Как заявить альтернативные исковые требования чтобы суд их удовлетворил

Обновлено: 07.02.2023

1 октября 2019 г. вступил в силу Федеральный закон от 18.07.2019 № 191-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», позволяющий гражданам подавать коллективные иски в суды общей юрисдикции. Изменения затронули Арбитражный процессуальный (АПК РФ) и Гражданский процессуальный кодексы РФ (ГПК РФ), где были описаны механизм ведения подобных споров как в арбитраже, так и в судах общей юрисдикции. Также некоторые формулировки были изменены в Законе РФ от 07.02.1992 № 2300-I «О защите прав потребителей». До внесения поправок это могли делать только представители бизнеса в арбитражном процессе, сейчас же групповые иски доступны всем гражданам. Эти изменения в первую очередь направлены на защиту прав потребителей, следующая многочисленная категория — это трудовые конфликты и затем — споры участников долевого строительства с застройщиками.

Содержание

Когда возможно использовать коллективный иск?

Сегодня закон выделяет четыре основных критерия, которые необходимы для подачи группового иска. Причем данные признаки применимы как в арбитражном процессе, так и в судах общей юрисдикции:

  1. наличие общего к каждому члену группы лиц ответчика;
  2. общий предмет спора, нарушены однородные права и интересы;
  3. схожие фактические обстоятельства дела;
  4. выбран одинаковый способ защиты прав группы лиц.

Для подачи коллективного иска в суд общей юрисдикции необходимо как минимум 20 человек (ч. 5 ст. 244.20 ГПК РФ), а для защиты интересов группы лиц в арбитражном суде достаточно пяти заявителей (ч. 5 ст. 225.10 АПК РФ).

Когда возможно присоединиться к групповому иску?

Чаще всего, еще до момента передачи коллективного иска в суд истцы предпринимают попытки дать огласку своей проблеме через СМИ и социальные сети. Если человек имеет схожую проблему, то, скорее всего, в поисках информации по ее решению он встретит предложение о присоединении к коллективному иску. Тогда наиболее простой способ — связаться с представителем группы лиц и заявить свои требования.

После подачи иска должно быть опубликовано предложение о присоединении (ч. 3 ст. 225.14 АПК РФ, ч. 3 ст. 244.26 ГПК РФ). На этом этапе к первоначальной группе может присоединиться любое лицо, которое имеет идентичное требование. Затем происходит утверждение спора — предварительное судебное заседание, на котором суд решает вопрос о наличии необходимых условий для подачи группового иска.

Однако следует учитывать тот факт, что на рассмотрение групповых исков отводится ограниченное количество времени — не более восьми месяцев со дня вынесения определения о принятии искового заявления к производству суда, включая срок на подготовку дела к судебному разбирательству и принятие решения по делу (ч. 2 ст. 225.16 АПК РФ, ч. 2 ст. 244.25 ГПК РФ).

Коллективные иски гораздо выгоднее индивидуальных

Появление новой формы подачи заявления несет в себе целый ряд преимуществ для лиц, права которых были нарушены.

Безусловно, самое важное преимущество коллективного иска — это его финансовая выгода. В данном случае все судебные расходы и расходы на оплату услуг юристов делятся на всех представителей группы.

Лица, которые участвуют в групповом иске, вправе заключить соглашение о порядке несения его сторонами судебных расходов (ст. 244.27 ГПК РФ, ст. 225.16-1 АПК РФ). И если суд примет положительное решение по делу, то такие расходы будут взысканы в пользу истцов и распределены в соответствии с таким соглашением.

Также к коллективным искам всегда уделяется больше внимания в сервисах судебного инвестирования и краудфандинговых компаниях.

Кроме этого, коллективный иск очень поможет гражданам, не обладающим правовыми знаниями в рамках процессуального законодательства, отстаивать свои интересы в суде.

Также, в случае если затронуты интересы большой группы лиц, проще привлечь всеобщее внимание к проблеме, а внимание со стороны СМИ будет положительно влиять на представителей бизнеса, так как компаниям будет необходимо банально держать марку.

Практика применения коллективных исков в России

Судебная практика по новым правилам рассмотрения коллективных исков судами в нашей стране на данный момент не сформировалась. Даже самый первый иск, поданный с учетом рассмотренных поправок, пока еще не рассмотрен в суде.

Практика групповых исков до внесения изменений в законодательство также немногочисленна. Однако есть примеры успешных коллективных исков, где суды встали на сторону группы лиц.

Например, Краснодарский краевой суд в 2018 году удовлетворил заявление собственников земельного участка с требованием признать незаконной проведенную кадастровую оценку имущества, принадлежащего им на праве общей долевой собственности (решение от 02.04.2018 № 3А-316/2018).

А вот Арбитражный суд города Москвы в 2019 году отказал собственникам многоквартирного дома в признании права общей долевой собственности на подвальные помещения этого здания (решение от 17.06.2019 № А40-229102/15-40-1891).

Таким образом, рассматривая практику, сложившуюся при старых нормах законодательства, не представляется возможным дать точную оценку эффективности института коллективных исков в качестве инструмента для разрешения споров. Новые правовые нормы, как мы полагаем, положительно повлияют на судебный процесс и позволят групповым искам стать действенным механизмом для защиты интересов граждан.

У коллективных исков больше шансов на успех

Несмотря на тот факт, что судебная практика по данному вопросу весьма немногочисленна, уже сейчас можно с уверенностью сказать, что применение коллективных исков будет иметь гораздо больше шансов на успех, нежели использование индивидуальных заявлений. А после вступления в силу новых поправок в закон стала заметна тенденция к увеличению количества желающих совместно отстаивать свои интересы.

Так, в практике Партнерства адвокатов и антикризисных управляющих MILTON LEGAL в настоящий момент готовится коллективный иск инвесторов к Московской бирже, где в результате технической неготовности площадки к торгам нефтяными фьючерсами по отрицательным ценам более 700 инвесторов потерпели колоссальные убытки. Общий объем потерь в настоящий момент около 1 млрд руб.

Кроме этого, коллективные иски успешно помогают отстаивать права граждан в зарубежной практике. Наиболее распространены такие иски в США, где потребителям регулярно удается добиться положительных решений в суде в случае нарушения их прав.

Так, в 2005 году был удовлетворен иск акционеров к американской телекоммуникационной компании WorldCom. Общая сумма компенсаций составила 6,2 млрд долл. А в феврале 2020 года успешно завершилось дело в отношении Калифорнийского офиса Apple, сотрудники которого требовали от работодателя оплаты сверхурочных за ожидание от 5 до 20 минут в очередях на досмотр после работы.

Однако коллективные иски успешно применяют не только в Штатах. В начале 2017 года жители японского города Наха отсудили 264 млн долл. компенсации, так как их дома расположены недалеко от американской военной базы и шум от пролетающих самолетов мешал их нормальной жизни.

Опасность коллективных исков для бизнеса

Учитывая тот факт, что ответчиком по коллективным искам чаще всего являются представители бизнеса, крупные корпорации и известные бренды, такие споры, безусловно, могут сулить компаниям ряд проблем.

Во-первых, потребители, пользуясь своим численным превосходством и шумихой, которая чаще всего возникает вокруг предмета иска, начинают требовать абсолютно необоснованные размеры компенсаций. Такие решения могут стать причиной не только больших финансовых потерь, но и даже причиной банкротства компании. Такую практику можно увидеть в тех же США, где коллективные иски снискали небывалую популярность.

Во-вторых, сильно страдает репутация компании. Даже если суд адекватно подойдет к вопросу исчисления положенных истцам компенсаций, потери собственников бизнеса от пострадавшей репутации могут быть гораздо серьезнее любых судебных взысканий.

Поэтому нужно учитывать, что судам при рассмотрении коллективных исков следует каждый раз устанавливать тонкую грань между защитой нарушенных прав граждан и так называемым потребительским терроризмом.

Выводы

Коллективный иск – более простой и дешевый способ защиты прав граждан. В случае если истцов не менее 20 человек, есть общий ответчик и права истцов нарушены схожим образом, каждому из истцов не нужно искать себе юриста и оплачивать госпошлину за рассмотрение иска. Для судов это также однозначно одно из лучших нововведений за последнее время — коллективные иски избавили суд от необходимости рассмотрения массы одинаковых дел, например, когда дольщики обращаются в один и тот же суд за взысканием неустойки с застройщика.

Альтернативные иски или по-другому – факультативные, представляют собой сейчас сферу серьёзного обсуждения допустимости их в правовой деятельности судов.

Фактически подобные иски представляют собой множественность требований на стороне истца к стороне ответчика. Сложность для ответчика при этом, заключается в том, что отвечать и доказывать свою позицию необходимо по этим нескольким основаниям сразу же. Выгода для истца здесь очевидна в том, что данные альтернативные требования рассматриваются одновременно, и какое он сможет доказать, то и будет считаться окончательным вариантом индивидуализации его иска. На этом основании и суд будет также принимать решение. Получается, что может быть предъявлено несколько требований, а решение в любом случае будет вынесено только в отношении одного требования. Это значительно повышает шансы на удовлетворение иска. Также данное положение сторон в состязательном процессе, можно рассматривать положительным моментом, в случае, если при этом в одном иске рассматриваются максимально возможные варианты разрешения дела. Поэтому становится логичным, что после рассмотрения дела в таком виде, и вынесения решения, со вступлением его в законную силу ни одна из сторон не сможет подать новый иск. Тогда рассмотрение таких альтернативных исков может иметь положительную динамику в уменьшении нагрузки на суды.

Такими альтернативными исками можно считать, например, право займодавца на досрочное расторжение договора займа, что в конечном счёте приводит заёмщика к положению ненадлежащего исполнения обязательств по возврату процентов за пользование займом.

Также, под факультативностью иска, можно понимать ситуацию, когда истец наделяется правом установления альтернативности предмета иска. При построении данного иска, альтернативное требование заявляется как бы условно. Его применение будет зависеть от того, будет ли удовлетворено «основное» требование. Примером может выступать иск, в котором истец просит истребовать имущество с ответчика, а в случае, если его нет в натуре, обязать ответчика возместить его стоимость.

Среди практиков есть противники альтернативных исков. Ссылки производятся на том основании, что иски представляют собой некое злоупотребление правом. Ответчик обязывается в такой ситуации, возражать против применения всех приведённых и потенциальных способов защиты права.

Предъявляя альтернативные иски, такая конструкция, дала бы ответчику уже в начале процесса получить максимальную информацию касаемо потенциальных правовых оснований нарушения права истца.

Конструкция подобного иска позволяет суду одновременно рассматривать все возможные варианты разрешения спора в одном деле, которые могли бы потенциально стать основанием для вынесения решения в пользу истца. Таким образом возможно ускорить восстановление нарушенных прав. Истец при этом должен до вынесения решения судом предоставить максимальное количество доказательств, так как не имеет возможности понять, что суд посчитает доказанным надлежащим образом в ходе процесса. Во всех случаях доказательная база формируется сторонами процесса, а суд лишь выбирает из представленного, поэтому это всегда значительная непредсказуемость. Однако от истца требуется в любом случае указать способ защиты своего права. Предъявляя альтернативные иски, истец имеет возможность в одном деле рассмотреть несколько требований. Данное обстоятельство снижает риск отказа в удовлетворении требований. Также такой конструкцией нивелируется положение, когда истец, поняв, что не сможет доказать позицию, вынужден её менять, а срок давности предъявления нового требования истёк. Также происходит до некоторой степени так называемая процессуальная экономия времени рассмотрения исковых требований.

«Если истец уточнил исковые требования, но не отказался от ранее заявленных исковых требований, то суд при вынесении решения должен разрешить все заявленные требования" – пожалуйста, поясните эту мысль.

Вот такой вопрос мне задали в блоге по теме: Некоторые правила и принципы составления идеального искового заявления. Правило №2.

Давайте разберемся с самого начала в этой ситуации.

Истец планирует обратиться в суд в защиту своего нарушенного права. Поскольку обычный гражданин не обладает юридическими познаниями, то как правило, он либо сам составляет исковое заявление, либо обращается к юристу (адвокату). Справедливости ради отмечу, что даже профессиональному юристу, при ведении своего личного дела в суде, лучше иметь представителя, поскольку личное восприятие ситуации зачастую деформирует ее правовое содержание.

С момента обращения будущего истца к юристу, начинается кропотливая правовая работа последнего над позицией доверителя в суде.

Единственно правильным вариантом является изучение всех правовых нюансов конкретной ситуации (ознакомление с фактическими обстоятельствами конфликта, сбор доказательств, анализ судебной практики и т.д.). Конечным результатом данной работы, должно стать исковое заявление. При этом текст искового заявление должен быть написан так, чтобы у суда не возникало сомнений в правильности позиции истца. При этом основная линии защиты прав истца должна прослеживаться с первой строчки искового заявления до последней фразы его просительной части.

Действительно, в ходе судебного разбирательства, может потребоваться существенная корректировка позиции истца. Как правило, это связано, с получением судом дополнительных доказательств, заявлением стороной ответчика встречного иска.

Я убеждена, что применительно к каждой правовой ситуации имеется соответствующий механизм защиты. То есть, каждому нарушенному праву, корреспондируют конкретные требования в просительной части. Это соотносится как «ключ к замку». Например, нарушенное право: истцу некачественно оказали медицинскую помощь в клинике, что повлекло вред здоровью. Исковое требование: Прошу взыскать с ГКБ №1 г. Энска в пользу Петрова В.В. компенсацию морального вреда в размере 1000000 руб. 00 коп., ущерб в размере 1500000 руб. 00 коп. Никакие другие исковые требования здесь заявлены быть не могут, в том числе и в формулировке: Прошу установить факт некачественного оказания медицинской помощи.

На практике же, истец чтобы защитить свое нарушенное право, выдвигает несколько исковых требований, иногда взаимоисключающих друг друга. Эти требования могут быть заявлены как на стадии подачи иска, так и в ходе судебного разбирательства.

Как правило истец уточняет исковые требования, и по факту, действительно, вместе одного первоначального искового требования, суд получает несколько исковых требований.

Теперь самое интересное.

1) В ГПК РФ нет термина «уточнение» искового заявления. Есть только ст. 39 ГПК РФ, которая говорит нам про изменение основания или предмета иска, а также же увеличение или уменьшение исковых требований.

Но, в каждом втором гражданском деле, которое рассматривается в суде общей юрисдикции мы можем увидеть процессуальный документ, который называется: Исковое заявление (уточненное).

Итак, уточненное исковое заявление, это наша правовая действительность, которая исторически сложилась и отрицать наличие которой – бессмысленно.

Под уточненным исковым заявлением, все участники судебного разбирательства понимают письменную форму реализации прав истца, предусмотренную ст. 39 ГПК РФ.

2) Прошу обратить внимание на п.п. 5 и 11 Постановления Пленума ВС РФ от 19 декабря 2003 г. №23 «О судебном решении», в которых сказано, что согласно части 3 статьи 196 ГПК РФ суд принимает решение только по заявленным истцом требованиям.

Выйти за пределы заявленных требований (разрешить требование, которое не заявлено, удовлетворить требование истца в большем размере, чем оно было заявлено) суд имеет право лишь в случаях, прямо предусмотренных федеральными законами.

Заявленные требования рассматриваются и разрешаются по основаниям, указанным истцом, а также по обстоятельствам, вынесенным судом на обсуждение в соответствии с частью 2 статьи 56 ГПК РФ.

Исходя из того, что решение является актом правосудия, окончательно разрешающим дело, его резолютивная часть должна содержать исчерпывающие выводы, вытекающие из установленных в мотивировочной части фактических обстоятельств.

В связи с этим в ней должно быть четко сформулировано, что именно постановил суд как по первоначально заявленному иску, так и по встречному требованию, если оно было заявлено (статья 138 ГПК РФ), кто, какие конкретно действия и в чью пользу должен произвести, за какой из сторон признано оспариваемое право. Судом должны быть разрешены и другие вопросы, указанные в законе, с тем чтобы решение не вызывало затруднений при исполнении (часть 5 статьи 198, статьи 204-207 ГПК РФ). При отказе в заявленных требованиях полностью или частично следует точно указывать, кому, в отношении кого и в чем отказано.

3) Признаюсь честно, я не занимаюсь арбитражными делами, но в силу рассматриваемой тематики, мне понравилась позиция кассационной инстанции изложенная в Постановлении ФАС Северо-Западного округа от 24.02.2010 по делу № А56-34556/2009 (Решение суда об удовлетворении иска о взыскании с ответчика предоплаты по договору купли-продажи подлежит отмене, поскольку в данном случае в качестве предмета и основания иска суд принял первоначальные исковые требования без их последующего уточнения, равно как и не отразил в судебном акте факт заявления истцом ходатайства об увеличении заявленных исковых требований и результат его рассмотрения). Данный судебный акт легко найти в правовых базах.

4) Позиция представителей о том, что необходимо выдвинуть несколько исковых требований в защиту интересов истца, а суд сам разберется, на мой взгляд, не профессиональна. Юрист должен четко представлять какое его действие к каким правовым и процессуальным последствиям приведет. Никаких исковых требований «с запасом» быть не может. Следует ясно понимать, что в результате уточнения иска, никакие требования «за рамки иска» не выносятся. Требования заявлены, значит они должны быть разрешены судом, при условии отсутствии отказа истца от данных требований. Отказ от данных требований действительно влечет прекращение производства по делу. Но, в этом моменте хочется возразить следующее. А почему стороны не используют медиативные процедуры и не могут закончить спор мировым или медиативным соглашением? Это ведь наиболее эффективная модель разрешения спора, которая не требует бесконечного уточнения (изменения) исковых требований и не требует отказа от каких-либо позиций.

5) Суд не должен говорить стороне о том какие исковые требования являются правильными, а какие нет. Суд, не дает юридических консультаций. Иное может расцениваться как нарушение принципа равноправия сторон (ст. 12 ГПК РФ), поскольку сторона ответчика получает право заявить о том, что суд оказывает содействие стороне истца в разрешении спора.

ВС разъяснил, когда нельзя изменить исковые требования

Мужчина обратился в суд, чтобы взыскать долг со своего бывшего зятя. По словам истца, ответчик взял деньги на ремонт квартиры по расписке, но в назначенный срок так и не вернул их. Первая инстанция отказала заявителю, так как в расписке ничего не сказано о возврате средств. Но это решение отменила апелляция. Суд посчитал, что деньги можно взыскать как неосновательное обогащение. В итоге спор дошел до ВС, который напомнил, что суды не могут изменять исковые требования по своей инициативе.

Часть судов считают, что только истец вправе изменить требования о выплате денег по договору займа на просьбу о взыскании неосновательного обогащения. Даже если заемные отношения установить не удалось, средства нельзя взыскать по иному основанию без заявления истца, уверены инстанции. (см. решение Измайловского районного суда города Москвы от 7 декабря 2020 года № 2–4491/2020, определение Нижегородского областного суда от 10 мая 2018 года по делу № 33–5267/2018).

Семейные обстоятельства

В мае 2016-го Михаил Чернов* одолжил своему зятю Николаю Егорову* 2,5 млн руб. Стороны также составили расписку, в которой указали, что деньги переданы «для улучшения жилищных условий».

Но в мае 2019-го районный суд отказал Чернову. По мнению первой инстанции, истец не предоставил доказательств того, что они с Егоровым заключили именно договор займа. Из текста расписки также не следует, что деньги передавали на возвратной основе, а других доказательств Чернов не предоставил, указал суд.

Кроме того, первая инстанция указала, что деньги нельзя взыскать и в качестве неосновательного общения: из буквального толкования расписки следует, что истец передал деньги для определенной цели – «улучшения жилищных условий». Это решение оставила без изменения апелляция.

Тогда жена истца – Марина Чернова* подала жалобу в Третий кассационный суд общей юрисдикции. По ее мнению, суды приняли неверное решение, так как намерений подарить спорную сумму у ее мужа не было. Доводы супруги поддержал и сам Чернов. Летом 2020 года 3-й Кассационный СОЮ отменил акты нижестоящих инстанций и направил дело обратно в апелляцию. Кассация решила, что нижестоящие суды сделали выводы без учета всех обстоятельств дела и не установили характер спорных правоотношений.

При новом рассмотрении спора Санкт-Петербургский городской суд обратил внимание, что в марте 2019-го Приморский райсуд принял решение о разделе имущества между Егоровым и его женой Марией* (дело № 2–31/2019). А в 2020-м первая инстанция утвердила мировое соглашение между супругами. В нем женщина отказалась от права собственности на 65/200 долей в двухкомнатной квартире в пользу бывшего мужа. После чего собственником всей недвижимости стал Егоров.

Деньги, которые передал истец, ответчик потратил на ремонт этой квартиры. Потому суд решил, что бывший зять получил средства неосновательно, так как Чернов передал деньги для «улучшения жилищных условий» еще до развода, а сейчас квартира больше не принадлежит его дочери. В итоге горсуд взыскал с Егорова 2,5 млн руб. в качестве неосновательного обогащения. С этой позицией согласилась и кассация.

После чего Егоров обжаловал акты нижестоящих инстанций в Верховный суд.

Ошибочная квалификация

Гражданская коллегия обратила внимание, что истец неоднократно уточнял свои требования, но окончательно сформулировал их только в мае 2019-го. Тогда он попросил первую инстанцию взыскать с ответчика деньги по договору займа. Но суды ошибочно посчитали, что к этому спору необходимо применять нормы главы 60 ГК о неосновательном обогащении, так как истец не доказал заключение заемного соглашения, отметил ВС.

Коллегия пояснила, что в этом споре суды по собственной инициативе изменили требования заявителя, хотя не имели на это права. ВС отметил, что суд обязан разрешить дело по тому иску, который предъявлен, и он не может самостоятельно изменить предмет иска. Иное означало бы нарушение важнейшего принципа диспозитивности, разъяснил суд.

В итоге «тройка» отметила судебные акты нижестоящих инстанций и направила дело на новое рассмотрение в Санкт-Петербургский горсуд (пока еще не рассмотрено. — Прим. ред.).

Разногласия судов и экспертов

Согласно ст. 196 ГПК суд принимает решение по заявленным требованиям и сам определяет, какой закон нужно применять. В этом деле истец просил вернуть заем, но в суд удовлетворил иск о взыскании неосновательного обогащения. В итоге получилась ситуация, в которой ответчика лишили права предоставлять возражения о наличии обогащения, так как этот вопрос в процессе судебного разбирательства никто не обсуждал, объясняет Алена Ермоленко, руководитель практики в ФБК Право ФБК Право Федеральный рейтинг. группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Антимонопольное право (включая споры) группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Семейное и наследственное право группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Фармацевтика и здравоохранение группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Природные ресурсы/Энергетика группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Частный капитал группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры - mid market) группа Банкротство (включая споры) (mid market) Профайл компании × .


Для защиты ответчика от подобных ситуаций есть правило о том, что вопрос о переквалификации правоотношений должен обсуждаться не на стадии принятия решения, а в самом начале судебного разбирательства.

Согласно п. 9 постановления Пленума ВС от 23 июня 2015 № 25 суд на стадии подготовки дела к судебному разбирательству должен вынести на обсуждение сторон вопрос о юрквалификации правоотношения, чтобы определить, какие нормы права необходимо применить при разрешении спора. Но данном деле эта процедура была нарушена, отмечает эксперт.

По словам Ермоленко, cуд мог рассмотреть требование о взыскании неосновательного обогащения только если на стадии подготовки к разбирательству он предложил сторонам обсудить вопрос о такой квалификации. И у ответчика должна быть возможность представить свои возражения по такому требованию. Очевидно, что подобное не может происходить на стадии апелляционного разбирательства, указывает эксперт.

А Дмитрий Чаплин, юрист практики «Разрешение споров» ЮК Лемчик, Крупский и Партнеры Лемчик, Крупский и Партнеры Федеральный рейтинг. группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры - mid market) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Семейное и наследственное право группа Цифровая экономика группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) 6 место По количеству юристов 17 место По выручке 22 место По выручке на юриста (более 30 юристов) Профайл компании × полагает, что гражданская коллегия приняла неверное решение. Эксперт отмечает, что в этом деле материально-правовой интерес истца заключается в возврате денег. Требования по договору займа и в обязательстве из неосновательного обогащения являются родственными и совпадают по размеру, поэтому нельзя сказать, что с изменением правовой квалификации поменялся и предмет иска, уверен юрист.

По мнению Чаплина, определение ВС в итоге приведет к тому, что при отказе Чернов больше не сможет подать повторный иск о взыскании средств. Кроме того, такакая позиция гражданской коллеги противоречит сложившейся практике ВС, отмечает эксперт. Так в определении от 16 апреля 2020 по делу № А40-87194/2019 ВС признал, что изменение подрядчиком правовой квалификации требований с договорных на неосновательное обогащение не является изменением предмета или основания иска. И в Определении от 10 сентября 2021 по делу № А84-4688/2020 высшая инстанция не увидела нарушения в том, что кассация изменила правовую квалификацию требований истца с убытков на неосновательное обогащение.


В целом, остается надеяться, что радикального изменения практики не произойдет и она останется в рамках направления, согласно которому правовая квалификация иска не включается в его предмет и основание.

Как поступит арбитражный суд, если в исковых требованиях заявлено: 1) внести в договор аренды пункт, предоставляющий арендатору возможность его расторжения (такого пункта изначально не было в договоре аренды); 2) расторгнуть договор аренды. Заключенный договор аренды обладает признаками присоединения и злоупотребления свободой договора, арендатору не предоставляется право расторгнуть договор аренды сроком на 20 лет. Если суд откажет в расторжении договора, можно ли использовать первое требование как подстраховку?

В силу п. 1 ст. 450 Гражданского кодекса РФ изменение и расторжение договора возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено законом (для арендатора – ст. 620 ГК РФ) или договором (право одностороннего изменения или отказа) либо по решению суда. При этом согласно п. 2 ст. 450 ГК РФ по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только при существенном нарушении договора другой стороной или в иных случаях, предусмотренных законом или договором.

К таким случаям в соответствии с п. 2 и 9 ст. 428 ГК РФ относится договор присоединения, а также договор, условия которого определены одной из сторон, а другая сторона в силу явного неравенства переговорных возможностей поставлена в положение, существенно затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора.

Согласно п. 1 ст. 428 ГК РФ договором присоединения признается договор, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом. Это обстоятельство либо «экономическое неравенство» необходимо доказать, чтобы иметь правовые основания требовать изменения или расторжения договора при отсутствии соответствующих условий в нем или норм в положениях о договоре аренды. Среди договоров аренды договором присоединения может являться, например, договор аренды транспортного средства или оборудования, а «неравным» договором, как правило, является договор аренды помещения в торговом комплексе.

Если рассматриваемый договор обладает признаками договора присоединения либо договора между неравными субъектами, то в силу п. 2 и 3 ст. 428 ГК РФ присоединившаяся к договору сторона вправе потребовать расторжения или изменения договора, если он хотя и не противоречит закону и иным правовым актам, но лишает эту сторону прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида, исключает или ограничивает ответственность другой стороны за нарушение обязательств либо содержит другие явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она исходя из своих разумно понимаемых интересов не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в определении условий договора.

В настоящем случае может быть целесообразно доказывать, что практика заключения данной разновидности договоров аренды не предусматривает длительного срока аренды либо что арендуемое имущество объективно не требуется арендаторам на такой срок в связи с особенностями его целевого назначения, срока службы, сезонности работ и т.п. Конкретные составляющие предмета доказывания зависят от контекста дела.

Напоминаем, что в силу п. 2 ст. 452 ГК РФ необходимо соблюдение досудебного порядка урегулирования спора. Требование об изменении или о расторжении договора может быть заявлено стороной в суд только после получения отказа другой стороны на предложение изменить или расторгнуть договор либо неполучения ответа в срок, указанный в предложении или установленный законом либо договором, а при его отсутствии – в 30-дневный срок.

Относительно соединения требований об изменении договора и его расторжения в одном иске полагаем следующее.

Во-первых, если заявлено требование о включении в договор условия об одностороннем отказе арендатора от договора аренды без необходимости обращения в суд, то требование о расторжении договора окажется беспредметным, так как истец просит согласовать внесудебный порядок прекращения договора. Во втором требовании в этом случае должно быть отказано.

Во-вторых, положительный для истца исход возможен при следующих комбинациях решений по двум требованиям: оба требования удовлетворены; в требовании об изменении договора отказано, требование о расторжении договора удовлетворено. Очевидно, отказ в обоих требованиях или удовлетворение требования об изменении договора при отказе от расторжения договора нежелательны. При этом, если было заявлено и удовлетворено требование о включении в договор условия об одностороннем отказе, истец сможет сам прекратить правоотношения, но ответчик с этим может не согласиться, что повлечет продолжение разбирательств, поскольку прекращение правоотношений не будет «засилено» судом. Если заявлено о включении в договор дополнительных оснований для судебного расторжения договора, отказ в требовании о расторжении как таковом будет означать невозможность дальнейшего обращения с тождественным требованием в будущем, как и отказ в обоих требованиях (п. 3 ч. 1 ст. 127.1 Арбитражного процессуального кодекса РФ, п. 2 ч. 1 ст. 134 Гражданского процессуального кодекса РФ), т.е. невозможность расторгнуть договор по рассмотренным основаниям.

В-третьих, одновременное заявление требования об изменении договора и его расторжении представляется избыточным, поскольку второе требование полностью покрывает правовой интерес истца. Суд может при этом отказать в первом требовании, поскольку оно при наличии второго не влечет восстановление нарушенного права (ч. 1 ст. 4 АПК РФ, ч. 1 ст. 3 ГПК РФ).

Полагаем целесообразным обращаться только с требованием о расторжении договора аренды. При этом требование об изменении договора останется нерассмотренным (в качестве «подстраховки») и сможет быть заявлено отдельным нетождественным иском в случае отказа в иске о расторжении.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: