Какое место европейская конвенция занимает в правовой системе рф каково место решений суда

Обновлено: 08.12.2022

В последнее время увеличилось количество разговоров об эффективности Европейского суда в контексте самой возможности исполнения решений ЕСПЧ. Катализатором стало известное дело ЮКОСа (выплата €1,866 млрд), с которым связывают появление в России механизма, позволяющего правительству обращаться в Конституционный суд с вопросом о возможности или невозможности с точки зрения принципов верховенства и высшей юридической силы Конституции РФ исполнить вынесенное по жалобе против России постановление ЕСПЧ. На самом деле дело ЮКОСА в ЕСПЧ было далеко не первым, с исполнением которого возникли сложности в России, но оно без сомнения стало причиной появления легального механизма для возможности неисполнения актов Европейского суда.

Надо отметить, что такая ситуация, однако, на сегодняшний день не приводит к серьезным проблемам для заявителей. Ситуации массового неисполнения решений ЕСПЧ нет. Если судить по сухим цифрам статистики, то можно говорить даже об увеличении в бюджете расходов на выплаты по постановлениям ЕСПЧ (с 500 млн. рублей в 2016 году до 1 млрд. Рублей в 2017 году). Поэтому можно дать утвердительный ответ на вопрос: Выплачивает ли Россия по искам ЕСПЧ?

Россия в большинстве случаев исполняет решения Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), связанные с денежной компенсаций и применением индивидуальных мер (в т.ч. пересмотром судебных актов (приговоров)), однако с трудом идет на принятие мер общего характера, то есть изменения законодательства и практики применения законов, ставших причиной для массового обращения в ЕСПЧ.

Все сказанное выше означает, что обжалование в ЕСПЧ (Европейский суд по правам человека) по-прежнему является эффективным механизмом для защиты нарушенных прав и законных интересов граждан и юридических лиц, в том случае если при рассмотрении дел в отношении них были нарушены нормы конвенции. Значение Европейского суда нельзя недооценивать.

Обязана ли россия исполнять решения ЕСПЧ? Порядок исполнения решений Европейского суда (ЕСПЧ)

Исполнение решений ЕСПЧ

Выплата присужденной компенсации

С выплатой присужденной Европейским судом денежной компенсации, как правило, в России проблем не возникает (за исключением нескольких дел, где ЕСПЧ значительно разошелся с Конституционным судом во взглядах). Аппарат Уполномоченного РФ при Европейском суде спустя три месяца с момента вступления решения ЕСПЧ в законную силу (это может произойти и раньше) направляет заявителю письмо с просьбой открыть личный счет в банке. На него перечисляется указанная в решении Европейского суда сумма. Если непосредственно заявитель не имеет возможности производить банковские операции (поскольку отбывает наказание в местах лишения свободы), за него по нотариальной доверенности это вправе сделать родственник или представитель.

Пересмотр дела

В соответствии с нормами действующего законодательства (ст. 392 ГПК, ст. 350 КАС РФ, ст. 311 АПК РФ), основанием для пересмотра вступивших в законную силу судебных актов по новым обстоятельствам является установление Европейским судом по правам человека нарушения положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. при рассмотрении судом конкретного дела, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Европейский суд.

Согласно абзацу второму п. 11 Постановления Пленума ВС от 10 октября 2003 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» выполнение постановлений, касающихся Российской Федерации, предполагает в случае необходимости обязательство со стороны государства принять меры частного характера, направленные на устранение нарушений прав человека, предусмотренных Конвенцией, и последствий этих нарушений для заявителя, а также меры общего характера, с тем чтобы предупредить повторение подобных нарушений. Суды в пределах своей компетенции должны действовать таким образом, чтобы обеспечить выполнение обязательств государства, вытекающих из участия Российской Федерации в Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Вступившее в законную силу судебное постановление пересматривается по вновь открывшимся или новым обстоятельствам судом, принявшим это постановление. Пересмотр по вновь открывшимся или новым обстоятельствам постановлений судов апелляционной, кассационной или надзорной инстанции, которыми изменено или принято новое судебное постановление, производится судом, изменившим судебное постановление или принявшим новое судебное постановление.

Срок для подачи заявления о пересмотре дела – три месяца со дня вступления в силу соответствующего постановления Европейского Суда по правам человека.

К заявлению о пересмотре судебных актов по новым обстоятельствам должны быть приложены копии документов, подтверждающих новое обстоятельство. При этом если у заявителя нет перевода постановления ЕСПЧ на русский (такие постановления выносятся на французском или английском языках), то по ходатайству судья может обратиться с запросом в аппарат Уполномоченного РФ при Европейском суде по правам человека о предоставлении текста неофициального перевода на русский язык постановления Европейского суда, установившего нарушение РФ Конвенции и (или) Протоколов к ней.

Даже в том случае, если лицо, обратившееся с заявлением о пересмотре судебного акта в связи с установлением Европейским судом нарушения Конвенции, не приложило текст неофициального перевода на русский язык постановления Европейского суда, на которое имеется ссылка в заявлении, либо текст постановления приложен на одном из официальных языков Совета Европы, то судья должен принять к производству заявление о пересмотре вступившего в законную силу судебного акта.

Суд рассматривает заявление о пересмотре судебных постановлений по вновь открывшимся или новым обстоятельствам в судебном заседании. Стороны, прокурор, другие лица, участвующие в деле, извещаются о времени и месте судебного заседания, однако их неявка не препятствует рассмотрению указанных заявления, представления.

По результатам рассмотрения суд выносит определение об удовлетворении заявления и отменен судебных постановлений или об отказе в пересмотре. В случае отмены судебного дело рассматривается судом по обычным правилам.

Таким образом механизм признания и исполнения решений ЕСПЧ известен и процедура его применения хорошо знакома нашим судам. Главное добиться признания Европейским судом нарушенных прав по такой статье Конвенции, которая дает большую вероятность для пересмотра именно Вашего дела.


Статья посвящена исследованию вопроса обязательности решений и правовых позиций Европейского суда по правам человека и анализу противоречий между решениями Европейского суда и Конституционного суда РФ. Практика Европейского суда разделена автором на три группы: 1) решения по конкретным делам, вынесенные против России, содержащие нормы, регулирующие отношения между сторонами спора; 2) правовые позиции, выраженные в решениях по делам против России; 3) правовые позиции суда, выраженные в решениях против других стран.
На основании анализа нормативных актов России и научной литературы автор делает вывод об обязательности всех трех групп в российской правовой системе и предлагает отнести правовые позиции Европейского суда и его решения к числу источников российского права.

This article is devoted to the study of the binding nature of the judgments as well as to legal positions of the European Court of Human Rights. It also deals with the analysis of antinomies between court decisions of the European Court of Human Rights and the ones of the Constitutional Court of the Russian Federation. The practice of the European Court is divided by the author into three groups: 1. Judgments on specific cases against Russia, regulating the relationship between the parties of the dispute 2. The legal positions expressed in the decisions in cases against Russia 3. The legal positions of the court, expressed in decisions against other countries.
Based on the analysis of Russian normative instruments along with the relevant research literature the author draws a conclusion about the binding nature of all three groups in the Russian Legal System and suggests that the legal positions of the ECHR along with its judgments should be referred to the sources of Russian law.

Обзор статьи

Ратификация Российской Федерацией Европейской конвенции о правах человека (далее – Конвенция) ознаменовала новый период в развитии российской правовой системы. За прошедшие 15 лет решения Европейского суда по правам человека (далее – ЕСПЧ) прочно вошли в категорию правовых актов, определяющих направление развития прав человека в XXI веке. Особенно очевидно влияние суда прослеживается в области уголовного и гражданско-процессуального законодательства. Изменения в процессуальном законодательстве, предпринятые в ответ на решения против России, убеждают нас в авторитете Европейского суда в глазах российского законодателя, в признании за ним лидирующей позиции в области защиты прав человека.
Вопрос о месте практики Европейского суда по правам человека в правовой системе России вот уже более 10 лет занимает ученых и практиков. Однозначное решение этого вопроса довольно сложно, поскольку практику Европейского суда можно условно разделить как минимум на три группы: 1) решения по конкретным делам, вынесенные против России, содержащие нормы, регулирующие отношения между сторонами спора; 2) правовые позиции Европейского суда, выраженные в решениях по делам против России; 3) правовые позиции суда, выраженные в решениях против других стран.
Мы последовательно рассмотрим все три группы и оценим их с точки зрения обязательности для российских правоприменительных и судебных органов.
1. Согласно Закону РФ «О ратификации Европейской конвенции о правах человека» [1] Россия признала юрисдикцию Европейского суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случаях их предполагаемого нарушения Российской Федерацией. Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. № 21 «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней» [4] выделяются обязательные правовые позиции ЕСПЧ, которые содержатся в окончательных постановлениях Суда, принятых в отношении Российской Федерации, а также подлежащие учету правовые позиции, изложенные в ставших окончательными постановлениях, которые приняты в отношении других государств-участников Конвенции (п. 2). При этом в Постановлении отмечается, что такая правовая позиция учитывается судом, если обстоятельства рассматриваемого им дела являются аналогичными обстоятельствам, ставшим предметом анализа и выводов Европейского суда.
Таким образом, решения ЕСПЧ, принятые против России, содержащие нормы, регулирующие отношения между сторонами спора, отличаются наибольшей обязательностью. Новые нормы процессуального законодательства России (Ст. 392 ГПК РФ, 4 ст. 413 УПК РФ) позволяют рассматривать решения ЕСПЧ как новые обстоятельства, ведущие к возможности пересмотра дела. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. № 21 разъяснило судам порядок разрешения вопроса о пересмотре дела. Согласно п. 17 указанного Постановления основанием для пересмотра судебного акта ввиду новых обстоятельств является не всякое установленное Европейским судом нарушение Российской Федерацией положений Конвенции или Протоколов к ней. Судебный акт подлежит пересмотру в том случае, если заявитель продолжает испытывать неблагоприятные последствия такого акта и выплаченная заявителю справедливая компенсация, присужденная Европейским судом, либо иные средства, не связанные с пересмотром, не обеспечивают восстановление нарушенных прав и свобод [4].
Одновременно необходимо, чтобы установленное Европейским судом нарушение позволяло прийти хотя бы к одному из следующих выводов: о том, что решение суда противоречит Конвенции по существу или о том, что допущенное нарушение Конвенции или Протоколов к ней, носящее процессуальный характер, ставит под сомнение результаты рассмотрения дела. При рассмотрении вопроса о необходимости пересмотра судебного акта российским судам необходимо учитывать причинно-следственную связь между установленным Европейским судом нарушением Конвенции или Протоколов к ней и неблагоприятными последствиями, которые продолжает испытывать заявитель.
2. В отношении правовых позиций Европейского суда, выраженных в решениях по делам против России, следует отметить, что необходимость их учета реализована лишь на стадии рассмотрения дела в российском суде. В случае же вступления решения в законную силу, даже если впоследствии Европейский суд по правам человека в аналогичном деле укажет на то, что выводы российского суда противоречат основным положениям Конвенции, само решение и его правовые последствия изменить будет невозможно.
Вопрос о неконституционности подобного подхода стоял перед Конституционным судом РФ, который рассматривал на соответствие Конституции РФ новые положения ГПК РФ, позволяющие новое рассмотрение лишь того дела, по которому проводилось рассмотрение Европейским судом. Конституционный суд РФ, отказывая заявителям, отметил, что обратная сила решений Европейского суда по правам человека имеет определенные предметные и субъектные пределы и, по общему правилу, распространяется на судебные акты, вынесенные по конкретному делу и в отношении конкретного заявителя. Такой вывод учитывает специфику судопроизводства в Европейском суде по правам человека, который выносит свои решения преимущественно на основе анализа фактических обстоятельств конкретного дела [3].
Решение Конституционного суда РФ, с одной стороны, направлено на обеспечение «правовой определенности», а с другой стороны, умаляет значение правовых позиций Европейского суда и возможности их воздействия на российскую правую систему [2].
3. Выделенная нами третья группа практики Европейского суда, а именно правовые позиции, выраженные в решениях против других стран, исходя из нормы Закона о ратификации Европейской конвенции, а также толкования Пленума ВС РФ, не являются обязательными для Российской правовой системы. При этом иное решение этого вопроса возможно при обращении непосредственно к п. 4 ст. 15 Конституции РФ, согласно которой установлен приоритет норм международных договоров над внутренним законом. Согласно ст. 32 Европейской конвенции к компетенции ЕСПЧ относятся все вопросы, касающиеся толкования и применения положений Конвенции и Протоколов к ней, которые могут быть ему переданы в случаях, предусмотренных положениями статей 33, 34 и 47. Таким образом, правовые позиции ЕСПЧ, выраженные в решениях против иных стран, должны иметь обязательное значение для российской правоприменительной практики постольку, поскольку содержат толкование органа, за которым Российская Федерация признала право толковать конвенцию при ее подписании.
Статус решений и правовых позиций Европейского суда в российской правовой системе не раз был предметом научных исследований. Некоторые авторы полагают, что за решениями ЕСПЧ следует признать прецедентный характер [5] или прецедентный характер признается лишь за ratiodecidendi [8] таких решений. Другие авторы отрицают статус источника права за правовыми позициями Европейского суда, признавая при этом «прецедентами толкования» постановления суда, вынесенные против России [9], или включают прецеденты ЕСПЧ в правовую систему России в виде судебной практики [10]. При этом авторы не разъясняют статус «судебной практики» применительно к решениям Европейского суда.

Список использованной литературы

1. Федеральный закон РФ от 30 марта 1998 года № 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» // Собрание законодательства РФ. 1998. 6 апреля. № 14. Ст. 1514.

2. Определение Конституционного Суда РФ от 04.04.2013 г. № 505-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Однодворцевой Натальи Викторовны на нарушение ее конституционных прав и конституционных прав ее несовершеннолетнего сына Однодворцева Матвея Евгеньевича пунктом 4 части четвертой статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, а также граждан Однодворцева Валерия Васильевича и Однодворцевой Татьяны Петровны на нарушение их конституционных прав тем же законоположением». Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

3. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 6 декабря 2013 г. № 27-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 11 и пунктов 3 и 4 части четвертой статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом президиума Ленинградского окружного военного суда» // Российская газета. Фед. выпуск. 2013. 18 декабря. № 626.

4. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. № 21 «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1956 г. и Протоколов к ней» // Российская газета. Фед. выпуск. 2013. 5 июля. № 6121.

5. Берестнев Ю.Ю. Меры общего характера и влияние практики Европейского Суда по правам человека на национальные правовые системы // Российская юстиция. 2001. № 12.

6. Беше-Головко К. Исполнение решений европейского суда по правам человека как обязательство любого члена Совета Европы // Реализация Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод: проблемы и перспективы: сб. материалов международной конференции, 11–12 ноября 2010 года, г. Пермь / сост. Т.И. Марголина, Д.М. Колмогорова. Пермь, 2010.

7. Гурова Т.Н. Судебный прецедент как формальный источник права и его место в системе источников права в России // Атриум. 1997. № 3. С. 7.

9. Ершова Е.А. Правовая природа постановлений Европейского суда по правам человека // Трудовое право. 2009. № 2 (108). С. 85–99.

10. Курдюков Г.И., Александров С.В. Международный и конституционно-правовой аспекты юридической природы постановлений Европейского суда по правам человека // Юридический мир. 2012. № 6. С. 46–50.

11. Лазарев Л.В. Правовые позиции Конституционного Суда России. М.: ОАО «Издательский дом "Городец"»; Формула права, 2003.

12. Нерсесянц B.C. У российских судов нет правотворческих полномочий // Судебная практика как источник права. М., 2000.

13. Рогожин Н.А. Судебная практика и ее роль в правовом регулировании предпринимательской деятельности. М.: Волтрес Клувер, 2004. 240 с.

14. Симагин А.С. Конвенция о защите прав человека и основных свобод и протоколы к ней в системе источников уголовно-процессуального права России: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Нижний Новгород, 2011. 34 с.

15. Страшун Б.А. Решения Конституционного Суда Российской Федерации как источник права // Конституционное правосудие. Вестник Конференции органов конституционного контроля стран молодой демократии. Ереван. 2001. Вып. 4(14); 2002. № 1(15). С. 154–167.

16. Постановление ЕСПЧ от 22.03.2012 г. «Дело "Константин Маркин (Konstantin Markin) против Российской Федерации"» (жалоба № 30078/06). Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

Более 20 лет, с весны 1998 года, граждане РФ имеют возможность обращаться за защитой своих прав в Европейский суд (ЕСПЧ). Это произошло после вступления нашей страны в Совет Европы и ратификации Европейской конвенции по правам человека.

История взаимоотношений РФ и ЕСПЧ всегда была достаточно непростой, учитывая постоянное присутствие России в числе стран с наибольшим количеством жалоб в их адрес. Но нельзя отрицать главное. Для многих граждан обращение в Европейский суд – единственная возможность добиться справедливости. Практически все решения российскими властями исполнены. И, наконец, многие изменения в национальном законодательстве обусловлены именно решениями Евросуда.

Участие России в ЕСПЧ играет значимую роль в совершенствовании нашей законодательной, правоохранительной и судебной систем. И даже тот факт, что сегодня есть «лазейка» для неисполнения решений Европейского суда, серьезно не сказывается на эффективности обращений в ЕСПЧ.

Важную информацию о деятельности ЕСПЧ можно получить на официальном сайте на русском языке. Здесь же публикуются наиболее значимые решения по делам против России. Но за всей полнотой информации следует обращаться на европейский интернет-ресурс ЕСПЧ (французский/английский языки).

Юрисдикция ЕСПЧ по отношению к России

Европейский суд по правам человека – надгосударственный судебный орган, который уполномочен рассматривать жалобы на нарушения Европейской конвенции (ЕКПЧ) и принимать по ним обязательные для исполнения решения. Обратиться в ЕСПЧ может любой человек, любое юридическое лицо и государство, если на национальном уровне исчерпаны все эффективные средства защиты прав.

Юрисдикция ЕСПЧ одинакова для всех стран Совета Европы постольку, поскольку все они являются участниками ЕКПЧ. Некоторые ограничения связаны только с тем, что не всеми странами ратифицированы все протоколы к Конвенции. Так, Россия до сих пор не ратифицировала протоколы 6 и 13 (отмена смертной казни), 12 (полный запрет дискриминации) и 16 (процедурные вопросы).

Решения Европейского суда по правам человека обязательны для исполнения Россией. Это обязательство вытекает из самого факта участия нашего государства в Совете Европы и ЕКПЧ.

Подчиняется ли Россия ЕСПЧ фактически? Да, подчиняется, учитывая, что практически все решения Евросуда исполнены.

Все страны, в том числе и Россия, взяли на себя обязательство исполнять волю ЕСПЧ на добровольной основе. Отсюда возникает логичный вопрос: а что будет, если этого не сделать? В деятельности Европейского суда до последнего времени был только один такой прецедент: решение 2004 года по делу «Херст против Великобритании» британскими властями не исполнено, несмотря на угрозы и давление со стороны Евросуда. Правда, на практике ни одно государство открыто не заявляло об отказе следовать вердикту ЕСПЧ. Как правило, попытки игнорировать решение проявляются в виде прямого или косвенного затягивания процесса исполнения – сроков-то ведь для этого не установлено. Что же касается возможных санкций, то они есть и заключаются в денежном штрафе и репутационных потерях. Но, повторим, пока до явного и открытого противостояния ЕСПЧ и Россиилибо другой страны, если не считать случай с Великобританией, дело не доходило.

Россия признает ЕСПЧ, его юрисдикцию и принимаемые решения. Если вердикт – не в пользу РФ, то возможными последствиями являются:

  • выплата заявителю денежной компенсации;
  • необходимость внесения изменений, дополнений в законы и в целом необходимость совершенствования национальной правовой системы;
  • право заявителя на пересмотр судебного решения, которое стало поводом для обращения в ЕСПЧ.

Выплачивает ли Россия по решениям ЕСПЧ? По данным Минюста РФ, в общей сложности за 20 лет страна выплатила около €200 млн., стабильно и в полном объеме закрывая все свои обязательства.

Исполнение решений ЕСПЧ сегодня

Вопрос о том, должна ли Россия исполнять решения ЕСПЧ, практически никогда на высшем уровне не поднимался. Все шло своим чередом, и проблем с выплатами компенсаций не было. Но усложнение международной ситуации в связи с событиями на Украине и приостановка в начале 2015 года членства РФ в ПАСЕ, которая выбирает судей ЕСПЧ, сделали свое дело. Сначала появилась в обсуждениях тема, обязана ли Россия исполнять решения ЕСПЧ, а потом – и о приостановлении участия в Страсбургском суде.

14 декабря 2015 года были внесены изменения в ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации». КС РФ получил право рассматривать вопрос о возможности или невозможности исполнения решения ЕСПЧ по жалобе против России с точки зрения высшей юридической силы Конституции РФ. Это стало переломным моментом в вопросе, признает ЕСПЧ Россия, не признает, в какой части, и на каком основании. Практически сразу же, в апреле 2016 года, Конституционный суд разрешил не исполнять решения ЕСПЧпо делу «Анчугов и Гладков против России» в части внесения изменений в законодательство и восстановления прав заявителя. Затем, спустя год, КС РФ было заблокировано решение ЕСПЧ по «делу ЮКОСа» в части выплаты компенсации в размере €1,866 млрд.

Какова ситуация на сегодняшний день? По-прежнему Россия обязана выполнять решения ЕСПЧ, однако Конституционный суд РФ вправе признать невозможным исполнение отельного решения Европейского суда в случае противоречия решения Конституции РФ. Юристы отмечают противоречивость такого подхода, и даже его опасность. Но факт остается фактом. Быстрого ответа ЕСПЧ на это не последовало, как нет внятной реакции и до сих пор.

Дело «Анчугов и Гладков против России» и «дело ЮКОСа» – это, конечно, значимые прецеденты. Но все-таки не стоит говорить о том, что Россия не исполняет решения ЕСПЧ. Учитывая количество удовлетворённых ЕСПЧ жалоб, исполненных решений и тех, которые исполняются сейчас, два дела – непоказательны. Вряд ли практика отмены решений ЕСПЧ Конституционным судом будет иметь массовый характер. Тем более что основание, по сути, только одно – противоречие Конституции РФ.

20-летняя история взаимоотношений России и ЕСПЧ наглядно показывает, что, несмотря на все сложности, два ключевых аспекта остаются неизменными: у россиян есть потребность в обращении в Европейский суд, и у таких обращений есть эффективность. Не стоит опасаться, что этот судебный механизм перестанет быть доступным – для этого нет весомых оснований. Как и не стоит бояться, что Россия перестанет массово исполнять решения ЕСПЧ. Все, что не исполняется, носит явный политический окрас. В сотрудничестве РФ и ЕСПЧ – намного больше пользы и возможностей, чем недостатков и разногласий. Это главное.

Щелокаева Татьяна Анатольевна,
судья Второго арбитражного апелляционного суда,
кандидат юридических наук

Представляется, что в поисках ответа на поставленный вопрос, прежде всего, следует определиться с позицией по таким базовым проблемам, как взаимодействие российской и международной правовых систем, место и роль индивидуального правового акта в указанных правовых системах, формы влияния элементов международной правовой системы на функционирование российской правовой системы. Полагаем, что только в этом случае позиция по вопросу, вынесенному в заголовок, будет аргументированной.
Учитывая цели и характер выполняемой работы, автор ограничивается только правовыми аргументами, анализируя только правовые элементы российской и международной правовых систем.

Самостоятельность и автономность правовой системы
Общеизвестно, что правовая система представляет собой исторически сформировавшуюся систему взаимосвязанных и взаимодействующих элементов правовой реальности. Представляется верным вывод исследователя Беседина А.А. о том, что правовая система начинается тогда, когда мы «накладываем» структуру на правовую действительность и начинаем «замечать» определенную структуру (1).
Но структура системы это, прежде всего, принцип построения, принцип взаимосвязи элементов (системообразующий фактор), который и определяет индивидуализирующие, отличительные признаки данной системы.
Как и всякая системное образование правовая система состоит из взаимодействующих подсистем и элементов, а также обладает механизмом автономного существования. В этом и заключается сущность любого системного образования.
Традиционно выделяются национальные (внутригосударственные) правовые системы и международная правовая системы.
Профессор Матузов Н.И. писал, что национальная правовая система - органический элемент конкретного общества, его истории, культуры, традиций, социального уклада, географического положения и т.д. (2). То же самое суждение относится и к международной правовой системе, элементы которой и принципы функционирования обусловлены исторически сложившейся формой международных отношений.
Безусловно данные системы взаимодействуют, но ставить вопрос о господстве одной над другой некорректно, поскольку каждая выражает и обеспечивает реализацию воли разных властвующих субъектов. Нельзя ставить вопрос о подчинении одной правовой системы другой, поскольку у каждой из них свои объективно сформировавшиеся задачи и функции.

Правовая природа индивидуального правового акта
Традиционно под правовым актом понимается оформленное в виде документа публично-властное предписание компетентного субъекта, устанавливающего юридические права и обязанности.
При этом все правовые акты дифференцируются на индивидуальные и нормативные акты. Главное отличие заключается в адресате властных правовых предписаний. Если юридические права и обязанности устанавливаются в отношении индивидуально-определённого (конкретного) участника общественных отношений, то данный правовой акт является индивидуальным. Такой правовой акт порождает юридические права и обязанности у субъектов, индивидуально-определённые признаки которых определены в этом документе.
Индивидуальные правовые акты действую только во времени и в отношении указанных в них лиц.
Нормативные правовые акты – это правовые акты субъектов власти, содержащие публично-властные предписания, адресованные индивидуально-неопределённому кругу лиц. Следует помнить, что используемый правотворцем принцип родовой определённости не тождественен индивидуальной определённости. Поскольку в нормативных актах круг адресатов конкретно не определён, требуется установить территориальные пределы действия данных документов.
В соответствии со статьями 19, 32, 33, 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года решения Европейского суда по правам человека являются по свое природе индивидуальными правовыми актами. Следовательно, в случае удовлетворения жалобы заявителя указанный юрисдикционный орган констатирует неисполнение международного обязательства государством-ответчиком и обязывает государство устранить допущенного нарушение либо выплатить компенсацию. Так согласно постановлению Европейского суда по правам человека от 07.10.2010 по делу Константин Маркин против России государство-ответчик обязано внести изменения в законодательство с целью прекращения дискриминации мужского персонала вооруженных сил в отношении права на отпуск по уходу за ребенком.
При рассмотрении данного дела, анализируя российское законодательство (пункт 9 статьи 10 и пункт 13 статьи 11 Федерального закона от 27 мая 1998 года № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих»), Европейский суд по правам человека пришёл к выводу о том, что Российская Федерация допустила дискриминацию по признаку пола. Между тем, Конституционный суд Российской Федерации в отношении тех же норм российского права высказался, что такое решение законодателя не может расцениваться как нарушение закрепленных статьёй 19 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации принципов равенства прав и свобод человека и гражданина, а также равноправия мужчин и женщин (3).
Таким образом, возник вопрос о приоритете международного акта правоприменения над национальным актом, а также о конкуренции правовых позиций международного суда и национального суда.
Поскольку автор убеждён в том, что прецедентное право в его классическом понимании отсутствует в российской правовой системе, а имеет место только система прецедентного толкования применяемого права в форме правовых позиций высших судов, указанная ситуация есть не что иное столкновение противоположного толкования одних и тех же норм российского законодательства.
Формализована система прецедентного толкования в положении пункта 3 части 4 статьи 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которому в мотивировочной части решения могут содержаться ссылки на постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

Формы влияния актов международной правовой системы на российскую правовую систему
Международные правовые акты (в предельно широком смысле) оказывают опосредованное и непосредственное влияние на российскую правовую систему. Именно в опосредованной форме международный договор становится обстоятельством, подталкивающим национального законодателя и правоприменителя к изменению своей позиции, соответственно, на нормативном уровне или на уровне судебной практики.
Больший интерес представляет непосредственная форма влияния элемента международной системы на национальную правовую систему.
Осуществление (имплементация) норм международного права не возможно без внутригосударственного правового механизма. Наличие объективных границ между национальным и международным правом неизбежно приводит к процессу согласования данных правовых систем.
Если имплементация норм международного права – это их осуществление, то трансформация норм международного права – это обеспечение имплементации в ситуации, когда затрагиваются внутригосударственные отношения. Соответственно, под трансформацией следует понимать совокупность национально-правовых средств, используемых государством для осуществления своих международно-правовых обязанностей.
Традиционно выделяется две формы трансформации: общая (положение части 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации) и специальная (часть 2 статьи 251 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).
С точки зрения юридической техники трансформация осуществляется посредством включения в российское законодательство трансформационной нормы (правила, предписывающего применять норму международного права при разрешении внутригосударственного спора). При этом следует учесть, что российский законодатель устанавливает коллизионное правило о приоритете либо нормы национального права, либо нормы международного права.
По сути, норма международного права в совокупности с трансформационной нормой есть не что иное как норма внутригосударственного права с содержанием, тождественным норме международного права. Поэтому российский юрисдикционный орган применяет не норму международного права (адресованную субъектам международного права), а «своеобразно оформленную» норму российского права (адресованную субъектам внутригосударственных отношений).
С помощью национального трансформационного механизма включаются в российскую правовую систему не только международные нормативные предписания, но и индивидуальные международно-правовые акты.
Полагаем, что на сегодняшний день постановления Европейского суда по правам человека непосредственно влияют на российскую правовую систему только как обстоятельства, могущие послужить основанием для пересмотра конкретного дела по новым обстоятельствам.
Согласно пункту 4 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установленное Европейским Судом по правам человека нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении арбитражным судом конкретного дела, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Европейский Суд по правам человека, является новым обстоятельством, которое возникло после принятия судебного акта, но имеет существенное значение для правильного разрешения дела.
В пункте 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.06.2011 № 52 «О применении положений Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при пересмотре судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам» разъяснено, что также иные лица, не участвовавшие в данном деле, о правах и обязанностях которых арбитражный суд принял судебный акт, вправе обратится в суд с заявлением о пересмотре дела по новым обстоятельствам.
Иных форм непосредственного влияния актов Европейского суда по правам человека на российскую правовую систему в отечественном законодательстве не закреплено.
Такие попытки предприняты на уровне официального толкования. В пункте 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.10.2003 № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» дано разъяснение, согласно которому постановления Европейского суда по правам человека в отношении Российской Федерации, принятые окончательно, являются обязательными для всех органов государственной власти Российской Федерации, в том числе и для судов. Выполнение постановлений, касающихся Российской Федерации, предполагает в случае необходимости обязательство со стороны государства принять меры частного характера, направленные на устранение нарушений прав человека, предусмотренных Конвенцией последствий этих нарушений для заявителя, а также меры общего характера, с тем чтобы предупредить повторение подобных нарушений. Суды в пределах своей компетенции должны действовать таким образом, чтобы обеспечить выполнение обязательств государства, вытекающих из участия Российской Федерации в Конвенции о защите прав человека и основных свобод.
Действительно, прецедентное толкование Европейского суда по правам человека для уяснения смысла норм указанной конвенции российские суды должны учитывать, если они толкуют норму данного международного договора.
Но весьма сомнительна необходимость правоприменителю учитывать прецедентное толкование международным судом норм российского права, поскольку толкуемые нормы, прежде всего, должны соответствовать Конституции Российской Федерации, а не международному договору.
Таким образом, сходство актов Конституционного суда Российской Федерации и актов Европейского суда по правам человека заканчивается на этапе установления их индивидуально-регулятивной властной природы.
Поскольку постановления Европейского суда по правам человека – это элементы международной правовой системы, необходим национально-правовой механизм трансформации данных правовых актов в российскую правовую систему.
С учётом индивидуально-правовой природы указанных актов в российской правовой системе существует эффективный механизм их трансформации в форме пересмотра дела по новым обстоятельствам.
При этом полагаем, что широко обсуждаемая возможность трансформации постановлений Европейского суда по правам человека в российскую правовую систему в форме прецедентного толкования норм российского права нарушает объективно сложившуюся границу международного и национального права.

Ссылки:
1) Беседин А.А. Правовая система общества: понятие и базовые структуры // Юридический мир. 2011. N 3. С. 57 – 59.
2) Матузов В.И. Теория государства и права.
3) Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 15 января 2009 г. № 187-О-О.

Существует два типа актов, которые принимает Европейский суд по правам человека по жалобам: решения (Decisions) и постановления (Judgements).

Из этой статьи вы узнаете, в чём их различия, каковы их виды и значение.

В чём различия между решениями и постановлениями ЕСПЧ?

Решения ЕСПЧ

Первоначально жалоба, поступившая в ЕСПЧ, попадает к юристам Секретариата, которые оценивают её на корректность составления. Если жалоба соответствует требованиям, то производство по ней продолжается, и жалоба отправляется к судье.

Судья, в свою очередь оценивает жалобу — приемлема она или нет. Таким образом в результате этой процедуры признаются неприемлемыми около 90% жалоб. Мы писали об этом в статье «Почему 90% жалоб в ЕСПЧ оказываются в мусорной корзине».

Единоличный Судья может принять по жалобе только одно из следующих решений:

  • объявить жалобу полностью неприемлемой, то есть не соответствующей критериям приемлемости, сформулированным в статьях 34-35 Конвенции, в том числе в связи с выводом об отсутствии признаков нарушений прав, гарантированных Конвенцией и Протоколами к ней, либо
  • исключить жалобу из списка подлежащих рассмотрению дел на одном из оснований, предусмотренных статьей 37 Конвенции, либо
  • передать жалобу на рассмотрение в Комитет из трех Судей Европейского Суда по правам человека или в Палату Европейского Суда по правам человека.

Решения (Decisions) единоличного о признании жалобы неприемлемой или об исключении ее из списка подлежащих рассмотрению дел являются окончательными, то есть не могут быть обжалованы и пересмотрены по инициативе заявителя

Далее комитет из трех Судей Европейского Суда по правам человека, которому единоличный Судья передал жалобу или на рассмотрение которого жалоба была передана Секретариатом, минуя единоличного Судью, может в любое время единогласно принять свое решение (Decisions):

  • объявить жалобу полностью неприемлемой, то есть не соответствующей критериям приемлемости, сформулированным в статьях 34-35 Конвенции, в том числе в связи с выводом об отсутствии признаков нарушений прав, гарантированных Конвенцией и Протоколами к ней, либо
  • исключить жалобу из списка подлежащих рассмотрению дел на одном из оснований, предусмотренных статьей 37 Конвенции.

Указанные выше Решения (Decisions) Комитета из трех Судей Европейского Суда также являются окончательными, то есть не могут быть обжалованы и пересмотрены по инициативе заявителя

В отличие от единоличного Судьи, Комитет из трех Судей Европейского Суда по правам человека может объявить жалобу приемлемой (частично приемлемой), но только одновременно с вынесением по ней Постановления (Judgment) по существу. Объявить жалобу приемлемой (хотя бы в части) отдельным Решением (Decision) Комитет из трех Судей Европейского Суда по правам человека не может.

Таким образом, решения европейского суда по правам человека — это акты, в которых указывается, будет жалоба рассматриваться дальше или нет.

Дело не разрешается по существу в решениях.

Как вы, вероятно, уже догадались, дело разрешается по существу именно в постановлениях европейского суда по правам человека.

Так, например, Палата Европейского Суда по правам человека может:

Как все предыдущие инстанции объявить жалобу полностью неприемлемой;

  • объявить жалобу полностью приемлемой или частично приемлемой (частично приемлемой, частично неприемлемой) отдельным Решением (Decision) по вопросам приемлемости жалобы, которое является окончательным, то есть не может быть обжаловано или пересмотрено, в связи с чем вступает в силу в момент принятия, а затем принять Постановление (Judgment) по существу жалобы в той части, в которой она объявлена приемлемой;
  • объявить жалобу полностью приемлемой или частично приемлемой (частично приемлемой, частично неприемлемой) и одновременно разрешить ее по существу в той части, которой она объявлена приемлемой с вынесением единого Постановления (Judgment).

Таким образом, в постановлениях дело разрешается по существу.

Что такое пилотное постановление ЕСПЧ?

Бывает, что в государстве есть некая системная, структурная проблема. Например, решения национальных судов систематически не исполняются годами. Или обвиняемые в совершении преступлений держаться в нечеловеческих условиях в СИЗО.

Когда в ЕСПЧ обращается заявитель, и судьи ЕСПЧ видят, что он обратился именно со структурной проблемой, то они могут начать процедуру пилотного постановления. То есть постановления, в котором будет говорится о структурной проблеме.

Впервые ЕСПЧ применил процедуру пилотного постановления в постановлении от 22 июня 2004 года в деле «Брониовски против Польши».

Возникает вопрос: в чём отличие пилотного постановления от «обычных» постановлений?

«Обычное» постановление касается конкретного дела, описанного в жалобе. Пилотное же постановление расширяет предмет жалобы и распространяет свои правовые последствия на неограниченный круг лиц.

В «обычном» постановлении европейского суда по правам человека говорится о нарушении или отсутствии нарушения Конвенции относительно только тех лиц, которые указаны в жалобе. Пилотное постановление призвано указать государству на системную проблему; проблему, которая может затронуть многих людей и даже юридических лиц.

Пример и значение пилотного постановления ЕСПЧ

15 января 2009 года ЕСПЧ издал постановление по делу «Бурдов против России №2» /(Burdov v. Russia (N 2)).

В нём заявитель Анатолий Бурдов жаловался на то, что решения российского суда в его пользу не исполняются.

То есть российские суде выносит решения в его пользу, но органы госвласти России не исполняют эти решения (5 решений). Речь шла о том, что Бурдов имеет право на социальные пособия как ликвидатор последствия Чернобыля, но ему эти пособия не платят. Суды подтверждают право на пособия, но ему продолжают не платить их.

По мнению заявителя, это нарушает статью 6 Конвенции «Право на справедливое судебное разбирательство».

Россия всё же выплатила эти пособия и компенсировала их задержку. Но ЕСПЧ по трём решениям суда всё же решил, что задержка исполнения решений — это нарушение статьи 6 Конвенции. То есть суд встал на сторону Бурдова.

Это постановление было пилотным. ЕСПЧ указал, что:

  • практика состоит в повторяющемся неисполнении Государством [Россией] решений российских же судов;
  • у потерпевших нет эффективных средств правовой защиты.

ЕСПЧ рекомендовал России:

  • в течение полугода принять меры, чтобы потерпевшие могли эффективно защищаться в правовой сфере;
  • предоставить возмещение всем, кто подал жалобы в ЕСПЧ из-за неисполнения или неразумной задержки выплат, когда есть решения судов в России о том, что госорганы обязаны заплатить.

ЕСПЧ «заморозил» на год все подобные жалобы, поданные против России, чтобы Россия могла сама возместить ущерб заявителям.

Рассмотрим ещё одно значимое постановление.

Какое значение имеет постановление ЕСПЧ «Ананьев и другие против России»?

Постановление ЕСПЧ «Ананьев и другие против России» было принято 10 января 2012 года. В нём Европейский суд признал нарушение Россией статьи 3 «Запрещение пыток» и 13 «Право на эффективное средство правовой защиты» Конвенции.

Суд указал, что при содержании в СИЗО у подследственных:

  • недостаточно пространства и спальных мест;
  • ограниченное поступление дневного света и свежего воздуха в камеры;
  • невозможность уединиться при использовании туалета.

Россия отреагировала на это постановление в виде принятия «Плана дальнейших действий по исполнению “пилотного” постановления европейского Суда по правам человек по жалобам №42525/07 и 60800/08 “Ананьев и другие против России”».

В плане говорится о необходимости улучшать условия содержания заключённых, об имплементации положений Конвенции в правовую систему России, о взвешенном подходе к избранию и продлению меры пресечения в виде заключения под стражу и т.д.

Кратко укажем, что указано в отчёте о принятых мерах в части создания надлежащих условий содержания под стражей:

  • создано и введено в эксплуатацию более 9,3 тыс мест для размещений заключённых под стражу;
  • создано 16 объектов жизнеобеспечения;
  • в 25 субъектах РФ построены новые следственные изоляторы;
  • увеличился средний размер санитарной площади на одного заключённого;
  • кабины-боксы больше не используются;
  • улучшилась санитарная ситуация: у заключённых есть спальные места, помещения проветриваются и отапливаются, есть достаточное количество дезинфицирующих, чистящих и моющих средств.

Таким образом, очевидно, что постановления ЕСПЧ не «повисают в воздухе». Россия готова принимать меры в соответствии с этими постановлениями.

Выводы

Есть два типа актов, принимаемых по жалобе: решения и постановления.

Решения – это процедурный акт. Решением оформляется вывод о приемлемости, неприемлемости или частичной приемлемости жалобы.

Дело разрешается по существу в постановлениях.

Есть пилотные постановления, которые принимаются, если ЕСПЧ видит системную проблему.

Россия прислушивается к выводам, изложенным в постановлениях ЕСПЧ.

(!) ПОДДЕРЖИТЕ ПРОЕКТ

Если вы находите нашу работу полезной, то вы можете поддержать проект и отблагодарить автора, пройдя по этой ссылке

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: