Какими особенностями характеризовался судебный процесс в 1 половине 19 века

Обновлено: 21.07.2024

В первой половине XIX века в Российской империи продолжали действовать суды, учрежденные еще губернской реформой 1775 года. Во всех губерниях как общесословные суды действовали палаты уголовного и гражданского суда, совестный суд, а в Санкт-Петербурге и Москве как столичных городах продолжал функционировать надворный суд. В каждом уезде действовали сословные уездные суды для дворян и для крестьян, в губернских городах были учреждены коммерческие и словесные суды. С 1831 года председатели палат уголовного и гражданского суда в губерниях стали выбираться местным дворянством. При палатах гражданского суда появились специальные крепостные отделения для оформления документов и актов о продаже и приобретении поместий, о продаже и покупке крепостных крестьян, для составления доверенностей и завещаний.

Уездный суд был в это время первой инстанцией для мелких уголовных и гражданских дел всех сословий уезда. Крепостное отделение уездного суда оформляло акты и документы только в границах уезда. Уездный суд совместно с полицией вводил во владение имением законных владельцев. Судебное следствие проводилось органами уездной полиции, поэтому уездный суд превратился в некий придаток полиции. После проведения полицейского следствия материалы уголовного дела поступали в канцелярию суда, где секретарь и его помощники составляли описание дела со ссылками на действующее законодательство. После этого дело рассматривалось общим присутствием суда. Решения судов подлежали обжалованию в вышестоящих инстанциях вплоть до Правительствующего Сената. Следует однако отметить, что из числа уголовных дел всего лишь менее 13 процентов всех приговоров заканчивались полным обвинением. Сложность и медлительность судопроизводства, непомерная волокита, неэффективность судопроизводства вызывали вполне обоснованное недовольство со стороны всех сословий империи. Истории права С.В. Юшков приводит показательный пример, когда при ревизии в санкт-петербургских судебных учреждениях было выявлено почти 120 тысяч нерешенных дел, среди которых более 5 тысяч относились к должностным преступлениям столичных чиновников.

Примечательным явлением в судах первой половины XIX века стало возникновение так называемых ходатаев по делам, чаще всего, изгнанных с государственной службы нерадивых чиновников, которые за плату оформляли своим клиентам прошения в суд, консультировали клиентов в области действующего законодательства, даже вступали от имени клиентов в переговоры с судейскими чиновниками.

В связи с быстрым ростом капиталистических отношений российское законодательство в области судоустройства и судопроизводства стало нуждаться в значительном реформировании.

ТЕМА 8. ГОСУДАРСТВО И ПРАВО РОСИЙСКОЙ ИМПЕРИИ В ПЕРИОД РЕФОРМ И КОНТРРЕФОРМ (1860-1900 ГОДОВ)

Одними из самых переломных в истории отечественного государства и права ХIХ века стали реформы, связанные в сознании современников и потомков с именем императора Александра II Николаевича (1855-1881). Эти реформы носили во многом вынужденный характер и соответствовали потребностям экономического развития России. Они разделили историческое развитие российской государственности на два периода - дореформенный и пореформенный периоды развития, привели к масштабным социально- политическим последствиям.

Предпосылки и условия проведения реформ. Подготовка и условия отмены крепостного права

Эти преобразования были вызваны тяжелым поражением России в Крымской войне (1853-1856годов) и осознанием правящими кругами империи неотвратимости отставания страны от передовых в промышленном отношении держав Западной Европы, с которыми и приходилось воевать в течение трех лет. С другой стороны, важнейшей предпосылкой реформ стал мировой аграрный кризис, выражавшийся как в кризисе аграрного перепроизводства и в появлении конкурентов российскому продовольствию на мировых рынках. Российское феодально-крепостническое хозяйство к середине столетия не могло выдерживать конкуренцию с продукцией аргентинских и американских фермерских хозяйств. Дальнейшее развитие производства требовало отмены крепостного права в России, поэтому подготовка этих преобразований шла в царствование императора Николая I Павловича (1825-1855гг.). Эта подготовка выражалась в организации еще в 1826 году IV отделения его императорского величества канцелярии, в котором шла разработка проектов отмены крепостного права. Несмотря на эти обстоятельства, реформам и отмене крепостного права в течение всей первой половины ХIХ века была достаточно мощная оппозиция дворян- крепостников, что выражалось в постоянном затягивании преобразований в России. Так, исполняющий обязанности председателя Секретного комитета князь Орлов прямо заявил, что «он скорее даст отрубить…руку, чем подпишет освобождение крестьян с землей». Только поражение России в Крымской войне, показавшее неспособность выхода из экономических трудностей и восшествие на престол Александра II, заставило правящие круги империи пойти на уступки общественному мнению в проведении необходимых преобразований. Тяжелым было и само крепостное право в России, обострявшее отношения дворян и крепостных крестьян. Крестьянские волнения во многих губерниях создавали обстановку страха и социальной нестабильности и имели неуклонную тенденцию к увеличению. Так, например, только в период с 1850-1854 год в империи было подавлено 141 крестьянское волнение.


Количество крестьянских волнений увеличивалось настолько, что ставило проблему выбора между французским и прусским путем отмены крепостного права и пореформенного развития капитализма. Французский путь развития капитализма предполагал революционную отмену всех форм поземельной зависимости правительством во время революции и прусский путь отмены крепостного права, путем сохранения крупного помещичьего хозяйства и ликвидацию форм личной зависимости. Выбор между двумя путями проведения реформ был осуществлен в пользу второго «прусского» пути по следующим причинам: 1) отсутствие класса общества заинтересованного в свержении самодержавно-абсолютистского режима; 2) отсутствие предпосылок для революционных потрясений в российском обществе. Благодаря этим обстоятельствам реформистский путь развития и стал особенностью политического развития России второй половины ХIХ века. Значение реформ 1860-1870-х годов было достаточно масштабным и определялось гигантскими социально-классовыми сдвигами, выражавшимися в начавшемся процессе распада сословной структуры российского общества. Изменения в общественном строе. «Манифест» и положение «о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости» Огромное значение имели Манифест императора Александра IIоб отмене крепостного права, извещавший подданных империи об отмене крепостного права. Положение же о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости, вышедшее 19 февраля 1861 года вводило сам механизм отмены крепостного права, в соответствии с которым, «крепостное право отменялось навсегда». Под ним подразумевались все формы личной зависимости крестьян, которым предоставлялись «права свободных сельских обывателей»: отвечать за недоимки перед государством, свободно передвигаться по территории империи, переходить в другие сословия, приобретать землю в собственность. Вместе с тем обращает на себя достаточно важное обстоятельство земля остается в руках помещиков, которые в соответствии с особыми документами - уставными грамотами, которыми определялись постоянные поземельные отношения между помещиками и водворенными на его земле крестьянами». Эти документы должны были составляться самими помещиками, которые предоставляли крестьянам свои наделы. Крестьяне, получившие от помещика надел и продолжающие нести за него повинности, получили название временнообязанных. Временнообязанные крестьяне должны были нести повинности перед помещиком, как собственником земли, до совершения выкупной операции - официально установленной процедуры ликвидации поземельной зависимости крестьян от помещиков и выплаты выкупного платежа. Для реализации отмены крепостного права государство создавало губернские по крестьянским делам присутствия, уездные мировые съезды и мировые посредники. На местах особое значение приобретала сельская община – «сельское общество», выступившее посредником в поземельных отношениях помещиков и крестьяне, вышедших из крепостной зависимости. «Общее положение о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости» жестко регламентировало деятельность крестьянских общин, роль которых в проведении крестьянской реформы сводилась к функциям органов крестьянского самоуправления, представляющих интересы крепостных крестьян, но не имеющих право вмешиваться в свои собственные отношения с помещиком, в собственности которого и находится земля. Вместе с тем, общине и ее старосте теперь вменялась еще одна важная обязанность «наблюдать за исправностью дорог, мостов, переправ» и обкладывать население общины дополнительными податями на их содержание, что свидетельствует о приобретении общиной функций низовых органов местного самоуправления.

Формирование новых социальных слоев общества

Отмена крепостного права привела к масштабным социальным изменениям в российском обществе выразившегося в невиданном изменении правового статуса и положения самой большой части российского крепостного крестьянства, бывшего достаточно долго самым большим сословием Российской империи. Отмена крепостного состояния крестьян стала импульсом быстрого социального расслоения российской деревни. Часть наиболее зажиточной части кулаков, занимавшихся ранее ремесленным производством, торговлей и ростовщичеством изменила свой социальный статус после реформы и пополнила ряды купцов, промышленников и фабрикантов. Они смогли быстро скопить деньги и осуществить в кротчайшие сроки выкупную операцию. Зажиточные крестьяне перемещались в города, где особыми заслугами перед городским хозяйством в сфере материального содействия организации городской инфраструктуры, заслужили именоваться именитыми гражданами, мещанами, или городскими обывателями. Государство начало проявлять заботу о таких людях еще в 1830-е годы, предоставляя мещанам право участвовать в обсуждении вопросов местного самоуправления. После отмены крепостного права, процессам формирования мещанского сословия был дан новый импульс и они получили право на официальный юридический статус Большая же часть российского крестьянства, вышедшего из крепостной зависимости, оказалось в весьма трудном материальном положении. Они должны были платить установленные государством и сельским обществом подати, отрабатывать выкупной надел помещика непосильным сельскохозяйственным трудом и в течение сорока девяти лет возмещать государству свое освобождения, платя выкупные платежи. Часть таких крестьян оставалась жить на землях помещиков до полного выкупа земли и расчета с собственником земли. Другая часть крестьян вынуждена была заниматься отходничеством, то есть, уходить в города для устройства на работу на промышленные предприятия. Таким образом, отмена крепостного права привела к формированию немногочисленной новой группы российского общества - наемных рабочих, называемых в Европе пролетариатом, обладающим личной свободой и свободой распоряжения своими рабочими руками. Вместе с тем, отмена крепостного права и ее гигантские социально-классовые последствия привели к переменам в государственном строе империи.

В созданную в годы правления Екатерины П судебную сис­тему России были внесены в конце XVIII - начале XIX в. некото­рые изменения. В частности, были упразднены верхние земские суды, рассматривавшие дела дворян, верхние и нижние расправы, подсудность которых распространялась на государственных кре­стьян и однодворцев, а также губернские магистраты, решавшие Дела городских жителей.

Кизеветтер А.А. Местное самоуправление в России, IX-X1X ст.: Ист. °черк.-М„ 1910.-С. 154-155.

В 1802 г. было учреждено Министерство юстиции, которое занималось кадровым обеспечением и организацией новых судеб­ных органов, а также надзором за их деятельностью. Однако отсут­ствие четкой регламентации взаимоотношений Сената и Мини­стерства юстиции в российском законодательстве приводило часто к разногласиям по процедуре и существу рассматриваемых дел. Министр юстиции в качестве генерал-прокурора являлся по- прежнему и руководителем канцелярии Сената. Так, например, ес­ли сенаторы департамента не достигли решения по какому-либо делу, то его рассмотрение переносилось в общее собрание депар­таментов Сената, где для положительного решения дела необходи­мо было собрать не мене двух третей голосов. Если же решение по данному делу не получало необходимого количества голосов или министр юстиции был против, то мнение меньшинства должно бы­ло обсуждаться на заседании совета обер-прокуроров. Решение, принятое данным советом, поступало на утверждение сенаторов департамента. В случае невозможности достичь согласия, дело на­правлялось в Государственный Совет, а затем к императору.

Важнейшими функциями Министерства юстиции в соответ­ствии с Манифестом “Об общем учреждении министерств” были: управление судебной системой страны и осуществление общего надзора за деятельностью судебных органов, а также обеспечение охраны земельных прав дворянства, посредством надзора за судеб­но-межевыми делами.

Как видим, главным направлением в работе Министерства юстиции в первой четверти XIX в. был надзор за деятельностью судебных органов в стране. 5 августа 1816 г. в письме министру юстиции Д.П. Трощинскому император Александр I очертил круг его полномочий, заключавшихся в том, чтобы усилить “надзор, да-

бы дела, как в Правительствующем Сенате, так и во всех подчи­ненных ему местах имели успешнейшее течение”, а “законы и ука­зы повсюду исполнялись неизменно. ” 1 . Касаясь проблемы волоки­ты и мздоимства, присущих российским судам, Александр I под­черкивал, чтобы “обличаемые в сем гнусном пороке нетерпимы были в службе и преследуемы со всею строгостью законов” [96] [97] .

Преобразования высших органов государственной власти коснулись и структуры Сената. Так, 27 января 1805 г. были образо­ваны пятый (уголовный) и шестой (уголовный) департаменты, яв­лявшиеся высшим апелляционным судом по уголовным делам, а также седьмой (апелляционный) и восьмой (апелляционный) де­партаменты, которые представляли собой высший апелляционный суд по гражданским делам. С 16 марта 1808 г. пятый департамент стал подразделяться на два отделения: 1-е отделение ведало делами о волнениях крестьян, об убийствах, грабежах, разбое, поджигате­лях, о вероотступничестве, сектантах и раскольниках, преступле­ниях против государственной власти; к компетенции 2-го отделе­ния относились дела о должностных преступлениях, о казнокрад­стве, о крепостных, судимых за побеги; о порубке леса, контрабан­де, об уклонении от рекрутской повинности, о жалобах подсуди­мых, о протестах прокуроров, о несогласии губернаторов с реше­ниями судебных палат.

Шестой (уголовный) департамент, находившийся в Москве, рассматривал дела по следующим губерниями: Вологодской, Во­ронежской, Вятской, Грузино-Имеретинской (с 19 апреля 1811 г.);

областям: Бессарабской, Кавказской, Каспийской и земли Войска Донского (с 28 сентября 1820 г.).

Седьмой (апелляционный) и восьмой (апелляционный) де­партаменты также находились в Москве и рассматривали в иссле­дуемый период дела в порядке очередности без разграничения их по видам или по губерниям.

Рассматриваемые дела в основном ка­сались жестокого обращения помещиков с крестьянами, продажи крепостных, незаконного закрепощения крестьян, пожалования земель и крестьян, земельных споров между помещиками, крестья­нами и церковью, а также продаж, залога, раздела движимого и не­движимого имущества, прав владения фабриками и заводами.

Государственный Совет, учрежденный I января 1810 г., стал дополнительной судебной инстанцией, так как его департамент гражданских и духовных дел имел право рассматривать граждан­ские и уголовные дела, поступавшие в качестве апелляции.

В губерниях действовали всесословные судебные органы - губернские палаты по уголовным и гражданским делам. Они рас­сматривали дела о должностных преступлениях, поджогах и др. в качестве суда первой инстанции, а также являлись апелляционной инстанцией для уездных и городских судов. Так, палатами по уго­ловным делам “в 1847 году осуждено, - как указывает В.И. Власов, - 29123 человека, из них приговорено к каторжным работам 627 лиц (2,2%) и к тюремному заключению и к аресту 4604 (15,8%); в 1849 году, соответственно, 28690, 850 (3%), 3502 (12,2%); в 1850 году - 28389, 646 (2,3%), 3083 (10,9%); в 1851 го­ду-35132, 727 (2,1%), 3373 (9,6%)”'.

В каждой губернии существовали совестные суды, созданные еще при Екатерине II. Совестной суд состоял из судьи и 6 заседате­лей, избиравшихся по 2 представителя от дворянского, городского и сельского сословий. В этих судах рассматривались дела о пре­ступлениях несовершеннолетних и умалишенных, имущественные споры между родственниками, а также другие гражданские дела, если стороны соглашались решать спор в совестном суде. Деятель­ность совестных судов носила примирительный характер. Сторона, неудовлетворенная решением совестного суда, имела право обра­титься в обычный суд.

Сохранились также низшие сословные уездные суды, рас­сматривавшие дела дворян и государственных крестьян. Городовые магистраты и ратуши решали дела купцов и мещан.

Во всех крупных городах, а иногда и в каждой части города действовали торговые словесные суды.

Они рассматривали споры между торговцами по поводу векселей, счетов и т.п. Апелляцион­ной и ревизионной инстанцией для словесных судов являлись го­родовые магистраты.

Следует отметить, что в судебной системе Российской импе­рии в начале XIX в. был создан особый суд - коммерческий, при котором состоял прокурор. В его состав входили председатель, че­тыре члена и один консультант (докладчик или секретарь). Причем члены суда избирались купцами из своего сословия.

Юрисдикция коммерческого суда распространялась на купе­ческие сделки, иски городских и иногородних купцов, а также в отношении представителей других сословий, касавшихся исключи­тельно торговых дел. Суд имел право принимать окончательное решение по делам, стоимость иска которых была менее 500 руб., дела с более высокой исковой стоимостью должны были рассмат-

риваться в порядке апелляции в Сенате. Коммерческие суды созда­вались, прежде всего, в приморских городах, а затем стали форми­роваться и в других местах, где широко развивалась торговля.

Кроме того, в Петербурге, Москве, Вильно и Архангельске функционировали надворные суды, рассматривавшие дела иного­родних граждан, а также военнослужащих, оказавшихся в отдале­нии от расположения своих воинских подразделений.

Дела, связанные с малозначительными имущественными спорами и проступками, рассматривали волостные и сельские рас­правы, созданные в 1838 г. Существовали также ведомственные суды: военные, морские, духовные, лесные, горные и др.

Таким образом, в России в первой половине XIX в. суд не был отделен от администрации, сохранялся принцип сословности, а судебные функции выполняли не только суды, но и местная адми­нистрация. Так, решения губернских палат по уголовным и граж­данским делам по-прежнему должны были утверждаться губерна­торами, а некоторые должностные лица полиции (городничие, ча­стные приставы, квартальные надзиратели и становые приставы) имели право рассматривать дела о кражах, сумма иска которых не превышала 20 рублей.

Судебный процесс в первой половине ХЕХ в. характеризовался следующими особенностями: 1) судебные заседания проходили тай­но, при закрытых дверях; 2) на суде не могли присутствовать не только посторонние лица, а также стороны и свидетели; 3) дела рас­сматривались судом на основании одних лишь письменных показа­ний; 4) устные свидетельские показания на суде не допускались.

Приговоры и решения суд выносил только на основе письмен­ных материалов следствия. Собственное признание обвиняемого по- прежнему являлось важнейшим доказательством его виновности.

При этом широкое применение получили пытки. В основе приговора было не убеждение судей, а формальные соображения, в зависимо­сти от того, сколько было свидетелей “за” и “против”. Если у суда не было необходимых доказательств виновности обвиняемого, то дело прекращалось. Однако данное лицо в соответствии с приговором оставляли на всю жизнь “в подозрении”, что значительно осложняло их положение в обществе. “Сельские общества нередко высылали, - отмечает С.А. Егоров, - опороченных таким судебным решением сочленов на постоянное жительство в Сибирь”'.

Была значительно затруднена возможность обжаловать при­говор или решение суда, так как для этого необходимы были боль­шие средства. Поэтому жалобы в течение многих лет находились в судах нерассмотренными.

Тайный характер судопроизводства предоставлял широкий простор для различных злоупотреблений, необоснованных обвине­ний, взяток и т.п.

Что касается развития судебной системы страны в целом, то она практически сохранялась в том виде, в каком она сложилась еще в конце XVIII- начале ХІХ в. Особенно это наглядно отраже­но на местах, на уровне уездов и губерний. Главами администра­тивных органов в губернии были губернаторы, опиравшиеся в сво­ей деятельности на губернские правления.

В соответствии с законом 1845 г. губернское правление со­стояло из общего присутствия и канцелярии. Председательствовал на общем присутствии губернатор, а оно само включало вице- губернатора, советников и асессоров.

* Егоров С.А. История отечественного государства и права, IX - первая по­ловина XIX века. Опыт проблемного изложения. - Ярославль, 2000. - С. 328.

наторы, а на окраинах страны во главе нескольких губерний обыч­но назначали генерал-губернатора.

В начале 30-х годов XIX в. были в два раза увеличены сроки пребывания на выборных должностях в судебных учреждениях. “Закон 1831г. для выборных должностей вводил, - пишет В. Бочкарев, - по судебному ведомству шестилетний срок, взамен прежнего трехлетнего, и вместе с тем уравнивал выборную службу с правительственной”'. К тому же в Манифесте от 6 декабря 1831 г. вводилась выборная система для председателей губернских судеб­ных палат, которые ранее назначались на эти должности. При этом подчеркивалось, что избираться они должны были непременно дворянством.

Очевидно, такими мерами царское правительство пыталось привлечь к работе в органах управления видных представителей местного дворянства. Однако, как указывает В. Бочкарев: “На су­дебные должности преимущественно попадали представители мел­копоместного дворянства, все же, что было в губернии покрупнее и позначительнее, или совсем не служило, или старалось сделать блестящую карьеру в столице, в высших правительственных учре­ждениях” [98] [99] .

В уезде функционировал, как и прежде, нижний земский суд, который возглавлял руководитель уезда капитан-исправник. Прав­да, в 1837 г. местная судебная система была незначительно преоб­разована. Нижний земский суд теперь включал исправника, непре­менного заседателя и 2 сельских заседателей.

Во главе волостей были волостные правления (волостной го­лова, заседатели и писарь), станами руководили приставы.

Рассуждая об образовательном уровне судей, В. Бочкарев указывал, что “образовательного ценза для судей закон не устанав­ливал, и каждый дворянин, имеющий какой-нибудь чин, или купец, приписанный к гильдии, мог быть избран на любую должность в местных судебных установлениях. ”, вследствие чего “в судах пер­вой инстанции неграмотные или малограмотные составляли боль­шинство” 1 . Даже Сенат не всегда был укомплектован достаточно образованными чиновниками. Так, “в 1841 г., например, в семи пе­тербургских департаментах Сената и двух общих собраниях, имевших отдельные канцелярии, было всего только 6 человек с высшим образованием” [100] [101] .

Однако “главной язвой, разъедавшей старые суды, было, - подчеркивает В. Бочкарев, - поголовное взяточничество, в котором повинны были решительно все, от мелкой приказной сошки до сильных высокопоставленных чиновников министерства юсти­ции” [102] . О повсеместном распространении взяточничества в судеб­ных учреждениях красноречиво свидетельствует тот факт, “что сам министр юстиции граф Панин, составляя рядную запись в пользу своей дочери в петербургском уездном суде, вынужден был, в силу обычая, дать, правда, не лично, а через директора департамента Топильского, 100 рублей надсмотрщику, в руках которого находи­лось это дело” [103] .

суд И Судебная реформа. - М., 1915.

Волокита была в то время характерна практически для всех судебных учреждений, включая и Сенат. “Дела иногда в одной первой инстанции залеживались по 10-15 лет, а по известному делу Шидловских, - как указывает В. Бочкарев, - в течение семи лет Сенатом было издано до 12 противоречивых указов; и только через 20 лет решен был формальный вопрос о порядке направления этого дела; по существу же оно ни разу не разбиралось в течение всего этого времени” 1 .

В целом “в старых судах во всем решительно господствовала, - как указывает В. Бочкарев, - канцелярия, и секретарь, как знаток бумажного крючкотворства, играл в ней первенствующую роль. Заседатели являлись простыми статистами, а в большинстве случа­ев просто отсутствовали во время разбора тех или иных дел” [104] [105] .

Характерной чертой политики Николая I в области государ­ственного устройства России, было то, что собственная его импе­раторского высочества Канцелярия фактически по своему значе­нию была выше всего государственного аппарата управления. При­чем небольшая группа высших чиновников из ближайшего окру­жения императора принимала решения по важнейшим вопросам внешней и внутренней политики. Во время правления Николая I в структуре данной канцелярии было образовано шесть отделений, которые по своему функциональному назначению практически не отличались от действовавших в то время министерств. Особое ме­сто в деятельности канцелярии занимало И отделение, осущест­вившее большую работу по завершению кодификации российского законодательства и участвовавшее в подготовке различных проек-

тов по совершенствованию аппарата управления, в том числе и су­дебных учреждений страны.

В целом судебная система первой половины XIX в. мало чем отличалась от структуры судоустройства последней четверти XVIII в. В нее входили особые суды для дворян, горожан, крестьян, специальные коммерческие, совестные, межевые и т.д. Кроме того, судебные функции выполняли и такие административные органы, как губернские правления, управления полиции и др. В частно­сти, “к концу первой половины XIX в. оказалась подробно раз­работана, - отмечает Л.И. Земцов, - структура крестьянского самоуправления (на примере казенных деревень), частью кото­рой были судебные функции, в том числе и с правом суда по мел­ким проступкам в крестьянской среде” 1 .

Таким образом, можно вполне согласиться с утверждением Н.Н. Ефремовой о том, что изменения в судебной системе России “проводились в основном по следующим направлениям: 1) ограни­чение числа инстанций; 2) изменение правил делопроизводства с целью его ускорения; 3) декларирование ограничения вмешательства администрации в отправление правосудия; 4) повышение образова­тельного уровня кадрового состава судебного ведомства”". Но даже эти незначительные перемены осуществлялись зачастую медленно и недостаточно эффективно, не затрагивая саму структуру и принципы организации судебной системы России. Характеризуя волокиту и чрезмерную медлительность в ходе рассмотрения дел, С.В. Юшков

указывал, что “в 1831г. в петербургских губернских учреждениях было обнаружено 120 тыс. нерешенных дел, среди которых 5361 де. ло относилось к должностным преступлениям” [106] .

В целом судебные учреждения в России в первой половине ХЕХ в. находились под сильным влиянием административных ор­ганов. Полиция осуществляла проведение следствия и исполнение приговора. Она также нередко брала на себя и судебные функции по незначительным делам. Рассмотрение дел в суде происходило при закрытых дверях. К тому же в судебных учреждениях процве­тали повсеместное взяточничество и волокита. Все это свидетель­ствовало о серьезном кризисе судебной системы России, практиче­ски не претерпевшей существенных изменений со времени “Учре­ждения для управления губерний Всероссийской империи” 1775 г., и о насущной необходимости ее реформирования.

Работа по систематизации законодательства была начата задолго до этого периода времени – еще в середине XVIII века. Однако работа многочисленных комиссий по составлению Уложения не завершилась успехом.

Работа по систематизации законодательства была возложена на II отделение Собственной его Императорского Величества Канцелярии и велась под руководством М.М. Сперанского. В 1830 г. вышло в свет первое «Полное собрание законодательных актов за период с 1649 (Соборное уложение) по 3 декабря 1825 г., расположенные в хронологическом порядке. Впоследствии издание дополнялось новыми томами, включавшими вновь принятые законы. В 1832 г. был издан 15–томный «Свод законов», куда вошли только действующие законы, систематизированные по определенной схеме. Решением Государственного совета «Свод законов» был признан единственным официальным руководством в практике органов правосудия и управления – единственным официальным источником права. С 1835 г. он вступил в силу и действовал в полной мере вплоть до 1906 г., когда была принята его новая редакция.

Гражданское законодательство было систематизировано в Т.X Свода законов. Система вещного права состояла из права собственности, права владения, права на чужую вещь, залогового права. Имущество разделялось на движимое и недвижимое. Владение имуществом могло быть законным либо незаконным. По Своду законов всякое владение, даже незаконное, охранялось от насилия и самоуправства до тех пор, пока имущество не будет присуждено другому. Сервитутные права включали: ограничение в праве собственности, установленное законом в пользу всех без изъятия; ограничение в праве собственности в пользу какого-либо определенного лица.

В Своде законов был специальный раздел о составлении, совершении, исполнении и прекращении договоров. Договоры заключались по взаимному соглашению договаривающихся сторон. Предметом договора могли быть как имущество, так и действия лиц.

Цель договора не могла противоречить закону и общественному порядку. Договоры можно было заключать в письменном или устном виде, для некоторых договоров требовался нотариальный или крепостной порядок. Закон предусматривал следующие средства обеспечения договоров: задаток, неустойка, поручительство, залог и заклад. Различались обязательства из договоров и обязательства из причинения вреда.

Подробно регламентировалось семейное право. Юридические последствия имел только церковный брак. Для заключения брака требовались достижение брачного возраста (16 лет для невесты, 18 – для жениха), согласие вступавших в брак, наличие свободы воли и сознания. Заключение брака также зависело от согласия родителей, опекунов, попечителей и других лиц (военное или гражданское начальство, владелец помещичьих крестьян и т.д.). Препятствиями к браку были: состояние в другом браке, духовный сан, монашество, различие вероисповеданий, родство, осуждение на безбрачие. Расторжение брака производилось в исключительных случаях и только церковью. Социальный статус жены определялся статусом мужа. Жена была обязана повиноваться мужу, при этом она не освобождалась от обязанностей в отношении своих родителей. Нарушившая супружескую верность жена могла быть подвергнута тюремному заключению. Имущество супругов было раздельным. Приданое жены, а также приобретенное ею имущество признавались ее собственностью. Своим имуществом супруги могли распоряжаться самостоятельно и независимо друг от друга. Закон делил детей на законных и незаконнорожденных. Незаконные дети не имели права на фамилию отца и права наследования его имущества. В случае неповиновения дети могли быть заключены в тюрьму. В имущественных отношениях родителей и детей действовал принцип раздельности имущества.

Для наследственного права рассматриваемого периода характерно расширение завещательной свободы. Принадлежащее наследователю имущество можно было завещать кому угодно. Недействительными признавались завещания, сделанные безумными, умалишенными, самоубийцами, несовершеннолетними, монахами и лицами, по суду лишенными прав состояния.

Не могли завещаться родовые майоратные и заповедные имения. Завещание составлялось в письменной форме в присутствии свидетелей. Закон различал нотариальные и домашние завещания. В некоторых случаях допускался упрощенный порядок составления завещания.

При отсутствии завещания существовал следующий порядок наследования по закону, к наследству призывались все кровные родственники. Ближайшими родственниками были наследники мужского пола по нисходящей линии (дети, внуки, правнуки). При отсутствии сестер братья поровну делили имущество родителей. Если не было сыновей и внуков, наследство делилось поровну между дочерьми. При наличии сыновей и дочерей последние получали 1/14 часть недвижимого и 1/8 часть движимого имущества. Все остальное делилось поровну между сыновьями. Переживший супруг наследовал 1/7 часть недвижимого и 1/14 часть движимого имущества. Если у умершего не было наследников или никто не вступил в наследство в течение десяти лет со дня вызова к наследству, имущество признавалось выморочным и поступало государству, дворянству, губернии, городу или сельскому обществу.

Нормы уголовного права были систематизированы в кн. 1 Т. XV Свода законов. Книга состояла из разделов, глав и статей; всего было 765 статей. Впервые были выделены Общая и Особенная части. В 1845 г. императором Николаем I был утвержден новый уголовный кодекс — Уложение о наказаниях уголовных и исправительных. Кодекс был введен в действие в 1846 г. Уложение также состояло из разделов, глав и статей. Общее количество статей – 2224. В соответствии со статьей 4 Уложения под преступлением понималось как само противозаконное деяние, так и неисполнение того, что под страхом наказания уголовного или исполнительного законом предписано. В Уложении 1845 г. устанавливались формы вины, стадии совершения преступления, виды соучастия, обстоятельства, смягчающие или отягчающие ответственность.

Уложение вводило следующие основания, устраняющие уголовную ответственность: случайность, малолетство, безумие, сумасшествие, беспамятство, ошибка, принуждение, непреодолимая сила и необходимая оборона.

Субъективная сторона выражалась в совершении преступления умышленно либо по неосторожности. Уложение устанавливало виды соучастия в преступлении: по предварительному сговору участников и без предварительного сговора. Соучастники делились на зачинщиков, сообщников, подговорщиков, подстрекателей, пособников, попустителей и укрывателей.

Система преступлений стала более сложной. Можно выделить следующие виды преступлений: преступления против веры, государственные преступления, преступления против порядка управления, должностные преступления, имущественные преступления, преступления против благочиния, преступления против жизни, здоровья, свободы и чести частных лиц и др.

Система наказаний состояла из уголовных и исправительных наказаний. Наказания подразделялись на главные, дополнительные, заменяющие. К уголовным наказаниям относились: лишение всех прав состояния и смертная казнь, лишение всех прав состояния и ссылка на каторгу, лишение всех прав состояния и ссылка на поселение в Сибирь или на Кавказ. Лишение всех прав состояния означало: лишение прав, преимуществ, собственности, прекращение супружеских и родительских прав. К исправительным наказаниям относились: лишение всех особенных прав и преимуществ, ссылка, отдача в исправительные арестантские роты, заключение в тюрьме, крепости, смирительном или работном доме, арест, выговор в присутствии суда, денежные взыскания, внушения. Лишение всех особенных прав и преимуществ состояло в лишении почетных титулов, дворянства, чинов, знаков отличия, права поступать на службу, записываться в гильдии, быть свидетелем и опекуном.

Судебный процесс носил инквизиционный характер. Решающая роль отводилась полиции – на нее возлагалось следствие и исполнение приговора. Следствие разделялось на предварительное и формальное. Основаниями для возбуждения дела служили: донос, жалоба отдельных лиц, инициатива государственных органов (прокурора, стряпчих, полиции). После окончания следствия дело передавалось в суд.

На судебном заседании один из членов суда либо секретарь докладывали дело. Свидетели и эксперты в суд обычно не вызывались. Обвиняемому не принадлежала активная роль в судебном процессе, он был его объектом. Доказательства подразделялись на совершенные и несовершенные. К совершенным доказательствам относились: собственное признание обвиняемого, письменные доказательства, заключение медицинских экспертов, абсолютно одинаковые показания двух свидетелей. Несовершенными доказательствами были: внесудебное признание обвиняемого, подтвержденное свидетелями, оговор посторонних лиц, повальный обыск, показания одного свидетеля, улики. По тяжким уголовным делам суд первой инстанции составлял «мнение» и направлял его для утверждения и вынесения приговора в палату уголовного суда. Дела по незначительным преступлениям рассматривались в сокращенном составе полицейскими чиновниками.

Система судоустройства России до 60-х годов XIX в. определялась положениями Учреждения о губерниях 1775 г. Суд не был отделен от администрации и носил ярко выраженный сословный характер. Система судебных органов была крайне сложной.

Судопроизводство, как и раньше, носило канцелярский характер, в нем продолжала применяться теория формальной оценки доказательств, отсутствовала гласность процесса, не было равенства сторон, обвиняемый не имел права на защиту.

Недостатки судебной системы и судопроизводства вызывали недовольство даже привилегированных сословий (не только буржуазии, но и дворянства)'. В 1864 г. после длительной подготовки были утверждены следующие документы, составившие в целом судебную реформу:

1) Учреждения судебных установлений;

2) Устав уголовного судопроизводства;

3) Устав гражданского судопроизводства;

4) Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. Судебная реформа 1864 г. провозгласила буржуазные принципы судоустройства и судопроизводства: независимость и отделение суда от администрации; создание всесословного суда; равенство всех перед су- дом; введение присяжных заседателей; установление прокурорского надзора; создание более четкой системы судебных инстанций.

Земские управы - исполнительные органы, избиравшиеся на земских собраниях. Волокита и бюрократизм принимали ужасающий характер.

Судебная реформа 1864 г.

Судебная реформа Александра II — реформа судопроизводства, объявленная Александром II 20 ноября 1864 года. В российской историографии считается наиболее крупным преобразованием на пути модернизации Российской империи. Центральный элемент реформы – введение суда присяжных заседателей и сословия Присяжных Поверенных. Реформа обеспечила гласность, состязательность и бессословность судопроизводства.

В соответствии с Судебными уставами 20 ноября 1864 г. устанавливались следующие либеральные принципы судоустройства и судопроизводства:

-осуществление правосудия только судом;

-независимость судов и судей;

-отделение судебной власти от обвинительной (ст. 3 Устава уголовного судопроизводства);

-бессословность суда (равенство всех перед судом);

Реформа вводила многие институты буржуазного процесса: отделение предварительного следствия от суда; устность и гласность процесса;

участие в процессе обвинения и защиты; равенство сторон, признание подсудимого невиновным до тех пор, пока в судебном порядке не будет доказана его виновность (презумпция невиновности); ликвидацию формальной оценки доказательств и введение принципа свободной оценки доказательств самим судом на основе обстоятельств дела; апелляцию и кассацию. Но законодательство судебной реформы и тем более судебная практика знали многочисленные изъятия из указанных принципов.

Судебная система состояла из мировых и общих судебных органов.

Местными судебными органами были мировые судьи и съезды мировых судей. Мировые судьи избирались уездными земскими собраниями и городскими думами и действовали в специальных участках. Кандидат в мировые судьи должен был отвечать целому ряду требований (иметь образование или стаж службы на определенных должностях, отвечать довольно высокому имущественному цензу и др.). Список кандидатов в мировые судьи предварительно санкционировался губернатором. После выборов мировые судьи утверждались в должности Сенатом. Мировым судьям были подсудны незначительные уголовные дела о преступлениях, за которые закон предусматривал такие наказания, как выговор, замечание, внушение, денежные взыскания не свыше 300 руб., арест на срок не свыше »3 месяцев и заключение в тюрьму на срок до 1 года . По гражданским делам мировым судьям были подсудны иски на сумму не свыше 500 руб.

Мировые судьи рассматривали дела единолично. Процесс был устным и публичным, допускалось участие поверенных.

Мировые судьи округа2 образовывали съезд мировых судей, являвшихся апелляционной3 инстанцией для участковых мировых судов.

Мировым судам были, например, подсудны дела о неисполнении законных распоряжений, требований, постановлений правительственных и полицейских властей, об оскорблении полицейских и других служащих административных или судебных органов; о нарушении благочиния во время богослужения и т.п. (См. Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями 1984 г.).

По судебной реформе 1864 г. создавались специальные судебные округа, которые не должны были территориально совпадать с губерниями.

Апелляционный порядок обжалования судебных приговоров и решений предусматривал рассмотрение дела заново, по существу, с привлечением всех доказательств и вынесением решения. Приговор окружного суда с участием присяжных заседателей считался окончательным и мог быть обжалован (или опротестован прокурором) только в кассационном порядке

Следующей судебной инстанцией быта судебная палата. Судебные палаты утверждались по одной на несколько губерний. Они состояли из двух департаментов - гражданского и уголовного. Председатели и члены судебных палат назначались императором по представлению министра юстиции.

Судебные палаты были апелляционной инстанцией для окружных судов по делам, рассмотренным без присяжных заседателей, и первой инстанцией по наиболее важным делам, прежде всего по делам о государственных и должностных преступлениях, некоторых преступлениях против порядка управления. К ведению судебной палаты были отнесены и некоторые преступления против веры. Производство дознания по государственным преступлениям велось, как правило, жандармерией, предварительное следствие - одним из членов судебной палаты. Для рассмотрения указанных дел судебной палатой в качестве первой ин- станции к членам уголовного департамента присоединялись губернский предводитель дворянства той губернии, где была учреждена палата, один из уездных предводителей дворянства, один из городских голов и один из волостных старшин, т.е. сословные представители .

' Несмотря на определенный подбор присяжных, окружные суды иногда принимали решения, противоречившие официальной политике (например, оправдательный приговор по делу Веры Засулич).

Над всеми судебными органами России стоял Сенат - орган, формируемый по указу императора.

Сенат являлся верховным кассационным1 судом для всех судебных органов государства, но мог быть и судом первой инстанции по делам особой важности.

Для рассмотрения дел о государственных преступлениях особой важности царским указом мог создаваться Верховный уголовный суд, который состоял из председателей департаментов Государственного совета и членов Сената под председательством председателя Государственного совета.

Кроме местных и общих судов в России существовали духовные, коммерческие и военные суды со специальной подсудностью. Судебная реформа 1864 г. по-новому определила систему и права прокуратуры. Прокуратура, возглавляемая генерал-прокурором, состояла при общих судебных органах и Сенате. На нее возлагались обязанности осуществления надзора за судом, следствием и местами заключения, участия в качестве стороны в процессе. Прокурорские должности замещались из лиц, отвечавших требованиям особой политической благонадежности.

Судебной реформой учреждались адвокатура3 - для защиты обвиняемых в суде по уголовным делам и представительства интересов сторон в гражданском процессе и нотариат - для оформления сделок, удостоверения деловых бумаг и т.д. Судебная реформа не изменила положение волостного суда - сословного суда для крестьян, находившегося под контролем местной администрации.

Кассацией назывался пересмотр дела с целью проверки соответствия судебных решений и приговоров нормам права (пересмотра дела по существу не производилось). В 70-е годы в Особом присутствии Сената были проведены многие важные политические процессы (например, над народниками). Присяжные поверенные.

Гражданское судопроизводство в XVIII — первой половине XIX в

Процессуальное право тесно связано с судоустройством, поскольку для применения процессуальных норм необходимо существование организованных определенным образом судов. Полисистемная судебная организация стала причиной того, что в гражданском процессе XVIII — первой половины XIX в. существовали разнообразные порядки и виды судопроизводства.

Процессуальное право тесно связано с судоустройством, поскольку для применения процессуальных норм необходимо существование организованных определенным образом судов.

Развитие абсолютизма в России потребовало изменения процессуальных норм, с помощью которых государство могло бы осуществлять эффективный контроль нал производством дел в судах. Общая тенденция развития процессуального права предшествующего периода (начиная с XV в.) заключалась в постепенном возрастании значения розыска по сравнению с так называемым судом. Промежуточной между судом и розыском формой процесса была «очная ставка».

Первоначально очные ставки — упрощенная разновидность состязательной формы суда. Стороны доказывали перед судьей свою правоту, стоя лицом друг к другу. Позднее свободный спор сторон превратился в их допрос. По мнению К.Д. Кавелина очными ставками в первую очередь решались поместные дела; позднее этот порядок распространился и на вотчинные дела. В мае 1683 г. очные ставки заменили судам, а 13 июня 1683 г. вновь восстановили для этих категорий дел.

Петр I проявил себя решительным противником состязательного процесса. Как отмечал М.Ф. Владимирский-Буданов, императору не нравилась свобода сторон в назначении цены иска, наем поверенных («". нанимают за себя в суд. ябедников, воров и душепродавцев", — говорит он с укоризною»), а 21 февраля 1697 г. был издан именной указ, который, по существу, завершит ликвидацию обвинительного, состязательного процесса, заменив его розыскным: «. суду и очным ставкам не быть, а ведать все дала розыском».

Сам по себе указ не создал принципиально новых форм процесса. Он использовал уже сложившиеся на протяжении веков «московские» формы розыска и предлагал руководствоваться ими в нужных пределах, что хорошо видно из Указа от 16 марта 1697 г., изданного в дополнение и развитие первого: «а которыя статьи в Уложенье надлежит к розыску: и по тем статьям по-прежнему». Февральский указ заменил принцип состязательности на принципы письменного рассмотрения дел в следственном порядке. Указ содержал только общие положения без конкретизации форм нового судопроизводства, что порождало судебный произвол, «так что судьи позволяли себе подвергать ответчиков пытке и принуждать их к сознанию в справедливости иска».

Эти указы были дополнены и развиты процессуальным разделом (кн. 1, ч. 2) Воинского устава — «Кратким изображением процессов или судебных тяжб». Начала следственного процесса, изложенные в Воинском уставе, стали применяться не только в военном суде, но и в гражданском, поскольку, по указанию Петра I, устав касался «и до всех Правителей земских» (указ 10 апреля 1716 г.). Это являлось следствием того, что законодательство и практика не различали еще гражданского и уголовного процесса.

Основными принципами процесса по Воинскому уставу являлись обязанности для суда соблюдать канцелярскую тайну, а также письменный характер процесса. При рассмотрении гражданских дел допускались судебное представительство, но только в исключительных случаях (например, в случае болезни одной из сторон). Эти представители назывались адвокатами.

Процесс по Воинскому уставу разделялся на три стадии: 1) возбуждение судопроизводства; 2) оценка доказательств и вынесение решения; 3) исполнение решения.

Воинский устав допускал инициирование гражданского процесса на основании частной жалобы истца Закон давал и определение челобитчика, в котором объединялись два понятия — истца и частного обвинителя. Подсудность дел определялась по челобитчику: « Кто на кого бить челом хочет, тому надлежит противника своего во оный суд требовать, где он судим есть, ибо ежели он его в такой суд позовет, который ему никакого не может учинить принуждения, тогда позыв его без жадного есть действа». Закон давал также определение ответчика, под которым понимали сторону в гражданском процессе.

Первое процессуальное действие — извещение ответчика, могло быть устным и письменным, содержало указания, кто является челобитчиком, по какому делу вызывается, куда и когда. Вопрос о сроках явки в суд ставился в общей форме, конкретные сроки не указаны. Обязанность вызова в суд устанавливалась более простая, чем в Соборном уложении. Причем увеличивалась роль судьи в организации процесса.

На второй стадии судьи оценивали доказательства и выносили решение. Согласно Воинскому уставу, применялась теория формальных доказательств, которая к тому времени получила распространение в западноевропейской юриспруденции. При оценке тех или иных видов доказательств судьи руководствовались установленным законом правилами. В законе определялась сила каждого вида доказательств, причем она выражалась в баллах. Доказательства подразделялись на полные, или совершенные, и неполные, или несовершенные. Совершеннейшим доказательством считалось собственное признание. Для получения его прибегали к пытке. При рассмотрении гражданских дел применение пытки было ограничено.

В тех случаях, когда суд не мог добиться собственного признания ответчика или обвиняемого, принимались во внимание в качестве доказательства свидетельские показания. Полным доказательством считалось показание двух достоверных свидетелей. Судья при окончательной оценке показаний свидетелей на основании принятой Воинским уставом теории формальных доказательств, должен был отдавать предпочтение показаниям мужчин перед показаниями женщин, показаниям знатных людей перед показаниями незнатных, показаниям духовных лиц, образованных людей перед показаниями необразованных и т.д. Существовал перечень лиц, которые определялись как «негодные свидетели» и не могли давать показаний. Дача свидетельских показаний была обязанностью.

Следующий вид доказательств — документы. Они впервые разнятся в Уставе от письменных по гражданским делам до присяги. Последняя принималась ответчиком по предложению суда, когда против него не выдвигалось каких-либо серьезных обвинений. Если ответчик принимал присягу, то он признавался оправданным. В противном случае ответчик оставался виновным, но наказание уменьшалось судом. Существовавшие ранее такие виды доказательств, как поле и жребий, отменялись.

Порядок вынесения приговоров по Воинскому уставу был следующий: после того как суд подверг оценке представленные доказательства, каждый член суда начиная с младшего, подавал свое мнение. В случае разногласий приговор выносился по большинству голосов. Затем приговор оформлялся письменно, подписывался членами суда и скреплялся аудитором. Аудиторы не являлись членами суда, а были штатными должностными лицами, введенными в России впервые Петром I. Они обладали главным образом надзорными функциями, наблюдали за правильным ведением судопроизводства, для чего должны были иметь специальные юридические знания и навыки. По гражданским делам Воинский устав допускал апелляцию.

Таким образом. Указ 1697 г. и Воинский устав предусматривали как для уголовных, так и для гражданских дел розыскной, следственный процесс. 5 ноября 1723 г. были издан именной Указ «О форме суда», прямо противоположный предыдущим законам. Он отменял розыск, а «суд» сделал единственной формой процесса. Петр I, отмечая в этом указе, что в судах много дают лишнего говорить и много «неподобного пишут», отказался от начал следственного процесса при рассмотрении гражданских дел и большей части уголовных (за исключением дел «об оскорблении величества, измене, бунте и злодействе»).

Основными и наиболее характерными моментами в процессе, установленном Указом «О форме суда», являлись:

  1. введение устного судоговорения;
  2. при изложении жалобы истца или пострадавшего следовало указать на пункты обвинения, причем ответчику вменялось в обязанность дать ответ по каждому пункту отдельно;
  3. расширялось судебное представительство;
  4. принимались меры к предотвращению волокиты.

Указ содержат следующие положения «формы суда»: от челобитных требовалась особая четкость и краткость. Указ приводил форму челобитной, чего раньше в процессуальных законах не предусматривалось. Различали два вида челобитчиков: истец — в гражданском процессе и доноситель — в уголовном, хотя противная сторона именовалась в обоих случаях ответчиком.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: