Какой орган государственной власти мог признать данный брак недействительным при петре 1

Обновлено: 28.02.2024

Информация о Курганском городском отделе

Основоположником семейного законодательства Российской империи был Петр I, который издал ряд указов по семейным вопросам. В частности во время его правления был установлен брачный возраст: для юношей - 20 лет, для девушек - 17 лет. Условием вступления в брак было согласие родителей, однако отсутствие такого согласия не влекло признание брака недействительным. Предельный возраст для вступления в брак составлял 80 лет.

Реформы Петра I положили начало новому периоду в развитии семейного права. Прежде всего усиливается роль светского законодательства, в основном императорских указов, служащих для восполнения пробелов каноническ ого прав а .

Впоследствии вопросы семейного права регулировались Сводом законов Российской Империи (кн. 1 т. Х О правах и обязанностях семейных).

Допускалось расторжение брака по просьбе одного из супругов в трех случаях:

- при доказанном прелюбодеянии другого супруга или отсутствии способности его к брачному сожитию;

- когда один из супругов приговорен к наказанию, сопряженному с лишением всех прав состояния;

- при безвестном отсутствии другого супруга.

В дальнейшем этот переч ень был дополнен ссылкой одного из супругов, безвестным отсутствием одного из супругов в течение 3-х лет, уход ом в монастырь, прелюбодеяние м мужа в собственном доме и предположение м о прелюбодеянии жены, неизлечим ой болезнь ю одного из супругов, покушение м одного из супругов на жизнь другого, недоносительство м о готовящемся преступлении против монарха.

Приданое жены рассматривалось как ее раздельное имущество, которым она могла свободно распоряжаться. Допускалось право родителей применять физические наказания в отношении детей. Место жительства жены определялось местом жительства мужа. Правовой статус детей определялся в зависимости от того, были ли они рождены в браке или нет. Так, незаконнорожденные дети не могли использовать фамилию отца и не были наследниками по закону.

Подчинение церкви государству сказалось в сфере семейного права, сохранявшего многие старые традиции. Уже при Петре I светский закон вносит некоторые изменения в семейно-правовые институты, а затем в XVIII в. издается довольно много царских указов и постановлений Синода, вносивших изменения в семейное право.

Неоднократно менялись нормы, относящиеся к вступлению в брак, и в первую очередь определявшие брачный возраст. Указ о единонаследии поднял брачный возраст до 20 лет для жениха и 17 лет для невесты, имея в виду интересы общества и государства. Для государственной службы, учебы, особенно за границей, требовались молодые люди, не обремененные семьей. Однако петровский закон отвергал канонические нормы, а именно правила византийской Кормчей, а также старинные обычаи, допускавшие значительно более ранние браки. Поэтому данные нормы не соблюдались даже в царских семьях. Например, будущая императрица Екатерина II обручилась уже в 15 лет, а обвенчалась в 16. Ее муж был на год старше. В 1774 г. Синод разъяснил, что брачным возрастом жениха признается 15 лет, а для невесты — 13 лет, т.е. петровский закон просто игнорировался. Вместе с тем в 1721 г. Петр I установил специально для гардемаринов брачный возраст в 25 лет, и эта норма соблюдалась на протяжении всего XVIII в., что вполне понятно: моряку обременяться семьей особенно не годилось.

В XVIII в. продолжал действовать установленный Кормчей предельный возраст для вступления в брак женщин — 60 лет. Очевидно, он обусловливался предельными возможностями деторождения. Вообще в то время женщина после 50 лет считалась старухой: на ее внешность отрицательно влияли многочисленные, почти ежегодные роды.

В XVIII в. менялись нормы и в соотношении обручения и венчания. Сначала, при Петре I, временной разрыв между тем и другим был уменьшен до шести недель, а в 1775 г. венчание было вообще соединено с обручением.

Были введены некоторые новые ограничения (или по крайней мере условия) для вступления в брак. Запрещаюсь жениться слабоумным (дуракам), неграмотным дворянам, офицерам без согласия начальства, осуждались браки между лицами с большим разрывом в возрасте, распространенные как среди дворянства, так и особенно среди крестьян, где погоня за дополнительной рабочей силой заставляла нередко женить мальчиков на женщинах, годящихся им порой в матери. Против такого обычая активно выступал М.В. Ломоносов.

Расширение имущественных прав жен выразилось в сохранении права собственности на приданное и на благоприобретенное имущество, включая право распоряжения недвижимостью.

Сохранялся старинный принцип полного подчинения детей родителям, включая право родителей на наказание детей. Так, разрешалось наказывать детей розгами, а при Екатерине II была предусмотрена возможность помещения детей в смирительный дом.

В XVIII в. был подробно регламентирован институт опеки, известный на Руси с давних пор. «Учреждения для управления губерний» 1775 г. предусмотрели и систему органов опеки, и ее организацию по строго сословному принципу, но с обязательным ограждением интересов ребенка.

Развод был несколько упрощен законами, устанавливавшими основания для прекращения брака (политическая смерть или ссылка в вечную каторгу) и для развода (пострижение супругов в монашество. безвестное отсутствие одного из супругов и пр.).

Наследственное право. В этот период в нем произошли заметные изменения. Важное место занимает Указ о единонаследии 1714 г., который можно считать своеобразным кодексом наследственного права. Он вводил большие ограничения в наследование как по закону, так и по завещанию. По нему можно было завещать недвижимое имущество только какому-нибудь одному родственнику. При этом сыновья имели преимущество перед дочерьми, дочери — перед более дальними родственниками. Но во всех случаях недвижимость должна была передаваться какому-либо одному лицу. Что касается движимого имущества, то его наследодатель мог распределить между другими детьми по своему усмотрению.

Аналогичный порядок действовал и в отношении наследования по закону. В соответствии с Указом о единонаследии в этом случае всю недвижимость получал старший сын, остальные делили поровну движимое имущество.

Смысл такого порядка состоял в упорядочении сбора податей. Во вводной части закона царь показывал вредность дробления земельного имущества. Если, считал Петр, у помещика была 1000 крестьянских дворов, а он разделил эти дворы между пятью сыновьями, то каждому достанется лишь по 200 дворов. А поскольку сыновья захотят жить так же, как жил отец, то повинности крестьянского двора возрастут в 5 раз. Но если помещик будет так обирать своих крестьян, то что же останется государству? С таких крестьян не соберешь податей.

Другими целями данного Указа являлись сохранение крупных имений дворянства и стимулирование добросовестной службы дворян государству. Тем самым Петр хотел подкрепить свой закон об обязательной службе дворян. Дворянские дети, оставшиеся без поместий, должны будут искать себе доход от государственной службы. Таким образом. Указ был направлен и на укрепление феодального строя, феодального государства. Однако дворянство, ставшее уже консервативной силой, не хотело соглашаться с этим законом и добилось его отмены в 1731 г. Но Екатерина II ввела опять ограничения в наследовании, правда, только в отношении родового имущества. Наличие ограничений в распоряжении земельной собственностью показывает, что она сохранила свой феодальный характер.

Реформаторская деятельность Петра I существенно затронула и брачное законодательство.

Венчальный брак окончательно стал основной формой заключения супружеских уз, хотя нецерковные замужества и браки «убегом» не исчезли вовсе (особенно в среде «простецов» из отдаленных губерний). Как и ранее, при выборе спутника жизни большое значение имела воля родителей.

Брак без родительского благословения (и прежде всего — материнского), особенно в крестьянской среде, не считался добропорядочным. При этом матери, наставляя дочерей, призывали их повиноваться воле мужей: «Ты уж не от меня будешь зависеть, а от мужа и от свекрови, которым ты должна беспредельным повиновением и истинною любовью. ». Дела о браках без согласия родных оставались подсудны духовным судам (в различное время различным). Позже они стали влечь не столько церковные взыскания, сколько высокую конфликтность «молодых» со «старыми», превращая «радужные перспективы» влюбленных в «надгробный памятник» браку ослушников традиций.

И все же обычай приоритета родительского решения вступил в Петровскую эпоху в противоречие с прогрессивными социальными побуждениями. Это привело к замене сговора о браке между родителями жениха и невесты обручением за шесть недель с правом отказа жениха или невесты от брачного союза при обнаружении у нее (него) физических недостатков или плохого здоровья. Обручение способствовало сближению жениха и невесты, давало им возможность узнать друг друга. Впрочем, последнюю функцию в крестьянской среде обеспечивал общий, нередко совместный труд, а в купеческой и дворянской среде с 1718 г. — ассамблеи и прочие увеселения. С декабря 1701 г. просторные наряды княгинь и боярынь, предполагавшие «полную свободу раздаваться в толщину», сменились на «немецкие женские портища», т.е. платья с корсетом и юбками до щиколоток, дамам предписывалось в обязательном порядке в оных одеждах европейского кроя участвовать в «собраниях не только для забавы, но и для дела, куда всем кому вольно прийти, как мужскому полу, так и женскому», оставаться на балах до утра и танцевать «без разбору»; любой мог пригласить на танец и знатную даму, и государыню, и царевен Анну и Елизавету. По словам М.Ф. Владимирского-Буданова, в XVIII в., после Петра, «общество впало в противоположную крайность — дошло до общественной распущенности; уже нечего было заботиться, что молодые люди до брака могут не знать друг друга в лицо».

Перед венчанием по-прежнему производились обыск и оглашение («троекратная публикация» в церкви), требовались «венечная память», взималась венечная пошлина (коя была отменена Екатериной II в 1765 г.).

Брак свершался только в приходской церкви и при личном присутствии жениха и невесты с соответствующей записью в метрическую книгу (впрочем, последние, как прежде, велись не всегда и не вполне аккуратно). Исключение из этого правила было сделано в 1796 г. для особ императорского дома при заключении их брака с иностранными принцессами. В таких случаях осуществлялось представительство доверенного лица.

В XVIII в. появились три своеобразные формы гражданского (светского) брака без церковного венчания — супружеские союзы православной с христианином другой конфессии, браки раскольников и супружество нехристиан.

Брачный возраст Указом о единонаследии («О порядке наследования в движимых и недвижимых имуществах» от 23 марта 1714 г.) был определен в 20 и 17 лет: «и дабы кадеты обоих полов каким образом не были притеснены в молодых летах, того для невольно в брак вступать ранее, мужского пола до дватцати, а женского до семнатцати лет» (ст. 5).

Впрочем, это отнюдь не предотвратило ранние браки - петровское новшество оказалось нежизнеспособным, осталось как бы незамеченным. Синод продолжал руководствоваться Кормчей книгой и предписывал брачный возраст соответственно с 15 и 13 лет. Лишь в 1830 г. Указом Синода, чтобы не допустить по возможности вредные последствия браков между несовершеннолетними, принято было за благо определить возрастной ценз в 18 и 16 лет. (Указом учитывались и национальные традиции: жителям Закавказья брак разрешался соответственно с 15 и 13 лет, кочевым инородцам Восточной Сибири — с 16 и 14, жителям Финляндии — с 21 и 15 лет.)

Интересы государственной казны в воспроизводстве населения (в части непривилегированных сословий) заключены были в Указах 1722, 1758 и 1796 гг., которыми брачная жизнь крепостных регулировалась на основе лишь рациональных соображений. В частности, помещики обязывались выдавать крепостных девушек замуж пораньше, чтобы «не засиживались в девках до 20 лет». Конкретизируя официальное законодательство применительно к своим вотчинным правам, помещики поступали различным образом: А.П. Волынский действовал методом поощрения («давать от двух до пяти рублей, дабы женихи таких девок лучше охотились брать»); Н.П. Шереметев указал посылать крепостных девок, коим минет 17 лет, «а замуж не пойдут», на жатву и молотьбу казенного хлеба сверх обычных работ; в имениях А.Б. Куракина разрешалось штрафовать «девок», не вступивших в брак к 13-15 годам, из расчета до 5 рублей в год; с военной прямотой решал этот вопрос А.В. Суворов, самочинно понизив брачный возраст «девок» до 15 лет, невзирая на жалобы крестьян, что «все будут женаты не по любви, а по неволе». (Разумеется, подобная практика принималась за норму не всеми: ее осуждали А. Н. Радищев, М. В. Ломоносов: «Где любви нет — ненадежно и плодородие».)

Верхний возрастной предел («перезрелости») был определен лишь постановлением 1844 г. Поводами для дискуссий по данному вопросу более всего послужили браки Никиты Зотова, учителя Петра I, который на 70-м году жизни женился на вдове капитана Стремоухова, и 82-летнего действительного статского советника Григория Ергольского и вдовы Прасковьи Десятой. Если первый супружеский союз был-таки заключен, да еще при содействии Петра, то второй — признан Синодом недействительным («. брак установлен. для умножения рода человеческого, чего от имеющего за 80 лет надеяться весьма отчаянно». Был сделан также вывод, что вдова склонила старца «не для сожития и призрения. но видя его в крайней старости, желая конца его и получить имение»). По вопросам о пропорциональности лет жениха и невесты узаконений установлено не было, хотя правительство и обращало на это внимания в 1758, 1765 и 1766 гг.

Была предпринята и попытка обеспечения свободы воли при вступлении в брак. Петр I запретил специальными указами (1700, 1702 и 1724 гг.) насильственную выдачу замуж и женитьбу. Н.Л. Пушкарева предполагает, что к такому решению побудил Петра его «собственный “фальстарт” — неудачный первый брак с Евдокией Лопухиной, навязанный будущему императору родственниками». Формирование «свободной воли» в определенной степени обеспечивалось и не менее чем шестинедельным сроком обручения, о котором уже упоминалось: ежели «жених невесты взять не похочет или невеста за жениха замуж идти не похочет же: и в том быть свободе. ». В действенность своих распоряжений о ненасильственности брака император не слишком верил. Незадолго до смерти (1724 г.) Петр дополнил церемонию бракосочетания новой формальностью — клятвенным подтверждением родителей, что выдают свою дочь замуж не по «неволею». Однако вскоре после смерти императора решение о «тяжком штрафовании» за оное принуждение забылось, и «неволесвободные» браки продолжали оставаться весьма распространенными во всех сословиях.

Добрые предположения и законодательные попытки о свободе воли жениха и невесты весьма сложно было соотносить с каноническими условиями о согласии на брак родителей жениха и невесты. Если священник узнавал об отсутствии благословения, то он должен был увещевать желающего вступить в брак покориться родительской воле сначала сам, а затем при содействии благочинного; при безуспешности же увещевания испросить разрешения епархиального архиерея.

Вторая предпосылка свободного брачного волеизъявления и «нормальности» брака заключалось в запрете «дуракам» жениться. Указом от 6 апреля 1722 г. «О свидетельствовании дураков в Сенате» повелено: «. и буде по свидетельству явятся таковые, которые ни в науку, ни в службу не годились и впредь не годятся, отнюдь жениться и замуж идти не допускать и венечных памятей не давать». «Этот указ, — отмечает К. А. Неволин, — был непрямо подтвержден Высочайшим указом 1762 апреля 20». Действие его «относится собственно к людям, не имеющим здравого рассудка с самого их рождения».

Отсутствие между брачующимися родства и свойства по-прежнему относилось к важным условиям его действительности, однако глубина запрета определялась не светским, а церковным правом. При этом безусловная строгость в данном вопросе (до восьмой степени родства) постепенно смягчалась (до четвертой степени и менее). Смягчение это особенно наблюдалось по отношению к родству духовному.

Разумеется, обязательным условием было единобрачие, которое, впрочем, продолжало нарушаться. Одной из причин, полагает Н.С. Нижник, являлись неустойчивые формы совершения и расторжения брака. В 1767 г. Синод констатировал: «В епархиях обыватели многие от живых жен, а жены от живых мужей в брак вступают».

Значимыми оставались ограничения по количеству браков (четвертый — преступление) и разности вероисповедания. В последнем вопросе при Петре I произошли важные изменения. Поводом стало обращение военнопленных шведов, направленных на горные промыслы Сибири, о разрешении жениться на православных, не меняя своей религии, а «своей веры жен достать там не можно». По представлению Берг-коллегии Указом Святейшего синода от 16 августа 1720 г. последовало соответствующее решение: «. шведским пленникам, которые имеют искусство в рудных делах и в торгах, и в службу государеву идти пожелают: и таким в женитьбе оной на русских девках, без перемены их закона позволение дать надлежит: понеже в чужих краях в рудных делах гораздо искусных людей достать трудно. » Обязательным условием жениху повелевалось «взять сказку за рукою под штрафом жестокого истязания, что ему, по сочетании брака, жену свою во всю свою жизнь ни прельщением, ни угрозами, и никакими виды в веру своего исповедания не приводить. И от которых будут родитися дети мужеска и женска пола, и их крестить в православную веру российского исповедания».

Специальным условием бракосочетания оставалось разрешение на брак гражданским и военным чиновникам от их начальства. Толковалось это и необходимостью подчинить личные интересы подданных служебным, и опекой над служилым людом, возможность которого содержать семью - жену и детей - возникала не сразу, а с определенного возраста и должностного положения. Первоначально ограничения касались воинских чинов: с 1722 г. — гардемаринов (в 1765 г. оно было дополнено возрастным цензом в 25 лет), поэтапно в течение XVIII в. условие о согласии начальства распространялось на всех военнослужащих.

Петром I была сделана попытка ввести также брачный образовательный ценз для дворян: перед венчанием предписывалось предъявление архиерею свидетельства о знании арифметики и геометрии и других предметов; попытка окончилась неудачей внедрена в церковную практику не была, оставшись лишь оригинальным фактом истории.

Личные супружеские правоотношения строились в целом по прежней схеме. Муж, как и в допетровские времена, «сообщал» жене свое состояние. Это основательно обеспечивалось «равными» браками. Несмотря на то что сам Петр I женился на неразведенной жене шведского солдата — женщине с сомнительным прошлым, все его указы 1702-1723 гг. преследовали цель привязать подданных к своим сословиям. Это обеспечивало, по крайней мере в дворянской среде, относительное имущественное равенство супругов. Неравные браки приобретали законную силу лишь в исключительных случаях. Союзы, подобные браку графа Шереметева со своей крепостной — актрисой Прасковьей Ковалевой-Жемчуговой, были редкостью. Обратная ситуация — женитьба дворянина небольшого чина и небогатого на обладательнице большого состояния (да еще красавице) — встречалась еще реже. Дворянка, выйдя замуж за простолюдина, теряла свой статус (это правило отменила лишь Екатерина II, уточнив, правда, что дворянство не могло быть передано ни мужу, ни детям). Брак дворянина с представительницей купеческого сословия также почитался мезальянсом; в 1742 с был издан даже запрещающий указ. (Президент двух академий княгиня Е.Р. Дашкова крайне тяжело переживала брак своего сына с купеческой дочкой.) В городовом положении Екатерины II было прямо указано, что мещанин сообщает мещанское состояние жене своей, буде она породы равной или низшей. Тоже касалось и положения «свободных сельских обывателей». Крепостное состояние сообщалось от жены к мужу, однако за правило принималось, что в случае приобретения мужем свободы она приобретается и для жены. При этом крестьянских девушек, как правило, выдавали замуж за женихов из семей, равных по достатку и статусу

Семья оставалась «государством в государстве». Власть по-прежнему принадлежала мужу, как господину жены и детей. При Екатерине II Уставом благочиния предписывалось: «Жена да пребывает в любви, почтении и послушании к своему мужу» 1 См.: Законодательство Екатерины II /под ред. О И Чистяковой, Т Е Новицкой М, 2007 С. 445-446 . Место жительства супругов определялось местом жительства мужа. Исключения делались для жен ссыльных и солдаток. Жена получала право требовать судебного разлучения в случае жестокого с ней обращения. И наоборот, были распространены случаи водворения жен к мужьям. Так, в 1766 г. коллежский асессор Ф. Шахов подал в московскую консисторию прошение о доставке ему жены Матрены «под караулом. для отдачи ему в супружество». Купец-раскольник Монин добился в Синоде возврата сбежавшей к любовнику жены, хотя по раскольническому обычаю этот брак не был венчан («не пет») в церкви. Женщины пользовались некоторыми правами в строгом соответствии с рангами и чинами мужей: даже выезд позволялся жене по статусу мужа, экипаж не по рангу влек для тщеславной дамы штраф.

Приданое жены стало рассматриваться как ее раздельное имущество. По мнению М. Ф. Владимирского-Буданова, в полном смысле понятие об отдельном имуществе жены установилось Указом от 17 марта 1731 г., что, впрочем, не вело к ее бесспорному праву оным имуществом распоряжаться при жизни мужа без его согласия. Лишь в 1753 г. Сенатом этот вопрос был разрешен положительно — путем создания прецедента по делу Головиной. Дискутировался также принцип свободы сделок между супругами, который восторжествовал в первой трети XVIII в. (государь написал резолюцию: «. быть по мнению большинства членов Сената»).

Смерть одного из супругов вела, как, впрочем, и во все иные времена, к прекращению брака. С XVIII веком связаны существенные изменении в институте вдовства. С 17141 г. ликвидировались все различии в землевладениях, вдовы получили право на часть недвижимости, что не исключало «вдовьего пенсиона». Во времена Анны Иоанновны вдов стали принимать в монастыри без вклада при определенных условиях: «не ниже 50 лет, или увечные, или собственного пропитания не имеют».

Меняется процедура расторжения брака. С Петра Великого, отмечал А. И. Загоровский, «замечается явственно новое течение в области нашего бракоразводного права. Это течение вызвано было мерами этого государя, направленными на поднятие значения личности русской женщины в обществе и в особенности в семье. ».

С 1722 г. дела о расторжении брака стали подведомственны Синоду — для окончательного вердикта, а с 1744 г. разводы «знатных персон» восходили «на Высочайшее усмотрение». В XVIII в. русские государи, и в особенности государыни, принимали самое энергичное участие в разрешении брачных дел. Бракоразводный процесс «незнатных персон» был руководим судами духовных консисторий и имел смешанный состязательно-розыскной характер.

Поводом к разводу оставался уход в монастырь. Однако в XVIII в. он стал рассматриваться как посягательство на святость супружеских уз; вводятся ограничения: возрастной ценз — 50-60 лет, наличие совершеннолетних детей, разрешение Синода. «Опасения в том, что за пострижением людей, “не вошедших в возраст” старости, — отмечает Н. Л. Пушкарева, — стоят какие-то расчеты, причем (как правило) расчеты мужчин в ущерб интересам женщин, — были нередко справедливые». Дабы избегнуть злоупотреблений на этой почве, ввели запрет на женитьбу (замужество) оставшегося в миру супруга, но исполнялся он не всеми — специальным разрешением Синода его можно было обойти Тем не менее число монастырей в XVIII в. сократилось, а пострижение туда юной девицы стало редким исключением.

Иностранцы, прибывавшие в Россию в начале XVIII в. из католических стран, где развод был категорически запрещен, с удивлением писали, что последнее в России — дело обыкновенное. Это было, конечно, явным преувеличением, хотя и с их католической точки зрения извинительным.

Основным поводим к разводу, как и ранее, было прелюбодеяние, однако в гендерном аспекте существенно выравненное. Кроме «прелюбодейства», под понятие супружеской измены Синодом подводились «побеги или самовольные друг от друга отлучки», «посягательство жен в отсутствие мужей за других» и «такоже мужей в подобных тому винах являющихся». Большое количество «беззаконных сожительств» и измен наблюдалось в среде столичной аристократии, что дало основания некоторым историкам и мемуаристам XVIII в. писать о «повреждении нравов в России».

Поводами к разводу были двоебрачие (А.И. Загоровский приводит казус с неким Иваном Филатовым, который в течение одного года последовательно женился на пяти женах), неспособность к брачному сожитию мужа или жены, безвестное отсутствие не менее 5 лет, каторга или ссылка за преступление, принятие монашества (о чем уже писалось), близкое родство и некоторые другие. Бывали и разводы по обоюдному согласию: «Некоторые люди с женами своими, не ходя к правильному суду, самовольно между собою разводятся, и к таким разводным прикладывают руки их духовные отцы. ».

Н.Л. Пушкарева отмечает, что бракоразводные реалии в недворянских сословиях с трудом прослеживаются по источникам XVIII — начала XIX в. «Вне сомнения, — подчеркивает автор, — крестьянский уклад жизни предполагал большую строгость, однако и там — в том случае, когда к разводу была основательная причина. крестьянский мир разрешал супругам жить врозь». Брак считался прекращенным, и бывшие супруги могли «начинать жизнь сначала». Впрочем, подобные случаи все же не были типичными.

Разводов не разрешил, но повлиял на заключение брака. Изменил отношение к браку: не гражданско-правовой договор, а духовный союз.

Нарушение обручения не влечет неустойки. Относился как к действию духовного порядка, внимание к добровольному заключению брака.

От священников требовалось, чтобы они это выясняли до венчания. Церковь не очень радостно встретила петровские указы, неявное сопротивление, указы не выполнялись. Прошло много времени, прежде чем начали выполнять.

1721 год – Указ – разрешил венчать православных христиан и неправославных. Так как раньше для женитьбы на русской царевне мужу надо было поменять веру. Этот указ был не популярен среди священников. Плененные шведы и отправленные в Сибирь, хотели жениться на русских девушках, чтобы заселить просторы.

До него (1674 год) – метрические книги, но их плохо вели. Петр в 1724 году – Указ о метрических книгах – требует, чтобы их вели аккуратно (рождение, смерть, брак) – два экземпляра (часто пожары), а также, чтобы ежегодно в Синод приходские священники отправляли государственную статистику. Начало государственной статистики.

1722 – Указ – запрет женить дураков, которые ни в науку, ни в службу не годятся. Две цели:

- качество населения России. Петр не хочет, чтобы лица с тяжелым наследственным заболеванием вступали в брак (во избежания потомства) – меньше слабоумных.

- население, в первую очередь дворянство, потянулось бы к учению. Борьба с ленью. От священников требовалось, чтобы проверяли грамотность и азы математики у жениха. Но их часто подкупали. Хотя Петр и сам часто ездил спрашивать 2*2.

Образовался ценз на вступление в брак.

Период до революций.

Существовал Свод Законов Российской Империи том 10, книга 1. «О правах и обязанностях семейственных».

- добровольность заключения брака

- обязательное согласие родителей.

Отсутствие согласия не влекло недействительность брака, который заключался без него.

Но это влекло негативные последствия: ребенок-ослушник лишался права наследовать по закону (мог только по завещанию).

- если жених на службе, то нужно согласие начальства, вне зависимости от вида службы: гражданская/военная. Повлиять на заключение брака это не могло, но сказывалось на карьере жениха: если в личном плане он не слушается начальство, то может и не послушаться приказа в бою. Свадебный генерал приглашался.

- брачный возраст: мужчина – 18 лет, женщина – 16 лет. Но для народов Закавказья – мужчина – 15 лет, женщина – 13 лет («для туземных народов Закавказья»). Максимальный брачный возраст – 80 лет.

- Препятствия для вступления в брак:

а) наличие другого не расторгнутого брака,

в) недопустимая степень родства (до седьмого колена). Нельзя и духовным родственникам (крестными). Но нарушений было немало.

г) монашество. Нужно было расстричься для вступления в брак. Приходские священники могли вступать в брак, но до получения сана.

Личные отношения супругов. 1.

Сословная принадлежность: брак в рамках одного сословия. Но есть исключения. Сословие в любом случае определялось по мужу. 2.

Обязанность проживать совместно (раздельное проживание допускалось только по договоренности, по соглашению обоих супругов). 3.

У мужа обязанность любить свою жену как самого себя, а у жены – повиноваться мужу.

Установлен режим раздельности имущества супругов. У мужа права управления имуществом жены. Но жена могла управлять своим имуществом по доверенности от мужа.

- в браке – все права граждан Российской империи,

1. незамужняя мать

2. в результате прелюбодеяния

3. дети от недействительных браков

+ (несамостоятельная категория) дети, родившиеся в результате инцеста (кровное родство). У них самый плохой статус – не могут наследовать имущество отцов никогда.

Процедура узаконения, если отец венчался с матерью ребенка и подавал заявление об узаконении.

Полигамия была не только религиозным преступлением, но и уголовным: могли сослать в Сибирь, лишить дворянского состояния.

- неспособность к брачному сожительству, не менее последних трех лет. Это не всегда рассматривалось как серьезная причина (состояние здоровья – недостаточная причина, по мнению Синода). «Брак – не только для радости, но и для помощи в любой ситуации».

- безвестное отсутствие супруга в течение пяти лет,

- наказание супруга лишением всех прав гражданского состояния за уголовное преступление(как в случае с декабристами).

Разводы среди неправославного населения России («иноверцы»):

- католики – разводы полностью запрещены (никогда ни при каких условиях),

- протестанты – либеральные правила: муж имеет право, если доказал свое полное отвращение к семейной жизни (это передовой подход),

- иудеи – можно по инициативе мужа при наличии любой серьезной причины (серьезность определяли муж и раввин). Нет обязанности у раввина приглашать жену. По инициативе жены развод возможен в ограниченных случаях с обязательным присутствием мужа (если его нет в наличии, то женщина не может развестись),

- мусульмане – три вида разводов. Наиболее распространенный и простой – «таллак»: муж произносил три раза фразу, и жена обязана была покинуть его дом. Количество жен по шариату – 4. Но каждую жену нужно полностью обеспечить.

0022-043-Dom-ne-mozhet-schitatsja-zhilischem-cheloveka-poka-v-nem-net-pischi-i-ognja (249x280, 26Kb)


Реформы Петра I положили начало новому периоду в развитии семейного права.
Усиливается роль светского законодательства, в основном императорских указов. Решающее значение стало придаваться добровольности вступления в брак. По указу Петра I родственники лиц, вступающих в брак, обязаны были приносить присягу в том, что не принуждали жениха и невесту к браку. Это положение затем получило закрепление в Своде Законов Российской Империи. Ст.12 Законов гражданских указывала, что "брак не может быть законно совершен без добровольного и непринужденного согласия сочетающихся лиц".
Указом 1714 года Петр попытался ввести образовательный ценз для дворян, вступающих в брак, требуя при венчании справки о знании арифметики и геометрии. Но эта попытка не увенчалась успехом.
Указом 1722 г. было запрещено женить "дураков, которые ни в науку, ни в службу не годятся".
В начале XVIII в. Петр I установил новый брачный возраст: для юноши —
двадцать лет, для девушки — семнадцать лет. Указ Петра затронул компетенцию
церковной власти и по сути дела, отменил византийскую норму права. Вряд ли
этот поступок государя вызвал одобрение у руководителей русской церкви,
скорее, наоборот. Действовал Петр I сообразно с государственными
интересами. Ранний брак связывал молодых людей, а Петр I хотел изменить
привычный образ жизни, создать такую ситуацию, при которой экономически
выгоднее было не сидеть у себя в имении и проживать не самим нажитые
деньги, а пробовать свои силы в военном, дипломатическом деле н др.
Многочисленные военные походы в его царствование требовали участия в них
грамотных, хорошо обученных военнослужащих. Для выполнения этих задач нужны
были свободные, необремененные женами и детьми молодые люди,
заинтересованные сделать карьеру с самоотверженностью, соответствующей их
возрасту и энергии. Повышение брачного возраста давало возможность
законодательно регулировать эти процессы. Однако введенная Петром I норма
закона не применялась даже в период его царствования. Новшества Петра I
вызывали недовольство у подданных, так как ломали многовековые традиции
народа, стиль русской жизни, казались кощунственными и неправомерными.
Поэтому многие указы Петра I остались на бумаге. В еще большой мере это
касалось столь малоподвижной, столь консервативной области права, какой
являются брачно-семейные отношения, которые строились на обычае.

Существовал и максимальный брачный возраст, записанный в Кормчей:
«Вдова шестидесятилетняя а аще паки восхочет сожительствовати мужу, да не
удостоится приобщением Святыни…" Русское законодательство
самостоятельных законов на этот счет не создавало и всегда считало
шестьдесят лет максимальным возрастом для вступления в брак, при решении
дел такого рода ссылаясь на Кормчую.
В 1744 г. Указом Синода были запрещены браки лиц старше 80 лет."Брак от бога установлен, - гласит указ, - для продолжения рода человеческого, чего от имеющего за 80 надеяться весьма отчаянно"

При Петре I обручение становится расторжимым. Запрещается снабжать его сговорной записью и включать в нее условие о неустойке (заряде) на случай, если брак не состоится.
Затем это положение получило дальнейшее развитие в Своде законов - брак не может быть предметом гражданско-правовых сделок, и потому обещание вступить в брак может быть свободно не выполнено без всяких последствий для обещающего.

В 1721 г. православные христиане впервые получили в России возможность вступать в браки с христианами других конфессий. Это нововведение было связано с тем, что после войны со шведами Петр I хотел поселить пленных шведов в Сибири и привлечь их к её освоению, дав им российское гражданство. Однако по законам того времени они не могли ступить в брак с православными, не приняв предварительно православную веру. В связи с этим и было установлено правило (просуществовавшее до Октябрьской революции) о том, что христианин другой конфессии вправе вступить в брак с православным, дав подписку, что не будет совращать православного супруга в свою веру и обязуется воспитывать детей в православии.
При заключении брака делалась запись в метрическую книгу. Эти книги
возникли но постановлению церковного собора 1666—1667 гг. До этого времени
дата венчания записывалась в венечную память.
В 1721 году Петр I издал указ о заведении метрических книг .во всех
церквах. По указу епархиальные архиереи обязаны были присылать в Синод
ежегодно ведомости о числе родившихся, умерших и бракосочетавшихся в
епархии.

В 1810 г. Синод составил перечень запрещенных степеней родства. Согласно каноническим правилам запрещались браки восходящих, нисходящих родственников, а также боковых родственников до седьмой степени включительно. Светское законодательство распространило ограничения только до четвертой степени бокового родства и свойства. Препятствием к браку по-прежнему оставалось и духовное родство.

Для вступления в брак необходимо было получить согласие родителей независимо от возраста жениха и невесты. Брак, заключенный без согласия родителей, тем не менее признавался действительным, но дети лишались права наследовать имущество родителей по закону, если родители их не простили. Лица, состоявшие на гражданской или военной службе, обязывались получить согласие на брак своего начальства . За брак, заключенный без такого разрешения, они подвергались дисциплинарному взысканию.
Законодательство того периода знает и случаи ограничения брачной правоспособности в судебном порядке. Приговором суда запрещалось вступать в брак лицам, осужденным за двоебрачие, а также тому из супругов, брак с которым был расторгнут из-за его неспособности к брачной жизни.

Заключение брака с 1775 г. могло производиться только в приходской церкви одного из вступающих в брак. Венчанию по-прежнему предшествовало оглашение. Брак заключался при личном присутствии жениха и невесты. Исключение делалось лишь для лиц императорской фамилии, венчающихся с иностранными принцессами.

Согласно ст.31 Законов гражданских, брак мог быть признан недействительным при совершении его в результате насилия или при сумасшествии одного или обоих супругов. Недействительным являлся и брак между лицами, состоявшими в запрещенных степенях кровного или духовного родства или свойства; при наличии другого не расторгнутого брака; с лицом старше 80 лет; с лицом духовного сословия, обреченным на безбрачие; православных с нехристианами.

1297534300_b1085_6644dea8dd0d[1] (355x72, 25Kb)

Если брак заключался с лицом, не достигшим брачного возраста, установленного светским законодательством (16 и 18 лет), но достигшим канонического брачного возраста (13 и 15 лет), супруги разлучались до наступления возраста, предусмотренного светским законом. После этого они могли снова выразить свою волю и продолжать брак, который признавался действительным. Право требовать признания брака недействительным по данному основанию принадлежало только несовершеннолетнему супругу по достижении совершеннолетия.
Мы видим, что в течение нескольких веков церковь не только принимала
главное участие в заключении брака, но и стояла на страже точного
соблюдения норм брачного права — доказательства тому все памятники
церковного права, относящиеся к вопросам семейных отношений. Одновременно
происходил процесс государственного вмешательства в компетенцию церкви по
брачно-семейным делам. Взамен независимого института патриаршества был
создан в XVIII столетии Синод, в чье ведение были отданы почти все вопросы
семейного права, в том числе условия и порядок заключения брака.
Предоставленными ему полномочиями по созданию новых норм семейного права
Синод пользовался крайне осторожно, в основном повторяя старое
законодательство и призывая к его соблюдению.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: