Какой суд оправдал навального

Обновлено: 10.08.2022

ПАРИЖ, 10 ноября. /ТАСС/. Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) рассмотрел во вторник жалобу против России со стороны Алексея Навального и Вадима Гунько. Суд постановил, что Россия обязана выплатить Навальному компенсацию в €8,5 тыс. и Гунько в €7,5 тыс. в качестве компенсации морального ущерба. При этом, как указывается в решении, ЕСПЧ отказал им в компенсации юридических издержек.

Жалоба касалась ареста заявителей 6 мая 2012 года в ходе митинга на Болотной площади с последующим их ночным содержанием под стражей в полицейском участке и их административного осуждения за неповиновение законным распоряжениям полиции.

Оба заявителя были задержаны во время беспорядков, доставлены в полицию, помещены под административный арест и обвинены в неповиновении законным распоряжениям полиции. На следующий день они предстали перед судьей и были признаны виновными. Судья, рассматривавший дело Навального, установил, что он призывал протестующих не покидать место проведения митинга и игнорировать приказы полиции. Решением суда его оштрафовали.

Судья, вынося решение по делу Гунько, установил, что он пытался прорваться через полицейский кордон, вел себя агрессивно, выкрикивал лозунги и пытался помешать движению транспорта. Он был приговорен к 24 часам административного заключения. Оба заявителя безуспешно обжаловали эти решения.

Оба заявителя жаловались в ЕСПЧ на нарушение их прав, предусмотренных Европейской конвенцией по правам человека: статьями 5 (право на свободу и безопасность), 6 (право на справедливое судебное разбирательство), 11 (свобода собраний и ассоциаций) и 18 (ограничение применения ограничений прав). Они утверждают, в частности, что их арест и ночное содержание под стражей были необоснованными; что административное разбирательство в отношении них было несправедливым; и что разгон демонстрации, их арест и последующее осуждение были несоразмерны. Также, ссылаясь на статью 3 (запрещение бесчеловечного или унижающего достоинство обращения), Навальный утверждал, что применение физической силы полицией во время его ареста не было оправдано и равносильно жестокому обращению.

Суд признал по жалобе Навального и Гунько нарушение Россией статьи 3 Европейской конвенцией по правам человека, а также статей 5, 6 и 11.

Во время судебного заседания Алексей Навальный заявил, что его оправдал Европейский суд по правам человека и потому любые действия российских судов и ФСИН незаконны.

На самом деле ЕСПЧ не мог сделать ничего подобного, у него просто нет таких полномочий. Об этом братьям Навальным (они вдвоем были осуждены по делу "Ив Роше") напомнил сам Европейский суд. В том самом решении.

"Европейский суд отмечает, что в его задачи не входит вынесение решения по вопросу индивидуальной уголовной ответственности заявителей - этим занимаются в первую очередь внутригосударственные суды", - дословно говорится в постановлении ЕСПЧ.

Иными словами: конкретные приговоры в Страсбурге не пересматривают.

В чем же миссия судей ЕСПЧ? Они проверяют, не нарушены ли в ходе разбирательства какие-то правовые принципы, защищающие права человека. Допустим, если бы подсудимого лишили права на защиту, не пустили адвоката, не дали изучить доказательства обвинения и т.д., то Европейский суд обязательно бы поддержал человека.

Так что споры в Страсбурге в основном идут по поводу процедурных вопросов, большинство из которых скучны обычным гражданам. Однако если слишком упрощать, то получается ложь. Поэтому в данном случае надо разбирать все досконально, чтобы вникнуть в суть.

"Постановление ЕСПЧ по делу "Навальные против России" по делу "Ив Роше" не содержит признания Алексея Навального невиновным, а также не обязывает власти России снять с него уголовное наказание, - подтверждает член Ассоциации юристов России Мария Спиридонова. - Европейский суд неправомочен обязать государство-ответчика, например, принять конкретное судебное решение, изменить сложившуюся административную практику либо пересмотреть внутреннее (национальное) законодательство. Он только констатирует нарушение государством-ответчиком прав, гарантированных Конвенцией и Протоколами к ней (нарушение государством принятых на себя международных обязательств).

Кроме того, согласно своему общему подходу Европейский суд не ставит под сомнение толкование и применение национального законодательства внутригосударственными судами, пока отсутствует явное нарушение или произвол в применении этого законодательства.

Европейский суд отмечает, что в его задачу не входит оценка индивидуальной уголовной ответственности заявителей, что относится прежде всего к компетенции внутригосударственных судов".

В данном случае, продолжает Мария Спиридонова, Европейский суд по итогам рассмотрения жалобы сделал вывод о наличии частичного нарушения государством-ответчиком прав, провозглашенных Конвенцией, и присудил к возмещению компенсации морального вреда, судебных расходов и издержек.

При этом ЕСПЧ не увидел политической подоплеки в деле, на что жаловались братья Навальные. В сухом европейском остатке получается следующее: политики в деле нет, есть некоторые процессуальные претензии, но решать, виновны или нет обвиняемые, должны российские суды.

Президиум Верховного суда России рассмотрел возражения ЕСПЧ и с учетом позиций Страсбурга принял решение.

"Навальный умело искажает информацию и использует свой статус "оппозиционного политика", чтобы представить себя в выгодном свете среди сторонников и сочувствующих, - говорит эксперт по правоохранительной системе Дмитрий Липин. - В ходе шоу, устроенном в суде им и его адвокатами, неоднократно звучал тезис о том, что ЕСПЧ признал Навального невиновным, а дело сфабрикованным. На деле же сам Навальный и его сторонники умалчивают информацию как о содержании решения суда, так и о том, что ЕСПЧ не уполномочен отменять судебные акты национальных судов, вынося собственные решения о невиновности. А лишь может рассмотреть жалобу заявителей на предмет возможного нарушения прав человека при производстве по уголовному делу".

По его словам, в постановлении ЕСПЧ по делу братьев Навальных, безусловно, к российской судебной системе были предъявлены замечания, но все они касались исключительно процессуальных аспектов. Например того, что российские суды, по мнению ЕСПЧ, не в полной мере дали оценку возражениям Навальных.

"Стоит отметить, что все замечания ЕСПЧ были устранены Верховным судом РФ, а возражений со стороны Европейского суда не поступило", - сказал Дмитрий Липин.

К тому же сейчас с процессуальной точки зрения вопрос, правильный или неправильный приговор был вынесен братьям Навальным, не имеет никакого значения. Приговор вступил в законную силу. А разбирательство идет вокруг вопросов исполнения приговора: нарушал или нет Навальный требования к прохождению условного срока. Федеральная служба исполнения наказаний действовала в соответствии со своими полномочиями. Но окончательное решение принимает суд - в рамках четко прописанной процедуры. А у защиты есть право представить аргументированные возражения. Другой вопрос, что профессиональный и конструктивный разговор в зале суда подменялся работой на публику и громкими лозунгами.

"Большой вопрос вызывает и деятельность защитников, целью которых должно являться выстраивание максимально эффективного диалога с правоохранительной системой в интересах своего подзащитного, - говорит Дмитрий Липин. - Но в этом случае либо адвокаты чрезмерно погрузились в политику, либо сам Навальный принципиально работает только с теми, кто разделяет его риторику и не имеет четкой профессиональной позиции. Очевидно, что адвокаты должны были выйти на связь с уголовно-исполнительной инспекцией с первых дней его госпитализации, отработать каналы взаимодействия и скрупулезно готовить необходимую документацию, попутно предоставляя ее во ФСИН в соответствии с его требованиями. Вместо этого на процессе адвокаты оперируют понятиями "если бы" и пытаются убедить участников процесса в том, что ФСИН должна была узнать о болезни их подзащитного из СМИ. Довольно странно для профессионального защитника - участника уголовных процессов не знать, что данная служба работает в соответствии с четкими и регламентированными процедурами и инструкциями, а не на основании новостных материалов, соцсетей и даже не "по звонку руководства".

Что дальше

Антон Бибаров-Государев, исполнительный директор - руководитель аппарата регионального отделения Ассоциации юристов России:

- Постановление суда об отмене условного срока и замены его на реальный вступает в силу через 10 дней с момента его вынесения. Вместе с тем согласно ст. 389.4 УПК РФ в течение этих же 10 дней это постановление можно обжаловать, подав апелляционную жалобу в вышестоящий суд. В данном случае - в Московский городской суд. В случае обжалования оно не вступит в силу до принятия решения апелляционной инстанцией. Рассмотрение самой жалобы в соответствии со статьей 389.10 УПК РФ должно начаться не позднее 30 суток с момента поступления жалобы в суд. Предельных сроков для рассмотрения подобных жалоб законом не предусмотрено. На практике такие жалобы суд рассматривает в одно заседание.

Приговорить Навального Алексея Анатольевича к 9 годам колонии строго режима со штрафом в 1,2 миллиона рублей и ограничением свободы на 1 год и 8 месяцев. И удовлетворены гражданские иски двух потерпевших - Кузина и Кошелева - на сумму около 2 млн рублей. Такой вердикт на выездном заседании Лефортовского суда в ИК-2 в Покрове Владимирской области по новому делу о мошенничестве и неуважении к суду в отношении Навального вынесла судья Маргарита Котова.


В административном здании колонии по видеотрансляции за приговором следили около 70 представителей российских и иностранных СМИ. При этом жена блогера - Юлия Навальная на приговор мужу не приехала. Теперь она его вряд ли скоро увидит - строгий режим не предполагает многодневных свиданий, которые были разрешены в колонии общего режима. Строгий режим для блогера объясняется рецидивом совершенного преступления. Сейчас Алексей Навальный, которого Росфинмониторинг внес в список экстремистов и террористов, отбывает срок по делу "Ив Роше" в исправительной колонии №2 во Владимирской области. В прошлом году на процессе по делу о клевете на ветерана Великой Отечественной войны, который проходил в Бабушкинском суде, Навальный неоднократно оскорблял судью, прокурора и участников процесса. Например, он называл судью "мерзкой жабой" и "оберштурмбанфюрером" а также угрожал удалить ее из зала. Также на процессе об оскорблении ветерана он пререкался с прокурором и пытался вывести из себя внука потерпевшего, упрекая его в "торговле дедушкой".

Это дело по решению следствия было объединено с основным обвинением о 4 эпизодах мошенничества. Они касаются хищений средств из "Фонда борьбы с коррупцией" (ФБК - организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда). По данным обвинения, Навальный похитил и потратил на личные нужды более 2,7 миллиона рублей, которые были пожертвованы четырьмя потерпевшими. Среди них пенсионер из Ленинградской области, газосварщик из столичного "Жилищника", бывший банкир из Самары, а также предприниматель. Всего же, по данным следствия, Навальный и его сообщники собрали с доверчивых граждан более 350 млн пожертвований. На прошлой неделе во время прения сторон гособвинитель Генпрокуратуры Надежда Тихонова попросила суд приговорить Навального к 13 годам колонии строгого режима. Защита блогера и он сам просили суд об оправдании. Во время процесса Навальный своей вины в мошенничестве и неуважении к суду не признал. Однако суд признал его виновным по всем пунктам обвинения - и в мошенничестве, и в оскорблении суда.

"Рассмотрев уголовное дело в открытом судебном заседании, суд установил: Навальный совершил мошенничество, то есть хищение чужого имущества организованной группой путем обмана и злоупотребления доверием", - огласила вердикт судья Маргариты Котова.

Об этом же говорилось и в материалах следствия. В тот момент, как на счета поступали средства в качестве пожертвований, параллельно с биткоин-кошельков Алексея Навального было выведено 222 биткоина, что эквивалентно примерно 97 млн рублей по курсу криптовалюты на тот период. Также, по данным следствия, с 2017 года по начало 2020-го Навальный и члены его семьи совершили 21 дорогостоящую зарубежную поездку. Четыре поездки были совершены в США, по три выезда - в Испанию и Германию, по два раза блогер ездил в Италию, Австрию и Таиланд. По разу семья блогера посетила за тот период Францию, Грецию, Египет и Латвию. В последний раз - перед закрытием границ из-за коронавируса - Навальный ездил отдыхать с женой в Париж 14 февраля. Это стало 22-й поездкой, но самой дорогой - на нее ушло почти 3 млн рублей. Пока же родители нежились в столице Франции и в других европейских столицах, дочь Навального Дарья проходила обучение в одном из самых престижных вузов США - Стэнфорде. По самым скромным подсчетам, только за проживание девушки в Стэнфорде Навальный должен был заплатить более 10 млн рублей. Впрочем, на суде блогер заявил, что оплачивал он все эти поездки и развлечения исключительно из своего заработка, который, по его же признанию, составлял около 5 млн рублей в год. Откуда брались остальные деньги - история умалчивает.


Что касается самого процесса, то, несмотря на все заявление Навального о его "закрытости и эксклюзивности", - это мягко говоря, неправда. Абсолютно за всеми 14 заседаниями, которые шли с 15 февраля в ИК-2, следили журналисты. Пресс-служба Мосгорсуда аккредитовала в Покров все СМИ, приславшие заявки об аккредитации, в том числе и иностранные. Нельзя назвать этот процесс и "эксклюзивным" - в данный момент в разных колониях страны проходят три выездных процесса. При этом, по официальным данным ФСИН России, с 1 января 2019 года по 1 января 2022 года в учреждениях исполнительной системы было проведено 8947 выездных заседаний в отношении 9057 человек.

Решение было принято в соответствии с правилом регламента суда о применении обеспечительных мер. Минюст заявил, что такое решение не будет выполнено, назвал его «грубым вмешательством» и «явно политическим»

Алексей Навальный

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) постановил, что российские власти должны незамедлительно освободить оппозиционера Алексея Навального.

Заседание палаты судей прошло 16 февраля. Решение было принято в соответствии с правилом 39 регламента суда о применении обеспечительных мер. «Эта мера должна быть применена незамедлительно», — подчеркивается в постановлении.

Министр юстиции Константин Чуйченко назвал решение беспрецедентным. «Во-первых, это явное и грубое вмешательство в деятельность судебной власти суверенного государства. Во-вторых, это требование является необоснованным и неправомерным, поскольку не содержит указания ни на один факт, ни на одну норму права, которые позволили бы суду вынести такое решение. В-третьих, требование заведомо неисполнимо, поскольку в соответствии с российским законодательством нет правовых оснований для освобождения данного лица из-под стражи. Это «явно политическое» решение «может только осложнить восстановление конструктивных отношений с институтами Совета Европы», — заявил Чуйченко.

Алексей Навальный

Как применяется «правило 39»

Как говорят опрошенные РБК юристы, ЕСПЧ применяет правило 39 очень редко. Его применение обычно связано с прямой угрозой жизни или здоровью. Наиболее часто это связано с экстрадицией и высылкой мигрантов и соискателей убежища, которым на родине может грозить казнь, пытки, сексуальная эксплуатация, преследование, связанное с сексуальной ориентацией, побивание камнями за супружескую неверность или смерть от ВИЧ из-за невозможности получать терапию, сказано в справке (pdf) Страсбурга. Другое основание для применения правила 39 — риски для жизни и здоровья заключенных.

Налоговые споры: на что обратить внимание прямо сейчас

Фото: Dimitrios Kambouris / Getty Images

Любит колу и ненавидит спорт: как живет антизожник Илон Маск

Как оценить и повысить рентабельность продаж

Как снять санкции с человека или компании. Пошаговая инструкция

Амбиции падают: CFO готовы менять работу даже без повышения оклада

Как компании выигрывали суды с сотрудниками благодаря КЭДО: три кейса

Фото: Markus Spiske / Unsplash

На базары не вернемся: как трансформируется розница в текущем кризисе

Фото: Hannelore Foerster / Getty Images

Сможет ли еврозона сохранить единство перед лицом кризиса — The Economist

В отношении России правило 39 применялось, например, в связи с делами смертельно больного осужденного вице-президента ЮКОСа Василия Алексаняна, страдавшего раком заключенного Владимира Кондрулина и журналиста «Новой газеты» Али Феруза, которого российский суд постановил выслать в Узбекистан, где он прежде подвергался пыткам и политическому преследованию.

«Как правило, правило 39 применяется в течение 24 часов после обращения, иногда в течение двух-трех дней. В случае Навального его защита попросила Страсбург применить неотложные меры еще 20 января; суд отправил запрос в российское правительство, 3 февраля оно ответило на вопросы суда, и лишь спустя две недели ЕСПЧ счел необходимым правило 39, согласившись с доводами заявителей об объективной угрозе, которую создает для Навального заключение. То есть это был плод длительного исследования», — сказала РБК руководитель Центра содействия международной защите Каринна Москаленко. Адвокат Навального Ольга Михайлова сотрудничает с центром в рамках дела политика.

«Наиболее известный случай, когда правило 39 было применено за пределами описанных ситуаций, — дело грузинского телеканала «Рустави 2». ЕСПЧ указал, что решение Верховного суда Грузии о смене собственника телеканала не должно исполняться до разрешения дела Европейским судом, а власти Грузии не должны влиять на редакционную политику телеканала. «Серьезным и непоправимым» вредом тогда, по мнению ЕСПЧ, были последствия смены собственника телеканала для свободы слова в Грузии», — рассказала Глушкова.

«ЕСПЧ впервые требует освобождения именно в рамках обеспечительных мер, а не в окончательном решении», — написал в своем Telegram-канале руководитель международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков. «Я не помню случая, когда в рамках применения обеспечительных мер ЕСПЧ говорил бы, что страна обязана освободить человека, лишенного свободы по приговору суда», — сказала РБК Глушкова.

Что может грозить России за неисполнение правила 39

По словам Москаленко, Россия никогда прежде не отказывалась от исполнения правила 39, но могла медлить с его исполнением в некоторых случаях. «Оно ни в коем случае не является вмешательством во внутренние дела России и в суверенитет ее судебной системы. ЕСПЧ говорит России, что она может принимать любые судебные решения, но речь идет о жизни и здоровье человека, и есть объективные свидетельства опасности», — подытожила она.

Неисполнение предписания ЕСПЧ может повлечь нарушение ст. 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, предусматривающей обязанность государств-ответчиков не препятствовать эффективному осуществлению права на подачу индивидуальной жалобы. Это нарушение может быть установлено по результатам рассмотрения той жалобы, которую Навальный в лице своих представителей обязан подать в ЕСПЧ в срок, установленный в предписании о применении правила 39», — сказал РБК адвокат коллегии Pen & Paper Алексей Добрынин. В документе, который защита Навального получила из Страсбурга, говорится, что он обязан подать жалобу в ЕСПЧ до 18 февраля.

Правило 39 предполагает обеспечительные меры в рамках жалобы по существу о некоем нарушении прав человека; несоблюдение этих мер ЕСПЧ рассматривает как препятствие эффективному рассмотрению судом жалобы заявителя, пояснила Глушкова.

За неисполнение правила 39 «никаких специальных санкций не предусмотрено», говорит Глушкова. «Теоретически неисполнение обязательств по Конвенции может привести к исключению страны из Совета Европы, но вероятность этого — с учетом сравнительно недавнего возвращения России права голоса в ПАСЕ без выполнения ранее поставленных перед ней условий — не стоит принимать всерьез», — добавила она.

Навальный 20 августа прошлого года потерял сознание в самолете Томск — Москва, был госпитализирован в омскую клинику и затем переправлен в Германию в состоянии комы. Европейские врачи нашли в его организме следы боевого отравляющего вещества группы «Новичок». В омской клинике утверждали, что признаков отравления не обнаружили, а состояние Навального было вызвано «острым нарушением обмена веществ». Правоохранительные органы не нашли оснований для возбуждения уголовного дела об отравлении Навального.

В декабре The Insider, Bellingcat и CNN выпустили расследование о связи с отравлением Навального восьми сотрудников ФСБ, которые следовали за ним в его поездках все предыдущие три года. В ФСБ сочли расследование «провокацией, направленной на дискредитацию ФСБ и ее сотрудников», а президент Владимир Путин назвал его «легализацией материалов американских спецслужб».

Оппозиционер вернулся в Россию 17 января после нескольких месяцев лечения в берлинской клинике Charite и был задержан. 2 февраля суд заменил ему условный срок в 3,5 года, вынесенный в декабре 2014 года по делу «Ив Роше», на реальный. С учетом десяти месяцев домашнего ареста, отбытых прежде, Навальный должен провести в колонии два года и восемь месяцев.

Алексей Навальный (на экране)

Во вторник, 24 мая, Московский городской суд отклонил апелляцию адвокатов Алексея Навального на приговор Лефортовского суда, вынесенный в марте этого года.

На прошлом заседании рассмотрение было перенесено на неделю по ходатайству Навального, он обосновал это тем, что не ознакомлен с аудиозаписью вынесения приговора, в котором ранее его защита находила неточности, а также договоренностями о свидании с семьей.

В конце марта Лефортовский районный суд вынес Алексею Навальному приговор на выездном заседании, проходившем в исправительной колонии № 2 Владимирской области. Навальный получил наказание в виде лишения свободы сроком на 9 лет колонии строгого режима и штрафа в размере 1,2 млн руб.

Тогда судья сообщала, что «Навальный совершил мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана». Его признали виновным по всем четырем вмененным ему эпизодам мошенничества в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК). Еще на этапе предъявления обвинения прокурор заявила, что Навальный не занимался борьбой с коррупцией, а «только дискредитировал власть и шел на преступления сознательно, движимый чувством собственной исключительности». В приговоре прозвучало, что Навальный участвовал в создании интернет-сайтов и соцсетей, которые содержали разоблачительные сведения о коррупции чиновников и формы для сбора пожертвований. По версии следствия, эти интернет-ресурсы были частью плана по хищению денежных средств.

«Вы принесли в суд материалы о четверых людях, которые сделали пожертвования на 2 млн руб. Причем один из них — это слесарь, который сделал пожертвование в 1 млн руб., а через две недели написал заявление, и на следующий день было возбуждено уголовное дело», — заявил Навальный в суде. Он называл доводы следствия доказательством прозрачности работы Фонда борьбы с коррупцией (признан судом экстремистской организацией и запрещен в России).

Также Навальному вменяли неуважение к правосудию (ч. 1, 2 ст. 297 УК) и обвинили в том, что он своими высказываниями дискредитировал российскую судебную систему во время процесса по клевете на 95-летнего ветерана Великой Отечественной войны Игната Артеменко. В обоих случаях оппозиционер вину не признал, связав обвинения со своей политической деятельностью.

Адвокат Ольга Михайлова сообщила, что в девять лет лишения свободы входит срок заключения, который был предусмотрен вынесенным ранее приговором по делу «Ив Роше». По этому делу Навального приговорили к трем с половиной годам заключения. В феврале 2021 года условный срок заменили на реальный.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: