Как взыскать судебные расходы если пропущен 3х месячный срок

Обновлено: 28.11.2022

25 мая КЭС ВС РФ будет рассматривать вопрос о том, с какого момента надлежит отсчитывать шестимесячный срок на обращение в арбитражный суд за распределением судебных расходов (дело А40-27392/14).

Ч.2 ст.112 АПК указывает на то, что обратиться с таким заявлением можно в течение 6 месяцев со дня вступления в силу последнего судебного акта по существу дела.

Это ограничение сроком, появившееся в 2010 году, сразу вызвало споры: очевидно, что оно исключало отсчет сроков от различных процессуальных определений (о мерах по обеспечению иска и т.п.), но что считать последним судебным актом, которым дело разрешено по существу. Так, можно сказать, что по существу спор рассматривают только первая и апелляционная инстанции, кассация же, не занимаясь изучением обстоятельств дела, уже не столько рассматривает спор, сколько проверяет правильность применения норм права. Понятно, что такое понимание в условиях обязательности рассмотрения кассационных жалобы в арбитражных судах было бы либо несправедлиым (если бы выигравшая сторона 4 месяца дожидалась исхода кассационного рассмотрения и только потом судорожно бежала бы за возмещением судебных расходов), либо чрезмерно нагружающим судебную систему (если бы стороны обращались за распределением судебных расходов после апелляции, а потом вдруг в случае отмены судебных актов в кассации вынуждены были бы заново разрешать этот вопрос).

В изданном по горачим следам Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17 февраля 2011 г. N 12 такая очевидная нелепость была исключена с указанием на то (п.30), что, если судебный акт обжаловался в кассацию, то последним судебным актом по существу спора следует считать постановление суда кассациооной инстанции.

На этом можно бы было и остановиться, но ВАС пошел дальше, написав в последнем абзаце п.30 Постановления, что, если судебный акт был обжалован в порядке надзора в ВАС РФ, то уже его акт должен считаться последним судебным актом по существу спора.

Нет никаких сомнений в правильности такого решения, если бы речь шла о постановлении Президиума ВАС - он действительно рассматривал спор по существу, но в Посталновлении прямо говорится о том, что это разъяснение касается и определений об отказе в передаче дела в Президиум.

Здесь, как представляется, Пленум ВАС ошибся. Существует сразу несколько причин, по которым отказные определения не должны бы были считаться судебными актами по существу спора и, соответственно, не должны бы влиять на момент начала течения срока на обращение за распределением судебных расходов:

- во-первых, отказные определения "троек" ВАС в большом количестве случаев и не содержали никаких выводов по существу, ограничиваясь указанием, что судьи не увидели оснований для надзора (это им и ставилось в вину, и, наоборот, говорилось, что как раз не следует вообще давать никакого положительного содержания в таких определениях - сейчас это уже неактуально),

- во-вторых, заочное рассмотрение дела "тройкой" ВАС, в принципе, исключало какие бы то ни было действия другой - очевидно, выигравшей на тот момент дело и намеренной взыскивать судебные расходы - стороны на этом этапе; возражения против надзорной жалобы если и писались, то только если дело передавалось в Президиум (хотя мне известны случаи подачи возражений и на предварительном этапе, но с точки зрения самого механизма функционирования "фильтра" они представляются неуместными, ну разве что только если речь не идет о возражениях в части наличия полномочий на подачу самой жалобы),

- наконец, в-третьих, процент передачи дел в Президиум всегда был столь мал, что им вполне можно было пренебречь и без особенной боязни отмены начинать взыскивать судебные расходы и до рассмотрения надзорной жалобы коллегией ВАС.

Такое мнение об ошибочном решении вопроса о начале отсчета шестимесячного срока на обращение за распределением судебных расходов с момента издания отказного определения судебной коллегии ВАС у меня было с самого 2011 года. Но, коль скоро утверждение было сделано, приходилось с ним мириться.

После реформы высшего судебного органа изменилось ли что-то на стадии предварительного рассмотрения - уже не надзорных, но вторых кассационных - жалоб? Нет. Более того, рассмотрение жалоб стало еще более заочным, чем было в ВАС, ведь вопрос об их передаче для рассмотрения по существу решает один судья, а не трое - ему даже советоваться ни с кем не надо, процесс принятия решения об отказе в передаче - это теперь сугубо внутренняя ппсихическая деятельность судьи.

В связи с этим изменение практики, наметившееся в последнее время, связанное с отказом учета обращения в ВС РФ со второй кассационной жалобой для целей определения срока на взыскание судебных расходов я лично могу только приветствовать.

В то же время, остаются и формальные доводы против этой практики: так, при составлении нового Постановления Пленума о судебных расходах ВС РФ (Постановление от 21 января 2016 г. N 1 "О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела") последний абзац п.30 Постановления ВАС №12 отменен не был (а вот, например, п.33 был отменен - новый Пленум избрал иной концептуальный подход).

P.S.: сказанное нисколько не отменяет того обстоятельства, что я вообще не уверен в правильности указания столь краткого - шестимесячного - срока на обращение за распределением судебных расходов. Установление этого срока довольно серьезно ограничивает юриста и его клиента в возможности гибко регулировать свои финансовые взаимоотношения: волей-неволей приходится завершать все расчеты в течение 6 месяцев после завершения дела.

P.P.S.: точно так же как это не отменяет и общего требования предсказуемости регулирования.

Федеральный закон от 28.11.2018 № 451-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее - ФЗ – 451) унифицировал срок на подачу заявления о возмещении судебных расходов.

Упомянутый выше федеральный закон №451 вступил в силу 1 октября 2019 года с даты введения в действие кассационных и апелляционных судов общей юрисдикции.

После 1 октября 2019 года согласно ч. 1 ст. 103.1 ГПК РФ, ч. 2 ст. 112 АПК РФ, ч. 1 ст. 114.1 КАС РФ установлен единый трехмесячный срок для обращения с заявлением на возмещение судебных расходов со дня вступления в законную силу последнего судебного акта, принятием которого закончилось рассмотрение дела.

До этого закона сроки различались:

- АПК предусматривал 6 месячный срок (ч. 2 ст. 112 АПК РФ);

- ГПК и КАС не предусматривали такой срок вовсе. Поэтому суды общей юрисдикции руководствовались общим 3годичным сроком исковой давности (См., например, Апелляционное определение Московского городского суда по делу N 33-9131/2020).

Верховным судом РФ был предусмотрен переходный период относительно решений/постановлений, которые приняты до момента вступления в силу рассматриваемых изменений.

Они различны для арбитражных судов и судов общей юрисдикции, как относительно срока, так и подхода к его течению.

Согласно п. 9 Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2019 № 26 "О некоторых вопросах применения Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации в связи с введением в действие ФЗ-451:

  • шестимесячный срок, установленный ранее АПК РФ продолжает течь, если он не истек к 01.10.2019, т.е. к делам, рассмотренным до 01.10.2019 не применяется новый порядок, что в полной мере соответствует принципу действия закона во времени;
  • трехгодичный срок для судов общей юрисдикции истекает 01.10.2019, а начиная с 01.10.2019 начинает течь трехмесячный срок, т.е. в гражданском и административном процессах применению подлежит новый порядок к делам, рассмотренным до вступления в силу изменений, хотя такой подход существенно ухудшает положение сторон, которые согласно старому порядку могли рассчитывать на три года для подачи заявления о возмещении расходов.
  • Например, если последний судебный акт принят в августе 2019 года, то по старому порядку срок на подачу заявления истек бы в августе 2022 года; по-новому же порядку – в январе 2020 года.

Такой разный подход к срокам подтверждается судебной практикой, например, см., Апелляционное определение Московского городского суда от 24 апреля 2020 г. по делу N 33-16376/2020, Апелляционное определение Московского городского суда по делу N 33-9131/2020, Апелляционное определение Московского городского суда от 18.06.2020 по делу N 33-21561/2020.

На наш взгляд такой подход не соответствует принципу равенства всех перед законом и судом, ухудшает правовое положение участников административного и гражданского процесса на которое они могли рассчитывать на момент принятия судебного решения и до момента вступления в силу ФЗ-451.


По мнению одной из экспертов, разъяснение ВС полностью соответствует целям и задачам механизма взыскания судебных расходов, а также обеспечивает практическую реализацию основополагающих принципов процесса. Другой считает, что позиция ВС является взвешенной и соответствующей правовому смыслу, который законодатель закладывал в норму ч. 1 ст. 103.1 ГПК РФ. Третий отметил, что кассационная инстанция, несмотря на то, что она также рассматривает дело по существу и выносит свой акт, все-таки достаточно ограничена в полномочиях, в том числе в квалификации обстоятельств и оценке доказательств. Четвертый подчеркнул, что затронутая проблема правоприменения заключается в том, что на практике суды часто отказывают в возмещении судебных расходов из-за пропуска трехмесячного срока, отведенного законом для подачи соответствующего заявления.

Верховный Суд РФ опубликовал Определение от 15 февраля по делу № 50-КГ21-7-К8, в котором уточнил, как следует исчислять срок подачи заявления о возмещении судебных расходов.

Суды отказали в возмещении

В июле 2019 г. Елена Силиванова обратилась в суд с иском к Геннадию Купину, ООО «УНЖА» и ООО «Маяк Молл» об истребовании имущества из чужого незаконного владения. 19 сентября 2019 г. Кировский районный суд г. Омска вынес определение, которым отказал в удовлетворении исковых требований, позднее апелляция и кассация оставили это решение без изменений.

25 августа 2020 г. ООО «Маяк Молл» обратилось в суд с заявлением о возмещении судебных расходов на оплату услуг представителя в размере 30 тыс. руб., приложив договор об оказании консалтинговых (юридических услуг), акт сдачи-приемки оказанных работ и платежное поручение, подтверждающее оплату оказанных юридических услуг.

Определением Кировского районного суда г. Омска в удовлетворении заявления было отказано. Апелляционным определением Омского областного суда от 1 февраля 2021 г. данное определение отменено и принято новое, которым заявление общества было оставлено без рассмотрения. Суд апелляционной инстанции исходил из того, что обществом был пропущен установленный ст. 103 ГПК РФ трехмесячный срок обращения с заявлением о возмещении судебных расходов, а ходатайство о его восстановлении не заявлялось.

При этом судья исходил из того, что рассмотрение гражданского дела закончилось принятием апелляционного определения 25 декабря 2019 г., которым решение Кировского районного суда г. Омска от 19 сентября 2019 г. оставлено без изменения. Следовательно, последний день процессуального срока подачи заявления о возмещении судебных расходов приходился на 25 марта 2020 г., установил апелляционный суд. Восьмой кассационный суд общей юрисдикции с таким выводом согласился.

Верховный Суд указал на ошибки нижестоящих инстанций

Рассмотрев жалобу «Маяк Молл», ВС РФ напомнил, что в соответствии со ст. 103.1 ГПК заявление по вопросу судебных расходов, понесенных в связи с рассмотрением дела в суде первой, апелляционной, кассационной инстанции, рассмотрением дела в порядке надзора, не разрешенного при рассмотрении дела в соответствующем суде, может быть подано в суд, рассматривавший дело в качестве суда первой инстанции, в течение трех месяцев со дня вступления в законную силу последнего судебного акта, принятием которого закончилось рассмотрение дела.

Ссылаясь на ст. 13 ГПК, ВС отметил, что суды принимают судебные постановления в форме судебных приказов, решений, определений судов и постановлений президиума суда надзорной инстанции. При этом к судебным постановлениям относятся, в частности, решение суда первой инстанции, постановление суда апелляционной инстанции, а также определение кассационного суда общей юрисдикции.

Обращаясь к абз. 2 п. 1 Постановления Пленума ВС РФ от 21 января 2016 г. № 1, Суд подчеркнул, что судебный акт кассационной инстанции упомянут в качестве одного из судебных актов, завершающих производство по делу на соответствующей стадии процесса. При этом в п. 28 и 30 этого же постановления разъяснено, что после принятия итогового судебного акта по делу лицо, участвующее в деле, вправе обратиться в суд с заявлением по вопросу о судебных издержках, понесенных в связи с рассмотрением дела, о возмещении которых не было заявлено при его рассмотрении. Лицо, подавшее апелляционную, кассационную или надзорную жалобу, а также иные лица, фактически участвовавшие в рассмотрении дела на соответствующей стадии процесса, но не подававшие жалобу, имеют право на возмещение судебных издержек, понесенных в связи с рассмотрением жалобы, в случае, если по результатам рассмотрения дела принят итоговый судебный акт в их пользу.

Таким образом, для целей исчисления установленного законом трехмесячного срока возмещения судебных расходов, понесенных в связи с рассмотрением дела не только в судах первой и апелляционной, но и кассационной инстанции, по общему правилу следует исходить из того, что принятием постановления кассационным судом заканчивается рассмотрение дела по существу.

Как указал ВС, из установленных судами обстоятельств следует, что последним судебным постановлением, принятием которого закончилось рассмотрение данного дела, является определение Восьмого кассационного суда общей юрисдикции от 5 августа 2020 г., и срок подачи заявления о возмещении судебных расходов должен был исчисляться судами именно с момента вынесения этого определения. Судебная коллегия по гражданским делам заключила, что нижестоящие инстанции ошибочно посчитали началом течения этого срока 25 декабря 2019 г. Верховный Суд в связи с тем, что судебные акты апелляционной и кассационной инстанций вынесены с существенными нарушениями норм процессуального права, отменил их, направив дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Минюст предлагает, чтобы жалоба на постановление дознавателя, следователя или прокурора о покрытии расходов на выплату вознаграждения представителю потерпевшего рассматривалась непосредственно судом

Эксперты рассказали о существующей судебной практике

Адвокат АП г. Москвы Валерия Романова отметила, что ВС РФ обратил внимание на важный вопрос для взыскания судебных расходов – на определение даты «последнего» судебного акта, принятием которого заканчивается рассмотрение дела и после принятия которого возможно взыскание судебных расходов в соответствии со ст. 103.1 ГПК РФ.

Она подчеркнула, что прямо вопрос того, с даты вынесения какого из «последних» судебных актов (суда апелляционной или суда кассационной инстанции) следует исчислять трехмесячный срок подачи заявления о взыскании судебных расходов, не решен ни в действующем процессуальном законодательстве, ни в одном из ключевых разъяснений по вопросу взыскания судебных расходов (Постановлении Пленума ВС РФ № 1). «В то же время вопрос определения даты “последнего” судебного акта, после вынесения которого возможно обращение с заявлением о взыскании судебных расходов, является существенным для реализации “выигравшей” стороной своего абсолютного процессуального права на взыскание судебных расходов с лица, подавшего необоснованный иск», – прокомментировала Валерия Романова.

Эксперт обратила внимание, что данный вопрос стал особенно актуальным после реформы 2018–2019 гг., когда в процессуальном законодательстве был прямо зафиксирован единый сокращенный трехмесячный срок обращения с заявлением как в рамках рассмотрения дел судами общей юрисдикции, так и в рамках рассмотрения дел арбитражными судами. До реформы в ГПК РФ в принципе отсутствовало указание на срок, в течение которого может быть подано такое заявление и суды общей юрисдикции на практике могли рассматривать такие заявления в срок вплоть до трех лет – в рамках общего срока исковой давности. В АПК РФ до 2018 г. был установлен шестимесячный срок обращения с заявлением о взыскании судебных расходов, разъяснила Валерия Романова.

По мнению адвоката, четкое указание ВС на то, что трехмесячный срок подлежит расчету с даты принятия «последнего» судебного акта, которым может быть определение суда кассационной инстанции, направлено на преодоление поставленного вопроса. Валерия Романова отметила, что такое разъяснение полностью соответствует целям и задачам механизма взыскания судебных расходов, а также обеспечивает практическую реализацию основополагающих принципов процесса – равноправия, состязательности и баланса интересов сторон. Она также добавила, что определение Суда полностью соответствует формирующейся судебной практике по вопросам взыскания судебных расходов в рамках рассмотрения дел как в судах общей юрисдикции, так и в арбитражных судах.

Она добавила, что ранее ВС РФ вынес Определение от 21 декабря 2021 г. № 6-КГ21-3-К2, в рамках которого также стоял аналогичный вопрос. Тогда он подчеркнул, что «последним» судебным актом для целей применения ст. 103.1 ГПК РФ также может быть определение об отказе в передаче дела на рассмотрение Судебной коллегии ВС РФ либо определение Судебной коллегии ВС РФ, заметила Валерия Романова.

Старший юрист АБ «Бартолиус» Мухамед Афаунов отметил, что затронутая проблема впервые встала вскоре после реформы процессуального законодательства в 2019 г., когда законодатель установил специальный срок, в течение которого сторонам по делу можно подать заявление о компенсации судебных расходов в гражданском судопроизводстве. Он пояснил, что перед правоприменителем встал вопрос: какое судебное постановление считать тем, которым закончилось рассмотрение дела для целей исчисления указанного в ГПК РФ трехмесячного срока: «После двух лет правовой неопределенности точку в данном вопросе поставил Конституционный Суд РФ, который в своем Определении от 20 июля 2021 г. № 1591-О указал, что по общему правилу последним судебным постановлением является решение или постановление суда первой или апелляционной инстанции либо постановление кассационного суда общей юрисдикции».

Мухамед Афаунов считает, что позиция Верховного Суда является взвешенной и соответствующей правовому смыслу, который законодатель закладывал в норму ч. 1 ст. 103.1 ГПК РФ. «Сторона, заявляющая о взыскании судебных расходов, должна иметь возможность, исчерпав все возможности судебной защиты на уровне всех судебных инстанций (включая суд кассационной инстанции), в случае благоприятного для нее исхода взыскать судебные издержки, понесенные ею в суде кассационной инстанции в том числе», – резюмировал он.

По мнению адвоката АП Республики Башкортостан Николая Герасимова, определение ВС является своего рода «революционным» при разрешении конкретного вопроса, меняющим практически в корне сложившуюся до этого практику. Он отметил, что на протяжении достаточно долгого времени судами априори считалось, что судебным актом, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, является акт суда апелляционный инстанции по делу. Николай Герасимов считает, что данная позиция являлась достаточно обоснованной, учитывая, что именно после принятия акта судом апелляционной инстанции соответствующее решение в том же либо измененном виде вступало в законную силу и подлежало принудительному исполнению.

Изложенный же Верховным Судом подход является совершенно иным и, как полагает эксперт, не вполне верным: «Кассационная инстанция, несмотря на то, что она также рассматривает дело по существу и выносит свой акт, все-таки достаточно ограничена в полномочиях, в том числе в квалификации обстоятельств и оценке доказательств, новые доказательства не принимаются в принципе. В связи с этим она скорее является дополнительной, хотя и весьма важной формой контроля за законностью вынесенных судебных актов. Кроме того, полагаю, что стадию апелляционного обжалования проходит существенно больше по количеству решений, чем кассационную».

В то же время, считает адвокат, вследствие введения нового этапа, после которого могут быть предъявлены к взысканию судебные расходы, искусственно и не вполне обоснованно увеличиваются сроки, в течение которого сторона может предпринять соответствующие действия. «Учитывая, что относительно недавно в законодательство были внесены изменения, как раз сокращающие сроки подачи заявления о возмещении судебных расходов с целью процессуальной экономии и соблюдения принципа разумного срока судопроизводства, изложенный совершенно новый подход представляется нелогичным», – полагает Николай Герасимов.

Верховный Суд указал, что шестимесячный срок исчисляется не со дня вынесения последнего судебного акта, принятием которого закончилось рассмотрение дела по существу, а со дня его вступления в силу

Старший юрист юридической фирмы Eversheds Sutherland Андрей Шубин полагает, что проблема правоприменения, рассмотренная ВС РФ, заключается в том, что на практике суды часто отказывают в возмещении судебных расходов из-за пропуска трехмесячного срока, отведенного законом для подачи соответствующего заявления, исчисляемого со дня вступления в законную силу последнего судебного акта, принятием которого закончилось рассмотрение дела.

Ст. 209 ГПК РФ предусмотрено, что решение суда вступает в силу по истечении срока апелляционного обжалования или после рассмотрения судом апелляции в случае подачи таковой, напомнил он. «Несмотря на то что в дальнейшем дело может рассматриваться в последующих инстанциях, например если заинтересованное лицо подаст кассационную жалобу, иногда суды полагают, что итоговое решение по делу принято с даты рассмотрения апелляции, и с этой же даты следует отсчитывать трехмесячный срок на подачу заявления о возмещении судебных расходов. Причиной такому подходу служит то, что в процессуальном праве кассационная и последующие инстанции считаются “экстраординарными”, в том время как первая и апелляционная инстанции – “обычными” стадиями судебного дела, по прохождении которых дело рассматривается по существу, и решение вступает в законную силу. Именно такая ситуация и стала предметом рассмотрения Суда в настоящем деле», – высказался эксперт.

Он добавил, что с позицией ВС сложно не согласиться, ведь иной подход фактически запрещал бы взыскивать судебные расходы, понесенные за пределами апелляционной инстанции, что явно ограничивает право участников процесса на судебную защиту их законных интересов. При этом оставление разрешения вопроса о принятии заявлений о взыскании расходов на усмотрение суда, например с помощью применения института восстановления сроков, неизбежно создало бы процессуальную неопределенность, из-за которой сторона дела не могла бы быть уверена, что ее расходы на кассацию могут быть эффективно взысканы, считает Андрей Шубин.


По мнению одного из экспертов, подобного рода проблемы на практике случаются нечасто, поскольку стороны, в чью пользу вынесено решение, обычно не затягивают с подачей заявления о взыскании судебных расходов. Два других эксперта полагают, что разъяснения ВС вносят определенность в порядок исчисления срока на обращение с заявлением о взыскании судебных расходов и служат защитой от злоупотребления правом на обращение в суд недобросовестных контрагентов. Третий эксперт предположил, что единственная причина, по которой рассматриваемое дело дошло до Верховного Суда РФ, заключается в стечении необычных обстоятельств.

23 июля Верховный Суд РФ вынес Определение № 305-ЭС19-6273 по делу о взыскании ответчиками судебных расходов с истцов, ранее отказавшихся от иска, и разъяснил порядок исчисления срока подачи такого заявления.

В 2015 г. Правительство Москвы и Департамент городского имущества г. Москвы обратились в суд с иском к предпринимателю Александру Грушину и ООО «Сеть-проект» о признании объекта недвижимости самовольной постройкой. Впоследствии истцы отказались от иска и спор был прекращен соответствующим определением суда от 20 февраля 2018 г.

В сентябре того же года ответчики обратились в суд с заявлением о взыскании с каждого из истцов по 150 тыс. руб. судебных расходов. Суд возвратил заявление, мотивируя тем, что оно было подано по истечении шестимесячного срока со дня вступления в силу последнего судебного акта, завершившего рассмотрение дела по существу. При этом суд исходил из того, что указанный срок исчисляется с даты вынесения определения о прекращении производства по делу.

В свою очередь, апелляционная инстанция отменила данное решение и направила заявление о взыскании судебных расходов на пересмотр. При этом суд счел, что первая инстанция неправомерно исчислила срок для подачи заявления о возмещении судебных расходов. Со ссылкой на п. 30 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17 февраля 2011 г. № 12 апелляция указала, что последним судебным актом, принятием которого закончилось рассмотрение дела по существу, является также определение о прекращении производства по делу. Вместе с тем суд первой инстанции в нарушение приведенной нормы исчислил данный срок со дня вынесения определения.

В дальнейшем кассация отменила постановление апелляции. Суд округа согласился с выводами первой инстанции, сославшись на ст. 187 АПК РФ, и таким образом признал правомерность исчисления срока на подачу заявления о взыскании судебных расходов именно с даты вынесения определения суда первой инстанции о прекращении производства по делу.

Предприниматель и общество направили жалобу в Верховный Суд РФ о пересмотре в кассационном порядке решений нижестоящих судов первой и кассационной инстанций.

Судебная коллегия по экономическим спорам, изучив обстоятельства дела № А40-147714/15, признала жалобу обоснованной.

ВС пояснил, что суды не учли, что срок на подачу заявления о компенсации судебных расходов подлежит исчислению со дня вступления в законную силу последнего судебного акта, принятием которого закончилось рассмотрение дела по существу (ч. 2 ст. 112 АПК).

ВС поддержал позицию апелляционной инстанции, указав, что, поскольку такое определение было вынесено 20 февраля 2018 г. и не обжаловалось, следовательно, данный судебный акт вступил в силу 20 марта того же года. Соответственно, шестимесячный срок истекал лишь 20 сентября. Таким образом, заявители не пропустили срок на подачу заявления о возмещении понесенных судебных расходов.

В итоге ВС удовлетворил кассационную жалобу, оставив в силе постановление апелляции.

Адвокат МКА «Центрюрсервис» Илья Прокофьев в комментарии «АГ» назвал правовую позицию ВС полностью соответствующей нормам процессуального права и правоприменительной практике. «Рассматриваемая ситуация хоть и выглядит на первый взгляд неоднозначной, но уже была разъяснена ВАС, на что и сослался Верховный Суд. Возможно, давность данного разъяснения повлияла на то, что суды некорректно применили процессуальные нормы», – полагает он.

По мнению эксперта, аналогичные проблемы на практике случаются нечасто, поскольку стороны, в чью пользу состоялось судебное решение, обычно не затягивают с подачей заявления о взыскании судебных расходов и подают его с запасом процессуальных сроков. «Тем не менее разъяснение ВС полезно для практики и в дальнейшем поможет избежать неоднозначного толкования судами данных вопросов», – заключил Илья Прокофьев.

Партнер АБ «Бартолиус» Тахмина Арабова считает, что правовая позиция ВС вносит определенность в порядок исчисления срока на обращение с заявлением о взыскании судебных расходов, и в этом состоит ее главная ценность. «До принятия данного определения судебная практика не была единообразной, так что положительный эффект от указанной правовой позиции точно будет – суд и стороны должны четко представлять, как должен исчисляться этот срок», – резюмировала адвокат.

В свою очередь, юрист юридической фирмы INTELLECT Вадим Стеценко предположил, что единственная причина, по которой рассматриваемое дело дошло до Верховного Суда РФ, заключается в стечении необычных обстоятельств. «На практике часто случается так, что при отказе от иска стороны уже успели урегулировать все возникшие разногласия, в частности, вопрос о распределении судебных расходов. Однако в настоящем деле истец отказался от иска, как указано в определении арбитражного суда г. Москвы, в первую очередь, в связи с протоколом совещания у мэра Москвы. В свою очередь, ответчикам понадобилось более 6 месяцев со дня судебного заседания, на котором был решен вопрос о прекращении производства по делу, чтобы прийти к выводу о необходимости подачи заявления о взыскании судебных расходов», - пояснил он.

«При таких обстоятельствах суд первой и, что удивительно, кассационной инстанции неправильно определили срок вступления в силу определения о прекращении производства по делу, связав его с моментом исполнения. Далее Верховный Суд РФ, сославшись на достаточно давнее информационное письмо ВАС РФ, судебные акты отменил», - добавил эксперт.

По словам юриста, выбранный ВС РФ подход верно отражает сложившуюся и судебную, и законодательную практику, аналогичный порядок установлен и в п. 1 ст. 203 КАС РФ. Вадим Стеценко поддержал стремление Суда по унификации соответствующей практики и посоветовал заявителям загодя подавать процессуальные документы.

По мнению адвоката АП г. Москвы Олега Лисаева, Определение ВС РФ имеет большое значение для судебной практики. «Взыскание судебных расходов является защитой от злоупотребления правом на обращение в суд недобросовестных контрагентов и решает вопрос справедливого вознаграждения труда юристов по итогам рассмотрения дела в суде (гонорар успеха)», - пояснил он.

Суд подчеркнул, что при обращении стороны с кассационной жалобой в ВС именно определение по итогам ее рассмотрения или об отказе от ее рассмотрения в заседании следует считать последним судебным актом по делу


Как отметила одна из экспертов «АГ», определение Верховного Суда повторяет его выводы, сделанные еще в 2017 г., что свидетельствует об игнорировании существующей позиции ВС РФ судами. Другой высказал предположение, что нижестоящие суды по делу толковали норму не в пользу победившей в споре стороны по большей части потому, что расходы должны были взыскиваться из бюджета.

В октябре 2017 г. арбитражный суд удовлетворил требование ООО «Агема машинари групп» о признании недействительным решения УФАС по Удмуртской Республике о включении общества в реестр недобросовестных поставщиков сроком на два года. В дальнейшем апелляция и кассация оставили в силе решение первой судебной инстанции. В сентябре 2018 г. Верховный Суд отказался рассматривать жалобу антимонопольного органа.

В конце февраля 2019 г. общество обратилось в суд с заявлением о взыскании понесенных им судебных расходов на оплату услуг представителя в размере 143 тыс. руб. Арбитражный суд удовлетворил требование заявителя частично, взыскав в его пользу 70 тыс. руб. Апелляция поддержала определение первой инстанции.

В дальнейшем кассация отменила судебные акты и вернуло дело на новое рассмотрение в первую инстанцию. Суд округа счел, что нижестоящие инстанции неверно применили ч. 2 ст. 112 АПК РФ при расчете шестимесячного срока на обращение общества с заявлением о взыскании судебных расходов. Кассация также отметила, что суды не проверили довод антимонопольного органа о том, что последним судебным актом, принятием которого закончилось рассмотрение данного дела по существу, является постановление суда округа от 4 мая 2018 г.

В кассационной жалобе в Верховный Суд ООО «Агема машинари групп» просило отменить постановление окружного суда, ссылаясь на допущенные им существенные нарушения норм процессуального права.

Изучив материалы дела № А71-11098/2017, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ напомнила, что вопрос о начале течения шестимесячного срока был рассмотрен в п. 30 Постановления Пленума ВАС РФ от 17 февраля 2011 г. № 12. Согласно ему последним судебным актом, принятием которого закончилось рассмотрение дела по существу, для целей исчисления шестимесячного срока следует считать по общему правилу решение суда первой инстанции или постановление апелляции, если соответствующий судебный акт не был предметом рассмотрения суда вышестоящей инстанции, либо постановление кассации, принятое по результатам рассмотрения жалобы на такие судебные акты.

«Оснований полагать, что предоставленные процессуальным законом гарантии возмещения судебных расходов по результатам последовательного рассмотрения дела в судебных инстанциях снизились с изменением процессуального законодательства и включением в АПК РФ норм, предусматривающих возможность пересмотра Судебной коллегией Верховного Суда РФ судебных актов арбитражных судов в порядке кассационного производства, не имеется», – отмечено в определении.

Как пояснил ВС, в случае обращения стороной спора с кассационной жалобой в Судебную коллегию ВС последним судебным актом, завершающим производство по делу для целей применения положений ч. 2 ст. 112 АПК РФ, следует считать определение Верховного Суда об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании или определение, принятое по результатам рассмотрения кассационной жалобы.

«Таким образом, вопреки выводу суда кассационной инстанции, последним судебным актом, принятием которого закончилось рассмотрение дела по существу, является Определение судьи Верховного Суда РФ от 3 сентября 2018 г. об отказе в передаче кассационной жалобы антимонопольного органа для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ. Поскольку с заявлением о взыскании расходов на оплату услуг представителя общество обратилось 28 февраля 2019 г., оснований для вывода о пропуске заявителем шестимесячного срока на обращение с указанным заявлением не имелось», – отметил Верховный Суд, отменив постановление кассации и оставив в силе судебные акты первой инстанции и апелляции.

Партнер юридической компании Law & Commerce Offer Виктория Соловьёва отметила, что правовая неопределенность в вопросе отсчета срока для подачи заявления о судебных расходах возникла в связи с реформой процессуального законодательства. «Буквальный текст действующего Постановления Пленума ВАС № 12 в части определения последнего судебного акта, завершающего производство по делу для целей применения положений ч. 2 ст. 112 АПК РФ, не содержит указания на судебные акты, принимаемые по правилам ст. 291.1–291.15 АПК РФ. При этом ВС РФ, вносивший изменения в вышеупомянутое Постановление Пленума ВАС, не актуализировал его с учетом изменений, произошедших в процессуальном законодательстве», – пояснила она.

Высшая судебная инстанция разъяснила, какой судебный акт считать последним в деле для исчисления сроков обращения за возмещением судебных расходов

По словам эксперта, такой пробел был устранен Верховным Судом еще в Определении от 30 мая 2017 г. № 305-ЭС15-11039 (дело № А40-27392/2014), в котором Судебная коллегия по экономическим спорам отметила отсутствие указаний на лишение силы положений п. 30 Постановления Пленума ВАС № 12 и об отсутствии оснований снижения гарантий по возмещению судебных расходов в связи с изменением процессуального законодательства. «Комментируемое определение Суда всего лишь повторяет выводы ВС РФ, сделанные еще в 2017 г., что свидетельствует об игнорировании существующей позиции ВС судом кассационной инстанции», – подытожила Виктория Соловьёва.

Партнер АБ «Яблоков и партнеры» Ярослав Самородов полагает, что определение ВС РФ очень важно для правоприменительной практики. «Нижестоящие суды по делу толковали норму не в пользу победителя по большей части потому, что расходы должны были взыскиваться из бюджета, суды вообще неохотно выносят решения в таких случаях. Позиция Верховного Суда разумная, однако это решение не гарантирует, что оно будет учтено в подобных случаях, так как в нашей стране право все-таки не прецедентное. Даже постановления Пленумов ВС РФ порой игнорируются со ссылкой на то, что законодательство о судебной системе не содержит нормы, обязывающей нижестоящие суды следовать рекомендациями Пленума. Само по себе наличие срока на взыскание издержек – полезное понятие, потому что склоняет не задерживать с их оплатой», – заключил он.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: