Каковы причины и формы профессиональной деформации адвокатов

Обновлено: 06.02.2023

А вы можете, выйдя из офиса, сбросить привычный рабочий образ, как ящерица ненужный хвост? Оставить за дверями кабинета рабочую рутину и полностью обновленным переключиться на жизнь «во вне»? Психологи сходятся во мнении, что это под силу далеко не каждому. Мы живем во времена трудоголиков по призванию и поневоле — влияние профессии на личность неизбежно. Вопрос лишь в том, каким оно будет – со знаком «+» или «-» – и как минимизировать его негативные проявления.

Зачастую профдеформация – спутник тех, кто работает в сфере «человек — человек», особенно с людьми, подверженными отклонениям от нормы (физической, интеллектуальной, поведенческой). И юристы (хозяйственники, адвокаты, следователи, судьи и т.п.) — в лидерах профдеформированных.

В широком понимании профдеформация – это изменение качеств личности (характера, поведения, ценностных ориентаций) под влиянием профессиональной роли. Профдеформация может быть поверхностной или глубокой, эпизодической или устойчивой, отражаться на профессиональной деятельности и личном общении, проявляться как у новичка, так и у «зрелого» профессионала.

Предлагаем провести простой эксперимент. Оцените, присущи ли вам в той или иной степени общие для юристов проявления профдеформации:

а) отрицательные:

правовой нигилизм, или «закон как дышло…»: неуважительное отношение к праву, к нормам профессиональной этики, решение поставленных задач вне правового поля, юридическая нечистоплотность и т.п.;

«клиент = объект, проблема = поломка»: эмоциональная закрытость, черствость, холодность, цинизм, неспособность проявить сочувствие, которые нередко переносятся и на нерабочие отношения;

формализм, стереотипный подход к решению задач: подведение любой (рабочей, жизненной) ситуации под некий устоявшийся формальный алгоритм, логичность в утрированной форме, постоянные ссылки на что-либо для подтверждения своей позиции, использование канцеляризмов, нежелание творчески и индивидуально подходить к вопросам, задачам, обстоятельствам;

«синдром Станиславского»: подозрительность, недоверчивость, нежелание принимать что-либо априори, выискивание слабых мест, двойного дна, двусмысленности и т.п.;

позиция «всегда прав» в гипертрофированной форме: неумение и нежелание признавать свои ошибки, чрезмерная самоуверенность, изворотливость, стремление всегда выглядеть в лучшем свете вопреки всему;

б) положительные:

— высокие коммуникативные способности: умение найти подход к людям и установить с ними контакт;

— широкий кругозор, эрудированность в различных областях;

— выдержка, спокойствие, умение брать эмоции под контроль;

— дисциплинированность и ответственность;

— ораторские способности, умение аргументированно и взвешенно отстаивать свою точку зрения;

— развитое мышление, память, внимание;

— умение эффективно разрешать конфликтные ситуации и др.

Возьмем на себя смелость предположить, что по итогу эксперимента окажется, что любой профессионал юриспруденции найдет в себе как негативные, так и позитивные черты профдеформации. Главное – окончательно не перейти на «темную сторону»: прислушиваться к себе и стараться минимизировать отрицательные проявления.

Для этого психологи советуют такие меры профилактики профдеформации и реабилитации юриста, как:

— психологическое просвещение. Зная признаки профдеформации, можно их своевременно заметить и постараться приостановить их дальнейшее развитие;

— групповые тренинги профессионального и личностного роста. Такие занятия помогают выявить внутренние ресурсы участника, по-новому взглянуть на ситуацию, овладеть приемами эмоционально-волевой саморегуляции и самокоррекции;

— индивидуальная работа с психологом. Консультация специалиста позволяет глубоко разобраться в причинах профдеформации и выработать персональную стратегию преодоления ее негативных черт;

— чередование деятельности офисного и выездного характера;

— смена вида деятельности в нерабочее время: спорт, прогулки, хобби и т.п.;

— отказ от работы, которая противоречит внутренним убеждениям и жизненным принципам;

— постоянное повышение уровня квалификации. Это придает специалисту уверенности в своих силах, а значит, подпитывает его эмоциональную стабильность, предотвращает эмоциональное выгорание.

Недостатки – или продолжения достоинств: что такое профдеформация юристов

«Да он же юрист», – можно услышать о человеке, который отличается чрезмерным на взгляд обывателя вниманием к деталям. А что думают о профдеформации в юриспруденции сами представители этой профессии?

Стресс и переработки – неизбежная часть юридических будней, и напряжение не компенсируется даже доходом, который в крупных компаниях значительно превышает средний заработок. Существует ли при этом профессиональная деформация юристов либо в юриспруденцию идут люди, в которых уже заложены определенные черты? Верно и то, и другое, считают сами представители юридической профессии.

Хорошее начало

Есть ряд качеств, не обладая которыми в профессии юриста состояться и стать успешным невозможно. По мнению адвоката, к. и. н., вице-президента Адвокатской палаты Москвы Вадима Клювганта, в их числе – чёткость и системность мышления, быстрота реакции, находчивость и, конечно же, высокая стрессоустойчивость, которую, впрочем, не следует путать с чёрствостью. Есть и другие черты, абсолютно необходимые юристу, считает Клювгант.

"Умение слушать и слышать не только себя любимого, но и оппонента, и любого собеседника, способность к диалогу и достижению взаимопонимания, умение "держать удар", в том числе достойно и честно проигрывать. Обязательны чувство юмора и самоирония. Цену себе знать надо, а вот чересчур себя любить и слишком серьёзно к себе относиться вредно – это вызывает только лишние стрессы, жалость и насмешку ну или усмешку окружающих", – уверен адвокат.

Александр Молотников, доцент кафедры Предпринимательского права Юридического факультета МГУ, напомнил про еще одно важное качество юриста – понимание, что безвыходных ситуаций не бывает. "Любой юрист должен быть настроен на поиски выхода. Это справедливо и для консалтинга, и для инхауса", – отмечает Молотников. Именно поэтому юристы вынуждены быть оптимистами, в особенности консультанты? иначе свои услуги не продашь. "Вы ведь не захотите лечиться у доктора-пессимиста", – проводит аналогию Молотников.

Но есть и такие качества, которые сложно однозначно оценить как позитивные или негативные. Самая заметная такая черта – педантизм, превращающийся временами в ужасное занудство, признает руководитель Уголовной практики «Инфралекс» Артем Каракасиян.

О плохом и сложном

Никто не придет в больницу похвастаться своим прекрасным здоровьем, замечает Каракасиян. Так и к адвокату человек обычно обращается со своей проблемой, а зачастую и с горем. "Наверное, две самые эмоционально насыщенные сферы юридической деятельности – это уголовные дела и бракоразводные процессы – то, где риску подвергаются наиболее уязвимые стороны жизни. Здесь наряду с чисто профессиональными задачами приходится много времени уделять психологическому состоянию клиента, чтобы его стабилизировать, протянуть нить в лабиринте незнакомой ситуации", – говорит Каракасиян.

Конечно, это не может не отражаться и на самом юристе, который переживает постоянный стресс от потока негативных эмоций. Тут возможны две крайности, в один голос признают эксперты. Первая – когда не получается выработать достаточную "толстокожесть". "Если все пропускать через себя, то очень скоро выгоришь, не сможешь дальше эффективно работать", – признается Каракасиян.

Другая крайность – цинизм, лишающий возможности увидеть в клиенте человека, проникнуться его проблемой. По мнению Каракасияна, подобная черствость быстро вырабатывается и часто встречается у юристов, имеющих отношение к уголовному праву – следователей, прокуроров, адвокатов и судей. Клювгант, в свою очередь, уверен, что от этого не застрахован никто – вне зависимости от того, на какой он "стороне баррикад".


"Нужен здоровый баланс: нельзя ни "умирать" с каждым делом, ни позволять себе равнодушие, ибо оно несовместимо с профессионализмом юриста, да и с самой принадлежностью к профессии. Это же можно сказать и о профессиональном занудстве,препарировании всего, что вокруг, маниакальном стремлении оставить за собой последнее слово в любой ситуации".

Вадим Клювгант, адвокат, к. и. н., вице-президент Адвокатской палаты Москвы

Молотников уверен, что долгая работа в юридической профессии в ряде случаев делает человека параноиком. Хотя юрист и оптимистично смотрит на жизнь, этот позитивный настрой все время сопровождается попытками предусмотреть и минимизировать риски: "такой своеобразный параноидальный оптимизм". "Это хорошо, когда главный юрист инвестиционной компании вносит бесчисленные правки в договор купли-продажи акций. А теперь представим того же юриста, пришедшего в модный ресторан или выбирающего книжный шкаф в Ikea. Страшно представить, к чему это приведет. В самых запущенных случаях близким и родственникам юристов приходится несладко, тут уж не до оптимизма", – иронизирует Молотников.

Есть у успешных юристов и проблемы посерьёзнее – например, постоянное стремление выигрывать, порой любой ценой, и оставаться "номер один". "Вызывают сожаление и горькую усмешку неспособность искренне порадоваться превосходству коллеги, в том числе и оппонента. И безосновательная уверенность некоторых коллег в том, что жизнь профессии началась именно с них, и им всё уже "открылось", а до них и не было никого и ничего", – говорит Клювгант. "Звёздная" болезнь – опасное проявление профессиональной деформации, чреватое тяжёлыми последствиями вплоть до потери профессии, уверен адвокат.

Особый случай

По признанию экспертов, одни представители юридической профессии оказываются более подверженными профдеформации, чем другие. "Особая когорта – судебные юристы: попробуй перебей во время дружеского разговора блестящего оратора и адвоката", – замечает Молотников. Но больше всего шансов измениться не в лучшую сторону у следователей или прокуроров, сходятся во мнении эксперты. Обычно к признакам профессиональной деформации (деградации) у следователей, прокуроров, судей относят обвинительный уклон и готовность в каждом видеть преступника, замечает Клювгант: "То, что вы до сих пор на свободе, – не ваша заслуга, а наша недоработка".

С ним согласен и Молотников, упоминающий такие качества, как подозрительность и настырное стремление докопаться до сути. "Ни за что не забуду, как встретился через год после окончания университета с другом – одногруппником , который стал трудиться следователем прокуратуры. Он начал как-то по-другому слушать, внимательно и в то же время недоверчиво", – приводит пример юрист. Впрочем, надо быть справедливыми и признать, что такое изменение свойственно не всем следователям, прокурорам и судьям.

Похожие черты по мере работы в профессии начинают проявляться и у адвокатов уголовной специализации. Критическое отношение к людям и человеческим порокам, общая подозрительность, закрытость, специфический и достаточно циничный юмор, чем-то похожий на юмор врачей, замечает у юристов-уголовников" партнер АБ "ЗКС" Андрей Гривцов.

"У кого-то эти черты выделяются сильнее, у кого-то меньше, но, как правило, юристы уголовно-правовой специализации – это люди достаточно закрытые, несмотря на кажущуюся открытость некоторых из них, подозрительные, не склонные верить на слово, ставящие под сомнение каждое утверждение", – признаёт Гривцов. Однако, отмечает он, это не негативные черты характера, а скорее особенности поведения: "Негативные же качества вроде лживости, подлости, алчности и прочих человеческих пороков вряд ли могут быть приобретены в такой позитивной профессии, направленной на служение и помощь другим людям, как юриспруденция. Они закладываются еще в процессе формирования личности в детском возрасте в результате влияния семьи и ближайшего окружения".

Таких не берут в консультанты

Есть качества, которые точно будут мешать юристу: рассеянность, неорганизованность, неумение подвергать собственное и чужое поведение здравому анализу, а также излишняя эмоциональность, которые мешают принять верное решение.

Каракисиян в их числе отмечает узость и ригидность мышления: "Можно сделать только так, потому что в законе написано".

"Жизнь всегда богаче даже самых подробных правил. Чтобы решить проблему, часто надо взглянуть на нее под разными углами, рассмотреть в более широком контексте. Особенно это важно в консалтинге, где клиент обращается не за цитатой из закона, а за творческим решением возникшей задачи", – говорит он.

Профессиональная деформация личности – это изменения качеств личности (стереотипов восприятия, ценностных ориентаций, характера, способов общения и поведения), которые появляются под влиянием выполнения профессиональной роли. О профессиональной деформации личности следует говорить в том случае, когда под воздействием профессиональной деятельности у личности проявляются девиантные отклонения как в её профессиональной реализации, так и в личной жизни.

Профессия юриста предъявляет повышенные требования к психике, интеллекту, эмоционально-волевым качествам человека. В какой бы области правоприменительной деятельности он не занимался, его рабочий день нередко бывает насыщен разнообразными проблемными ситуациями, различного рода конфликтами, требующими принятия решений правового характера, что уже само по себе в гораздо большей мере, чем в других профессиях, способствует повышенной утомляемости, избыточному раздражению, появлению стресса. Так, в ходе одного исследования выяснилось, что больше половины опрошенных прокурорских работников под воздействием перегрузок в работе постоянно испытывают отрицательные психические состояния, усталость, апатию, растерянность. Многие из них переживают повышенную тревожность, ощущают малозначительность, ненадежность своего социального, профессионального положения. Практически половина из них жалуется на раздражительность, головную боль, нарушения сна. Все это объясняет достаточно широкую распространенность среди работников правоохранительных органов различных психосоматических расстройств и заболеваний, возникающих под воздействием отрицательных эмоций и состояний.

Профессиональные деформации личности детерминируются многими факторами – объективными и субъективными.

К объективным можно отнести: содержание профессиональной деятельности и общения; условия выполнения профессиональных обязанностей; факторы, связанные с социальной макросредой (например, социально-экономические условия жизнедеятельности, повышенная юридическая регламентация труда, многосторонний социальный контроль со стороны государственных и общественных органов, частный конфликтный характер взаимодействий работника с гражданами).

К объективно-субъективным факторам относятся система и организация профессиональной деятельности, качество управления, стиль управления и профессионализм руководителей.

К субъективным – онтогенетические изменения, возрастная динамика, индивидуально-психологические особенности, характер профессиональных взаимоотношений, кризисы профессионального становления личности, служебная необходимость идентифицировать себя с патологическим внутренним миром других людей для их лучшего понимания.

В психологической литературе выделяют три группы факторов, ведущих к возникновению профессиональной деформации: факторы, обусловленные спецификой правоохранительной деятельности, факторы личностного свойства, факторы социально-психологического характера.

К факторам, обусловленным спецификой деятельности правоохранительных органов относятся:

1. Детальная правовая регламентация деятельности, что наряду с позитивным эффектом может приводить к излишней формализации деятельности, элементам бюрократизма;

2. Наличие властных полномочий по отношению к гражданам, что порой проявляется в злоупотреблении и необоснованном их использовании сотрудниками;

3. Корпоративность деятельности, которая может быть причиной возникновения психологической изоляции сотрудников органов правопорядка и отчуждения от общества;

4. Повышенная ответственность за результаты своей деятельности;

5. Психические и физические перегрузки, связанные с нестабильным графиком работы, отсутствием достаточного времени для отдыха и восстановления затраченных сил;

6. Экстремальность деятельности (необходимость выполнения профессиональных задач в опасных для жизни и здоровья ситуациях, риск, непредсказуемость развития событий, неопределенность информации о деятельности криминальных элементов, угрозы со стороны преступников и др.);

7. Необходимость в процессе выполнения служебных задач вступать в контакт с правонарушителями, что может приводить к усвоению элементов криминальной субкультуры (использование уголовного жаргона, обращение по кличкам и т.п.).

К факторам, отражающим особенности сотрудников органов правопорядка, относятся:

1. Неадекватный возможностям сотрудника уровень притязаний и завышенные личностные ожидания;

2. Недостаточная профессиональная подготовленность;

3. Специфическая связь между некоторыми профессионально значимыми качествами личности сотрудника (так, решительность в сочетании с пониженным самоконтролем может развиться в чрезмерную самоуверенность и т.п.);

4. Профессиональный опыт;

5. Профессиональные установки (например, восприятие действий других людей как возможных нарушителей закона может привести к обвинительному уклону в деятельности, глобальной подозрительности и др.);

6. Особенности социально-психологической дезадаптации личности органов правопорядка, приводящие к проявлению агрессивности, склонности к насилию, жестокости в обращении с гражданами и др.;

7. Изменение мотивации деятельности (потеря интереса к деятельности, разочарование в профессии и др.).

К факторам социально-психологического характера относятся:

1. Неадекватный и грубый стиль руководства подчиненными;

2. Неблагоприятное влияние ближайшего социального окружения вне службы (например, семьи, друзей и др.);

3. Низкая общественная оценка деятельности органов правопорядка, что порой ведет к безысходности в деятельности сотрудников органов внутренних дел, возникновению профессионального бессилия и неуверенности в необходимости своей профессии.

4. Сущность профессиональной деформации юриста.

Для юридической деятельности особое значение имеют общепрофессиональные и специальные профессиональные деформации.

Общепрофессиональные деформации типичны для работников определенной профессии. Это особенности личности и поведения, которые прослеживаются у большей части работников со стажем.

Специальные профессиональные деформации возникают в процессе специализации по профессии. Любая профессия объединяет несколько специальностей, и каждая специальность имеет свой состав деформаций. Так, у следователя появляется правовая подозрительность, у оперативного работника – актуальная агрессивность, у адвоката – профессиональная изворотливость, у прокурора – обвинительность.

Общие для юридических профессий проявления профессиональной деформации:

1. Правовой нигилизм. Нигилизм – это отрицание общепринятых ценностей: идеалов, моральных норм, культуры, форм общественной жизни. Правовой нигилизм юристов проявляется в неуважительном отношении к праву и подталкивает решать проблемы доверителя не на правовом уровне. Правовой нигилизм встречается и у представителей следующих юридических специальностей: адвокатов, следователей, оперативных работников и т.п.

2. Эмоциональная холодность, цинизм, доходящий до безразличия к судьбе доверителя. Часто человек, вынужденный прибегнуть к помощи юристов (следователей, адвокатов и т.п.), находится в сложной жизненной ситуации и негативном эмоциональном состоянии. Он испытывает тревогу, страх, переживает депрессию, может быть перевозбужденным или, наоборот, заторможенным. Нередко обстоятельства, в которых находится доверитель, вызывают у него слезы. Сталкиваясь с человеческим горем, некоторые адвокаты остаются черствыми, не способными проявить простое человеческое сочувствие. В профессиональном общении это приводит к обезличиванию клиента, когда он воспринимается как объект воздействия, а его проблемы – как поломка, которую нужно устранить. В повседневном общении это может проявляться как эмоциональная холодность, снижение эмпатии в отношении к близким людям, родственникам.

3. Снижение уровня культуры общения. Подобные проявления наблюдаются у адвокатов, специализирующихся на защите по уголовным делам, и юристов, имеющих дело с определенной категорией клиентов. В процессе бесед, переходя на язык, понятный клиенту, эти юристы усваивают уголовный жаргон и начинают использовать его в повседневном общении. С такими проявлениями деформации можно столкнуться и при общении со следователями, оперативниками. Это может сказаться и в общении с друзьями, родственниками.

4. Формализм, стереотипный подход к решению профессиональных задач. Нередко работа по делам одних и тех же категорий (хулиганство, кражи, ДТП и т.д.) способствует тому, что у адвоката вырабатываются однотипные приемы и методы защиты, блокирующие способность творчески реагировать на появление новых обстоятельств, пропадает индивидуальный подход в работе с доверителями. В личностном общении это может выразиться в стремлении подвести любую жизненную ситуацию под некий стандарт и использовать формальный подход к семейным проблемам.

В соответствии с классификацией Е.А. Климова (Климов Е.А. Психология профессионала: Избранные психологические труды. М., 1996) адвокатская профессия относится к группе профессии "человек - человек", т.е. тесно связана с общением. Общаться приходится с разными людьми, некоторые из них отличаются асоциальным поведением. Поэтому риск подвергнуться профессиональной деформации у адвокатов даже выше, чем у других специалистов, чья работа тоже связана с людьми.

Адвокатская деятельность придает профессионалу определенные психологические качества. Изменения личности могут быть положительными и отрицательными.

Возможности положительного влияния профессии адвоката на личность очевидны. Как правило, с годами благодаря профессии у адвокатов повышается коммуникативная компетентность: умение разбираться в людях, устанавливать психологический контакт, оказывать влияние на людей в процессе общения, эффективно разрешать конфликты, контролировать свои эмоции и т.д. В процессе выполнения профессиональных обязанностей развиваются познавательные процессы: мышление, память, внимание, совершенствуются ораторские умения, расширяется кругозор. По мере профессионального роста адвокатов происходит развитие таких качеств личности, как педантичность, дисциплинированность, самостоятельность, ответственность, умение решать конкретные задачи.

Но этим влияние профессии адвоката на личность не исчерпывается. К сожалению, можно наблюдать примеры и отрицательного воздействия этой профессии на личность.

Условно профессиональная деформация адвоката может выражаться в тех проявлениях, которые являются общими для юридических профессий, и в тех, которые являются специфическими и обнаруживаются именно у представителей адвокатской деятельности.

К первой группе можно отнести следующие.

1. Правовой нигилизм. Нигилизм – это отрицание общепринятых ценностей: идеалов, моральных норм, культуры, форм общественной жизни. Правовой нигилизм адвокатов проявляется в неуважительном отношении к праву и подталкивает решать проблемы доверителя не на правовом уровне. Правовой нигилизм встречается и у представителей других юридических специальностей, например у следователей, оперативных работников и т.п.

2. Эмоциональная холодность, цинизм, доходящий до безразличия к судьбе доверителя. Часто человек, вынужденный прибегнуть к помощи юристов (следователей, адвокатов и т.п.), находится в сложной жизненной ситуации и негативном эмоциональном состоянии. Он испытывает тревогу, страх, переживает депрессию, может быть перевозбужденным или, наоборот, заторможенным. Нередко обстоятельства, в которых находится доверитель, вызывают у него слезы. Сталкиваясь с человеческим горем, некоторые адвокаты остаются черствыми, не способными проявить простое человеческое сочувствие. В профессиональном общении это приводит к обезличиванию клиента, когда он воспринимается как объект воздействия, а его проблемы - как поломка, которую нужно устранить. В повседневном общении это может проявляться как эмоциональная холодность, снижение эмпатии в отношении к близким людям, родственникам.

3. Снижение уровня культуры общения. Подобные проявления наблюдаются у адвокатов, специализирующихся на защите по уголовным делам и имеющих дело с определенной категорией клиентов. В процессе бесед, переходя на язык, понятный клиенту, эти адвокаты усваивают уголовный жаргон и начинают использовать его в повседневном общении. С такими проявлениями деформации можно столкнуться и при общении со следователями, оперативниками, сотрудниками ИУ. Это может сказаться и в общении с друзьями, родственниками.

4. Формализм, стереотипный подход к решению профессиональных задач. Нередко работа по делам одних и тех же категорий (хулиганство, кражи, ДТП и т.д.) способствует тому, что у адвоката вырабатываются однотипные приемы и методы защиты, блокирующие способность творчески реагировать на появление новых обстоятельств, пропадает индивидуальный подход в работе с доверителями. В личностном общении это может выразиться в стремлении подвести любую жизненную ситуацию под некий стандарт и использовать формальный подход к семейным проблемам.

К специфическим деформациям, присущим именно представителям адвокатской профессии, относятся следующие.

1. Установка "всех жалко, всех обижают, всем надо помочь". Как врач, бывает, только взглянув на попутчика в поезде, уже ставит ему диагноз и советует, как надо лечиться, профессионально деформированный адвокат видит правовые проблемы всех, кто его окружает в повседневной жизни, и разъясняет права даже тем, кто в этом не нуждается. Благодаря профессиональным знаниям адвокат понимает, как можно помочь человеку решить его проблему, или видит необходимость предпринять меры, чтобы предупредить возможные проблемы в будущем, чувствует свою ответственность за соблюдение прав этого человека. И если все-таки остается безучастным к его судьбе, то начинает обвинять себя, что мог бы своевременно помочь, но не сделал этого. Навязчивое консультирование, принимающее формы поучения, раздача советов окружающим может осложнять повседневное личностное общение.

2. Завышенная самооценка, позиция "всегда прав". В силу особенностей профессии адвокат должен преуспевать в умении всегда выглядеть в лучшем свете. Без навыков самопрезентации трудно быть успешным в этой профессии, но порой это может принимать гипертрофированные формы: излишняя самоуверенность, изворотливость, неумение признавать свои ошибки. Все это не красит адвоката. Прибавим к перечисленному овладение профессиональным понятийным аппаратом, законами формальной логики, предоставляющие широкие возможности для конструирования оправданий на все случаи жизни. Неприятно, когда это распространяется и на сферу личного общения адвоката и любые свои поступки он может объяснить разумными основаниями.

3. Противопоставление себя доверителям, позиция "клиент – мой враг". Неумение при заключении соглашения с доверителем четко обозначить круг профессиональных обязанностей адвоката, отсутствие навыка установления доверительных, но деловых отношений с клиентом, неумение провести четкую грань между профессиональным и личностным общением, стремление позднее ограничить круг решаемых правовых проблем клиента, с тем чтобы он "не садился на голову", приводит к формированию установки "быть всегда настороже с клиентом", "держать ухо востро". Излишняя осторожность, подозрительность, стремление держать дистанцию не способствуют развитию и личных контактов.

Влияние профессии на личность неизбежно, но профессиональная деформация возникает не у каждого адвоката. Многое зависит от личностных качеств человека (внутренних факторов): возраста, пола, семейного положения, характера трудовой мотивации, ценностных ориентаций, установок, стрессоустойчивости, характерологических свойств, уровня эмпатии, стиля взаимоотношений в коллективе, уровня развития интеллекта, способностей, свойств нервной системы, неспособности к релаксации и т.д. Повлияют на возникновение профессиональной деформации и объективные причины (внешние факторы): условия обучения в вузе, стаж работы, отношения с наставниками, психологический климат коллектива, в котором он трудится, перегрузки на работе, дефицит времени, протекание кризисов профессионального становления и т.п.

Говоря о профессиональной деформации личности адвоката, необходимо коснуться и проблемы эмоционального выгорания. Понятие "эмоциональное выгорание" является близким по смыслу, но не тождественным понятию "профессиональная деформация".

Эмоциональное выгорание происходит в условиях сильных психических нагрузок и выражается в безразличии, эмоциональном истощении, изнеможении, развитии негативного отношения к своим коллегам и клиентам, в снижении самооценки. Адвокат с синдромом эмоционального выгорания не может отдаваться работе так, как это было прежде, испытывает ощущение тщетности своих профессиональных усилий, работа перестает приносить удовлетворение.

Эмоциональное выгорание возникает в результате накопления отрицательных эмоций без соответствующей разрядки. Оно ведет к истощению эмоциональных, энергетических и личностных ресурсов человека. С точки зрения концепции стресса (Г. Селье) эмоциональное выгорание – это дистресс, или третья стадия общего адаптационного синдрома – стадия истощения.

Выделяют три стадии эмоционального выгорания.

Первая стадия характеризуется снижением положительных эмоций, связанных с работой, возникновением чувства неудовлетворенности, тревожности, пустоты.

Вторая стадия проявляется в неприязни, пренебрежительном отношении к клиентам, которые проявляются сначала в разговорах с коллегами, а затем постепенно и в присутствии клиентов.

На третьей стадии эмоционального выгорания профессионал становится равнодушным, теряет интерес не только к своей работе, но и к себе и близким людям.

Эмоциональному выгоранию может быть подвержен любой адвокат. М. Пирс и Д. Моллой доказали, что скорость "сгорания" не связана ни с образованием, ни с уровнем интеллекта, ни даже с оплатой труда. Главной причиной, способствующей эмоциональному выгоранию, является перегрузка. Те адвокаты, у кого мало работы, могут жаловаться на скуку, но им эмоциональное выгорание не грозит.

На подверженность эмоциональному выгоранию влияет отношение профессионала к делу: риск выгореть выше у тех, кто считает, что всегда должен быть сдержан и не имеет права на ошибку. Высокая персональная ответственность адвокатов, эмоциональная насыщенность профессионального общения являются дополнительным фактором, способствующим эмоциональному выгоранию.

Не менее опасна ситуация, в которой специалист постоянно ощущает, что его недооценивают, что его усилия не ведут к достижению намеченной цели и он никак не может изменить положение дел. Неудовлетворенность результатами профессиональной деятельности, недостаток самостоятельности способствуют развитию эмоционального выгорания. Чувство собственной значимости, напротив, способствует устойчивости по отношению к эмоциональному выгоранию.

Профессиональная деятельность адвокатов проходит в особых условиях нестабильности. Адвокаты самостоятельно ищут себе клиентов и поэтому начинающие могут испытывать дефицит работы. Нестабильность рабочей нагрузки, публичность профессии, необходимость быть в курсе постоянно изменяющегося законодательства - все эти стрессогенные факторы способствуют эмоциональному выгоранию.

Особенно быстро выгорают специалисты с интровертированным темпераментом, индивидуально-психологические особенности которых не соответствуют требованиям коммуникативных профессий. Они характеризуются замкнутостью, застенчивостью, концентрацией на профессиональных задачах. Вынужденные вступать в коммуникативные контакты по роду своей профессиональной деятельности, они прилагают для этого дополнительные усилия. Не имея избытка жизненной энергии, такие адвокаты накапливают эмоциональный дискомфорт и быстрее других истощаются.

Наличие внутриличностных конфликтов в связи с работой является дополнительным фактором, способствующим эмоциональному выгоранию. Внутриличностный конфликт – это столкновение противоположно направленных мотивов, потребностей, интересов, ценностей, целей. Потребность оказать помощь другим людям, вступая в противоречие с потребностью в безопасности, создает почву для внутриличностного конфликта адвоката и повышает тем самым риск эмоционального выгорания. Женщины-адвокаты, переживающие нередко противоречие между работой и семьей, находятся в еще более сложной ситуации.

Некоторые авторы рассматривают эмоциональное сгорание как разновидность профессиональной деформации. Это не совсем правильно. Представляется более обоснованной точка зрения Д.Г. Трунова. Он считает: различие заключается в том, что о синдроме выгорания нужно говорить в контексте профессиональной деятельности, а профессиональная деформация относится в основном к жизни вне работы (Трунов Д.Г. Синдром сгорания: позитивный подход к проблеме // Журнал практического психолога. 2008. N 8. С. 84 – 89).

То есть синдром выгорания наблюдается тогда, когда в процесс выполнения профессиональных обязанностей проникает слишком много личного, происходит потеря контролирующей роли "профессионального" и внедрение "человеческого" в область профессиональной компетенции. А о профессиональной деформации есть смысл говорить тогда, когда в личную жизнь проникает слишком много профессионального и, придя домой, человек продолжает нести на себе "деформирующий отпечаток" своей профессии и вести себя как специалист.

В связи с проблемами профессиональной деформации личности адвоката, отрицательно влияющими на качество профессиональной деятельности и его личную жизнь, способными привести к потере квалификации, появляется необходимость разработать эффективные методы профилактики профессиональной деформации и реабилитации эмоционального выгорания.

Представляются возможными следующие пути профилактики и профессиональной реабилитации:

– психологическое просвещение адвокатов. "Предупрежден - значит вооружен". Зная признаки профессиональной деформации, адвокат на ранних стадиях может их заметить и суметь приостановить их дальнейшее развитие;

– психологическая диагностика и индивидуальное консультирование адвокатов. Консультация специалиста поможет установить стадию эмоционального выгорания, выработать индивидуальную стратегию его преодоления, учитывающую особенности конкретной ситуации;

Некоторые авторы (например, Н.Б. Москвина) рассматривают профессиональную деформацию как возможную компенсацию более опасных нарушений, в частности нарушений физического и психического здоровья. Профессиональная деформация в виде эмоциональной холодности, нечувствительности к чужому горю может возникнуть у адвоката как раз по такому механизму, как своеобразная защита от излишних переживаний особо чувствительных профессионалов, работающих с людьми. Такая деформация, возможно, предохраняет адвоката от более опасных нарушений психического, а возможно, и физического благополучия, от нервного, психического истощения. Вследствие этого профессиональную деформацию нельзя преодолевать, пока неизвестно, от каких более серьезных проблем она может защитить адвоката.

В качестве мер профилактики профессиональной деформации может служить смена вида деятельности в нерабочее время. Усталость от профессии восстанавливается покоем, отдыхом. Умственное же утомление, которое может быть одним из последствий профессиональной деформации, снимается прогулками или занятиями спортом. Если возникает пресыщенность профессиональным общением, следует сменить круг общения или побыть наедине с собой.

Для одних адвокатов профессиональная деформация, появление синдрома выгорания влекут за собой снижение уровня профессионализма, проблемы в семье, а иногда и конец карьеры. Для других осознание трудностей и поиск возможностей их преодоления открывает новые перспективы в профессиональном и личностном росте адвоката, становятся стимулом для повышения квалификации и освоении новых вершин в профессии.

Профессиональная деформация в юридической деятельности выражается в:

– неприкрытой недобросовестности при рассмотрении дела;

– плохом представлении о смысле своей работы;

– использовании устаревших стереотипных подходов к работе;

– применении однотипных способов общения с клиентами без учета специфики дела и индивидуальности лица, нуждающегося в помощи юриста;

– сознательном нарушении закона, его обходе;

– некритическом отношении к выводам коллег-участников расследования дела (напр., следователя к выводам эксперта-криминалиста);

– нарушении точного и скрупулезного соблюдения всех прав подследственного и подсудимого (отсутствие адвоката);

– игнорировании принципа презумпции невиновности, что является следствием чрезмерной самоуверенности, подозрительности и других отрицательных психологических качеств.

Этим перечнем не исчерпываются возможные разновидности профессиональной деформации.

Юрист должен обладать морально-психологической закалкой и нести строгую ответственность за каждую ошибку в юридической практике.

Профессиональная деформация устраняется в результате систематического совершенствования деятельности, изучения позитивного профессионального опыта коллег, информационного насыщения новейшими достижениями науки и практики. Средством предупреждения или ограничения ошибок в юридической практике служит периодическая аттестация юриста на предмет проверки его соответствия занимаемой должности, его компетентности и профессионализма.

Профессиональные деформации личности детерминируются многими факторами – объективными и субъективными. К объективным можно отнести: содержание профессиональной деятельности и общения; условия выполнения профессиональных обязанностей; факторы, связанные с социальной макросредой (например, социально-экономические условия жизнедеятельности, повышенная юридическая регламентация труда, многосторонний социальный контроль со стороны гос и общественных органов, частный конфликтный характер взаимодействий работника с гражданами).К объективно-субъективным факторам относятся система и организация профессиональной деятельности, качество управления, стиль управления и профессионализм руководителей. К субъективным – онтогенетические изменения, возрастная динамика, индивидуально-психологические особенности, характер профессиональных взаимоотношений, кризисы профессионального становления личности, служебная необходимость идентифицировать себя с патологическим внутренним миром других людей для их лучшего понимания. 3 группы факторов, ведущих к возникновению профессиональной деформации: факторы, обусловленные спецификой правоохранительной деятельности, факторы личностного свойства, факторы социально-психологического характера Проявления деформации:1) Правовой нигилизм; 2) Эмоциональная холодность, цинизм, доходящий до безразличия к судьбе доверителя; 3) Снижение уровня культуры общения; 4) Формализм, стереотипный подход к решению профессиональных задач. В личностном общении это может выразиться в стремлении подвести любую жизненную ситуацию под некий стандарт и использовать формальный подход к семейным проблемам. Причины деформации: 1)Негативный пример руководства; 2) Низкий уровень правовой и нравственной культуры в коллективе; 3) Несоответствие уровня образования должности; 4)Ограниченность круга общения; 5) Низкий соц. престиж профессии; 5) Установка в обществе на приоритет корыстных интересов 6) Противоречия и пробелы в нормативных актах; 7) Чрезмерная загруженность; 8) Выполнение юристом не свойственных ему функций 9) Определ. черты характера. Пути преодоления профессиональной деформации личности: 1)Необходимо иметь проф подготовленность к предстоящей проф деятельности; 2)Необходимо уметь общаться с разными социальными типами людей, а также выходить из сложных жизненных ситуаций и неурядиц;3)Своевременно решать свои личные и профессиональные проблемы, “не переносить” работу на дом, ограждать родных и близких от негативного влияния профессионально деформированной личности специалиста;4) Постоянно повышать уровень профессиональной компетенции и профессионального мастерства, профессионализм, поскольку это, с одной стороны, придаёт уверенность в своих силах и значит правильность выбранного пути решения, а, с другой стороны, свидетельствует о том, что профессионал в меньшей степени сталкивается с проблемами профессиональной деформации личности

article image

article image

article image

article image

article image

article image

article image








Учитесь так, словно вы постоянно ощущаете нехватку своих знаний, и так, словно вы постоянно боитесь растерять свои знания. © Конфуций ==> читать все изречения.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: