Каков был минимальный возраст для привлечения к уголовной ответственности судебником 1497

Обновлено: 01.02.2023

Вторая половина XIV – первая половина XVI вв.

В качестве основного законодательного акта Московского государства XIV – XV вв. продолжала действовать Русская Правда. Была создана новая редакция этого закона – так называемая Сокращенная Правда. Она приспособила древнерусское право к московским условиям. Продолжало действовать также обычное право. Однако развитие феодальных отношений, образование централизованного государства требовали создания новых законодательных актов. Для рассматриваемого периода характерно более интенсивное (по сравнению со временем политической раздробленности) развитие права, увеличение роли великокняжеского законодательства.

Самые ранние памятники права Московского государства – грамоты различного содержания.

Большой интерес представляют:

1. Д уховные (завещания) и договорные грамоты великих и удельных князей Они свидетельствуют о росте великокняжеской власти, об увеличении ее полномочий, о потере удельными князьями их былого политического влияния;

2. Всякое жалование частному лицу, монастырю или церкви недвижимого имущества оформлялось Жалованной грамотой великого князя. Получивший пожалование, получал право суда над лицами, живущими в пожалованном ему имении. Льгота могла заключаться в освобождении пожалованного от даней и повинностей.

3. К числу важнейших грамот относились Уставные грамоты. Они определяли порядок местного управления. Это были великокняжеские нормативные акты, регламентировавшие деятельность наместников, кормленщиков. Главное содержание е Уставных грамот наместнического управления – определение размеров корма в пользу местных правителей. Наиболее ранними Уставными грамотами были: Двинская (1397 г. или 1398 г.) и Белозерская (1488 г.). Памятником финансового права являлась Белозерская таможенная грамота 1487 г. Она предусматривала порядок взимания внутренних таможенных пошлин.

4. Самым крупным памятником этого периода был Судебник 1497 г. Он вошел в историю под названием Судебник Ивана III. То была эпоха установления московского единодержавия. Наряду с объединением политическим происходит и объединение юридическое, то есть составляется общий сборник юридических норм для всего Московского государства. Сборник был составлен дьяком Владимиром Гусевым и санкционирован царем и Боярской Думой.

1) Внес единообразие в судебную практику Русского государства.

2) Он внес новые ограничения в судебную деятельность кормленщиков , а именно их произволом было недовольно дворянство – новая социальная группа в среде феодалов. Таким образом, Судебник 1497 г. закрепил новые общественные порядки , т. е. выдвижение на политическую арену нового слоя - дворянства.

3) Судебник 1497 г. положил начало всеобщему закрепощению крестьян , введя так называемый Юрьев день .

Источниками Судебника 1497 г. являлись Русская Правда, Псковская Судная грамота, текущее законодательство московских князей. Но он не просто обобщил накопившийся правовой материал. Больше половины статей было написано заново (всего он насчитывал 68 статей), а старые нормы часто в корне переработаны. Статьи Судебника позволяют понять многие стороны общественно-политической жизни Руси того времени: усиление власти Великого князя, увеличение роли дворянства и многое другое. Например, ст. 30 Судебника определяла пошлины, получаемые судебными приставами за исполнение ими своих обязанностей. В статье был приведен перечень всех основных городов и местностей Русского государства, что позволяет сделать вывод о действии статей Судебника на всей его территории.

Судебник содержал главным образом нормы уголовного и уголовно-процессуального права . Хотя он знаменует собой новый шаг в развитии права, но многие вопросы в нем регламентировались менее полно, чем в Русской Правде. Это относится в частности к гражданскому, особенно, к обязательственному праву. Отсюда можно предположить, что Судебник не целиком заменил предшествующее законодательство. Некоторые нормы Русской Правды, очевидно, продолжали действовать наряду с Судебником. Судебник 1497 г. – типичный кодекс феодального права.

Нормы права излагались в нем без четкой системы, казуально. Привилегии господствующего класса защищались открыто, налицо было неравное положение зависимых сословий. Если нарушались межевые знаки на земле феодала, то преступнику грозила торговая казнь (т. е. битье кнутом на торгу), а если на земле крестьян, то за это предусматривался только штраф (ст. 62).

Судебник вводит понятие «добрых» и «лихих людей». В ст. 12 говорится, что если 5-6 человек «добрых людей» (т.е. детей боярских) взмолвят на кого, что он тать, то предписывалось решать в этом случае дело без разбора, не доказывая виновности оговоренного. Закон таким образом прямо санкционировал произвол, расправу, особенно с «ведомо лихими» людьми, т.е. особо опасными преступниками. Причем, право «облиховать», признать виновным принадлежало «добрым людям», представителям класса феодалов и наиболее зажиточным купцам. Они же, «добрые люди», могли и взять на поруки, что спасало от смерти. Итак, Судебник 1497 г., введя понятие «облиховать», т.е. обвинить, узаконил внесудебную расправу.

Гражданское право . Как уже говорилось, меньшая часть Судебника состоит из норм гражданского права.

Право собственности . Развитие земельных отношений в это время характеризовалось почти полным исчезновением самостоятельной общинной собственности на землю. Общинные земли переходили в руки вотчинников и помещиков, включались в состав княжеского домена. Вотчина отличалась тем, что собственник обладал почти неограниченным правом на нее. Он мог не только владеть и пользоваться своей землей, но и распоряжаться ею: продавать, дарить, передавать по наследству.

Но все же верховным собственником земли был Великий московский князь, который мог отобрать вотчину отъехавшего вассала. Термин поместье впервые появился в Судебнике 1497 г. Он обозначал особый вид условного землевладения. Поместье давалось только на время службы , как вознаграждение за нее. Помещик мог пользоваться землей, но не распоряжаться ею (не мог продавать, дарить, передавать по наследству). Дворцовые земли были великокняжеской собственностью. Черные земли были государственной собственностью. Их великие князья раздавали за службу.

Обязательственное право . Обязательственное право не претерпело значительных изменений. Обязательствам из договоров Судебник 1497 г. уделял места меньше , чем Русская Правда. Имелись упоминания о договорах купли-продажи, займа, личного найма. Судебник предусматривал, что наймит, не дослуживший своего срока или не выполнивший обусловленное задание, лишался оплаты.

Судебник 1497 г. более четко , чем Русская Правда, выделял обязательства из причинения вреда . Статья 61 предусматривала имущественную ответственность за потраву . Как своеобразные обязательства из причинения вреда рассматривает Судебник некоторые правонарушения, связанные с судебной деятельностью. Судья, вынесший неправое решение, обязан был возместить сторонам происшедшие от того убытки. Закон прямо указывает, что наказанию за свой проступок судья не подлежит (ст. 19). Письменная форма заключения договоров преобладала, но и в устной форме могли заключаться договоры в присутствии свидетелей.

Наследственное право . К наследованию стали допускаться женщины. По Русской Правде женщины не наследовали (кроме боярства). В рассматриваемый период, женщины постепенно начинают допускаться к законному наследованию вотчин. Хотя по-прежнему при наличии сыновей дочери устранялись от наследования (ст. 60 Судебника 1497 г.), но теперь им в приданое выделялась часть земли.

Это называлось «часть на прожиток». Законодательство дифференцированно подходило к вопросу наследования женщинами недвижимого имущества. Строго проводился принцип недопущения вдов к наследованию родовых вотчин. При отсутствии у вдовы сыновей вотчины передавались родственникам умершего (по нисходящей и боковой линиям). С выслуженными и купленными вотчинами дело обстояло иначе: допускался их переход во владение пережившей супруги.

Уголовное право . Если гражданские правоотношения развивались сравнительно медленно, то уголовное право в данный период претерпело существенные изменения. Это связано было с обострением противоречий феодального общества.

Изменяется само понятие термина «преступление». Если в Русской Правде под «преступлением» понималась «обида», т. е. причинение вреда отдельному лицу, то в Судебнике 1497 г. под преступлением понималось «лихое дело» , причинявшее вред государству и интересам господствующего класса. В понятие преступление был внесен четкий классовый смысл. Изменился круг субъектов преступления, холоп теперь также стал субъектом преступления (в отличие от Русской Правды).

Виды преступлений . В соответствии с изменением понятия преступление усложнялась и система преступлений.

Судебник вводит преступления неизвестные Русской Правде:

1. Г осударственные преступления ;

К государственным преступлениям Судебник относил крамолу и подым . Под крамолой понималось деяние, совершенное преимущественно представителями господствующего класса. Именно как крамолу стали рассматривать Великие князья отъезд бояр к другому князю. Летописец, например, называет крамольниками князей и бояр, отъехавших в 1485 году из Твери к Великому московскому князю. Понятие «подым» является спорным. Можно предположить, что подымщиками называют людей подбивающих народ на восстание. Государственные преступления рассматривались как наиболее тяжкие, мерой наказания за них была смертная казнь.

2. П реступления против суда ;

В связи с увеличением роли суда появилась уголовная ответственность должностных лиц за нарушение установленного Судебником порядка судопроизводства, за взяточничество, за дачу ложных показаний.

3. И мущественные преступления;

Закон предусматривал развитую систему имущественных преступлений. К ним относятся: разбой, татьба (кража), грабеж, порча межевых знаков. Все эти преступления, подрывавшие основу феодальных отношений – собственность, строго наказывались.

4. П реступления против личности ;

Судебник знал и преступления против личности: убийство (душегубство), оскорбление действием и словом.

В этот период появляется деление преступлений на 1) умышленные и 2) неумышленные , т.е. бесхитростные, появляется понятие рецидив (неоднократно совершенное преступление). Изменилась и система наказаний . Если раньше князья видели в наказаниях (вира, продажа) одну из статей дохода, то теперь на первый план выступил другой интерес. В наказании на первое место выступает устрашение . За большинство преступлений Судебник вводит 1) смертнуюказнь и 2) торговую . Способы смертной казни закон не конкретизирует. На практике, как известно из других источников, они были весьма разнообразны: отсечение головы, повешение, утопление и другие.

Торговая казнь состояла в битье кнутом на торговой площади и часто влекла за собой смерть наказываемого. Судебник знал и такой вид наказания как 3) штрафы , но теперь этот вид наказания применялся редко. Помимо указанных в Судебнике практика знала и такие наказания как лишение свободы , членовредительство (ослепление, отрезание языка).

Итак, новым в уголовном праве было следующее:

- Меняется понятие «преступление». Теперь это « лихоедело », деяние направленное против государства ;

- Появляются новые виды преступлений: государственные и против суда;

- Цель наказания – устрашение ;

- Судебник вводит смертную и торговую казнь;

- Субъектом преступления становятся холопы ;

- Появляются понятия умышленное и неумышленное деяния, рецидив .

Судебный процесс . Судебник 1497 г. знает уже две формы судебного процесса. Первая – это обвинительно-состязательная форма процесса (она была и в Древнерусском государстве). Применялась по делам о мелких преступлениях и имущественных спорах.

Эта форма ведения процесса была усовершенствована :

1. В суде велся протокол (судный список);

2. Судебные решения оформлялись специальными документами ;

3. Решения местных судов можно было обжаловать в приказы, Боярскую Думу, Великому князю;

4. Вводилось понятие исковой давности ;

5. В качестве доказательств стали применяться документы (договорные акты и прочие).

При состязательном процессе дело начиналось по жалобе истца , которая называлась челобитной . Она обычно подавалась в устной форме. При получении челобитной судебный орган принимал меры к доставке ответчика в суд. Явка ответчика обеспечивалась поручителями . Если ответчик каким-либо образом уклонялся от суда, то он проигрывал дело без разбирательства. Неявка истца в суд означала прекращение дела.

Несколько изменилась система доказательств. В отличие от Русской Правды Судебник 1497 г. не различает послухов и видоков , именуя всех послухами . Послухами, т.е. свидетелями теперь могли быть и холопы.

Доказательством признавалось и «поле» – судебный поединок. Выигрывал дело победивший в единоборстве. Не явившийся на поединок или сбежавший с него признавался проигравшим дело. На «поле» можно было выставить и наемного бойца. В 15 веке «поле» все больше ограничивается, а в 16 веке оно постепенно сошло на нет. В качестве доказательств все больше стали применяться разного рода документы. Хотя по-прежнему применялись такие доказательства, как собственное признание, клятва, т.е. присяга.

По окончании судебного процесса сторонам выдавалась «правая грамота», т.е. приговор.

Обращение в суд было весьма дорогим удовольствием. Стороны облагались различными пошлинами. Например, существовала так называемая полевая пошлина (даже в том случае, если стороны помирились и отказались от «поля», т.е. поединка, они должны были платить эту пошлину).

Следует особо отметить, что в Судебнике 1497 г. вопрос о пошлинах был разработан весьма скрупулезно !

Появление этой инквизиционной формы процесса прямо связано с общим усилением карательной политики господствующего класса. Розыск применялся по делам «ведомо лихих людей», т.е. особо опасных преступников. Главным способом выяснения истины при розыске являлась пытка . Главным доказательством вины служило признание самого обвиняемого ! Оно вымогалось при помощи самых жестоких средств. Доказательством вины была также поимка с поличным, показания свидетелей. Предпочтение отдавалось знатным свидетелям. Не могли быть свидетелями холопы против своих господ, жена против мужа.

В розыскном процессе преследовало преступника государство. Преступник арестовывался «недельщиком», «приставом» (это были должностные лица при суде) и доставлялся в суд, где судья «пытал» обвиняемого. Если обвиняемый оговаривал после пытки кого-либо, то оговоренного тоже доставляли в суд, ставили на очную ставку с обвиняемым и подвергали пытке. Очной ставке придавалось большое значение.

Вывод : Судебник 1497 г. уже знает две формы судебного процесса – состязательный и инквизиционный процессы. Последний выходит на первый план.

Уголовное право в данный период претерпело существенные изменения.

Изменяется само понятие термина «преступление,в Судебнике 1497 г. под преступлением понималось «лихое дело», причинявшее вред государству и интересам господствующего класса. В понятие преступление был внесен четкий классовый смысл. Изменился круг субъектов преступления, холоп теперь также стал субъектом преступления (в отличие от Русской Правды).

Виды преступлений. В соответствии с изменением понятия преступление усложнялась и система преступлений. Судебник вводит преступления неизвестные Русской Правде:

1. государственные преступления;

К государственным преступлениям Судебник относил крамолу и подым. Под крамолой понималось деяние, совершенное преимущественно представителями господствующего класса. Именно как крамолу стали рассматривать Великие князья отъезд бояр к другому князю.Государственные преступления рассматривались как наиболее тяжкие, мерой наказания за них была смертная казнь.

2. преступления против суда;

В связи с увеличением роли суда появилась уголовная ответственность должностных лиц за нарушение установленного Судебником порядка судопроизводства, за взяточничество, за дачу ложных показаний.

3. имущественные преступления;

Закон предусматривал развитую систему имущественных преступлений. К ним относятся: разбой, татьба (кража), грабеж, порча межевых знаков. Все эти преступления, подрывавшие основу феодальных отношений – собственность, строго наказывались.

4. преступления против личности;

Судебник знал и преступления против личности: убийство (душегубство), оскорбление действием и словом.

В этот период появляется деление преступлений на 1) умышленные и 2) неумышленные, т.е. бесхитростные, появляется понятие рецидив (неоднократно совершенное преступление). Изменилась и система наказаний. Если раньше князья видели в наказаниях (вира, продажа) одну из статей дохода, то теперь на первый план выступил другой интерес. В наказании на первое место выступает устрашение. За большинство преступлений Судебник вводит 1) смертнуюказнь и 2) торговую. Способы смертной казни закон не конкретизирует. На практике, как известно из других источников, они были весьма разнообразны: отсечение головы, повешение, утопление и другие.

Торговая казнь состояла в битье кнутом на торговой площади и часто влекла за собой смерть наказываемого. Судебник знал и такой вид наказания как 3) штрафы, но теперь этот вид наказания применялся редко. Помимо указанных в Судебнике практика знала и такие наказания как лишениесвободы, членовредительство (ослепление, отрезание языка).

Судебный процесс. Судебник 1497 г. знает уже две формы судебного процесса. Первая – это обвинительно-состязательная форма процесса (она была и в Древнерусском государстве). Применялась по делам о мелких преступлениях и имущественных спорах. Эта форма ведения процесса была усовершенствована:

1. в суде велся протокол (судный список);

2. судебные решения оформлялись специальными документами;

3. решения местных судов можно было обжаловать в приказы, Боярскую Думу, Великому князю;

4. вводилось понятие исковой давности;

5. в качестве доказательств стали применяться документы (договорные акты и прочие).

При состязательном процессе дело начиналось по жалобеистца( челобитная.) Она обычно подавалась в устной форме. При получении челобитной судебный орган принимал меры к доставке ответчика в суд. Явка ответчика обеспечивалась поручителями. Если ответчик каким-либо образом уклонялся от суда, то он проигрывал дело без разбирательства. Неявка истца в суд означала прекращение дела.

Несколько изменилась система доказательств. В отличие от Русской Правды Судебник 1497 г. не различает послухов и видоков, именуя всех послухами.

Доказательством признавалось и «поле» – судебный поединок. Выигрывал дело победивший в единоборстве. Не явившийся на поединок или сбежавший с него признавался проигравшим дело. На «поле» можно было выставить и наемного бойца. В 15 веке «поле» все больше ограничивается, а в 16 веке оно постепенно сошло на нет. В качестве доказательств все больше стали применяться разного рода документы. Хотя по-прежнему применялись такие доказательства, как собственное признание, клятва, т.е. присяга.По окончании судебного процесса сторонам выдавалась «правая грамота», т.е. приговор.

Обращение в суд было весьма дорогим удовольствием. Стороны облагались различными пошлинами. Например, существовала так называемая полевая пошлина (даже в том случае, если стороны помирились и отказались от «поля», т.е. поединка, они должны были платить эту пошлину).

Кроме состязательного процесса Судебник знал и другую форму процесса – розыскную (инквизиционную). Розыскной процесс применялся при расследовании наиболее серьезных уголовных дел, в том числе по политическим преступлениям (измена, шпионаж, поджоги, разбой и т.д.). Розыскной процесс отличался от состязательного тем, что суд сам возбуждал, вел и завершал дело по собственной инициативе и исключительно по своему усмотрению. Появление этой инквизиционной формы процесса прямо связано с общим усилением карательной политики господствующего класса. Розыск применялся по делам «ведомо лихих людей», т.е. особо опасных преступников. Главным способом выяснения истины при розыске являлась пытка. Главнымдоказательством вины служило признаниесамогообвиняемого! Оно вымогалось при помощи самых жестоких средств. Доказательством вины была также поимка с поличным, показания свидетелей. Не могли быть свидетелями холопы против своих господ, жена против мужа.

В розыскном процессе преследовало преступника государство. Преступник арестовывался «недельщиком», «приставом» (это были должностные лица при суде) и доставлялся в суд, где судья «пытал» обвиняемого. Если обвиняемый оговаривал после пытки кого-либо, то оговоренного тоже доставляли в суд, ставили на очную ставку с обвиняемым и подвергали пытке. Очной ставке придавалось большое значение.

Термин «уголовное» право произошел от головничества, головщины – терминов, связанных с убийством – самой тяжкой сферой преступных действий. Как обособившаяся отрасль права оно сформировалось к XVII в., на стадии позднего феодализма, когда законодатель стал вводить в обиход такие понятия, как «вина», «соучастие», «подготовка к соверше­нию преступления» и др. В Соборном Уложении они находят уже более или менее полное отражение, хотя само понятие преступления как дейст­вия, «преступающего» закон в абстрактном смысле, появится лишь в на­чале XVIII в.

Развитие понятия преступного. Субъект преступления. В Московском государстве понятие преступления как «обиды» частному лицу исчезает. С конца XV в. для обозначения этого понятия стал использоваться термин лихое дело, нарушающее интересы государства. К XVII в. появляется ещё один термин воровство, которым именуются антигосударственные высту­пления (отсюда вор – самозванец, воровские деньги, воровские письма – фальшивые деньги и документы). Позднее этот термин смещается в сферу имущественных преступлений.

Согласно религиозной точке зрения считалось, что человек может гре­шить с семи лет. Этот возраст становится минимальным порогом привле­чения к уголовной ответственности. Полная уголовная ответственность для мужчин наступала с 14, а для женщин с 12 лет. Это возраст вступления в брак, приобретения всех имущественных и семейных прав. С Соборного Уложения он поднимается для мужчин до 15 лет (возраст клятвопринесения).

Независимо от принадлежности к тому или иному классу или сословию лицо, совершившее правонарушение, привлекалось к суду. Субъектами преступления в это время становятся и холопы. Ко всем сословиям приме­няются и все виды наказания, хотя феодалы, наделенные правом суда над низшими сословиями, имели преимущество в процессуальной сфере. Но правоспособность и ответственность оставались всеобщими, без какого-либо исключения.

Деление преступлений в судебниках приобретает подобие некоей сис­темы. На первом месте стоят политические преступления. Судебники (ст. 9 1-го и ст. 61 2-го) квалифицируют их как антигосударственные, требую­щие применения смертной казни. «Государскому убойце и крамольнику, церковному татю и головному, и подымщику и зажигальнику, ведомому ли­хому человеку живота не даты, казнити его смертною казнею». Здесь пере­числены такие преступления, как измена, заговор, призыв к мятежу, под­жег с целью передачи объекта врагу, брань и бесчестье государя, шпио­наж, направленные против власти. Законодатель дает лишь примерный перечень таких «лихих» дел, предоставляя суду право расширять их состав (определять впредь «иное какое лихое дело»), подводя под него иные дея­ния.

На второе место можно поставить должностные преступления. Судеб­ники вводят запрет на взяточничество, мздоимство, злоупотребления вла­стью, неправый суд и пр. Уже Судебник Ивана III (ст. 19) провозглашает возможность отмены решения «неправого суда» боярина и дьяка, не уста­навливая, однако, никаких репрессивных мер за него. Ст. 33–34 запре­щают недельщику (судебному лицу) просить и брать «посулы» – взятки. В Судебнике 1550 г. эти деяния рассматриваются уже как уголовно нака­зуемые, но ответственность за должностные преступления носит сослов­ный характер: высшее боярство выплачивает штрафы, дьяки наказывают­ся тюрьмой, подьячие – торговой казнью.

К имущественным преступлениям относятся кражи (татьба), разде­ляемые уже 1-м Судебником на простые и квалифицированные. Простая кража наказывалась торговой казнью, т.е. битьем кнутом, возмещением убытков истцу и выплатой продажи (штрафа) по решению суда. К квали­фицированным кражам, требовавшим применения смертной казни, отно­сились кражи церковные, головные (сопровождаемые убийством), кражи с поличным, совершаемые ведомым лихим человеком (рецидивистом), раз­бои. При отсутствии денежных средств (статка) тать выдавался «головой на продажу» и должен был отработать нанесенный ущерб (ст. 42 1-го Су­дебника).

Большое место в судебниках занимает охрана прав собственности. Штрафами и кнутом наказываются повреждение изгороди или межевых знаков земельного участка, запашка или потрава чужой земли, поврежде­ние пчелиных ульев, бобровых гонов, истребление скота и пр.

Знают судебники и споры, возникающие из обязательств по договорам. Они, как правило, решаются полем и заканчиваются для проигравшего уплатой требуемого истом и возмещением судебных издержек.

Преступления против личности чаще всего сопряжены с имуществен­ными (разбой, грабеж). Это убийство (душегубство), ябедничество (злостная клевета) и преступления против чести. Они также разделяются на простые, предусматривающие имущественно-штрафные взыскания, и квалифицированные («ведомым лихим разбойником»), требовавшие при­менения смертной казни. К преступлениям против чести судебники, в от­личие от Русской Правды, относят не только оскорбления действием, но и оскорбления словом («лай» и «непригожее слово»). Споры об оскорблени­ях заканчивались полем и возмещением ущерба истцу. «А исцово доправят на виноватом» – обычная в отношении суда формула.

Судебники не знают религиозных преступлений, которые, естественно, имели место и сурово наказывались. В России, как и в Европе, еретиков сжигали, но количество таких преступлений было невелико. Русскому праву не был свойственен террор ради террора, на Руси не было инквизи­ции. Еретиков сжигали лишь тогда, когда в их действиях видели социаль­ную опасность. Даже в середине XVI в., когда церковь начала свой поход против светских развлечений, считая их «бесовским наваждением» (запрещалось играть в кости, шахматы, устраивать увеселения, пляски и т.п.), усиления репрессий против нарушителей не последовало. Церковь прибегала, главным образом, к покаянию и, в особенных случаях, к отлу­чению.

Более мягким, чем в Западной Европе, было на Руси и уголовное нака­зание. Смертная казнь, к примеру, применялась по Судебнику 1497 г. в 9 случаях (в германской Каролине 1532 г. – в 44). Русские летописи почти не содержат данных о казнях во время правления Ивана III. До середины XVI в., как о том свидетельствует С. Герберштейн, казни вообще приме­нялись крайне редко, в том числе за кражи и за убийство. Не были распро­странены и изуверские способы казней, свойственные Европе. На Руси не отрубали части тела, не сажали на кол, не выкалывали глаза, не вытягива­ли кишок. Наиболее приемлемым считалось отсечение головы, повешение (для разбойников), как и в Европе, фальшивомонетчикам заливали горло металлом. В иных случаях прибегали к утоплению. Так, в 1488 г. Иван III велел «казнити, потопити в Москве реке нощью…лихих баб, приходивших с зельем к великой княгине Софье».

Хотя русскому праву было чуждо изуверство ради устрашения, все же в наказаниях прослеживается стремление законодателя не просто пока­рать преступника, по и устрашить окружающих по принципу: «чтобы на то смотря, другим неповадно было так делать». Наказания за «коромолу» совершаются, как правило, открыто, при большом стечении народа. Су­дебник 1497 г. знает кнут (торговую казнь), который применяется и к фео­далам, замешанным в антигосударственных заговорах. При Иване IV «раздача боли», т.е. применение палок, плетей и кнута при «наведении должного порядка», становится одним из методов государственной политики. Судебник 1550 г. вводит болевые наказания за должностные престу­пления: фальсификации протоколов суда, подделку документов, корыст­ные злоупотребления. Кнут превращается в средство пытки.

С середины XVI в. стали применяться правежи – битье толстыми прутьями по икрам ног для выбивания долга. После месячного правежа несостоятельного должника выдавали кредитору «головой для искупа».

Судебник 1497 г. не знает тюремного заключения, хотя случаи заточения преступников в монастырские подвалы или башни имели место. Однако государство не имело средств для широкого применения заключения, ко­торое долгое время оставалось уделом высокопоставленных лиц: князей, бояр, воевод. Но задачи борьбы с массовой преступностью, размножив­шейся в XVI в., породили тюрьмы, которые в ходе губной реформы пере­даются для обслуживания населению. Судебник Ивана IV упоминает тюрьму уже в 21 случае (для служилых, «лихих» людей, лжесвидетелей), но не назначает сроков тюремного заключения.

В качестве дополнительного вида наказаний за большинство преступ­лений выступают штрафы. Как самостоятельный вид штраф назначается за бесчестье. По Судебнику 1550 г. (ст. 26) для «гостя» он равен 50 рублям, для торгового и посадского человека – 5, крестьянина – 1 рублю. За бес­честье женщины устанавливалась двойная сумма штрафа.


В статье прослеживается история института возраста уголовной ответственности. Рассмотрены походы государства к установлению возраста уголовной ответственности на разных этапах исторического развития России: с Древней Руси до современности.

Ключевые слова: возраст, возраст привлечения к уголовной ответственности, индивидуализация наказания несовершеннолетних несовершеннолетние.

В качестве источников уголовное право Древней Руси имело международные договоры, обычаи, Русскую Правду, церковные уставы русских князей, Кормчую книгу.

Источники древнего права, в том числе и наиболее известный — Русская Правда не содержат какого-либо упоминания возрастного ценза наступления уголовной ответственности. В законодательстве Древней Руси данный ценз имел весьма смутные очертания.

Светские источники уголовного права не содержат указания о возрасте уголовной ответственности вплоть до ХVII в. Но, как отмечал историк М. Ф. Владимирский-Буданов, «отсюда нельзя, однако, заключить, что уголовные взыскания применялись одинаково и к малолетнему всякому возрасту» [2, с. 312]. В своем обзоре историк, к сожалению, не называет возраста уголовной ответственности в Древней Руси.

Сведения о возрасте мы можем почерпнуть из Номоканона — основы и составной части Кормчей книги.

Кормчая книга гласит: «От коего возраста подобает им исповедоваться Богови и девства исповедание, когда истинно помышляти быти с ответом» [4, с.12]. Дети с семи лет, по мнению церкви уже могли оценивать свои поступки на предмет дозволенности.

По мнению В. А. Рогова, установление именно такого возрастного ценза было обусловлено, в первую очередь, религиозными причинами — т. к. с семи лет дети допускались к таинству причастия, а с позиции церкви и религии преступные деяния рассматриваются как грех [1, с.11].

Анализ источников уголовного права Древней Руси позволяет говорить о том, что вопросу возраста уголовной ответственности не уделяется должного внимания.

С изданием Судебников 1497 г. и 1550 г. произошло существенное преобразование уголовного права. В Судебнике 1497 года, Литовском Статуте 1529 года и Новоуказных статьях Сыскного приказа о татебных, разбойных и убийственных делах 1669 года в качестве порога привлечения к уголовной ответственности был установлен возраст в семь лет. При достижении возраста семи лет дети подвергались таким же строгим наказаниям, как и взрослые преступники, однако смертная казнь к ним не применялась и заменялась более мягким наказанием.

В статье 40 Соборного Уложения говорилось, что не деяние, учиненное малолетним, не достигшим десятилетнего возраста не является преступным.

Интересным в данном контексте представляется Воинский устав Петра Великого 1716 года, содержащий положение о том, что «Наказание за воровство обыкновенно умаляется или весьма оставляется, ежели … вор будет младенец, который, дабы заранее его от сего отучить, может от родителей своих лозами наказан быть». Иными словами, норма закрепила малолетний возраст в качестве основания освобождения от уголовной ответственности. Однако вопрос, какой именно возраст подразумевается под понятием «младенец», оставался открытым вплоть до судебного прецедента 1742 года, когда Сенат, рассматривая дело четырнадцатилетней крестьянки, обвиняемой в убийстве, указал, что малолетним возрастом следует признать возраст до семнадцати лет. Кроме того, Сенат также установил, что к малолетним необходимо применять иные меры наказания, нежели к взрослым [5, с.3]. Однако на практике вопрос возраста привлечения к уголовной ответственности зачастую решался не с учетом психологических особенностей конкретной личности и иных объективных причин, а с позиций классовой принадлежности.

Со временем возраст несовершеннолетия неоднократно менялся, однако Указ Екатерины II «О производстве дел уголовных, учиненных несовершеннолетними, и о различии наказания по степени возраста преступников» 1765 года [3, с. 174–175] установил, что полностью невменяемыми признавались несовершеннолетние до 10 лет, и для наказания их следовало передавать родителям или помещику. Указ постановил смягчение наказания несовершеннолетним от 10 до 17 лет, в случае если наказание предусмотрено в виде смертной казни или кнута.

На лицо уже дифференциация ответственности несовершеннолетних в зависимости от возраста преступников и тяжести преступления. Малолетние от десяти до семнадцати лет подлежали освобождению от наказания, если они не могли точно осознавать значение совершаемых ими деяний и руководить своими действиями. Но если следствие и суд точно определяли, что несовершеннолетний знал и понимал значение своих действий, а само деяние не было тяжким, то суд имел право приговорить несовершеннолетнего, совершившего тяжкое преступление к уголовному наказанию, то вместо каторги или заключения несовершеннолетних следовало определять в воспитательно-исправительные заведения, а при отсутствии таковых в данной местности — в специально приспособленные помещения при тюрьмах или арестных домах. Девушек вместо помещения в такое исправительное заведение могли определить в женских монастырь их вероисповедания, если уставом последнего не было запрещено нахождение там посторонних лиц.

При совершении несовершеннолетним тяжкого преступления (состав их примерно такой же, как и в наши дни — убийство, грабежи, насилия) такому нарушителю вместо бессрочной каторги «давали» тюремное содержание от 8 до 12 лет, а вместо срочной каторги — такое же тюремное заключение, но уже от трех до восьми лет.

К смертной казни малолетних не приговаривали.

Важным этапом в регламентации вопроса привлечения несовершеннолетних к уголовной ответственности явилось принятие Свода законов 1832 года. Дети до 10 лет все еще не являлись субъектами преступления, однако появилась градация возраста ответственности в зависимости от тяжести преступления — 10–14 и 14–17 лет для преступлений «большей тяжести» и 10–15 и 15–17 лет для преступлений «меньшей тяжести». Кроме того, Свод также установил взаимосвязь между возрастом ответственности и виной — при исследовании уголовных дел в первую очередь суду следовало рассмотреть вопрос о наличии «разумения» в действиях лица.

По Уголовному кодексу 1926 года уголовному наказанию за совершение тяжких преступлений (кражи, насилие, телесные повреждения, убийство или попытка к убийству) подлежали несовершеннолетний, начиняя с двенадцатилетнего возраста. При этом несовершеннолетних запрещено было расстреливать.

По Уголовному кодексу РСФСР 1960 года к «общей» уголовной ответственности могли привлекаться только лица с шестнадцати лет. Как видим, «при царях» было гуманнее и «полная» уголовная ответственность наступала только с семнадцати. Хотя, впрочем, все дело здесь в акселерации и эмансипации.

При этом за совершение «традиционных» тяжких преступлений, как то убийство, тяжкие телесные, похищение человека, злостное хулиганство, разбой, грабеж, изнасилование, квалифицированное (то есть с особо тяжкими последствиями) мошенничество, вымогательство наказывали уже с четырнадцатилетнего возраста.

В современной России по ст. 20 Уголовного кодекса РФ от 1996 года общий возраст привлечения к уголовной ответственности начинается с шестнадцати лет.

Таким образом, вопрос возраста уголовной ответственности на каждом из этапов историко-правового развития Российского государства решался совершенно по-разному. Влияние на определение данного возрастного ценза оказывали различного рода политические, экономические, социально-культурные и религиозные процессы.

  1. Автореферат диссертации доктора юридических наук. Проблемы истории русского уголовного права (15 — середина 17 вв.)/ Рогов В. А. — М., 1999. — 43 с.
  2. Владимирский-Буданов М. Ф. Обзор истории русского права. — Ростов н/Д., 1995. — 640 с.
  3. Клеандрова В. М., Кутьина Г. А., Новицкая Т. Е. Законодательство Екатерины II. В 2 томах. Т. 2 /. — М.: Юр. лит-ра, 2001. — 982 с.
  4. Розенкампф Г. А. Обозрение Кормчей книги в историческом виде. — М., 1829. –758 с.
  5. Чапурко Т. М. Особенности насильственной преступности несовершеннолетних: региональные аспекты Краснодарского края и Кемеровской области // «Черные дыры» в Российском законодательстве. — 2007. — № 1. — 489 с.

Основные термины (генерируются автоматически): уголовная ответственность, Древняя Русь, возраст, возраст привлечения, возрастной ценз, малолетний возраст, тяжесть преступления, тяжкое преступление, уголовное наказание, четырнадцатилетний возраст.

Ключевые слова

возраст, возраст привлечения к уголовной ответственности, индивидуализация наказания несовершеннолетних несовершеннолетние

возраст, возраст привлечения к уголовной ответственности, индивидуализация наказания несовершеннолетних несовершеннолетние

Похожие статьи

Возраст уголовной ответственности: исторический аспект

В настоящее время уголовная ответственность несовершеннолетних по общему правилу наступает с 16 лет, а по некоторым категориям преступлений с 14 лет. Но таким минимальный возраст уголовной ответственности был не всегда.

Проблемы возраста уголовной ответственности

Левченкова К. А. Привлечение несовершеннолетнего к уголовной ответственности.

Уголовно-правовая регламентация наступления возраста. Ключевые слова: субъект преступления, минимальный возраст наступления уголовной ответственности, социальная.

Уголовно-правовая регламентация наступления возраста.

Настоящая статья посвящена возрасту уголовной ответственности. Рассматривается проблема установления минимального возраста

Ключевые слова: субъект преступления, минимальный возраст наступления уголовной ответственности, социальная незрелость.

Проблема снижения возраста уголовной ответственности.

Актуальность темы статьи обусловлена ростом количества преступлений, совершаемых несовершеннолетними, включая тяжкие, и повышением уровня осознанности их действий, что связано, среди прочего, с уровнем развития и доступности информационных технологий.

Проблема возраста уголовной ответственности

Специалисты прогнозируют — снижение возраста уголовной ответственности не сможет серьезно повлиять на уровень преступности. Более того, помещение малолетнего в колонию сделает его только ожесточеннее. Следовательно, предложение о снижении возраста.

Снижение возраста уголовной ответственности.

Сейчас в России возраст уголовной ответственности составляет 16 лет. Но за некоторые тяжкие преступления к суду привлекают подростков с 14 лет. Депутат Госдумы Владимир Поневежский отмечает, что за последние годы преступность в нашей стране помолодела.

Уголовная ответственность несовершеннолетних в России и за.

Ключевые слова: уголовная ответственность, несовершеннолетний, возраст уголовной ответственности, наказание.

Одним из главных аспектов в процессе привлечения к уголовной ответственности является возраст субъекта преступления.

Проблемы уголовной ответственности несовершеннолетних

В западных странах установлен возраст уголовное ответственности ниже 14 лет. Почему же в данной ситуации мы не смотрим на опыт наших соседей и не снижаем возраст уголовной ответственности за совершение особо тяжких преступлений?

Криминализация педофильных преступлений в российском.

В российском праве возраст согласия впервые фигурирует только в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. (ст. 1998 усиливает ответственность за изнасилование малолетней до 14 лет, ст. 1999 предусматривает наказание за половое сношение с.

уголовная ответственность, возраст, воспитательный характер.

Проблемы возраста уголовной ответственности. уголовная ответственность, возраст, воспитательный характер

Дифференциация наказаний за преступления против половой. Возложенная на преступника уголовная ответственность реализуется в от ношении него.

класса и государства. Преступление не различалось по стадиям совершения (приготовление и др.). Усиление ответственности за посягательства на государственный строй. Судебник предусматривал следующие виды преступлений против имущественных прав:

• разбой (ст.7, 8, 38, 39)

• кража (7, 8 , 10, 38, 39)

• головная татьба(похищение чужого имущества)( 9)

Также сущ. преступления против личности:

• оскорбление действием(53), словом –ябидничество(8)

· политические: измена, заговор, призыв к восстанию, крамола;

· против суда: нарушение порядка судопроизводства.

Под крамолой понималось деяние, совершаемое преимущественно представителями господствующих сословий. Именно как крамолу великие князья рассматривали отъезд бояр к другому государю. Сюда же примыкали заговоры и мятежи, бесчестье и брань в адрес государя.

Сущ. преступления и против гос.власти, которые в свою очередь подразделялись на преступления против правоудия-лжесвидетелтство(ст.67) и против гос-ва-кромола(заговор) (ст.9).

Рецидив считался отягчающим обстоятельством . на что указываю ст. 11, 13.

Судебник не устанавливал наказания, но запрещал давать и брать взятки ( ст.1 ). Было деление кражи на простую и квалифицированную(ст. 9, 11, 10, 13).По объекту преступления сущ. церковные и головные преступления( ст.10). По субъекту преступления выделялись кражи совершенные ведомым лихим человеком (ст. 13).

Главной целью наказания явл. Устрашение, оно должно было оказывать воспитательное влияние. Чтобы остальным не повадно было совершать преступления вновь.

Виды наказания:

• Все виды квалифицированных краж карались смертной казнью (ст. 9, 11,

13), так же смертная казнь прослеживается в ст. 8, 9, 39

• Продажа сочиталась в основном с другими видами наказания, т.е. была дополнительным видом наказания(ст. 13, 62, 8, 10)

• Торговая казнь(битье кнутом) (ст.62). применялось для возмещения убытков истцу, а если это невозможно, то человек выдавался истцу «головою на продажу. Практика же знала ещё такие: ссылка, тюрьма, членовредительство, пожизненное заключение.

Судебный процесс. Судебник 1497 г. вводил две формы судебного процесса.

Обвинительно-состязательная форма применялась по делам о мелких преступлениях и гражданским делам.

1. Для этой формы судебного процесса характерны следующие положения: в суде велся протокол заседания, вызовы в суд осуществлялись специальными грамотами, существовало понятие исковой давности, судебные решения оформлялись «правой» грамотой.

2. В качестве доказательств выступали: собственное признание, присяга, свидетельские показания, письменные документы (грамоты, договоры и т. п.).

3. Развивается система обжалования судебных решений. Решения местных судов можно было обжаловать в приказы, Боярскую думу или великому князю.

4. За подачу иска в суд, получение судебного решения, розыск ответчика и т. д. Судебником устанавливались высокие судебные пошлины, вследствие этого для низших слоев населения обращение в суд было малодоступным делом.

Розыскная форма - вторая форма судебного процесса.

1. Розыск применялся по государственным и другим тяжким преступлениям, по делам «лихих людей».

2. Дело начиналось по инициативе государственного органа или должностного лица.

3. Главными доказательствами были поимка с поличным, обыск и собственное признание, для получения которого могла применяться пытка. Судоговорение не велось, основными формами розыскного процесса были допросы, очные ставки и пытки.

Процессуальных норм в Судебнике было большинство

Законодатель небезосновательно полагал, что имущественные, обязательственные и семейные отношения уже урегулированы силой обычая и традиции, поэтому не стоит включать в Судебник «общеизвестные истины». Таким образом, Судебник стал, прежде всего, инструкцией для проведения судебных заседаний.

Процесс в целом носил состязательный характер, то есть строился на началах процессуального равенства сторон и разделения функций между обвинителем, защитой и судом. Процесс носил состязательный характер, при котором обе стороны считались истцами. При этом обвинитель нёс «бремя доказывания» виновности обвиняемого, а суд выступал как арбитр между сторонами.

Однако уже наметились черты розыскного или инквизиционного процесса. Для последнего характерно отсутствие прав у обвиняемого и возможности состязания с обвинителем, тем более, что для этого процесса характерно слияние в одном лице функции судьи, обвинителя и защитника. Судебник 1497 узаконивал пытку в качестве средства достижения истины.

Процесс включал в себя три стадии:

1. Установление сторон (истца и ответчика).

3. Вынесение судебного решения и выдача «правой грамоты» с записью решения.

Предусматривалось письменное ведение протокола.

Неявка ответчика в суд в назначенный срок влекла за собой признание его

виновным без разбора дела и выдачу истцу на восьмой день так называемой

"бессудной грамоты" (ст. ст. 25, 27). Неявка истца влекла прекращение дела.

Подача жалобы не ограничивалась каким-либо сроком, за исключением споров о

земле. Подавать иск о земле можно было только в течение определённого

срока: от трёх до шести лет. Трёхгодичная исковая давность, то есть право

только в течение этого срока обращаться в суд, устанавливалась по искам

землевладельцев друг к другу.

Виды доказательств были следующие: 1) собственное признание; 2)

показания свидетелей; 3) "поле"; 4) присяга; 5) жребий; 6) письменные

Собственное признание предусматривало возможность признания или отказа

от всего или от части иска и могло произойти на любой стадии рассмотрения

дела. В случае полного признания иска судебное разбирательство прекращалось

Свидетельские показания именовались послушеством.

В судебном процессе различаются две формы. Первую - состязательный процесс - применяли для ведения гражданских, а также уголовных дел по менее тяжким преступлениям. Здесь широко использовались свидетельские показания, присяга, ордалии (в виде судебного поединка).

Вторая процессуальная форма - розыскной процесс - применялась в наиболее серьёзных уголовных делах, причём их круг постепенно расширялся. Сущность розыскного («инквизиционного») процесса заключалась в следующем: дело начиналось по инициативе государственного органа или должностного лица, в ходе разбирательства особую роль играли такие доказательства, как поимка с поличным или собственное признание. Для получения последнего применялась пытка. В качестве другой процессуальной меры использовался «повальный обыск», т.е. массированный допрос местного населения с целью выявить очевидцев преступления и провести процедуру «облихования».

В состязательном судебном процессе использовался широкий набор процессуальных документов, вызов в суд осуществлялся посредством «челобитной», «приставной» или «срочной» грамоты. В судебном заседании стороны подавали «ставочные челобитные», заявляя о своём присутствии. По решённому делу суд выдавал «правую грамоту», с выдачей которой иск прекращался.

В розыскном процессе дело начиналось с издания «зазывной» или «погонной грамоты», в которых содержалось предписание властям задержать и доставить суд обвиняемого. Судоговорение здесь было свёрнуто, основными формами розыска стали допросы, очные ставки, пытки. По приговору суда «облихованный», но не признавший своей вины преступник мог быть подвергнут тюремному заключению на неопределённый срок.

Решённое дело не могло вторично рассматриваться в том же суде. В высшую инстанцию дело переходило по докладу или по жалобе, допускался только апелляционный характер пересмотра (т.е. дело рассматривалось заново). Судебная система состояла из ряда инстанций:

1. суд великого князя;

2. суд Боярской думы;

3. суд наместников (волостелей, воевод).

Параллельно действовали церковные и вотчинные суды, сохранялась практика «смешанных» судов.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: