Казгериева э в логические ошибки в судебном правоприменении

Обновлено: 07.02.2023

Судебная деятельность — это познавательная деятельность, подразумевающая, что судья должен хорошо владеть законами логики, правилами оперирования понятиями, суждениями, умозаключениями. Нелогичность может проявляться не только в структуре текста судебного документа (что не самое страшное), но и в неправильной квалификации, неудачной аргументации и обосновании принятого решения. Это уже может повлечь серьезные последствия.

Логика в деятельности судьи находит применение:

  • при выявлении противоречий в показаниях участников процесса;
  • опровержении необоснованных доводов сторон;
  • решении вопроса о качестве доказательств: их относимости (проводится анализ на предмет того, имеют ли доказательства значение для дела); допустимости (проводится сравнение представленных доказательств с теми, которые определены процессуальным законом); полноте (решается вопрос, в какой мере представленные доказательства подтверждают обстоятельства юридического дела);
  • решении вопроса об обеспечении юридического дела достаточными доказательствами;
  • квалификации юридического дела;
  • вынесении окончательного решения по делу. Как видим, логика пронизывает все этапы судебного процесса и является его необходимой составляющей.

Логические приемы, используемые при установлении

фактической основы дела

Процесс доказывания обстоятельств дела отличается большой сложностью. Фактические обстоятельства, как правило, относятся к прошлому, поэтому судья не может наблюдать их непосредственно. Не случайно противоборствующие стороны судебного процесса стараются утвердить свою позицию и для этого порой применяют любые средства, вплоть до дачи ложных показаний. Задача судьи — выявить, что произошло на самом деле и зафиксировать это в судебном решении (приговоре). Для этой цели существует множество технико-юридических приемов.

Вот лишь некоторые из них:

необходимо использовать только те положения, аргументы, которые не имеют изъянов и не нуждаются в доказательстве. В частности, данному правилу соответствуют следующие требования к определению понятий: они должны быть соразмерными, недвусмысленными и ясными;

решение суда должно быть основано на непротиворечивых доказательствах. Нельзя допускать, чтобы в решении остались не опровергнутыми противоречащие заявленным требованиям (или обвинению) доказательства или не приведены убедительные мотивы в опровержение какого-либо доказательства. Поэтому при наличии противоречивых доказательств суд должен указать, какие конкретно обстоятельства послужили основанием для признания судом одних доказательств убедительными, а других — не заслуживающими доверия. Например, применительно к показаниям потерпевших и свидетелей такими основаниями могут быть:

  • длительность или лучшие условия восприятия события одним свидетелем, нежели другим;
  • профессиональные навыки одного из них;
  • отсутствие заинтересованности отдельных лиц в исходе дела;

суду необходимо досконально прояснить вопрос, являются ли представленные сторонами доказательства истинными. Это решается на основе сопоставления их с другими доказательствами. Показания считаются достоверными, если они по содержанию совпадают с другими доказательствами, исследованными судом. По отдельным делам возможен учет состояния лица в момент восприятия им обстоятельств наблюдаемого преступления и его способности в связи с этим правильно оценивать происходящие события (состояние опьянения очевидца, испуг потерпевшего в момент нападения на него и т.п.);

вывод о достоверности доказательства должен быть обоснован и аргументирован. Между тем в отдельных приговорах судьи ограничиваются лишь общим указанием, что то или иное доказательство «не вызывает у суда сомнений», однако никаких данных в пользу такого вывода не приводят. Подобные приговоры не могут быть признаны мотивированными;

суждение о достоверности того или иного доказательства может быть вынесено лишь с учетом всей совокупности данных, относящихся к содержанию этого доказательства, способа его получения, соотношения с другими доказательствами. Каждое из таких обстоятельств в отдельности не может быть единственным критерием оценки;

анализируемые доказательства должны находиться в логической связи с обстоятельствами, подлежащими доказыванию. При этом доказательства стоит сгруппировать применительно к конкретному предмету доказывания;

производные доказательства должны базироваться на основных. В случае, когда свидетель показал, что об изложенных им обстоятельствах он знает только со слов других лиц, необходимо дать оценку именно этим показаниям и привести их в приговоре. Если последние были очевидцами обстоятельств, подлежащих установлению, целесообразно сначала привести такие показания, а затем тех свидетелей, показания которых являются производными от них. При этом следует учитывать, что в силу положений Уголовно-процессуального кодекса РФ показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности, относятся к недопустимым доказательствам;

если в судебном процессе используются результаты экспертизы, судье надлежит дать им оценку, а не принимать беспрекословно. При этом необходимо указать, какие именно факты установлены заключением эксперта, а не ограничиваться лишь ссылкой на это заключение. Например, приведя доказательства того, что подсудимый ударил потерпевшего каким-либо предметом по голове, недостаточно указать в приговоре: «Виновность Иванова в причинении потерпевшему Петрову тяжкого вреда здоровью подтверждается также заключением судебно-медицинского эксперта».

В данном случае в приговоре правильнее записать: по заключению судебно-медицинского эксперта, имеющийся у Петрова вдавленный перелом височной кости мог быть причинен твердым тупым предметом и повлек тяжкий вред здоровью по признаку его опасности для жизни в момент причинения. Поскольку заключение эксперта не является обязательным для суда, он может с ним не согласиться, но при этом обязан эго мотивировать в приговоре;

ссылка в приговоре на вещественные доказательства должна быть логически связана с другими данными, на основании которых суд делает свой вывод. Это правило вытекает из общего логического правила, согласно которому оценка события может основываться на совокупности доказательств. При этом необходимо указать, при каких обстоятельствах были получены и приобщены к делу вещественные доказательства. Например, в протоколе осмотра места происшествия указано, что на месте преступления работниками милиции был обнаружен и изъят нож.

По поводу этого ножа, предъявленного к осмотру, подсудимый Иванов показал, что нож ему не принадлежит, и он его никогда в руках не держал. Однако из заключения эксперта-криминалиста, предъявленного подсудимому Иванову, следовало, что следы, обнаруженные на ручке ножа, оставлены пальцами его правой руки;

в приговоре суд должен дать надлежащую оценку доводам, которые подсудимый привел в свою защиту. В случае изменения подсудимым показаний, данных им в ходе производства дознания или предварительного следствия, суд обязан после тщательной проверки тех и других показаний и выяснения причин их изменения дать им оценку в совокупности с другими собранными по делу доказательствами.

Отказ подсудимого от дачи показаний не может служить подтверждением доказанности его вины и учитываться при назначении ему наказания в качестве обстоятельства, отрицательно характеризующего личность подсудимого.

Логические приемы, используемые при установлении

юридической основы дела

Юридическая оценка дела состоит в том, чтобы выбрать норму, подходящую для урегулирования рассматриваемой жизненной ситуации, и на ее основе принять решение по делу. Здесь используются следующие технико-юридические правила, имеющие отношение к логике:

1) действие предполагаемой для применения нормы необходимо сначала проанализировать в соответствии с временем, пространством и по кругу лиц, далее — расчленить ее на части (определить гипотезу, диспозицию, санкцию). Особому анализу подлежит гипотеза нормы (ее содержание и структура), поскольку она имеет решающее значение в процессе квалификации дела;

2) юридическую квалификацию дела следует проводить по правилам логического силлогизма (умозаключение, состоящее из двух суждений, из которых следует третье — вывод). Большую предпосылку здесь образует норма права, где решающее значение, как уже указывалось, имеет гипотеза, устанавливающая круг жизненных обстоятельств, наличие или отсутствие которых является основанием для применения этой нормы права. Малую предпосылку составляют выявленные по делу факты. Эти факты полностью или частично должны совпадать с системой обстоятельств, закрепленных в гипотезе. Именно их совпадение лежит в основе заключения о том, что обстоятельства дела порождают последствия, предусмотренные санкцией нормы1;

3) существенные признаки деяния на предмет обнаружения в нем всех элементов состава правонарушения необходимо установить посредством абстрагирования, при котором на основе всех собранных материалов по юридическому делу несущественные признаки игнорируются, а существенные являются предметом сравнения с соответствующими положениями закона;

4) юридическая квалификация должна быть мотивирована по правилам аргументации. В процессе аргументации в основном используются методы индукции и дедукции, но не только. Здесь обязательно следует подключать анализ посылок, на основе которых делается вывод. С помощью аргументации правоприменитель старается всех (и участников процесса, и вышестоящий суд) убедить в том, что его решение мотивировало.

Дедуктивная (демонстративная) аргументация обладает особой убедительностью, поскольку тезис следует из посылок с логической необходимостью. Структура ее такова: тезис, аргументы (или доводы), способы демонстрации (или доказательства). Индуктивная аргументация имеет недемонстративный, правдоподобный, вероятностный характер. Вот почему в данном случае посылки, несмотря на свою истинность, не всегда гарантируют истинность вывода суда, а только подтверждают его в той или иной степени. Аргументы имеют дополнительное значение в силу того, что они вероятностны.

Неукоснительное следование логическим правилам правоприменительной юридической техники есть гарантия недопущения ошибок в процессе судебного правоприменения.

Суждение можно представить как элемент рассуждения, отражающий отношения между понятиями, которые характеризуются тем, что одно понятие обладает или не обладает признаками другого.

В правоприменительной деятельности суждение наиболее наглядно проявляется в квалификации содеянного: оно может быть либо утверждающим, либо отрицающим. Отрицание в деянии признаков определенного состава преступления также представляет собой оценку - квалификацию с отрицательным значением. Однако следует иметь в виду одно различие между утверждающей и отрицающей формами квалификации: утвердительный вывод всегда указывает на завершение процесса квалификации, в то время как отрицательный в ряде случаев является предпосылкой для дальнейшего рассуждения.

Суждение имеет грамматическую форму предложения. Как правило, суждения излагаются в форме повествовательных предложений. Однако возможны исключения. Например, в повествовательных предложениях типа "Следует установить признаки состава преступления" нет ни утверждения, ни отрицания, в них не отражается связь между понятиями, а содержится вопрос в скрытой форме. В то же время в отдельных вопросительных и восклицательных предложениях в завуалированной форме может содержаться суждение. Поэтому, рассматривая грамматическую форму высказывания, необходимо устанавливать его логический смысл.

В каждом случае применения закона имеются два суждения. Первое из них дано законодателем и заключено в содержании нормы, которое представляет собой так называемое общеутвердительное суждение. Основываясь на этом положении, В. Кудрявцев приходит к следующему выводу: "Для того, чтобы правовая норма могла быть использована, она должна быть мысленно выражена в форме общеутвердительного суждения" . Второе суждение высказывается по конкретному делу в результате анализа всех обстоятельств содеянного.

Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1972. С. 64.

Суждения, высказываемые в процессе правоприменительной деятельности, имеют правовой характер. Несоблюдение особенностей высказываемых либо фиксируемых суждений в правоприменительном процессе приводит к ошибкам.

Выявление логических ошибок в процессе правоприменения невозможно в отрыве от рассмотрения видов суждения. Суждения классифицируются по различным основаниям, в качестве которых могут выступать: 1) степень достоверности; 2) сложность; 3) качественно-количественная характеристика.

Признак, указанный в предикате суждения, может утверждаться или отрицаться с различной степенью достоверности, в зависимости от которой он может расцениваться как реально существующий, возможный или необходимый. Суждения именуются, соответственно, суждениями действительности, возможности, необходимости. Все виды суждений отражают определенные связи между квалифицируемым деянием или иным оцениваемым обстоятельством и соответствующими признаками. В суждениях действительности утверждение или отрицание признака рассматривается как действительная характеристика объекта. Они используются в тех случаях, когда известно, что объект обладал или не обладал конкретными признаками в прошлом, обладает или не обладает ими в настоящее время. Этот вид суждения наиболее характерен для квалификации содеянного. Следовательно, ошибка в суждении действительности будет иметь место в том случае, если обнаружено несоответствие между реальными и установленными признаками объекта. Такому требованию противоречит практика применения уголовно-правовых норм, что называется, "с запасом", когда деяние квалифицируется как заведомо более тяжкое, чтобы на последующих стадиях уголовного процесса квалификация могла быть изменена без возвращения дела на дополнительное расследование и без отмены приговора.

К суждениям действительности относятся так называемые выделяющие и исключающие суждения. Выделяющие указывают на принадлежность признака только данному объекту. Исключающее суждение указывает на то, что признак принадлежит (не принадлежит) всем объектам данного класса, кроме некоторой их части.

Суждение действительности не показывает, является ли признак для рассматриваемого предмета обязательным, проявляется ли он в нем постоянно при всех условиях. Для этого используется суждение необходимости. В нем утверждение или отрицание признака представляет собой необходимую характеристику предмета. Подобные высказывания относятся прежде всего к характеристике составов преступлений. Следовательно, ошибка в суждении необходимости наблюдается в случаях, когда не учтены обязательные характеристики предмета.

При неполноте фактических данных приходится высказывать предположение о наличии или отсутствии в деянии признаков какого-либо преступления. Такое суждение называется суждением возможности (или вероятности). В нем утверждение или отрицание признаков рассматривается как возможная характеристика предмета (например, "возможно, подсудимым совершено мошенничество"). Суждение возможности - результат недостаточности знаний о содеянном, оно служит промежуточным этапом рассуждения на пути установления истины. Оно отражает ту или иную степень вероятности в зависимости от наличия данных, подтверждающих или опровергающих предположение об исследуемых обстоятельствах; дальнейшее накопление знаний приводит к замене суждения возможности более категорическими суждениями действительности и необходимости.

Бесспорно, что только лишь знание о видах логических суждений не является гарантом их истинности, правильности в правоприменении. Поэтому в логике существуют некоторые критерии определения истинности юридических суждений. Важнейшее условие адекватного познания вещи (предмета, события) - обязательное изучение совокупности наших знаний о различных его свойствах и признаках и их отношениях друг к другу.

Поскольку признаки (свойства и отношения) предметов и явлений выражаются в суждениях, то фактически, оценивая их, мы оцениваем суждения об их различных свойствах и отношениях. Истинность суждений определяется главным образом по их соответствию действительности, которая может быть определена и по логической форме путем их сравнения.

Пытаясь логически сравнивать между собой суждения, отражающие различные предметы и явления либо различные свойства предметов и явлений, невозможно решить вопрос об их соответствии действительности. Эти суждения несравнимые, в них мыслятся субъекты, не имеющие друг с другом ничего общего. Сравнивать можно только те суждения, в которых объемы субъектов совпадают полностью или частично.

Анализируя то или иное правовое явление, мы встречаемся с различными суждениями по поводу одного и того же явления или его свойства, в связи с чем возникает необходимость установить, какое из них истинно, а какое ложно. Например, нередки случаи, когда свидетели дают различные, порой противоположные, показания об одном и том же наблюдавшемся ими событии, и каждый из них убежден в истинности своих сведений. Нередки факты, когда приговор суда первой инстанции отменен, как постановленный на противоречивых доказательствах. Здесь важно знать логические правила, позволяющие разграничить эти суждения и определить, какое из них соответствует действительности. Решению этой задачи подчинена классификация сравнимых суждений на тождественные, совместимые, несовместимые.

Тождественными принято называть суждения, в которых объемы субъектов полностью совпадают, а предикаты содержат одинаковое утверждение или отрицание определенного признака, но в различных грамматических формах.

Совместимые суждения - это суждения, в которых субъекты совпадают по объему, а предикаты отличаются, но таким образом, что истинность одного суждения не исключает истинности другого. Вместе с тем из истинности подчиненного суждения не обязательно следует истинность подчиняющего суждения. Если подчиняющее общее суждение ложно, подчиненное ему частное суждение может быть как истинным, так и ложным. Из ложности подчиненного суждения всегда следует ложность подчиняющего суждения. Противоречащие суждения всегда исключают друг друга. Поэтому, если одно из них истинно, другое всегда ложно, и наоборот.

Строгое соблюдение условий истинности и ложности суждений имеет основополагающее значение в правовом мышлении при оценке юридически значимых обстоятельств. Из всех возможных суждений по одному и тому же обстоятельству истинным может быть только одно юридическое решение, его приходится принимать с учетом множества факторов. Не все суждения прямо отвергают друг друга. Недопустимо употребление взаимоисключающих суждений в различных судебных документах, что свидетельствовало бы о недостаточном уровне логико-правового мышления юриста.

Мы используем файлы Cookie. Просматривая сайт, Вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности.

Сычёва О.А., кандидат юридических наук, заведующий кафедрой образовательного права (юридический факультет) ФГБОУ ВПО «Ульяновский государственный педагогический университет им. И.Н. Ульянова», судья в отставке

Как гласит латинский афоризм, «Errare humanum est» – человеку свойственно ошибаться. Термин «ошибка» означает неумышленная «неправильность в действиях, мыслях» [1] .

«Судебная ошибка» – это широко оперируемое понятие, в смысл которого вкладывается осуждение невиновного, оправдание виновного, случаи неправильной квалификации деяния, назначение несправедливого наказания.

Понятие «судебная ошибка» официально используется высшими судебными инстанциями, в том числе, Конституционным Судом РФ в процедуре пересмотра судебных актов в контексте устранения таких ошибок.

Термин «судебный» используется в смысле «исходящий от суда как государственного органа».

Вопрос о понятии, признаках и причинах судебной ошибки является дискуссионным. В литературе высказана позиция, что судебная ошибка есть состоявшийся результат, в процессе формирования которого имели место и ошибочные действия, и ошибочная мыслительная деятельность. Она появляется при недостижении правосудием своей цели. О судебной ошибке можно говорить лишь с момента принятия судебного акта, разрешающего дело по существу, а все иные ошибочные действия, совершенные судом во время подготовки и слушания дела, в том числе, ошибочные мысли, статуса судебной ошибки иметь не могут, поскольку отсутствует прямая причинная связь между ошибочным действием и целью правосудия, а у суда еще нет окончательного мнения по делу [2] .

Другое существующее мнение, что судебная ошибка – это ошибка конкретного судебного состава в сборе и оценке доказательств, в применении норм материального и процессуального права [3] .

Н.А. Колоколов выделяет судебные ошибки в широком понимании – как разновидность ошибок, допускаемых органами государственной власти, и в узком понимании - как логические ошибки судебного правоприменения [4] .

На практике судебной ошибкой в уголовном процессе считается несоответствие позиции судьи мнению вышестоящей инстанции, уклонение его от проводимой в регионе уголовной политики [5] .

Одной из важнейших причин судебных ошибок являются упущения в процессе судебного исследования доказательств.

Ошибки судебного следствия – это непреднамеренные существенные нарушения норм закона, научно-методических рекомендаций, а также недостатки и упущения, допущенные при применении или неприменении тактических средств и приемов исследования доказательств в суде компетентным лицом, являющимся носителем процессуальных прав и обязанностей в данной сфере правоприменения (председательствующим судьей, защитником, обвинителем), нарушающие или создающие угрозу нарушения нормального хода центральной части судебного разбирательства, вызванные как поведенческими отклонениями субъекта исследования от строго регламентированных законом процедур либо их искажением, так и деформациями мыслительного процесса соответствующего субъекта, либо одновременным наличием обоих негативных составляющих.

Такие ошибки в могут быть выражены как в неправильных действиях, так и в бездействиях и убеждениях соответствующего субъекта. Именно существенные нарушения порождают ошибку, что отличает ее от недочета в деятельности, промаха своего рода, тактического просчета. В свою очередь непреднамеренность ошибки отграничивает ее от произвола, допускаемого умышленно.

Правильная классификация типичных ошибок судебного следствия способствует систематизации накопленных знаний, уяснению причин допускаемых ошибок, выработке мер по их устранению и профилактике. В литературе предложены различные классификации следственных и судебных ошибок [6] .

Можно выделить следующие нижеуказанные группы ошибок, допускаемых при производстве судебного исследования доказательств.

1) ошибки организационного характера - связанные с подготовкой и своевременностью проведения судебных действий, подготовкой к процессу, изучением материалов уголовного дела. Это ошибки часто являются следствием недостатков планирования своей деятельности компетентным субъектом.

2) тактические ошибки, допускаемых в ходе исследования доказательств, которые подразделяются на:

-гносеологические (связанные с процессом познания),

-поведенческие (не избрание нужного тактического средства либо выбор такового, не подлежащего применению в данной ситуации, не подходящего к ней, ошибки в процессуальном общении),

-процессуальные (выражаются в нарушении норм процессуального права),

-правовые (связаны с неверным применением норм материального права).

Тактические ошибки часто являются следствием неправильной или неполной оценки судебной ситуации.

Под судебной ситуацией судебного следствия понимается совокупность условий, обстановку, в которой в данный момент протекает процесс исследования доказательств. С учетом характера конкретной судебной ситуации должен быть сделан выбор в пользу того или иного подлежащего применению тактического средства.

3) допущенные в процессе фиксации хода и результата исследования доказательств. Они нередко связаны с неверным отражением секретарем хода процесса в протоколе судебного заседания, допущенных в нем искажениях.

Еще Аристотель отмечал, что «самая ясная речь - та, которая состоит из общеупотребительных слов» [7] . В литературе обоснованно рекомендуется избегать многозначности слов (полисемии), что нередко приводит к смешению понятий, а, следовательно, к ошибкам в рассуждениях [8] . Допущенные при протоколировании (и иных видах фиксации) процессуальных действий неточности, упущения, небрежности нередко оборачиваются процессуальными, тактическими ошибками, могут привести к изменению показаний в суде [9] . Для судебного разбирательства характерен особый «протокольный язык» - совокупность определенных юридических терминов и понятий, своеобразных речевых оборотов, особых стилистических правил составления процессуальных документов, соблюдение обязательных реквизитов. В настоящее время в ряде регионов в централизованном порядке организуются курсы лекционных занятий профессиональными педагогами по русскому языку (по специфике речи судопроизводства) для федеральных и мировых судей.

Другая разновидность ошибок в процессе фиксации исследования доказательств – механическое воспроизведение приведенных в обвинительном заключении (акте) доказательств в приговоре суда. Такой судебный акт незаконен ввиду нарушения судом принципа непосредственного исследования доказательств.

Поскольку ошибки судебного исследования доказательств часто бывают связанными между собой, необходимо устанавливать их первопричины. Как верно отмечено в литературе, выявить единую причину ошибок судебного правоприменения практически невозможно, так как их видовому многообразию соответствует причинное многообразие [10] .

Причины таких ошибок могут быть объективными и субъективными, то есть зависящими и не зависящими от субъекта исследования по происхождению.

Так, к объективными причинам может быть отнесено отсутствие разработанной методики либо несовершенство используемой методики исследования доказательств определенного вида, отсутствие сформировавшейся судебной практики по конкретному вопросу.

Субъективные причины чаще всего заключаются в профессиональной некомпетентности (незнании положений закона и разработанных криминалистической наукой рекомендаций), профессиональные упущения (поверхностный подход к исследованию материалов дела, к выполнению процессуальных действий), дефекты органов зрения и чувств познающего субъекта, его неудовлетворительное психологическое состояние, характерологические черты личности субъекта, незаконное вмешательство в правосудие со стороны граждан (попытки воздействия на участников процесса и суд), давление со стороны средств массовых информаций; логические дефекты умозаключений субъекта исследования доказательств.

Согласимся с мнением, что знание основных правил и законов логики в судебной правоприменительной деятельности будет способствовать уменьшению количества допускаемых ошибок [11] .

Вышеуказанные ошибки судебного исследования доказательств могут иметь место в деятельности суда, стороны защиты, стороны обвинения. Большая ответственность возлагается на профессионализм сторон и на проницательность судьи. Судья – это человек со своими достоинствами и недостатками. Еще Л.Е. Владимиров указывал, что «суд человеческий способен совершать ошибки» [12] . Л.М. Карнозова обращает внимание, что «нельзя, однако, забывать, что те требования, которые формулируются по отношению к суду как институту, обращены фактически к человеку, облаченному в судейскую мантию…Мы имеем неустранимый разрыв между требованиями к суду и человеческими возможностями» [13] .

Последствия судебных ошибок являются крайне неблагоприятными не только для авторитета государственной власти, правосудия, но и чреваты финансовыми потерями для государственной казны, о чем свидетельствует практика Европейского суда последних лет. Проблема судебных ошибок регулярно является предметом обсуждения на заседаниях Высшей квалификационной коллегии судей РФ, квалификационных коллегий субъектов, а также на производственных совещаниях судов районного звена. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 31.05.2007 г. № 27 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений квалификационных коллегий судей о привлечении судей судов общей юрисдикции к дисциплинарной ответственности» [14] отмечено, что в работе судов имеют место отдельные факты нарушения судьями требований закона и правил судейской этики. В настоящее время действует ФКЗ РФ «О дисциплинарном судебном присутствии» от 09.11.2009 г. № 4-ФКЗ [15] , закрепивший создание специального судебного органа, рассматривающего дела по жалобам на решения Высшей квалификационной коллегии судей и квалификационных коллегий судей субъектов по членам судейского корпуса о совершении ими дисциплинарных проступков.

Наиважнейшее значение имеет организация и принятие мер по профилактике судебных ошибок. Основное и самое действенное средство от абсолютного большинства судебных ошибок – профессионализм компетентного лица, составляющими которого являются: строгое следование нормативной уголовно-процессуальной процедуре, знание норм материального права, постоянное повышение уровня собственной квалификации, изучение обзоров судебной практики, работа над собственным правосознанием, культивирование в себе уважительного и беспристрастного отношения к людям, а также знание положений психологии личности и общения.

Объективными предпосылками к минимизации судебных ошибок являются существование соответствующего духу времени законодательства, организация периодического повышения квалификации судей и сотрудников аппарата, увеличения штата судей и помощников судей, должный отбор кандидатов на должности, развитие институтов кураторства - оказания помощи вышестоящими коллегами с выездами на места, повсеместное внедрение достижений научно-технического прогресса и повышение уровня технического оснащения судов.

Все ошибки подразделяются на типичные (массовые), малораспространенные (редкие) и единичные. В науке и практике выявляются и подвергаются конкретному анализу чаще всего типичные ошибки, что вполне оправданно. Именно на преодоление и уменьшение распространенных ошибок в первую очередь ориентированы разрабатываемые научно-методические рекомендации. Говорить о полном устранении судебных ошибок, к сожалению, утопично, поскольку, как верно указано в литературе «…природа судебных ошибок в том, что каждое судебное решение содержит элементы субъективности: юридически решение принимается судом, а фактически решают судьи, люди, решения которых субъективны, зависят от их профессиональной квалификации и психологических особенностей. Поэтому судебные ошибки не только возможны, они неизбежны, поскольку природа их принципиально неустранима. Проблема сводится к поиску средств, уменьшающих, насколько возможно, влияние субъективности…» [16] .

Опасность судебной ошибки также состоит в том, что она влечет отступление от истины в уголовном процессе. В действующем уголовно-процессуальном законе не провозглашена задача установления истины. О возможности выделения подобной задачи мнения ученых разделились. Так, А.Ю. Корчагин заметил, что «в тексте закона … фактически подразумевается установление истины» [17] . Н.А. Лукичев считает, что «стремление суда к истине не вызывает сомнений» [18] . Аналогичны позиции у В.П. Божьева, О.В. Волколуп, А.В. Гриненко [19] , а также Т.А. Лотыш, Р.Д. Рахунова, А.Б. Соловьева [20] . Противоположные точки зрения по этому вопросу высказаны С.Л. Кисленко, С.А. Пашиным [21] и др. На основании анализа высказанных в специальной литературе мнений, а также изучения материалов судебной практики мы считаем установление истины по делу задачей судебного следствия, поскольку в противном случае судом не может быть постановлен справедливый приговор. Но в стремлении суда установить истину таковая не может являть собой абсолют. Как известно, абсолютная истина не опровергается последующим развитием науки, а обогащается и постоянно подтверждается жизнью [22] . По нашему мнению, установление объективной и конкретной судебной истины является одной из задач судебного следствия. При этом свойство конкретности судебной истины следует трактовать исходя из его философской подоплеки - как «основанности на знании реальных связей, взаимодействия всех сторон объекта, главных, существенных свойств, тенденций его развития» [23] , что применительно к уголовно-процессуальной деятельности означает неразрывную связь устанавливаемых обстоятельств с личностью конкретного лица, его прошлым поведением и деятельностью.

Надеемся, что учет вышеизложенной информации при наличии у компетентного субъекта чувства нравственной ответственности за свое поведение перед участниками процесса и обществом в процессе судебного исследования доказательств позволит предотвратить либо своевременно выявить и устранить ошибки в этой крайне ответственной области правоприменительной деятельности.

Кудрявцева А.В. - доктор юридических наук, профессор, председа­тель судебной коллегии по уголовным делам Ставропольского краевого суда.

В монографии рассмотрены теоретические и практические про­блемы уголовного судопроизводства, возникающие на пути вынесения справедливого судебного акта органом правосудия. Сформирован пра­вовой механизм минимизации судебных ошибок на основе выявления системных связей между причинами их совершения и факторами, пре­пятствующими установлению объективной истины но уголовному делу.

В работе значительное внимание уделено проблемам взаимовлияния установления объективной истины и процессов предотвращения судеб­ных ошибок в уголовном судопроизводстве.

Адресована научным и практическим работникам органов дозна­ния, следствия, прокуратуры и суда, а также аспирантам, студентам и преподавателям, всем интересующимся проблемами уголовного судо­производства.

Содержание

Глава 1. ПОНЯТИЯ ИСТИНЫ И СУДЕБНЫХ ОШИБОК В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ КАК ДВУХ ВЗАИМОВЛИЯЮЩИХ КАТЕГОРИЙ УГОЛОВНОГО ПРОИЗВОДСТВА

§ 1. Истина в уголовном процессе: ретроспектива и реалии. Установление объективной истины как основа вынесения правосудного решения

§ 3. Факторы, препятствующие установлению истины в уголовном процессе, их влияние на причины возникновения судебных ошибок

Глава 2. СРЕДСТВА УСТАНОВЛЕНИЯ ОБЪЕКТИВНОЙ ИСТИНЫ, СПОСОБСТВУЮЩИЕ ПРЕДОТВРАЩЕНИЮ СУДЕБНЫХ ОШИБОК В УГОЛОВНОМ ПРОИЗВОДСТВЕ

§ 2. Роль суда в установлении истины в уголовном производстве: механизм формирования внутреннего убеждения судьи как основы предотвращения судебной ошибки

Глава 3. ПОЛНОМОЧИЯ ВЛАСТНЫХ СУБЪЕКТОВ УГОЛОВНОГО ПРОИЗВОДСТВА, СПОСОБСТВУЮЩИЕ МИНИМИЗАЦИИ ОШИБОК СУДА

§ 1. Влияние ошибок предварительного уголовного производства на ошибки суда и возможности их предотвращения

§ 2. Полномочия суда по выявлению и исправлению ошибок в стадиях подготовки дела к слушанию и судебного разбирательства

Введение

Выполнение задач уголовного судопроизводства напрямую зависит от законности, обоснованности и справедливости всех, а в особен­ности - итоговых судебных актов. При этом нельзя не заметить, что в судебной практике распространены ошибки, допускаемые в ходе рас­смотрения судами уголовных дел, они являются негативным результа­том «ущербного» познания действительных фактических обстоятельств произошедшего криминального события. В этих условиях крайне важно выявить типичные судебные ситуации, установить и проанали­зировать регулирующие их нормы Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, продуцирующие наиболее распространенные ошибки.

Актуальность избранной темы исследования определена важностью выявления взаимообусловленности правосудного решения и факта установления истины по уголовному делу, недостижение которой чаще всего ведет к судебной ошибке.

Основой и главным катализатором вынесения справедливого судеб­ного акта является достижение объективной истины. Правильное при­менение закона и назначение виновному справедливого наказания, в свою очередь, способствует минимизации количества судебных оши­бок. Последние же в наиболее ярком виде выражаются в осуждении невиновного и в оправдании виновного, что не может соответствовать задачам уголовного процесса, оказывая деструктивное влияние на пра­восознание граждан, «размывая» правовую культуру общества.

В этой связи причины судебных ошибок требуют углубленного исследования и анализа во взаимосвязи с установлением объектив­ной истины по уголовному делу, что позволит предложить направле­ния формирования механизма их успешного предотвращения, а зна­чит - сокращения количества неправосудных судебных решений. Как следствие, очевидна обозначившаяся потребность совершенствования системы уголовно-процессуальных норм, регламентирующих в пер­вую очередь полномочия властных субъектов уголовного процесса, ориентированных на достижение объективной истины по уголовному делу, что, в конечном счете, будет способствовать более эффективному осуществлению правосудия и вынесению справедливого судебного решения.

В уголовно-процессуальном законодательстве советского периода требование установления истины по каждому уголовному делу было прописано буквально, чего нельзя сказать об УПК РФ, где в ряде ста­тей, после тщательного их системного анализа, можно обнаружить лишь «очертания» упомянутого явления.

Актуализирует избранную тему известная инициатива Следствен­ного комитета Российской Федерации, предложившего законопроект «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Россий­ской Федерации в связи с введением института установления объек­тивной истины по уголовному делу», что серьезно повысило накал обсуждения связанных с этим вопросов теоретического и практиче­ского характера, а также вывело данную проблему на «главную три­буну» полемики в научных и законотворческих сферах.

Особо следует подчеркнуть тот факт, что в юридической науке отсутствуют фундаментальные исследования, в которых бы устанав­ливалась корреляция между достижением объективной истины по уго­ловному делу и совершением судебных ошибок. Установление и анализ закономерностей, характеризующих взаимозависимость этих явле­ний, представляются важными в силу особой значимости негативных последствий, наступающих в результате недостижения объективной истины - основного фактора, обеспечивающего возможность приня­тия судом правосудного решения по уголовному делу, отступление от которого приводит, как правило, к совершению судебных ошибок.

Изложенные выше аргументы, как представляется, в достаточной мере характеризуют актуальность предпринятого исследования, под­тверждая необходимость детального теоретического анализа назван­ных проблем, а также внесения предложений по совершенствованию в этой части уголовно-процессуального законодательства и практики его применения.

К вопросам установления истины в уголовном процессе обращались в советское время такие видные ученые, как: В.Я. Дорохов, A.M. Ларин, Я.О. Мотовиловкер, И.И. Мухин, М.М. Михеенко, П.Ф. Пашкевич, Н.А. Пьянов, М.С. Строгович, Э.М. Чудинов, А.А. Эйсман и др.

Среди современных авторов проблемой целесообразности достижения истины в уголовном процессе занимались А.С. Александров, А.А.Акимчев, О.Я.Баев, В.С.Балакшин, А.М. Баранов, В.И. Басков, Л.М.Васильев, Л.В.Головко, А.А.Давлетов, Е.А.Доля, З.Д. Еникеев, З.З.Зинатуллин, Е.А.Карякин, С.В. Корнакова, А.В. Кудрявцева, А.А.Кухта, П.А.Лупинская, Д.А.Мезинов, Ю.К.Орлов, О.В.Петрова, Г.А.Печников, А.В. Пиюк, О.Б. Сергеева, М.К. Свиридов, Г.К. Смирнов, Г.В. Стародубова, Ю.В. Францифоров, Ю.К. Якимович и многие другие.

По указанной тематике защищены кандидатские диссертации А.А. Акимчевым, О.В. Петровой, О.А. Пискун и О.Б. Сергеевой, а также докторские диссертации Л.М. Васильевым, Г А. Печниковым и А.А. Кухтой.

Проблемой же судебных ошибок в уголовном процессе занимались такие ученые, как Э.В. Казгериева, В.Ф. Кириченко, В В. Колосовский, В.Н. Кудрявцев, А.Б. Лисюткин, К.Р. Мурсалимов. С.А. Пашин, А.А. Пионтковский, В.И. Фалеев, В.А. Якушев и др.

В частности, в период действия УПК РФ по данной тематике защищены кандидатские диссертации Э.В. Казгериевой «Логические ошибки в судебном правоприменении» (2006), А.А. Щербой «Участие адвоката в предупреждении и исправлении судебных ошибок в уголов­ном судопроизводстве» (2006), М.Л. Голубевой «Судебная ошибка: тео­ретико-прикладной анализ» (2009).

Вместе с тем специальные исследования, посвященные корреля­ции процессов установления истины и причин совершения судебных ошибок, их взаимовлиянию в уголовном судопроизводстве, учеными - процессуалистами не проводились, о чем свидетельствует отсутствие монографических работ, касающихся поименованной темы.

Теоретическая значимость избранной темы, наряду с изложен­ным, подтверждается еще и тем, что настоящая работа является первым монографическим исследованием, в котором впервые в уго­ловно-процессуальной науке «сквозным образом» - дифференциро­ванно, применительно к досудебному и судебному уголовному про­изводству, проблема достижения объективной истины исследуется именно в контексте совершения судебных ошибок, в результате чего выявлены закономерности их взаимовлияния друг на друга и корре­ляционная зависимость, прямо определяющие правосудность судеб­ного решения.

Казгериева Э. В. Логические ошибки в судебном правоприменении : автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. юрид. наук : специальность 12.00.01 / Казгериева Эмма Викторовна; [Рос. акад. правосудия]. - Москва, 2006. - 23 с. ; 21 см. - Библиогр.: с. 23 (4 назв.) и в подстроч. примеч.

Купить

Реферат по теме Логические ошибки в судебном правоприменении : автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. юрид. наук : специальность 12.00.01

Курсовая по теме Логические ошибки в судебном правоприменении : автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. юрид. наук : специальность 12.00.01

ВКР/Диплом по теме Логические ошибки в судебном правоприменении : автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. юрид. наук : специальность 12.00.01

Диссертация по теме Логические ошибки в судебном правоприменении : автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. юрид. наук : специальность 12.00.01

Заработать на знаниях по теме Логические ошибки в судебном правоприменении : автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. юрид. наук : специальность 12.00.01

Д.Винник "Социальная феноменология цифровой эпохи: риторика ненависти, анонимусы, копирайт и надзор"

Лекция Дмитрия Винника прошла 21 ноября 2014 года в Томском государственном университете. Социальные феномены цифровой эпохи порождают .

Помогите сайту стать лучше, ответьте на несколько вопросов про книгу:
Логические ошибки в судебном правоприменении : автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. юрид. наук : специальность 12.00.01

  • Объявление о покупке
  • Книги этих же авторов
  • Наличие в библиотеках
  • Рецензии и отзывы
  • Похожие книги
  • Наличие в магазинах
  • Информация от пользователей
  • Книга находится в категориях
Криминалистика и судебная экспертиза | Модуль 5
4. Расследование картелей:стандарты доказывания

17 февраля в Москве на площадке Некоммерческого партнерства «Содействие развитию конкуренции в странах СНГ» прошел телесеминар «Борьба с .

Солженицынские чтения: об «архипелаге ГУЛАГ» в целом

--> --> Одесская область, Одесса, Приморский район, Отрада
Французский бульвар, 11а
Расположение на карте

санитарный день: последний рабочий день месяца
Пн: 09:30-17:30
Вт: 09:30-17:30
Ср: 09:30-17:30
Чт: 09:30-17:30
Пт: 09:30-17:00
Вс: 09:30-18:00

--> --> Хабаровский край, Комсомольск-на-Амуре городской округ, Комсомольск-на-Амуре, Ленинский округ
Калинина, 24
Расположение на карте

санитарный день: последний чт месяца
Пн: 10:00-19:00
Вт: 10:00-19:00
Ср: 10:00-19:00
Чт: 10:00-19:00
Пт: 10:00-19:00
Вс: 10:00-18:00

--> --> Красноярский край, Дивногорск городской округ, пос. Слизнево
Нагорная, 1а
Расположение на карте

--> --> Нижегородская область, Нижний Новгород городской округ, Нижний Новгород, Приокский район
Столетова, 8
Расположение на карте

санитарный день: последний чт месяца
Пн: 09:00-17:00
Вт: 09:00-17:00
Ср: 09:00-17:00
Чт: 09:00-17:00
Пт: 09:00-17:00
Вс: 09:00-16:00

--> --> Саратовская область, Саратов городской округ, Саратов, Кировский район
им. Зарубина В.С., 158/162
Расположение на карте

Пн: 09:00-20:00
Вт: 09:00-20:00
Ср: 09:00-20:00
Чт: 09:00-20:00
Пт: 09:00-20:00
Сб: 10:00-20:00
Вс: 10:00-20:00

--> --> Липецкая область, Липецк городской округ, Липецк, Советский округ, Сырский
Юношеская, 23а
Расположение на карте

санитарный день: последний вт месяца
Пн: 09:00-19:00
Вт: 09:00-19:00
Ср: 09:00-19:00
Чт: 09:00-19:00
Вс: 09:00-18:00

--> --> Краснодарский край, Краснодар городской округ, х. Ленина, Карасунский округ
Молодёжная, 37
Расположение на карте

санитарный день: последняя ср месяца
Пн: 12:00-19:00
Вт: 12:00-19:00
Ср: 12:00-19:00
Чт: 12:00-19:00
Сб: 12:00-19:00
Вс: 12:00-19:00

--> --> Омская область, Омск городской округ, Омск, Советский округ, Заозёрный
Менделеева проспект, 3
Расположение на карте

санитарный день: последний день месяца
Пн: 09:00-18:00
Вт: 09:00-18:00
Ср: 09:00-18:00
Чт: 09:00-18:00
Вс: 09:00-17:00

Частые ошибки в декларации по НДС

Лекция налогового эксперта Михаила Мухина для участников Второго бухгалтерского марафона. Он прошел 21 апреля 2016 г. в рамках Дня главбуха.

Журнал Главбух Криминалистика и судебная экспертиза | Модуль 8
LF Academy Вебинар магистерских программ Факультета права (корпоративный юрист, история, публичное право)

Доцент кафедры гражданского и предпринимательского права Чеховская С. А., профессор кафедры теории и истории права Туманова А. С., профессор .

HSE VIDEO Криминалистика и судебная экспертиза | Модуль 6

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: