Каковы последствия невыполнения решения международного суда оон

Обновлено: 01.02.2023

Факультативный протокол , далее – Протокол, к Международному пакту о гражданских и политических правах, далее – Пакт, МПГПП, предоставляет возможность индивиду обратиться в Комитет по правам человека, далее – Комитет, КПЧ, с жалобой на нарушение государством его права, гарантированного Пактом. Процедура обращения описана в статье.

При этом очевидно, что человек рассчитывает получить от международного органа то решение, которое не вынесли компетентные органы государства на национальном уровне, и надеется, что вынесенное КПЧ решение может обеспечить ему средство правовой защиты.

Насколько обоснованны эти притязания и какой результат следует ожидать от такого обращения?

Известно, что по состоянию на конец декабря 2019 года по индивидуальным обращениям в отношении Беларуси Комитетом вынесено 152 соображения, по 136 установлены нарушения государством прав, гарантированных Международным пактом о гражданских и политических правах.

По состоянию на 2013 год по 42 из 44 соображений Комитета в отношении Беларуси установлены нарушения Пакта.

Среди юристов и правозащитников, работающих с индивидуальными обращениями в Комитет, существуют различные точки зрения о том, исполнены ли государством его итоговые решения. По мнению одних, некоторые соображения имплементированы во внутренней правовой системе Беларуси посредством последующего внесения изменений в законодательство, несовершенство которого констатировано Комитетом, а также тем, что установленные нарушения больше не повторяются. Другие, и их большинство, считают, что решения КПЧ Беларусью не исполняются вообще. Эту проблему иллюстрирует прежде всего отказ государства предпринять индивидуальные меры по устранению нарушения права, когда с такими просьбами граждане, выигравшие дело в Комитете, обращаются в суд, Министерство иностранных дел и в другие органы.

В соответствии с частью 1 статьи 35 Закона Республики Беларусь «О международных договорах» Министерство иностранных дел Республики Беларусь координирует и контролирует заключение международных договоров Республики Беларусь и их исполнение государственными органами Республики Беларусь, департаментом государственного органа, а также в пределах своей компетенции оказывает содействие государственным органам Республики Беларусь, департаменту государственного органа в исполнении международных договоров.
В связи с этим возникает вопрос: обязано ли государство выполнить те рекомендации, которые даны в итоговом решении контрольного органа международного договора, и имеют ли право граждане требовать и получить те средства правовой защиты, которые указаны в решениях такого органа? С правовой точки зрения этот вопрос можно сформулировать так: какова юридическая сила соображений Комитета по правам человека?

В данной статье рассматривается юридическая сила итогового решения контрольного органа международного договора применительно к Комитету по правам человека. Однако представляется, что указанные в ней правовые позиции можно отнести и к решениям других комитетов, созданных в рамках универсальных договоров по правам человека, в частности, к Мнениям Комитета по ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, который также имеет юрисдикцию по рассмотрению индивидуальных обращений в отношении Беларуси. Подробнее о международных механизмах защиты прав человека, доступных в Республике Беларусь.

Существует строгий формальный подход к указанному вопросу, основанный на том, что поскольку в Пакте и Протоколе не содержится норм о юридически обязательном характере решений Комитета, то эти решения имеют лишь рекомендательное значение. В правовой доктрине нередко соображения КПЧ (и подобных договорных органов) называются рекомендациями, а также указывается на то, что они носят необязательный характер (см.: Международное право. Учебник. Под редакцией A.A. Ковалева, С.В. Черниченко. Москва, 2008. С. 316), являются юридически необязательными для государства (Вашкевич А. Институт обращения в международные органы для защиты прав и свобод личности в конституционном праве Республики Беларусь и зарубежных странах. Вестник прав человека. 2012. № 1. С. 24

Существует формальный подход по необязательности соображений Комитета в связи с отсутствием указания на их обязательность.

Действительно, универсальные договоры о правах человека, принятые в рамках ООН, в этом аспекте отличаются, в частности, от Конвенции о защите прав человека и основных свобод Совета Европы (далее – Конвенция), в статье 46 (пункт 1) которой прямо указана юридическая обязательность для государств решений Европейского суда по правам человека: «Высокие Договаривающиеся Стороны обязуются исполнять окончательное постановление Суда по любому делу, в котором они выступают сторонами».

В 1993 году Комитет по правам человека предложил Международной конференции по правам человека дополнить Факультативный протокол к Международному пакту о гражданских и политических правах подобной нормой и внести в статью 5 Протокола следующее положение: «Страны-участницы обязуются исполнять решения Комитета». Однако это предложение даже не обсуждалось в комитете по подготовке проекта решения, и, видимо, это весьма долгосрочная задача. Существует мнение, что на пути к принятию подобного предложения и по сей день есть гигантские политические препятствия (подробнее).

Представляется, что, учитывая вышеизложенную ситуацию, некоторые структуры ООН очень осторожно выражают свое отношение к юридическому значению соображений КПЧ. Так, представительство этой организации в Беларуси разместило на своем сайте информацию о том, что «Факультативный протокол к Пакту о гражданских и политических правах не налагает на государства правовой обязанности выполнять рекомендации Комитета по правам человека». При этом в соответствии с данным подходом государство, ратифицировавшее Протокол, «имеет политическую и моральную обязанность подчиниться решению Комитета, что обычно и происходит на практике».

В настоящее время позиции, основанной на отрицании юридической обязанности по исполнению итоговых решений КПЧ, придерживаются государственные органы Республики Беларусь. Так, к примеру, в ответе на обращение г-на В.А. Кацора, в котором последний ставил вопрос о неисполнении решений Комитета по правам человека, Министерство иностранных дел указало, что «признание обязательности решений каких-либо международных органов как изъятие из принципа суверенитета […] допускается лишь в тех случаях, когда государство в порядке своих суверенных прав выразило свое согласие на обязательность для него международного договора, явно и недвусмысленно предусматривающего обязательность таких решений для государств-участников. […] в случае с Комитетом по правам человека речь может вестись исключительно о рекомендациях государствам по более полной и эффективной имплементации норм данных международных договоров» (подробнее см.: Ульяшина Л. Международно-правовые стандарты в области прав человека и их реализация. Европейский гуманитарный университет. Вильнюс, 2013).

В другом случае белорусский правозащитник П. Левинов обратился в Конституционный Суд с просьбой внести в законодательный орган предложение о необходимости принятия закона, регулирующего исполнение решений и применение практики международных органов по правам человека внутри государства. В ответе на данное обращение сотрудник Секретариата Суда констатирует, что «ни в тексте Пакта, ни в тексте Протокола не содержится указаний на обязательность решений Комитета», и отмечает, что «Комитет по правам человека ООН – организация, призванная осуществлять надзор за исполнением Международного пакта о гражданских и политических правах в странах-участницах. Он не является судебным органом».
Примечательно, что в данном документе прямо не говорится об отсутствии обязанности государства выполнять рекомендации Комитета. Кроме того, нельзя расценивать этот ответ как позицию самого Конституционного Суда, поскольку она не выражена в правовом решении, принятом Судом.

Комитет по правам человека не имеет специального органа, который бы обеспечивал исполнение его соображений.

Тем не менее вряд ли можно оспорить тот факт, что Комитет по правам человека не является судебным органом по международному праву, и прежде всего потому, что этот статус не присвоен ему международным договором. Такие органы в литературе называют квазисудебными, поскольку они фактически рассматривают правовой спор между сторонами и действуют по процедуре, аналогичной судебной. При этом данные институции, в частности Комитет по правам человека, не имеют органа, обеспечивающего исполнение их итоговых решений, каким, например, является Комитет Министров Совета Европы для Европейского суда по правам человека.
Однако указанный статус никоим образом не умаляет ключевой роли Комитета по правам человека по Пакту и Факультативному протоколу и авторитетности его решений.

Полномочия Комитета по МПГПП заключаются в рассмотрении докладов государств о претворении в жизнь прав, признаваемых в Пакте, а также разрешении заявлений одного государства-участника о невыполнении условий Пакта другим государством-участником (статьи 28, 40, 41 Пакта).

Государство принимает на себя обязательства по Пакту и Протоколу, в том числе по следованию определенным в Пакте и Протоколе процедурам.

Республика Беларусь выразила согласие на обязательность для нее Пакта, подписав его 19.03.1968 и ратифицировав 05.10.1973, а также Факультативного протокола – путем его ратификации 10.01.1992.

Таким образом, для государства посредством его собственных действий возникла обязанность исполнять эти договоры.

В международном праве такая обязанность закреплена в статье 26 Венской конвенции о праве международных договоров (вступила в силу для Республики Беларусь 31.05.1986): «Каждый действующий договор обязателен для его участников и должен ими добросовестно выполняться» (рacta sunt servanda). Вне всяких сомнений, эта норма, в силу ее универсальности, императивности и последовательного применения государствами, имеет статус общепризнанного принципа международного права. Указанный принцип закреплен в Уставе ООН, преамбула которого подчеркивает решимость членов ООН создать условия, при которых могут соблюдаться справедливость и уважение к обязательствам, вытекающим из договоров и других источников международного права.

Дворец мира в Гааге

Здание Международного суда ООН в Гааге. Архивное фото

Международный суд ООН отказался удовлетворить требование Украины установить временные меры по иску к России в связи с нарушением конвенции о финансировании терроризма, но согласился ввести временные меры по конвенции о ликвидации расовой дискриминации. Суд постановил, что Россия "должна воздержаться от сохранения или введения ограничений на возможность сообщества крымских татар сберегать свои институты власти, в том числе меджлис, гарантировать возможность обучения на украинском языке.

"Что касается контроля за исполнением мер суда, то многие страны отказываются выполнять предписания суда, хотя и принимают его позицию к сведению. Например, когда в 1986 году суд обязал США возместить ущерб, нанесенный латиноамериканской стране Никарагуа в результате подрывных действий против никарагуанского социалистического правительства, США приняли решение суда во внимание, но отказались от его реализации. Никаких последствий для США этот отказ не повлек", — сказал Липатников.

Здание Международного суда ООН в Гааге. Архивное фото

При этом он отметил, что формально решение суда является обязательным. "Теоретически любой член ООН может довести неисполнение решения суда до сведения Совета Безопасности ООН, а далее уже принимает решение Совет Безопасности. Но РФ является членом Совбеза и обладает правом вето, что говорит само за себя", — пояснил адвокат.

Он также сообщил, что обращение в Международный суд ООН за принятием временных мер – достаточно распространенная практика, однако далеко не во всех случаях суд идет навстречу истцам. "Так, в апреле 1999 года Югославия подавала иск по принятию временных мер в отношении десяти стран НАТО, но суд отклонил иск, заявив, что не обладает должной юрисдикцией", — сказал Липатников.

Как напомнил собеседник агентства, в 2011 году суд опубликовал аналогичное решение по иску Грузии к России – тогда Тбилиси также обвинял Москву в нарушении международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации. "Заявление Украины стало вторым после заявления Грузии иском в отношении российского государства. Вполне ожидаемо суд не стал его удовлетворять в полном объеме", — считает юрист.

Здание Международного суда ООН в Гааге. Архив

18 апреля 2016 года исполняется 70 лет с того дня, как в Гааге (Нидерланды) начал работу Международный Суд ООН.

Международный Суд является главным судебным органом Организации Объединенных Наций. Он разрешает, на основании международного права, юридические споры между государствами и дает консультативные заключения по юридическим вопросам, которые могут быть перед ним поставлены органами или специализированными учреждениями ООН.

Учрежден Уставом ООН, подписанным 26 июня 1945 года в Сан-Франциско (США), вместо существовавшей с 1920 года при Лиге наций Постоянной палаты международного правосудия.

Суд формируется и действует в соответствии со своим Статутом, который является неотъемлемой частью Устава ООН, и своим Регламентом.

Статут Международного суда был подписан 26 июня 1945 года и вступил в силу 24 октября 1945 года.

Свое первое открытое заседание Международный Суд ООН провел 18 апреля 1946 года в Гааге (Нидерланды). Первое дело было представлено на его рассмотрение в мае 1947 года.

Сторонами в рассматриваемых Международным Судом ООН делах могут быть только государства. Суд не обладает уголовной юрисдикцией и не может судить физических лиц (например, военных преступников). Эта задача входит в компетенцию национальных судебных органов, специальных уголовных трибуналов, учрежденных ООН, а также Международного уголовного суда (МУС).

Суд уполномочен рассматривать правовые споры, связанные с нарушением международных договоров и обязательств или возникающие при их толковании; принимать обязательные к исполнению решения по всем спорам, которые передаются государствами на его рассмотрение; давать консультативные, не имеющие обязательной силы, заключения по правовым вопросам по просьбе Генеральной Ассамблеи ООН, Совета Безопасности и других органов ООН с разрешения ГА ООН.

В Суд могут обращаться участники его Статута, в число которых автоматически входят все члены ООН. Государство, не являющееся членом ООН, может стать участником Статута на условиях, определяемых в каждом отдельном случае ГА ООН по рекомендации СБ ООН. Все государства-участники Статута Международного Суда могут быть сторонами в рассматриваемых им делах. Другие государства могут передавать на его рассмотрение дела на условиях, определенных СБ ООН. Кроме того, СБ ООН может рекомендовать передать на рассмотрение Суда любой юридический спор.

Разбирательство возбуждается одним из двух следующих способов:

1) Посредством уведомления о специальном соглашении: специальное соглашение является двусторонним по своему характеру, заключается государствами, желающими совместно представить спор на рассмотрение Суда, и состоит из одного текста вопросов, которые они согласились передать на рассмотрение Суда; любое из этих государств может возбудить разбирательство, уведомив Секретариат об этом соглашении;

2) Посредством заявления: заявление, которое является односторонним по своему характеру, подается государством против другого государства на основе юрисдикционной статьи в договоре или заявлений в рамках системы "факультативной оговорки".

Заявление должно быть более подробным, чем специальное соглашение: государство-заявитель должно указать основания наличия, по его мнению, у Суда юрисдикции, точный характер претензии и представить краткое изложение фактов и оснований, лежащих в основе этой претензии. Секретарь препровождает специальное соглашение или заявление другой стороне и судьям, а также Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций и всем государствам-членам, имеющим право обращаться в Суд.

Он включает дело в общий список Суда и информирует прессу.

Решение Суда является обязательным для соответствующих сторон. Любое государство, независимо от того, является ли оно членом ООН или нет, которое считает, что другая сторона не выполнила решение Суда, может довести этот вопрос до сведения Совета Безопасности. Последний, если признает это необходимым, может сделать рекомендации или решить о принятии мер для приведения решения в исполнение.

В составе Суда 15 судей. Они избираются ГА ООН и СБ ООН, голосующими независимо друг от друга. При назначении обращается внимание на то, чтобы в Суде были представлены основные правовые системы мира. Судьи избираются на девятилетний срок, причем треть состава суда переизбирается каждые три года. Члены Суда не могут исполнять никаких политических или административных обязанностей и выступают в личном качестве, а не как представители государств, гражданами которых они являются, однако в числе судей не может быть более одного гражданина любого государства. К работе суда привлекаются также временные судьи.

Члены Суда при исполнении ими судебных обязанностей пользуются дипломатическими привилегиями и иммунитетами.

Суд избирает сроком на три года председателя и вице-председателя Суда, которые могут быть переизбраны. Суд назначает своего секретаря.

23 января 2020 года было оглашено решение[1] Международного суда ООН (далее – МС ООН, Суд) об обеспечительных мерах в деле Гамбия против Мьянмы. Гамбия просит Суд признать Мьянму ответственной за многочисленные нарушения Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 г. (далее – Конвенция о геноциде), выразившиеся в совершении актов геноцида в отношении рохинджа, мусульманского меньшинства, проживающего на западе Мьянмы. Сразу оговорюсь, что в части применения обеспечительных мер Суд встал на сторону государства-заявителя.

Само по себе данное дело интересно тем, что представляет собой причудливый «коктейль» из географии, религии, права, большой политики и даже роли личности в истории. Однако обо всем по порядку.

C точки зрения географии расстановка сторон выглядит следующим образом. Гамбия – это маленькая страна в западе Африки, в то время как Мьянма (бывшая Бирма) – крупное государство в Юго-Восточной Азии. Кроме того, Гамбия – полностью мусульманская страна, в то время как подавляющее большинство населения Мьянмы исповедует буддизм, за исключением мусульманского меньшинства рохинджа.

Большая политика состоит в том, что Гамбия является активным членом Организации исламского сотрудничества (Organization of Islamic Cooperation), объединяющей 57 стран. Мьянма же пользуется поддержкой Индии и Китая, у которых также имеются проблемы с мусульманским меньшинством.

Наконец, данного разбирательства не было бы без усилий конкретного человека – Абубакара Тамбаду (Abubacarr Marie Tambadou), министра юстиции Гамбии и бывшего судьи Международного трибунала по Руанде, который в силу своего опыта в международной уголовной юстиции убедил Организацию исламского сотрудничества поддержать Гамбию в данном деле. Именно Тамбаду отправился к рохинджа, чтобы увидеть все своими глазами, и квалифицировал происходящие там события как геноцид – попытку властей Мьянмы уничтожить рохинджа как этническую группу. Тамбаду отметил, что ужасающие сцены, которые он там наблюдал, напомнили ему события в Руанде, унесшие жизни 800 000 человек в 1994 году.

Интересно, что оба государства в Суде представляют настоящие «звезды» международного права – Филипп Сэндс (Philippe Sands) от Гамбии и Уильям Шабас (William Schabas) от Мьянмы (примечательно, что последний является президентом Международной ассоциации исследователей геноцида (International Association of Genocide Scholars)).

С августа 2017 года около 900 000 представителей рохинджа бежали из Мьянмы в Бангладеш, что стало результатом кампании этнических чисток со стороны военных Мьянмы против группы мусульманского меньшинства. По оценкам независимой международной миссии по установлению фактов под эгидой ООН в августе 2019 года в Мьянме оставалось около 600 000 рохинджа, которые по-прежнему подвергались дискриминационной политике и находились в крайне уязвимом положении. Кстати, МС ООН сослался на этот доклад в обоснование своего решения о назначении обеспечительных мер.

Согласно статье IX Конвенции о геноциде «споры между договаривающимися сторонами по вопросам толкования, применения или выполнения настоящей Конвенции, включая споры относительно ответственности того или другого государства за совершение геноцида или одного из других перечисленных в статье III деяний, передаются на рассмотрение Международного Суда по требованию любой из сторон в споре». Гамбия и Мьянма являются участницами Конвенции о геноциде без каких-либо оговорок.

Сначала перед Судом стояло два вопроса: имеется ли спор между сторонами и касается ли он Конвенции о геноциде? Суд отметил, что Гамбия впервые обвинила Мьянму в нарушении Конвенции о геноциде еще 26 сентября 2019 года на заседании 74-ой сессии Генеральной Ассамблеи ООН, сославшись на выводы в упомянутом выше докладе об ответственности Мьянмы за нарушение запрета на совершение актов геноцида и заявив о намерении обратиться в МС ООН. Спустя несколько дней представитель Мьянмы отверг эти обвинения. 11 октября 2019 года Гамбия направила Мьянме вербальную ноту с теми же обвинениями, на которую Мьянма не ответила (на что, кстати, обратил внимание Суд в своих рассуждениях, указав, что отсутствие ответа в ситуации, когда он совершенно необходим, лишь подтверждает наличие спора между сторонами).

Однако более серьезным вопросом оказалось наличие права Гамбии на передачу этого спора в МС ООН, ведь по общему правилу обращаться в Суд может лишь непосредственно пострадавшая сторона. Гамбия указывала на то, что все государства-участники Конвенции о геноциде имеют общий интерес в том, чтобы обеспечить предотвращение актов геноцида и наказать виновных. Обязательство соблюдать Конвенцию о геноциде является обязательством erga omnes partes и означает, что все государства-участники могут потребовать от Мьянмы прекратить нарушения. Обращение Гамбии в МС ООН поддержали государства-члены Организации исламского сотрудничества. Канада и Нидерланды (обе являются участницами Конвенции о геноциде) также заявили, что считают своим долгом поддержать заявление Гамбии, поскольку это касается всего человечества.

Мьянма в общем-то согласилась с тем, что в силу обязательств erga omnes partes Гамбия имеет правовой интерес (legal interest) в соблюдении Мьянмой своих обязательств по Конвенции о геноциде. Однако оспаривала тот факт, что Гамбия может быть заявителем в данном деле, поскольку саму ее предполагаемые нарушения не коснулись. По мнению Мьянмы, непосредственно пострадавшим государством является соседняя с Мьянмой Бангладеш, поскольку именно туда бежали рохинджа, спасаясь от действий армии Мьянмы. Поэтому именно Бангладеш, но никак не далекая Гамбия, должна быть заявителем в данном деле.

Сославшись на свое решение по делу Бельгия против Сенегала[2], которое касалось схожих положений Конвенции 1984 года против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, Суд отметил, что любое государство-участник Конвенции о геноциде, а не только пострадавшее государство, может привлечь к ответственности другое государство-участника за невыполнение своих обязательств по Конвенции, признав тем самым за Гамбией право обратиться с заявлением в Суд.

Суд напомнил, что, по утверждению Гамбии, Мьянма ответственна за убийства, изнасилования и другие формы сексуального насилия, пытки, избиения, жестокое обращение, отказ в доступе к пище, убежищу и другим предметам первой необходимости с целью уничтожения рохинджа, полностью или частично.

С точки зрения Суда, как минимум некоторые из перечисленных актов способны подпадать под действие Конвенции о геноциде.

  1. Наличие условий для применения обеспечительных мер

После рассуждений о наличии собственной предварительной (prima facie) юрисдикции Суд перешел к остальным критериям теста необходимости применения обеспечительных мер. В ряде своих решений МС ООН указал, что может применить обеспечительные меры в рамках статьи 41, если соблюдены следующие условия: 1) Суд имеет юрисдикцию prima facie в отношении существа спора; 2) существует риск непоправимого ущерба (irreparable harm) правам государства-заявителя 3) присутствует срочность (urgency) и 4) связь между запрашиваемыми обеспечительными мерами и нарушенными правами, о защите которых просит заявитель (см. мой предыдущий пост).

Суд отметил, что на данный момент необходимо лишь решить, является ли наличие прав, о нарушении которых заявляет Гамбия, правдоподобным (plausible). Этот критерий появился в практике МС ООН в 2009 году в решении по обеспечительным мерам[3] в уже упомянутом деле Бельгия против Сенегала. Он означает, что на стадии решения вопроса о применении обеспечительных мер в целях сохранения прав сторон спора Суд не устанавливает наличие таких прав (это будет сделано при рассмотрении спора по существу) и лишь должен убедиться в их правдоподобном наличии.

По мнению Суда, известных фактов и обстоятельств дела достаточно для того, чтобы сделать заключение о том, что наличие прав, о защите которых просит Гамбия (право рохинджа на защиту от геноцида и право Гамбии привлечь Мьянму к ответственности за неисполнение обязательств), является вполне правдоподобным.

С такой постановкой вопроса категорически не согласился судья от Бразилии (бывший Президент Межамериканского суда по правам человека) Кансаду Триндаде (Cançado Trindade), неоднократно в своих особых мнениях отстаивавший позицию[4], согласно которой решения об обеспечительных мерах в межгосударственных спорах такого рода направлены на защиту не прав государства-заявителя, а основных прав человека (точнее прав людей, находящихся в ситуации крайней уязвимости). Речь идет о праве на жизнь, праве на личную неприкосновенность, праве на здоровье и других. Триндаде сокрушается, что каждый толкует так называемое «правдоподобие» как хочет, возможно, потому, что МС ООН сам не определился со значением этого термина. Судья неизменно красноречиво отмечает, что «ссылка на “правдоподобие” в качестве нового “предварительного условия”, создающего неоправданные трудности для назначения обеспечительных мер… вводит в заблуждение, оказывает медвежью услугу отправлению правосудия».

Суд также сделал вывод о наличии связи между нарушенными правами, о защите которых просит Гамбия, и некоторыми из запрашиваемых ею обеспечительных мер. Суд отметил, что условие срочности соблюдено в случае, если действия, способные причинить непоправимый ущерб, могут наступить в любой момент до вынесения Судом итогового решения по делу, что очевидным образом присутствует в рассматриваемом деле. Учитывая фундаментальные ценности, охраняемые Конвенцией о геноциде, Суд пришел к выводу о наличии реального и неотвратимого риска нанесения непоправимого вреда (a real and imminent risk of irreparable prejudice) правам, о нарушении которых заявляет Гамбия.

По итогам данных рассуждений Суд заключил, что все необходимые условия для назначения обеспечительных мер были соблюдены.

  1. Что хотела и что в итоге получила Гамбия?

Суд напомнил, что он вправе принять решение о назначении обеспечительных мер, которые полностью или частично отличаются от запрашиваемых (пар. 2 ст. 75 Статута Суда). Суд уже осуществлял свое полномочие в этой части в прошлом (например, в недавнем решении по делу Иран против США[5]). В итоге меры, о принятии которых просила Гамбия в своей жалобе, не совсем совпали с обеспечительными мерами, избранными Судом.

В качестве обеспечительных мер Гамбия просила обязать ответчика прекратить притеснения рохинджа, а также не допускать совершение актов геноцида со стороны различного рода вооруженных формирований, контролируемых и поддерживаемых правительством Мьянмы. Эта операция вылилась в «зачистки» рохинджа (“clearance operations”). Суд отметил, что это явилось непропорциональным применением силы (disproportionate force).

Судьи единогласно (включая судью ad hoc, назначенного Мьянмой) вынесли предписание Мьянме принять все возможные меры для предотвращения совершения актов, подпадающих под определение геноцида по статье 2 Конвенции, обязав правительство не допускать совершения соответствующих действий военными и принять эффективные меры для сохранения доказательств, имеющих отношение к рассматриваемому делу. Суд также предписал Мьянме отчитываться об исполнении обеспечительных мер: первоначально – не позднее 4 месяцев с момента вынесения решения о таких мерах, затем – каждые полгода до вынесения итогового решения Суда по существу спора.

Суд решил, что с учетом обстоятельств данного дела и назначенных обеспечительных мер нет необходимости принимать дополнительные меры, направленные на недопущение усугубления спора между сторонами.

Ссылаясь на свое решение по делу LaGrand[6], Суд вновь подтвердил, что его решения о назначении обеспечительных мер обладают обязательной силой и таким образом сторона, которой они адресованы, несет международно-правовую ответственность за их надлежащее выполнение.

Единогласное принятие МС ООН решения об обеспечительных мерах явным образом демонстрирует, что вопреки распространенному мнению о заведомой предвзятости судей ad hoc, назначаемых государствами, не все так однозначно. Известно, что поскольку среди состава Суда нет представителей ни Гамбии, ни Мьянмы, было принято решение о назначении соответствующих судей ad hoc (итого Суд рассматривает это дело в составе 17 судей, а не 15 как обычно). Однако о какой предвзятости может идти речь, если судья от Мьянмы проголосовал за введение обеспечительных мер против назначившего его государства?

Стоит отметить, что жалобы в интересах рохинджа поданы не только в Международный суд ООН, которому еще предстоит вынести решение о юрисдикции и решение по существу.

В ноябре 2019 года в национальные суды Аргентины, применяющие на основании национального законодательства принцип универсальной юрисдикции в отношении международных преступлений, группой рохинджа и рядом правозащитных организаций Латинской Америки было подано заявление с целью начать уголовное преследование лидеров Мьянмы.

Кроме того, прокурор Международного уголовного суда Фату Бенсуда (кстати, гражданка Гамбии) начала расследование ситуации[7], рассчитывая привлечь гражданских и военных лидеров Мьянмы к уголовной ответственности за геноцид рохинджа. Учитывая, что фактическим лидером Мьянмы является министр иностранных дел Аун Сан Су Чжи, она рискует стать не только первым нобелевским лауреатом, выступившим в ходе процесса перед МС ООН, но и первым лауреатом Нобелевской премии мира (!), оказавшимся на скамье подсудимых по обвинению в геноциде.

Таким образом, мы являемся свидетелями полномасштабного судебного наступления на Мьянму, инициаторы которого используют в своих целях всю специфику международного правосудия.

[1] ICJ. Application of the Convention on the Prevention and Punishment of the Crime of Genocide (The Gambia v. Myanmar). Request for the indication of provisional measures. Order of 23 January 2020.

[2] ICJ. Questions relating to the Obligation to Prosecute or Extradite (Belgium v. Senegal). Judgment of 20 July 2012.

[3] ICJ. Questions relating to the Obligation to Prosecute or Extradite (Belgium v. Senegal). Provisional Measures. Order of 28 May 2009.

[4] Например, в особом мнении по делу ICJ. Application of the U.N. Convention on the Elimination of All Forms of Racial Discrimination (Qatar v United Arab Emirates). Provisional Measures. Order of 14 June 2019.

[5] ICJ. Alleged Violations of the 1955 Treaty of Amity, Economic Relations, and Consular Rights (Islamic Republic of Iran v. United States of America). Provisional Measures, Order of 3 October 2018. Para. 96.

[6] ICJ. LaGrand (Germany v. United States of America). Judgment of 27 June 2001. Para. 109.

[7] ICC-01/19-27. Decision Pursuant to Article 15 of the Rome Statute on the Authorisation of an Investigation into the Situation in the People’s Republic of Bangladesh/Republic of the Union of Myanmar. Pre-Trial Chamber III. 14 November 2019.

Несправедливо осужденный человек, помимо Европейского Суда по правам человека, может обратиться и в другой международный орган - Комитет по правам человека Организации Объединённых наций (далее – КПЧ ООН).

Требования к обращению в КПЧ ООН отличаются от требований ЕСПЧ. Если Вы решили обратиться с жалобой на несправедливое судебное разбирательство, то необходимо учесть следующее.

Главным преимуществом обращения в КПЧ ООН является фактическое отсутствие сроков обращения. То есть, если Вами пропущен срок обращения в ЕСПЧ, то Вы ещё можете обратиться в КПЧ ООН, так как таких ограничений там нет. Вместе с тем, это не значит, что время обращения вовсе ничем не ограничено. В соответствии с правилом Процедуры 96 (с), обращение может быть расценено как злоупотребление правом, когда оно направлено спустя пять лет после исчерпания внутренних средств правовой защиты либо через три года после завершения другой процедуры международного разбирательства (например, отказа в ЕСПЧ).

В отличие от ЕСПЧ, даже в случае установления нарушения в отношении Вас, КПЧ ООН не присуждает никакой компенсации.

С жалобой в КПЧ ООН могут обращаться только индивидуальные лица. Таким правом не обладают ни группы лиц, ни организации. Иначе говоря — с жалобами не могут обращаться различные общества и фонды.

Право обратиться с жалобой имеет только лицо, которое чувствует себя жертвой нарушения государственным органом одного из прав, провозглашенных в Пакте. Это означает, что с жалобой может обратиться непосредственно потерпевшее лицо, которому в результате нарушения прав человека был причинен какой-либо ущерб. В особых случаях, например, если жертва нарушения прав человека находится в психиатрической больнице, КПЧ ООН может принять жалобы, поданные членами семьи.

Жалоба может касаться только индивидуального решения, вынесенного государственным органом, которое - по мнению данного лица - нарушает его права человека, гарантированные в Пакте. Это может быть, например, решение административного органа, прокурора, и, конечно же, приговор суда.

Жалоба не может касаться содержания закона или другого правового акта, даже если данный правовой акт явно противоречит Пакту. КПЧ ООН не имеет права проверять соответствие внутреннего законодательства положениям Пакта.

Предметом жалобы могут быть только права человека, провозглашенные в Пакте. Применительно к уголовному процессу это Право на независимый и беспристрастный суд (ст. 14). Это наиболее обширная статья, в которой установлен ряд прав обвиняемого и принципы уголовной процедуры.

Основные формальные требования к написанию жалобы следующие.

Подающий жалобу обязан использовать все внутренние средства обжалования, предусмотренные национальным законодательством. Так, в уголовных делах следует обжаловать приговор в суде вышестоящей инстанции. Принцип исчерпания средств обжалования означает, что предметом жалобы может быть только окончательное решение (вступившее в законную силу судебное решение). Причиной отклонения большинства жалоб является тот факт, что заявители не исчерпали всех внутренних средств обжалования.

Обращаю Ваше внимание, что КПЧ ООН отклонит жалобу, если этот же вопрос уже рассматривается другим международным органом, например Европейским Судом по правам человека. Следовательно, нельзя обращаться с жалобами одного и того же содержания в различные международные органы. Однако, если ЕСПЧ уже рассмотрел Вашу жалобу и отказал Вам по каким-то причинам, Вы можете обратиться в КПЧ ООН.

Если Комитет придет к заключению, что права человека нарушены не были, он уведомляет о своем решении соответствующее государство и подавшего жалобу. Решение Комитета является окончательным.

Комитет по правам человека, констатируя, что государство нарушило права человека, указывает на решения (действия), которые квалифицирует как нарушение, а также соответствующие положения Пакта. Часто случается так, что среди многочисленных обвинений, с которыми выступает заявитель, Комитет признает обоснованными только некоторые.

Факультативный протокол, увы, не налагает на государства правовой обязанности выполнять рекомендации Комитета. Тем не менее, государство, которое одобрило международный контроль, имеет политическую обязанность подчиниться решению Комитета.

Комитет назначает по каждому делу срок — как правило, 180 дней, — в течение которого государство должно представить информацию о мерах, принятых для выполнения рекомендаций. Соответствующая информация должна быть помещена в периодических докладах.

По вопросу оказания юридической помощи обращайтесь по лефонам:

Адрес электронной почты для переписки: [email protected]

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: