Какое из доктринальных требований не предъявляется к судебным актам

Обновлено: 06.02.2023

Толкование процессуального содержания любого правового явления подразумевает восполнение каких-либо пробелов, возникающих при рассмотрении спора в отсутствие какой-либо нормы. Если под нормами права подразумевается изложение универсального правила поведения в определенной правовой ситуации, то целью установления процессуального содержания является разрешение конкретной ситуации при рассмотрении дела.

Такой принцип характер для прецедентного права англосаксонской правовой семьи. В тоже время, в своем постановлении от 30.06.2020 г. Пленум ВС РФ за №13 закрепил прецедентную практику в арбитражном судопроизводстве. Указанным Постановлением, по сути, разрешались проблемы с единообразием судебной практики, с другой стороны – проблемы наличия пробелов в законодательстве и правоприменении.

Хотя и постановление Пленума №13 коснулось арбитражной судебной практики, можно предположить, что Определением же по делу № 4-КГ20-64-К1 от 16.02.2021 г. ВС РФ начал создавать практику формирования, разъяснения и восполнения принципов права помимо гражданского процессуального законодательства.

В этом Определении ВС РФ впервые привел толкование принципиальных моментов:

  • процессуальное содержание положения о выборе способа защиты нарушенного права согласно ст.11,12 ГК РФ,
  • процессуальные свойства и последствия вступившего в законную силу решения суда согласно ст. 6 ФКЗ № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации», ст. 13 ГПК РФ,
  • условия изменения судебных актов первой, апелляционной и кассационной инстанций путем исключения из их мотивировочных частей выводов судов п. 5 ч. 1 ст. 390-15 ГПК РФ.

Так, согласно фабуле дела истец приобрел по соглашению об отступном в собственность земельные участки с расположенными на них квартирами в жилых домах блокированной застройки. Так как характеристики построенных на участках жилых домов не соответствовали разрешенному виду использования (дачное строительство), и отвечали признакам самовольных построек, истец обратился в суд с иском к ответчику о сносе самовольных построек.

Обращение требований к ответчику обосновывалось тем, что именно ответчик занимался строительством указанных домов, следовательно, он, по мнению истца, обязан осуществить их снос.

Выводы судов

Применяемые нормы

    ГК РФ, ч. 2 ст. 16 ЖК РФ, п.39 ст.1 и ст. 48 ГрК РФ, ст. 1 Федерального закона от 15 апреля 1998 г. № 66-ФЗ «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединений граждан».

Очевидно, что выбор способа защиты нарушенного права определяется закрепленным в норме порядком согласно ст. 11,12 ГК РФ. Однако в исключительных случаях, характерных конкретному делу, требуется разъяснить применение такой нормы.

В этом определении ВС РФ, перечислив условия выбора защиты (прерогатива истца, подразумевание определенной цели) и условия предоставления таковой защиты, обратил внимание на то, что таковая цель состоит, в первую очередь, в:

- наиболее быстрой и эффективной защите права,

- и (или) восстановлению нарушенных и (или) оспариваемых прав в случае удовлетворения требований истца.

Между тем, ВС РФ констатировал последствия избрания ненадлежащего способа защиты нарушенного права. Таковыми, по мнению суда, является то, что такое избрание:

- является самостоятельным основанием к отказу в удовлетворении предъявленного иска, «поскольку означает отсутствие подлежащего рассмотрению требования»,

- не допускает оценку каких-либо обстоятельств в рамках рассматриваемого заявления, «так как заявитель не лишен возможности обратиться в суд, избрав надлежащий способ защиты своих прав».

ВС РФ рассмотрел также другой вопрос, а именно процессуальные свойства и последствия вступившего в законную силу решения суда:

- исполнимость в силу ст. 6 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации", ст. 13 ГПК РФ.

При этом, целью установления таковых качеств является «стабильность подтвержденных судом фактов и правоотношений, а также защиту нарушенных или оспоренных прав, свобод и законных интересов субъектов материальных правоотношений».

Таким образом, с точки зрения анализируемого судебного акта ВС РФ указал на то, что при отказе в удовлетворении требований истца суды не должны были констатировать самовольный характер строительства на земельных участках.

В соответствии статьей 198 «Содержание решения суда» Гражданского процессуального кодекса РФ:

  1. Решение суда состоит из вводной, описательной, мотивировочной и резолютивной частей.
  2. В вводной части решения суда должны быть указаны дата и место принятия решения суда, наименование суда, принявшего решение, состав суда, секретарь судебного заседания, стороны, другие лица, участвующие в деле, их представители, предмет спора или заявленное требование.
  3. Описательная часть решения суда должна содержать указание на требование истца, возражения ответчика и объяснения других лиц, участвующих в деле.
  4. В мотивировочной части решения суда должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом; доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах; доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства; законы, которыми руководствовался суд. В случае признания иска ответчиком в мотивировочной части решения суда может быть указано только на признание иска и принятие его судом.
  5. Резолютивная часть решения суда должна содержать выводы суда об удовлетворении иска либо об отказе в удовлетворении иска полностью или в части, указание на распределение судебных расходов, срок и порядок обжалования решения суда.

В соответствии с пунктом 7.8. «Инструкции по судебному делопроизводству в районном суде», утвержденной Приказом Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 29 апреля 2003 года № 36 копия решения, на основании которого выдан исполнительный документ, должна быть подписана судьей, секретарем суда и заверена гербовой печатью суда, а также содержать отметку о дате вступления судебного акта в законную силу.

Если приложенная копия решения состоит из нескольких листов, то решение должно быть прошито, пронумеровано и скреплено печатью суда с обратной стороны решения.

В соответствии с пунктом 16.5 «Инструкции по судебному делопроизводству в верховных судах республик, краевых и областных судах, судах городов федерального значения, судах автономной области и автономных округов», утвержденной Приказом Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 15 декабря 2004 года № 161 выдаваемые судом копии решений, постановлений и определений по гражданским делам, в том числе определений и постановлений, вынесенных вышестоящим судом, должны быть прошиты, пронумерованы, заверены и скреплены печатью.

В тех случаях, когда приговор, решение, определение, постановление были изменены вышестоящим судом, об этом следует указать в выдаваемой копии.

На копии также указывается, в каком деле подшит подлинный документ и в производстве какого суда находится дело.

В соответствии со статьей 170 «Содержание решения» Арбитражного процессуального кодекса РФ:

  1. Решение арбитражного суда должно состоять из вводной, описательной, мотивировочной и резолютивной частей.
  2. Вводная часть решения должна содержать наименование арбитражного суда, принявшего решение; состав суда, фамилию лица, которое вело протокол судебного заседания; номер дела, дату и место принятия решения; предмет спора; наименования лиц, участвующих в деле, фамилии лиц, присутствовавших в судебном заседании, с указанием их полномочий.
  3. Описательная часть решения должна содержать краткое изложение заявленных требований и возражений, объяснений, заявлений и ходатайств лиц, участвующих в деле.
  4. В мотивировочной части решения должны быть указаны:
    1. фактические и иные обстоятельства дела, установленные арбитражным судом;
    2. доказательства, на которых основаны выводы суда об обстоятельствах дела и доводы в пользу принятого решения; мотивы, по которым суд отверг те или иные доказательства, принял или отклонил приведенные в обоснование своих требований и возражений доводы лиц, участвующих в деле;
    3. законы и иные нормативные правовые акты, которыми руководствовался суд при принятии решения, и мотивы, по которым суд не применил законы и иные нормативные правовые акты, на которые ссылались лица, участвующие в деле.

    В мотивировочной части решения должны содержаться также обоснования принятых судом решений и обоснования по другим вопросам.

    В случае признания иска ответчиком в мотивировочной части решения может быть указано только на признание иска ответчиком и принятие его судом.

    В мотивировочной части решения могут содержаться ссылки на постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по вопросам судебной практики.

    1. Резолютивная часть решения должна содержать выводы об удовлетворении или отказе в удовлетворении полностью или в части каждого из заявленных требований, указание на распределение между сторонами судебных расходов, срок и порядок обжалования решения.

    При полном или частичном удовлетворении первоначального и встречного исков в резолютивной части решения указывается денежная сумма, подлежащая взысканию в результате зачета.

    Если арбитражный суд установил порядок исполнения решения или принял меры по обеспечению его исполнения, на это указывается в резолютивной части решения.

    При удовлетворении требования о взыскании денежных средств в резолютивной части решения арбитражный суд указывает общий размер подлежащих взысканию денежных сумм с раздельным определением основной задолженности, убытков, неустойки (штрафа, пеней) и процентов.

    В соответствии с пунктом 3.33. «Инструкции по делопроизводству в арбитражных судах Российской Федерации (первой, апелляционной и кассационной инстанциях)», утвержденной Приказом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25 марта 2004 года № 27, судья, рассмотревший судебное дело единолично, а также состав суда при коллегиальном рассмотрении дела (за исключением случаев, перечисленных в пункте 3.34. Инструкции) подписывают только подлинники судебных актов, которые подшиваются в судебное дело.

    Лицам, участвующим в деле, выдаются под расписку или высылаются заказной почтой (в необходимых случаях с уведомлением) копии судебных актов, верность которых свидетельствуют секретари судебных заседаний (помощники судей) или специалисты судебных составов, если не требуется заверения копии гербовой печатью.

    В правом верхнем углу каждого листа копии ставится штамп «Копия». На последнем листе под текстом ставится штамп «Копия верна» с указанием в штампе полного наименования суда. Верность копии удостоверяется подписью названного выше лица с расшифровкой фамилии, указанием должности и даты удостоверения. Заверяется копия печатью отдела делопроизводства или судебного состава суда (если таковая имеется).

    На выдаваемой копии судебного акта делается отметка о дате вступления его в законную силу или о том, что в законную силу он не вступил.

    Если копия судебного акта состоит из нескольких листов, они прошиваются прочной ниткой, концы которой выводятся на оборотную сторону последнего листа, заклеиваются бумажной наклейкой и опечатываются печатью канцелярии суда, которая частично накладывается на бумажную наклейку.

    Если такого штампа в суде не имеется, при удостоверении копии документа указываются все перечисленные реквизиты.

    В соответствии с пунктом 3.34. «Инструкции по делопроизводству в арбитражных судах Российской Федерации (первой, апелляционной и кассационной инстанциях)», утвержденной Приказом Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 25 марта2004 года № 27 гербовой печатью заверяются копии следующих судебных актов:

    • определений о приостановлении, возобновлении и прекращении исполнительного производства;
    • определений о приостановлении исполнения судебных актов и об отмене приостановления исполнения судебных актов;
    • определений об обеспечении иска и об отмене обеспечения иска;
    • определений о принятии предварительных обеспечительных мер и об отмене таких мер;
    • справок и определений о возврате государственной пошлины;
    • определений арбитражного суда по делам о банкротстве: о введении наблюдения, финансового оздоровления, внешнего управления, назначении арбитражных управляющих и об освобождении их от исполнения обязанностей арбитражных управляющих, об установлении требований кредиторов, о завершении конкурсного производства, а также копии судебных актов по удовлетворенным требованиям о признании в случаях, когда исполнительные листы не выдаются (решение о признании права собственности на имущество, о признании недействительным нормативного акта и т.п.). Указанные копии подписываются председательствующим в судебном заседании и секретарем судебного заседания или специалистом судебного состава и заверяются гербовой печатью.

    По указанию руководства суда гербовая печать ставится и на другие решения (определения) суда.

    Копии остальных решений суда и других судебных актов, направляемые лицам, участвующим в деле, заверяются печатью отдела делопроизводства или судебного состава.

    Толкование процессуального содержания любого правового явления подразумевает восполнение каких-либо пробелов, возникающих при рассмотрении спора в отсутствие какой-либо нормы. Если под нормами права подразумевается изложение универсального правила поведения в определенной правовой ситуации, то целью установления процессуального содержания является разрешение конкретной ситуации при рассмотрении дела.

    Такой принцип характер для прецедентного права англосаксонской правовой семьи. В тоже время, в своем постановлении от 30.06.2020 г. Пленум ВС РФ за №13 закрепил прецедентную практику в арбитражном судопроизводстве. Указанным Постановлением, по сути, разрешались проблемы с единообразием судебной практики, с другой стороны – проблемы наличия пробелов в законодательстве и правоприменении.

    Хотя и постановление Пленума №13 коснулось арбитражной судебной практики, можно предположить, что Определением же по делу № 4-КГ20-64-К1 от 16.02.2021 г. ВС РФ начал создавать практику формирования, разъяснения и восполнения принципов права помимо гражданского процессуального законодательства.

    В этом Определении ВС РФ впервые привел толкование принципиальных моментов:

    • процессуальное содержание положения о выборе способа защиты нарушенного права согласно ст.11,12 ГК РФ,
    • процессуальные свойства и последствия вступившего в законную силу решения суда согласно ст. 6 ФКЗ № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации», ст. 13 ГПК РФ,
    • условия изменения судебных актов первой, апелляционной и кассационной инстанций путем исключения из их мотивировочных частей выводов судов п. 5 ч. 1 ст. 390-15 ГПК РФ.

    Так, согласно фабуле дела истец приобрел по соглашению об отступном в собственность земельные участки с расположенными на них квартирами в жилых домах блокированной застройки. Так как характеристики построенных на участках жилых домов не соответствовали разрешенному виду использования (дачное строительство), и отвечали признакам самовольных построек, истец обратился в суд с иском к ответчику о сносе самовольных построек.

    Обращение требований к ответчику обосновывалось тем, что именно ответчик занимался строительством указанных домов, следовательно, он, по мнению истца, обязан осуществить их снос.

    Выводы судов

    Применяемые нормы

      ГК РФ, ч. 2 ст. 16 ЖК РФ, п.39 ст.1 и ст. 48 ГрК РФ, ст. 1 Федерального закона от 15 апреля 1998 г. № 66-ФЗ «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединений граждан».

    Очевидно, что выбор способа защиты нарушенного права определяется закрепленным в норме порядком согласно ст. 11,12 ГК РФ. Однако в исключительных случаях, характерных конкретному делу, требуется разъяснить применение такой нормы.

    В этом определении ВС РФ, перечислив условия выбора защиты (прерогатива истца, подразумевание определенной цели) и условия предоставления таковой защиты, обратил внимание на то, что таковая цель состоит, в первую очередь, в:

    - наиболее быстрой и эффективной защите права,

    - и (или) восстановлению нарушенных и (или) оспариваемых прав в случае удовлетворения требований истца.

    Между тем, ВС РФ констатировал последствия избрания ненадлежащего способа защиты нарушенного права. Таковыми, по мнению суда, является то, что такое избрание:

    - является самостоятельным основанием к отказу в удовлетворении предъявленного иска, «поскольку означает отсутствие подлежащего рассмотрению требования»,

    - не допускает оценку каких-либо обстоятельств в рамках рассматриваемого заявления, «так как заявитель не лишен возможности обратиться в суд, избрав надлежащий способ защиты своих прав».

    ВС РФ рассмотрел также другой вопрос, а именно процессуальные свойства и последствия вступившего в законную силу решения суда:

    - исполнимость в силу ст. 6 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации", ст. 13 ГПК РФ.

    При этом, целью установления таковых качеств является «стабильность подтвержденных судом фактов и правоотношений, а также защиту нарушенных или оспоренных прав, свобод и законных интересов субъектов материальных правоотношений».

    Таким образом, с точки зрения анализируемого судебного акта ВС РФ указал на то, что при отказе в удовлетворении требований истца суды не должны были констатировать самовольный характер строительства на земельных участках.

    В предисловии к Цивилистической методологии Е.В. Васьковского (Учение о толковании и применении гражданских законов) приведено римское изречение, что «знание законов состоит не столько в том, чтобы держаться за их букву, сколько в том, чтобы понимать их смысл и значение». Действительно, презумпция знания закона охватывается не только предположением, что каждый субъект права формально знаком с текстом правовых ном, но и правильно понимает волю законодателя. Научные представления и концепции о праве как ничто другое помогают в достижении указанной цели.

    В соответствии с пунктом 1 статьи 1191 ГК РФ при применении норм иностранного права суд устанавливает содержание этих норм в соответствии с их официальным толкованием, практикой применения и доктриной в соответствующем иностранном государстве. Аналогичное правило содержится в ст. ст. 14 АПК РФ, 166 СК РФ. Если предположить, что раз уж для применения норм иностранного права законодатель призывает правоприменителя обращаться к доктрине иностранного государства, то согласно принципу a fortiori суду не следует игнорировать последние достижения правовой науки при применении норм отечественного законодательства.

    Правовая доктрина не форма выражения права, однако его источником является однозначно. Так в представлении авторитетнейшего английского юриста Сэра Джона Самонда правовая наука относятся к тем источникам права «…из которых выводится содержание, а не юридическая сила закона. Это источник, который официально не признается в качестве такового, но важность и значимость его в практической жизни обусловливает необходимость его применения. Правоприменитель вынужден положить его в основу своего решения!» (Кросс Р. Прецедент в английском праве / под общ. ред. Ф.М. Решетникова. – М.: Юридическая литература, 1985).

    В памяти у меня также всплывает прекрасное решение Арбитражного суда Красноярского края №А33-18291/2011 от 15.02.2012, которое одно из первых ввело в юридическую практику институт «снятия корпоративной вуали». Судья Морозова Н.А. отмечает: «…однако по сути своей юридическое лицо является правой фикцией (общепринятое в правой доктрине, являющейся источником гражданского права, определение сущности юридического лица, данное Ф.К. Савиньи)»; и далее «В науке гражданского права, являющееся источником гражданского права, существует доктрина «снятия корпоративных покровов (вуали)», согласно которой в случае если юридическое лицо создано лишь для видимости, в целях уклонения от ответственности, то по иску должен отвечать реальный владелец бизнеса».

    Опуская дальнейшее обсуждение вопроса, приведем примеры, когда арбитражные суды обращались к научной деятельности некоторых авторитетных цивилистов

    1. Артем Георгиевич Карапетов (д. ю. н., директор Юридического института «М-Логос», профессор НИУ ВШЭ, главный редактор «Вестника экономического правосудия»)

    1.1. Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15 декабря 2016 г. N 15АП-16635/16

    «Суд также отмечает, что в современной цивилистической доктрине также отмечается возможность начисления процентов по ст. 317.1 ГК на все денежные обязательства, возникающих между коммерческими организациями (Курбатов А.Я. Проценты по статье 317.1 ГК РФ: невыполненное системно-логическое толкование и непройденный тест на конституционность // Законы России, 2016, N 7), в том числе, и возникшие из внедоговорных отношений (Карапетов А.Г. Законны проценты в соответствии со статьей 317.1 ГК РФ// Вестник экономического правосудия Российской Федерации, 2015, N 10)».

    1.2. Решение АС Ростовской области от 19.08.2020 по делу №А53-7845/2018:

    «Данные выводы носят вероятностный характер, с учетом того, что стандарт доказывания в рамках гражданского (арбитражного) процесса не основан в отличие от уголовного процесса на принципе «вне всякого сомнения», а базируется на принципе большей вероятности доказанности обстоятельств (Карапетов А.Г., Косарев А.С. Стандарты доказывания аналитическое и эмпирическое исследование/Приложение к Вестнику экономического правосудия. №5.2009)».

    1.3. Определение Суда по интеллектуальным правам от 8 декабря 2014 г. по делу N СИП-294/2014 "О прекращении производства по делу":

    «В ответах доктора юридических наук Карапетова А.Г. от 04.09.2014 N 98 и от 10.09.2014 N 105 Устав ФГБУ ФИПС не признается нормативным правовым актом, но отнесен к ненормативным правовым актам».

    2. Роман Сергеевич Бевзенко (к.ю.н., партнер юридической компании «Пепеляев Групп», действительный государственный советник юстиции Российской Федерации 2-го класса)

    2.1. Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 19 февраля 2020 г. N 08АП-134/20

    Как указывает Бевзенко Роман Сергеевич (кандидат юридических наук, профессор Исследовательского центра частного права им. С.С. Алексеева при Президенте РФ), в частном праве имеется известная максима, связанная с действием так называемых абсолютных прав (прав, которые имеют эффект erga omnes, т.е. против всех), заключающаяся в следующем: права могут быть противопоставлены третьим лицам только в том случае, если третьи лица знали либо могли знать о существовании этих прав. Было бы противно экономической целесообразности и справедливости дать возможность залогодержателю противопоставлять третьим лицам (покупателям предмета залога, другим залогодержателям, необеспеченным кредиторам залогодателя) залоговое право, о котором эти лица не знали и не могли знать, вступая в отношения с залогодателем ("Договорное и обязательственное право (общая часть): постатейный комментарий к статьям 307 - 453 Гражданского кодекса Российской Федерации" (отв. ред. А.Г. Карапетов) ("М-Логос", 2017).

    2.2. Определение АС Омской области от 20.01.2020 по делу №А46-5428/2018

    Пункт 2 статьи 262 Гражданского кодекса Российской Федерации устанавливает принципы так называемого «горизонтального разделения», то есть юридического отделения постройки от участка, на котором она возведена (например, Бевзенко Р.С. Земельный участок с постройками на нем // Вестник гражданского права. 2017. № 1. С. 9-36; № 2. С. 84-114).

    2.3. Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 10 июня 2020 г. N 08АП-18369/19 по делу N А46-18059/2018

    Как следует из комментариев "Договорное и обязательственное право (общая часть): постатейный комментарий к статьям 307 - 453 Гражданского кодекса Российской Федерации" (отв. ред. А.Г. Карапетов) ("М-Логос", 2017), залог ордерных ценных бумаг (в первую очередь векселей) может быть осуществлен двумя способами: общегражданским и специальным вексельным.

    В связи с тем что документарная ценная бумага - это вещь (сам по себе документ, в реквизитах которого изложено содержание ценной бумаги), то к залогу таких бумаг субсидиарно (если специальные правила о залоге ценных бумаг не устанавливают каких-либо специальных правил) следует применять правила о залоге вещей. Иное может вытекать из существа документарных ценных бумаг как специфических объектов гражданских прав. Например, не подлежат применению к ценным бумагам нормы об обязанности застраховать объект залога (подп. 1 п. 1 ст. 343 ГК РФ), так как обычно документарные ценные бумаги хранятся в особых условиях (сейфы и проч.) и не используются в повседневной жизни или предпринимательской деятельности.".

    3. Сергей Васильевич Сарбаш (д.ю.н., судья Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в отставке, Заслуженный юрист Российской Федерации)

    3.1. Решение Арбитражного суда г.Москвы от 17 июля 2020 г. по делу N А40-342717/2019

    Как отмечает С.В. Сарбаш (Сарбаш С.В. Право удержания как способ обеспечения исполнения обязательств. М., 1998. С. 205), удержание имеет две функции: 1) дефензивную, т.е. стимулирование исполнения обязательства должником путем лишения последнего владения и возможности использовать вещь; 2) экзекутивную, т.е. возможность покрытия возникших убытков за счет продажи вещи.

    Из смысла сложившегося правоотношения можно сделать вывод о неделимости указанного обязательства ответчиков, которая основывается на экономически-юридическом свойстве предмета, и исключает возможность дробления удовлетворения на части. Поэтому, принимая во внимание непоименованные законом обязательства, в отношении которых законодатель не имел возможности определиться с необходимостью или отсутствием солидарности, следует допустить, что из самого существа отношений может вытекать солидарность. Нельзя исключить возможность вывести солидарность и в рамках особого рода корпоративных отношений. Так, в соответствии с п. 3 ст. 53 ГК РФ лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно. ("Обязательства с множественностью лиц и особенности их исполнения" (Сарбаш С.В.) ("Статут", 2004)).

    4. Шиткина Ирина Сергеевна (д.ю.н., профессор кафедры предпринимательского права Московского Государственного Университета им. М.В. Ломоносова)

    4.1 Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29 декабря 2012 г. №15АП-9767/12

    Апелляционный суд отклоняет толкование заключенного договора как договора аутсорсинга, поскольку сутью указанного договора является предоставление одной организацией специалистов необходимого профиля, квалификации в распоряжение другой организации для осуществления определенных функций в интересах этой организации (см. доктринальное толкование в статье Шиткиной И.С. "Договор предоставления персонала: что это такое?// Хозяйство и право, 2004, N 1, С.99).

    Верховному Суду пришлось разбираться в административном споре заключенного с колонией и ФСИН, обстоятельства которого одновременно рассматривались первой инстанцией в двух разных делах и в обоих случаях с нарушением требований КАС


    Один из экспертов заметил, что трудоустройство заключенных – болезненная проблема ФСИН, так как часто коррупция является определяющим фактором. Второй считает, что часто проблемой трудоустройства бывших осужденных становится фактическая потеря навыков и связано это с нарушениями права на труд в местах лишения свободы.

    Верховный Суд в Определении № 70-КАД21-6-К7 от 20 апреля разбирался в ситуации, когда нижестоящие суды рассмотрели иск по делу при имеющемся вступившем в силу судебном акте, вынесенном в рамках другого дела по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям.

    В 2013 г. Алексей Френкель был приговорен к 19 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. В 2019 г. заключенный обратился в Лабытнангский городской суд Ямало-Ненецкого автономного округа с административным иском к колонии, в котором просил признать незаконными: непредоставление ему работы с апреля 2013 г. по 1 марта 2019 г.; приказ от 1 марта 2019 г. о привлечении к труду; дальнейшее функционирование административного ответчика как учреждения исполнения наказаний; приказ «О прекращении трудового использования Френкеля А.Е.» в части ссылки на ч. 6 ст. 103 УИК как основание увольнения; отказ в трудоустройстве по специальности при наличии соответствующих вакансий с января по июнь 2019 г. и удовлетворении заявлений о трудоустройстве по специальности.

    Также Алексей Френкель просил признать незаконными штатное расписание для осужденных, трудоустроенных по хозяйственному обслуживанию учреждения, в части указания должности «чистильщик канализационных тоннелей и каналов» и приведения его в соответствие с Единым тарифно-квалификационным справочником работ и профессий рабочих (ЕТКС), штатных расписаний для осужденных, трудоустроенных по хозяйственному обслуживанию учреждения, утвержденных приказами начальника исправительного учреждения и приведение их в соответствие с ЕТКС. Он попросил признать незаконными устное информирование его о круге должностных обязанностей предлагаемой работы. Кроме того, попросил возложить на ФСИН России обязанности создать в ИК рабочие места для осужденных в количестве, соответствующем общероссийскому уровню.

    17 сентября 2019 г. суд отказал в удовлетворении требований, однако затем апелляция изменила решение, исключив вывод о пропуске срока обращения с административным иском. Апелляционный суд также отменил решение в части оставления без удовлетворения требований о признании незаконными отказа в трудоустройстве по специальности при наличии вакансий с января по июнь 2019 г. и удовлетворении заявлений о трудоустройстве по специальности, штатных расписаний для осужденных, трудоустроенных по хозяйственному обслуживанию учреждения, и приведении их в соответствие с ЕТКС, устного информирования истца о круге должностных обязанностей, а также о возложении на ФСИН обязанности создать в ИК рабочие места для осужденных в количестве, соответствующем общероссийскому уровню, поскольку Алексей Френкель от требований отказался. Суд прекратил в этой части производство, а в остальной оставил судебный акт без изменения. Кассация согласилась с выводами апелляции.

    Алексей Френкель обратился в Верховный Суд и попросил отменить судебные акты в части отказа в удовлетворении заявленных требований. Рассмотрев дело, ВС заметил, что ранее в 2019 г. Алексей Френкель уже обращался с административным иском о признании незаконными действий (бездействия), выразившихся в непредоставлении ему ФСИН России работы в исправительных учреждениях в период с l1 января 2007 г. по 1 марта 2019 г.

    Тогда Лабытнангский городской суд ЯНАО отказал в иске (дело № 2a-888/2019), а апелляция и кассация оставили решение в силе. Однако 10 февраля 2021 г. Верховный Суд Определением № 70-КАД20-4-К7 признал судебные акты по делу незаконными и отменил ввиду их несоответствия требованиям КАС, поскольку суды не приняли меры для всестороннего и полного установления имеющих значение для правильного разрешения дела обстоятельств. Также в силу положений ст. 43 КАС не был разрешен вопрос о привлечении ИК соответчиком или вторым ответчиком с учетом того, что согласно положениям ст. 103 УИК именно на администрацию возложена обязанность трудоустроить осужденного, принимая во внимание наличие конкретных особенностей осужденного и другие обстоятельства, установленные указанной нормой закона. Дело было направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции, в производстве которого находится в настоящее время.

    Соответственно, указал ВС, требования Алексея Френкеля о признании незаконными действий (бездействия), выразившихся в непредоставлении ему работы в исправительных учреждениях в названный выше период, уже были предметом судебной проверки по другому административному делу.

    Верховный Суд также заметил, что из содержания принятого по настоящему административному делу решения суда первой инстанции от 17 сентября 2019 г., а также отмененного решения от 25 сентября 2019 г. по делу № 2a-888/2019 обоснование требования о неправомерности непредоставления Алексею Френкелю работы во время отбытия наказания в исправительном учреждении и правовая позиция суда о соответствии нормативным правовым актам оспариваемых действий административного ответчика и об отсутствии его незаконного бездействия совпадают по обоим делам. «Таким образом, в производстве одного и того же суда в 2019 г. одновременно находились два административных дела по спору между А.Е. Френкелем и исправительным учреждением, возникшему в том числе по причине непредоставления административному истцу, по его мнению, в нарушение требований закона возможности трудиться в период с l1 апреля 2013 г. по март 2019 г.», – указывается в определении.

    Названное обстоятельство в силу п. 5 ч. 1 ст. 129, п. 4 ч. 1 ст. 196, п. 4 ст. 309, п. 3 ч. 1 ст. 329 КАС является основанием для возвращения административного иска при решении вопроса о возможности принятия его к производству суда, для оставления административного иска без рассмотрения как на стадии разрешения заявленных требований судом первой инстанции, так и проверки законности судебного решения в апелляционном и кассационном порядке. Таким образом, Суд оставил без рассмотрения судебные акты в части отказа в удовлетворении требования Алексея Френкеля о признании незаконными действий (бездействия) ИК по непредоставлению работы в период с 11 апреля 2013 г. по 1 марта 2019 г.

    Помимо этого ВС отметил, что Алексей Френкель указывал на несоответствие штатного расписания в части введения должности «чистильщик канализационных тоннелей и каналов» ЕТКС, ссылался на незаконность приказов о привлечении к труду и «О прекращении трудового использования Френкеля А.Е.» ввиду введения, по его мнению, исправительным учреждением должности «чистильщик канализационных тоннелей и каналов» с нарушением закона. В ходе рассмотрения апелляционной жалобы было представлено письмо ФСИН от 14 октября 2020 г., в котором указано, что введение ИК должности «чистильщик канализационных тоннелей и каналов» участка «обслуживающий персонал жилой зоны» с выполнением отдельных работ по ней не соответствует ЕТКС. 20 ноября 2020 г. в адрес ИК поступило письмо из УФСИН России по Ямало-Ненецкому автономному округу, в котором сообщено о выявлении нарушений при трудоустройстве осужденного Алексея Френкеля, о несоответствии введенной должности, что опровергает правомерность издания приказа о привлечении Алексея Френкеля к труду. На исправительное учреждение возложена обязанность устранить допущенные нарушения.

    Верховный Суд заметил, что, оставляя без изменения решение суда об отказе в удовлетворении перечисленных выше требований, апелляция не выполнила требования п. 3 ст. 3, ст. 14, п. 2 ч. 1 ст. 143, ч. 8–10 ст. 226 КАС, должную оценку представленным доказательствам, в частности письму УФСИН России по Ямало-Ненецкому автономному округу, не дала, сделав ошибочный вывод о том, что письмо ФСИН России не является подтверждением нарушения прав истца, трудоустроенного на штатную должность «чистильщик канализационных тоннелей и каналов». Кроме того, из приложенных к кассационной жалобе документов следует, что по требованиям, заявленным Алексеем Френкелем по настоящему делу и оставленным без удовлетворения, имеются вступившие в законную силу судебные акты, вынесенные судами в рамках других дел по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям. «При таких обстоятельствах вывод суда апелляционной инстанции о законности решения суда первой инстанции в части отказа в удовлетворении требований А.Е. Френкеля нельзя признать законным», – указал ВС.

    Из разъяснений Верховного Суда, содержащихся в Постановлении от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении», следует, что судебный акт является законным в том случае, когда он принят при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, и обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, а также тогда, когда он содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов. «Обжалуемые судебные акты судов апелляционной и кассационной инстанций в части приведенным требованиям не соответствуют», – отмечается в определении.

    Таким образом, Верховный Суд отменил определения апелляции и кассации в части оставления без изменения решения Лабытнангского городского суда от 17 сентября 2019 г. об отказе в удовлетворении требований Алексея Френкеля. Административное исковое заявление в части признания незаконными действий (бездействия) ИК, выразившихся в непредоставлении работы в период с l1 апреля 2013 г. по 1 марта 2019 г., ВС оставил без рассмотрения, а в остальной части административное дело направил на новое апелляционное рассмотрение в суд Ямало-Ненецкого автономного округа.

    Адвокат АП г. Москвы, председатель «Ассоциации Адвокатов России за Права Человека» Мария Архипова отметила, что в КАС установлены требования, принимаемые к судебному решению, т.е. решение должно быть законным и обоснованным, должны быть соблюдены нормы процессуального и материального права. Соответственно, ВС, исходя из материалов дела, правильно оценил и отменил ранее принятые судебные решения и направил на новое рассмотрение для выполнения требований законодательства. «Что касается трудоустройства, то это болезненная проблема ФСИН, так как часто коррупция является определяющим трудоустройство фактором, на данном примере может быть отсутствие вакансии и т.д. Другой проблемой, не менее важной, является здоровье заключенных. Например, когда отправляют на работу по профессиям людей, непригодных к выполнению тех или иных работ. Например, у нас были случаи, когда человека с утратой зрения отправляли работать швеей либо человека с больным сердцем отправляли тяжело физически трудиться. Все это говорит о бесчеловечном обращении и пытках в отношении заключенных», – указала она.

    В документе подведены итоги деятельности УИС за 10 лет и перечислен ряд основных ориентиров ее развития до 2030 г.

    Юрист Criminal Defense Firm Даниил Горьков отметил, что в России, несмотря на утверждение Концепции развития уголовно-исполнительной системы на период до 2030 г., проблемы с занятостью и реинтеграцией осужденных после выхода из колоний вынуждают последних на новые преступления. Так, по данным ФСИН, только за первое полугодие 2020 г. более 18 тыс. человек была нужна помощь в поиске работы, и только 3933 были трудоустроены. У остальных же имеется высокий риск рецидива из-за отсутствия трудоустройства, а соответственно, источника доходов. Даниил Горьков заметил, что очень часто проблемой трудоустройства бывших осужденных становится фактическая потеря навыков, имеющихся до пребывания в местах лишения свободы.

    «Не вызывает сомнений и тот факт, что неукоснительно должны соблюдаться основополагающие права личности. Так, право на труд является одним из основных прав человека и гражданина. Развитие указанного права прошло длительный исторический период становления, прежде чем нашло свое закрепление в ст. 37 Конституции. Право на труд также признается и широко поддерживается во всем мире. Европейские пенитенциарные правила прямо закрепляют, что труд в пенитенциарном учреждении следует рассматривать в качестве позитивного элемента режима содержания заключенных», – заключил он.

    Автор статьи

    Куприянов Денис Юрьевич

    Куприянов Денис Юрьевич

    Юрист частного права

    Страница автора

    Читайте также: