Как признать договор аренды транспортного средства недействительным судебная практика

Обновлено: 24.02.2024

Решения по делам, связанным с вопросами аренды транспортных средств, принимаемые судом, зависят от таких определяющих факторов, как дата заключения договора, условия аренды и то, заключен ли договор в письменном виде. Рассмотрим, как на практике выносятся решения по подобным судебным делам.

При каких условиях договор аренды ТС расценивается как заключенный?

Чаще всего возникают разногласия касательно даты заключения договора аренды ТС. Положения ст. 632 и 642 ГК РФ дают основание утверждать, что договор аренды ТС признается заключенным с того момента, когда арендодатель передал транспортное средство другой стороне. Это подкрепляется и судебной практикой (см., например, постановление ФАС Уральского округа от 19.09.2002 № А07-6442/02). Не действует это утверждение только при аренде морских и речных судов. В этом случае договор расценивается как заключенный тогда, когда были согласованы все его определяющие условия. Основанием является ст. 198 Кодекса торгового мореплавания РФ.

Ст. 633 и 643 ГК РФ обязывают письменно заключать договор аренды ТС. Однако законом не оговаривается, должен ли это быть двусторонний подписанный документ. Поэтому на практике встречаются случаи признания договора заключенным, если был факт взаимообмена подтверждающими документами. Так, были случаи, когда суд посчитал, что сделка заключена в письменном виде, т.к. были представлены документы по принятию и оплате услуги. В другом случае суд признал ее заключенной при наличии путевых листов и талонов к ним.

Как влияет индивидуализация ТС на судебные решения по договору?

Договор аренды ТС должен содержать информацию, по которой возможно идентифицировать объект аренды, в противном случае сделка не будет признана совершенной (п. 3 ст. 607 ГК РФ). Судебной практикой подтверждается, что чем полнее сведения о ТС, вписанные в договор, тем более вероятно признание договора заключенным. Поэтому в договоре следует документально прописывать все данные, указанные в ПТС.

Но встречаются и исключения. В самом договоре могут и не быть вписаны данные по ТС, но тогда должно присутствовать указание на то, что полные характеристики будут приведены в других документах к договору.

Нужно ли фиксировать цену в договоре?

Касаемо аренды ТС, в отличие от общего правила, размер платы за аренду не признается существенным условием договора. Следовательно, если возник спор по арендной плате, документально не прописанной напрямую, на практике судом применяется п. 3 ст. 424 ГК РФ, т.е. величина платежа определяется на основании среднего уровня цен на данный вид услуг.

Однако указанная статья не применяется при определении ставки фрахта судна без экипажа, т.к. это уже попадает под действие ст. 213 Кодекса Торгового Мореплавания РФ. По договорам фрахта цена - существенное условие и должна быть прописана в договоре.

Если в соглашении есть указание, что стоимость аренды будет определена «по соглашению сторон», в этом случае цену тоже является необходимо конкретизировать в отдельном документе, например, заявке.

Итоги

В судебной практике договоры аренды транспортных средств, как правило, признаются заключенными, когда арендодатель передал ТС арендатору. Во избежание споров необходимо прописывать в договоре индивидуальные характеристики ТС. Фиксация цены не обязательна, но желательно ее все же конкретизировать, чтобы предотвратить возможные разногласия.

Все тонкости заключения различных договоров смотрите в нашей рубрике « Договоры ». Там же вы можете скачать образцы договоров.

Судья Верховного Суда Российской Федерации Чучунова Н.С., изучив кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "КПД Сервис" на постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 27.10.2017 по делу N А75-610/2017,

акционерное общество "ВЭБ-лизинг" (далее - АО "ВЭБ-лизинг") обратилось в Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа - Югры с иском к обществу с ограниченной ответственностью "КПД Сервис" (далее - ООО "КПД Сервис"), обществу с ограниченной ответственностью автологический центр "Транзит" (далее - ООО АЛЦ "Транзит") о признании недействительным договора аренды автомобиля без экипажа от 10.04.2015 N 16.

Решением Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 04.04.2017, оставленным без изменения постановлением Восьмого арбитражного апелляционного суда от 23.06.2017, в удовлетворении исковых требований отказано.

Арбитражный суд Западно-Сибирского округа постановлением от 27.10.2017 решение суда первой инстанции от 04.04.2017 и постановление суда апелляционной инстанции от 23.06.2017 отменил, исковые требования удовлетворил.

В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, ООО "КПД Сервис", ссылаясь на нарушение судом округа норм материального и процессуального права, просит отменить постановление от 27.10.2017 и оставить в силе решение суда первой инстанции от -04.04.2017 и постановление апелляционного суда от 23.06.2017.

В обоснование доводов жалобы заявитель указал, что суд кассационной инстанции не принял во внимание недобросовестность истца, не применил пункт 1 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Судом первой инстанции верно применен пункт 70 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", в котором указано, что сделанное в любой форме заявление о недействительности (ничтожности, оспоримости) сделки и о применении последствий недействительности сделки (требование, предъявленное в суд, возражение ответчика против иска и т.п.) не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность лицо действует недобросовестно, в частности, если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки.

10.04.2015 спорный договор аренды был заключен между ООО "КПД Сервис" и ООО АЦ "Транзит". Автомобиль BMW X6 M50D был передан в аренду ООО АЦ "Транзит" по акту приема-передачи. Ответ (согласие на передачу предмета лизинга в аренду) от ОАО "ВЭБ-лизинг" на письмо от 06.04.2015 N 84 ООО "КПД Сервис "не получало. Бездействие АО "ВЭБ-лизинг" дало возможность ООО "КПД Сервис" полагать, что спорный договор аренды действителен. Более того, впервые о возражении в отношении действительности договора ООО "КПД Сервис" по настоящему делу узнал только при рассмотрении дела N А40-198735\2016.

Суд первой инстанции правильно определил всю совокупность сложившихся между истцом и ответчиком отношений и пришел к выводу о том, что право АО "ВЭБ-Лизинг" на признание спорного договора аренды недействительным в силу статьи ГК РФ не может быть защищено судом, поскольку удовлетворение рассматриваемого иска нивелирует правовую защиту ООО "КПД Сервис" по делу N А40-198735\16; предъявление иска по настоящему делу направлено на преодоление судебного акта по делу N А40-198735\16.

Удовлетворение иска о признании сделки недействительной в условиях, когда не заявлено о применении последствий, и с учетом того, что до обращения в суд имущество фактически было возвращено истцу как лизингодателю, нарушение прав истца, защита которого должна быть осуществлена в судебном порядке при рассмотрении настоящего иска, не усматривается.

Согласно пункту 1 части 7 статьи 291.6 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по результатам изучения кассационной жалобы судья Верховного Суда Российской Федерации выносит определение об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, если изложенные в кассационной жалобе доводы не подтверждают существенных нарушений норм материального права и (или) норм процессуального права, повлиявших на исход дела, и не являются достаточным основанием для пересмотра судебных актов в кассационном порядке, а также если указанные доводы не находят подтверждения в материалах дела.

При изучении доводов кассационной жалобы и принятых по делу судебных актов оснований, по которым жалоба может быть передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации, не установлено.

По графику платежей по договору лизинга лизингополучатель уплачивает ежемесячные лизинговые платежи с 20.11.2013 по 20.09.2017 и выкупную цену 20.10.2017.

Согласно подпункту 2.3.10.2 пункта 2.3.10 общих условий договора лизинга, являющихся отдельным приложением к нему и его неотъемлемой частью, лизингополучатель не вправе без письменного согласования с лизингодателем передавать предмет лизинга в филиал, представительство и (или) иное обособленное подразделение лизингополучателя (а равно в сублизинг).

Подпунктом 5.2.4 пункта 5.2 общих условий договора лизинга предусмотрено, что в случае, если предмет лизинга передан лизингополучателем третьим лицам (в том числе в сублизинг) без письменного согласия лизингодателя, лизингодатель вправе в одностороннем внесудебном порядке расторгнуть договор лизинга.

Лизингополучатель обратился к лизингодателю с письмом от 06.04.2015 N 84 о даче согласия на сдачу автомобиля BMW X6 M50D в аренду ООО АЛЦ "Транзит". Данное письмо получено 06.04.2015 представителем АО "ВЭБ-лизинг" Щелкуновым М.С. Письменный ответ на указанное обращение лизингополучатель от лизингодателя не получил.

Между тем, ООО "КПД Сервис" (арендодатель) заключило с ООО АЛЦ "Транзит" (арендатор) договор аренды автомобиля без экипажа от 10.04.2015 N 16 (далее - договор аренды) и по акту приема-передачи автомобиля от 04.05.2015 передало арендатору автомобиль BMW X6 M50D, являющийся предметом договора лизинга.

В соответствии с пунктом 1 дополнительного соглашения к договору аренды арендная плата за пользование автомобилем составляет 300 000 руб. в месяц.

ООО "КПД Сервис" 05.05.2015 получило от АО "ВЭБ-лизинг" уведомление о досрочном расторжении договора лизинга по основанию нарушения лизингополучателем графика лизинговых платежей и неуплаты двух и более платежей.

ООО АЛЦ "Транзит" 11.05.2015 возвратило вышеуказанный автомобиль ООО "КПД Сервис" для передачи его лизингодателю.

Предмет лизинга 12.05.2015 изъят лизингодателем у лизингополучателя по акту изъятия.

Вступившим в законную силу решением Арбитражного суда города Москвы от 05.05.2016 по делу N А40-24652/16 удовлетворены исковые требования ООО "КПД Сервис" к АО "ВЭБ-лизинг" о признании незаконным одностороннего расторжения договора лизинга.

Ссылаясь на то, что вследствие незаконного расторжения договора лизинга ООО "КПД Сервис" (лизингополучатель) понесло убытки в виде неполученной прибыли по договору аренды в размере 5 400 000 руб., оно обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к АО "ВЭБ-лизинг" о взыскании убытков.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 01.12.2016 по делу N А40-198735/16, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 13.02.2017 и постановлением Арбитражного суда Московского округа от 05.05.2017, исковые требования ООО "КПД Сервис" удовлетворены частично в сумме 3 600 000 руб.

Ссылаясь на передачу предмета лизинга в аренду без согласия лизингодателя, предусмотренного пунктом 2 статьи 615 ГК РФ, АО "ВЭБ-лизинг" обратилось в арбитражный суд с настоящим иском о признании недействительным договора аренды на основании положений статей 162, 166, 173.1 ГК РФ.

Руководствуясь положениями статьи 608, пункта 2 статьи 615, пунктом 1 статьи 173.1 ГК РФ, статьей 8 Федерального закона от 29.10.1998 N 164-ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)" (далее - Закон о лизинге), разъяснениями, содержащимися в пункте 90 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - постановление Пленума ВС РФ N 25), условиями договора лизинга, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что лизингополучатель (ООО "КПД Сервис"), заключив спорный договор аренды автомобиля, являющегося предметом лизинга, без согласия лизингодателя (АО "ВЭБ-лизинг"), нарушил условия закона, устанавливающие обязательность получения такого согласия.

Между тем, отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции указал, что истец действует недобросовестно и злоупотребляет своими правами, поскольку, несмотря на вступившее в законную силу решение Арбитражного суда города Москвы от 05.05.2016 по делу N А40-24652/16, которым одностороннее расторжение лизингодателем договора лизинга признано незаконным, не возвращает изъятый у лизингополучателя предмет лизинга, при том, что договор лизинга является действующим. Кроме того, признав право истца на предъявление иска о признании оспариваемой сделки недействительной, суд исходил из того, что это право не может быть защищено, так как удовлетворение рассматриваемого иска направлено на недопустимое преодоление судебных актов по делу N А40-198735/16, тогда как АО "ВЭБ-лизинг" не предъявило соответствующие требования в рамках указанного дела.

Поддерживая вывод суда первой инстанции об отсутствии оснований для удовлетворения иска, суд апелляционной инстанции исходил из положений статьи 11 ГК РФ, статьи 4 АПК РФ о том, что избранный истцом способ защиты нарушенного права должен привести к восстановлению права, указав при этом, что в обстоятельствах не заявления истцом требования о применении последствий недействительности спорной сделки и фактического нахождения предмета лизинга у лизингодателя, не усматривается нарушений прав истца, защита которых должна быть осуществлена в судебном порядке при рассмотрении настоящего иска. Кроме того, апелляционный суд указал, что судебной защите подлежит нарушенный материально-правовой интерес, тогда как предъявление настоящего иска направлено на преодоление судебных актов по делу N А40-198735/16, что не относится к материальному интересу.

Суд округа признал правильными выводы судов обеих инстанций относительно характеристики и оценки оспариваемого договора аренды, как несоответствующего требованиям закона, однако не согласился с выводами об отсутствии оснований для удовлетворения иска в связи со следующим.

В соответствии со статьей 10 Закона о лизинге права и обязанности сторон договора лизинга регулируются гражданским законодательством Российской Федерации, настоящим Федеральным законом и договором лизинга.

В силу статьи 665 ГК РФ по своей правовой природе договор лизинга является разновидностью договора аренды.

Из пункта 1 статьи 8 Закона о лизинге следует, что сублизинг представляет собой вид поднайма предмета лизинга, при котором лизингополучатель по договору лизинга передает третьим лицам (лизингополучателям по договору сублизинга) во владение и в пользование за плату и на срок в соответствии с условиями договора сублизинга имущество, полученное ранее от лизингодателя по договору лизинга и составляющее предмет лизинга.

Согласно статье 606 ГК РФ по договору аренды (имущественного найма) арендодатель (наймодатель) обязуется предоставить арендатору (нанимателю) имущество за плату во временное владение и пользование или во временное пользование.

Право сдачи имущества в аренду принадлежит его собственнику. Арендодателями могут быть также лица, управомоченные законом или собственником сдавать имущество в аренду (статья 608 ГК РФ).

По общему правилу, регламентирующему арендные правоотношения, арендатор вправе сдавать арендуемое имущество в субаренду только с согласия собственника этого имущества (пунктом 2 статьи 615 ГК РФ).

Правило о том, что обязательным условием передачи предмета лизинга в сублизинг является письменное согласие на это лизингодателя также установлено в пункте 2 статьи 8 Закона о лизинге.

В соответствии с пунктом 2 статьи 157.1 ГК РФ, если на совершение сделки в силу закона требуется согласие третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления, о своем согласии или об отказе в нем третье лицо или соответствующий орган сообщает лицу, запросившему согласие, либо иному заинтересованному лицу в разумный срок после получения обращения лица, запросившего согласие.

Как разъяснено в пунктах 54, 55 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 25 от 23.06.2015 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", согласие третьего лица на совершение сделки может быть выражено любым способом, за исключением случаев, когда законом установлена конкретная форма согласия, молчание не считается согласием на совершение сделки, за исключением случаев, установленных законом (пункт 4 статьи 157.1 ГК РФ). Если третье лицо или соответствующий орган, действующий от имени публично-правового образования как участника гражданских правоотношений, не ответили на запрос стороны сделки в разумный срок (пункт 2 статьи 157.1 ГК РФ), считается, что в даче согласия отказано. Указанное обстоятельство не препятствует в дальнейшем выражению согласия на совершение сделки или ее последующему одобрению.

На основании приведенных правовых положений об обязательности получения в письменной форме согласия лизингодателя на передачу лизингополучателем предмета лизинга в аренду (сублизинг), учитывая аналогичное условие, предусмотренное в заключенном между АО "ВЭБ-лизинг" и ООО "КПД Сервис" договоре лизинга, установленные судами и неоспариваемые сторонами спора обстоятельства заключения лизингополучателем с ООО АЛЦ "Транзит" договора аренды в отношении предмета лизинга без получения на это согласия лизингодателя и в отсутствие последующего одобрения им этой сделки, суд округа признал правильными выводы судов первой и апелляционной инстанции о противоречии такого договора аренды закону, указав при этом, что судами не учтено следующее.

В силу пункта 1 статьи 173.1 ГК РФ, действующей на дату заключения ответчиками договора аренды, сделка, совершенная без согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления, необходимость получения которого предусмотрена законом, является оспоримой, если из закона не следует, что она ничтожна или не влечет правовых последствий для лица, управомоченного давать согласие, при отсутствии такого согласия. Она может быть признана недействительной по иску такого лица или иных лиц, указанных в законе.

Поскольку основанием ничтожности сделки отсутствие письменного согласия лизингодателя (арендодателя) на передачу лизингополучателем предмета лизинга законом не предусмотрено, то в соответствии со статьями 168, 173.1 ГК РФ спорный договор аренды правомерно признан судом округа оспоримой сделкой, а, следовательно, признание ее недействительной может быть осуществлено только в судебном порядке посредством предъявления соответствующего иска.

Исходя из положений статей 125, 132 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд округа справедливо указал, что осуществление защиты нарушенного права может осуществляться как в форме предъявления самостоятельного иска, так и посредством предъявления встречного иска. Не предъявление встречного иска влечет для таких лиц риск наступления негативных последствий несвоевременной реализации права на судебную защиту, но не может являться основанием для отказа в защите от установленного судом нарушения права.

Учитывая признание судом первой инстанции заключенного ответчиками договора аренды не соответствующим закону, отказ в удовлетворении иска по настоящему делу по основанию не предъявления встречного иска в рамках дела N А40-198735/16, является неправомерным.

Суд кассационной инстанции признал необоснованной ссылку суда первой инстанции на положения пункта 70 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 25 от 23.06.2015, поскольку судом не установлено, что поведение истца давало основания ответчиком полагать, что спорный договор аренды является действительным.

Суд округа также признал неверным вывод суда апелляционной инстанции об отсутствии нарушений прав истца со ссылкой при этом на не заявление истцом о применении последствий недействительности сделки и на фактическое нахождение у него предмета лизинга.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 71 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 25 от 23.06.2015 оспоримая сделка может быть признана недействительной, если она нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе повлекла неблагоприятные для него последствия (абзац второй пункта 2 статьи 166 ГК РФ). При этом не требуется доказывания наступления указанных последствий в случаях оспаривания сделки по основаниям, указанным в статье 173.1, пункте 1 статьи 174 ГК РФ, когда нарушение прав и охраняемых законом интересов лица заключается соответственно в отсутствии согласия, предусмотренного законом, или нарушении ограничения полномочий представителя или лица, действующего от имени юридического лица без доверенности.

Нарушением прав и законных интересов третьего лица (в данном случае лизингодателя как собственника предмета лизинга), не являющегося стороной оспариваемой сделки является заключение ее (распоряжением предметом лизинга неуправомоченным лицом - лизингополучателем) в отсутствие получения обязательного на то согласия.

Ссылку судов обеих инстанций на недопустимость действий истца по предъявлению настоящего иска в связи с тем, что последний направлен на преодоление судебных актов по делу N А40-198735/16, суд округа обоснованно признал несоответствующей положениям статьи 69, главы 37 АПК РФ.

Доводы заявителя жалобы не подтверждают существенных нарушений норм материального и (или) процессуального права, повлиявших на исход дела.

Определением Верховного Суда Российской Федерации от 17.01.2018 ООО "КПД Сервис" предоставлена отсрочка по уплате государственной пошлины за подачу кассационной жалобы.

Поскольку производство по рассмотрению кассационной жалобы ООО "КПД Сервис" завершено, с него по правилам статьи 102 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и статей 333.21 и 333.22 Налогового кодекса Российской Федерации надлежит взыскать в доход федерального бюджета 3000 руб. государственной пошлины по кассационной жалобе.

В силу частей 2 и 3 статьи 319 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации исполнительный лист на взыскание государственной пошлины в федеральный бюджет выдается арбитражным судом первой инстанции и направляется в налоговый орган по месту нахождения должника.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 291.1, 291.6 и 291.8 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судья Верховного Суда Российской Федерации

отказать в передаче кассационной жалобы общества с ограниченной ответственностью "КПД Сервис" для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью "КПД Сервис" в доход федерального бюджета 3000 рублей государственной пошлины по кассационной жалобе.

Арбитражному суду Ханты-Мансийского автономного округа - Югры выдать исполнительный лист на взыскание государственной пошлины в федеральный бюджет.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Романовского С.В. и Киселева А.П.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Золотарева А.Н. к Воробьеву И.А. к и Борисовой Л.В. о признании договора купли-продажи незаключенным и истребовании имущества из чужого незаконного владения

по кассационным жалобам Воробьева И.А. и Борисовой Л.В. на решение Бобровского районного суда Воронежской области от 21 июля 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 20 октября 2015 г.,

заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В., выслушав объяснения представителя Борисовой Л.В. Булгакова Е.Ю., представителя Золотаревой Е.В. Лискина А.В., просивших жалобу удовлетворить, Золотарева А.Н., просившего жалобу отклонить,

Золотарев А.Н. обратился в суд с иском к Воробьеву И.А., Борисовой Л.В. о признании договора купли-продажи незаключенным и истребовании имущества из чужого незаконного владения.

Иск мотивирован тем, что 26 сентября 2013 г. Золотарев А.Н. приобрел транспортное средства <. >с использованием частично кредитных денежных средств, полученных в ООО "Русфинанс Банк". Исполнение обязательств Золотарева А.Н. по кредитному договору обеспечено договором залога указанной машины от 26 сентября 2013 г.

Золотарев А.Н. с 5 октября 2012 г. находился в браке с Золотаревой Е.В., которая фактически пользовалась спорным транспортным средством. С супругой истец не проживает с 15 марта 2015 г. Каких-либо договоров, направленных на отчуждение принадлежащего ему автомобиля, Золотарев А.Н. не заключал, намерений на отчуждение транспортного средства также не имел. 1 апреля 2015 г. ему стало известно о том, что собственником автомобиля с 17 марта 2015 г. является Воробьев И.А. Впоследствии 5 апреля 2015 г. последний продал автомобиль Борисовой Л.В., которая в настоящий момент является собственником транспортного средства.

Золотарев А.Н. ссылался на то, что от его имени с Воробьевым И.А. заключен договор купли-продажи автомобиля от 17 марта 2015 г., который истец не подписывал, в связи с чем просил признать данный договор незаключенным, а договор купли-продажи от 5 апреля 2015 г., заключенный между Воробьевым И.А. и Борисовой Л.В., признать недействительным, истребовать автомобиль из незаконного владения Борисовой Л.В.

Решением Бобровского районного суда Воронежской области от 21 июля 2015 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 20 октября 2015 г., исковые требования Золотарева А.Н. удовлетворены частично. Автомобиль истребован у Борисовой Л.В., на которую возложена обязанность передать транспортное средство Золотареву А.Н. В удовлетворении требований о признании договора купли-продажи автомобиля от 17 марта 2015 г. незаключенным и о признании недействительным договора купли-продажи от 5 апреля 2015 г. отказано.

В кассационных жалобах Воробьева И.А. и Борисовой Л.В. содержатся просьбы об отмене вышеназванных судебных постановлений в связи с существенным нарушением норм материального и процессуального права.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 29 апреля 2016 г. кассационные жалобы с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, объяснения относительно кассационных жалоб, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобы подлежащими удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судом установлено, что Золотарев А.Н. являлся собственником автомобиля <. >на основании договора купли-продажи от 26 сентября 2013 г.

Указанным автомобилем пользовалась его супруга Золотарева Е.В., что подтверждается ее распиской о том, что она забрала в пользование совместно нажитое имущество - спорный автомобиль.

Впоследствии 5 апреля 2015 г. Воробьев И.А. продал автомобиль Борисовой Л.В. за 200 000 руб.

Истец Золотарев А.Н. ссылался на то обстоятельство, что он не подписывал договор купли-продажи от 17 марта 2015 г. и у него также отсутствовало волеизъявление на отчуждение транспортного средства.

Согласно заключению судебной экспертизы подпись от имени Золотарева А.Н. в договоре купли-продажи транспортного средства от 17 марта 2015 г. выполнена не самим Золотаревым А.Н., а другим лицом.

Разрешая спор по существу и удовлетворяя частично исковые требования, суд первой инстанции исходил из того, что автомобиль <. >выбыл из владения Золотарева А.Н. помимо его воли, в связи с чем транспортное средство подлежит истребованию из незаконного владения Борисовой Л.В.

Позицию суда первой инстанции поддержал суд второй инстанции.

Между тем с выводами суда апелляционной инстанции согласиться нельзя по следующим основаниям.

В силу статьи 301 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

Согласно статье 302 Гражданского кодекса Российской Федерации, если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из владения иным путем помимо их воли.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 39 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 22 от 29 апреля 2010 г. "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой прав собственности и других вещных прав", собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения независимо от возражений ответчика о том, что он является добросовестным приобретателем, если докажет факт выбытия из его владения или владения лица, которому оно было передано собственником, помимо их воли. Недействительность сделки, во исполнение которой передано имущество, не свидетельствует сама по себе о его выбытии из владения передавшего это имущество лица помимо его воли. Судам необходимо устанавливать, была ли воля собственника на передачу владения иному лицу.

Таким образом, юридически значимыми по делу об истребовании имущества являются, в частности, обстоятельства утраты собственником владения спорным имуществом (по его воле или помимо его воли).

При этом следует учитывать, что выбытие имущества из владения того или иного лица является следствием конкретных фактических обстоятельств. Владение может быть утрачено в результате действий самого владельца, направленных на передачу имущества, или действий иных лиц, осуществляющих передачу по его просьбе или с его ведома. В подобных случаях имущество считается выбывшим из владения лица по его воле.

Указанные правовые позиции не были учтены судебной коллегией по гражданским делам Воронежского областного суда.

Суд апелляционной инстанции, применяя положения статей 301 - 302 Гражданского кодекса Российской Федерации, ограничился лишь тем фактом, что подпись в договоре купли-продажи автомобиля от 17 марта 2015 г. выполнена не истцом. Однако само по себе данное обстоятельство не свидетельствует о том, что имущество выбыло из владения истца помимо его воли и не может служить безусловным основанием для истребования имущества. Иные обстоятельства выбытия спорного автомобиля из владения истца, имеющие существенное значение для правильного разрешения спора, судом на обсуждение не выносились, в связи с чем суд в нарушение положений частей 1 и 3 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не дал оценку иным представленным сторонами и имеющимся в деле доказательствам.

Так, судом не дана оценка находящимся в представленном отделом МВД России по Бобровскому району Воронежской области материале об отказе в возбуждении уголовного дела N <. >г. объяснениям С. составившей договор купли-продажи, и Воробьева И.А. о заключении 17 марта 2015 г. договора купли-продажи автомобиля и его передаче новому собственнику по воле Золотарева А.Н. и при его непосредственном участии.

При этом в рамках рассмотрения дела судом первой инстанции было удовлетворено ходатайство о вызове в качестве свидетеля С. однако данный свидетель допрошен не был.

Не был предметом оценки суда тот факт, что ни истец, ни его супруга не заявляли о хищении автомобиля либо о его утрате иным способом и правоустанавливающих документов на него, однако указанные предметы были переданы новому собственнику Воробьеву И.А.

Таким образом, в нарушение положений статьи 198 и пунктов 5 и 6 части 2 статьи 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции не установил каким образом автомобиль выбыл из владения Золотарева А.Н., то есть не установил обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, что явилось следствием существенного нарушения норм материального и процессуального права.

Судом первой инстанции в обоснование вывода о выбытии автомобиля из владения Золотарева А.Н. указано, что расписка о передаче спорного автомобиля супруге Золотаревой Е.В. не имеет правового значения, поскольку собственник вправе распоряжаться своим имуществом по своему усмотрению и передавать его в пользование другим лицам. С данными выводами согласился суд апелляционной инстанции.

Однако судом апелляционной инстанции не учтено, что в соответствии с частями 1 и 2 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации, владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляются по обоюдному согласию супругов. При совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга.

При наличии названной расписки и исходя из приведенных положений Семейного кодекса Российской Федерации, а также статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации судом не были исследованы указанные сторонами, в частности и истцом, обстоятельства нахождения во владении Золотаревой Е.В. спорного автомобиля на момент его продажи Воробьеву И.А.

Удовлетворяя исковые требования об истребовании автомобиля по тем основаниям, что транспортное средство выбыло помимо воли истца, суд первой инстанции исходил из выводов судебной почерковедческой экспертизы о подделке подписи Золотарева А.Н. в договоре купли-продажи от 17 марта 2015 г., с чем согласился и суд апелляционной инстанции.

В силу положений частей 1 - 3 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Согласно части 3 статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заключение эксперта для суда необязательно и оценивается судом по правилам, установленным в статье настоящего Кодекса.

Вопреки указанным нормам без внимания суда апелляционной инстанции были оставлены доводы о том, что судебная экспертиза проведена с нарушениями процессуального закона.

В соответствии с частями 1 и 3 статьи 81 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случае оспаривания подлинности подписи на документе или ином письменном доказательстве лицом, подпись которого имеется на нем, суд вправе получить образцы почерка для последующего сравнительного исследования. О необходимости получения образцов почерка выносится определение суда. О получении образцов почерка составляется протокол, в котором отражаются время, место и условия получения образцов почерка. Протокол подписывается судьей, лицом, у которого были получены образцы почерка, специалистом, если он участвовал в совершении данного процессуального действия.

В нарушение действующего процессуального закона в качестве сравнительного материала эксперту были представлены экспериментальные образцы почерков без составления соответствующего протокола, в связи с чем установить происхождение экспериментальных образцов почерков именно от истца не представлялось возможным, а также отсутствовали данные об условиях, при которых были получены эти образцы.

В качестве свободных образцов почерка экспертом были исследованы электрофотографические копии паспорта на имя Золотарева А.Н. с датой выдачи 26 июня 2001 г., а также подписи от имени истца в копиях договора дарения от 27 января 2015 г. и договора наряда-заказа на работы СТО от 26 сентября 2013 г. Оригиналы документов для исследования эксперту представлены не были.

Между тем для производства судебной почерковедческой экспертизы представляются документы на бумажных носителях, содержащие непосредственные почерковые объекты и сравнительные образцы. Документы представляются в оригиналах (подлинниках), так как электрофотографические копии являются ограниченно пригодным объектом для почерковедческого исследования, что обусловлено возможными искажениями при изготовлении данных копий.

При таких обстоятельствах при назначении и проведении судебной почерковедческой экспертизы были нарушены нормы Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в связи с чем указанное экспертное заключение не могло рассматриваться судом как допустимое доказательство, имеющее значение при рассмотрении спора по существу.

Таким образом, приводимые суду апелляционной инстанций доводы о том, что автомобиль выбыл из владения Золотарева А.Н. по его воле и в результате его действий, направленных на передачу имущества, не были исследованы судом апелляционной инстанции при разрешении спора и не была дана надлежащая оценка доказательствам, на которые ответчики ссылались в обоснование названных обстоятельств, чем существенно нарушены положения вышеприведенных норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

В силу статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение суда должно быть законным и обоснованным.

Решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (статья 1, часть 3 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Однако по изложенным основаниям Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судом апелляционной инстанции нарушения названных выше норм материального и процессуального права являются существенными, повлиявшими на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав авторов жалоб.

При таких обстоятельствах апелляционное определение подлежит отмене, а дело - направлению в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации


Практика арбитражного суда по аренде транспортного средства обширна и не всегда однозначна. В материале рассмотрим практику по таким важным вопросам, как момент заключения, форма и существенные условия этого вида договора.

Когда договор аренды транспорта считается заключенным?

Один из распространенных видов споров по договору аренды транспортного средства (далее — ТС) — момент его заключения. Как известно, незаключенный договор не влечет возникновения прав и обязанностей, то есть является несвершившейся сделкой.

В науке гражданского права выделяют договоры:

  • реальные (заключены с момента передачи вещи, даже если существенные условия согласованы);
  • консенсуальные (действуют с начала согласования всех существенных для данного вида договора условий).

ГК РФ такого деления не проводит, но принято считать, что консенсуальный договор считается заключенным с момента его акцепта обеими сторонами. Если же норма закона (договора) содержит положение, в соответствии с которым для признания договора заключенным необходима передача стороной (сторонами) какой-либо вещи или выполнения действий, то договор реальный.

Из ст. 632 и 642 ГК РФ следует, что все виды аренды ТС — реальные. Это становится понятно из формулировки «арендодатель предоставляет ТС». И судебная практика по аренде транспортных средств такую позицию подтверждает (см., например, постановление ФАС Уральского округа от 19.09.2002 по делу № А07-6442/02).

ВАЖНО! Есть одно исключение. По договору аренды ТС на время (тайм-чартера) судовладелец обязуется предоставить фрахтователю транспортное средство. Этот договор — консенсуальный (см. ст. 198 Кодекс торгового мореплавания РФ (далее — КТМ РФ), постановление ФАС ДВО от 09.03.2005 № Ф03-А51/05-1/87).

Форма договора аренды транспортного средства

ГК РФ закрепляет обязательность письменной формы договора аренды транспорта (и с экипажем, и без). Об этом сказано в ст. 633 и 643. Однако закон не говорит о необходимости составления единого документа, подписанного сторонами. Судебная практика это подтверждает:

  • ФАС СЗО в постановлении от 21.12.2009 по делу № А56-24740/2009 разъяснил, что возможно заключение рассматриваемого договора путем обмена документами посредством любого вида связи, если можно достоверно установить происхождение документа. И хотя в судебный процесс не было представлено договора как такового, суд сделал вывод о соблюдении письменной формы сделки на основании заявки арендатора, акта о приемке услуг и счета на оплату.
  • ВАС РФ в определении от 22.11.2013 по делу № А04-9035/2012 указал, что возможно заключение договора аренды ТС путем совершения конклюдентных действий. Письменную форму сделки он посчитал соблюденной на основании путевых листов и талонов к путевым листам, оформленных надлежащим образом.

Как известно, договоры аренды недвижимости подлежат госрегистрации. Воздушные и морские суда, суда внутреннего мореплавания относятся к объектам недвижимости в силу абз. 2 п. 1 ст. 130 ГК РФ. Однако в силу прямого указания вышеназванных норм ГК РФ о форме договоров аренды ТС регистрация последних не нужна. Имеются и судебные решения, это подтверждающие (см., например, постановление ФАС ДВО от 14.05.2009 по делу № А24-2673/2008).

Индивидуализация объекта аренды — залог согласованности предмета договора

Согласно п. 3 ст. 607 ГК РФ договор аренды должен содержать данные, с помощью которых можно определить передаваемое имущество. Иначе условие о предмете не будет согласованным. Значит, договор не будет считаться заключенным.

Транспорт всегда имеет уникальные характеристики, которые и следует включить в договор аренды ТС. Причем чем подробнее индивидуализирован объект аренды, тем лучше. Об этом свидетельствует судебная практика:

  • Описание объекта аренды только типами транспорта и отсутствие данных ПТС привело к признанию договора незаключенным (постановление ФАС УО от 19.12.2001 № Ф09-2454/2001-ГК по делу № А50-8641/2001).
  • В более свежем решении суд посчитал, что необходимо указывать такие признаки ТС, как тип, марка, модель, госномер, номер кузова, иные характеристики (постановление ФАС СЗО от 08.07.2010 по делу № А56-31913/2009).

Не всегда отсутствие описания ТС непосредственно в договоре означает несогласованность его предмета. Выше уже отмечалось, что письменная форма необязательно означает единый документ. Предмет аренды ТС может быть согласован, например, в подписанных сторонами заявках арендодателя. Но это должно быть прямо предусмотрено договором (постановление ФАС УО от 20.01.2011 по делу № А60-2955/2010-С12).

Объектом аренды по рассматриваемому виду договора может быть только транспортное средство. Причем такое, для управления которым нужен экипаж, даже если заключен договор аренды транспортного средства без экипажа - судебная практика именно поэтому не считает арендой ТС аренду вагонов и цистерн (постановление ФАС МО от 25.04.2013 по делу № А40-73233/12-77-726).

Переквалификация договора аренды транспорта судом

В законодательстве о безопасности дорожного движения под транспортом понимается устройство, предназначенное для перевозки грузов, людей или оборудования, на нем установленного.

Согласно п. 2 постановления Правительства РФ от 12.08.1994 № 938 регистрации подлежит не только автомототранспорт, но и самоходные машины. Но классификатор основных фондов (ОК 013-94) относит самоходные машины к оборудованию.

Поэтому единого подхода к квалификации договора аренды самоходных машин (бульдозеров, кранов и т. п.) нет. Повлиять на нее может:

Имеются случаи, когда суды применяли к договорам аренды самоходных машин с экипажем нормы:

  • об аренде ТС с экипажем и возмездном оказании услуг (постановление ФАС УО от 13.10.2010 по делу № А60-54191/2009-С12);
  • об аренде и возмездном оказании услуг (постановление ФАС ПО от 22.10.2009 по делу № А12-4787/2009);
  • только о возмездном оказании услуг (постановление ФАС СКО от 25.06.2010 по делу № А32-42630/2009).

Суд может признать договор аренды ТС договором перевозки, если ТС фактически не выбывает из владения и пользования арендодателя — иными словами, предоставляется не сам транспорт, а лишь его вместимость (см. постановление ФАС ПО от 24.07.2008 по делу № А55-1456/08).

Существенность цены договора аренды транспорта с экипажем и без экипажа

По общему правилу цена выступает существенным условием договоров аренды зданий, сооружений и земельных участков. Что касается аренды ТС (как с экипажем, так и без), арендная плата таковым условием не является.

Суды признают, что при отсутствии указания на цену в договоре аренды ТС может быть применен п. 3 ст. 424 ГК РФ. Так, ФАС Поволжского округа в постановлении от 27.12.2011 по делу № А55-3150/2011 определил задолженность по арендной плате на основании сложившейся цены на территории субъекта РФ, которая подтверждена подобными договорами.

ВАЖНО! Исключением является бербоут-чартер (аренда судна без экипажа). В силу ст. 213 КТМ РФ стороны должны определять ставку фрахта в таком договоре, поэтому можно сделать вывод о существенности условия о цене.

Итоги

Почти все договоры аренды ТС считаются заключенными с момента передачи имущества. Но для этого необходимо и достижение соглашения по всем существенным условиям договора. К таковым, прежде всего, относится условие о предмете. Оно будет согласовано только в том случае, когда стороны достаточно индивидуализировали объект аренды. Условие о цене по общему правилу существенным не является.

Более полную информацию по теме вы можете найти в КонсультантПлюс.
Пробный бесплатный доступ к системе на 2 дня.


Судебная практика о признании договора аренды незаключенным достаточно устойчива. В статье рассмотрим, когда можно заявлять соответствующее требование и какие последствия повлечет положительное судебное решение. Затронем и вопросы расторжения арендного договора по инициативе одной из сторон.

Каким признавать договор аренды: незаключенным или недействительным?

Незаключенность и недействительность договора — самостоятельные основания для обращения в суд. Важно правильно выбрать одно из них, так как после подачи иска изменить требование не удастся.

Незаключенный договор — это несостоявшаяся сделка. Обязательства по нему не возникли. Есть две причины, по которым можно признать договор таковым:

  1. Не согласованы в требуемой форме существенные для данного вида договора условия (п. 1 ст. 432 ГК РФ).
  2. Не передано имущество, в то время как по закону для признания договора заключенным обязательна его передача (п. 2 ст. 433 ГК РФ). По этому основанию незаключенным будет, например, договор займа (п. 1 ст. 807 ГК РФ). А вот к договору аренды это не относится, так как его заключенность не поставлена законом в зависимость от передачи имущества.

Начало исполнения договора аренды сводит шансы на признание его незаключенным к минимуму (п. 3 ст. 432 ГК РФ). Возможно, более эффективным будет признание договора аренды недействительным - судебная практика почти едина в этом вопросе. Суд будет стараться сохранить обязательства, а не аннулировать их (п. 7 информписьма Президиума ВАС от 25.02.2014 № 165).

Недействительность сделки предполагает, что договор заключен. Однако в силу определенных пороков он является ничтожной или оспоримой сделкой (§ 2 гл. 9 ГК РФ), последствие — возврат сторон в первоначальное положение.

Рекомендуется заявлять о незаключенности договора, только если одновременно:

  • не согласовано одно из существенных условий;
  • нет доказательств принятия исполнения.

Несогласованность предмета аренды

Для аренды существенными условиями являются:

  • объект;
  • размер арендной платы (в некоторых случаях);
  • выкупная цена (для договоров об аренде недвижимости с правом выкупа).

Условие о предмете не будет считаться согласованным, если из текста договора невозможно точно определить имущество, подлежащее передаче (п. 3 ст. 607 ГК РФ). Чаще всего так происходит, если объект аренды описан недостаточно.

Но если имущество уже передано, вряд ли суд признает договор незаключенным по этому основанию (п. 15 постановления Пленума ВАС от 17.11.2011 № 73). Заявление о незаключенности будет противоречить принципу добросовестности, так как объективно:

  • арендодатель знал, какое имущество он передает;
  • арендатор принял имущество и пользовался им без замечаний.

Некоторые виды арендных договоров подлежат госрегистрации. Но ее отсутствие не влияет на заключенность договора для его сторон (п. 3 ст. 433 ГК РФ, п. 3 информписьма Президиума ВАС от 25.02.2014 № 165). Такого договора существовать не будет только для третьих лиц.

На нашем форуме можно уточнить любой вопрос, возникший у вас в ходе составления договора аренды, а также других видов договоров. Так на этой ветке, можно спросить, какие положения должен содержать договор аренды нежилого помещения.

Арендная плата: всегда ли существенна, в каких случаях будет не согласована?

Размер платы за аренду — существенное условие для договоров аренды земли (п. 12 ст. 22 Земельного кодекса РФ), зданий и сооружений (п. 1 ст. 654 ГК РФ).

Большинство судов считают, что согласование размера арендной платы обязательно и для заключения договора аренды помещения, так как любое помещение тесно связано со зданиями/сооружениями, в которых находится (постановление АС Мосокруга от 18.05.2017 по делу № А40-107421/2016).

В остальных случаях по общему правилу арендная плата не относится к существенным условиям. При отсутствии в договоре условия о размере платы возможно применение ст. 424 ГК РФ. На это указывают и суды (постановление ФАС ДВО от 08.12.2006, 05.12.2006 по делу № А24-204/06-19).

Есть несколько факторов, которые могут свидетельствовать о несогласованности арендной платы (не только отсутствие конкретных сумм в договоре). Например, АС Северо-Западного округа в постановлении от 29.11.2016 № Ф07-11021/2016 указал, что данное условие нельзя признать согласованным ввиду следующего:

  • суммы прописью и цифрами в тексте договора не совпадают;
  • договор исполнялся, но платежи вносились в разном размере, при этом их размер не совпадал с указанными в договоре суммами.

В договорах аренды недвижимого имущества с выкупом существенным признается условие о выкупной цене. Если его не согласовать, договор может быть признан незаключенным в этой части (постановление АС Волго-Вятского округа от 18.11.2016 № Ф01-4770/2016).

Последствия признания договора аренды незаключенным

Так как права и обязанности по такому договору не возникли, большинство его условий нельзя применить. Так, стороны не могут:

  • требовать исполнения договора (внесения арендной платы, передачи имущества);
  • применять договорную ответственность за неисполнение обязательств.

В качестве исключения могут применяться условия:

  • о договорной подсудности (п. 12 информписьма Президиума ВАС РФ от 25.02.2014 № 165);
  • возмещении имущественных потерь, которые не связаны с нарушением обязательств (п. 3 ст. 406.1 ГК РФ);
  • неустойке за недостоверность заверений об обстоятельствах (п. 1 ст. 431.2 ГК РФ);
  • об арбитражной оговорке (ч. 11 ст. 7 закона «Об арбитраже в РФ» от 29.12.2015 № 382-ФЗ).

Если, несмотря на начало исполнения договора, он всё же признан незаключенным, всё исполненное может быть взыскано от одной стороны к другой по нормам о неосновательном обогащении. Например, суд может взыскать с арендатора плату за фактическое пользование имуществом (постановление ФАС ДВО от 31.07.2012 № Ф03-3126/2012).

Если нет обстоятельств, позволяющих заявить о незаключенности или недействительности договора, рекомендуется изучить вопрос о наличии нарушений обязательств, позволяющих каждой из сторон заявить о расторжении договора.

Случаи, в которых возможно расторжение договора аренды по требованию арендодателя

Специальные основания для расторжения договора по требованию арендодателя закреплены в ст. 619 ГК РФ. И хотя они все связаны со вполне конкретными нарушениями условий договора арендатором, их описание содержит много оценочных понятий:

  • имущество используется с существенным нарушением договорных условий или назначения имущества либо с регулярными нарушениями;
  • имущество существенно ухудшается арендатором;
  • арендатор не производит капремонт, хотя по закону или по договору обязан это делать;
  • арендатор более двух раз подряд не оплачивает аренду.

В каждой конкретной ситуации следует обращаться к судебной практике. Приведем примеры, когда суды посчитали нарушения арендатора недостаточными для расторжения договора по требованию арендодателя:

  • Незначительность задолженности (определение ВАС РФ от 20.06.2011 по делу № А40-75598/10-37-630).
  • Неуплата арендных платежей до госрегистрации, когда она обязательна (постановление ФАС Поволжского округа от 20.05.2008 по делу № А55-13945/2007).
  • Задолженность по аренде, вызванная невозможностью пользования имуществом по вине арендодателя (постановление ФАС СКО от 25.07.2011 по делу № А32-31085/2010).
  • Невнесение коммунальных платежей (постановление ФАС ПО от 25.07.2011 по делу № А55-31017/2009).

Расторжение договора по инициативе арендатора

Ст. 620 ГК РФ выделяет четыре вида нарушений арендодателя, при которых арендатор может заявить о расторжении договора:

  1. Арендодатель препятствует пользованию имуществом или не предоставляет его. Пример: имущество передано без документов, которые обязательны для его эксплуатации (информписьмо Президиума ВАС РФ от 11.01.2002 № 66). Кстати, отсутствие акта приема-передачи имущества основанием для расторжения договора аренды судебная практика не считает, если имущество передано фактически (см. определение ВАС РФ от 19.10.2010 по делу № А40-82681/09-6-664).
  2. У имущества обнаружились недостатки, препятствующие его использованию, при этом они не могли быть обнаружены арендатором на момент его передачи. Например, имущество не соответствует противопожарным правилам (постановление ФАС ЗСО от 23.03.2012 по делу № А70-2089/2011).
  3. Арендодатель не осуществляет капремонт, являющийся его обязанностью.
  4. Имущество стало непригодным для пользования ввиду обстоятельств, за которые арендатор ответственности не несет. Экономическая нецелесообразность дальнейшего использования имущества к таким обстоятельствам не относится (постановление АС СЗО от 29.04.2015 по делу № А56-45069/2014).

Отметим, что закон напрямую разрешает устанавливать дополнительные основания для расторжения договора аренды по инициативе одной из сторон. Причем они необязательно должны быть связаны с нарушениями условий договора.

Итоги

Наиболее высоки шансы признать договор аренды незаключенным в случае несогласованности одного из его существенных условий и при отсутствии фактического исполнения сделки. В прочих ситуациях, возможно, более подходящим будет требование о признании сделки недействительной или о расторжении договора.

Более полную информацию по теме вы можете найти в КонсультантПлюс.
Пробный бесплатный доступ к системе на 2 дня.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: