Какой была судьба советских граждан на оккупированной врагом территории

Обновлено: 02.10.2022

Лживая и бредовая статья.

Естественно, что никаких ссылок на источники информации, кроме майора Давыдова (а кто это? Что за часть, где он это написал/вспомнил/сказал?) в статье нет. И это логично. Если давать ссылки сразу станет понятно - что вся информация это фейк. Такой-же как и сериал Досталя "Штрафбат".

Для начала об единственной персоне, о которой говориться в статье.
Это историк -Дмитрий Стратиевский.
На самом деле это гражданин Германии, бывший российский бизнесмен, перебравшийся в 90-х в на ПМЖ в ФРГ.
Сейчас, Дмитрий Стратиевский - магистр политологии, руководитель группы Русскоязычные социал-демократы Берлина, член Социал-демократической партии Германии.
Недавно получил степень магистра (выпускник ВУЗа) истории. По его рассказам много анализировал издававшиеся в СССР в конце 80-х и в России в 1991-1992 годах исторические материалы, в частности журналы "Огонек".

Теперь мы знаем источник "правды".

Теперь о 5млн.пленных в 1941 году. Конечно это бред.

Общее число советских солдат, которые пропали без вести и попали в плен за период 1941-1945 годов составило 3 396 400 человек.Из них вернулись 1 836 000 военнослужащих, не вернулись (погибли либо эмигрировали) — 1 783 000.

Источники:
Гриф секретности снят: Потери Вооружённых Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах: Стат. исслед./ Г. Ф. Кривошеев, В. М. Андроников, П. Д. Буриков. — М.: Воениздат, 1993. — С. 370. — ISBN 5-203-01400-0

Россия и СССР в войнах XX в. Потери вооружённых сил. — М.: Олма-Пресс, 2001. — ISBN 5-224-01515-4.

Немецкие источники дают большую цифру. Если быть точным 5 160 000 человек.
Причины этого просты:

Вот выдержка из приказа командования 2-й танковой армии от 11 мая 1943 года:

"При занятии отдельных населённых пунктов нужно немедленно и внезапно захватывать имеющихся мужчин в возрасте от 15 до 65 лет, если они могут быть причислены к способным носить оружие, под охраной отправлять их по железной дороге в пересыльный лагерь 142 в Брянске. Захваченным, способным носить оружие, объявить, что они впредь будут считаться военнопленными, и что при малейшей попытке к бегству будут расстреливаться".

По оценки немецких историков, количество лиц, формально не являющихся военнослужащими в немецких лагерях доходило до 40%.

Например в минском лагере для военнопленных содержалось около 100 000 собственно пленных военнослужащих РККА и около 40 000 гражданских лиц.

О жестокой судьбе возвращенных пленных после войны:
К ответственности за сотрудничество с врагом было привлечено 14,69% от возвращенных пленных.
Большинство из них (98%) получили до 6 лет в спецпоселениях. Это обычные поселки в малоосвоенных регионах. Там они работали и получали зарплату. Им начислялся стаж, который зачислился в пенсию.

Вот характерное свидетельство живущего в Пудожском районе Карелии писателя и краеведа Е. Г. Нилова: «Власовцев привезли в наш район вместе с военнопленными немцами и разместили их в тех же лагерных пунктах. Странный был у них статус – и не военнопленные, и не заключённые. Но какая то вина за ними числилась. В частности, в документах одного жителя Пудожа, значилось: “Направлен на спецпоселение сроком на 6 лет за службу в немецкой армии с 1943 го по 1944 й год рядовым…”. Но жили они в своих бараках, за пределами лагерных зон, ходили свободно, без конвоя»

Теперь что такое "рабочий батальон".
Это военнизированное формирование из ограниченно годных солдат. Предназначались для строительства военных сооружений в тылу действующей армии или ремонта и строительства гражданских объектов. Призывались и содержались на общих основаниях с остальными военнослужащими. Не было никакой дискриминации по отношению к этим военным.
В некотором роде это аналог стройбата времен СССР.



Жителям Прибалтики, Украины, Молдавии, Белоруссии пришлось фактически жить в другой стране после того как их территории захватила гитлеровская армия. Уже в июле 1941 был подписан Указ, в котором говорится о создании рейхкомиссариатов Остланд (центр Рига) и Украина (центр Ровно). Европейская часть России должна была образовать рейхкомиссариат Московия. Более 70 млн граждан осталось на захваченных территориях, их жизнь с того момента стала напоминать существование между молотом и наковальней…

Оккупанты не стремились уничтожить жителей и их населенные пункты, напротив, Гитлер указывал на то, что необходимо сохранять имеющееся сельское хозяйство и промышленность и по возможности жильцов как дешевую рабочую силу. Оккупированные территории должны были служить сырьевой и продовольственной базой фашистов, к тому же, существующие хозяйства и предприятия представляли экономический интерес. Но это вовсе не означает, что жизнь советских людей была простой, фашизм, который они так ненавидели, ворвался в их жизни, дома и семьи, не просто забрал мужчин: отцов и сыновей, но постучался в каждую дверь. Им нужно было учиться жить и выживать в новых реалиях, при этом, пытаясь сохранить собственную гордость и честное имя.

Обеспечение порядка и дисциплины

У Гитлера были, что называется наполеоновские планы по захвату СССР.

Немцы прекрасно понимали, что завоевание территории вовсе не означает послушание от жителей этих территорий. Они были готовы ко всяческим диверсиям и саботажу, однако со своей стороны также принимали различные меры по обеспечению порядка и дисциплины. Указы немецких военных начальников гласили, что послушания необходимо добиваться путем запугивания и не бояться прибегать к самым крайним и жестоким мерам, если это необходимо, то требовать подкрепления. В качестве ограничительных мер фашисты ввели:
• строгий учет местного населения, все жители должны были зарегистрироваться в полиции;
• не разрешалось покидать место постоянного проживания без специального на то разрешения;
• строго соблюдать все указы и постановления немецкой стороны;
• любое нарушение могло повлечь за собой повешение или расстрел;

Запугивание было самым действенным способом добиться послушания.

Однако эти ограничения не описывали всех запретов, которые налагались на местных жителей. К примеру, расстрелять могли любого, кто осмелился подойти к колодцу, с которого пили воду немцы. Был отдан приказ расстреливать переодетых солдат, которых якобы можно узнать по специфической короткой стрижке. Без предупреждения стреляли в любого, кто шел к передовой линии, за подозрение в шпионаже или партизанстве – расстрел.

Главной целью немцев было продемонстрировать свое главенствующее положение.

Несмотря на то, что немцы не стремились уничтожить население прямо здесь и сейчас, шла планомерная работа по его сокращению. Беременных женщин (при условии, что они были беременны не от немцев), вели на аборты, широко распространялись противозачаточные средства. Это было частью плана по геноциду населения. Однако расстреливать, по мнению немцев, было куда проще и результативнее. Ликвидации деревень, чьи жители оказывались ненужными, к примеру, рядом не было хозяйства или завода, на которых нужно работать, либо эта территория не представляла интереса для немцев, проводились повсеместно. Больные, старики и другое нетрудоспособное население расстреливалось регулярно. Мирное население платилось жизнями за смерти немецких солдат и их военные неудачи. Так, отступая, немцы отравили жителей белорусского поселка, в самом Минске отравили полторы тысячи стариков и детей за два дня.
После того как в Таганроге был убит немецкий офицер и несколько солдат, из завода вывели и расстреляли 300 человек. Еще 150 расстреляли за то, что перестала работать телефонная линия.

Стратегия на уничтожение

Всех ставили на учет.

Из 70 млн человек, оставшихся на оккупационных территориях, каждый пятый не дожил до мая 1945 года. Впрочем, у немцев были куда более далеко идущие планы от всего СССР они планировали оставить не более 30 млн жителей. Оставляя только молодых и здоровых, способных плодотворно работать, солдаты Третьего рейха планировали перейти полностью на обеспечение продовольствием из Союза, чтобы было удобнее разделаться с советской армией. К 1942 году по плану фашистов армия должна была полностью перейти на «самообеспечение», ведь Германия не могла самостоятельно прокормить свою армию.

На оккупированных территориях в основном были женщины и дети.

В условиях ограниченного питания уничтожались самые незащищенные и ненавистные фашистам классы населения. Советские военнопленные практически не получали питания и умирали от голода и болезней. Евреям было запрещено покупать молочные продукты, мясо и овощи. Не лучше обстояли дела и у тех, кто был эвакуирован на первой линии, практически сразу за линией фронта. Таких вынужденных переселенцев заселяли в дома местных жителей, школы, лагеря, сараи и другие постройки.

Нередко уничтожались целые деревни.

На оккупированных территориях в 1941 году школьный учебный год не начался, немцы не рассчитывали, на то, что их победа еще так далеко, но осенью 1942 уже был издан указ, согласно которому дети от 8 до 12 лет должны были ходить в школу. Главной же целью учебного заведения было в повышении дисциплины, а вернее будет сказать, послушания. Гитлер был уверен, что русским достаточно уметь читать и писать, а думать и изобретать не обязательно, на это есть арийцы. Со стен школ сняли портреты Сталина (их заменили на изображения фюрера), детей учили песням и стихам про «немецких орлов», пред которыми стоит склонить головы. Ребята постарше изучали антисемитизм, школьники должны были сами редактировать советские учебники, по которым они и учились, убирая оттуда слишком патриотичные отрывки.

Заповеди поведения немцев на Востоке от Бакке

Все же далеко не все немцы действовали согласно уставу.

Немецким солдатам, отправленным на Восток, были предложены труды, которые состояли из рекомендаций и включали характеристику местного населения, для более продуктивного взаимодействия с ними. Так, немецким солдатом рекомендовалось меньше разговаривать с русскими, поскольку у последних имеется «склонность к философствованию», и больше делать, поскольку русским, женственным и сентиментальным от природы, нужен порядок, привнесенный из вне.
Главная установка, озвучивающая якобы мысль народов, живущих на территории СССР: «Наша страна велика и прекрасна, но порядка в ней нет, приходите и владейте нами». Немецким солдатам внушалось, что народ, который они планируют завоевать, сам этого хочет, что они воспримут немцев как тех, кто подарит им порядок. Нужно лишь дать им это понять. Именно поэтому немецким солдатам запрещено было показывать слабость или сомнение, делать они все должны были решительно, не оставляя времени и поводов на раздумья. Только в таком случае можно было подчинить русских.

Мирное население просто пыталось выжить любой ценой.

Кстати, немецким захватчикам рекомендовалось вести себя на оккупационной территории сообразно местным традициям и обычаям, забыв все немецкое. Стойкость и решительность – назывались главными чертами характера, которые русским не удастся сломить.
Кроме того, рекомендовалось не вступать ни в какие отношения с русскими девушками, для того чтобы сохранить в их глазах собственный авторитет и причастность к великой нации. Особенно остерегаться следовало интеллигенции, которой приписывалась хитрость и проницательность.
Солдат предостерегали, предупреждая, что страна, которую они собираются поработить, всегда была страной подкупов и доносов. Им рекомендуют не устраивать разборок и расследований, помнить о том, что они не судьи, самим же пресекать взяточничество и оставаться неподкупными.
Русские называются в заповедях религиозным народом и, поскольку фашисты не пропагандируют никакую новую религию для них, то стоит считаться с их набожностью, но не вступать в дрязги и не пытаться решать околорелигиозные вопросы. Немцы были уверены, что русский человек веками испытывал нищету и голод, а потому привычен к нему, потому не стоит испытывать лишнего сочувствия.

Оккупационный быт

Все было направлено на геноцид населения СССР.

Как бы то ни было, но людям нужно было учиться жить в новых реалиях. Большинство работало до 14 часов в день, питаясь миской постного супа и 150 -250 граммами хлеба в день. Причем стоимость такого обеда вычиталась из заработной платы. Детям и другим членам семьи, находящимся на иждивении, паек не выдавали. Обычные рабочие получали 200-400 рублей в месяц, специалисты около 800. Но это была мизерная сумма, ведь литр молока стоил 40 рублей, десяток яиц – 150, пуд муки можно было купить за 1000, а то и дороже, столько же картошки за 500. Деревенским жителям, конечно же, было легче за счет личного хозяйства. Но и здесь, с целью завладения урожаем, немцы приказывали работать коллективно, везде были назначены свои доверенные лица.
Кроме того, мужчины 16-55 лет и женщины 16-45 лет вербовались для отправки в Германию на работы. Мобилизованному полагалась разовая выплата в 250 рублей и ежемесячное пособие в 800 рублей в ближайшие три месяца.

Проституция как способ выжить

Жизнь, в любом случае, продолжалась.

Дотошные немцы старались упорядочить все, поэтому был создан даже список проституток, которые оказывали услуги немецким солдатам за деньги. Они должны были регулярно проверяться у врача и даже вывешивать его заключение на своей двери. Смертной казнью каралась служительница древней профессии за заражение немецкого солдата венерической болезнью. Но триппер и гонорея далеко не самое страшное, что могло поджидать солдат Вермахта на любовном ложе, партизанская пуля куда опаснее. Нередко партизаны использовали такой способ, чтобы раздобыть себе оружие.
Советские исторические источники свидетельствуют о насильственном формате работе таких публичных домов. Ведь проституция никак не вяжется с образом советской женщины, пусть даже в условиях войны. К тому же эту легенду поддерживали и сами женщины, которые утверждали, что им пришлось вступать в отношения с немецкими офицерами и солдатами, для того чтобы избежать наказания уже от советской системы правосудия. Однако подавляющая часть женщин использовала этот способ как заработок и единственный способ выжить, к тому же ничто не мешало немцу, которому она приглянулась, вступить с ней в связь и без всяких домов терпимости, списков проституток и визитов к врачу.

За пособничество партизанам можно было поплатиться жизнью.

Учитывая, что на оккупационных территориях было очень мало мужчин, то большая часть тягот выпадала на плечи женщин и стариков. Нередко они, приспосабливаясь к новым жизненным условиям, становились предателями в советском понимании, но и им было за что ненавидеть собственную Родину. Как жилось советским женщинам-предательницам в годы войны, и как сложилась их судьба, ведь часть из них мигрировала в Германию, а другие расстреляны спустя десятилетия после окончания войны .

Уникальные фотографии, сделанные немецкими военкорами.


Все фотографии, которые представлены в этом обзоре, были сделаны немецкими солдатами и военкорами в первые годы войны. Тогда гитлеровская армия уверенно шла на Москву, а фашисты чувствовали себя настоящими хозяевами на оккупированных территориях. На этих снимках и боль, и страх, и ненависть…

1. Дети Второй мировой войны

Немецкие солдаты кормят советских детей. СССР, Украина, 1941 год.

2. Жизнь в оккупации

Дети и подростки в оккупированном селе. СССР, Белоруссия, 1942 год.

3. Дети войны

Колоризированная фотография детей в оккупированном селе. СССР, 1942 год.

4. Наравне со взрослыми

5. Цыгане на Украине

Роми, проживающие на территории Украины в 1941 году.

6. Румынские цыгане

Во время Великой Отечественной войны было уничтожено 80 % всего цыганского населения. СССР, 1941 год.

Во время Великой Отечественной войны было уничтожено 80 % всего цыганского населения. СССР, 1941 год.

7. Фотография, опубликованная в крупнейшей немецкой газете-таблоид

Местные жители в оккупированном селе. СССР, Украина, 1941 год.

8. Повседневная жизнь советских людей в оккупированной деревне

Фотография, сделанная на восточном фронте. СССР, Украина, 1941 год.

9. Цыганские дети

Дети из цыганского табора. СССР, 1942 год.

10. Общий сбор

Советские граждане на оккупированной территории. СССР, 1942 год.

11. Селянки

 Женщины в традиционных костюмах. СССР, 1942 год.

12. Девушки в поле

Работа в поле. СССР, Украина, 1941 год.

13. За работой

Нелёгкая работа для женщин и детей. СССР, Украина, 1941 год.

14. Оккупанты

Фотография, сделанная немецким военкором в оккупированном селе. СССР, 1941 год.

15. Цыгане

Местные жители перед отправлением на принудительные работы. СССР, 1941 год.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Обратите внимание:

Если вы не авторизованы на сайте, можете сделать это прямо сейчас:

Комментарии

А что не добавили фото,убитых детей и сложенных деревень. За этот период

Да потому не добавляют, что детей убивают и деревни сжигают коммунисты-чекисты и фашисты-эсесовцы.
Это фотографии людей, снятые людьми.

Та ви шо, а вкурсе что цветная фотография да ещё и такого качества была разработана в 60- ых годах!? А будни деревень того времени ничем не отличались что оккупированной что нет.И фотографии можно выставить любые, по снимку тех лет национальности не видно!


Володь, ты хоть бы погуглил сначала. :)

Эти фото сделаны в 1941-42гг. Тогда оккупанты пытались заигрывать с населением, это видно по доброжелательным их лицам. Наши тоже пытались в лицо улыбнуться настороженно. На фото с несколькими женщинами видно, как некоторые из них улыбаются в ответ, а некоторые - склонили головы, горько сцепив зубы. Вспомним, что у многих были маленькие дети и истинное геройство, как показывает время, вовсе не в свирепой ругани и проявлениях грубости с врагом. Не понимаю, зачем автора ругают. Молодец, что выставил фото. Видно, как тогда отставали в развитии от Европы. Все сплошь босиком и бедно одетые в селе, а цыгане - вовсе не нарядные и цветастые, как в исторических фильмах показывают. Это просто история, которую интересно увидеть без художественных украшений кинорежиссеров. А немцы были такими же парнями, как и те, которые участвовали в операциях РФ последние 20 лет - Кавказ, Молдавия, Крым, Донбасс - они тоже верили в собственное превосходство и право вмешиваться в дела других стран.

"Видно, как тогда отставали в развитии от Европы" - что за глупость? Вы видели фото европейских деревень тех лет? Почитайте воспоминания Умберто Эко о военных годах в Италии. Он же описывает, как жители юга Италии до 60х годов унитазов не видели и когда они появились, они в унитазах оливки мыли, а в туалет ходили на улицу. Это не пропаганда, это известный итальянский писатель. В Норвегии во многих частных домах до сих пор туалеты на улицах. Отсталость в развитии у вас в голове, из-за неспособности объективно сопоставлять факты, без стереотипов и шаблонов. Посмотрите фото берегов Сены в пригородах Парижа в 40, где женщины в речной воде белье стирают. Или вы думали, что у нас в лаптях ходили, а на западе с 14го века с айфонами?

На фото босиком - потому, что лето. В Италии в деревнях многие местные жители летом до сих пор босиком ходят. Это не показатель уровня развития. Плюс на оккупированных территориях немцы часто снимали обувь с местного населения. Босым по бездорожью далеко не убежишь, особенно зимой. У меня дедушка до конца жизни ходил с больными ногами, потому, что в детстве был в окупации, где немцы запрещали обувь и он по снегу вынужден был ходить босиком или обматывать ноги тряпками.

И потом, нет никакой "Европы". Итали я и Норвегия отличаются между собой сильнее, чем Россия от Германии. Прибатика отличается от Испании. Словения от Великобритании. Европа это разные страны, включая Россию, очень сильно отличающиеся по развитию, уровню жизни и культуре. Ваша фраза сродни фразе "насколько сильно Япония отличается от азии". Япония это часть Азии. А Россия часть Европы. Россия может в чем-то отставать от Германии или Италии, как и Италия может в чем-то отставать от России (космические технологии, блокчейн, программирование и т.п.), но не может одна страна отставать от всей Европы.

Эти фотографии либо постановочные, либо с сделаны в деревнях украинских батальонов СС, и если мужья женщин с фото служили на стороне немцев, естественно, они улыбаются. В реально оккупированных деревнях не улыбались. Например, трупы родителей моей бабушки немцы запрещали закапывать несколько месяцев, чтобы все видели, что бывает с теми, кто в чем-то отказывает оккупантам. Как вы думаете, весело было там местным жителям?

А судить об оккупации по 15 постановочным фотографиям это просто глупость. У меня дед был в оккупации и бабушка по другой линии. И они рассказывали как убивали и насиловали местных жителей. Как фашисты убили их родителей. Как висельники висели вдоль дорог. Как запрещали хоронить убитых. Как партизан, пытая, обваривали кипятком из армейских поварских котлов на глазах у детей. Даже по европейским оценкам, смертность на оккупированных территориях в России была выше, чем на фронте. Это не преувеличение, это факт.

"Наблюдатель 30.01.2018 20:03
Поражаюсь комментаторам. Судить об оккупации по 15 постановочным фотографиям из Украины и Молдавии это просто глупость."
Это просто частное мнение, высказался человек. Судя по всему, россияне по-прежнему мыслят себя имеющими право на единственно правильное мнение, а остальные - дураки, мыслят "глупо" и - все. Манипулятивные уловки ни о чем.
Что тут добавить?
Да, Европа тоже босиком и в клозет на улице ходила, грязь кругом была. Но почему-то возвращавшиеся из рабства и со службы в гарнизонах Европы люди рассказывали иначе. Украина.
Почему о сходстве установок немецких "арийцев" с современными захватчиками чужих территорий из РФ не ответил? И имени нет.
Отож. (по украински "вот так-то" с ударением на второй слог)



Несмотря на то, что Победа в Великой Отечественной войне, бесспорно, заслуга всего советского народа, согласно приказу Сталина, далеко не все народы многонациональной страны одинаково призывались на фронт. Чего боялся вождь? Коллаборационизма или вырождения малых народностей? Почему в стране, где все работало по принципу «все равны» оказались особые условия для некоторых национальностей?

Мнение о том, что все народы равнозначно отстаивали свою общую страну и прикладывали равные условия для победы над фашизмом широко распространено и абсолютно верно. Но даже если не подвергать сомнению это утверждение, то можно утверждать, что национальная политика СССР разделяла народности на тех, кто более подготовлен к войне, а кто менее, исходя из исторических сложившихся различий и культурных ценностей, а порой и по факту поведения на данном временном отрезке.

В первую очередь запрет на призыв действовал по отношению людей, которые имели привязку к другим государствам: немцы, которых хватало в СССР и до войны, японцы, болгары, румыны, венгры и т.д. Однако из их числа формировались части, задействованные для строительных работ военного назначения в тылу. Но и это правило имело исключения, поэтому среди указанных национальностей есть люди, которые не просто участвовали в сражениях, но и получили ордены и медали. В любом случае, их допуск на линию фронта решался в индивидуальном порядке и был разрешен только в случае уверенности в их политической благонадежности. Последнее подтверждалось членством в партии, комсомоле, в том числе и членами их семьи.

Депортация немцев Приволжья.

При этом, словаки, хорваты и итальянцы в этот список не попадали. Хорваты и словаки считались пострадавшими от фашистских действий, поскольку их государства оказались оккупированными территориями, а потому из их числа даже формировались отдельные части. На втором году Великой Отечественной была собрана чехословацкая воинская часть, со временем она разрослась в корпус. Во время гражданской войны в их государствах, многие итальянцы и испанцы бежали из своих стран в СССР и их призывали в первых рядах, более того, среди них было очень много добровольцев.

Почему некоторые национальности не призывались на войну?

Несмотря на ограничения призыва, добровольцем уйти на фронт было возможно.

Однако уже в ходе войны был издан указ, согласно которому призыв некоторых национальностей был не отменен, но отсрочен. В октябре 1943 года был приостановлен призыв (который уже был начат) молодежи, представляющей национальности Средней Азии, Закавказья, Казахстана, Северного Кавказа. Призыв был приостановлен на год, то есть начать призывать их должны были в ноябре 1944 года, но не в армию, а в резервные части.

Причиной такого решения в указе значится два фактора:
• политическая неблагонадежность;
• невысокая боеспособность призывников.

Кстати, этот указ касался только молодежи определенных годов рождения (в данном случае речь идет о молодых людях 1926 года рождения), призывников старшего возраста это ограничение не касалось. Да и много ли потеряла советская армия без 17-летних мальчишек этих национальностей?

На фронте же все были равны.

Народы Крайнего Севера, Востока и Сибири до 1939 года, когда был принят закон о всеобщей воинской обязанности, вообще не призывались даже в армию. То есть когда в мире разгоралась Вторая мировая, представители этих национальностей впервые пошли в армию.

В ряде источников встречаются данные о том, что эти народности призывались с остальными наравне с первых дней Великой Отечественной. Однако постановление Государственного комитета обороны, датированное еще первыми неделями войны, освобождает жителей этого региона (речь о коренных народах) от призыва на войну. Тем не менее, в этих регионах формировались оленно-транспортные батальоны.

Оленно-транспортный батальон.

Добровольческое движение активно поддерживалось, однако для того чтобы попасть на фронт, необходимо было пройти специальную комиссию в военкомате по месту проживания. В числе обязательных условий было владение русским языком, как минимум начальный уровень образования, хорошее здоровье. Охотники из числа коренных жителей часто попадали в снайперы, благодаря природной меткости и большому опыту. Многие представители «непризывных» национальностей награждены орденами и медалями за отвагу и героизм, проявленные в бою.

Сталинская депортация народов

Депортация народов.

Традиционно считается, что депортация народов – это один из видов репрессий, месть Сталина за пособничество немцам, слишком лояльному к ним отношению. Их называют третьей категорией жертв репрессий, причем одной из самых массовых, ведь речь идет о целых народностях, которые были насильно отправлены в Сибирь, Казахстан и Среднюю Азию.

Если одни были высланы в годы войны как потенциальные пособники врага, среди их числа были немцы, корейцы, греки, то других, проживающих на оккупированных территориях, обвинили в помощи врагу (крымские татары, кавказские народы). Общее число людей, которые были вынуждены покинуть родные места составило 2,5 млн человек.

Однако переселение народов, да еще и в военные и послевоенные годы только для «мести» - весьма странная затея даже для Сталина. К тому же в этот период в глубь страны перевозились оборонные предприятия, эвакуационное население вместе со всеми пожитками, а тут еще более двух миллионов человек просто так?

Депортация чеченцев.

Кавказцы наглядно выразили свое отношение к призыву в Красную Армию уровнем дезертирства. При первой же объявленной демобилизации десятая часть призывников не просто не явилась на пункт призыва, но и сбежала, примкнув к бандам, которые формировались в горах. Примерно такой же процент был и во время остальных призывных кампаний. Бандитские группировки неоднократно были замечены в пособничестве немецкой разведке.

Массовое дезертирство на постоянной основе, помощь немецкой стороне – все это процветало в этом регионе в самой середине военных действий. Полковник Губе Осман, задержанный НКВД, в своих показаниях рассказал, что он легко находил себе пособников среди чеченцев или ингушей. Что толкнуло представителей этих народов к подобному поведению историками так и не объяснено, но наиболее подходящей остается версия о желании сохранить уровень своего благосостояния, который в этот период был на очень высоком уровне, особенно по сравнению с другими регионами СССР. Закрывать глаза на подобное руководство страны не могло. Поэтому если говорить о том, что месть – это наказание, то выселение депортация народов, возможно и была местью Сталина.

Каждый взрослый мог взять с собой до 500 кг вещей.

Еще некоторые данные, подтверждающие факт того, что свободолюбивые горцы вовсе не стремились защищать Родину в широком смысле этого слова. Если в мобилизации участвовало около 40-50 тысяч чеченцев и ингушей, то с войны вернулось только 9 тысяч. Причина такой огромной разницы в цифрах не только в гибели солдат, а скорее в их дезертирстве, порой оно превышало 90%.

Крымская татарка и немецкий солдат.

Статус спецпоселенца снимался за боевые заслуги, но проживать на Кавказе все равно было нельзя, также девушки этих национальностей, находящиеся в браки с представителями других народностей, также не получали этого статуса и не переселялись.

В период военного времени дезертирство каралось расстрелом или штрафбатом, однако жителей Кавказа это не останавливало, а мера, избранная Сталиным в качестве наказания, историками нередко называется исключительно мягкой, тем более для самого жесткого вождя в истории нашей страны.

Некоторые историки называют депортацию превентивными мерами, переселение неблагонадежного населения со стратегически важного участка, богатого нефтью, на которое рассчитывала Германия, было стратегически продуманным решением. Единственная тогда дорога в Грузию шла через Осетию, а железнодорожная ветка на Баку через Дагестан, оттуда перевозилась нефть Азербайджана в Грозный, затем она использовалась для нужд фронта. Спокойствие в этом районе являлось основой безопасности обеспечения фронта топливом. Диверсанты и бандитские группировки могли выйти из под контроля и требовали бы для зачистки военные силы, которые бы пришлось снять с фронта. Потому озвученная населению «за пособничество немцам» а это хоть и справедливая, но не полная причина того, что люди покинули родные места.

Данные об истинных причинах депортации засекречены до сих пор.

Говорят, что история не терпит сослагательного наклонения. А потому мы никогда и не узнаем, какой вариант развития событий для этих народностей был предпочтительнее. Но несколько фактов, которые говорят о том, что такие, на первый взгляд, жесткие меры, принятые главой государства, скорее спасли народность, чем были местью по отношению к ней.
Во время переселения каждый взрослый член семьи мог взять с собой до 500 кг вещей, по месту прибытия по справке об оставленных ценностях, они могли получить равнозначное по стоимости. Несмотря на военные действия в стране, население обеспечивалось горячим питанием. В то же время немцы готовили «угнать» в Германию для работ около 50 тысяч крымских татар.
К советским гражданам, волею судьбы оставшихся на оккупированных территориях, всегда было особое отношение. После снятия оккупации свое же государство тщательно проверяло их на причастность и пособничество враждебному государству, в то время как и до этого им приходилось существовать между молотом и наковальней .

После захвата гитлеровской Германией Прибалтики, Белоруссии, Молдавии, Украины и ряда западных областей РСФСР десятки миллионов советских граждан оказались в зоне оккупации. С этого момента им пришлось жить фактически в новом государстве.

В зоне оккупации

17 июля 1941 года на основании распоряжения Гитлера «О гражданском управлении в оккупированных восточных областях» под руководством Альфреда Розенберга создается «Имперское министерство по делам оккупированных восточных территорий», которое подчиняет себе две административные единицы: рейхскомиссариат Остланд с центром в Риге и рейхскомиссариат Украина с центром в Ровно.

Позднее предполагалось создать рейхскомиссариат Московия, который должен был включить в себя всю европейскую часть России.

Далеко не все жители оккупированных Германией областей СССР смогли перебраться в тыл. По разным причинам за линией фронта осталось около 70 миллионов советских граждан, на долю которых выпали тяжелые испытания.

Оккупированные территории СССР в первую очередь должны были служить сырьевой и продовольственной базой Германии, а население – дешевой рабочей силой.

Поэтому Гитлер по возможности требовал сохранить здесь сельское хозяйство и промышленность, которые представляли большой интерес для германской военной экономики.

«Драконовские меры»

Одной из первоочередных задач германских властей на оккупированных территориях СССР являлось обеспечение порядка. В приказе Вильгельма Кейтеля сообщалось, что ввиду обширности контролируемых Германией районов необходимо подавлять сопротивление гражданского населения путем его запугивания.

«Для поддержания порядка командующие не должны требовать подкреплений, а применять самые драконовские меры».

Оккупационные власти вели строгий контроль местного населения: все жители подлежали регистрации в полиции, более того, им запрещалось без разрешения покидать места постоянного проживания. Нарушение любого постановления, к примеру, использование колодца из которого брали воду немцы, могло повлечь за собой строгое наказание вплоть до смертной казни через повешение.

Германское командование, опасаясь протеста и неповиновения гражданского населения, давало все более устрашающие приказы.

Так 10 июля 1941 года командующий 6-й армией Вальтер фон Райхенау требовал «расстреливать солдат в штатском, которых легко узнать по короткой стрижке», а 2 декабря 1941 года издается директива, в которой призывают «стрелять без предупреждения в любое гражданское лицо любого возраста и пола, которое приближается к передовой», а также «немедленно расстреливать любого, подозреваемого в шпионаже».

Немецкие власти выражали всяческую заинтересованность в сокращении местного населения. Мартин Борман направил в адрес Альфреда Розенберга директиву, в которой рекомендовал приветствовать на оккупированных восточных территориях проведение абортов девушек и женщин «ненемецкого населения», а также поддержать интенсивную торговлю противозачаточными средствами.

Геноцид

Наиболее популярным методом по сокращению гражданского населения применявшимся нацистами оставались расстрелы. Ликвидации проводились повсеместно. Людей уничтожали целыми деревнями, зачастую основываясь исключительно на подозрении в противозаконном деянии. Так в латвийском селе Борки из 809 жителей расстреляно было 705, из них 130 детей – остальных отпустили как «политически благонадежных».

Регулярному уничтожению подлежали нетрудоспособные и больные граждане.

Так уже при отступлении в белорусском поселке Гурки немцы отравили супом два эшелона с местными жителями, неподлежащими вывозу в Германию, а в Минске только за два дня – 18 и 19 ноября 1944 года немцами было отравлено 1500 нетрудоспособных стариков, женщин и детей.

Массовыми расстрелами оккупационные власти отвечали на убийства немецких военных. К примеру после убийства в Таганроге немецкого офицера и пятерых солдат во дворе завода №31 было расстреляно 300 ни в чем не повинных мирных граждан.

А за повреждение телеграфной станции в том же Таганроге расстреляли 153 человека.

Российский историк Александр Дюков, описывая жестокость оккупационного режима, отметил, что, «по самым скромным подсчётам, каждый пятый из оказавшихся под оккупацией семидесяти миллионов советских граждан не дожил до Победы».

Выступая на Нюрнбергском процессе представитель американской стороны заметил, что «зверства, совершённые вооружёнными силами и другими организациями Третьего рейха на Востоке, были такими потрясающе чудовищными, что человеческий разум с трудом может их постичь».

По мнению американского обвинителя, эти зверства не были спонтанными, а представляли собой последовательную логическую систему.

«План голода»

Еще одним страшным средством, приведшим к массовому сокращению гражданского населения стал «План голода», разработанный Гербертом Бакке. «План голода» был частью экономической стратегии Третьего рейха, по которой от прежнего количества жителей СССР должно было остаться не более 30 млн. человек. Высвободившиеся таким образом продовольственные запасы должны были пойти на обеспечение нужд германской армии.

В одной из записок высокопоставленного немецкого чиновника сообщалось следующее: «Война будет продолжена, если вермахт на третьем году войны будет полностью обеспечиваться продовольствием из России». Как неизбежный факт отмечалось, что «десятки миллионов людей умрут с голода, если мы заберём всё для нас необходимое из страны».

«План голода» в первую очередь сказался на советских военнопленных, которые практически не получали продуктов питания.

За весь период войны среди советских военнопленных, по подсчетами историков, от голода умерло почти 2 млн. человек. Не менее болезненно голод ударил по тем, кого немцы рассчитывали уничтожить в первую очередь – евреям и цыганам. К примеру, евреям было запрещено приобретать молоко, масло, яйца, мясо и овощи.

Продуктовая «порция» для минских евреев, которые находились в ведении группы армий «Центр» не превышала 420 килокалорий в день – это привело в гибели десятков тысяч людей в зимний период 1941-1942 годов.

Наиболее жесткие условия были в «эвакуированной зоне» глубиной в 30-50 км., которая непосредственно примыкала к линии фронта. Все гражданское население этой линии принудительно отсылалось в тыл: переселенцев размещали в домах местных жителей или в лагерях, но при отсутствии мест могли разместить и в нежилых помещениях – сараях, свинарниках.

Живущие в лагерях переселенцы большей частью не получали никакого питания – в лучшем случае раз в день «жидкую баланду».

Верхом цинизма являются так называемые «12 заповедей» Бакке, в одной из которых говорится, что «русский человек привык за сотни лет к бедности, голоду и непритязательности. Его желудок растяжим, поэтому [не допускать] никакой поддельной жалости».

Школы

Учебный год 1941-1942 для многих школьников на оккупированных территориях так и не начался. Германия рассчитывала на молниеносную победу, а поэтому не планировала долгосрочных программ. Однако к следующему учебному году было обнародовано постановление немецких властей, в котором объявлялось, что все дети в возрасте от 8 до 12 лет (1930-1934 гг. рождения) обязаны регулярно посещать 4-классную школу с начала учебного года, назначенного на 1 октября 1942 года.

Если по каким-либо причинам дети не могли посещать школу, родители или лица их заменяющие в течение 3-х дней должны были предоставить заведующему школой заявление. За каждое нарушение посещаемости школы администрация взимала штраф в размере 100 рублей.

Основная задача «немецких школ» заключалась не в обучении, а в воспитании послушания и дисциплины. Много внимания уделялось вопросам гигиены и здоровья.

По мнению Гитлера, советский человек должен был уметь писать и читать, а большее ему не требовалось. Теперь стены школьных классов вместо портретов Сталина украшали изображения фюрера, а дети, стоя перед немецкими генералами были вынуждены декламировать: «Слава вам, орлы германские, слава мудрому вождю! Свою голову крестьянскую низко-низко я клоню».

Любопытно, что среди школьных предметов появился Закон Божий, а вот история в ее традиционном понимании исчезла. Ученики 6-7 классов должны были изучать книги пропагандирующие антисемитизм – «У истоков великой ненависти» или «Еврейское засилье в современном мире».

Из иностранных языков остался лишь немецкий.

Первое время занятия проводились по советским учебникам, однако оттуда убирали любые упоминания о партии и произведениях еврейских авторов. Это заставляли делать самих школьников, которые на уроках по команде бумагой заклеивали «ненужные места».

Повседневная жизнь

Социальная и медицинская помощь населению на оккупированных территориях была минимальна. Правда, все зависело от местной администрации. Например, смоленский отдел здравоохранения в целях оказания помощи «русскому населению» уже осенью 1941 года открыл аптеку и больницу, позднее стала функционировать и хирургическая лечебница. С немецкой стороны за деятельностью больницы осуществлялся контроль гарнизонным врачом. Также некоторые немецкие врачи помогали больницам медикаментами.

На медицинскую страховку могли рассчитывать только сотрудники администраций или граждане работающие на немецкие администрации. Сумма медицинской страховки составляла примерно 75% от регулярной заработной платы.

Возвращаясь к работе смоленской администрации следует отметить, что ее сотрудники в меру возможностей заботились о беженцах: им выдавали хлеб, бесплатные талоны на питание, направляли в социальные общежития. В декабре 1942 года только на инвалидов потратили 17 тыс. 307 рублей.

Вот для примера меню смоленских социальных столовых. Обеды состояли из двух блюд. На первое подавались ячневые или картофельные супы, борщ и свежая капуста; на второе была ячневая каша, картофельное пюре, тушеная капуста, картофельные котлеты и ржаные пироги с кашей и морковью, также иногда подавались мясные котлеты и гуляш.

Гражданское население немцы главным образом использовали на тяжелых работах – строительстве мостов, расчистке дорог, торфоразработках или лесозаготовках. Трудились с 6 часов утра до позднего вечера.

Тех, кто работал медленно могли расстрелять в назидание другим.

В некоторых городах, например, Брянске, Орле и Смоленске советским рабочим присваивали идентификационные номера. Немецкие власти мотивировали это нежеланием «неправильно произносить русские имена и фамилии».

Любопытно, что поначалу оккупационные власти объявили, что налоги будут ниже, чем при советском режиме, однако на деле к ним добавились налоговые сборы на двери, окна, собак, лишнюю мебель и даже на бороду. По словам одной из переживших оккупацию женщин многие тогда существовали по принципу «один день прожили — и слава богу».

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: