей казалось четыре года назад, любовь. По словам родственников девушки, Ник из Нигерии красиво ухаживал и вскружил ей голову. Жених организовал Марии путешествие в Бразилию, где его друг вручил ей сумку. В аэропорту Хошимина Марию задержали: сумка была с двойным дном, в ней лежало 2,78 кг кокаина.

За все четыре года, пока Мария сидела во вьетнамской тюрьме, она ни разу не увиделась с родственниками или друзьями.

– Могу сказать только, что она чувствует себя удовлетворительно, – говорит ее адвокат Сункар Нурмагамбетов. Получить больше подробностей нам от него не удалось.

Александр Бойков, адвокат общественного движения «Путь домой», который также помогает россиянам, попавшим за границей в тюрьмы, объясняет это тем, что Вьетнам – страна социалистическая и судебная система там крайне закрытая.

– Даже те местные адвокаты, что с ней работают, не имеют права распространяться о деталях дела, – считает он.

В тюрьме Мария ест то, что покупает на собранные для нее на родине средства, и занимается йогой. На последнем фото из зала суда видно, что девушка изменилась, хотя и пытается улыбнуться.

Таких историй, повторяющих сценарий фильма «Бангкок Хилтон», в Юго-Восточной Азии много. На Филиппинах второй год сидит инженер Юрий Кирдюшкин, которого обвиняют в перевозке 8,5 кг кокаина.

– В той тюрьме, в которой он сидел раньше, было по 80 человек в камере, – рассказывает Александр Бойков. – Все спали друг на друге вповалку или на подвесных сооружениях из тряпок вроде гамаков. Питание – рис, изредка фрукты. В камерах жара, духота и кожные болезни.

Юрий старался быть в стороне от разборок между филиппинскими и китайскими бандами, а с некоторыми зэками нашел общий язык: он говорит по-английски и играет в баскетбол, а филиппинцы – фанаты этого спорта.

Россиянке Анастасии Новопашиной (она тоже обвиняется в контрабанде запрещенных веществ) повезло меньше. По словам Бойкова, женская тюрьма, в которой она еще недавно сидела, размером с трехкомнатную квартиру, а находятся в ней несколько сот женщин.

– Пока я разговаривал с Анастасией – в той комнате есть хотя бы вентилятор, – мои джинсы насквозь промокли, – говорит он.

Сейчас Настя сидит в одиночке и смотрит каналы на местном языке, понять мало что можно.

Бут подсел на травку, а Ярошенко – в карцер

Жена «оружейного барона» Виктора Бута Алла говорит, что в тайской тюрьме, где муж провел два года до экстрадиции в США, было не так уж и плохо по сравнению с тюрьмой Марион, штат Иллинойс.

– В Таиланде мы могли кормить Виктора три раза в день, покупали в тюрьме и передавали поварам свежую рыбу и фрукты. Без проблем можно было передать лекарства. Питание обходилось нам в 250 долларов, а сейчас мы высылаем 600 долларов в месяц и ему не всегда их хватает, хотя особо что-то купить он там не может.

Самая слабая сторона американской тюрьмы, по мнению Аллы Бут, – питание. Кормят супом из переваренной фасоли, гамбургерами (булка с котлетой, политая кетчупом), приторно сладкими кексами – калорийно, но вредно. Бут стал вегетарианцем, он собирает на тюремном газоне травки и добавляет их в пищу, в ларьке покупает сухофрукты.

Когда у Бута открылся острый бронхит после перенесенного гриппа, врачи осмотрели его только после того, как жена обратилась в посольство с просьбой посодействовать.

Жена другого известного «российско-американского» заключенного, летчика Константина Ярошенко (в 2011 году американский суд приговорил его к 20 годам лишения свободы за транспортировку крупных партий кокаина), обеспокоена другим: как единственный русский в тюрьме Форт-Дикс, штат Нью-Джерси, он подвергается дискриминации.

– Костю постоянно пытаются унизить, вывести из себя, – рассказывает она. – Очень тяжело не сорваться, не ударить и не послать матом. Если сорвешься, будет либо карцер, либо продление срока заключения – у них запросто продлеваются сроки.

Вот и сейчас ситуация с заключением Константина в карцер, по мнению его жены, – проявление дискриминации: напали на Ярошенко и его же, жертву, отправили в одиночку. В последний раз она видела мужа, когда он сидел в тюрьме на Манхэттене – летать в Штаты дорого, и нужна виза. Связь поддерживают по телефону, в месяц заключенному дается 300 минут для разговоров (оплачивает он сам), но особо не пооткровенничаешь – разговоры, естественно, прослушиваются. Из рассказов мужа Виктория сделала вывод, что в американских тюрьмах высокая смертность.

У Павленского – тюрьма с дизайном

Художнику Петру Павленскому в тюрьме Флери-Мерожи под Парижем такой конец не грозит. Павленский находится во Флери после «художественной акции», как он сам называет поджог Банка Франции. После 12 дней сухой голодовки его насильно доставили в госпиталь и поставили, несмотря на сопротивление, капельницу. Во Франции зэки получают медпомощь в обычных больницах, правда, под охраной.

Павленский сидит в спецблоке в одиночной камере. Камеры на 1–2 человек – обычное явление для европейских тюрем.

– Флери-Мерожи – самый крупный тюремный комплекс в Европе, где могут находиться до трех тысяч заключенных, – рассказывает правозащитница Людмила Альперн, которая посещала Флери. – Тюрьма с очень интересным дизайном, архитектура комплекса получила награду в Риме.

Бытовые условия во Флери далеки от российских тюремных реалий. Такого понятия, как «баланда», в тюремной кулинарии не существует, заключенных кормят сносно, а два-три раза в неделю им гарантирован душ. Но передать за решетку сгущенку или колбасу не получится.

– У человека должны быть деньги на счете, на которые он может купить в тюремном магазине все то, что позволено, – говорит Альперн. – В России посылки существуют оттого, что тюремной системе не хватает денег на то, чтобы наладить полноценное питание.

Во Франции обязанности работать у заключенных нет, наоборот, работа хорошо оплачивается, из желающих выстраиваются очереди. Об этом в интервью рассказывала гражданская жена Павленского Оксана, которая провела во Флери несколько месяцев. За труд, по ее словам, платят 400 евро, 150 из них зэки отдают государству за свое содержание и остаются в плюсе. Можно даже подкопить – за жилье платить не надо.

Насилие во французских тюрьмах, несмотря на то, что свои криминальные группировки там, конечно, тоже есть, маловероятно. Под это заточена сама исправительная система, где у каждого сидельца фактически «личная» камера.

Свыше 1100 россиян находятся в зарубежных тюрьмах: по данным 2011 года, В Германии – 450 заключенных, в США – 350, в Испании – 170, в Бельгии – 160, в Эстонии – 150, в Турции – более 30 человек.

Студентка института ФСКН задержана на Филиппинах за контрабанду кокаина

03.12.2016

В аэропорту Филиппин арестовали 32-летнюю сибирячку. Она перевозила кокаин.

Информация о задержании Анастасии Новопашиной несколько дней назад обошла СМИ Филиппин. Телеканал ABS-CBN News опубликовал фото и видео арестованной.

Задержание произошло в аэропорту Манилы, столицы Филиппин. Женщина прибыла туда из Сан-Паулу (Бразилия). Задержание, якобы, стало возможным благодаря международной кооперации антинаркотических подразделений США, Бразилии и Филиппин. Курьершу, что называется, "вели" из Бразилии.

На странице "ВКонтакте", принадлежащей задержанной, размещена информация о том, что она является студенткой Сибирского юридического института ФСКН РФ (ныне МВД).

Сейчас её телефон не отвечает, при этом последнее посещение датировано сегодняшним днем. Судя по множественным фотографиям в аккаунте, Анастасия Новопашина в последнее время активно перемещалась по миру, совсем недавно осматривала достопримечательности Латинской Америки, отдыхала на тамошних пляжах, водила дружбу с местными жителями.

Анастасия является байкершей. На ее куртке вышита надпись «Всадницы Красноярск». Это же указано в ее статусе. Нацарапанное на песке слово ВСАДНИЦЫ пару недель назад смыли тихоокеанские волны.

Ранее на Антисуде публиковалась информация о том, что недавно избранный президент Филиппин Родриго Дутерте призывает убивать людей, причастных к распространению наркотиков, без суда и следствия (На Филиппинах наркополиция убила сотни человек, Президент США отказался от встречи с президентом Филиппин, обозвавшим его сукиным сыном за намерение обсудить внесудебные расправы над подозреваемыми в наркоторговле на Филиппинах).

Российский гражданин Юрий Кирдюшкин, оправданный на Филиппинах по обвинению в перевозке крупной партии кокаина, вышел из тюрьмы. Следствие и судебный процесс заняли три года. В итоге суд согласился с доводами защиты: в аэропорту Дубая в багаже россиянина не нашли ничего нелегального, а в Манилу сумка прибыла вскрытой. Слушания по делу инженера из РФ, арестованного 5 октября 2016-го, начались только в прошлом мае и продлились почти год. Вынесения вердикта обвиняемый ждал три месяца. В первом интервью после освобождения из филиппинской тюрьмы Юрий Кирдюшкин рассказал «Известиям» о своем опыте и о том, как это может помочь другим людям.

Адвокат Александр Бойков, представляющий интересы россиян, обвиняемых в странах Юго-Восточной Азии в перевозке наркотиков, — о грозящем им наказании и условиях содержания в местных тюрьмах

— Как прошел день, когда вас оправдали?

Тюрьма на Филиппинах

Тюрьма на Филиппинах

— Обвинение не собирается обжаловать решение суда?

— Никаких претензий у филиппинских властей ко мне не осталось. После слушаний прокурор пожал мне руку. Я свободный человек. Остается только получить разрешение на выезд — с точки зрения бюро миграции я тут нахожусь нелегально. На днях поедем с российскими дипломатами улаживать формальности.

— На чем основывался суд, вынося оправдательный вердикт?


— В приговоре стоит формулировка «Based on the grounds of reasonable doubt»: судья нашел основания сомневаться в состоятельности обвинений. Во-первых, он установил, что на моем маршруте – Перу, Бразилия, Эмираты, Филиппины – ко мне и моему багажу ни у кого не было претензий. А во-вторых, в Дубае мой багаж был сдан заклеенным пленкой, а в Манилу прибыл вскрытым.

Надо отдать должное свидетелям. Они говорили, как всё было на самом деле, не подыгрывая обвинению и не выгораживая свои ведомства. Сотрудник таможни подтвердил, что моя сумка была вскрыта до того, как они приступили к досмотру. Представитель муниципалитета, который был понятым, рассказал, что знакомые попросили его поставить подпись в документе, но не просили наблюдать за процедурой обыска.

— Во вторник в Москву прибывает филиппинский президент Родриго Дутерте, что дает повод предположить, что у дела есть и политический контекст…

— Чья-то рука очень прослеживается в истории с моим арестом. Но в том, что меня освободили сейчас, нет никакой политической подоплеки. Приезд филиппинского президента в Россию и завершение моего процесса совпадают по времени, но это не связанные между собой события. Я в этом уверен на 100%. Мы провели огромную работу и приложили массу усилий, чтобы доказать мою невиновность. Одним словом, развязка была соткана нашими руками, а вот завязка вполне могла иметь какую-то политическую составляющую.

 Президент Филиппин Родриго Дутерте

Президент Филиппин Родриго Дутерте


Юрия Сысоева обвиняют в контрабанде кокаина, при хорошем поведении он может выйти на свободу лишь в 2034 году

— Почему вы так считаете?

— На своем пути я пересек несколько аэропортов, и нигде ничего запрещенного не было выявлено. Прилетаю на Филиппины — сумка вскрыта, и мне говорят, что там что-то незаконное. И двух китайцев с того же борта сняли таким же образом. Было очень похоже, что идет какая-то политическая игра. В материалах дела фигурировал какой-то агент американской службы по борьбе с наркотиками, хотя ни его имени, ни его показаний на суде не звучало. Я видел, что всё развивается будто по какому-то сценарию. Это ощущалось.

— Ваше дело обсуждалось на переговорах главы Филиппин и российского премьера Дмитрия Медведева в конце 2017 года. Это как-то повлияло на ваше положение?

— Родриго Дутерте обещал предоставить задержанным российским гражданам комфортные условия содержания на время судебных процессов. Это вызвало волну протестных высказываний со стороны местных правозащитных организаций: «С какой стати каким-то русским тут должны быть поблажки…» Но обещание сдержали, меня перевели через две недели после этой встречи.

— После оправдания перед вами извинились за проведенные в тюрьме три года?


— Охранники поздравляют. Но никто не извинился, никто не сказал, куда идти и что делать. Отношение такое: тебя здесь уже не должно быть, иди куда хочешь, делай что хочешь. Дали бумагу, которую я должен был показать на выезде с территории тюрьмы, и всё. Я интересовался, смогу ли претендовать на компенсацию, но все говорят, что на это я только потрачу время и силы.

— Последние полгода вы провели без связи с внешним миром. Какими были условия содержания?

— Сначала меня поселили одного в камеру, где вместо туалета была дырка в полу, а вентиляция была забита мусором, который кидали с верхних этажей. Я вычистил мусор, заказал и установил с разрешения администрации туалет. Потом ко мне стали переводить других заключенных. В итоге в камере, рассчитанной на четверых, набилось восемь человек. После завершения прений, в июне, меня перевели обратно в камеру к иностранцам. Это произошло, когда российское посольство направило ноту в филиппинский МИД. В камере нас было десять человек, были соседи с туберкулезом — их перевели только за две недели до моего приговора.


Юрий Кирдюшкин хочет в ближайшее время вернуться домой

Там сидят люди с разным культурным бэкграундом. На этаже с иностранцами я попал в компанию корейцев, мы нашли с ними общий язык. Конфликтные ситуации возникали, когда к нам попадал новый человек, который не знал нашего уклада и говорил только по-китайски. В камерах с филиппинцами было проще, они относились ко мне как к гостю. Я подружился с ними, даже научился немного говорить на тагальском.


— Как прошли ваши первые дни после освобождения?

— Как только добрался до телефона, позвонил родным. Дедушка услышал, говорит: «Наконец-то ты смог позвонить. Вчера уже наплакались, сил нет, давай как можно скорее возвращайся, ждем тебя». Сейчас я нахожусь недалеко от Манилы, меня приютили друзья — русские ребята, которые работают здесь по контракту в международном институте. Помимо них мне и другим заключенным помогает священник Русской православной церкви отец Алексий. Два года назад его направили сюда организовывать общину. Он предложил мне временно остановиться у него. Наверное, воспользуюсь предложением, когда вернусь в Манилу.

Все спрашивают о моих планах, даже говорят: «Давай, пиши книгу». Но сначала надо вернуться домой. Надо наверстывать упущенное. Надеюсь, мне удастся использовать полученный опыт, чтобы помочь людям, которые стали жертвами наркотрафика, были использованы вслепую и оказались в тюрьмах. Анастасия Новопашина на Филиппинах, Юрий Сысоев а Гонконге, Сергей Лелеков в Таиланде, Мария Дапирко во Вьетнаме — всем им хочется помочь, и надеюсь, мое освобождение станет поводом вспомнить о них и сделать шаги к их освобождению. Я точно знаю, что большинство русских ребят, которые за рубежом находятся под арестом или получили сроки по аналогичным делам, невиновны. Надеюсь пообщаться со специалистами из МВД и вывести вовлеченность наших правоохранительных органов во всю эту историю на другой уровень.

Заключенные в тюрьме на Филиппинах

Заключенные в тюрьме на Филиппинах

— У вас есть объяснение, кто и зачем организует такие дела?

— В тюрьме я познакомился с людьми, которые действительно связаны с наркотрафиком, — с ребятами из мексиканского картеля, из других подобных организаций. Узнав мою историю, они сказали, что это довольно распространенная схема. Дело в том, что в некоторых аэропортах какие-то сотрудники работают на наркомафию. Как бывает — прилетаешь куда-нибудь, а багажа твоего нет. Тебе сказали, что его потеряли, а на самом деле за те дни, что ты ждешь, чемодан вскрывали и перевозили в нем что-то запрещенное. Это только одна из схем. Но местным полицейским надо отчитываться о своей работе. Поэтому время от времени нужно кого-то подставлять. Так и получается: человек, который ни о каких наркотиках знать не знал, сидит в тюрьме, таможенники и полицейские получают повышение, а канал продолжает функционировать. При этом представителям властей зачастую даже не надо марать руки — мафия сама организует им очередного задержанного.

Дело российских граждан Юрия Кирдюшкина и Анастасии Новопашиной, находящихся в филиппинской тюрьме, затягивается, процесс может продлиться еще несколько лет. Об этом в интервью «Известиям» заявил представляющий их интересы адвокат Александр Бойков. Он отметил, что россиянам, которых обвиняют в перевозке наркотиков, может грозить смертная казнь. Адвокат также рассказал о том, в каких условиях содержатся заключенные, о перспективах их возвращения на родину и роли американского советника при посольстве США на Филиппинах в деле россиян.

Инженера из Москвы могут казнить на Филиппинах

— В октябре 2016 года на Филиппинах задержали инженера из Москвы Юрия Кирдюшкина, которого обвинили в перевозке около 8 кг наркотиков. Каковы условия его содержания?

— После задержания он находился в следственном изоляторе. Более года пробыл просто в отвратительных условиях — находился в полуразрушенной грязной тюрьме, расположенной в Маниле. Учреждение рассчитано на 250 человек, но содержат там около 2,5 тыс. заключенных. Люди живут друг на друге, спят на подвесных устройствах или просто на полу. Жара, отсутствие гигиены, разного рода болезни и бандитские разборки. К счастью, Юрий там выжил. Он довольно общительный человек, знающий иностранные языки. На разговорном уровне овладел местным тагальским. Занимается спортом, играет в баскетбол, который в стране популярен. Всё это помогло адаптироваться.

Сейчас он находится в другом блоке этой же тюрьмы. Речь идет о СИЗО повышенного режима безопасности, в котором содержатся не просто рядовые преступники, а террористы, убийцы и другие особо опасные арестанты. Юрий теперь проживает в камере, где не 80–100 человек, а только пять. Пространства стало побольше, с гигиеной теперь лучше. Но, естественно, есть и минусы. Из-за специального режима нет свободного доступа к телефону. Иногда всеми правдами и неправдами у него получается делать звонки. Телефон, например, могут одолжить сотрудники СИЗО. Раньше он имел возможность весь день гулять по территории тюрьмы и находиться на свежем воздухе. Сейчас их выводят очень редко. Он может лишь в течение 2–3 часов бывать в коридорах рядом с камерами. На улицу выпускают редко. Юрия периодически навещают местные адвентисты — представители религиозного движения, которые ему приносят книги или еду, так как в тюрьме пища ужасная и безвкусная.

— Почему россиянина перевели в другой блок?

— В конце ноября 2017 года на Филиппинах состоялся саммит стран АСЕАН. Проходила и межправительственная встреча между Россией и Филиппинами. Президент страны Родриго Дутерте тогда лично встречался с российским премьер-министром Дмитрием Медведевым. Филиппинский лидер упомянул, что в стране под стражей находятся двое россиян — Юрий Кирдюшкин и Анастасия Новопашина (задержана зимой 2016 года за перевозку наркотиков. — «Известия»). Он заверил, что им будет обеспечено справедливое судебное разбирательство и комфортные условия содержания. Через два месяца после заявления филиппинского лидера их перевели. Анастасия содержалась в тюрьме, где на 100 кв. м проживало более 300 девушек. Сейчас она находится в женском блоке того же учреждения, что и Юрий.

— Какие сроки грозят гражданам РФ?

— В настоявший момент обвинения Юрия подразумевают сроки от 20 до 40 лет тюремного заключения. Но в случае, если мораторий на смертную казнь на Филиппинах будет отменен, применение самой жесткой меры не исключено. Учитывая, что дело затягивается и может длиться еще шесть, а то и более лет, возможно всё что угодно. С Анастасией ситуация аналогичная.

Но, по сути, в соответствии с филиппинским правом дела россиян должны быть прекращены в силу ущербности полученных доказательств. Здесь есть сразу несколько аспектов, которые говорят в пользу россиян.

— Что конкретно вы имеете в виду?

— Начнем с Юрия. Во-первых, его сумка, которую он получил на багажной ленте в аэропорту на Филиппинах, была первоначально вскрыта. Когда он сдавал багаж в Латинской Америке, у его сумки был сломан замок. Поэтому он ее завернул в полиэтилен. Когда он ее получил, полиэтилен был вскрыт, так же, как и переданная ему коробка, которая лежала внутри сумки. В материалах дела нет никаких объективных свидетельств того, как вскрывалась сумка. Нет видеозаписи, которая бы подтвердила отсутствие фальсификации. То есть нет доказательств того, что она вскрывалась надлежащим образом и никто туда ничего не подложил.

Второй аспект касается и Анастасии. Россияне были задержаны сотрудниками таможни и филиппинского отдела борьбы с наркотиками. Когда предоставлялись документы в суд, в их делах фигурировал некий американец. Именно он сообщил филиппинским правоохранителям, что на рейсах будут присутствовать россияне, якобы перевозящие наркотики. При этом не зафиксировано ни имя, ни звание американца. Отсутствует его личный рапорт. Таким образом, мы получаем какую-то анонимную наводку, которая в соответствии с принципами англосаксонского права, действующего на Филиппинах, не может являться достаточным основанием для задержания и досмотра лица, привлечения его к уголовной ответственности. На сегодняшний день приходится с сожалением констатировать, что обещание президента Дутерте в части справедливого судебного разбирательства не выполняется.

— Вы смогли узнать что-то конкретное об американце?

— Да. Речь идет о высоком мужчине лет 50. Официально он не имеет никакого отношения к филиппинским правоохранительным органам. Он не является прикомандированным сотрудником американской спецслужбы по какому-то международному договору для того, чтобы, например, координировать совместные действия или помогать местным полицейским. Он проживает при посольстве США и находится в статусе советника. Никаких официальных полномочий по преследованию предполагаемых наркоторговцев у него нет и быть не может.

Уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова — о поддержке арестованной в США россиянки Марии Бутиной и взаимодействии с украинскими коллегами

Возникает вопрос, почему надлежащим образом не оформляется их сотрудничество. Здесь можно строить разные теории, по какой причине через две недели после заявления филиппинского президента о намерении избавиться от американской гегемонии и планах развивать сотрудничество с Россией и Китаем, на одном рейсе задерживают россиянина и двух китайцев, у которых находят кокаин. А через месяц задерживают еще одну россиянку. И всё это происходит при неформальном участии американского агента.

— В какой стадии сейчас находится судебный процесс?

— Дело Юрия передано из прокуратуры в суд. Если в РФ существует предварительное расследование, то на Филиппинах система иная. Дело после минимума первичных оперативных и следственных действий сразу направляется в суд, где и рассматривается. Тем не менее по рекомендации защиты было затребовано предварительное расследование, которое у них проходит не по умолчанию, а по ходатайству обвиняемого. Дело попало в Филиппинское агентство по борьбе с наркотиками, которое в течение полугода проводило предварительное расследование. Никаких новых свидетельств и документов оно не принесло. Они просто тянули время. Последующее решение о поддержании обвинения и направлении дела в суд было обжаловано в городскую прокуратуру, а затем в министерство юстиции. Окончательного решения по последней жалобе нет. Тем не менее всё равно назначен график слушаний. Уже прошли два слушания без какой-либо конкретики. Защита и обвиняемый просто познакомились с судьей и заявили ходатайство об освобождении Юрия под залог. Около двух месяцев оно лежит у судьи на столе, и решение по нему до сих пор не принято.

В случае с Анастасией дело находится в суде с первых дней. Она не потребовала предварительного расследования. Однако до сих пор не допрошены многочисленные свидетели, и неизвестно, когда будет вынесен вердикт.

— Каковы перспективы их освобождения?

— Сотрудничество между Россией и Филиппинами постоянно развивается. Если смотреть на мировую практику, то можно увидеть, что когда есть заключенные, задержанные по столь сомнительным обвинениям, то их судьба зачастую разрешается на фоне улучшения двухсторонних отношений.

Надо понимать, что использование «слепых мулов» для наркотрафика — часто использующийся механизм, который губит судьбы молодых людей, и против этого нужно бороться. У всех наркокартелей есть связи в госорганах и среди сотрудников таможни, которые облегчают дорогу багажу и наркокурьерам. Но, помимо денег, этим сотрудникам нужна возможность отчитываться о работе. Поэтому, например, каждого 30-го им отдают как жертву, чтобы они выслужились перед начальством.

— Как люди становятся «слепыми мулами»?

В итоге, когда он прилетел на остров Самуи в Таиланде, то не получил свой чемодан. Он три дня ждал свой багаж. Организаторы поездки не отговаривали его это делать. Когда багаж нашли, он радостный прибежал в аэропорт, где его задержали. Это странное поведение для наркодилера. Раз вербовщики, для которых было очевидно, что ничего хорошего Сергея в аэропорту не ждет, не отсоветовали ему ехать за чемоданом, можно предположить, что он выступил в качестве «взятки».У Лелекова приговор (27 лет тюрьмы) уже вступил в силу и единственное, на что он может надеяться, это помилование короля.

Гражданин РФ Юрий Сысоев, арестованный в Гонконге в 2016 году, был признан виновным в контрабанде наркотиков и приговорен к 26 годам заключения. Об этом «Известиям» сообщил генеральный консул РФ в Гонконге Александр Козлов. Он отметил, что при условии хорошего поведения освобождение может произойти в 2034 году. Мать россиянина Лидия Сысоева заявила «Известиям», что Юрий полностью отрицает вину и собирается обжаловать приговор. По словам адвокатов, этот случай стал уже не первым, когда россиян используют в качестве «слепых мулов» для перевозки наркотиков.

Под присмотром

— 29 ноября 2018 года Высокий суд Гонконга признал его виновным и вынес приговор о лишении свободы сроком на 26 лет. При условии хорошего поведения ранняя дата освобождения из-под стражи назначена на 15 апреля 2034 года, — рассказал «Известиям» Александр Козлов.

Глава дипмиссии пояснил, что генконсульство отслеживало ситуацию с Юрием Сысоевым с момента его ареста. С россиянином поддерживался постоянный телефонный контакт. Дипломаты неоднократно навещали его в тюрьме, консультировали относительно особенностей местной судебной системы, оказывали помощь в общении с адвокатами, а также содействие в их смене по его просьбе. Юридические услуги предоставлялись Юрию Сысоеву бесплатно, он также был обеспечен услугами переводчика.

— На протяжении всего периода расследования и судебных слушаний нарушений конституционных прав Юрия Сысоева не отмечено. Он получает медицинскую помощь в связи с имеющимися у него хроническими заболеваниями (у россиянина полностью отсутствует щитовидная железа. – «Известия»). Отдельные его пожелания по медицинским вопросам были доведены генконсульством до сведения руководства тюремного учреждения, – отметил Александр Козлов.

Два чемодана

Мать россиянина Лидия Сысоева, которая присутствовала на суде в качестве свидетеля, рассказала «Известиям», что ее сын полностью отрицает какую-либо вину и обжалует приговор.

— Юра уже подал документы для апелляции. Сейчас его содержат в относительно нормальных условиях в Stanley Prison. Один раз в месяц он может использовать телефон. Поэтому чаще старается звонить жене, чтобы иметь возможность пообщаться со своими двумя детьми. Мне пишет письма, — подчеркнула Лидия Сысоева.

Она подчеркнула, что ее сын работал дизайнером интерьеров, никогда не был преступником и просто стал жертвой наркоторговцев.

— Перед поездкой российские врачи диагностировали у Юры депрессию. Причиной были проблемы в семье и недопонимание с женой. Поэтому он, видимо, решился проветриться и принял предложение поехать в Бразилию, чтобы привезти из Латинской Америки в Россию спортивное питание. При этом родные об этом ничего не знали, — отметила в беседе с «Известиями» Лидия Сысоева. — К сожалению, люди, которые организовали поездку и подставили Юру, до сих пор находятся на свободе.

Из протокола опроса Лидии Сысоевой, проведенного петербургскими оперативниками (есть в распоряжении «Известий»), следует, что в августе 2016 года некий Эрнест Раксин предложил Юрию Сысоеву и его друзьям по спортивному залу поездку в Бразилию, откуда нужно было перевезти транзитом через другую страну в РФ гормон роста соматотропин. За это они должны были получить денежное вознаграждение в размере 50–60 тыс. рублей. В ноябре на путешествие согласился только Юрий Сысоев, которому дальнейшую информацию о поездке и билетах сообщал гражданин Белоруссии Игорь Кириенко. По его указанию россиянин познакомился в самолете с Никитой Стефановичем, у которого была аналогичная задача — привезти соматотропин в Россию.

Кириенко контролировал поездку и перечислял деньги на проживание (деньги приходили на счет Никиты Стефановича). В Бразилии они пробыли около трех недель. В мотеле на окраине города Кампо-Гранде испаноговорящая семья передала двум россиянам по чемодану.

Транзитный пассажир

Юрию Сысоеву был куплен электронный билет в Москву транзитом через Гонконг. Там 14 декабря россиянин был задержан на таможенном посту. При вскрытии потайного отделения чемодана у него обнаружили кокаин.

В ходе допроса Юрий Сысоев сразу дал показания об организаторах поездки и участвовал в спецоперации гонконгской полиции, в результате которой была задержана гражданка Индонезии, пришедшая за чемоданом. Тем не менее, ее отпустили спустя три-четыре месяца. Никита Стефанович тоже был задержан в аэропорту. Он заключил соглашение с судом и признал свою вину, чтобы уменьшить срок заключения (Стефанович получил 17,5 года тюрьмы).

По словам адвоката Александра Бойкова, который оказывает юридическую помощь семье Сысоевых, дело россиянина, по всей видимости, является очередным примером использования «слепых мулов» для перевозки наркотиков.

— Регулярно выявляются всё новые россияне, которые, будучи обманутыми различным образом, попадают в азиатские тюрьмы. Подобная история, например, у Юрия Кирдюшкина и Анастасии Новопашиной на Филиппинах или Сергея Лелекова в Таиланде, у Марии Дапирки во Вьетнаме, — сказал «Известиям» адвокат.

В каждом из дел «слепых мулов» есть множество доказательств их неосведомленности о содержимом багажа, сведения о вербовщиках, их местонахождении. Российские правоохранительные органы могут проверять эту информацию, преследовать вербовщиков и обмениваться материалами дел с органами стран задержания, считает эксперт.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: