Какие основные принципы правового государства сформулировал б а кистяковский

Обновлено: 06.02.2023

Гарагозов Д., адвокат юридической фирмы «Вегас-Лекс».

Современная Россия выбрала путь прогрессивного развития общества, всех сфер его жизнедеятельности, в том числе правовой. Осуществление процессов демократической трансформации общества, эффективная реализация закрепленных в Конституции целей развития России, становление новой политико-правовой системы, гражданского общества и правового государства предполагают значительную работу по повышению уровня правовой культуры населения нашей страны.

Понятие правосознания обозначает сферу общественного, группового и индивидуального сознания, отражающую правозначимые явления и обусловленную правозначимыми ценностями, представлениями о должном правопорядке. Правовое сознание дает представление о духовных ценностях личности и общества с субъективной стороны. Оно выражается в чувствах, представлениях, идеях. Будучи элементом системы правового воздействия на общественные отношения, правосознание тесно связано с правовой культурой, которая в значительной степени характеризует правовую систему страны. При анализе правовой культуры общества изучают правовые феномены, описывают и приводят объяснения ценностей, идеалов и достижений в правовой сфере, которые отражают объем прав и свобод человека, степень их гарантированности государством и обществом. Речь идет о качестве правовой жизни общества, о наличии или отсутствии в нем правовой личности, знающей, понимающей и соблюдающей свои права и обязанности.

Законы создаются для того, чтобы регулировать поведение людей в обществе. Но это регулирование должно быть обеспечено соответствием между правовой системой и уровнем массового правосознания граждан. Соответствие может быть достигнуто, если в законодательстве отражаются правовые представления, господствующие в обществе при одновременной целенаправленной деятельности по повышению уровня массового правосознания и законопослушания.

В нашей стране правовая культура населения пока еще низка и не отвечает современным требованиям. Даже законопослушные граждане не всегда склонны считаться с законами, что порой приводит к неэффективности действия апробированных мировой практикой правовых норм.

Правовая культура предполагает уважение к закону, но как дореволюционная, так и советская история России не дают нам свидетельств массового отношения к праву как к ценности. Напротив, мы имеем бессчетное количество примеров правового нигилизма, пренебрежения к закону, а порой и апологии беззакония.

Не лучше обстоит дело и со знанием законов. Невысокая юридическая грамотность населения составляет питательную среду для целого ряда негативных явлений, среди которых прямую угрозу обществу представляет коррупция. Следствием правовой неграмотности является и отсутствие привычки обращения к закону, к правосудию при разрешении споров и конфликтов, стремление многих граждан решать проблемы вне правового поля.

Проблемы правосознания, правовой культуры народа, преодоления правового нигилизма имеют глубокие корни в российской истории; пути их решения занимали многих отечественных интеллектуалов в предыдущие столетия. В ряду мыслителей, внесших большой вклад в теоретическую проработку указанных проблем, видное место занимает Богдан Александрович Кистяковский (1868 — 1920) — выдающийся русский правовед и социолог, один из авторов знаменитого сборника «Вехи» (1909).

А. И. Солженицын писал, что «Вехи» и сегодня кажутся нам как бы присланными из будущего. Сегодня мы читаем ее с двойственным ощущением: нам указываются язвы как будто не только минувшей исторической поры, но во многом — и сегодняшние наши. Историческая оглядка всегда дает и понимание лучшего (см.: Солженицын А. Образованщина. В сб.: Из-под глыб. М., 1974).

В статье «В защиту права (Интеллигенция и правосознание)» Б. А. Кистяковский выдвигает ряд идей, актуальность которых сохраняется и в наши дни, будучи при этом обогащенной историческим опытом почти целого столетия, прошедшего со времени написания статьи. Интерес к данной работе обусловлен и тем, что в ней отражены ключевые элементы мировоззрения автора, взгляды на право и его роль в жизни человека, общества и государства.

Мыслитель подчеркивает, что неотъемлемой и важной частью духовной культуры являются формальные свойства интеллектуальной и волевой деятельности, из которых самая важная роль принадлежит праву. Будучи социальной системой, право является единственной социально дисциплинирующей системой. Анализируя правосознание российской интеллектуальной элиты, которое, на наш взгляд, может быть понято как важнейший показатель правовой культуры общества в целом, Кистяковский пишет, что русская интеллигенция никогда не относилась к праву с достаточным уважением, что, в свою очередь, предопределило низкий уровень ее правосознания. В свете данных рассуждений становятся понятными распространенность и устойчивость в России такого явления, как правовой нигилизм, выступающий сегодня как одно из препятствий на пути формирования правового государства. Б. А. Кистяковский обращается к русской литературе (ее общественное значение хорошо известно) и с нескрываемой горечью отмечает, что в идейном развитии нашей интеллигенции, поскольку оно отразилось в литературе, не участвовала ни одна правовая идея. Современные литература и искусство в России, по нашему мнению, еще в большей степени, чем во времена «Вех», далеки от утверждения и популяризации правовых идей методами художественного творчества.

Важное методологическое значение имеет утверждение Б. А. Кистяковского о своеобразии политико-правовых идей у каждого народа, каждой страны, обусловленных историческим опытом, культурой и ментальностью. При этом речь не идет об отрицании опыта других народов. Напротив, русский мыслитель демонстрирует глубокое знание европейской истории государства и права; речь идет о том, что не может сформироваться правосознание народа вне контекста его собственной истории и культуры. «Нет единых и одних и тех же идей свободы личности, правового строя, конституционного государства, одинаковых для всех народов и времен, как нет капитализма или другой хозяйственной или общественной организации, одинаковой во всех странах. Все правовые идеи в сознании каждого отдельного народа получают своеобразную окраску и свой собственный оттенок», — подчеркивает Б. А. Кистяковский (Кистяковский Б. А. В защиту права (Интеллигенция и правосознание). В кн.: Вехи. Из глубины. М., 1991. С. 126).

На этом фоне весьма симптоматично выглядит аргументированное утверждение Б. А. Кистяковского о том, что непонимание значения правовых норм для общественной жизни присуще значительной части русской интеллигенции, что является своеобразным отражением отсутствия правового порядка в повседневной жизни русского народа. Свобода и неприкосновенность личности как основа правопорядка, сама идея правовой личности не были и не стали общественным идеалом в России.

Правовым интересам личности Б. А. Кистяковский уделяет особое внимание. Он отмечает поразительное равнодушие представителей русской интеллигенции к проблеме гарантий личных прав, свободы и неприкосновенности личности, которые осуществимы только в конституционном государстве. Б. А. Кистяковский упрекает теоретиков и публицистов 70-х годов XIX в., входивших в движение народников, в том, что они возвели в систему отрицание правового строя. В основе таких взглядов лежит абсолютизация социальной и непонимание правовой природы конституционного государства. Но именно правовой характер конституционного государства более всего выражается в неприкосновенности и свободе личности.

Значительное место в политико-правовом учении Б. А. Кистяковского занимает обоснование сущности конституционного государства, которая заключается в его правовой природе. Он подчеркивает компромиссный характер законов, издающихся в конституционном государстве, отражающих и согласовывающих интересы различных классов и социальных групп. «Само современное государство, — отмечает Б. А. Кистяковский, — основано на компромиссе, и конституция каждого отдельного государства есть компромисс, примиряющий различные стремления наиболее влиятельных социальных групп в данном государстве» (Кистяковский Б. А. В защиту права (Интеллигенция и правосознание). В кн.: Вехи. Из глубины. М., 1991. С. 131).

Подобный подход к государству позволил мыслителю аргументировать представления о праве: право не только разграничивает интересы или создает компромисс между ними, право осуществимо только при условии свободы личности. Только тогда правовой порядок будет представлять собой систему отношений, при которых все лица данного общества обладают наибольшей свободой деятельности и самоопределения. Понимание этого, на наш взгляд, есть необходимый атрибут развитого правосознания и высокого уровня правовой культуры.

Высокий уровень правосознания и правовой культуры, по Б. А. Кистяковскому, возможен лишь тогда, когда право воспринимается не как принудительное правило, а как правовое убеждение.

Еще одним важнейшим критерием развитости правосознания и правовой культуры мыслитель считал отношение к суду. «Суд, — подчеркивает Б. А. Кистяковский, — не может занимать того высокого положения, которое ему предназначено, если в обществе нет вполне ясного сознания его настоящих задач (Кистяковский Б. А. В защиту права (Интеллигенция и правосознание). В кн.: Вехи. Из глубины. М., 1991. С. 148).

Приведенные в настоящей статье и другие суждения выдающегося русского правоведа и социолога обнаруживают свою актуальность и сегодня, когда Россия проходит трудный путь становления правового государства, утверждения позитивного отношения к закону, праву, где господствуют развитое правосознание и правовая культура. Решая задачу формирования высокой правовой культуры граждан, мы можем опираться на вышеизложенные идеи Б. А. Кистяковского, являющиеся существенной частью его политико-правового наследия.

Гарагозов Д., адвокат юридической фирмы "Вегас-Лекс".

Современная Россия выбрала путь прогрессивного развития общества, всех сфер его жизнедеятельности, в том числе правовой. Осуществление процессов демократической трансформации общества, эффективная реализация закрепленных в Конституции целей развития России, становление новой политико-правовой системы, гражданского общества и правового государства предполагают значительную работу по повышению уровня правовой культуры населения нашей страны.

Понятие правосознания обозначает сферу общественного, группового и индивидуального сознания, отражающую правозначимые явления и обусловленную правозначимыми ценностями, представлениями о должном правопорядке. Правовое сознание дает представление о духовных ценностях личности и общества с субъективной стороны. Оно выражается в чувствах, представлениях, идеях. Будучи элементом системы правового воздействия на общественные отношения, правосознание тесно связано с правовой культурой, которая в значительной степени характеризует правовую систему страны. При анализе правовой культуры общества изучают правовые феномены, описывают и приводят объяснения ценностей, идеалов и достижений в правовой сфере, которые отражают объем прав и свобод человека, степень их гарантированности государством и обществом. Речь идет о качестве правовой жизни общества, о наличии или отсутствии в нем правовой личности, знающей, понимающей и соблюдающей свои права и обязанности.

Законы создаются для того, чтобы регулировать поведение людей в обществе. Но это регулирование должно быть обеспечено соответствием между правовой системой и уровнем массового правосознания граждан. Соответствие может быть достигнуто, если в законодательстве отражаются правовые представления, господствующие в обществе при одновременной целенаправленной деятельности по повышению уровня массового правосознания и законопослушания.

В нашей стране правовая культура населения пока еще низка и не отвечает современным требованиям. Даже законопослушные граждане не всегда склонны считаться с законами, что порой приводит к неэффективности действия апробированных мировой практикой правовых норм.

Правовая культура предполагает уважение к закону, но как дореволюционная, так и советская история России не дают нам свидетельств массового отношения к праву как к ценности. Напротив, мы имеем бессчетное количество примеров правового нигилизма, пренебрежения к закону, а порой и апологии беззакония.

Не лучше обстоит дело и со знанием законов. Невысокая юридическая грамотность населения составляет питательную среду для целого ряда негативных явлений, среди которых прямую угрозу обществу представляет коррупция. Следствием правовой неграмотности является и отсутствие привычки обращения к закону, к правосудию при разрешении споров и конфликтов, стремление многих граждан решать проблемы вне правового поля.

Проблемы правосознания, правовой культуры народа, преодоления правового нигилизма имеют глубокие корни в российской истории; пути их решения занимали многих отечественных интеллектуалов в предыдущие столетия. В ряду мыслителей, внесших большой вклад в теоретическую проработку указанных проблем, видное место занимает Богдан Александрович Кистяковский (1868 - 1920) - выдающийся русский правовед и социолог, один из авторов знаменитого сборника "Вехи" (1909).

А.И. Солженицын писал, что "Вехи" и сегодня кажутся нам как бы присланными из будущего. Сегодня мы читаем ее с двойственным ощущением: нам указываются язвы как будто не только минувшей исторической поры, но во многом - и сегодняшние наши. Историческая оглядка всегда дает и понимание лучшего (см.: Солженицын А. Образованщина. В сб.: Из-под глыб. М., 1974).

В статье "В защиту права (Интеллигенция и правосознание)" Б.А. Кистяковский выдвигает ряд идей, актуальность которых сохраняется и в наши дни, будучи при этом обогащенной историческим опытом почти целого столетия, прошедшего со времени написания статьи. Интерес к данной работе обусловлен и тем, что в ней отражены ключевые элементы мировоззрения автора, взгляды на право и его роль в жизни человека, общества и государства.

Мыслитель подчеркивает, что неотъемлемой и важной частью духовной культуры являются формальные свойства интеллектуальной и волевой деятельности, из которых самая важная роль принадлежит праву. Будучи социальной системой, право является единственной социально дисциплинирующей системой. Анализируя правосознание российской интеллектуальной элиты, которое, на наш взгляд, может быть понято как важнейший показатель правовой культуры общества в целом, Кистяковский пишет, что русская интеллигенция никогда не относилась к праву с достаточным уважением, что, в свою очередь, предопределило низкий уровень ее правосознания. В свете данных рассуждений становятся понятными распространенность и устойчивость в России такого явления, как правовой нигилизм, выступающий сегодня как одно из препятствий на пути формирования правового государства. Б.А. Кистяковский обращается к русской литературе (ее общественное значение хорошо известно) и с нескрываемой горечью отмечает, что в идейном развитии нашей интеллигенции, поскольку оно отразилось в литературе, не участвовала ни одна правовая идея. Современные литература и искусство в России, по нашему мнению, еще в большей степени, чем во времена "Вех", далеки от утверждения и популяризации правовых идей методами художественного творчества.

Важное методологическое значение имеет утверждение Б.А. Кистяковского о своеобразии политико-правовых идей у каждого народа, каждой страны, обусловленных историческим опытом, культурой и ментальностью. При этом речь не идет об отрицании опыта других народов. Напротив, русский мыслитель демонстрирует глубокое знание европейской истории государства и права; речь идет о том, что не может сформироваться правосознание народа вне контекста его собственной истории и культуры. "Нет единых и одних и тех же идей свободы личности, правового строя, конституционного государства, одинаковых для всех народов и времен, как нет капитализма или другой хозяйственной или общественной организации, одинаковой во всех странах. Все правовые идеи в сознании каждого отдельного народа получают своеобразную окраску и свой собственный оттенок", - подчеркивает Б.А. Кистяковский (Кистяковский Б.А. В защиту права (Интеллигенция и правосознание). В кн.: Вехи. Из глубины. М., 1991. С. 126).

На этом фоне весьма симптоматично выглядит аргументированное утверждение Б.А. Кистяковского о том, что непонимание значения правовых норм для общественной жизни присуще значительной части русской интеллигенции, что является своеобразным отражением отсутствия правового порядка в повседневной жизни русского народа. Свобода и неприкосновенность личности как основа правопорядка, сама идея правовой личности не были и не стали общественным идеалом в России.

Правовым интересам личности Б.А. Кистяковский уделяет особое внимание. Он отмечает поразительное равнодушие представителей русской интеллигенции к проблеме гарантий личных прав, свободы и неприкосновенности личности, которые осуществимы только в конституционном государстве. Б.А. Кистяковский упрекает теоретиков и публицистов 70-х годов XIX в., входивших в движение народников, в том, что они возвели в систему отрицание правового строя. В основе таких взглядов лежит абсолютизация социальной и непонимание правовой природы конституционного государства. Но именно правовой характер конституционного государства более всего выражается в неприкосновенности и свободе личности.

Значительное место в политико-правовом учении Б.А. Кистяковского занимает обоснование сущности конституционного государства, которая заключается в его правовой природе. Он подчеркивает компромиссный характер законов, издающихся в конституционном государстве, отражающих и согласовывающих интересы различных классов и социальных групп. "Само современное государство, - отмечает Б.А. Кистяковский, - основано на компромиссе, и конституция каждого отдельного государства есть компромисс, примиряющий различные стремления наиболее влиятельных социальных групп в данном государстве" (Кистяковский Б.А. В защиту права (Интеллигенция и правосознание). В кн.: Вехи. Из глубины. М., 1991. С. 131).

Подобный подход к государству позволил мыслителю аргументировать представления о праве: право не только разграничивает интересы или создает компромисс между ними, право осуществимо только при условии свободы личности. Только тогда правовой порядок будет представлять собой систему отношений, при которых все лица данного общества обладают наибольшей свободой деятельности и самоопределения. Понимание этого, на наш взгляд, есть необходимый атрибут развитого правосознания и высокого уровня правовой культуры.

Высокий уровень правосознания и правовой культуры, по Б.А. Кистяковскому, возможен лишь тогда, когда право воспринимается не как принудительное правило, а как правовое убеждение.

Еще одним важнейшим критерием развитости правосознания и правовой культуры мыслитель считал отношение к суду. "Суд, - подчеркивает Б.А. Кистяковский, - не может занимать того высокого положения, которое ему предназначено, если в обществе нет вполне ясного сознания его настоящих задач (Кистяковский Б.А. В защиту права (Интеллигенция и правосознание). В кн.: Вехи. Из глубины. М., 1991. С. 148).

Приведенные в настоящей статье и другие суждения выдающегося русского правоведа и социолога обнаруживают свою актуальность и сегодня, когда Россия проходит трудный путь становления правового государства, утверждения позитивного отношения к закону, праву, где господствуют развитое правосознание и правовая культура. Решая задачу формирования высокой правовой культуры граждан, мы можем опираться на вышеизложенные идеи Б.А. Кистяковского, являющиеся существенной частью его политико-правового наследия.

Мы используем файлы Cookie. Просматривая сайт, Вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности.

Основные произведения: «Философская энциклопедия» в 5-ти томах, «Социальные науки и право» и др.

Государство. В 1909 г. Б. А. Кистяковским было введено в научный оборот понятие «социалистическое правовое государство». Он полагал, что термин «правовое государство» служит для определения юридического характера государства. Поэтому ставил социальное и экономическое строение государства выше его юридической природы и в этом видел принципиальное отличие социалистического государства от буржуазного. Кистяковский называл социалистическое государство социально справедливым, народным, демократическим, высшим типом правового государства, отвергая при этом существовавшие в то время идеи о несовместимости социалистического государства с правом.

По его мнению, формальные правовые признаки, положенные в основание буржуазного правового государства, могут и должны быть использованы социалистическим государством, но они должны быть применимы и осуществлены более последовательно и глубоко. Среди таких двух основ правового государства, которые нуждаются в более совершенном их проявлении при социализме, он называл «субъективные публичные права и участие народа в законодательстве и управлении страной». Б. А. Кистяковский писал о «полном единении государственной власти с народом» и «о самом последовательном и самом широком применении народовластия», о расширении субъективных прав.

Обосновывая важность ограничения законами правительственной деятельности, он подчеркивал, что акты правительства, основанные на законе, должны издаваться только с той целью, которая преследуется законом, а не вопреки ей, только тогда они целесообразны.

Право.Кистяковским предлагается несколько подходов к понятию права. По его мнению, сам феномен права можно рассматривать как:

· государственно-организационное или государственно-повелительное (право – совокупность норм, исполнение которых вынуждается, защищается или гарантируется государством);

· социологическое (право есть совокупность осуществляющихся в жизни правовых отношений, в процессе которых вырабатываются и кристаллизуются правовые нормы);

· психологическое (право – совокупность тех психических переживаний долга или обязанности, которые обладают императивно-атрибутивным характером);

· нормативное (право есть совокупность норм, заключающие в себе идеи о должном и определяющие внешние отношения людей между собой). Именно это понятие права Кистяковский считал наиболее ценным.

Помимо этого он выделял два практических понятия права:

· юридико-догматическое (право есть совокупность правил, указывающих как находить в действующих правовых нормах решения для всех возникающих случаев столкновения интересов;

· юридико-политическое (право есть совокупность правил, помогающих находить и устанавливать нормы для удовлетворения вновь возникающих потребностей или осуществления новых представлений о праве и неправе).

C. A. Котляревский: «. право дает силу закону»

Историк, правовед, писатель Сергей Андреевич Котляревский (1873–1939 гг.) с 1903 г. принимал активное участие в деятельности политических формаций, находящихся в оппозиции к самодержавию, был избран в I Государственную думу. Один из создателей «Союза освобождения». В 1939 г. был репрессирован.

Его диссертации по государственному праву были посвящены очень актуальным в тот период проблемам конституционного государства и внешней политики правового государства.

Основные произведения:«Власть и право. Проблема правового государства» и др.

Правовое государство.В работе «Власть и право. Проблема правового государства» Котляревский ищет причины возникновения идеи правового государства. Он останавливается на проблемах происхождения государства, природе власти, характеризует позиции некоторых правоведов в связи с темой взаимоотношений власти и права, обращается к древнейшим источникам права, рассматривает государственно-правовые системы древности, античности, Средневековья и Нового времени.

Котляровский писал о правовом государстве как о факте обще­известном: «. идея правового государства вошла в обиход современных цивилизованных государств. Правовое государство стало одним из политических заданий. Много раз отмечался кризис правосознания. Наличность переживаемых здесь разочарований не отнимет у данных стремлений настойчивости и выразительности: убеждение, что государство должно принять облик правового государства, остается непоколебимым».

Проблема власти была представлена Котляревским многосторонне. Помимо сравнительно-исторического освещения революционных аспектов реализации идей господства права автор уделил немало внимания процессуальным аспектам властвования и подчинения. Юристы, по мнению ученого, не всегда отдавали себе отчет в том, насколько явление властвования сохраняет в себе элемент загадочности, несмотря на их ежедневный и даже ежечасный характер проявления. Главное назначение правового государства – быть государством справедливости; ценность его определяется ценностью самого правового начала и при том предположении, что закон в таком государстве всегда справедлив и что «способ его создания есть в то же самое время – при недостатках человеческой природы – обеспечение этой возможной справедливости».

Б.А. Кистяковский упрекал российскую интеллигенцию (прежде
всего революционно-демократическую, славянофилов) за пренебрежение правом, неразвитость право понимания, правовой нигилизм. Причины этого он видел не только в бедности окружающей правовой жизни, но и в сменном большой дани увлечению метафизическими решениями политических и моральных проблем. У народнической интеллигенции Б.А. Кистяковский увидел «ложное предположение» об исключительно этико-нравственной ориентации сознания русского народа, что и помешало ей вовремя и основательно придти ему на помощь.

Критике Б.А. Кистяковского подверглись прежде всего революционер, писатель и философ, разработчик теории «русского социализма» и один из основоположников народничества Александр Иванович Герцен (1812-1870); социолог, публицист-народник и литературный критик Николай Константинович Михайловский (1842-1904); философ, политический деятель и теоретик марксизма Георгий Валентинович Плеханов (1856-1918).

Указанная критика велась Б.А. Кистяковским с позиций просветительного оптимизма, он утверждал, что образованный класс общества несет коллективную ответственность за развитие «организаторский талантов народа». Вместе с тем Б.А. Кистяковскому отнюдь не были чужды общинно артельные иллюзии самих славянофилов и народников. Он утверждал, что русский народ отличается присущим ему «тяготением к особенно интенсивным видам организации, о чем, собственно, и свидетельствует его стремление к общинному быту, его земельная община, артельный труд и т.д. ».

В области истолкования сущности права Б.А. Кистяковский в целом следовал Кантовскому определению права, характеризуя этот социальный феномен как совокупность норм, устанавливающих и разграничивающих свободу лиц.

При этом Б.А. Кистяковский отмечал, что это определение имеет скорее философское, чем эмпирическое значение.

В социальном понимании Б.А. Кистяковский отдавал предпочтение трактовке права как совокупности норм, создающих компромисс между различными требованиями. Ученый пояснял, что каждый современный продукт правотворчества оказывается плодом политического компромисса, отражает мнения и требования определенных политических партий и социальных групп. В своей работе «Право как социальное явление» Б.А. Кистяковский подчеркивал, что, более того, современное государство, учреждаемое конституцией, основано на компромиссе, примиряющем подчас противоречивые стремления наиболее влиятельных групп в данном обществе.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Сущность либерелизма Б.Н. Чичерена, что человек существо свободное даже тогда когда он ограничен совместной волей общества, подчиняется обязанностям и повинуется власти. Государство по Б.Н. Чичерену это союз народа связанного в одно целое законом и управляемое верховной властью для общего блага. Которое должно обеспечивать безопасность и порядок, защиту прав и свобод. А закон должен определить права и обязанности т.е "свободу с её границами" Видел выход в одном, в создании выборных учреждений местного самоуправления, опираясь на опыт других стран.

Целью философии П.И. Новгородцева было – то, что изначально правовое государство имело простую задачу, "Равенство и Свобода" – основы справедливой жизни, то сейчас это нужно наполнить положительным содержанием. А общество должно создавать идеальные построения своего государства, показывать что в нем есть дух, нравственные чувства и сознание. Иначе оно было - бы " мертвым обществом "

Во взглядах И.А. Ильина авторитет государства и создающей его власти основан не только на общественном сговоре, внушением приказа и угрозы, но прежде всего на духовной правоте или на верности издаваемых повелений и норм. Власть должна лучшими людьми преследовать общий интерес, при этом избегая личный. Народ должен обладать чувством достоинства, без которого немыслимы борьба за право и независимость. Определенную роль в воспитании чувства достоинства И.А. Ильин отдает частной собственности так как человеку необходимо вкладывать свою жизнь в жизнь вещей, что в свою очередь закрепляет оседлость без которой невозможна культура, единит семью, вовлекая ее в заботы о собственности, взращивая в нем верное чувство гражданского порядка.

Б.А. Кистяковский отдавал предпочтение трактовке права как совокупности норм, создающих компромисс между различными требованиями и что современное государство учреждаемое конституцией основано на компромиссе, примеряющем подчас противоречивые стремления наиболее влиятельных групп в данном обществе. Б.А. Кистяковский утверждал, что образованный класс общества несет коллективную ответственность за развитие "организаторских талантов народа".

Делая выводы из выше изложенного, невозможно не заметить, что каждый из философов в своей идее правового государства, ставит основной целью "Право на свободу и достойное существование". Но при этом понимая, что в сознательном обществе никогда не закончится вечная борьба "прав-обязанностей" при построении своего более совершенного правового государства.

ЛИТЕРАТУРА

Аурилене Е.Е. Политические и правовые учения в XVII- начале ХIХ вв. Хабаровск, 1999.

История политических и правовых учений: Учебник для вузов. Изд.2-е, стереотип / Под общ. ред. члена-корреспондента РАН, доктора юридических наук, профессора В.С. Нерсесянца. М.: Изд.- во НОРМА-ИНФРА-М., 1998.

История политических и правовых учений: Учебник / Под ред. О.Э.Лейста. М.: Юридическая литература, 1997.

Ильин И.А. Наши задачи. Юность.1998. № 8.

Кистяковский Б.А. В защиту права. // Интеллигенция в России. М., 1991.

Кистяковский Б.А. Социальные науки и право. //Хрестоматия по истории политических и правовых учений. М., 2000.

Шаронов Д.И. Концепция органической демократии И.А. Ильина. // Вестник МГУ. Серия № 12. 1994. № 1.

Глушаченко С. Б., начальник кафедры истории государства и права Санкт-Петербургского университета МВД России, доктор юридических наук, профессор.

Пиджаков А. Ю., заведующий кафедрой международного права Санкт-Петербургского государственного университета гражданской авиации, доктор юридических наук, доктор исторических наук, профессор.

Малькова Е. Г., соискатель Санкт-Петербургского государственного университета гражданской авиации.

Кистяковский Богдан Александрович (4/16 ноября 1868 — 16/29 апреля 1920). Правовед, социолог и философ. Родился в Киеве. Учился на историко-филологическом факультете Киевского университета, затем в Харьковском и Деритском университетах, наконец, в 1895 г. поступил на философский факультет Берлинского университета, где занимался под руководством Г. Зиммеля. В 1897 г. посещал также семинары Виндельбанда, Циглера и Кнаппа в Страсбургском университете. В 1898 г. защитил диссертацию «Общество и индивид», которая принесла ему известность в научных кругах Германии. В 1901 г. он посещал семинар Еллинека в Гейдельберге, участвовал в организации (вместе с П. Б. Струве) журнала «Освобождение» и сборнике «Проблемы идеализма». По возвращении в Россию в 1902 г. он некоторое время провел в Вологде, куда была сослана его жена и где находились Н. А. Бердяев, А. В. Луначарский, А. А. Богданов и др. В 1903 — 1904 гг. Б. А. Кистяковский принимал участие в съездах «Союза Освобождения» (прообраз кадетской партии) в Германии и в 1904 г. (после амнистии, которую получила его жена) вернулся в Киев, где сотрудничал в журнале «Вопросы жизни». В 1907 — 1910 гг. был редактором журнала «Критическое обозрение». В это время он сблизился с М. О. Гершензоном, что предопределило его участие в сборнике «Вехи» (М., 1909), где была напечатана его статья «В защиту права». В 1912 — 1917 гг. редактировал «Юридические записки», превратившиеся в один из лучших научных журналов России. В 1917 г. Б. А. Кистяковский, защитив докторскую диссертацию, стал профессором юридического факультета Киевского университета. В 1919 г. Б. А. Кистяковский был избран академиком только что основанной Украинской академии наук. Вместе с В. И. Вернадским (первым президентом академии) и др. академиками он ездил к генералу А. И. Деникину с целью отстоять права Академии. Во время поездки заболел, перенес операцию и умер в Краснодаре, где и похоронен. Решая задачу научного исследования права, Б. А. Кистяковский предложил рассмотреть право как эмпирическое явление с различных точек зрения: «Право есть и государственно-организационное, и социальное, и психическое, и нормативное явление» . Таким образом, право для Б. А. Кистяковского — это явление многогранное, сложное, и потому научных понятий права может быть несколько. ——————————— Цит. по: Марченко М. Н., Мачин И. Ф. История политических и правовых учений: Учебник. М.: Высшее образование, 2005. С. 381.

Четыре ракурса рассмотрения права позволили Б. А. Кистяковскому выделить четыре научных понятия права: 1) государственно-повелительное; 2) социологическое; 3) психологическое; 4) нормативное . ——————————— Там же.

Каждое из этих понятий права содержит концентрированные сведения о той или другой сущностной стороне права; каждое из них вырабатывается по законам логики, т. е. должно содержать родовой признак и видовые отличия. Следовательно, каждое научное понятие права «по необходимости ограничено», и потому нельзя ожидать от него больше того, что в него вложено самим исследователем права. После успешной попытки Б. А. Кистяковского «расчленить различные составные части и направления научного познания права» он вплотную подошел к операции «заключительного синтеза, который должен привести к цельному и полному знанию о праве» . Он полагал, что осуществить этот «заключительный синтез» возможно только коллективными усилиями. И поэтому Б. А. Кистяковский лишь намечает некоторые предварительные подходы к решению этой сложной задачи. ——————————— Цит. по: Кистяковский Б. А. Философия и социология права. СПб., 1999. С. 15.

Первый вывод: все четыре научных понятия «несводимы друг к другу». Второй вывод: «Наряду с множественностью научных понятий права не подлежит сомнению, что право как явление едино». Третий вывод: наука о праве как одна из наук о культуре отличается от наук о явлениях природы тем, что она стремится иметь синтетическую теорию права. Б. А. Кистяковский сформулировал задачу на перспективу: «Нельзя удовлетворяться лишь перечислением различных научных понятий права. Не подлежит сомнению, что должны существовать и такие синтетические формы, которые объединяли бы эти понятия в новый вид познавательных единств» . ——————————— Там же. С. 27.

Б. А. Кистяковский внес свой вклад в развитие теории правового государства. В 1906 г. он пишет статью «Государство правовое и социалистическое». В это время в российском правосознании государство ассоциировалось только с насилием: «Для нас, русских, государство — это положение об усиленной и чрезвычайной охране, это военное положение, это военно-полевые суды и смертные казни» . ——————————— Цит. по: Кистяковский Б. А. Государство правовое и социалистическое // Вопросы философии. 1990. N 6. С. 141.

Богдан Александрович считал, что такие чисто российские черты государства не отражают подлинной природы самого института государства — они лишь ее временные искажения. Вслед за Аристотелем, полагавшим, что государство служит для достижения «благой жизни», Б. А. Кистяковский заявлял, что «общее благо — вот формула, в которой выражаются задачи и цели государства» . Даже отклонения от следования этой цели тем или иным конкретным государством подтверждают истинность этой формулы: «Даже наиболее жесткие формы государственного угнетения обыкновенно оправдываются соображениями об общем благе» <**>. ——————————— Там же. С. 142. <**>Там же.

Под влиянием представлений о сущности государства философов-идеалистов Фихте и Гегеля Б. А. Кистяковский считал, что истинную природу государства выражает только правовое государство. Он выводит основные принципы правового государства, абстрагируясь от несущественных различий в конкретных формах их существования на Западе. Это принцип ограничения государственной власти; принцип подзаконности государственной власти; принцип народного представительства. Б. А. Кистяковский рассматривал право как социальное явление. Он считал, что право следует изучать прежде всего в его социальных проявлениях, т. е. надо исследовать социально-научно. Однако сам термин «социальное явление» слишком многозначен. Из того, что все согласны в признании права социальным явлением, еще не следует, что все подразумевают одно и то же, когда говорят, что право — социальное явление. Чаще всего социальную природу права видят в том, что оно может существовать только в обществе и что общественная жизнь обусловливает все правовые явления. Другая формулировка, по существу, того же взгляда на социальную природу права заключается в том, что право составляет часть общественного целого. Право состоит из норм, постоянно и регулярно осуществляющихся в жизни, и потому осуществление есть основной признак права. Б. А. Кистяковский объяснял, как правовые нормы воплощаются в жизнь: «Все душевные переживания, вызываемые правовыми нормами, концентрируются и заостряются в убеждении, что они должны осуществляться. К тому же это убеждение, будучи всеобщим, не остается просто убеждением; оно вместе с тем приводит к тому, что нормы осуществляются. Само осуществление не есть лишь одно единичное происшествие, но и постоянно повторяется. Таким образом, правовые нормы живут не только в сознании всех членов общества, но и в массе единичных случаев» . ——————————— Цит. по: Кистяковский Б. А. Социальные науки и право. Очерк по методологии социальных наук и общей теории права. М., 1916. С. 368.

Кто хочет изучать право как социальное явление, считает Богдан Александрович, тот должен брать право в его осуществлении или в его воплощении в жизнь в виде социального факта. Он утверждал, что «надо смотреть на то право, которое живет в народе и выражается в его поведении, в его поступках, а не на то право, которое установлено в параграфах кодексов» . ——————————— Там же. С. 347.

Писаное право, по мнению Б. А. Кистяковского, состоит из общих, абстрактных, безличных и схематических построений, напротив, в жизни все единично, конкретно, индивидуально. Жизнь так богата и разнообразна, что она не может целиком подчиняться контролю закона и органов, наблюдающих за его исполнением. Для изменения писаного права всякий раз требуется приводить в движение сложный механизм законодательной машины. Напротив, правовая жизнь состоит из непрерывного движения, в ней постоянно все изменяется. Таким образом, правовая жизнь может уклониться от действующего писаного права. Б. А. Кистяковский пишет, что традиционный взгляд на судью как на изолированного индивида должен быть оставлен. «Не надо никогда забывать, что судья — член и всего общества, и той или иной социальной группы и что, следовательно, вся его деятельность подчинена различным общественным влияниям» . Существенная задача судьи состоит в индивидуализировании права. ——————————— Там же. С. 350.

Если закон выражается общими правилами, то дело судьи — в каждом случае придавать такому общему правилу особый смысл, в зависимости от условий случая. Б. А. Кистяковский отдавал себе отчет в бесперспективности антагонизма между социологическим и нормативным подходом к праву. «Юрист в первую очередь должен изучать действующее право как систему норм. Иными словами, юрист прежде всего должен знать законы и уметь обращаться с ними. Но для того, чтобы стоять на высоте совершенного знания, юрист не только не должен забывать жизни, как говорили в старину, а и научно изучать «правовую жизнь» в вышеуказанном направлении. Юристу-практику это необходимо и для наиболее справедливого применения действующего права» . ——————————— Кистяковский Б. А. Право как социальное явление. М., 1911. С. 17.

«Социологический метод в правоведении в том и заключается, чтобы судить о праве и принимать правовые решения не только на основании права, выраженного в нормах, но и права, осуществляющегося в жизни» . ——————————— Кистяковский Б. А. Социальные науки и право… С. 363.

Б. А. Кистяковский склонялся к социологическому пониманию природы права. Свою работу «Право как социальное явление» он начинает с констатации следующего факта: изучение права как социального явления — заслуга русской юриспруденции. С его точки зрения, «нет более общепризнанного положения, как то, что право есть социальное явление. Из этого положения вполне очевидно должен вытекать вывод, что право и следует изучать, прежде всего, в его социальных проявлениях, то есть его надо исследовать социально-научно» . ——————————— Кистяковский Б. А. Право как социальное явление. С. 3.

Разумное сочетание социально-научного и догматического подхода к изучению права необходимо и с другой стороны, пишет Б. А. Кистяковский, коль скоро в правовых нормах должна получить свое выражение справедливость — категория, которая играет огромную роль в эволюции человеческого сообщества и государства как политического и правового института. Изучение права как социального явления нужно не только для осуществления теоретической цели — достичь наиболее полного знания права. Оно насущно необходимо для того, чтобы право не расходилось со справедливостью и чтобы само право было справедливым. Короче говоря, оно приводит к господству справедливости в правовой жизни . ——————————— См.: Корнев А. В., Борисов А. В. Правовая мысль и юридическое образование в дореволюционной России: Учебное пособие. М.: Изд-во «Эксмо», 2005. С. 121.

Б. А. Кистяковский внес большой вклад в развитие методологии отечественной правовой науки. Его подход к изучению общественного правосознания также имеет непреходящую научную ценность. В России, вопреки предположениям Б. А. Кистяковского, социалистическое государство возникло как отрицание правового государства, однако западные государства развивались в том направлении, которые он наметил, — в направлении расширения субъективных публичных прав человека.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: