Какое произведение принадлежит кисти феофана грека фреска страшный суд

Обновлено: 05.02.2023

"В 70-х годах XIV века в Новгороде появился выдающийся живописец – приехавший из Константинополя Феофан Грек. Он был одним из тех великих византийских эмигрантов, к числу которых принадлежал и критянин Доменико Теотокопули, прославленный Эль Греко. Нищавшая Византия была уже не в состоянии обеспечить работой своих многочисленных художников. К тому же политическая и идейная обстановка все менее благоприятствовала подъему византийского искусства, вступившего со второй половины XIV века в полосу кризиса." [В.Н.Лазарев] [1] Только эмигрант Эль Греко (1541-1614) жил на два века позже Феофана, когда земли Византии уже больше ста лет были под турками. А на время Феофана пришелся закат Империи.

Единственная из сохранившихся на русской почве монументальных работ Феофана — фрески церкви Спаса Преображения на Ильине улице в Новгороде. Основными источниками по начальному периоду истории церкви и ее росписей являются Новгородские летописи и письмо московского писателя Епифания Премудрого игумену тверского Спасо-Афанасиева монастыря Кириллу, около 1415 г. Вот это письмо в современном переводе:

" Выписано из послания иеромонаха Епифания, писавшего к некоему другу своему Кириллу.

Ты видел некогда церковь Софийскую царьградскую, представленную в моей книге — Евангелии, именуемом по-гречески Тетроевангелием, на нашем же русском языке — Четвероблаговестием. Город же этот был написан в нашей книге вот каким образом. Когда я был в Москве, жил там и преславный мудрец, философ зело искусный, Феофан Грек, книги изограф опытный и среди иконописцев отменный живописец, который собственною рукой расписал более сорока различных церквей каменных в разных городах: в Константинополе, и в Халкидоне, и в Галате, и в Кафе, и в Великом Новгороде, и в Нижнем.


2.

Лик Христа. Феофан Грек. 1378 г. Деталь фрески «Пантократор». Церковь Спаса Преображения на Ильине улице, Великий Новгород, Россия. Изображение воспроизводится по изданию: Лифшиц Л. И. Монументальная живопись Новгорода XIV–XV веков. М.: Искусство, 1987. Source. Скуфья купола – Христос Пантократор погрудно, в медальоне. Вокруг медальона надпись: Г[оспод]и из небеси на землю призри оуслышати въздыханья окованых и разрешити с[ы]ны оумершьвеных: да проповедаеть имя Г[оспод]не в Сионе (Пс. СI-20-22).

В Москве же им расписаны три церкви: Благовещения святой Богородицы, святого Михаила и еще одна. В церкви святого Михаила он изобразил на стене город, написав его подробно и красочно; у князя Владимира Андреевича он изобразил на каменной стене также самую Москву; терем у великого князя расписан им неведомою и необычайною росписью, а в каменной церкви святого Благовещения он также написал «Корень Иессеев» и «Апокалипсис».


3.

Троица. Феофан Грек. 1378 г. Церковь Спаса Преображения на Ильине улице, Новгород, Россия. Изображение воспроизводится по изданию: Лифшиц Л. И. Монументальная живопись Новгорода XIV–XV веков. М.: Искусство, 1987. Source. Северная камера на хорах (Троицкий придел), верхний регистр. Полулюнета восточной стены: Гостеприимство Авраама (фигура Авраама, в левой части внизу – утрачена).

Когда он все это рисовал или писал, никто не видел, чтобы он когда-либо смотрел на образцы, как делают это некоторые наши иконописцы, которые от непонятливости постоянно в них всматриваются, переводя взгляд оттуда — сюда, и не столько пишут красками, сколько смотрят на образцы; казалось, что кто-то иной писал, руками писал, выполняя изображение, на ногах неустанно стоял, языком же беседуя с приходящими, а умом обдумывал далекое и мудрое, ибо премудрыми чувственными очами видел он умопостигаемую красоту.


4.

Центральный ангел. Деталь фрески «Троица» в камере на хорах. Восточная стена придела Св. Троицы. Изображение воспроизводится по изданию: Лифшиц Л. И. Монументальная живопись Новгорода XIV–XV веков. М.: Искусство, 1987. Source.

Сей дивный и знаменитый муж питал любовь к моему ничтожеству; и я, ничтожный и неразумный, возымев большую смелость, часто ходил на беседу к нему, ибо любил с ним говорить.


5.

Серафим. Феофан Грек. 1378 г. Церковь Спаса Преображения на Ильине улице, Новгород, Россия. Фреска в куполе. Изображение воспроизводится по изданию: Лазарев В. Н. Искусство Древней Руси. Мозаики и фрески. М.: Искусство, 2000. Source. Купол, склоны свода – фронтально фигуры архангелов Михаила, Гавриила, Уриила и Рафаила. На архангелах одежды, украшенные лорами, в руках лабарумы и большие сферы. На сферах буквы: Х, Θ, Д, С. Между архангелами располагаются два серафима и два херувима.

Сколько бы с ним кто ни беседовал — много ли, или мало, — не мог не подивиться его разуму, его притчам и его искусному изложению. Когда я увидел, что он меня любит и мною не пренебрегает, то я к дерзости присоединил бесстыдство и попросил его: «Прошу у твоего мудролюбия, чтобы ты красками написал мне изображение великой этой церкви, святой Софии в Царьграде, которую воздвиг великий царь Юстиниан, в своем старании уподобившись премудрому Соломону. Некоторые говорили, что достоинство и величина ее подобны Московскому Кремлю, — таковы ее окружность и основание, когда обходишь вокруг. Если странник войдет в нее и пожелает ходить без проводника, то заблудится и не сможет выйти, сколь бы мудрым ни казался он, из-за множества столпов и околостолпий, спусков и подъемов, проходов и переходов, и различных палат и церквей, лестниц и хранилищ, гробниц, многоразличных преград и приделов, окон, проходов и дверей, входов и выходов, и столпов каменных. Упомянутого Юстиниана напиши мне сидящего на коне и держащего в правой своей руке медное яблоко, которое, как говорят, такой величины и размера, что в него можно влить два с половиной ведра воды. И это все вышесказанное изобрази на книжном листе, чтобы я положил это в начале книги и, вспоминая твое творение и на такой храм взирая, мнил бы себя в Царьграде стоящим».


6.

Столпник Симеон старший. Деталь фрески «Столпники Симеон старший, Симеон младший Дивногорец, Алипий». Феофан Грек. 1378 г. Церковь Спаса Преображения на Ильине улице, Новгород, Россия. Source. Северная камера на хорах (Троицкий придел), верхний регистр, южная стена: Симеон Столпник; Симеон Дивногорец, Алипий Столпник.

Он же, мудрец, мудро и ответил мне. «Невозможно, — молвил он, — ни тебе того получить, ни мне написать, но, впрочем, по твоему настоянию, я малую часть ее напишу тебе, и это не часть, а сотая доля, от множества малость; но и по этому малому изображению, нами написанному, остальное ты представишь и уразумеешь». Сказав это, он смело взял кисть и лист и быстро написал изображение храма, наподобие церкви, находящейся в Царьграде, и дал его мне.


7.

Столпник Алипий. Деталь фрески «Столпники Симеон старший, Симеон младший Дивногорец, Алипий». Изображение воспроизводится по изданию: Вздорнов Г. И. Феофан Грек. Творческое наследие. М.: Искусство, 1983. Source.

От того листа была великая польза и прочим московским иконописцам, ибо многие перерисовали его себе, соревнуясь друг с другом и перенимая друг у друга. После всех решился и я, как изограф, написать его в четырех видах и поместил этот храм в своей книге в четырех местах: 1) в начале книги, в Евангелии от Матфея, — где столп Юстиниана и образ евангелиста Матфея; 2) храм в начале Евангелия от Марка; 3) перед началом Евангелия от Луки и 4) перед началом Евангелия от Иоанна; четыре храма и четырех евангелистов написал. Их-то ты и видел, когда я, устрашась более всех, бежал от Едигея в Тверь, у тебя нашел покой и тебе поведал мою печаль и показал все книги, которые остались у меня от бегства и разорения. Тогда ты и видел изображение храма этого и через шесть лет в прошлую зиму напомнил мне о нем по своей доброте. Об этом довольно. Аминь. "

Это один из немногих литературных памятников начала XV в. (после 1413 г.), раскрываюших взгляды современников на изобразительное искусство. Автор письма — Епифаний Премудрый — выдающийся писатель конца XIV — начала XV в., возможно, владевший и искусством живописца. Его адресат — Кирилл Тверской, — видимо, представлял Епифанию Премудрому убежище во время набега хана Едигея на Москву (1408). Β письме содержатся ценные сведения ο творческой биографии и художественной манере византийского живописца Феофана Грека, работавшего на Руси в XIV — начале XV в. и бывшего старшим современником знаменитого русского художника Андрея Рублева.

Письмо печатается по единственному известному списку второй половины XVII в. (РНБ, Соловецкое собрание, № 1474—15, лл. 130-132).

Подготовка текста, перевод и комментарии О. А. Белобровой [2]

Каменная церковь Спаса Преображения на Ильине «поставлена» в 1374 г. (НПЛ. С. 372) на месте деревянной, 1103 г., где хранилась главная святыня и покровительница города – икона «Богоматерь Знамение», благодаря чудесному заступничеству которой, согласно «Сказанию о чуде от иконы «Знамение»», новгородцы победили суздальскую рать. В тот же год церковь освятили: «…и святиша ю архиепископь новгородчкый Алексеи съ игумены и с попы и с крилосомъ святыя Софея» (НIЛ).

В 1378 г. церковь была расписана: «В лето 6886 [1378] подписана бысть церковь Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа во имя боголепнаго Преображения повелением благородного и боголюбивого боярина Василия Даниловича и со уличаны Ильины улицы. А подписал мастер греченин Феофан при великом княжении князя Дмитрия Ивановича и при архиепископе Алексии Великаго Новаграда и Пскова» (НIIIЛ. С. 243). Это известие является вольной копией ктиторской надписи, имевшейся некогда в храме и затем погибшей. (М.К. Каргер, стр. 565-568).

Заказчик росписи (и, вероятно, инициатор строительства самой церкви) – новгородский боярин Василий Данилович Машков (фамилия указана в Новгородской IV летописи: ПСРЛ, Т. IV. С. 294), возможно – сын посадника Славенского конца, Данилы (1327-1328) и брат славенских посадников Федора и Михаила Даниловичей (последний: в 1372-1392 гг.), стоявших во второй половине XIV в. у кормила политической жизни боярской республики.

Два фильма о фресках Феофана Грека в Церкви Спаса Преображения на Ильине улице в Великом Новгороде, снятые на основе фотографий в супервысоком разрешении.

Автор росписи – выдающийся константинопольский живописец Феофан Грек, по свидетельству современника расписавший более сорока каменных церквей, а после росписи церкви Спаса Преображения на Ильине, работавший в Москве. Из его многообразного творческого наследия, включавшего, помимо росписей храмов, иконы и иллюстрации рукописей, единственное бесспорное произведение – роспись церкви Спаса на Ильине. Однако, судя по характеру сохранившейся стенописи, а также принимая во внимание традиционные методы росписи храмов, Феофан был главой художественной артели, в которую могли входить и местные, новгородские живописцы. [3]

Кадры из фильма "Фрески Феофана Грека в церкви Спаса Преображения на Ильине улице в Новгороде":


13.

Праотец Ной. В оконных простенках барабана купола представлены попарно фигуры праведников (праотцев): Адам, Авель, Сиф, Енох, Ной, Мельхиседек, Ильч, Иоанн Предтеча.

Идейная обстановка. Ко времени появления Феофана Грека в Новгороде там распространилась ересь стригольников, которые отвергали церковную иерархию, выражали недовольство практикой «поставления пастырей на мзде», то есть продажей церковных должностей.

Нашло ли это отражение в живописи Феофана?

Церковь горела трижды: в 1388 г. (НIIIЛ, под 6896 г.) – следы этого пожара остались в уровне первоначального пола. Но изменений структуры древней штукатурки не произошло. Следующий пожар – в уровне второго пола жертвенника и алтаря (1541 г.?). Третий раз церковь горела в 1696 г.

Сюжет программы Новгородского областного телевидения показывает общий вид памятника архитектуры и монументального искусства:

Церковь Спаса Преображения на Ильине. Сюжет программы "Из варяг в греки". Новгородское областное телевидение. Новгородский Музей, youtube-канал

Ссылки на видеоматериалы:
Серия видео о шедеврах живописи на английском, в том числе Botticelli. The Birth of Venus; Holbein. The Ambassadors; Van Gogh. The Starry Night: Videos History of Arts
Все фильмы этой серии: YouTube: Canal Educatif à la Demande (CED)

XV век называют «золотым веком» русской иконописи, и это неслучайно. Действительно, в это время древнерусское искусство достигло своей высочайшей вершины: век начинается Рублевым, а заканчивается Дионисием. И между ними развивается немало прекрасных мастеров, имен которых мы часто не знаем, но тем не менее их произведения великолепны, и каждое из них можно было бы разбирать отдельно.

Давайте сделаем такой шаг – целый век от Рублева до Дионисия, потому что за этот век искусство, действительно, прошло огромный путь, и Дионисий уже знаменует собой новую эпоху. Андрей Рублев – мастер известный. Всемирно известное его произведение – «Святая Троица». И о ней мы в летописи читаем, что «в память и похвалу преподобного Сергия, по заказу Никона Радонежского, первого игумена Троицкого монастыря после Сергия, чернец Андрей Рублев написал икону Троицу. Во-первых, в память и похвалу преподобного, то есть того, о чем он учил. Как передает летопись слова преподобного Сергия: «воззрением на Святую Троицу побеждается ненавистная рознь мира сего». То есть этот образ единства, образ любви, гармонии – все это вложено Андреем Рублевым в эту икону. Когда ее открыли в 1904 году, все удивились, потому что краски этой иконы не сравнимы ни с чем. Это тончайший голубец, это легко положенное золото, глубокий багряный цвет, тончайший розовый с просвечивающим оттенком голубого и т.д. И сами силуэты, все в этой иконе действительно передает красоту Троицы, красоту этого собеседования и этой любви. Это, действительно, вершина древнерусского искусства. Этим начинается XV век, а заканчивается Дионисием.

О Дионисии тоже пишут как о величайшем мастере, величайшем мастере композиции, гармонии. Если, например, взять две огромные его иконы святителей Московских: митрополитов Петра и Алексия, или самое, быть может, гармоничное его произведение – фрески Ферапонтова монастыря. Но это другой мастер. И тут удивительные краски, и тут силуэты, и тут гармония. Но это уже другая гармония. Во-первых, Дионисий – мирянин. Монах Рублев пишет свои иконы как молитву, созерцание. Неслучайно летописи называют его боговидцем. А Дионисий другой мастер, он художник по преимуществу. Да, он работал для монастырей и, возможно, сам практиковал Иисусову и другие виды молитвы, но он художник. Если Андрей Рублев – это прежде всего монах и искусство – это монашеское служение, то Дионисий – это художник, который пишет для монахов, пишет для князя, пишет для мирян, художник, который пишет для всех.

Язык красок Дионисия удивительно разнообразен. Если краски Рублева отражают гармонию небесную, то у Дионисия уже множество оттенков, не подверженных строгому символизму. Например, у него встречаются розовые, малиновые, бирюзовые краски, то есть его палитра гораздо богаче, чем любого другого древнерусского художника. Он ищет какие-то неведомые раньше сочетания, то есть ему интересно найти художественные оттенки, не только символические. Он насыщает свои фрески огромным числом персонажей, которых мы раньше не встречали. У него такое количество ликов, сцен, которых раньше мы тоже не видели. То есть ему интересна художественная сторона. Нет, он иконописец и потому не забывает о стороне религиозной. Его искусство тоже все проникнуто молитвой, богословием и т.д. Но это, скорее, гимнография. Если у Феофана Грека это проповедь Божественных энергий, нетварного света, величия Бога. У Андрея Рублева это молитва, созерцание, углубление в тайну общения Святой Троицы. У Дионисия же это гимнография, музыка, симфония.

С этого времени, может быть, начинает расходиться художественное и религиозное. Но поскольку Дионисий гений, то этого зазора в нем практически не видно. Зато мы видим, что последующая эпоха начинает как бы уходить от всех тех завоеваний, которые были прежде. И, действительно, к XVII веку художественное и религиозное очень сильно разойдется. Конечно, все это надо увидеть в Дионисии. Дионисий – это вершина, но эта вершина последняя, с которой, к сожалению, древнерусское искусство начинает снижать те завоевания, которые им были достигнуты. Но как о вершине о Дионисии принято говорить, потому что это действительно художник европейского уровня. Ведь он живет в то время, когда в Москве работают итальянцы. Половину Кремля, как мы знаем, отстроили итальянские зодчие.

Иван III , уже не только князь Московский, но и носящий титул Всея Руси, как мы знаем, женится на племяннице последнего императора Византии (разгромленной к этому времени) – Софии Палеолог, через которую осуществляется связь с Италией. Она воспитывалась в Италии и имеет с ней связь. И когда итальянские зодчие приезжают в Москву, Аристотель Фиораванти строит новый Успенский собор, то расписывает его Дионисий. То есть он совершенно вписывается в эту европейскую культуру. Говорит еще византийским, еще древнерусским языком, но уже как настоящий художник, который может позволить себе гораздо больше, чем любой другой. Он имеет широту, художественное выражение и свободу в том же колористическом решении и делает то, чего другие, может быть, до этого никогда не делали. Дионисий – это последняя вершина, но вершина очень ясная, очень высокая и недосягаемая. Ни один из работавших с ним сыновей (а с ним работали два его сына) не достигли того, чего достиг сам Дионисий.

По прошествии дней шести, взял Иисус Петра, Иакова и Иоанна, брата его, и возвел их на гору высокую одних, и преобразился пред ними: и просияло лице Его, как солнце, одежды же Его сделались белыми, как свет (Мф 17:1, 2). Таинственное событие Преображения Господня осмыслялось и обсуждалось в течении многих веков христианской истории. Но одно из самых глубоких размышлений на эту тему принадлежит не богослову и даже не святому, а знаменитому иконописцу Феофану Греку.

О том, как в палитре художника будто бы «материализовался» Фаворский свет, «Фоме» рассказала культуролог, искусствовед Ирина Языкова.

Средневековый иконописец эпохи Возрождения

Имя Феофана Грека стоит в первом ряду древнерусских иконописцев, его выдающийся талант признавали уже современники, именуя «философом зело хитрым», то есть весьма искусным. Он производил огромное впечатление не только своими работами, но и как яркая личность.

К сожалению, даты жизни художника неизвестны. Предположительно они приходятся на 1340–1410 гг. Из Византийской империи Феофан прибыл на Русь уже сложившимся мастером. Об этом мы узнаем из письма Епифания Премудрого, древнерусского писателя и ученика преподобного Сергия Радонежского, к Кириллу, архимандриту Тверского Спасо-Афанасьевского монастыря. Епифаний сообщает, что Феофан расписал сорок церквей в Константинополе, Галате (пригород Константинополя), Кафе (город в Крыму, современная Феодосия) и других городах. На Руси, как пишет Епифаний, Грек работал в Великом Новгороде, Нижнем Новгороде, Переславле-Залесском, Коломне и Москве.

Удивительна не только манера Феофана Грека (о которой речь пойдет ниже), но и сама его личность. Фрески и иконы дают представление о нем как выдающемся художнике и представителе исихазма. Но, как отмечает Епифаний Премудрый, византийский мастер был незаурядной личностью, он свободно рисовал, невзирая на образцы, проповедовал с лесов, остроумно отвечал на вопросы людей, толпами приходивших в собор, где он писал фрески. Епифаний описывает Грека, как мы бы описывали мастеров Возрождения. Но, видимо, таким и был Феофан, византийский мастер, оставивший свой яркий след в древнерусском искусстве.

«Бог наш есть огнь поядающий»

Первой работой Феофана считается роспись церкви Спаса Преображения на Ильине улице в Новгороде. О ней упоминается в Третьей Новгородской летописи: «В лето 6886 (1378 год от Р. Х.) подписана бысть церковь Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа во имя боголепного Преображения …. А подписал мастер греченин Феофан». К сожалению, роспись сохранилась не полностью, но и в таком виде она поражает удивительным живописным мастерством и свободой. А неординарность образов свидетельствует о знакомстве автора с учением исихастов, монахов-мистиков, в основу духовной практики которых было положено созерцание нетварного Фаворского света.

Феофан Грек: художник эпохи Преображения

Храм Спаса Преображения на Ильине улице, Великий Новгород. Автор: Alaexis - собственная работа , CC BY-SA 2.5, Ссылка

Переступая порог небольшого, но вытянутого вверх хра­ма, вы оказываетесь буквально перед огненным взором Христа-Пантократора, изображенного в куполе: из Его широко раскрытых глаз словно сверкают молнии. Мощный образ доминирует в пространстве храма и заставляет вспомнить слова из Св. Писания: Бог наш есть огнь поядающий (Евр 12:29) или Огонь пришел Я низвести на землю (Лк 12:49). На этом построен живописный язык Феофана — мастер использует всего две краски — охру и белила, и пишет с большой экспрессией. На охристом фоне (цвет земли) вспыхивают молнии белильных бликов — это образ божественных энергий, которые пронзают плоть мира, сжигают всякую неправду, разделяя творение на свет и тьму, небесное и земное, духовное и душевное, тварное и нетварное.

Феофан Грек: художник эпохи Преображения

Феофан Грек. Христос-Пантократор. Автор: Vash Alex kun, Ссылка

Исследователи спорят по поводу необычного колористического решения рос­писи. Выдвигают версию о пожаре, обесцветившем живопись. Но археологи следов пожара не обнаружи­ли, а реставраторы подтвердили, что красочный слой таким был изначально. Да и образный феофановской строй росписи говорит о том, что это метафорический язык, который передает действие божественных энергий.

Феофан Грек: художник эпохи Преображения

Феофан Грек. Илия Пророк. Фреска Феофана Грека. Храм Спаса Преображения, Великий Новгород

К сожалению, роспись сохранилась не целиком: в апсиде и на стенах храма небольшие фрагменты. Наиболее сохран­ным оказалась купольная часть. В куполе Христос-Пантократор в окружении ангельских сил. По кругу проходит надпись из псалма: «Господи, из небеси на землю призри, услышати воздыханья окованных (узников. — Прим. ред.) и разрешити сыны умерщвленных (разрешить сынов смерти. - Прим. ред.), да проповедает имя Господне в Сионе (Пс 101:20–21)». В барабане, представлены праот­цы Адам, Авель, Сиф, Енох, Ной, Мелхиседек и пророки Илия и Иоанн Предтеча. Здесь продолжается тема света-огня: если первый мир погиб от воды, второй погибнет от огня, но ковчег в руках Ноя есть прообраз Церкви. Пророки Илия и Иоанн Предтеча символизируют связь Ветхого и Нового Заветов, это огненные пророки: Илия сводил божественный огонь с небес на жертву и сам был взят на огненной колеснице на небо (4 Цар 1-2), а Иоанн Предтеча, крестил народ в воде и провозглашал, что Христос будет крестить Духом Святым и огнем (Мф 3:11).

Высвеченные на камне

Самым необычным в церкви Спаса Преображения являются росписи так называемой Троицкой камеры — небольшого помещения на хорах, предназначенного для индивидуальной молитвы. На восточной стене помещен образ Троицы («Гос­теприимство Авраама»): Ав­раам и Сарра не столько принимают, сколько созерцают трех Ангелов, сидящих вокруг жертвенной трапезы. Фигуры написаны охрой, а белилами обозначены смысловые акценты — очертания нимбов, блики на крыльях, посохи с трилистниками на конце, тороки-слухи (ленты) в воло­сах, вспышки света на ликах и в глазах. Ярко-белые мазки в глазах Ангелов заставляют вспомнить образ из Апокалипсиса: очи Его, как пламень огненный (Откр 1:14). Образ трех ангелов показан как светоносное явление.

Феофан Грек: художник эпохи Преображения

Феофан Грек. Святая Троица. Фреска храма Спаса Преображения на Ильине улице, Великий Новгород

По стенам камеры, с трех сторон, изображены столпники и пустынни­ки, предстоящие в молитве Святой Троице. В этих образах дихотомия феофановского колорита обретает особую силу и напряженность. Активность белого цвета нарастает от образа к образу.

Феофан Грек: художник эпохи Преображения

Даниил Столпник. Феофан Грек, Ссылка

Преподобный Даниил Столпник предстает с руками, выставленными вперед, на кончиках его пальцев энергичные мазки белил — он словно касается света, ощущает его физически. Свет скользит свободными потоками по его одежде, пульсирует на завитках волос, отражается в глазах. Преподобный Симеон Дивногорец с разведенными в стороны руками принимает поток света, сходящий на него. Световые блики на его одежде напоминают острые молнии, стрелами вонзающиеся в его тело. В раскрытых глазах нет зрачков, в глазницах изображен свет — святой созерцает Бога, наполняется нетварным светом. У преподобного Алипия Столпника руки сложены на груди, глаза закрыты, он слушает свое сердце, как и советовали исихасты: «Опусти ум свой в сердце и тогда молись».

Феофан Грек: художник эпохи Преображения

Макарий Египетский. Феофан Грек, Ссылка

И, наконец, образ преподобного Макария Египетского: удлиненная фигура подвижника вся объята светом, как белым пламенем. Он единственный изображен не на столпе, он сам как столп света. На белой фигуре выделяются написанные охрой лик и руки, выставленные вперед ладонями, раскрытыми вовне. Это поза приятия благодати, открытости перед Богом. Свет сияет на лике, но глаза не написаны вовсе, потому что святому не нужны телесные очи, он внутренним (духовным) взором видит Бога, он не смотрит на мир внешний, он весь внутри. Преподобный Макарий живет в Свете, он сам есть этот Свет, подобно апостолу Павлу: Уже не я живу, но живет во мне Христос (Гал 2:20). Макарий Египетский — образ исключительной силы, не имеющий аналогов ни в византийском, ни в древнерусском искусстве. Это яркая иллюстрация исихастского мистического опыта: подвижник в процессе богообщения погружается в Свет, в Божественную реаль­ность, но при этом не растворяется в нем, как соль в воде (как учат, например, восточные религии), а сохраняет свою личность, которая, очищается и преображается. Исихасты называли это теозисом (греч.), обожением.

Фаворский свет

Если новгородская роспись имеет документальное подтверждение авторства Феофана Грека, то об иконах этого сказать нельзя. В древности авторы не подписывали своих произведений. Тем не менее несколько икон связывают с именем Феофана. Одна из них — «Преображение» из Переславля-Залесского. Ныне она находится в Третьяковской галерее, а прежде была храмовым образом Спасо-Преображенского собора в Переславле-Залесском. Икона большая (184х134), монументальная. Яркий и своеобразный характер живописи имеет сходство с феофановским стилем: тот же темперамент, то же огненное звучание света, та же экспрессивная манера письма. Но есть и отличия. Во-первых, икона полихромная, здесь мастер полностью следует традиции. Во-вторых, характер образа Спасителя иной: лик не грозный, как в новгородских фресках, а милостивый, черты его смягчены, взгляд внимательный и кроткий.

Феофан Грек: художник эпохи Преображения

Икона Преображения Господня. Феофан Грек - Издательство Белый город

Композиция иконы вытянута по вертикали: Христос стоит на вершине горы, а ученики пали на землю в страхе и трепете. Спаситель окружен сиянием славы, от Него исходят золотые лучи, свет голубоватыми бликами пульсирует на горках, на деревьях, на одеждах. Свет также проникает вглубь, взрывая все изнутри, так что традиционные пещерки на горках выглядят как воронки от взрыва. Чудо Преображения показано как космическое событие, переворачивающее вселенную, преображающее все творение.

Рядом со Спасителем стоят пророки Моисей и Илия, олицетворяя полноту Ветхого Завета («Закон и Пророки») и исполнение всех чаяний и пророчеств во Христе. Присутствие пророков также имеет эсхатологический смысл — Преображение показано как преддверие Суда Божия, в Евангелии сказано: Суд же состоит в том, что свет пришел в мир (Ин 3:19). Но тайна Преображения состоит в том, что апостолы — не пассивные созерцатели чуда Преображения. Они сами изменяются под воздействием этого Света, становятся другими, в их сердцах уже пульсирует Божественная энергия, делающая их причастниками Царства Божия. Именно так учили исихасты, практиковавшие созерцание Божественного Света.

Сверхсветлая тьма

Феофану Греку приписывают также создание Донской ико­ны Божьей Матери (ок. 1395). Достоверных сведений в пользу авторства Феофана нет, но стиль живописи выдает руку мастера-грека, а трактовка образа соотносится с исихастским учением. Живописная манера сочная, свободная, цвета насыщенные, создающие драгоценную поверхность, свет как сгусток энергии пульсирует внутри формы. Роскошно обыграно сочетание синего цвета и золота. Лики Христа и Богородицы написаны тонко, многослойно, мягкая плавь с легкой подрумянкой создает ощущение теплоты плоти, из глаз струится нежный свет. Художник обходится без внешне экстравагантных приемов, как это было в новгородских фресках, но при этом создает образ, исполненный красоты и духовной силы.

Феофан Грек: художник эпохи Преображения

Донская икона. Феофан Грек

Донская икона двухсторонняя, выносная, она была храмовым образом Успенского собора в городе Коломне, на ее оборотной стороне написано «Успение Пресвятой Богороди­цы». И вновь мы видим особую трактовку образа. Богородица лежит на ложе, апостолы пришли проститься с Ней, за ложем стоит Христос, держа на руках маленькую фигурку в белых пеленах — это душа Богородицы, рождающаяся для вечной жизни. Перед ложем поставлена горящая свеча, это символ жизни, свеча, сгорая, отдает свет, символ молитвы, возносимой к Богу, а также символ Богоматери, которую в Акафисте величают «свечой светоприемной». Но подобно горящей свече написана и фигура Христа в золотых одеждах с пламенеющим над Ним ярко-красным серафимом. Свет выстраивает вертикальную ось композиции и вместе с горизонтальным ложем Богоматери образует крест — символ Христовой победы, Воскресения, Торжества жизни над смертью.

Необычно трактована на этой иконе мандорла — сияние славы вокруг Христа, она написана темно-синим цветом. Это находит объяснение в исихастской традиции. Отцы-исихасты учили о непознаваемости Бога рациональным умом, и Божественный Свет называли «умонепостигаемым мраком» или, по выражению свт. Григория Паламы, — «сверхсветлой тьмой». Неприступный свет часто воспринимается человеком как слепящая темнота. Встреча с ним многими подвижниками воспринималась как вхождение во мрак. Вспомним, что Павел на пути в Дамаск был ослеплен этим Светом (Деян 22:6–11). На противопоставлении света и тьмы, жизни и смерти, божественного и человеческого строится образ Успения как рождения в новую жизнь.

Феофан Грек: художник эпохи Преображения

Деисус. Феофан Грек

Феофан Грек много работал в Москве, он расписывал кремлевские соборы. Согласно летописи, в 1405 году по заказу великого князя Василия Дмитриевича роспись княжеской домовой церкви Благовещения выполняла артель, которую возглавили три мастера: Феофан Грек, Прохор с Городца и чернец Андрей Рублев. Сохранился иконостас, в котором Феофан писал деисус (икона или группа икон, в центре которых изображается Христос). Яркость и неординарность манеры Грека и здесь проявилась с удивительной силой. Центральный образ Спас в силах сохранился наименее полно, но видно, что он написан мощно и виртуозно. Христос в белых одеждах, пронизанных золотым ассистом (штрихи из сусального золота или серебра) восседает на троне. Лик Его благородный и возвышенный, величественный жест благословения заставляет остановиться и притихнуть. В молитве Христу предстоят Иоанн Предтеча и Богородица. Наиболее выразителен образ Божьей Матери — в одеянии глубокого синего цвета с легчайшими голубыми пробелами, словно мерцаю­щими во мраке. Этот цвет напоминает драгоценный камень — сапфир, символизи­рующий тайну Приснодевы. Удлиненная фигура похожа на свечу, и пламя этой свечи — лик Богоматери, свет струится мягким и в то же время энергичным потоком из глаз. Свет словно сдерживается изнутри, но сила его такова, что он может воспламе­нить собой весь мир.

Феофан Грек оставил яркий след в древнерусском искусстве. Следы его влияния видны не только в иконописи и монументальном искусстве, но и в рукописях, например, миниатюры Евангелия Хитрово (конец XIV века) и Евангелия Федора Кошки (конец XIV — начало XV веков) имеют некоторое сходство с произведениями византийского мастера. Искусствоведы спорят, был ли Феофан учителем Андрея Рублева, но они работали вместе, и это не могло не повлиять на формирование более молодого мастера, который после ухода великого Грека будет определять пути древнерусского искусства, создав свой вариант преображенного мира.

Места, связанные с жизнью и деятельностью: Константинополь, Халкидон, Кафа, Киев, Новгород, Москва, Нижний Новгород, Коломна, Серпухов, Тверь, Переславль-Залесский.
Покровители: Киприан, Дмитрий Суздальский, Владимир Серпуховской, Фёдор Кошка.
Соавтор: Прохор с Городца.
Ученики: Симеон Чёрный, Андрей Рублёв.
Друзья: Епифаний Премудрый.

Андрей Иванов сын Рублёв
(Ок. 1360 г. - 17 октября 1428 г. или 29 января 1430 г.)

Места, связанные с жизнью и деятельностью: Москва, Новгород, Троице-Сергиев монастырь, Владимир.
Наставник: Прохор с Городца.
Покровители: Сергий Радонежский, Никон Радонежский, Андроник Московский.
Соавтор: Даниил Чёрный.

Современники: Василий I, Юрий Звенигородский, Тимур, Тохтамыш, Едигей, Витовт, Ягайло, Ян Гус, Ян Жижка, Карл Орлеанский, Мануил II, Баязет, Поджо Браччолини, Сигизмунд I, Чжу Юаньчжан, Мазаччо, Лоренцо Гиберти, Анастази, мастер Орозия, Бертрам, Хуберт и Ян ван Эйки.


Литература:
М.Казовский. Страсти по Феофану. М. 2005.
М.Алпатов. Андрей Рублёв. М. 1972.
Д.Лихачёв. Культура Руси времён Андрея Рублёва и Епифания Премудрого. М. 1962.
Д.Балашов. Святая Русь. Петрозаводск. 1992.
В.Прибытков. Сквозь жар души. М. 1968.
В.Лазарев. Русская средневековая живопись. М. 1970.

Стоглавый собор в 1551 г. утвердил канон Рублёва как образцовый в церковной живописи. "Писати иконописцем иконы с древних переводов, како греческие иконописцы писали, и как писал Ондрей Рублев и прочие пресловущие иконописцы, и подписывати святая троица, а от своего замышления ничтоже предтворяти».
Икона "Троица" расчищена и заново открыта искусствоведами в 1904 г. В начале ХХ века по-настоящему открывается и осмысливается творчество Рублёва и его современников.
С 1929 г. - "Троица" в собрании Третьяковской галереи, занимает особое место под стеклом.
В 1947 году в Спасо-Андрониковом монастыре учреждён заповедник, с 1985 года — Центральный музей древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублёва.
Канонизация Андрея Рублёва произошла лишь в 1988 году. Тремя годами раньше появился памятник работы О.Комова у стен Андроникова монастыря.
В позднее советское время произошёл огромный всплеск интереса к русскому иконописанию, в том числе творчеству Феофана Грека и А.Рублёва. В 1966 году был снят известнейший фильм "Андрей Рублёв", вначале названный режиссёром "Страсти по Андрею". Коротко можно рассказать о драматичной судьбе этой картины.
В фильме Андрея Тарковского действие происходит в 1400-1423 г.г., но включены более поздние события, относящиеся к борьбе за власть между Василием II и князьями Звенигородскими. Почему произошло такое смещение? Очевидно, чтобы спрессовать драматизм и трагизм событий в русских землях, ещё не сложившихся в мощное государство и продолжающих переживать ордынские вторжения. А ведь некоторые эпизоды и вовсе с исторической точки зрения - вымысел (воздушный шар). Также в картине много фантазии, ряд главных персонажей - вымышленные. Есть и Феофан Грек, эпизоды с ним соответствуют периоду работы в московском Кремле.
Учеников уместно предупредить, что смотреть этот фильм непросто, надо быть подготовленными к тяжёлым, трагическим сценам.
Ныне в Суздале установлен уникальный памятник режиссёру и фильму.

Вопросы: Объясните, почему работы Рублёва стали считаться в XVI веке эталонными для иконописцев. До какого момента это приносило пользу, а когда стало сказываться на живописи отрицательно?

Когда я видел воплощенный гул
И меловые крылья оживали,
Открылось мне: я жизнь перешагнул,
А подвиг мой еще на перевале.

Мне должно завещание могил,
Зияющих как ножевая рана,
Свести к библейской резкости белил
И подмастерьем стать у Феофана.

Я по когтям узнал его: он лев,
Он кость от кости собственной пустыни,
И жажду я, и вижу сны, истлев
На раскаленных углях благостыни.

Я шесть веков дышу его огнем
И ревностью шести веков изранен.
– Придешь ли, милосердный самарянин,
Повить меня твоим прохладным льном?

Я твердо, я так сладко знаю,
С искусством иноков знаком,
Что лик жены подобен раю,
Обетованному Творцом.

Нос - это древа ствол высокий;
Две тонкие дуги бровей
Над ним раскинулись, широки,
Изгибом пальмовых ветвей.

Два вещих сирина, два глаза,
Под ними сладостно поют,
Велеречивостью рассказа
Все тайны духа выдают.

Открытый лоб - как свод небесный,
И кудри - облака над ним;
Их, верно, с робостью прелестной
Касался нежный серафим.

И тут же, у подножья древа,
Уста - как некий райский цвет,
Из-за какого матерь Ева
Благой нарушила завет.

Все это кистью достохвальной
Андрей Рублев мне начертал,
И в этой жизни труд печальный
Благословеньем Божьим стал.

Благодатный богомаз
(Иконописец Андрей Рублев)

Как под городом Москвою богомольной
В роще-пуще заповедной златоствольной,
Где ни филин не водился, ни упырь,
Но где жил скворец-чернец и Бога славил,
А отшельник-ельник свечи в небо ставил, -
Древле славился Андроньев монастырь.

Над горою яркотравной, плавносклонной
Встал он, крепкий, крестоверхий, побеленный,
Что корабль для неземного уж пути.
А в янтарнодонной Яузе-речушке
Отражались, как соты, лепясь друг к дружке,
Кельи утлые - приют святых житий.

И живал в одной из них во время оно,
Послушание приняв писать иконы,
Вельми чудный молодой монах Андрей -
Ряса радужным мазком перепелёса,
Сам невзрачный - худ и ряб, жидковолосый, -
Но сияющие пламена очей!

Он, бывало, на духу очистит совесть
И, к труду постом-молитвою готовясь,
Заключится, став для братии чужим.
И разводит на меду, желтках и сусле
Краски новые. И страх, унынье ль, грусть ли -
Лишь Господь знал, что тогда владело им!

Но потом, когда ступал он по подмосткам
В храме троицком, соборе ли московском,
Как бы все его менялось естество:
Леп и легок. Весь лучился! Даже - куколь.
И - ты мыслишь - сверху голубь реял-гукал?
Нет, сам Дух Святой спускался на него!

И сквозили стены воздухом-лазорем,
И росли-цвели смарагдовым узором
Кущи райских иль Сионских мощных древ,
И лилось-вилось вдоль вый кудрей обилье,
Никли веки, пели губы, стлались крылья
Серафимски-взрачных юношей и дев.

И сокровищем нам стала стенороспись,
По игуменским веленьям, княжьей просьбе
Сотворенная Андроньевским бельцом,
Тихим, трепетным, в веснушинках и оспе,
С дивным даром воплотившим в эту роспись
Мир, желанный им и зримый за письмом.

Мир небесный, что всей грезе русской близок,
Где - криницы, крины. венчик, бела риза.
Где Архангельский и лепет Девьих слов.
Мир, где несть ни мужеска, ни женска пола
И где духом пребывал, трудясь, как пчелы,
Благодатный богомаз - Андрей Рублев.

Елене Васильевне Гениевой

Три юноши под никнущей лозой
Предстали мне, с лучистыми кругами
Вокруг кудрей. У круглого стола
Они сидели, но ни вин, ни брашен
Не видно было: только посреди
Таинственная чаша с виноградом
Стояла, и над нею средний ангел
Простер с благословением персты.
Как небеса одежды их синели.
Все три они держали в узких дланях
Высокие и тонкие жезлы.

Я видел образ Троицы Небесной
Сидящий слева - это Бог Отец,
Единый, безначальный, непостижный,
А посреди - Его предвечный Сын,
Его равнообразная печать
И ипостаси Отчей начертанье,
Невинный Агнец, взявший мира грех,
Первосвященник, Жертва, Искупитель,
Благословивший гроздия лозы.
И третий - Дух любви Отца и Сына,
Дыханием животворящий мир,

Сердца воспламеняющий любовью
И землю одевающий в цветы,
Художников, пророков и поэтов
Объемлющий, как пламя. Где я был?
Что видел я еще в скудели плоти?
Кто был благочестивый тайнозритель,
Живописавший в красках на доске
Ту Тайну тайн, в которую проникнуть
Дано лишь серафимам и святым?

Андрей Рублев, глухой, смиренный инок,
Что Радонежской полон благодати,
Зажег на всю Россию, на весь мир,
Для всех веков светильник трисиянный.
Сентябрьский день, лазурно-золотой
Кругом сиял, и клены в синем небе
Струили кровь. Еловые холмы
Исполнены казались благодати,
Которой Сергий воздух напоил.
Сквозь тьму веков, средь пепла и развалин
Всего того, над чем всесилен тлен,
Нетленная и вечная святыня
В молчании справляла торжество.
И будущей прославленной России
Я видел лик. Из крови и огня
Она восстанет. Смысл ее угадан
Монахом - живописцем в дни татар.
Ей суждено быть Троицы престолом,
Восстать с одра, явить пред миром всем
Той Троичной любви отображенье,
Которая над всеми небесами,
Сжигая серафимов, вечно льется
От Сына и Отца, связуя их,
И мир объемлет лаской голубиной.

Июнь 10th, 2021 admin

феодосия-феофан-грек

В самом сердце Феодосии, в Старом городе, в храме Святого Великомученика Димитрия Солунского, сохранились фрески XIV века, возможно, принадлежащие кисти великого византийского и древнерусского иконописца Феофана Грека.

В истории России немало случаев, когда приезжий иностранец умножает её славу и становится национальной гордостью. Так и Феофан Грек (ок.1340 — 1410), выходец из Византии, грек по происхождению, отсюда и его прозвание, стал одним из величайших древнерусских иконописцев.

Имя Феофана Грека стоит в первом ряду древнерусских иконописцев, его выдающийся талант признавали уже современники, именуя «философом зело хитрым», то есть весьма искусным. Он производил огромное впечатление не только своими работами, но и как яркая личность.

Единственное «задокументированное» произведение Феофана Грека – роспись церкви Спаса Преображения на улице Ильине в Новгороде. О ней упоминается в Третьей Новгородской летописи:

«В лето 6886 (1378 год от Р. Х.) подписана бысть церковь Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа во имя боголепного Преображения …. А подписал мастер греченин Феофан».

Из Византийской империи иконописец Феофан прибыл на Русь уже сложившимся мастером. Об этом мы узнаем из письма Епифания Премудрого, древнерусского писателя и ученика преподобного Сергия Радонежского, к Кириллу, архимандриту Тверского Спасо-Афанасьевского монастыря. На Руси, как пишет Епифаний, Грек работал в Великом Новгороде, Нижнем Новгороде, Переславле-Залесском, Коломне и Москве.

Феофан Грек много работал в Москве, он расписывал кремлевские соборы. Согласно летописи, в 1405 году по заказу великого князя Василия Дмитриевича роспись княжеской домовой церкви Благовещения выполняла артель, которую возглавили три мастера: Феофан Грек, Прохор с Городца и чернец Андрей Рублев.

Искусствоведы спорят, был ли Феофан учителем Андрея Рублева, но они работали вместе, и это не могло не повлиять на формирование более молодого мастера, который после ухода великого Грека будет определять пути древнерусского искусства, создав свой вариант преображенного мира.

Епифаний Премудрый сообщает, что Феофан расписал сорок церквей в Константинополе, Галате (пригород Константинополя), и работал в Кафе, нынешней Феодосии, где расписал несколько храмов…

феодосия-1932

Феодосия — один из древнейших городов России, основанный, как и Керкинитида (Евпатория), в VI веке до нашей эры выходцами из древнегреческого города Милет. Греческое название города Феодосия — Θεοδόσιος означает «Богом данная» или «Дар Богов».

феодосия-церковь

Храм святого Димитрия Солунского стоит в долине между двумя рядами построенных генуэзцами стен. За этой местностью закрепилось пугающее название «Карантин», с того времени, когда в этой части города находилась, «погранично-санитарная служба», где пришедшие в город корабли должны были проходить досмотр.

Теперь же эту долину у Генуэзской крепости всё чаще называют «Святая долина», так как здесь неподалёку друг от друга стоят четыре средневековые церкви :
Церковь Святого Иоанна Богослова (XIV век);
Церковь Иоанна Предтечи (1348 год).
Церковь Святого Георгия (XIV век).
Церковь Церковь Святого Димитрия Солунского (XIV век).

В восточной части феодосийского храма Святого Великомученика Димитрия Солунского находятся изображения Спасителя, Пресвятой Богородицы, Иоанна Предтечи, апостолов, следующих к Евхаристии (причащению хлебом и вином), пророков, надписи на греческом языке.

фрески

На западной стене храма сохранились фрагменты фрески «Страшный суд».

Это – историческая часть Старого города, сердце древней Феодосии. Здесь, под стенами крепости, много веков сталкивались и смешивались, подобно волнам Чёрного моря, волны народов, культур и цивилизаций. Несмотря на то, что Феодосию можно отнести к Великим городам, имеющим тысячелетнюю историю, Феодосия до сих пор остаётся археологически и исторически мало изученным городом, сокровища и тайны которого ещё только ждут своих открывателей.

феодосия-феофан-фрески

Находясь в храме Димитрия Солунского, невозможно не почувствовать мощную энергетику и многовековую историю древней Кафы.

Церковь действующая , здесь проводят службу в день Св. Димитрия — 8 ноября, однако в будние дни попасть туда можно только в экскурсионной группе по Карантинному холму.
Христианскую реликвию оберегают прихожане церкви, надеясь, что когда-то искусствоведы подтвердят её авторство кисти Феофана Грека и фреску возьмёт, наконец, под своё покровительство ЮНЕСКО.

Статьи по теме:

Posted in Курорты Крыма. Tags: искусство, история, Крым, культура, курорты, Россия, Феодосия

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: