Как подать в суд на психиатрическую больницу

Обновлено: 06.02.2023

Здравствуйте, меня зовут Алексей, мне 22 года, у меня вопрос по поводу того, могу ли я подать в суд на психиатра? Суть в чем. У меня очень напряженные отношения с родителями, причем напряжение создаю не я, а в основном они. Отец - нарцисс, мать - гипероопечная. 2 года назад у меня по некоторой причине возник нервный срыв из-за учебы и я пошел в аптеку за обычным успокоительным вроде глицина, но когда я туда пришел, мне сказали что поставки глицина закончились и предложили феназепам. Я тогда ничего не понимал в таблетках и я согласился. Мне тогда было 20 лет. Когда я пришел домой и так как знал, что от любого количества глицина ничего не будет, я выпил столько феназепама, что впал в кому. Дальше я очнулся в больнице Джанелидзе, сам я проживаю в выобргском районе. Я тогда ничего не помнил и не понимал, так как при пробуждении я чувствовал себя плохо от феназепама. Мои родители используя шанс, ничего не выяснив, что на самом деле произошло, сказали врачам что у меня была попытка суицида, я точно не знаю, чего именно они им наговорили, они это от меня скрывают. Дальше меня привозят в психиатрическое отделение рядом с Площадью Ленина в спб и как только мы зашли туда с родителями, мои родители сказали мне отойти в сторонку пока они будут разговаривать с главным врачом. Я тогда все еще отходил от феназепама и даже не понимал что происходит. Меня куда-то проводят, переодевают и пользуясь тем, что я ничего не соображаю заставляют меня подписать какую-то бумагу, причем не хотели выпускать, пока я ее не подпишу. И дальше мне ничего не объяснив, ничего не выяснив лично от меня что случилось, мне сразу же прописывают какой-то диагноз, по-моему они сказали психоз. Дальше меня просто можно сказать насильно держали месяц-полтора в палате и пичкали неизвестными мне таблетками, причем НИЧЕГО не говорили про них. Я только недавно узнал что меня травили нейролептиками, это очень опасное вещество, которое можно сравнить с лоботомией. После выписки я поехал домой и тогда началось самое худшее, у меня начались проявляться эффекты от нейролептиков в виде акатизии и других ужасных симптомов. Длилось это в течении 6-7 месяцев и за это время у меня была жуткая депрессия, развилось множество тревожных расстройств, появились проблемы с памятью и внимание и в целом качество жизни намного ухудшилось. Когда кстати у меня начались проявляться негативные симптомы от нейролептиков после выписки, я через 2 недели поехал снова туда чтобы рассказать об этом тому врачу, но недавно узнав, что такие симтомы просто невозможно объяснить, меня тот врач вместо объяснения того, что со мной происходило , а он должен был это знать, он снова меня насильно заставил лечь в палату. Я точно помню как говорил ему тогда НЕТ, но я был очень сильно заторможен от нейролептиков и он этим воспользовался и СНОВА заставил подписать договор грозя тем что я никуда не пойду. Через месяц я выбрался опять оттуда. Спустя год я уже привык к такой жизни. Но последствия ужасны. У меня была неврастения вплоть до третьей стадии, фобии, никогда раньше во мне не бывшие страхи и другие симптомы. Я хочу узнать, можно ли с этим что-то сделать? Родители меня пугают тем что я им ничего не сделаю, и кстати, когда я попросил выписку от родителей из этой больницы, они ВНЕЗАПНО ее не могут найти. Сегодня я ехал в ту клинику, чтобы попросить выписку, но мне ее не предоставили и сказали что бесполезно заводить дело, так как я потрачу свои нервы, причем сказал это уже другой врач, которому я рассказал свою историю и он мне опять внушал что у меня был психоз. Я боюсь, что если я подам в суд на них, то они у меня найдут такие "якобы" Отклонения, что все пойдет против меня. Что можно сделать? Спасибо.

Близкий родственник после попытки суицида какое-то время находился на амбулаторном лечении, однако после высказывания суицидальных намерений был госпитализирован.

Пробыв ровно 4 недели в психдиспансере, был выписан на амбулаторное лечение.

Спустя полтора месяца после выписки - повторная попытка суицида лекарственными препаратами, прописанными в больнице.

Снова госпитализация, теперь ровно на 8 недель.

Спустя 3 недели после выписки успешный суицид.

За время работы психиатры практически не взаимодействовали с родственниками пациента (одна беседа за обе госпитализации, плюс два звонка в стиле "Забирайте, выписываем"),

Можно ли психиатрическую больницу обвинить в недолжном исполнении медицинских услуг?

Здравствуйте! Сначала нужно, чтобы следствие, закончилось, я думаю при наличии соотвествующих обстоятельств, о которых вы пишите, сотрудники больницы могут быть подвержены уголовному преследованию. Затем, определяют виновных лиц, далее обращайтесь в суд, для взыскания морального ущерба. Обвинить можно больницу в чём угодно, а вот доказать нужно и причём основательно.

Здравствуйте, родственник проживающий с нами, долгое время выпивает, были случаи эппелепции и инсульт, после этого он разучился писать, плохо читает и не может выговаривать некоторые слова, хотели оформит инвалидность, но врачи утверждают что он нормальный и проблемы с развитием можно решить, кроме этого, когда он выпивает проявляет сильную агрессию , постоянно вызывать полицию не вариант, лечиться он не хочет и выгнать тоже не можем. С этим человеком жить невозможно и очень опасно. Подскажите пожалуйста, как можно решить эту проблему? Можно ли положить в Психиатрическую больницу без его согласия и как способом?

Собираюсь подать в суд к управляющей компании за ненадлежащее исполнение коммунальных услуг. Мной было 2 раза направлена жалоба в жилищную инспекцию о том, что мою жалобу полностью подтвердились. В отношении УК составлен протокол об административном правонарушении и в срок до 1 сентября выдано предписание. Однако я так понял, что за 2 дня управляющая компания так и ничего не сделала. В досудебном претензии я написал УК. Однако УК проигнорировал моё обращение. Мне как правильно подать в суд в мировой или районный суд и можно ли подать в суд по месту пребывания регистрации в селе, если у меня есть прописка в городе, так как в городе очень долго рассматривают иск из-за большой очереди, а в селе быстро и меньше очереди?

Добрый день. Гражданка выиграла в споре с работодателем в кассационном порядке. Вопрос был о повороте исполнения решения суда в части возврата денежной суммы, выплаченной в качестве компенсации за вынужденный прогул. Гражданка подала в суд первой инстанции заявление о взыскании компенсации морального вреда в связи с рассмотрением жалобы работодателя. И первой инстанции суд вынес определение прекратить дело по ее заявлению. Вопрос - можно ли подать в суд первой инстанции (или в какой то иной суд?) заявление о взыскании компенсации морального вреда, взыскании судебных расходов, взыскании компенсации за фактическую трату времени, за рассмотрение вот этой отдельно взятой жалобы, с которой работодатель дошел до кассации и проиграл? Дело в кассации разрешилось окончательно 11.11.2021г., но прошу обратить внимание, что спор с 2018г. идет только в части возврата части денег обратно с работника работодателю, а не всего дела в целом. В какой суд подавать заявление на взыскание расходов, на какие статьи ссылаться и не откажет ли суд снова и сошлется на то, что дело было прекращено по подобному заявлению?

Перед операцией при интубации трахеи повредили пищевод из за грубых манипуляций самих врачей(трубка не проходила, но силой засунули). После операции(вырезали грыжу) пациентка жаловалась на боль и припухлость в горле. Не могла питаться, пила одну воду. Операцию провели 7.11.2022. Санавиацией 9.11.2022 доставили в областную больницу, где больной была проведена операция по ушиванию пищевода и поставлен диагноз медиастинит. Больная в крайне тяжёлом состоянии, врачи не дают прогнозов. Можно ли подать в суд на анастезиолога который повредил пищевод?

Добрый день нужна консультация грамотного юриста ,так как по данному вопросу не смог найти ответа в интернете. Я уже задавал подобный вопрос на других сайтах и ответы если они вобще есть "юристов" очень сильно разнятся по данному поводу. Вопрос -Можно ли подать иск в суд об обращении взыскания на недвижимое имущество должника -основываясь только на Очном решении суда по взысканию с должника большого долга вступившего в законную силу без возбуждения и открытия исполнительного производства на должника или например сразу же после возбуждения и открытия исполнительного производства на должника ? Просто не хочется тратить, ждать и терять время -а это несколько месяцев (как минимум) ,а то и больше -на срок пока приставы возбудят производство, пока проведут проверку по должнику, если они вобще её проведут, так как также не исключены и последующие жалобы на их действия, бездействия связанных с их работой, не работой, -просто оно мне надо скажите ,так как я уже сталкивался с подобной "работой" СПИ по другим должникам ? У меня имеются выписки из ЕГРН что должник располагает несколькими объектами недвижимого имущества большой стоимости и стоимость которой может покрыть полностью долг должника ,указав при этом суду что на основании исполнительного документа мной были получены данные сведения по недвижимости должника и что должник до сих пор не исполнил свое обязательство по возврату долга. Вопрос -Примет ли суд вообще такой иск и может ли суд хотя бы заочно вынести положительное решение по данному иску в мою пользу ,по принципу того что если должника что то не устроит ,не устроит данный поданный мной иск или данное положительное решение суда -то он будет вправе предоставить суду иные сведения посредством которых он мог бы исполнить данное решение суда и закрыть свою задолженность перед взыскателем ,и по принципу статьи 68 ГПК РФ - В случае, если сторона, обязанная доказывать свои требования или возражения, удерживает находящиеся у нее доказательства и не представляет их суду, суд вправе обосновать свои выводы объяснениями другой стороны. Скажите может быть кто сталкивался с подобной практикой и есть ли резон минуя судебных приставов или сразу же после возбуждения ИП разрешить данный вопрос? Просто должник очень поганый человек, а приставы у нас ни чуть не лучше ,опять же исходя из моего опыта работы с СПИ по предыдущим должникам. Спасибо.

ВЫ можете подать в суд исковое заявление о снятии назначенного диагноза, а также возмещении вреда, полученного неверно выставленным диагнозом. Для этого Вам необходимо будет собрать всю медицинскую документацию. Экспертизу Вы можете инициировать самостоятельно либо в процессе рассмотрения Вашего искового заявления в суде. Для начала советую обратиться в больницу с заявлением, после получения письменного отказа — обращайтесь в суд.

Здравствуйте, родственник проживающий с нами, долгое время выпивает, были случаи эппелепции и инсульт, после этого он разучился писать, плохо читает и не может выговаривать некоторые слова, хотели оформит инвалидность, но врачи утверждают что он нормальный и проблемы с развитием можно решить, кроме этого, когда он выпивает проявляет сильную агрессию , постоянно вызывать полицию не вариант, лечиться он не хочет и выгнать тоже не можем. С этим человеком жить невозможно и очень опасно. Подскажите пожалуйста, как можно решить эту проблему? Можно ли положить в Психиатрическую больницу без его согласия и как способом?

Что делать, если бывший зять и его мать забрали ребенка у дочери. Документы в суд об определении места жительства ребенка поданы в суд. Могу ли подать в суд и я (бабушка) исковое заявление о лишении меня общения с внуком. Внуку 8 лет.

Добрый день! Собираюсь подавать исковое заявление о расторжении брака. В обращении к суду буду просить расторгнуть брак, алименты (двое несовершеннолетних детей), раздел имущества, а именно автомобиля. Собственник автомобиля я, но муж забрал автомобиль и не хочет не делить, не отдавать. Автомобиль нажит в браке, но кредит выплачен, платила я. Я даже не могу сделать оценку авто для суда, так как муж авто не дает.Что делать в такой ситуации? Могу ли подать иск в суд без независимой оценки? И, как мне лучше поступить?

Здравствуйте! Отучилась год в медицинском вузе по целевому направлению, хочу отчисляться. Подскажите, пожалуйста: 1. Договор заключён с больницей или ещё и с ВУЗом? 2. В случае отчисления кому выплачивать штраф? 3. Могут ли потребовать выплату за все 6 лет обучения, если я отучилась всего год? (мои знакомые сказали, что это возможно) 4. Больница выплатила стипендию за первый семестр (30.000руб.). Потребуют вернуть эту сумму или двойную? 5. Могут ли потребовать выплатить только за стипендию? (Также слышала, что это возможно) Или выплачивать обязательно и за обучение? 6. Могу ли я прийти в больницу и узнать, сколько потребуется выплачивать в случае ухода? 7. Есть ли в договоре какие-то нюансы, о которых мне обязательно надо знать перед тем, как отчисляться, чтобы не возникло проблем? Договор отправила. Заранее спасибо за ответ.


Спикер пояснил, в каких случаях адвокату необходимо ставить под сомнение не только обоснованность помещения лица в стационар, но и сам диагноз, при каких условиях допускается продление срока содержания больного в лечебнице до рассмотрения дела судом, а также предложил рекомендации по ведению дел о недобровольной госпитализации.

Как сообщила пресс-служба Федеральной палаты адвокатов РФ, 16 декабря состоялся очередной вебинар для адвокатов. С лекцией на тему «Защита граждан по делам о недобровольной госпитализации в психиатрический стационар» выступил адвокат АП г. Москвы, к.ю.н. Юрий Ершов.

В начале выступления он рассказал о возможных основаниях принудительной госпитализации, обусловленной наличием психического расстройства, при котором может быть оказана только стационарная помощь. Он отметил, что отказ от добровольной госпитализации в ряде случаев чреват непосредственной опасностью для гражданина или окружающих, беспомощностью такого лица и возможностью причинения существенного вреда его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если он будет оставлен без психиатрической помощи.

В то же время, добавил спикер, правовые основания для госпитализации имеются далеко не всегда. На конкретных примерах, доказывающих необоснованность признания практически здорового гражданина психически больным, Юрий Ершов продемонстрировал необходимость оспаривания действий и решений, которые позволили констатировать психическое расстройство, предполагающее обязательную госпитализацию. «Психиатрическая диагностика, мягко выражаясь, несовершенна, и юрист должен это понимать», – подчеркнул он, рассказывая о недопустимых случаях включения в список диагнозов ряда болезней, не имеющих отношения к психиатрии (например, гомосексуализм или драпетомания (стремление к свободе)). В ряде таких случаев адвокату необходимо ставить под сомнение не только обоснованность помещения лица в стационар, но и сам диагноз.

Даже в правовых актах, заметил лектор, признается, что возможны манипуляции сведениями, в ходе которых врач скорой помощи может быть дезориентирован тем, что обращающиеся ошибочно оценили действия лица или предвзято изложили факты (см., например, Методические рекомендации по организации работы бригад скорой психиатрической помощи, прилагающиеся к Приказу Минздрава от 8 апреля 1998 г.).

Чтобы принудительно поместить больного в стационар, должно быть установлено, что он тяжело болен и при этом уклоняется от добровольной госпитализации, подчеркнул Юрий Ершов. После этого лечебное учреждение обращается в суд, где оно обязано привести внятные и разумные обоснования необходимости дальнейшего лечения психического расстройства именно в стационаре даже вопреки воле пациента.

Касаясь возможности продления срока содержания лица в стационаре до рассмотрения дела судом, лектор сослался на Определение Конституционного Суда РФ от 5 марта 2009 г. № 544-О-П. Так, КС указал, что «лицо до вынесения соответствующего судебного решения может быть подвергнуто задержанию лишь на срок не свыше 48 часов, при этом судебное решение призвано гарантировать лицу защиту не только от произвольного продления этого срока, но и от неправомерного задержания как такового, поскольку суд в любом случае оценивает законность и обоснованность применения задержания к конкретному лицу».

Спикер добавил, что КС в целом ряде своих актов указывает на необходимость повышенной защиты прав человека, который самостоятельно не может защитить свое право на свободу и подвергается принудительному лечению медикаментами, приводящими порой к тяжелым последствиям. Он призвал внимательно ознакомиться с постановлениями от 27 февраля 2009 г. № 4-П и от 20 ноября 2007 г. № 13-П.

Отмечая важность разрешения вопроса о месте проведения судебного заседания, Юрий Ершов вновь обратился к Определению № 544-О-П, в котором указано, что «гражданин, о принудительной госпитализации которого идет речь, лишен возможности каким-либо образом оспорить точку зрения представителя психиатрического стационара о том, что он не в состоянии присутствовать в судебном заседании в помещении суда». В силу этого «роль суда в таких случаях не может сводиться лишь к формальному удовлетворению заявления о принудительной госпитализации гражданина или о продлении срока его принудительной госпитализации: суд обязан удостовериться, что отсутствуют основания сомневаться в достоверности и полноте сведений, представленных врачами-психиатрами в подтверждение необходимости проведения судебного заседания в психиатрическом стационаре, при этом такие сведения в соответствии с ч. 2 ст. 67 ГПК Российской Федерации не могут иметь для суда заранее установленной силы и подлежат оценке в совокупности с другими доказательствами на основе внутреннего убеждения судьи. Кроме того, под надлежащим отправлением правосудия как элементом гарантии права граждан на судебную защиту подразумевается, в частности, что осуществление правосудия имеет место в определенной обстановке и с определенной атрибутикой, т.е. в зале судебного заседания. Отступления от этого правила возможны только при исключительных обстоятельствах и в любом случае не должны зависеть от усмотрения одного из участников процесса».

В заключительной части лекции Юрий Ершов предложил коллегам рекомендации по ведению дел о недобровольной госпитализации.


Адвокат правозащитной организации «Зона права» Ильнур Шарапов, представлявший интересы истца, сообщил «АГ», что уже подал апелляционную жалобу на решение, в которой просит суд учесть практику ЕСПЧ по схожим делам в плане назначения размера компенсации. Эксперты «АГ» также сошлись во мнении о явно заниженном размере присужденной гражданину компенсации, а один из них посчитал ее дискриминационной.

25 декабря Тверской районный суд г. Москвы вынес решение (имеется у «АГ»), которым присудил гражданину 20 тыс. руб. в качестве компенсации морального вреда за незаконную госпитализацию в психиатрическую больницу, снизив запрашиваемую истцом сумму в 50 раз.

Повод для обращения в суд за компенсацией морального вреда

16 июня 2011 г. инвалид третьей группы Евгений Алёхин был задержан сотрудниками полиции и в тот же день принудительно помещен в ГБУЗ ПКБ № 1 имени Н.А. Алексеева, в которой ранее проходил лечение. Через неделю больница обратилась в суд с требованием о его принудительной госпитализации. Медучреждение обосновало свои требования ссылкой на психическое заболевание пациента и его опасность для себя и окружающих.

Судебное разбирательство прошло в отсутствие Евгения Алёхина, на нем присутствовали лишь его адвокат и лечащий врач, а также прокурор. В итоге Симоновский районный суд г. Москвы удовлетворил требование заявителя, впоследствии его решение устояло в апелляции. Общий срок принудительного лечения гражданина составил 29 дней, он покинул стационар лишь 15 июля.

В ноябре 2014 г. Президиум Мосгорсуда отменил ранее вынесенные судебные акты по делу ввиду нарушения нижестоящими инстанциями норм процессуального права. «Сведения о рассмотрении данного дела непосредственно в помещении психиатрической клинической больницы № 1 имени Н.А. Алексеева отсутствуют, равно как и отсутствуют сведения о том, что судом были предприняты все необходимые меры к реализации права Евгения Алёхина лично участвовать в судебном рассмотрении вопроса о его госпитализации», – отмечено в постановлении Мосгорсуда (имеется у «АГ»).

Со ссылкой на Определение КС РФ № 544-О-П от 5 марта 2009 г. Мосгорсуд отметил, что принудительная изоляция от общества лиц, страдающих психическим заболеванием, по причине их предполагаемой опасности для себя или окружающих затрагивает следующие конституционные права: свободу передвижений, право на свободу и личную неприкосновенность. «Вместе с тем гражданин, о принудительной госпитализации которого идет речь, лишен возможности каким-либо образом оспорить точку зрения представителя психического стационара о том, что он не может присутствовать на судебном заседании в помещении суда. Именно в силу этого роль суда в таких случаях не может сводиться лишь к формальному удовлетворению заявления о принудительной госпитализации гражданина или продлении срока его принудительной госпитализации: суд обязан удостовериться, что отсутствуют основания сомневаться в достоверности и полноте сведений, представленных врачами-психиатрами в подтверждение необходимости проведения судебного заседания в психиатрическом стационаре, при этом такие сведения в соответствии с ч. 2 ст. 67 ГПК РФ не могут иметь для суда заранее установленной силы и подлежат оценке в совокупности с другими доказательствами на основе внутреннего убеждения судьи», – пояснил Мосгорсуд.

Таким образом, кассация сочла, что Евгений Алёхин был лишен права оспорить точку зрения представителя психиатрического стационара ввиду отсутствия на судебном заседании. Дело было направлено на новое рассмотрение в первую инстанцию.

В марте 2017 г. Симоновский районный суд отказал в удовлетворении иска психиатрической больницы о принудительной госпитализации Евгения Алёхина. В решении (имеется у «АГ») суд указал, что основанием для госпитализации послужило заключение комиссии врачей, однако больница не доказала его обоснованность. «Заключение врачей-психиатров психиатрического учреждения выступает в качестве одного из предусмотренных законом доказательств, которое оно обязано представить суду, однако оно не является заключением эксперта в смысле ст. 86 ГПК РФ», – отмечается в решении суда.

Суд в 50 раз снизил размер компенсации морального вреда

Впоследствии Евгений Алёхин обратился в суд с иском к Минфину России и Департаменту финансов г. Москвы о взыскании компенсации морального вреда на сумму в 1 млн руб. В обоснование своих исковых требований гражданин сослался на пережитые им нравственные страдания, связанные с госпитализацией в психиатрическую больницу и принудительным лечением в ней.

Он указал, что ему были назначены антипсихотические препараты, которые вводили ему принудительно. Кроме того, его разместили в общем коридоре больницы, и на протяжении всего срока пребывания в ней он не был переведен в палату. Он указал, что из-за этого был лишен нормального покоя и сна, поскольку мимо него проводили прибывших в больницу пациентов, большинство из которых находились в состоянии острого психоза.

Тверской районный суд г. Москвы согласился с доводом истца о том, что ответчиком по гражданскому спору является именно Минфин России. Первая судебная инстанция также сочла обоснованным требование истца о присуждении ему компенсации морального вреда в связи с неправомерным характером его госпитализации. При этом суд учел возраст пациента, его болезни, инвалидность в связи с психиатрическим заболеванием, длительность принудительной госпитализации и неоднократность прохождения соответствующего лечения.

Вместе с тем со ссылкой на различные положения ГК РФ и разъяснения Постановления Пленума ВС РФ от 20 декабря 1994 г. № 10 суд отметил, что при определении размера компенсации морального вреда следует учитывать характер, объем и длительность причиненных истцу нравственных страданий, индивидуальные особенности последнего (в том числе его возраст и состояние здоровья), степень вины ответчика, а также требования разумности и справедливости.

Тверской районный суд пришел к выводу, что компенсации в 20 тыс. руб. будет достаточно. «Указанный размер компенсации морального вреда суд полагает соответствующим фактическим обстоятельствам настоящего гражданского дела, разумным и справедливым, отвечающим требованиям добросовестности и объему пережитых истцом страданий. Требования истца о взыскании компенсации морального вреда в большем размере суд считает несоразмерными причиненному вреду», – отмечено в решении суда.

Апелляционная жалоба уже подана

Адвокат правозащитной организации «Зона права» Ильнур Шарапов, представлявший интересы Евгения Алёхина в Тверском районом суде, сообщил «АГ», что уже подал апелляционную жалобу (имеется у редакции).

В жалобе отмечается, что решение суда является необоснованным в части размера компенсации морального вреда, а также принятым без учета обстоятельств, которые имеют существенное значение для правильного разрешения дела.

«Решение суда в части назначенной суммы компенсации морального вреда считаем необоснованным. К сожалению, в России практика по таким делам крайне мала, поэтому мы просили суд ориентироваться на решения Европейского Суда по схожим делам. Поскольку суд первой инстанции не дал надлежащую оценку нашим аргументам, рассчитываем, что суд апелляционной инстанции все же изменит решение и увеличит сумму компенсации», – прокомментировал Ильнур Шарапов.

Эксперты «АГ» указали на крайне низкий размер присужденной судом компенсации

Адвокат, председатель Коллегии адвокатов системы биоэкологической безопасности и здравоохранения РФ Юрий Меженков полагает, что в рассматриваемом деле суд исходил из простого принципа: если вынесенное решение в отношении истца неправомерно и отменено, следовательно, требование о возмещении морального вреда является обоснованным. «Гораздо больший интерес представляет постановление Президиума Мосгорсуда от 21 ноября 2014 г., которым отменены предыдущие судебные акты. В основу отмены были положены либо процессуальные нарушения нижестоящих судов, либо нарушенные права пациента», – отметил он.

По словам эксперта, в настоящем деле суд не указал причину, по которой истец сначала был госпитализирован в психиатрический стационар, а затем выписан. «Вероятнее всего, госпитализация истца, а затем выписка происходили все-таки по медицинским показаниям. В общей сложности он провел в стационаре около одного месяца. Много это или мало, сложно сказать, но если сравнивать с резонансным делом врача-психиатра Андроновой из Астрахани, то сумма в 20 тыс. руб. за месяц незаконной госпитализации является ничтожно малой. Ведь за аналогичные действия врач Андронова была признана Кировским районным судом г. Астрахани виновной по ч. 1 ст. 293 УК РФ, и с нее, а не из бюджета РФ в пользу потерпевшей было взыскано 500 тыс. руб. Между тем в этом случае потерпевшая (гражданский истец) провела в психиатрическом стационаре менее суток», – отметил Юрий Меженков.

Адвокат АБ «Онегин» Дмитрий Бартенев пояснил, что решения судов о принудительной госпитализации в психиатрический стационар отменяются весьма редко, но если это и происходит, то нередко, как и в ситуации данного дела, уже после окончания такой госпитализации. «Если дело направляется на новое рассмотрение и в последующем (уже после прекращения принудительного лечения) суд отказывает в госпитализации, то такое решение может иметь для самого человека лишь символическое значение. В данном деле истец все-таки добился компенсации, однако это скорее исключение», – отметил он.

Рассматривая жалобу о принудительном помещении в психиатрическую клинику, ЕСПЧ затронул вопрос правомочности действий адвоката вопреки воле доверителя, имеющего психическое расстройство

По словам эксперта, ранее в подобной ситуации КС РФ отказывал в принятии дела к рассмотрению и аналогичное решение вынес ЕСПЧ. «Проблема в том, что на момент принудительного нахождения истца в больнице формально действовало решение суда, и больница ограничивала свободу человека на основании этого решения. Мне такой подход судов кажется несправедливым, и настоящее успешное решение суда можно только приветствовать, поскольку очень часто недобровольная госпитализация является результатом не столько ошибочного медицинского усмотрения врачей, с которым соглашается суд, а скорее – результатом неправомерных действий в отношении самого пациента (например, необоснованных требований родственников, которые врачи не проверяют). Более того, дела о недобровольной госпитализации нередко рассматриваются исключительно формально, сам процесс занимает несколько минут, и фактически сам пациент не имеет реальной возможности оспорить требование больницы», – пояснил Дмитрий Бартенев.

Он добавил, что размер взысканной судом компенсации является явно заниженным. «Речь идет о лишении свободы в течение одного месяца, и соображения, на которых основывался суд в данном деле, уменьшая компенсацию, а именно – факт предыдущей госпитализации истца – совершенно неприемлемы. Фактически речь идет о дискриминации истца по мотиву того, что он ранее лечился в психиатрической больнице, а значит, высокая компенсация для него не полагается», – резюмировал адвокат.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: