Как называется модель конституционного контроля осуществляемого судами общей юрисдикции

Обновлено: 05.10.2022

В современном смысле конституционность государства - это прежде всего его связанность правом, а конституция - в первую очередь декларация прав человека и гражданина, гарантированных властью и ограничивающих ее осуществление. Стоит заметить, что, учредив конституцию, народ принимает условия, действительные не только для государства и частных лиц, но и для себя самого. Власть народа связана правосудием. Оно учреждено конституцией и в этом смысле производно от власти народа. Независимые суды свободны от политических обязательств и не обязаны следовать большинству. Законы и другие произведения народовластия могут быть отменены в суде, а народ обязан это терпеть, не посягая на независимость правосудия .

Арановский К.В. Конституционная традиция в российской среде. СПб., 2003. С. 202 - 203.

Таким образом, в демократическом конституционном (правовом) государстве система гарантий свободы, самостоятельности и собственности должна быть закреплена прежде всего в конституции, а это предполагает прямое действие конституционных норм и эффективные процедуры конституционного контроля. В первую очередь речь идет о правах человека и гражданина, выражающих минимальную неотчуждаемую меру свободы в обществе и государстве и тем самым ограничивающих возможности законодательных запретов (закон не может запрещать то, что гарантировано конституцией), очерчивающих пределы допустимой компетенции государственных органов и должностных лиц в их отношениях с гражданами и их союзами. Следовательно, если статьи конституции гарантируют права и свободы и в то же время определяют, что осуществление этих прав и свобод регламентируется или даже может быть ограничено законом, то фактически статьи конституции ничего не гарантируют. Вместе с тем конституционное право должно предусматривать случаи ограничения прав и свобод, необходимого ради свободы других и защиты конституционного строя, и, конечно, на этот счет должны приниматься органические законы, предусмотренные конституцией. Уже это обстоятельство указывает на необходимость эффективного конституционного контроля, сопоставляющего органическое законодательство с объективным смыслом гарантий свободы, самостоятельности и собственности.

"Конституционность" законов - это не столько их непротиворечие конституции, сколько их, так сказать, "конституционно-правовая органичность". Последнее означает, что любой правовой закон является в той или иной мере "органическим" в том смысле, что он развивает и конкретизирует правовые положения, сформулированные или зафиксированные в конституции. Однако любой процесс содержательного развития конституционно-правовых начал (особенно в том, что касается прав человека и гражданина) - это процесс толкования права. А толкование права - функция не столько законодателя, ибо над ним всегда довлеют конкретные социально-политические интересы, сколько независимого суда. Такое суждение не означает принижения роли демократического законотворчества в процессе объективирования права, а лишь подчеркивает, что развитие и конкретизация конституционного права должны происходить в первую очередь через практику специализированного органа конституционного контроля. С ней должен сверяться законодатель.

Итак, конституционность государства, рассмотренная в аспекте организации и функционирования власти в ее отношениях с индивидами, предполагает наличие судебного института, основная функция которого состоит в рассмотрении споров между гражданами и органами государственной власти по поводу конституционности актов, издаваемых последними, т.е. по поводу нарушения прав, которые имеют фундаментальный характер и не могут быть нарушены даже законодателем. Таким образом, специализированный орган конституционного контроля (суд или конституционный суд), является высшим хранителем конституционности государства и, следовательно, не только контролирует соблюдение конституции, но и выступает как интерпретатор наиболее фундаментальных прав независимо от их выражения в тексте конституции и в этом смысле - как творец живого конституционного права.

Органы судебного конституционного контроля не являются продуктом современного общества. Развитие судебного конституционного контроля исторически связано с развитием конституционализма.

Становление судебного конституционного контроля прошло в своем развитии три этапа.

Первый этап длился с XII по XIX в. Исторические прообразы конституционного контроля можно обнаружить во времена Священной Римской империи германских наций. Элементы конституционного контроля сохранялись в той или иной форме на протяжении всей истории германского государства. В своем современном понимании он был учрежден Веймарской конституцией. Во Франции зачаточные формы конституционного контроля существовали уже в середине XII в., в Португалии - в XVII в., с принятием Кодекса Филиппа.

Более развитые формы судебного конституционного контроля отражены в Конституциях Норвегии, Дании и Греции в XIX в.

Наступление второго этапа развития института судебного конституционного контроля связывают с созданием в 1920 г. в Австрии первого в Европе конституционного суда и закреплением его в Конституции страны. Вслед за Австрией создают свои конституционные суды Греция, Египет, Ирландия, Испания, Чехословакия.

После Второй мировой войны начинается новый, третий, период, для которого характерно создание специальных, независимых от законодательной и исполнительной ветвей власти органов, осуществляющих конституционный контроль. Актуальным стало требование о "связанности" законодателя требованиями соблюдения прав человека, основных прав и свобод, гарантированными Основным законом.

В конце 60-х - начале 70-х гг. начинается четвертый, современный, этап становления конституционного контроля, который продолжается до настоящего времени.

Начало ему положили политические изменения в ряде стран Южной Европы, где конституционный контроль появился после свержения диктаторских режимов . Их создание считалось необходимым для обеспечения нового конституционного порядка и защиты конституционных прав. Конституционное правосудие стало развиваться как в странах, освободившихся от авторитарных, расистских режимов, так и в странах с устоявшимися демократиями. С этого периода органы конституционной юстиции рассматриваются в качестве одной из важнейших политико-правовых гарантий соблюдения прав и свобод человека и гражданина.

Сафонов В.Е. Институт судебного конституционного контроля в зарубежных странах: история, теория, практика. М., 2003. С. 7 - 8.

В процессе эволюции правовых систем сложилось несколько моделей конституционного судебного контроля. Можно выделить следующие основные модели конституционного контроля: американская модель судебного конституционного контроля, европейская модель.

Американская модель судебного конституционного контроля отражает особенности американского конституционализма, исторического развития и государственности страны. Основным источником права "семьи общего права" (common law), к которой относится и США, является судебный прецедент, являющийся обязательным для судебных инстанций. Причем характерным является то, что, создавая право, суды создают не общие, а казуистические нормы, то есть правила для решения конкретного дела. Данное обстоятельство сыграло важную роль в становлении конституционной юстиции в США. Общеизвестно, что суд в США играет огромную роль в жизни граждан, общества и государства. Еще де Токвиль в своей книге "О демократии в Америке" отмечал особую приверженность американцев правовой форме, судебному способу урегулирования многих аспектов жизни общества; он указывал на распространенный в США обычай разрешать любую политическую или социальную проблему сразу же через суд, не прибегая к административным процедурам и зачастую пренебрегая законодательными изменениями. Американские политологи Д. Роуди и Г. Спэт, задав в самом начале своей книги о Верховном Суде США простой вопрос "Чем занимаются суды?", ответили на него так: "В американской государственной системе суды заняты тремя видами деятельности: они применяют законы, они разрешают конфликты и они вырабатывают политику" . "Трудно преувеличить ту роль, которую сыграла в истолковании формально неизменной Конституции Соединенных Штатов Америки и тем самым в создании и изменении "живой" конституции судебная власть, и прежде всего ее ведущее звено - Верховный Суд США. Не случайно стало крылатым изречение одного из бывших председателей суда Хьюза: "Конституция - это то, что скажут о ней судьи". Сравнивая Верховный Суд США с высшими судебными органами других стран мира, можно с уверенностью утверждать, что американский суд обладает намного большей властью, чем высший суд любого иного государства.

Власихин В. Феномен Верховного Суда США // Российская юстиция. 2000. N 11. С. 55.

Таким образом, основными чертами американского судебного контроля являются: его осуществление судами общей юрисдикции без создания специализированного органа конституционного контроля; осуществление функции судебного контроля присуще всему судебному аппарату, не выделяется из общего механизма правосудия, "поскольку все дела, какова бы ни была их природа, разрешаются одними и теми же судами и по сути на одних и тех же условиях. Конституционные вопросы могут затрагиваться в любых спорных делах и не требуют какого-то специального к ним отношения" .

Боботов С.В., Жигачев И.Ю. Введение в правовую систему США. М.: Норма, 1997. С. 224.

Конституционный контроль осуществляется в отношении не только законов, но также и иных нормативных актов и нормативных распоряжений, принимаемых на всех уровнях осуществления государственной власти. Верховный Суд не занимается абстрактным конституционным контролем. Нижестоящие суды не обращаются в Верховный Суд США с запросом по конкретному поводу, они должны сами решать вопрос о конституционности закона, применяемого или подлежащего применению в конкретном деле. Здесь нет специального института индивидуальной конституционной жалобы, которую можно было бы подавать непосредственно в Верховный Суд, и граждане вправе обращаться за защитой любых своих прав в нижестоящие суды. "При этом следует отметить существенную особенность американского конституционного контроля: суды толкуют антиконституционную норму как несуществующую и не принимают ее во внимание при вынесении соответствующего решения по существу спора. В то же время какого-либо конкретного акта или обязательной процедуры отмены неконституционной нормы при американской модели конституционного контроля как таковой не происходит" .

Клишас А.А. Конституционная юстиция в зарубежных странах. М.: Междунар. отношения, 2004. С. 21.

Первый конституционный судебный орган в Европе был создан в 1919 г. в Австрии. Его правовой статус был закреплен в Основном законе Австрии 1920 г. Принцип деятельности этого органа основывался на верховенстве конституции. Впоследствии судебные органы конституционного контроля по образцу Австрии стали создаваться и в других странах Европы (Чехословакия - 1920 г., Греция - 1927 г. и т.д.).

Теоретическое обоснование необходимости конституционного правосудия признается за Гансом Кельзеном. Теория Кельзена получила название "чистой теории права", которая стремится описать право таким, как оно есть, не занимаясь его оправданием или критикой. Другими словами, он отказывался исследовать содержание позитивного права с точки зрения ценностей, утвердившихся в обществе.

Систему права Кельзен представляет в виде пирамиды, вершину которой занимают конституционные нормы. Далее следуют законы и иные нормативно-правовые акты, конкретизирующие общие конституционные нормы. Последнюю ступень пирамиды составляют индивидуальные нормы, создаваемые судебными и административными органами, а также гражданами и иными лицами при заключении договоров и соглашений.

Венчает пирамиду основная норма - гипотетическое ("трансцендентально-логическое") понятие, связанное с действующей в стране конституцией. Суть этой нормы выражается в виде требования: "Должно вести себя так, как предписывает конституция". Основная норма не создается законодательным путем, не отражена в действующем праве. Вместе с тем она обязательно существует и является действительной потому, что предполагается действительной. Назначение основной нормы сводится к тому, чтобы придать логически завершенную форму представлениям граждан о законности существующего в стране правопорядка. Легитимным признается правительство, полагал Кельзен, которое сообразно основной норме действует в строгом соответствии с конституцией и создает действенные нормы права .

Сырых В.М. Теория государства и права: Учебник. М., 2004. С. 569.

Заслугой австрийского ученого, безусловно, явилось то, что он обосновал необходимость существования Конституционного трибунала, призванного контролировать конституционность всей иерархии нормативных актов.

Итак, специфическими особенностями этой модели является то, что конституционная юстиция признается автономной от системы общего правосудия и разрешение споров осуществляется с участием судей, имеющих специальную квалификацию. Либо конституционный контроль осуществляется верховными (высшими) судами или их специальными палатами по специальной процедуре. Но в любом случае это централизованный и, как правило, абстрактный конституционный контроль (но не всегда, например в России - конкретный конституционный контроль).

В европейской модели выделяются три вида органов судебного конституционного контроля: 1) конституционные суды (Албания, Белоруссия, Венгрия, Россия и др.); 2) централизованный конституционный контроль, осуществляемый верховными судами; 3) квазисудебные органы конституционного контроля (Франция, Казахстан, Марокко, Сенегал, Тунис). Их формирование происходит, как правило, без участия судейского корпуса. При рассмотрении дела судебная процедура используется только частично .

Сафонов В.Е. Указ. соч. С. 20 - 21.

Следует отметить, что в ряде стран утверждается смешанная модель конституционной юстиции, для которой характерно сочетание не только различных форм и видов контроля, но и осуществление его как судами общей юрисдикции, так и специализированными органами конституционного правосудия. Например, Греция, Португалия, ЮАР.

Мы используем файлы Cookie. Просматривая сайт, Вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности.

Конституционный контроль (надзор) – деятельность по обеспечению проверки соответствия конституции нормативных актов, а также действий государственных органов, должностных лиц и иных субъектов конституционно-правовых отношений.

Идея конституционного контроля возникла в Великобритании в XVII в., конституционный контроль в современном понимании появился в США в 1803 г. (дело У. Мэрбюри против Дж. Мэдисона), был заимствован многими странами, после Первой мировой войны возникла европейская модель конституционного контроля.

Сформировались две модели конституционного контроля: американская и европейская.

По американской модели конституционный контроль осуществляется всеми судами общей юрисдикции (США, Аргентина) или только Верховными судами общей юрисдикции (Австралия, Индия).

По европейской модели конституционный контроль осуществляется специализированными судебными (Конституционный трибунал в Испании) или квазисудебными (Конституционный совет во Франции) органами конституционного контроля.

Основные виды конституционного контроля:

1) по времени осуществления:

а) предварительный (проводится до вступления в силу решения, до санкционирования и промульгации закона);

б) последующий (проводится в отношении действующих актов);

2) по месту осуществления:

а) внутренний (осуществляет сам издавший данный акт орган);

б) внешний (проводит другой орган);

3) по правовым последствиям:

а) консультативный (решение органа конституци-

Хонного контроля юридически необязательно и не влечет юридических последствий);

б) постановляющий (решение органа конституционного контроля обязательно и влечет юридические последствия);

4) по обязательности проведения:

а) обязательный (т. е. проводимый в силу императивных предписаний закона о конституционном контроле);

б) факультативный (при наличии соответствующей инициативы);

а) абстрактный (проверка акта вне связи с каким-либо конкретным делом);

б) конкретный (анализ в связи с конкретным делом);

а) полный (охватывает все общественные отношения, урегулированные конституцией);

б) частичный (защите путем конституционного контроля подлежат не все урегулированные конституцией отношения);

7) по содержанию:

а) формальный (с точки зрения соблюдения требуемой формы акта, процедуры и того, относится ли вопрос к компетенции издавшего органа);

б) материальный (с точки зрения содержания акта);

8) с точки зрения придания акту обратной силы:

а) имеющий обратную силу;

б) не имеющий обратной силы и действующий на будущее.

Органы конституционного контроля можно разбить на 2 группы:

1) органы, которые осуществляют конституционный контроль наряду с другими функциями и для которых данная деятельность, как правило, не является основной (глава государства, парламент, правительство, суды общей юрисдикции и административные суды);

2) органы, специализирующиеся на конституционном контроле, для них именно конституционный контроль является основным направлением деятельности (специализированные судебные, квазисудебные и надзорные органы).

В демократических правовых государствах существует специализированный конституционный контроль, осуществляемый органами конституционного контроля несудебного характера, так называемыми квазисудебными органами. Обычно указанные органы осуществляют предварительный конституционный контроль по правилам специальной процедуры. Решения указанных квазисудебных органов носят предварительный, консультативный характер и могут быть преодолены компетентными органами (парламентом).

Наиболее действенным и эффективным средством в охране и защите конституции является судебный конституционный контроль, осущ. судами общей юрисдикции и специализированными, конституционными судами.

В правовом государстве судебная власть — это самостоятельная, независимая ветвь государственной власти. Суды, не подменяя законодательные и исполнительные органы государственной власти, являются эффективным средством в механизме сдержек и противовесов, разрешая конфликты между ними и другими субъектами общественных отношений на основе конституции и закона. Судебные решения обязательны для всех субъектов права, и в этом проявляется сила судов как органов государственной власти. Суды выносят решения от имени государства, и государство обеспечивает их исполнение.

В правовом государстве суды осуществляют разнообразные функции в порядке конституционного, гражданского, арбитражного, административного, уголовного судопроизводства. Кроме того судебная власть осуществляет в правовом государстве конституционный контроль, т. е. проверку на соответствие конституции законов и иных нормативных правовых актов, решений и действий органов публичной власти, их должностных лиц.

В зависимости от того, какие суды осуществляют конституционный контроль, различают две основные модели судебного конституционного контроля: североамериканскую и европейскую (континентальную).

1. Североамериканская модель судебного конституционного контроля принята — кроме США — в Канаде, в ряде европейских государств (Дания, Ирландия, Норвегия, Швеция); во многих странах Латинской Америки (Аргентина, Боливия, Доминиканская Республика, Мексика и др.); Австралии и Новой Зеландии; в азиатских странах (Бангладеш, Израиль, Индия, Иран, Пакистан, Япония и др.); в ряде англоязычных африканских стран.

Особенность североамериканской модели состоит в том, что конституционный контроль осуществляется судами общей юрисдикции. Эта модель имеет две разновидности:

1) констит. контроль осущ.всеми общими судами при рассмотрении конкретных дел (гражданских, административных, уголовных) в соответствии с правилами обычной судебной процедуры (децентрализованный контроль);

2) конституционный контроль осуществляется верховными (высшими) судебными инстанциями, возможно по особой процедуре (централизованный контроль).

2. Европейская модель судебного конституционного контроля является преобладающей в мире, принята в большинстве стран Западной Европы, Латинской Америки (Колумбия, Коста-Рика, Панама, Чили и др.), Азии (Ирак, Кипр, Сирия, Турция, Южная Корея и др.), Африки (Ангола, Египет, Мали, Эфиопия и др.), т. е. характерна для государств, в которых действует принцип верховенства и высшей юридической силы конституции.

Европейская модель судебного конституционного контроля имеет две разновидности: конституционность объектов контроля проверяют специализированные — конституционные — суды либо специальные конституционные коллегии, палаты в составе высших (верховных) судов, для которых конституционный контроль является единственной (исчерпывающей) функцией, и осуществляют ее по правилам специальной процедуры (централизованный контроль).

В Российской Федерации действует европейская модель судебного конституционного контроля в виде функционирования самостоятельного Конституционного Суда РФ.

Наряду с североамериканской и европейской моделями судебного конституционного контроля существуют и смешанные модели, совмещающие элементы и той и другой. Верховный суд Канады — главная апелляционная инстанция страны — рассматривает конституционно-правовые вопросы при осуществлении обычного судопроизводства по конкретным делам, что типично для североамериканской модели. В то же время он наделен специальными полномочиями рассматривать по запросу Правительства ?важные вопросы права или факта?, касающиеся толкования Конституции, конституционности или толкования федерального или провинциального законодательного акта, полномочий парламента Канады или законодательных органов провинций, или их соответствующих правительств, а также по любому иному важному вопросу права или факта, касающемуся любой другой области. Решения Верховного суда Канады по этим вопросам носят рекомендательный характер.

В настоящее время объектами судебного конституционного контроля являются:

• законы, их разновидности: законы, вносящие изменения и дополнения в конституцию, законы, принятые референдумом, конституционные, органические законы, обыкновенные законы; регламенты и иные акты, принятые законодательными (представительными) органами;

• нормативные правовые акты органов исполнительной власти;

• нормативные правовые акты органов местного самоуправления;

• внутригосударственные договоры (в федерациях и конфедерациях);

• разрешение споров о компетенции между высшими органами

государства, между органами федерации и ее субъектов, между центральной властью и автономиями, местными властями;

• акты судебных органов;

• акты и действия общественных объединений;

• индивидуальные правоприменительные акты и правоприменительная практика компетентных государственных органов и должностных лиц;

• действия должностных лиц в порядке их конституционной ответственности (обычно действия высших должностных лиц государства — президента, членов правительства, судей высших судебных инстанций);

• организация и проведение, подтверждение итогов референдумов и выборов в высшие органы государственной власти;

• создание и деятельность политических партий и других общественных объединений.

Данный перечень объектов конституционного контроля не является исчерпывающим.

Конституционный контроль (надзор) – деятельность по обеспечению проверки соответствия конституции нормативных актов, а также действий государственных органов, должностных лиц и иных субъектов конституционно-правовых отношений.

Идея конституционного контроля возникла в Великобритании в XVII в., конституционный контроль в современном понимании появился в США в 1803 г. (дело У. Мэрбюри против Дж. Мэдисона), был заимствован многими странами, после Первой мировой войны возникла европейская модель конституционного контроля.

Сформировались две модели конституционного контроля:американская и европейская.

По американской моделиконституционный контроль осуществляется всеми судами общей юрисдикции (США, Аргентина) или только Верховными судами общей юрисдикции (Австралия, Индия).

По европейской моделиконституционный контроль осуществляется специализированными судебными (Конституционный трибунал в Испании) или квазисудебными (Конституционный совет во Франции) органами конституционного контроля.

Основные виды конституционного контроля:

1) по времени осуществления:

а) предварительный (проводится до вступления в силу решения, до санкционирования и промульгации закона);

б) последующий (проводится в отношении действующих актов);

2) по месту осуществления:

а) внутренний (осуществляет сам издавший данный акт орган);

б) внешний (проводит другой орган);

3) по правовым последствиям:

а) консультативный (решение органа конституци-

Хонного контроля юридически необязательно и не влечет юридических последствий);

б) постановляющий (решение органа конституционного контроля обязательно и влечет юридические последствия);

4) по обязательности проведения:

а) обязательный (т. е. проводимый в силу императивных предписаний закона о конституционном контроле);

б) факультативный (при наличии соответствующей инициативы);

а) абстрактный (проверка акта вне связи с каким-либо конкретным делом);

б) конкретный (анализ в связи с конкретным делом);

а) полный (охватывает все общественные отношения, урегулированные конституцией);

б) частичный (защите путем конституционного контроля подлежат не все урегулированные конституцией отношения);

7) по содержанию:

а) формальный (с точки зрения соблюдения требуемой формы акта, процедуры и того, относится ли вопрос к компетенции издавшего органа);

б) материальный (с точки зрения содержания акта);

8) с точки зрения придания акту обратной силы:

а) имеющий обратную силу;

б) не имеющий обратной силы и действующий на будущее.

Органы конституционного контроляможно разбить на 2 группы:

1) органы, которые осуществляют конституционный контроль наряду с другими функциями и для которых данная деятельность, как правило, не является основной (глава государства, парламент, правительство, суды общей юрисдикции и административные суды);

2) органы, специализирующиеся на конституционном контроле, для них именно конституционный контроль является основным направлением деятельности (специализированные судебные, квазисудебные и надзорные органы).

Харитонова Наталья Николаевна - соискатель института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации, преподаватель Брянского филиала Орловской региональной академии государственной службы.

Значение формирования, совершенствования и эффективного функционирования модели судебного конституционного контроля в Российской Федерации трудно переоценить. Однако возникающие в связи с этим проблемы эффективнее решаются с учетом мирового опыта судебного конституционного контроля.

Несмотря на многообразие сочетания механизмов конституционного контроля в государственно-правовых системах различных стран, принято выделять две исторически сформировавшиеся модели судебного конституционного контроля, условно называемые американской и европейской . Однако в функциональном аспекте в литературе данные модели справедливо называют диффузной и концентрированной <**>.

См.: Конституционное (государственное) право зарубежных стран под ред. Б.А. Страшун. М., 1996. С. 89; Чиркин В.Е. Конституционное право: Россия и зарубежный опыт. М., 1996. С. 80; Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. М., 2001. С. 654; Боботов С.В. Конституционная юстиция. М., 1995. С. 31 - 32.
<**>См.: Шевчук С. Основи конституцiйной юриспруденцii. Харькiв, 2002. С. 260 - 284.

Исторически диффузная модель судебного конституционного контроля сложилась в странах англосаксонской правовой семьи. Вместе с тем анализ современного зарубежного законодательства показывает, что география ее применения существенно расширилась. На протяжении долгого времени в истории мирового конституционализма диффузная модель оставалась единственной и с теми или иными модификациями утвердилась в целом ряде стран, в том числе не англосаксонской правовой семьи (Бразилия, Португалия).

Главная институциональная особенность данной модели конституционного контроля состоит в том, что конституционный контроль не выделяется из системы общего правосудия и осуществляется судами общей юрисдикции в процессе конкретного спора о праве. Для данной системы характерен преимущественно последующий и конкретный контроль. При рассмотрении судом конкретного уголовного или гражданского дела любая сторона в процессе может заявить о неконституционности закона. В этом случае обычный процесс прерывается и начинается разбирательство другого дела о конституционности закона. Решение этого вопроса ведет либо к прекращению дела, либо к его возобновлению.

Процедура рассмотрения может определяться гражданским законодательством или проходить по правилам специального судопроизводства. Это в свою очередь, по мнению многих исследователей , обусловливает и такие черты данной модели конституционного контроля, как универсальность (т.е. в качестве своего объекта он охватывает акты и действия на всех уровнях осуществления власти); казуальность (т.е. конституционный контроль осуществляется только при рассмотрении конкретного дела); относительность (т.е. судебное решение является обязательным только для сторон процесса, но при этом решение высшей судебной инстанции обладает непререкаемым авторитетом для всех).

См.: Шмавонян Г.А. Конституционное правосудие в системе разделения властей. М., 2001. С. 40; Чиркин В.Е. Указ. соч. С. 81; Боботов С.В. Указ. соч. С. 31 - 32.

Следует согласиться с мнением , что в рамках диффузной модели судебного конституционного контроля возможны две системы контроля. Первую можно условно назвать децентрализованной, когда контроль осуществляет вся судебная система. Это такие страны, как США, Сингапур, Аргентина. Если дело доходит до Верховного суда, он признает его неконституционным, то это решение становится общеобязательным для всех судов.

См.: Шмавонян Г.А. Указ. соч. С. 40; Чиркин В.Е. Указ. соч. С. 81; Витрук В. Конституционное правосудие в России (1991 - 2001). М., 2001. С. 72.

Вторую систему можно назвать централизованной, когда контроль осуществляется только высшими органами государственной власти (Бразилия, Япония, Индия). В этих государствах конституционность закона может проверять только Верховный суд, после того как дело поступит к нему. Формально закон, признанный Верховным судом неконституционным, продолжает действовать. Но действие его блокировано судом: ни один суд не имеет права его применить. Неконституционный закон, таким образом, лишается судебной защиты, фактически утрачивает силу.

Как представляется, описанную модель судебного конституционного контроля лучше называть диффузной, нежели американской, так как, во-первых, она характерна не только для стран англосаксонской правовой системы, но и для других государств (например, Португалии). А во-вторых, поскольку отличительной особенностью данной системы конституционного контроля является осуществление конституционного контроля всей системой судов общей юрисдикции при рассмотрении конкретного спора, а не единым органом как при концентрированной модели. В этой связи название "диффузная модель" больше отражает ее сущностную характеристику.

Вторая модель судебного конституционного контроля именуется концентрированной или европейской. Данная модель получила практическое распространение лишь в начале 20-хх в. Указанная модель получила свое теоретическое обоснование в русле позитивистского типа правопонимания, который стоит на позициях отождествления права и закона, сведения права к любым властным установлениям. Ранним идеологом европейской модели считается аббат Сийес, который сформулировал идею специального судебного контроля за соблюдением конституции государственными органами. Сиейс выдвинул требование защиты конституции специальным конституционным судом. Развернутое теоретическое обоснование института специального конституционного контроля в русле уже неопозитивистского правопонимания дал Г. Кельзен в своем "Чистом учении о праве". По Кельзену, право - это нормативный порядок, система норм, регулирующих человеческое поведение и представляющие собой схемы истолкования фактичности (того или иного акта или действия); причем оно представляет собой иерархическую структуру выше- и нижестоящих норм. Принадлежность к определенному нормативному порядку и действительность такой нормы обусловлены чисто формальным соответствием норме более высокого ранга. А вся система восходит в целом к гипотетической основной норме. Но для того, чтобы обеспечить наибольшую стабильность правопорядка, добиться действенности низших норм, необходим специальный институт контроля, который во властной, обязательной форме определит, признать или нет норму как действительную. Таким образом, целесообразность специализированного конституционного контроля порождается необходимостью надлежащего обеспечения конституционных норм, но не исчерпывается им. Эта система утвердилась в Австрии, Италии и иных, прежде всего европейских государств.

В отличие от диффузной модели концентрированная модель конституционного контроля характеризуется организационной и юрисдикционной самостоятельностью. При этом предполагается, что орган конституционного правосудия должен быть управомочен рассматривать исключительно конституционно-правовые дела. С другой стороны, концентрированная модель конституционной юстиции позволяет решать конституционно-правовые вопросы безотносительно к обстоятельствам конкретного дела, использовать различные процедуры конституционного производства, формулировать общеобязательные решения, решения выносятся квалифицированными судьями. Рассматриваемая модель может быть названа концентрированной, так как для осуществления конституционного контроля создается специализированный орган конституционного контроля, единственный уполномоченный осуществлять конституционный контроль как основную функцию; данные органы создаются не только в европейских странах, но и в других странах, в частности в Сирии. Вот почему название "европейская модель" не вполне отражает географию ее распространения.

Каждая из рассматриваемых моделей судебного конституционного контроля имеет свои достоинства и недостатки. В качестве недостатков диффузной модели в различных источниках отмечаются такие обстоятельства, как:

  • инцидентный порядок решения конституционных вопросов;
  • возбуждение процедуры конституционного производства только по инициативе частных лиц;
  • длительность судопроизводства;
  • обязательность решения только для сторон и сложность придания решению общеобязательной силы;
  • возможность противоречивого толкования конституции различными судами;
  • невозможность предварительного конституционного контроля;
  • судьи не являются специалистами в области конституционного права.

В свою очередь главными преимуществами диффузной модели выступают: ее более целостный характер; участие всей судебной власти, всего судейского корпуса в решении конституционно-правовых вопросов, а также рассмотрение большего количества дел.

В качестве существенного недостатка концентрированной системы судебного конституционного контроля можно выделить отсутствие процедуры обжалования. Однако эта модель имеет и целый ряд достоинств, в частности позволяет решать конституционно-правовые вопросы безотносительно к конкретному делу, использовать различные процедуры конституционного производства, формулировать общеобязательные решения, решения выносятся квалифицированными судьями.

Вместе с тем на современном этапе, как показывает сравнительный анализ законодательства различных государств, необходимо констатировать, что происходит сближение американской и европейской модели конституционного контроля. Все большее развитие получают смешанные модели, вбирающие в себя элементы двух основных моделей. Смешанные модели конституционного контроля существуют сегодня в различных государствах (например, в Греции).

Анализ правовой системы нашей страны показывает, что Россия пошла по пути создания концентрированной системы конституционного контроля, отличительной чертой которой, как указано выше, является создание специализированного конституционного контроля в виде Конституционного Суда Российской Федерации.

Конституционный Суд является органом конституционного контроля, так как его основная функция - осуществление конституционного контроля и в отличие от иных органов конституционного контроля, он наделен рядом специфических признаков: это судебный орган (ст. 118, 125 Конституции); вершит правосудие (ст. 118 Конституции); имеет особую, не присущую ни одному органу компетенцию (ст. 125 Конституции); осуществляет судебную власть посредством коллегиального рассмотрения дел (ст. 5 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации"); разрешает дела посредством принятия актов, обязательных для исполнения (ст. 6 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации"); выносит окончательное решение и обязательное для исполнения (ст. 75, 80 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации").

Конституционная юстиция в России наряду с Конституционным Судом Российской Федерации включает в себя конституционные (уставные) суды субъектов Федерации. В настоящее время Конституционные Суды учреждены более чем в 10 субъектах Федерации, в том числе в республиках Татарстан, Тыва, Саха, Дагестан, Коми, Карелия, Кабардино-Балкария, Марий Эл, Бурятия, Башкортостан и т.д., Конституции Чувашии и Северной Осетии предусматривают создание комитетов конституционного надзора, а Конституция Адыгеи - конституционной палаты.

Конституционные (уставные) суды отнесены к судам субъекта Российской Федерации. Они согласно ст. 17 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 года N 1-ФКЗ (в ред. от 5 апреля 2005 года) "О судебной системе Российской Федерации": "создаются и упраздняются законами субъектов Российской Федерации". То есть вопрос о создании данного органа находится на усмотрении субъекта Федерации, который решает вопрос о необходимости учреждения данного органа.

См.: СЗ РФ. 1997. N 1. Ст. 1; 2001. N 51. Ст. 4825; 2003. N 27 (ч. 1). Ст. 2698; 2005. N 15. Ст. 1274.

Ключевую роль в установлении правовых основ правового статуса уставных судов играют конституции, уставы субъектов. В них по общему правилу фиксируются полномочия, состав, порядок формирования конституционных судов и иных органов конституционного контроля.

Анализ имеющихся научных классификаций органов конституционного контроля субъектов Российской Федерации позволяет сделать вывод о том, что существует главным образом три вида органов конституционного контроля субъектов.

См.: Конституционные и уставные суды субъектов РФ: сравнительное исследование законодательства и судебной практики / Ред. М.А. Митюков. М., 1999. С. 44; Овсепян Ж.И. Становление конституционных (уставных) судов в субъектах РФ (1990 - 2000). М., 2001. С. 58 - 75; Митюков М.А., Барнашов А.М. Очерки конституционного правосудия. Томск, 1999. С. 282 - 286.

Во-первых, наиболее воспринятой оказалась идея создания специальных конституционных судов в республиках в составе Российской Федерации, т.е. использована, как и на федеральном уровне, европейская, или концентрированная, модель судебного конституционного контроля. Об учреждении конституционного суда республики в составе Российской Федерации сказано в Конституциях республик Адыгея (ст. 97.3); Алтай (ст. 145); Башкортостан (ст. 132); Бурятия (ст. 100, 101); Дагестан (ст. 112); Карелия (ст. 86, 87); Коми (ст. 95, 100); Марий Эл (ст. 95); Саха (Якутия) (ст. 99); Северная Осетия - Алания (ст. 101); Татарстан (ст. 136, 139 - 141); Тыва (ст. 85, 86, 92); Удмуртия (ч. 1 ст. 10); Хакасия (ст. 119 - 126). Статус Конституционного суда Кабардино-Балкарской Республики регулируется в ст. 115, 122 Конституции Кабардино-Балкарской Республики от 1 сентября 1997 г. Однако Конституционный суд в данной республике был учрежден еще ранее действовавшей ее Конституцией (ст. 141, 145).

Другая модель организации специализированного механизма охраны конституций, созданная практикой не только республик в составе Российской Федерации, но и других субъектов Российской Федерации, представляет собой учреждения квазисудебного, консультативно-надзорного характера (комитеты конституционного надзора, палаты уставного контроля, судебная палата области). Прообразом этой модели органа, осуществляющего правовую охрану Конституции, был Комитет конституционного надзора в СССР (1988 - 1991 гг.). Комитеты конституционного надзора в республиках РФ, которые были созданы как органы конституционной охраны, в основном оказались непродолжительными во времени. Во многом это объясняется только недостатками модели. Такой вид органов был создан в Татарстане в 1990 году (в соответствии с Законом о Конституционном надзоре Республики Татарстан от 13 декабря 1990 года), но в дальнейшем преобразован в Конституционный Суд в соответствии с Конституцией 1992 года. Аналогично в Республике Северная Осетия - Алания и Республике Коми эти органы существовали до 2001 года и 1994 года соответственно и были преобразованы в Конституционные Суды.

Третья модель организации механизма правовой защиты конституций (уставов) субъектов Российской Федерации была сформирована прежде всего практикой Ингушской Республики. Суть ее заключается в наделении Верховного суда республики конституционно-контрольными полномочиями, т.е. использована американская версия совмещения конституционного контроля с общими судами, а точнее - японская модель, поскольку функцией конституционного контроля наделяется только высшее звено общей судебной системы. Так, согласно ст. 83 Конституции Республики Ингушетия от 27 февраля 1994 г. Верховный суд Республики Ингушетия является высшим судебным органом республики в сфере осуществления не только гражданского, уголовного и административного судопроизводства, но и конституционного судопроизводства. А в соответствии с п. 3 ст. 84 Конституции Ингушетии от 27 февраля 1994 г., Верховный суд Республики Ингушетия "разрешает дела о конституционности" законов, иных нормативных актов, договоров республики; рассматривает дела о конституционности партий, правоприменительной практики, дает заключения, т.е. вправе осуществлять полномочия, которые в других республиках в составе Российской Федерации адекватны функциям специализированных органов конституционного контроля. Вместе с тем в Конституции Российской Федерации и Федеральном конституционном законе "О судебной системе" функция конституционного контроля за судами общей юрисдикции не признается.

Однако о третьей модели организации механизма правовой защиты конституции (устава) субъекта РФ (связанной с наделением судов общей юрисдикции функцией конституционного контроля) можно сказать, что она вытесняется специализированным судебным механизмом осуществления конституционного правосудия. Подтверждением этому является, в частности тот факт, что в начале 2001 г. в Республике Ингушетия разработан проект новой Конституции, которая должна сменить Конституцию (Основной закон) Ингушетии от 27 февраля 1994 г. Однако новая конституция не была принята, а были внесены изменения, согласно которым предполагается учреждение Конституционного Суда.

Таким образом, в России на федеральном уровне сложилась концентрированная система судебного конституционного контроля, что выразилось прежде всего в создании специализированного конституционного контроля - Конституционного Суда Российской Федерации. В субъектах Российской Федерации используется как концентрированная система, так и модели, сходные с моделями, использованными в СССР (Комитет конституционного надзора) и зарубежных стран (Япония). Данный процесс развивается в русле общемировых тенденций сочетания элементов концентрированной и диффузной моделей. И все же концентрированная модель является преобладающей в отечественной практике, что позволяет решать конституционно-правовые вопросы безотносительно к конкретному делу, использовать различные процедуры конституционного производства, формулировать общеобязательные решения, выносимые квалифицированными судьями.

Мы используем файлы Cookie. Просматривая сайт, Вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: