Какой приказ осуществлял суд над грабителями ворами убийцами

Обновлено: 04.02.2023

Избранная Рада, круг приближённых царя Ивана IV Васильевича Грозного, фактически бывший неофициальным правительством в конце 40-50-х гг. XVI в. Руководящее положение в Избранной Раде занимали думный дворянин А. Ф. Адашев, придворный священник Сильвестр, митрополит Макарий, думный дьяк И. М. Висковатый, князь А. М. Курбский и др. Избранная Рада обсуждала планы государственных реформ и внешней политики и руководила их осуществлением. От Избранной Рады зависели назначение военачальников и руководящих лиц центрального и местного аппарата управления, решения по многим судебным и местническим делам. Важное значение приобрёл возглавляемый Адашевым Челобитный приказ, направлявший деятельность других учреждений. Избранная Рада проводила компромиссную политику распространения прав и привилегий бояр на дворян, которая, несмотря на её непоследовательность, была выгодна прежде всего дворянству.

Правление Избранной Рады отмечено важнейшими преобразованиями: Во-первых, преобразования коснулись армии. Местнические споры воевод во время походов были запрещены. Появились новые воинские части – постоянные стрелецкие полки.

Стрелецкое войско имело на вооружении не только холодное оружие, как дворянское ополчение, но и огнестрельные пищали. Стрельцы получали обмундирование, денежное и хлебное жалованье. В мирное время для улучшения своей жизни им разрешалось заниматься ремеслами и вести мелкую торговлю. По существу, стрельцы стали царской гвардией.

Был установлен единый порядок призыва на военную службу из поместий и вотчин. Чем больше давалось земли, тем больше воинов в полном вооружении должен привести помещик или вотчинник. Перед страной стояли важные военные задачи – борьба с Крымским ханством, поволжскими татарскими ханствами, Ливонским орденом, Польско-Литовским государством. Понятно, что основные реформы касались военной области. Страна, как и прежде, продолжала военизироваться.

Во-вторых, были приняты реформы в области финансов. Разоренная боярами страна нуждалась в деньгах. Их взяли из церковных хозяйств, монастырей. Теперь церковники были обязаны платить налоги со своих земель. Одновременно были введены новые налоги с населения, повышены старые.

В-третьих, проводились реформы местного и центрального управления. Кормления были отменены, а на место кормленщиков пришли органы местного, земского самоуправления. Отныне все дела вершили выборные люди от дворянства - «головы» и их помощники – целовальники. Так же порядки были введены в городах, среди посадского населения. Эта реформа давала определенные права провинциальному дворянству и свободным, т.е. не принадлежащим частным владельцам, крестьянам и посадским людям, что тоже было шагом вперед.

Усилилось и центральное управление. В Москве окончательно сложилась система приказов во главе с боярами и дьяками. Посольский приказ ведал отношениями с иностранными государствами. Разрядный – дворянским войском. Поместный наделял землями служилых людей. Разбойный осуществлял суд над грабителями, ворами, убийцами, Стрелецкий ведал вновь созданным стрелецким войском. Ямской занимался почтовой службой. Челобитный приказ, которым ведал Алексей Адашев, разбирал жалобы, поданные царю, и докладывал все дела самому Ивану lV. Позднее, по мере усложнения хозяйства страны, ее управления, роста территории появились и другие приказы. Все они строго подчинялись воле монарха.

По заказу Собора был разработан новый свод законов – Судебник 1550г., вставший на защиту крестьян: их запрещалось за долги превращать в холопов.

На созванном в 1551г. Церковном соборе царь поставил перед церковниками ряд вопросов о жизни и быте церкви. Прежде всего Иван lV настаивал на укреплении в церкви порядка и дисциплины. Попытался он провести закон о конфискации земельных владений церкви.

В основном предложения монарха были поддержаны (Стоглав), но все церковники во главе с митрополитом Макарием воспротивились конфискации земель. Однако кое-чего царь добился: церкви было запрещено приобретать новые земли без доклада царю, а все земли, перешедшие в пользу церкви в период боярского правления, возвращались государству.





§ 3. Реформы Избранной рады

Уже в это время в уме молодого великого князя, которого долгие годы унижали и оскорбляли, постепенно созревали идеи об исключительности его власти, ее божественном происхождении. Эту идею он взял от своих «прародителей», деда и отца. Об этом же ему твердило и его окружение, стремящееся укрепить возвышением великого князя свое собственное влияние. В частых беседах эту мысль внушал ему новый митрополит Мака- рий, умный и высокообразованный человек, сторонник сильной центра­лизованной власти, которая бы находилась в тесном союзе с сильной и бо­гатой церковью. Наконец, в среде развивающегося российского дворянст­ва также было много сторонников сильной централизованной власти. Иван IV жадно впитывал эти идеи.

Все это привело к тому, что в придворных кругах при активной под­держке самого самолюбивого 16-летнего монарха созрела в 1547 г. мысль о принятии им царского титула.

Принятие такого титула имело огромное значение для судеб россий­ского государства. Царями в Древней Руси называли византийских импе­раторов. Позднее царями именовали уже золотоордынских ханов. Дтя рус­ского сознания царский титул являлся высшим титулом в тогдашнем мире. И это было действительно так. Он был равен по значению титулу импера­тора Германской империи и считался выше титулов европейских королей.

Теперь, после падения Византии и освобождения Руси от ордынской зависимости, титул царя обозначил претензии России на бывшее визан­тийское наследство и на обладание всем объемом власти и суверенитета, который прежде принадлежал Золотой Орде.

16 января 1547 г. Иван IV под колокольный звон всех московских церк­вей венчался в Успенском соборе Московского Кремля на царство. После долгой и торжественной службы митрополит Макарий возложил на него крест, венец и бармы, якобы присланные византийским императором в на­чале XII в. Владимиру Мономаху. Отныне Россия становилась царством, а Москва — «царствующим градом».

Вскоре эта борьба получила развязку в связи с тем, что в этом же году молодому царю пришлось столкнуться с еще одной неведомой для него си­лой — народной яростью.

Недовольство москвичей властями зрело уже давно. Оно прорвалось в дни сильнейших пожаров, которые вспыхнули в городе один задругам в летние месяцы 1547 г. Последний пожар в конце июня спалил почти дот­ла всю деревянную Москву. Сгорело 25 тыс. дворов, 1700 человек погибло. А в это время по городу пошел слух, что Москву подожгли по приказу Глинских и что бабка царя — колдунья. Не исключено, что слух был пущен сторонниками бояр Захарьиных, родственников царицы.

Вооруженные горожане порвались в Кремль, где в это время в Успен­ском соборе у молитвы стоял царь и близкие к нему люди. Разъяренная толпау него на глазах выволокла из собора одного из князей Глинских и на площади забила его камнями до смерти. Бабка царя и другие Глинские бе­жали из города. Народ разграбил их дворы, а заодно и дворы знатных и бо­гатых людей.

Царь после событий в соборе спешно выехал из Москвы, спасаясь от пожара и восставших жителей. Он укрылся в селе на Воробьевых горах. Но народ достал его и там, возбужденная толпа приступила к покоям Ива­на IV, требуя выдачи уцелевших Глинских. Уговоры царя не действовали; лишь когда он объявил, что Глинских в его загородном дворце нет, толпа ушла. Вспоминая впоследствии эти дни. Иван IV писач: «От сего вниде [во­шел] страх в душу мою и трепет в кости моа».

Царь приказал провести сыск. Все зачинщики восстания были схваче­ны и публично казнены. Но правительство Глинских пало. Отныне пришел конец боярскому правлению в стране.

Молодой царь бросил прежние забавы, прекратил опалы и казни неугод­ных ему бояр. Восстание 1547 г. доказаю, что в обществе существует острое недовольство положением дел. Долгие годы боярского всевластия, беспоряд­ков, расхищения страны и нажима на простых людей истощили терпение на­рода. Недовольны были и дворяне, которые оказались полностью зависимы от всесильных боярских группировок, а в уездах — от воли кормленщиков. За разумную политику выступали и многие представители духовенства.

На первых порах Иван IV начат решать эти вопросы осмотрительно, осторожно, устраняя наиболее наболевшие язвы общества. Во-первых, он втрое расширил Боярскую думу, включив туда менее знатных, но способ­ных и энергичных людей, которые полностью поддерживали его. На пер­вое место среди новых советников царя выдвинулся костромской дворя­нин Алексей Федорович Адашев, вошедший в Боярскую думу. Он обратил на себя внимание Ивана IV, когда трудился в его канцелярии — Челобит­ном приказе и докладыват царю поступавшие на его имя прошения. Дру­гим влиятельным царским советником стал Сильвестр, священник Благо­вещенского собора — домовой церкви царской семьи. Честный, религиоз­ный, фанатично преданный сильной царской власти в России, Сильвестр одновременно осуждал стяжательство церковников. Царя он поразил сво­ей открытостью и бессребреничеством. Для себя лично Сильвестр не искал никаких выгод. Близок к царю в это время оказался и молодой князь Анд­рей Михайлович Курбский, талантливый военачальник, образованный че­ловек. Он видел процветание России в содружестве монарха со своими «смышлеными» советниками, был противником тиранства и сторонником справедливого суда.

Не доверяя родовитому боярству, Иван IV возвысил многих представи­телей приказной администрации — дьяков и подьячих. В их руках была вся деловая документация. Они приводили в движение государственный меха­низм. Наиболее близким к Ивану IV среди этих людей стал глава Посоль­ского приказа дьяк Иван Михайлович Висковатый. Человек из низов, все­го в жизни он достиг своими дарованиями, преданностью государству.

Видное место среди реформаторов и успокоителей Русской земли стал митрополит Макарий, который по своему солидному возрасту и сану стал, по существу, духовным наставником царя.

Позднее князь Курбский назвал круг лиц, близких в то время к Ива­ну IV, Избранной радой, т. е. советом.

Именно вереде Избранной рады и родились в конце 40-х — 50-е гг. ре­формы, которые прославили первый период правления Ивана IV.

Этот Собор ознаменовал собой начало сословного представительства в России, когда монарх правит совместно с представителями сословий. Та­кие же собрания при королях возникали и в западных странах, где все боль­ший вес приобретали богатые горожане, купечество. Это говорило о зарож­дении первых признаков гражданского общества в России, т. е. такого об­щества, когда сословия получают доступ к влиянию на решение властей, когда воля монарха начинает ограничиваться. Поначалу Иван IV добро­вольно и сознательно пошел на совет со «всей землей».

Собор примирения наметил ряд преобразований, которые и начали осуществляться членами Избранной рады под руководством царя.

Первые преобразования коснулись армии. Местнические споры вое­вод во время походов были запрещены. Появились новые воинские час­ти — постоянные стрелецкие полки.

Стрелецкое войско имело на вооружении не только холодное оружие, как дворянское ополчение, но и огнестрельные пищали. Стрельцы получа­ли обмундирование, денежное и хлебное жалованье. В мирное время для улучшения своей жизни им разрешалось заниматься ремеслами и вести мелкую торговлю. По существу, стрельцы стали царской гвардией.

Был установлен единый порядок призыва на военную службу из по­местий и вотчин. Чем больше давалось земли, тем больше воинов в полном вооружении должен был привести помещик или вотчинник. Перед стра­ной стояли важные военные задачи — борьба с Крымским ханством, по­волжскими татарскими ханствами, Ливонским орденом, Польско-Литов­ским государством. Понятно, что центр реформ был повернут в военную сторону. Страна, как и прежде, продолжала военизироваться.

Во-вторых, были предприняты реформы в области финансов. Разорен­ная боярами страна нуждалась в деньгах. Их взяли из церковных хозяйств; монастырей. Теперь церковники были обязаны платить налоги со своих зе­мель, как и другие землевладельцы. Одновременно были введены новые налоги с населения, повышены старые.

В-третьих, были проведены реформы местного и центрального управ­ления. Пришел конец безобразиям кормленщиков — этих насильников, вымогателей и взяточников. Кормления были отменены, а на место корм­ленщиков пришли органы местного, земского самоуправления. Отныне все дела вершили выборные люди от дворянства — «головы» и их помощ­ники — целовальники. Так их называли потому, что они целовали крест, обещая судить и управлять честно и справедливо. Там же, где жили госу­дарственные, или, как их называли, черносошные, крестьяне, они сами выбирали своих управителей — старост и тех же целовальников. Такие же порядки были введены в городах среди посадского населения. Эта реформа давала определенные права провинциальному дворянству и свободным, т. е. не принадлежащим частным владельцам, крестьянам и посадским лю­дям, что тоже был цивилизационный шаг вперед.

Усилилось и центральное управление. В Москве окончательно сложи­лась система приказов во главе с боярами и дьяками. Посольский приказ ведал отношениями с иностранными государствами. Разрядный — дворян­ским войском. Поместный наделял землями служилых людей. Разбойный осуществлял суд над грабителями, ворами, убийцами. Стрелецкий ведал вновь созданным стрелецким войском. Ямской занимался почтовой служ­бой (от татарского слова«ям» — почта). Челобитный приказ, которым ве­дал Алексей Адашев, разбирал жалобы, поданные царю, и докладывал вес дела самому Ивану IV. Позднее, по мере усложнения хозяйства страны, ее управления, роста территории появлялись и другие приказы. Все они стро­го подчинялись воле монарха.

По наказу Собора был разработан новый свод законов — Судебник 1550 г. Многие статьи старого свода законов 1497 г. остались в силе. Одно­временно Судебник встал на защиту дворян: их запрещаюсь за долги пре­вращать в холопов. Что касается возможности перехода крестьян с места на место, то она сохранилась.

На созванном в 1551 г. Церковном соборе царь поставил церковникам сто вопросов о жизни и быте Церкви. Прежде всего Иван IV настаивал на укреплении в Церкви порядка и дисциплины. Попытался он провести за­кон о конфискации земельных владений Церкви.

В основном предложения монарха были поддержаны (Стоглав), но все Церковники во главе с митрополитом Макарием воспротивились конфи­скации земель. Однако кое-чего царь добился: Церкви было запрещено приобретать новые земли без доклада царю, а все земли, перешедшие в пользу Церкви в период боярского правления, возвращались государству.

Уже в это время в уме молодого великого князя, которого долгие годы унижали и оскорбляли, постепенно созревали идеи об исключительности его власти, её божественном происхождении. Эти мысли он воспринял от «прародителей», деда и отца. Об этом же твердило и окружение, стремящееся укрепить возвышением великого князя собственное влияние. В частых беседах эту мысль внушал ему новый митрополит Макарий, умный и высокообразованный человек, сторонник сильной централизованной власти, которая бы находилась в тесном союзе с сильной и богатой церковью. Наконец, в среде развивающегося российского дворянства также было много сторонников сильной централизованной власти. Иван IV жадно впитывал эти идеи.

Все это привело к тому, что в придворных кругах при активной поддержке самого самолюбивого 16-летнего монарха в 1547 г. созрела мысль о принятии им царского титула.

Принятие такого титула имело огромное значение для судеб российского государства. Царями в Древней Руси называли византийских императоров, позднее – золотоордынских ханов. Для тогдашнего русского сознания царский титул являлся высшим титулом. И это было действительно так. Он был равен по значению титулу императора Германской империи и считался выше титулов европейских королей.

Теперь, после падения Византии и освобождения от ордынской зависимости, титул царя обозначил претензии Руси на бывшее византийское наследство и обладание всем объемом власти и суверенитета, который прежде принадлежал Золотой Орде.

16 января 1547 г. Иван IV под колокольный звон всех московских церквей венчался на царство в Успенском соборе Московского Кремля. После долгой и торжественной службы митрополит Макарий возложил на него крест, венец и бармы, якобы присланные византийским императором в начале XII в. Владимиру Мономаху. Отныне Россия становилась царством, а Москва – «царствующим градом».

Через месяц молодой царь женился на дочери окольничего Романа Юрьевича Захарьина-Юрьева – юной красавице Анастасии Романовне.

Недовольство москвичей властями зрело уже давно. Оно прорвалось в дни сильнейших пожаров, которые вспыхнули в городе один за другим в летние месяцы 1547 г. Последний пожар в конце июня спалил почти дотла всю деревянную Москву. Сгорели 25 тысяч дворов, 1700 человек погибли. А в это время по городу пошел слух, что Москву подожгли по приказу Глинских и что бабка царя – колдунья. Не исключено, что слух был пущен сторонниками бояр Захарьиных, родственников царицы.

Вооруженные горожане ворвались в Кремль, где в это время в Успенском соборе стоял молящийся царь и близкие к нему люди. Разъяренная толпа у него на глазах выволокла из собора одного из князей Глинских и на площади забила его камнями до смерти. Бабка царя и другие Глинские бежали из города. Народ разграбил их дворы, а заодно и дворы других знатных и богатых людей.

Царь после событий в соборе спешно выехал из Москвы, спасаясь от пожара и восставших жителей. Он укрылся в селе на Воробьевых горах. Но народ нашел его и там, возбужденная толпа приступила к покоям Ивана IV, требуя выдачи уцелевших Глинских. Уговоры царя не действовали; лишь когда он объявил, что Глинских в его загородном дворце нет, толпа ушла. Вспоминая впоследствии эти дни, Иван IV писал: «От сего вниде (т. е. вошел – примеч. авт.) страх в душу мою и трепет в кости моа».

Царь приказал провести сыск. Все зачинщики восстания были схвачены и публично казнены. Но правительство Глинских пало. Отныне пришёл конец боярскому правлению в стране.

Молодой царь бросил прежние забавы, прекратил опалы и казни неугодных ему бояр. Восстание 1547 г. доказало, что в обществе существует острое недовольство положением дел. Долгие годы боярского всевластия, беспорядков, расхищения страны и нажима на простых людей истощили терпение народа. Недовольны были и дворяне, которые оказались полностью зависимы от всесильных боярских группировок, а в уездах – от воли кормленщиков. За разумную политику выступали и многие представители духовенства.

На первых порах Иван IV начал решать эти вопросы осмотрительно, осторожно устраняя наиболее значительные язвы общества. Во-первых, он втрое расширил Боярскую думу, включив туда менее знатных, но способных и энергичных людей, которые полностью поддерживали его. На первое место среди новых советников царя выдвинулся костромской дворянин Алексей Федорович Адашев. Он обратил на себя внимание Ивана IV, когда трудился в его канцелярии – Челобитном приказе и докладывал царю поступавшие на его имя прошения. Другим влиятельным царским советником стал Сильвестр, священник Благовещенского собора – домовой церкви царской семьи. Честный, религиозный, фанатично преданный сильной царской власти в России, Сильвестр одновременно осуждал стяжательство церковников. Царя он поразил своей открытостью и бессребреничеством. Для себя лично Сильвестр не искал никаких выгод. Близок к царю в это время оказался и молодой князь Андрей Михайлович Курбский, талантливый военачальник, образованный человек. Он видел процветание России в содружестве монарха со своими «смышлеными» советниками, был противником тирании и сторонником справедливого суда.

Не доверяя родовитому боярству, Иван IV возвысил многих представителей приказной администрации – дьяков и подьячих. В их руках была вся деловая документация. Они приводили в движение государственный механизм. Наиболее близким к Ивану IV среди этих людей стал глава Посольского приказа дьяк Иван Михайлович Висковатый. Человек из низов, всего в жизни он достиг своими дарованиями, преданностью государству.

Видное место среди реформаторов и успокоителей русской земли стал митрополит Макарий, который благодаря своему солидному возрасту и сану стал, по существу, духовным наставником царя.

Позднее князь Курбский назвал круг лиц, близких в то время к Ивану IV, Избранной радой, т. е. советом.

Именно в среде Избранной рады и родились в конце 40 – в 50-е гг. реформы, прославившие первый период правления Ивана IV.

В 1549 г. Иван IV созвал так называемый Собор примирения. Во дворец были приглашены члены Боярской думы, церковного руководства, воеводы, представители дворян. В России такие соборы впоследствии были названы Земскими соборами, т. е. соборами от всей земли. Восемнадцатилетний царь выступил перед Собором с речью. Он обличал злоупотребления бояр, насилия, поборы времен его малолетства, но призывал забыть старые обиды и начать совместную работу на пользу страны.

Этот Собор ознаменовал собой начало сословного представительства в России, когда монарх правит совместно с представителями сословий. Такие же собрания при королях возникали и в западных странах, где все больший вес приобретали богатые горожане, купечество. Это говорило о зарождении гражданского общества в России, т. е. такого общества, когда сословия получают возможность влиять на решение властей, когда воля монарха начинает ограничиваться. Поначалу Иван IV добровольно и сознательно пошел на совет со «всей землей».

Собор примирения наметил ряд преобразований, которые и начали осуществляться членами Избранной рады под руководством царя.

Во-первых, преобразования коснулись армии. Местнические споры воевод во время походов были запрещены. Появились новые воинские части – постоянные стрелецкие полки.

Стрелецкое войско имело на вооружении не только холодное оружие, как дворянское ополчение, но и огнестрельные пищали. Стрельцы получали обмундирование, денежное и хлебное жалованье. В мирное время для улучшения своей жизни им разрешалось заниматься ремеслами и вести мелкую торговлю. По существу, стрельцы стали царской гвардией.

Был установлен единый порядок призыва на военную службу из поместий и вотчин. Чем больше давалось земли, тем больше воинов в полном вооружении должен был привести помещик или вотчинник. Перед страной стояли важные военные задачи – борьба с Крымским ханством, поволжскими татарскими ханствами, Ливонским орденом, Польско-Литовским государством. Понятно, что основные реформы касались военной области. Страна, как и прежде, продолжала военизироваться.

Во-вторых, были предприняты реформы в области финансов. Разоренная боярами страна нуждалась в деньгах. Их взяли из церковных хозяйств, монастырей. Теперь церковники были обязаны платить налоги со своих земель, как и другие землевладельцы. Одновременно были введены новые налоги с населения, повышены старые.

В-третьих, проводились реформы местного и центрального управления. Пришёл конец безобразиям кормленщиков – этих насильников, вымогателей и взяточников. Кормления были отменены, а на место кормленщиков пришли органы местного, земского самоуправления. Отныне все дела вершили выборные люди от дворянства – «головы» и их помощники – целовальники. Так их называли потому, что они целовали крест судить и управлять честно и справедливо. Там же, где жили государственные, или, как их называли, черносошные крестьяне, они сами выбирали своих управителей – старост и тех же целовальников. Такие же порядки были введены в городах, среди посадского населения. Эта реформа давала определенные права провинциальному дворянству и свободным, т. е. не принадлежащим частным владельцам, крестьянам и посадским людям, что тоже было шагом вперед.

Усилилось и центральное управление. В Москве окончательно сложилась система приказов во главе с боярами и дьяками. Посольский приказ ведал отношениями с иностранными государствами. Разрядный – дворянским войском. Поместный наделял землями служилых людей. Разбойный осуществлял суд над грабителями, ворами, убийцами, Стрелецкий ведал вновь созданным стрелецкий войском. Ямской занимался почтовой службой (от татарского слова ям – почта). Челобитный приказ, которым ведал Алексей Адашев, разбирал жалобы, поданные царю, и докладывал все дела самому Ивану IV. Позднее, по мере усложнения хозяйства страны, её управления, роста территории появлялись и другие приказы. Все они строго подчинялись воле монарха.

По наказу Собора был разработан новый свод законов – Судебник 1550 г., вставший на защиту крестьян: их запрещалось за долги превращать в холопов. Что касается возможности перехода крестьян с места на место, то она сохранилась.

На созванном в 1551 г. Церковном соборе царь поставил перед церковниками ряд вопросов о жизни и быте церкви. Прежде всего Иван IV настаивал на укреплении в церкви порядка и дисциплины. Попытался он провести закон о конфискации земельных владений церкви.

В основном предложения монарха были поддержаны (Стоглав), но все церковники во главе с митрополитом Макарием воспротивились конфискации земель. Однако кое-чего царь добился: церкви было запрещено приобретать новые земли без доклада царю, а все земли, перешедшие в пользу церкви в период боярского правления, возвращались государству.

В 1533 г. трехлетний Иван IV Васильевич вступил на великокняжеский престол. Его правление растянулось на 51 год, вплоть до 1584 г. Оно стало знаменательным в истории России. Здесь было все — большие достижения и глубокие провалы, победоносные и проигранные войны, ожесточенная борьба с истинными и мнимыми противниками, оплаченная кровью и невероятными страданиями народа. В конце жизни Иван, прозванный Грозным, установил жестокую личную диктатуру, подобной которой Россия еще не знала, и расправился со всеми, кого считал своим врагом. Но все это было впереди. А пока подданных спешно приводили к присяге трехлетнему мальчику.

Власть отделяет, в руках совета. Его сформировал к концу жизни сам Василий III. Он понимал, что его жена, великая княгиня Елена Глинская, молода и неопытна в государственных делах. Поэтому опеку над ней и сыном он поручил своим ближайшим помощникам — боярам Захарьину и Глинскому, дяде жены, дворецкому, князьям Шуйским и еще нескольким родовитым боярам, членам Боярской думы. На первых порах опекуны действовали дружно. Вместе с великой княгиней Еленой Глинской они нанесли упреждающий удар по брату Василия III — Юрию, который претендовал на трон и отказался присягнуть своему малолетнему племяннику. Юрия бросили в темницу, и через три года он там умер. Второй брат умершего великого князя, Андрей Старицкий, присягнул Ивану IV.

Елена Глинская никак не могла согласиться со своей второстепенной ролью во дворце и, опираясь на помощь князя Телепнева Оболенского, начала борьбу против Опекунского совета. Телепнев-Оболенский был одним из лучших русских полководцев, заслужил боярский чин и представительствовал в Думе. В борьбе с опекунами его поддерживали Боярская дума и многие влиятельные дьяки, не желавшие подчиняться любимцам покойного великого князя.

Власть Опекунского совета продержалась меньше года. Вскоре Михаил Глинский по приказу племянницы был арестован и брошен в тюрьму вместе с женой и детьми. Елена Глинская пожертвовала дядей и его сторонниками, выходцами из Литвы, ради укрепления собственной власти. Опекунский совет пал. Началось правление матери Ивана IV — Елены Глинской.

Но и среди победителей не было единства. Часть их, во главе с князьями Шуйскими, отстаивали былые княжеские и боярские вольности, ратовали за войну с Литвой. Другие, во главе с Еленой Глинской и князем Телепневым-Оболенским, стояли за усиление центральной власти и за мирные отношения с соседними странами.

Правление Елены Глинской.

Новое правительство, где получили большой вес сторонники укрепления центральной власти, предприняло ряд мер по ее усилению. Прежде всего расправились со сторонниками удельного раздробления России. Их лидера, князя Андрея Ивановича Старицкого, последнего оставшегося в живых сына Ивана III, бросили в темницу и уморили до смерти. Его сподвижников в Москве и Старице казнили. С тех пор между Старшими домами царской семьей возникла смертельная вражда.

Была несколько стеснена власть бояр. Из их ведения изъяли суд над лихими людьми (разбойниками), который был передан судьям, выбранным местным дворянством. Новое правительство провело финансовую реформу. Была введена новая полновесная монета— знаменитая копейка, на которой был изображен всадник, вооруженный копьем; отсюда и название монеты. Старое боярство ненавидело Елену Глинскую и ее окружение за то, что они не оправдали их надежд и не дали им той власти, которую они надеялись обрести после смерти Василия III.

В 1538 г. Елена Глинская внезапно умерла. В Москве считали, что ее отравили. Боярство ликовало. Бояре тут же расправились с любимцем великой княгини — князем Телепневым-Оболенским. В их руках оказался и восьмилетний Иван IV, оставшийся и без отца, и без матери.

Боярские группировки у власти.

Захватив власть, бояре принялись раздавать своим сторонникам земли и различные привилегии, освобождать их от налогов, предоставлять право вершить судебное разбирательство над зависимым населением. Шло расхищение государственной казны, происходили расправы с политическими противниками. Больше всего от этого самоуправства страдал черный люд — крестьяне и ремесленники. Но недовольные были и среди боярства и духовенства. Они стояли за порядок и стабильность в государстве, за укрепление центральной власти. И все свои надежды связывали со взрослеющим Иваном IV. Пока же он находился в полной власти бояр.

Одинокий, всеми брошенный, порой голодный, во время пышных официальных празднеств и приема иностранных послов он занимал почетное место на великокняжеском троне, был одет в богатые одежды, всесильные бояре угодливо сгибались перед ним, славя его как правителя Русского государства. Потом наступали будни, и мальчик — великий князь снова оставался в небрежении и одиночестве.

Иван IV рос человеком недоверчивым, скрытным, нервным. Сцены боярского своеволия, расправы с людьми, которые порой происходили на его глазах, пробуждали в нем жестокость. Очевидцы рассказывали, что уже в 12 лет он отличался буйством нрава. Одним из любимых развлечений подростка стало сбрасывать кошек и собак с крыши теремов. А то соберет ватагу сверстников и мчится на лошади по московским улицам и площадям, топча народ. Люди в страхе шарахались в сторону, завидя царскую кавалькаду.

В 13 лет Иван принял свое первое волевое и жестокое решение — приказал предать смерти князя Андрея Шуйского. Два часа его тело лежало на дворцовом крыльце. Впервые в облике мальчика промелькнули черты будущего Грозного царя. В запуганном отроке окружающие почувствовали властного и жесткого правителя. От тех мест, — свидетельствует летопись, — начали бояре от государя иметь страх и послушание.

Венчание на царство.

В душе молодого великого князя постепенно вызревали идеи об исключительности его власти, ее божественном происхождении. Об этом ему твердило и окружение, стремящееся возвышением великого князя укрепить собственное положение при дворе. В частых беседах мысль о его богоизбранности внушал Ивану митрополит Даниил, умный и высокообразованный человек, сторонник сильной централизованной власти, которая, считал он, должна находиться в тесном союзе с сильной и богатой Церковью. Об исключительности роли русского монарха в тогдашнем мире говорили и приверженцы теории «Москва — Третий Рим», которые видели в московском правителе единственного покровителя и спасителя православия, наследника божественной власти римских и византийских императоров. В среде развивающегося российского дворянства также было много сторонников сильной централизованной власти. Иван IV жадно впитывал эти идеи.




Все это привело к тому, что в придворных кругах при активной поддержке самого самолюбивого 16-летнего монарха созрело осознание необходимости принятия Иваном царского титула. Название титула произошло от римского слова «цезарь». Так именовали в Риме, а потом в Византии императоров, наследников знаменитого Гая Юлия Цезаря. В представлении русских царский титул являлся высшим титулом в тогдашнем мире. Он был равен по значению титулу императора Германской империи и считался выше титулов европейских королей.

16 января 1547 г. Иван IV под колокольный звон всех московских церквей венчался на царство в Успенском соборе Московского Кремля. После торжественной службы митрополит Макарий возложил на него крест, венец и бармы, якобы присланные византийским императором в начале XII в. Владимиру Мономаху. Отныне Россия становилась царством, а Москва — царствующим градом. Через месяц молодой царь женился на дочери окольничего Романа Юрьевича Захарьина-Юрьева — юной красавице Анастасии Романовне.

Восстание 1547 г.

Недовольство москвичей властями зрело давно. Оно прорвалось в дни сильнейших пожаров, которые вспыхнули в городе один за другим в летние месяцы 1547 г. Пожар спалил дотла деревянную Москву. По городу пошел слух, что Москву подожгли по приказу Глинских и что бабка царя — колдунья. Вооруженные горожане ворвались в Кремль.В это время в Успенском соборе шла служба, на которой находились царь и близкие к нему люди. Разъяренная толпа выволокла из храма одного из князей Глинских и забила его камнями до смерти. Бабка царя и другие Глинские бежали из города. Москва оказалась во власти восставшего народа.

Спасаясь от пожара и от разъяренных жителей, царь спешно выехал из города и укрылся на Воробьевых горах. Но возбужденная толпа подступила к его покоям, требуя выдачи уцелевших Глинских. Уговоры царя не действовали, и лишь когда он объявил, что Глинских во дворце нет, толпа разошлась. Царь приказал провести сыск, и вскоре зачинщики восстания были публично казнены. Правительство Глинских пало. Пришел конец боярскому правлению в стране.

Реформы Избранной рады.

Восстание 1547 г. показало, что в обществе существует острое недовольство положением дел в стране. За долгие годы боярского всевластия и беспорядков терпение народа истощилось. Недовольны были и дворяне, которые оказались полностью зависимы от всесильных боярских группировок, а в уездах — от воли кормленщиков. За разумную политику выступали многие представители духовенства. Молодой монарх решил устранить наболевшие язвы общества.

Иван IV втрое увеличил состав Боярской думы, включив в нее менее знатных, но способных и энергичных людей — своих сторонников. Вместо старых, родовитых и влиятельных бояр около него сложился круг молодых, незнатных, но умных и просвещенных людей, которые мечтали о превращении России в сильное и процветающее государство. На первое место среди новых советников царя выдвинулись костромской дворянин Алексей Адашев, священник Благовещенского собора Московского Кремля Сильвестр и талантливый военачальник, князь Андрей Михайлович Курбский.

Не доверяя родовитому боярству, Иван IV возвысил многих представителей приказной администрации — дьяков и подьячих, в чьих руках находилась вся документация страны. Наиболее близким к царю среди них стал глава Посольского приказа дьяк Иван Висковатый. Видное место среди реформаторов занял митрополит Макарий, ставший, по существу, духовным наставником государя. Позднее князь Курбский назвал круг лиц, близких в то время к, Ивану IV, Избранной радой. Большинство их были молоды, энергичны, воодушевлены идеалами справедливого и разумного управления страной.

В 1549 г. Иван IV созвал Собор примирения. Во дворец были приглашены члены Боярской думы, церковники, воеводы, дворяне. Впоследствии такие соборы стали называть Земскими соборами, т. е. соборами от всей земли. Собор ознаменовал собой начало сословного представительства в России, когда монарх правит страной совместно с представителями сословий. Такие же собрания при королях стали возникать и в западных странах, где все больший вес приобретали богатые горожане и купечество. Это говорило о зарождении первых признаков гражданского общества в России, т. е. такого общества, когда народ получил Большая доступ к влиянию на решения властей, когда воля Государственная монарха ограничивалась. Поначалу Иван IV добровольно и сознательно пошел на совет со всей землей. Собор примирения наметил ряд реформ, которые и начали осуществляться членами Избранной рады под руководством царя.

Прежде всего преобразования коснулись армии. Появились новые воинские части — стрелецкие полки. Стрелецкое войско было вооружено не только холодным оружием, как дворянское ополчение, но и огнестрельными пищалями. Стрельцы получали обмундирование и денежное жалованье. В мирное время им разрешалось заниматься ремеслами и вести мелкую торговлю. По существу, стрельцы стали царской гвардией.

Были предприняты реформы в области финансов. Разоренная боярами страна нуждалась в деньгах. Их взяли у церковных хозяйств и монастырей. Все их налоговые льготы были отменены. Теперь церковников обязали платить налоги со своих земель, как это делали все землевладельцы. Одновременно в стране вводились новые налоги, повышались старые. Государство стремилось воспользоваться развитием крестьянского хозяйства и увеличением доходов посадского населения. В 1550—1560-е гг. налоговое ярмо увеличилось в несколько раз.

Были проведены реформы местного и центрального управления. Пришел конец безобразиям кормленщиков — этих насильников, вымогателей и взяточников, по общему мнению. Кормления отменялись, место кормленщиков заняли органы земского самоуправления. Отныне все дела на местах вершили выборные от дворянства — головы и их помощники — целовальники. Так их называли потому, что они, принося клятву судить и управлять честно и справедливо, целовали крест. Там же, где жили черносошные (государственные) крестьяне, они сами выбирали своих управителей — старост и целовальников. Такие же порядки были введены в Городах, среди посадского населения. Реформа наделяла правами провинциальное дворянство и свободных, т. е. не принадлежащих частным владельцам, крестьян и посадских людей.

Усилилось центральное управление страной. В Москве окончательно сложилась система приказов во главе с боярами и дьяками.Посольский приказ ведал отношениями с иностранными государствами, Разрядный — дворянским войском. Поместный наделял землей служилых людей. Разбойный осуществлял суд над грабителями, ворами и убийцами. Стрелецкий занимался стрелецким войском, Ямской — почтовой службой (от татарского слова «ям» — «почта»). Челобитный приказ, которым ведал Алексей Адашев, разбирал жалобы, поданные царю, и докладывал все дела самому Ивану IV. Позднее, по мере усложнения хозяйства страны, роста ее территории, появлялись и другие приказы. Все они строго подчинялись воле монарха.

По наказу Собора в 1550 г. был разработан новый свод законов — «Судебник». В нем появились статьи, которые ликвидировали податные льготы монастырей. Теперь они должны были сполна уплачивать все налоги в государственную казну. «Судебник» встал на защиту дворян: их запрещалось за долги превращать в холопов. Что касается возможности перехода крестьян от одного хозяина к другому, то она сохранилась. Русский крестьянин, хотя и ограниченный правом перехода в Юрьев день, все же был лично свободен.

Веками вырабатывались правила общественной жизни и структура государственных органов, призванных обеспечить их выполнение. В древнерусских княжествах поиск преступников и сбор доказательств их вины проводили наместники князей, а зачастую сами потерпевшие.

Постепенно законы стали преобразовываться в "судебники". Борьба с преступниками передаётся от наместников князей Приказам - Разбойному, Земскому, Стрелецкому. В XVI веке крепнувшая Россия нуждалась в централизованном управлении внутренними делами. В 1497 году был издан Судебник - первый общегосударственный свод законов со времён Киевской Руси. В 1550 году был введён в действие новый Судебник - свод действующих законов, нечто среднее между уголовным кодексом и конституцией.

Сергей Иванов. Суд в Московском государстве в XVI-XVII веках

ris1.jpg

Из Полицейской Энциклопедии:
Виры - штраф.
Губа - территориальный округ в Русском государстве в XVI-XVII веках, в пределах которого в качестве местного самоуправления с судебно-полицейскими функциями действовали губные власти (в лице старосты с "целовальником"), избираемые населением, и дьяк.
Губная изба - орган местного самоуправления в уезде, выполнявший полицейско-судебные функции.
Недельщики (XVI-XVII века) - осуществляли следственно-розыскные функции, состояли при местных администраторах.
Опричное войско - исполняло обширные карательно-репрессивные и охранительные функции. Было учреждено в 1565 году Иваном IV.
Отворчатая рогатка (1741 год) - шлагбаум.
Особые обыщики - розыскные органы XV-XVI веков.
Повытья (1732 год) - подразделения полиции, ведавшие отдельными вопросами.
Приказ - орган самоуправления в Русском государстве с XVI до начала XVIII века.
Разбойный приказ - 15 ноября 1682 года Разбойный приказ переименован в Разбойный сыскной, а 6 ноября 1683 года - в Сыскной, с 1687 года он стал Приказом Сыскных дел, с 1689 года - опять Разбойным. Ликвидирован в начале XVIII века.
Разрядный приказ - осуществлял контрольно-организационные функции в полицейском управлении, ведавший организацией службы в государстве.
Рынды - великокняжеские и царские телохранители-оруженосцы в XVI-XVII веках (представители родовитых и знатных семейств), вооружены топориками, носили особую белую одежду.
Тать - вор, грабитель, злодей; татьба - кража.
Стрелецкий приказ (XVII век) - ведал обеспечением порядка в Москве, центральных и северных городах. В середине XVI века учреждены стрелецкие полки для защиты Руси от врага внешнего и внутреннего. Главным внешним отличием стрельцов от гражданского населения было наличие форменного обмундирования.
Сыщик - служитель Разбойного приказа.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: