Как исполнительная власть взаимодействует с судебной

Обновлено: 06.02.2023

Гончаров В.В., профессор кафедры гражданского права и процесса Краснодарского государственного университета культуры и искусств, заведующий кафедрой общепрофессиональных юридических дисциплин Краснодарского филиала Академии труда и социальных отношений, кандидат юридических наук.

Сущность и содержание исполнительной и судебной власти наиболее последовательно и четко можно понять, определив их место в политическом механизме государственной власти. При определении системы государственной власти как совокупности законодательной (представительной), исполнительной и судебной власти через призму принципа разделения властей важным является то, что в этом случае функционирует целостная конструкция построения органов, и ветви власти не представляют собой совокупности взаимосвязанных элементов. По мнению В.Е. Чиркина, разделение властей требует единства государственной политики, единства действий всех ветвей по принципиальным вопросам общественного развития, а единство власти не исключает прозаического разделения труда между различными органами государственной власти .

См.: Чиркин В.Е. Конституционное право зарубежных стран. М., 1999. С. 145; Самонова Е.А. Исполнительная власть в постсоветских государствах (на примере России, Эстонии и Кыргызстана) // Полис. 2003. N 3. С. 78 - 89.

Важную роль в определении места исполнительной власти в политическом механизме государственной власти играют вопросы ее взаимодействия с судебной властью как на федеральном, так и на региональном уровне. Как отмечают Н.Г. Салищева и Н.Ю. Хаманева, "отношения этих ветвей единой государственной власти проявляются в разнообразных формах, которые отражают их свойства как субъектов государственной власти в рамках единой политической системы" .

Салищева Н.Г., Хаманева Н.Ю. Исполнительная и судебная ветви власти: соотношение и взаимодействие // Государство и право. 2000. N 1. С. 5.

Конституционное определение исполнительной власти как самостоятельной ветви власти создало легальную базу для существования понятия "исполнительная власть". Однако в отечественной и зарубежной научной и учебной литературе нет единства в понимании содержания и сущности исполнительной власти . Более того, как справедливо отмечает В.Е. Чиркин, не создано признанного понятия "ветви государственной власти" .

См.: Исполнительная власть: организация и взаимодействие / Отв. ред. Ю.А. Тихомиров. М.: Юридический дом "Юстицинформ", 2000.
Чиркин В.Е. Президент и исполнительная власть в системе разделения властей: реалии современной России // История становления и современное состояние исполнительной власти в России / Отв. ред. Н.Ю. Хаманева. М., 2003. С. 114, 116.

Ряд ученых понимают под исполнительной властью систему органов государственной власти, осуществляющих в процессе исполнения законов практическое управление обществом и исполняющих для этого в предусмотренных законом случаях административное принуждение . По мнению И.Л. Бачило, исполнительная власть является ветвью государственной власти, выраженной системой органов исполнительной власти, осуществляющих государственное управление делами общества, обеспечивая его поступательное развитие на основе законодательства Российской Федерации и самостоятельной реализации государственно-властных полномочий исполнительно-распорядительного характера .

См.: Бельский К.С. Феноменология административного права // Смоленск: Изд-во СГУ, 1995. С. 31.
См.: Исполнительная власть в Российской Федерации. Проблемы развития / Отв. ред. д.ю.н. И.Л. Бачило. М.: Юристъ, 1998. С. 31.

В части определения понятийного аппарата судебной власти проблемы, характерные для исполнительной власти, отсутствуют. В научной литературе дается ряд довольно четких определений судебной власти. Так, И.Л. Петрухин понимает под судебной властью самостоятельную и независимую ветвь государственной власти, созданную для разрешения на основе закона социальных конфликтов между государством и гражданами, самими гражданами, юридическими лицами; контроля за конституционностью законов; защиты прав граждан в их взаимоотношениях с органами исполнительной власти и должностными лицами; контроля за соблюдением прав граждан при расследовании преступлений и проведении оперативно-розыскной деятельности; установления наиболее значимых юридических фактов . Другие авторы в определении понятия "система судебной власти" подчеркивают ее самостоятельность от других ветвей власти и произвола как такового, независимость от кого-либо или чего-либо кроме закона.

См.: Петрухин И.Л. Проблема судебной власти в современной России // Государство и право. 2000. N 7. С. 15 - 21.

Независимость судебной власти и ее роль как гаранта соблюдения прав и свобод на территории страны заложена в ст. 46 Конституции Российской Федерации, закрепившей, что решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд. Однако роль и влияние судебной власти не ограничиваются только защитой прав и свобод различных лиц при их нарушении властью. Органы государственной власти и местного самоуправления также имеют право на судебную защиту своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов .

См.: Исполнительная власть в Российской Федерации. Проблемы развития / Отв. ред. д.ю.н. И.Л. Бачило. М.: Юристъ, 1998. С. 352.

В Российской Федерации функционирует разветвленный механизм контроля за исполнительной властью со стороны судебной власти, который осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства, что позволяет выделить судебный контроль за органами исполнительной власти по следующим направлениям: конституционный контроль, контроль судов общей юрисдикции и контроль арбитражных судов.

Конституционный контроль выражается в возможности обращения в Конституционный Суд РФ федеральных и региональных органов исполнительной власти при разрешении споров о компетенции, разрешении дел о соответствии Конституции Российской Федерации федеральных и региональных нормативных правовых актов и договоров между федеральными и региональными органами государственной власти, а также по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан, в частности, органами исполнительной власти как федерального, так и регионального уровня .

Федеральный конституционный закон от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде РФ" // СЗ РФ. 1994. N 13. Ст. 1447.

Столь обширные полномочия Конституционного Суда РФ по осуществлению конституционного контроля компенсируются тем, что он сам не вправе по собственной инициативе возбуждать данные дела, также установлены четкие пределы вмешательства Конституционного Суда РФ в сферу деятельности исполнительной власти, закреплены основания для подобных проверок , определены порядок и условия принятия решений по рассматриваемым делам (жалобам).

См.: Бобылев А.И., Горшкова Н.Г., Ивакин В.И. Исполнительная власть в России: теория и практика ее осуществления. М., 2003. С. 34.

В связи с тем что рядовому гражданину России затруднительно противодействовать органу исполнительной власти в случае принятия последним акта, нарушающего его права, свободы и законные интересы, или совершения действий (бездействия), вышеназванный Конституционный Закон предоставляет беспрецедентную возможность обращения гражданина непосредственно за помощью в Конституционный Суд .

Постановление Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2005 г. N 13-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" в связи с жалобами ряда граждан" // СЗ РФ. 2006. N 3. Ст. 336.

Между тем полномочия Конституционного Суда не затрагивают деятельность широкого пласта органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации. В связи с этим важную роль приобретает действенная система конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации, возможность существования которых в регионах предусмотрена Федеральным конституционным законом от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" .

См.: Кряжков В.А. Конституционное правосудие в субъектах Российской Федерации (правовые основы и практика). М.: Формула права, 1999; Мамаев Р.Б. Конституционная юстиция в субъектах Российской Федерации (на примере республик ЮФО) // Государство и право. 2003. N 4. С. 48 - 54.
СЗ РФ. 1997. N 1. Ст. 1.

К числу полномочий конституционных (уставных) судов субъекта Российской Федерации ст. 27 вышеназванного Закона относит рассмотрение вопросов соответствия нормативных правовых актов региональных органов государственной власти (включая исполнительные) конституции или уставу субъекта Российской Федерации. При этом перечень указанных полномочий не является исчерпывающим и не препятствует закреплению в конституциях (уставах) субъектов дополнительных полномочий конституционных (уставных) судов, а из Конституции Российской Федерации и федеральных законов не вытекает требование установления конституциями (уставами) субъектов Российской Федерации единообразного перечня полномочий конституционных (уставных) судов субъектов .

Определение Конституционного Суда РФ от 6 марта 2003 г. N 103-О "По запросам Государственного Собрания Республики Башкортостан и Государственного Совета Республики Татарстан о проверке конституционности части 1 ст. 27 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации" // СЗ РФ. 2003. N 17. Ст. 1658.

Исходя из вышеизложенного можно утверждать, что в нашей стране состоялся действенный институт судебного конституционного контроля за исполнительной властью, но в то же время требуется, во-первых, дальнейшая детальная разработка полномочий как Конституционного Суда РФ, так и региональных конституционных (уставных) судов; а во-вторых, разработка в действующем законодательстве тщательно регламентированного процесса исполнения принятых конституционных судебных актов органами исполнительной власти, с жесткими мерами ответственности их руководителей за неисполнение или ненадлежащее исполнение данных актов.

Контроль судов общей юрисдикции выражается в возможности, во-первых, отмены актов органов исполнительной власти (за исключением тех, которые могут быть оспорены лишь на предмет их неконституционности) путем производства по делам о признании недействующими нормативных правовых актов полностью или в части, а во-вторых, приостановки решений, действий органов исполнительной власти, их государственных служащих путем производства по делам об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих . Данная форма контроля за деятельностью и решениями органов исполнительной власти базируется на закрепленном в ст. 45 Конституции Российской Федерации праве гражданина на государственную защиту своих прав и свобод, в том числе и посредством обращения в суд.

Свое развитие данный принцип получил в Федеральном законе от 27 апреля 1993 г. N 4866-1 "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" , согласно которому каждый гражданин вправе обратиться с жалобой в суд, если считает, что неправомерными действиями (решениями) государственных органов (в частности, исполнительной власти), государственных служащих нарушены его права и свободы. Ответственность государственного служащего наступает в связи с его обязанностью признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина в соответствии с Федеральным законом от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации" .

Сборник законодательных актов Российской Федерации. Вып. VIII. 1993. Ст. 117.
СЗ РФ. 2004. N 31. Ст. 3215.

Однако осуществление судами общей юрисдикции оценки законности актов, действий и бездействия органов исполнительной власти не должно быть сопряжено с вторжением судов в их правоприменительную и правотворческую деятельность. Суды проверяют лишь законность, а не целесообразность, эффективность принимаемых актов и решений. В настоящее время в силу загруженности судов общей юрисдикции конкретными гражданскими и уголовными делами, возможность своевременного судебного реагирования на незаконный акт (действие, бездействие) значительно уменьшается, да и сам институт судебного обжалования требует дальнейшей детализации в гражданско-процессуальном законодательстве и специальных федеральных законах.

Контроль арбитражных судов основан на возможности оспаривания или признания недействительными (полностью или частично) нормативно-правовых и ненормативных актов Правительства Российской Федерации, органов исполнительной власти, нарушающих права и законные интересы организаций и граждан в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности . Такая форма контроля оказывает значительное содействие поддержанию режима законности, особенно в такой сложной области общественных отношений, как экономика, и служит гарантией недопущения злоупотреблений органов исполнительной власти в денежно-кредитной и финансовой сфере.

Федеральный конституционный закон от 28 апреля 1995 г. N 1-ФКЗ "Об арбитражных судах в Российской Федерации" // СЗ РФ. 1995. N 18. Ст. 1589.

Как показывает анализ современных тенденций участия исполнительной и судебной власти в политическом механизме реализации государственной власти роль судебных органов в обеспечении законности актов и действий органов исполнительной власти в последние годы значительно повысилась. Между тем суды все еще недостаточно быстро и повсеместно реагируют на совершаемые федеральными и региональными органами исполнительной власти и их должностными лицами незаконные действия или бездействие и издаваемые незаконные акты.

Также наблюдается дальнейшее повышение роли и значения исполнительной власти в системе разделения властей, при этом построение хорошо сбалансированного и эффективного механизма осуществления всех ее функций возможно лишь в случае обеспечения детальной системы сдержек и противовесов, которая в большей части должна строиться на расширении возможности контроля за органами исполнительной власти со стороны судебных органов посредством конституционного, общего и арбитражного контроля. Между тем требуется усиление судебного контроля наряду с проведением дальнейшей централизации системы исполнительной власти во избежание сепаратистских и центробежных тенденций в государстве.

Мы используем файлы Cookie. Просматривая сайт, Вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности.

Судебная власть в соответствии с теорией разделения властей – одна из трех ветвей государственной власти, закрепленных в ст. 10 Конституции РФ. Функционирование судебной власти регулируется гл. 7 Конституции РФ.

Судебная власть – это самостоятельная независимая ветвь государственной власти, осуществляемая судами, которые выполняют возложенные на них законом полномочия посредством установленного судопроизводства. В соответствии с Конституцией РФ судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства.

Одна из важнейших функций судебной власти – осуществление правосудия, т. е. производимой в процессуальном порядке правоприменительной деятельности суда по рассмотрению и разрешению гражданских, административных и уголовных дел, а также экономических споров в целях охраны прав и интересов граждан, организаций и государства.

Контролирующие функции судебной власти реализуются также в форме контроля за законностью решений местных представительных и всех исполнительных органов, в государственном управлении путем:

– рассмотрения жалоб граждан и организаций на действия и решения органов (должностных лиц), нарушения их прав и свобод, жалоб и протестов на постановления по делам об административных правонарушениях;

– проверки при рассмотрении уголовных дел качества предварительного расследования;

– рассмотрения жалоб и протестов о признании незаконными правовых актов управления;

– проверки при рассмотрении уголовных, гражданских, административных дел законности и дисциплины в деятельности органов, организаций и их должностных лиц, законности правовых актов управления, имеющих значение для разрешения дела.

Судебная власть характеризуется следующими основными признаками.

1. Судебная власть – вид государственной власти. Она – одна из трех самостоятельных ветвей государственной власти.

2. Судебная власть осуществляется только специальными государственными органами – судами. Они являются ее непосредственными носителями. Федеральный суд – орган государственной власти, который создается и упраздняется только Конституцией РФ или федеральным конституционным законом. Суды субъектов РФ создаются и упраздняются законами субъектов РФ. Суд состоит из судей, работающих на профессиональной основе, в его состав могут входить представители народа в качестве присяжных народных и арбитражных заседателей.

3. Исключительность судебной власти. Никакие другие органы и лица, кроме суда и судей, не вправе принимать на себя осуществление правосудия.

4. Единство судебной власти находит свое выражение в общих принципах организации и деятельности судов. Исчерпывающий перечень судов установлен Конституцией РФ и Законом о судебной системе. Изменение его возможно только на основе изменения этих актов. Основной закон запрещает создание и деятельность чрезвычайных судов.

5. Независимость, самостоятельность и обособленность судной власти. При выполнении своих функций суды подчиняются только Конституции РФ и закону. Вмешательство в деятельность суда в какой бы то ни было форме в целях воспрепятствовать осуществлению правосудия влечет за собой уголовную ответственность. Судебная власть неделима, решение суда не требует дополнительного утверждения. Суды образуют обособленную систему, организационно никому не подчиненную.

6. Судебная власть осуществляется путем судопроизводства (форма реализации судебной власти), что определено ст. 118 Конституции РФ и ст. 5 Закона о судебной системе.

В соответствии с законом (ч. 2 ст. 118 Конституции РФ) судебная власть осуществляется посредством следующих видов судопроизводства: конституционного, гражданского, административного, уголовного, арбитражного (разновидность гражданского и административного).

7. Процессуальный порядок деятельности. Этот порядок определяет только закон, изданный на основе Конституции РФ. Процессуальный порядок, регулирующий правила судебной процедуры, является важной гарантией законности деятельности судебной власти, обоснованности и справедливости судебных решений.

8. Подзаконность судебной власти – действие в пределах предоставленной компетенции в соответствии с законом либо на его основе и во исполнение закона. Судьи независимы и подчиняются только Конституции рФ и федеральному закону (ст.120 Конституции, ч. 1, 2 ст. 5 Закона о судебной системе).

Подзаконность судебной власти распространяется как на все ее проявления, так и на все органы, ее осуществляющие.

9. Обязательность постановлений судебной власти для всех без исключения государственных органов, организаций, должностных лиц и граждан. Решение суда подлежит неукоснительному исполнению на всей территории Федерации.

10. Народное представительство в осуществлении судебной власти. Участие граждан в осуществлении правосудия в качестве присяжных и арбитражных заседателей предусмотрено ч. 5 ст. 32 Конституции РФ.


Ключевые слова: исполнительная власть, орган, Российская Федерация, государственная власть, судебная власть, Конституционный Суд РФ

Взаимодействие органов исполнительной власти и органов судебной власти значительно многообразны, нежели отношения между органами судебной и законодательной ветвями власти. Объясняется это тем, что исполнительная власть в Российской Федерации представлена значительным числом государственных органов, которые могут быть организованы различным образом, что оказывает серьезное влияние на рассматриваемый вопрос.

Необходимость соблюдения баланса законодательной, исполнительной и судебной властей, а также наличие системы сдержек и противовесов не исключают, а, скорее, предполагают взаимодействие и взаимозависимость ветвей власти. Данное положение традиционно обосновывается тем, что публичная власть является единой и неделимой, а законодательная, исполнительная и судебная ветви — суть ее проявления.

Взаимодействие между органами государственной власти в федеративном государстве предполагает различные формы их совместной деятельности. Среди ученых нет единства в том, что можно отнести к понятию «форма взаимодействия органов государственной власти».

По мнению А. В. Безрукова, следует различать такие формы взаимодействия органов власти, как взаимодействие при активном Центре (законодательное определение федеративных отношений), паритетное сотрудничество, взаимодействие с активной ролью субъектов (участие в федеральном законодательном процессе). Взаимодействие также может быть общим, межотраслевым и отраслевым (в зависимости от органов, осуществляющих взаимодействие), прямым, косвенным и промежуточным (по степени непосредственности воздействия) [1].

О. Ю. Бакаева и Е. В. Шилина называют следующие формы взаимодействия: поддержка, сотрудничество, координация усилий, совместная деятельность, взаимопроникновение [2].

А. Г. Голубев и И. И. Гусенбеков выделяют контроль и координацию деятельности взаимодействующих субъектов [3].

Однако, некоторые из этих форм поглощают друг друга, некоторые по смыслу очень близки, поэтому, обобщая все данные мнения, можно выделить среди форм взаимодействия органов государственной власти в Российском федеративном государстве следующие: контроль, сотрудничество, координация, совместная деятельность.

Одной из самых действенных форм взаимодействия органов власти выступает контроль, который также является одной из важнейших функций государственных органов. Следует согласиться с Н. Н. Федосеевой в том, что государственный контроль в силу политической природы самого государства тесно связан с его политической функцией. На современном этапе развития это выражается в обеспечении эффективного реформирования системы государственных органов, обеспечении централизации власти, своевременного регулирования вертикальных властных отношений и реагирования на различные отклонения [4].

В современной юридической науке под государственным контролем принято понимать проводимую государственными органами проверку соответствия результатов ранее заданным параметрам.

А. В. Филатова выделяет следующие отличительные черты контроля (надзора) как функции государственных органов:

1) соответствующие органы реализуют цели по обеспечению законности и целесообразности в сфере государственного управления. Объективно весьма разнообразные формы контрольно-надзорной деятельности имеют единую цель, которая заключается в установлении фактических данных и сборе информации о выполнении нормативных правовых актов по устанавливаемым вопросам:

2) данные органы наделены административными полномочиями, в том числе полномочиями принимать решения, и допустимостью (при необходимости) оперативного вмешательства в деятельность подконтрольных физических и юридических лиц для нейтрализации и исправления выявленных недостатков и злоупотреблений: приостановление или отмена незаконных или нецелесообразных актов управления, применение административно-предупредительных, административно-восстановительных мер. а также принятие решений о привлечении к различным видам правовой ответственности;

3) контрольные надзорные органы в системе органов исполнительной власти России имеют организационную обособленность [5].

При этом в литературе обсуждается вопрос: является ли деятельность суда контрольной или надзорной.

Например, М. А. Митюков и А. М. Барнашов относят деятельность Конституционного Суда РФ к надзорной и выделяют следующие различия:

1) между надзорным и поднадзорным нет отношений подчиненности и подведомственности;

2) надзорный орган не имеет права вмешиваться в оперативную, административно-хозяйственную и иную деятельность, давать указания по устранению обнаруженных нарушений;

3) орган надзора не имеет права отменять незаконный акт и наказывать нарушителя;

4) объектом надзора является только законность, а не целесообразность;

5) конституционный надзор, в отличие от характеризующегося плановостью контроля, осуществляется в случаях появления актов, которые надлежит проверить на предмет их соответствия Конституции;

6) надзор Конституционного Суда ограничивается констатацией соответствия или несоответствия правовых актов Конституции РФ, в то время как результатом контроля является решение вопроса по существу, принятие мер но устранению выявленных недостатков, решению проблем, наказанию виновных [6].

Ж. И. Овсепян справедливо отмечает факт взаимного сдерживания властей посредством корреспондирующих организационно-правовых форм их реализации [7]. Учитывая самостоятельность всех ветвей государственной власти, сотрудничество и взаимное сдерживание действительно имеет место как для законодательной власти в рамках проверки конституционности и законности актов, так и для исполнительной власти. Сотрудничество между органами власти предполагает деятельность в сфере совместного ведения, связанную с реализацией основных функций Российского государства. Оно призвано учитывать и согласовывать различные интересы как органов власти, так и граждан. Чаще всего это взаимодействие реализуется путем заключения соглашений между органами власти о сотрудничестве в определенной сфере управления. Например, взаимодействовать с контрольно-надзорными органами исполнительной власти субъектов РФ путем совместного проведения контрольных и надзорных мероприятий: делегирования части полномочий при проведении государственного контроля и надзора в порученной сфере (области): заключения соглашений о сотрудничестве.

К примеру, в соответствии с Указом Президента Российской Федерации № 865 от 11.07.2004 г. [8] к основным задачам МИДа Российской Федерации относятся содействие взаимодействию органов исполнительной власти с органами законодательной и судебной власти на федеральном уровне и уровне субъектов Российской Федерации в целях обеспечения участия этих органов, их должностных лиц в международной деятельности, соблюдения принципа единства внешней политики Российской Федерации и реализации ее международных прав и обязательств, а также координация международной деятельности других федеральных органов исполнительной власти и международных связей органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в целях проведения единой политической линии Российской Федерации в отношениях с иностранными государствами и международными организациями и реализации международных прав и обязательств Российской Федерации.

Одной из самых действенных форм взаимодействия органов власти выступает контроль, который также является одной из важнейших функций государственных органов. Можно выделить следующие виды судебного контроля: судебный конституционный контроль, осуществляемый Конституционным Судом РФ и конституционными (уставными) судами субъектов РФ; судебный контроль в сфере исполнительной власти; контроль в досудебных стадиях уголовного судопроизводства; внутриведомственный (иерархический) судебный контроль вышестоящих судов по отношению к нижестоящим.

Судебная власть также взаимодействует в иных формах с органами исполнительной власти. Например, председатели судов, их заместители могут принимать участие в работе координационных совещаний правоохранительных органов в качестве наблюдателей, не обладающих правом решающего голоса, информировать участников координации о деятельности судебных органов. Взаимодействие с органами судебной власти может проводиться в следующих согласованных формах: взаимного информирования о состоянии преступности и судимости; использования данных судебной статистики и материалов судебной практики при разработке мер по усилению борьбы с преступностью; взаимного консультирования по правовым вопросам; совместной работы по подготовке законопроектов по борьбе с преступностью; проведения совместных семинаров, конференций и иных форумов; участия судей в работе по повышению квалификации работников правоохранительных органов; направления совместных информационных писем, справок, обзоров; совместного участия в подготовке Постановлений Пленума ВС РФ.

Органы исполнительной власти, к примеру, Федеральная служба судебных приставов Российской Федерации в соответствии с Указом Президента от 13 октября 2004 г. № 1316 [8] в рамках своих полномочий, обеспечивают установленный порядок деятельности Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, судов общей юрисдикции и арбитражных судов, а также охраняют имущество судов, при необходимости доставляют к месту проведения судебного процесса вещественные доказательства, обеспечивая при этом их сохранность. Исполнение судебных решений и приговоров обеспечивается Федеральной службой судебных приставов РФ, а также Федеральной службой исполнения наказаний РФ.

По мнению правоведов, институт судебного конституционного контроля за законностью (с позиций соответствия Конституции РФ) действий органов исполнительной власти является позитивным и перспективным институтом государственно-правовой жизни России, определенным шагом вперед в процессе становления правового государства. Вместе с тем указанный институт нуждается в дальнейшем совершенствовании, поскольку не выработан еще механизм немедленного и безоговорочного исполнения постановления Конституционного Суда РФ органом исполнительной власти, в отношении которого вынесено такое «негативное постановление», особенно в тех случаях, когда подлежат пересмотру все дела, разрешенные в административном порядке на основе правовой нормы, признанной неконституционной. Здесь требуется определенное законодательное решение, устанавливающее персональную ответственность должностных лиц за несвоевременное исполнение постановления Конституционного Суда РФ.

В связи с этим, можно говорить о распространении контроля Конституционного Суда РФ на все органы исполнительной власти, а не только на Правительство РФ и правительства и администрации субъектов РФ.

Основные термины (генерируются автоматически): исполнительная власть, орган, Конституционный Суд РФ, Российская Федерация, государственная власть, судебная власть, государственный контроль, орган власти, совместная деятельность, судебный контроль.


В статье рассматриваются вопросы развития взаимоотношений между судебной системой и иными органами государственной власти в исторической перспективе. Анализ истории развития взаимодействия между судебной и иными ветвями власти позволяет автору сделать вывод о необходимости постоянного контроля за независимостью этих органов и недопустимости вмешательства государства в деятельность судов.

Ключевые слова: суд, судебная власть, государство, исполнительная власть, законодательная власть, президент, прокурор, судья.

Существовавший политический строй и государственное устройство во все времена определяли отношение теоретиков права к понятию «судебная власть». В периоды монархических правлений судебная власть рассматривалась как функция государства, полностью зависящая от воли государя. Только он имел право передать свои полномочия судебным чиновникам, которые осуществляли деятельность по разрешению споров в специально созданных учреждениях и с применением установленных процедур [9].

В России термин «судебная власть» впервые появился в период правления Александра II, проводившего судебную реформу, в ходе которой удалось создать относительно самостоятельную и независимую от большинства административных органов внесословную судебную систему. Учреждение судебных установлений от 20 ноября 1864 г. предусматривало, что судебная власть принадлежит мировым судьям, съездам мировых судей, окружным судам, Судебным Палатам и Правительственному Сенату как верховному кассационному суду.

Но фактически судебная власть в России, как и прежде, всецело принадлежала императору, считавшемуся главой судебной власти. Он принимал законы, назначал и увольнял судей, утверждал смертные приговоры своими «высочайшими» указами. Только император-самодержец очерчивал в те времена правовое поле и обладал полнотой власти [7].

Либерально-демократические идеи и теория разделения властей постепенно завоевывали умы передовой научной элиты, и в России С. В. Познышев относился к тем ученым, которые придерживались мнения о необходимости выделения из системы государственной власти её независимой части — судебной власти, осуществляемой специальными органами, не имеющими административных или законодательных функций [16].

Такие же идеи высказывал известный ученый того времени И. Я. Фойницкий, писавший о внешней и внутренней самостоятельности судебной власти. По его мнению, внешняя выражалась в обеспечении суду выполнения им своих функций независимо от посторонних лиц и ведомств в условиях разделения властей. Внутренняя самостоятельность суда заключалась, как писал И. Я. Фойницкий, в безупречной и высокой независимости самих судей [17].

Революция 1917 г. коснулась права не в меньшей степени, чем политики и экономики. В теории возобладали ленинские идеи о необходимости слома буржуазного права и о замене его правом пролетарским, о создании судопроизводства, подчиняющегося не столько законам, сколько революционной целесообразности. В Декрете о суде № 1 эти идеи воплотились в п.5, где было установлено, что суды в своей деятельности имеют право руководствоваться революционной совестью и революционным правосознанием [1].

В. С. Нерсесянц отмечал, что в первых актах Советской власти закреплялся произвол в деятельности судов как репрессивных органов диктатуры пролетариата, а судьи находились в полной зависимости от партийно-политической власти [14].

Нужно отметить, что уже с первых Гражданско-процессуальных и Уголовно-процессуальных кодексов (с 1923 по 1991г.) провозглашался демократический принцип подчинения судов только закону, однако на практике шла его девальвация, и суды, ориентированные на укрепление государственного и политического строя, были превращены в один из аппаратов исполнительной власти.

Известный историограф советского правосудия М. В. Кожевников, выражая господствовавшие в то время взгляды, писал, что суд есть орган охраны господствующего в данном обществе класса, орган укрепления существующего государственного и политического строя [10].

Понятие «судебная власть» было исключено из научного оборота. Судьи превратились в чиновников, занимающих должности в государственных правоохранительных органах.

Только в 1990 г. в Декларации о государственном суверенитете Российской Советской Федеративной социалистической Республики появилось положение о разделении властей, и был провозглашен важнейший принцип правового государства — принцип выделения независимой судебной власти [2].

Концепция судебной реформы 1991 г. провозгласила отделение судебной власти от исполнительной и законодательной (п.2) и вернула в теорию и практику понятие «судебная власть» [11].

Затем эти положения были закреплены в Конституции 1993 г., в которой нормы о судебной власти были помещены в отдельную главу. Так принципы разделения властей и самостоятельности и независимости судебной власти оказались в Основном Законе нашей страны.

Со времени принятия Конституции 1993 г. в обществе произошли существенные изменения, которые естественным образом отразились на нормативном регулировании судебной власти. Новая редакция Конституции (с изменениями, одобренными в ходе общероссийского голосования 1 июля 2020 г.) отличается изменением полномочий Президента РФ и общим усилением исполнительной власти.

Президент, не входящий ни в одну из ветвей власти, стоящий над ними, обладает столь широкими полномочиями, что имеет возможность влиять на законодательную, исполнительную и судебную власти, в то время как их влияние на него минимально [15].

В сфере исполнительной власти Президент устанавливает систему и структуру органов данной ветви власти, предлагает кандидатуру на пост Председателя Правительства РФ и с согласия Государственной Думы назначает его на пост; назначает на должность и освобождает от должности заместителей Председателя Правительства РФ, федеральных министров, а также принимает решение об отставке Правительства.

С. А. Авакьян, оценивая роль и значение президентских полномочий, отмечает, что Президент в настоящее время сосредоточил в своих руках всю полноту власти, образовав собственную ветвь власти, своеобразное Правительство Президента, которой принадлежит ведущая роль среди остальных [5].

В сфере законодательной власти властные полномочия Президента включают назначение выборов Государственной Думы, роспуск нижней палаты парламента РФ, подписывает федеральные законы, обладает правом законодательной инициативы, правом вето, а также может лично издавать правовые акты (указы и распоряжения), которые имеют общеобязательный характер.

Обширными полномочиями Президент обладает в сфере судебной власти, участвует в её формировании: представляет кандидатов на должность судей Конституционного Суда и Верховного Суда, назначает судей кассационных и апелляционных судов общей юрисдикции, судей федеральных судов общей юрисдикции, арбитражных судов и военных судов.

В соответствии с п. «е» ст. 83 и п. «л» ч.1 ст. 102 Конституции по представлению Президента возможно прекращение полномочий судей, их председателей и их заместителей Конституционного Суда, Верховного Суда, а также кассационных и апелляционных судов (включая военные, арбитражные и Суд по интеллектуальным правам).

По мнению Председателя Конституционного Суда РФ В. Д. Зорькина, существует дисбаланс в системе сдержек и противовесов, ведущий к усилению исполнительной власти, недостаточная четкость в распределении полномочий между Президентом и Правительством [8].

В новой редакции Конституции РФ в Главе 7 «Судебная власть и прокуратура» гарантируется независимость судей, их несменяемость и неприкосновенность. В связи с изменениями Конституции РФ внесены соответствующие изменения в Федеральный конституционный закон РФ «О судебной системе Российской Федерации» [4].

Изменениям подвергся и Федеральный конституционный закон “О Конституционном Суде РФ» [3].

Так, в ст. 4 Закона вместо 19 судей в составе суда теперь значатся 11 судей, включая Председателя и его заместителя. В научной литературе высказаны мнения об опасности данных нововведений, которые могут повлиять на независимость судей Конституционного Суда. Об этом пишут Р. Бевзенко, В. А. Кряжков, Т. Г. Морщакова и другие авторы [6, 12, 13].

Генезис развития судебной власти в России наглядно продемонстрировал постоянное стремление исполнительной ветви власти нарушать систему сдержек и противовесов между различными ветвями власти с целью собственного усиления. В периоды монархического правления судебная власть традиционно рассматривалась как функция государства, полностью зависящая от воли императора, который принимал законы, назначал и увольнял судей, делегировал часть своих полномочий судебным чиновникам.

Политика советского государства свела судебные органы к роли служителей диктатуры пролетариата, а фактически — к роли защитников партийно-политической власти, поставив судей в полную зависимость от неё. Провозглашались демократические принципы подчинения судей только закону, их независимости, а на практике суды были превращены в один из органов исполнительной власти. Понятие «судебная власть» исчезло из научного оборота.

В период принятия Конституции 1993 г. и последующей судебной реформы принимались законы, гарантировавшие независимость судебной власти, однако последовавшие изменения в общественном и политическом строе привели к существенным изменениям в нормативном регулировании судебной власти. По мнению представителей научного сообщества, отдельные нормы могут привести к нарушению баланса различных ветвей власти, к разрушению с таким трудом создававшейся системы сдержек и противовесов, к усилению исполнительной ветви власти.

Процесс развития законодательства, регулирующего судебную деятельность, судебную власть в целом, — это естественный процесс, связанный с изменениями, происходящими в обществе. Однако из истории взаимодействия различных ветвей власти в нашей стране видно, насколько традиционным является стремление исполнительной власти доминировать над судебной и законодательной сферами. Поэтому необходим постоянный независимый общественный контроль над законотворческими процессами, экспертиза принимаемых законов на их соответствие принципу сохранения баланса между различными ветвями власти. Только реальное, а не на бумаге, соблюдение независимости судебной власти от административных органов может способствовать продвижению нашего общества к правовому государству.

Основные термины (генерируются автоматически): судебная власть, исполнительная власть, различная ветвь власти, Россия, Суд, судья, ветвь власти, Конституционный Суд, политический строй, судебная система.


В науке конституционного права идет широкая дискуссия о месте и роли исполнительной власти в системе государственной власти на современном этапе. Анализ существующей терминологии позволяет сделать вывод о недостаточной разработанности, понятия «исполнительная власть» и «исполнительные органы государственной власти».

Понятие «исполнительная власть» широко используется в правовой науке. Особое место в осмыслении исполнительной власти принадлежит административному праву, призванному интерпретировать и раскрыть природу и множество проявлений этой ветви власти, однако именно конституционное право призвано описать исполнительную власть в виде системы.

Существуют различные определения исполнительной власти.

В. Ф. Халипов представляет исполнительную власть как «систему органов государственного управления, действующую на основе Конституции и принципов разделения законодательной, исполнительной и судебной власти. Исполнительная власть осуществляет свои полномочия самостоятельно и не вправе выходить за их пределы» [1, с. 64].

И. Д. Коротец понимает исполнительную власть, как «один из основных видов государственной власти, обеспечивающих реализацию принятых законодательной властью законов и иных нормативно-правовых актов на всей территории страны» [2, с. 488]. При этом, исполнительная власть не носит подчиненный законодательной власти характер, они независимы и в то же время взаимосвязаны друг с другом.

В юридической науке исполнительную власть принято определять, как «самостоятельную и независимую ветвь государственной власти, имеющую универсальный, предметный и организующий характер, выраженную системой государственных органов исполнительной власти, наделенных государственно-властными полномочиями, главное назначение которой заключается в исполнении законов и их реализации определенными методами, предусмотренными законодательством» [3 с. 69].

Часто понятие исполнительной власти дается через раскрытие совокупности полномочий характерных для неё «полномочия по нормативно правовому (подзаконному) регулированию (административного нормотворчества), полномочия внешнеполитического представительства, полномочия по осуществлению различного рода административного контроля, а также иногда и законодательные полномочия (в порядке делегированного или чрезвычайного законодательствования), а также систему государственных органов, осуществляющих вышеперечисленные полномочия» [4, с. 261].

Функционирование исполнительной власти напрямую направлено на эффективную реализацию нормативно-правовых актов. Исполнительные органы государственной власти на основании своих государственно-властных полномочий обеспечивают применение нормативных предписаний и продолжают их подзаконное регулирование в случаях, когда необходима их конкретизация. Центральным звеном правоприменительной деятельности является управленческое решение — властный индивидуальный акт, устный или письменный, адресованный определенному кругу лиц и разрешающий конкретную проблему. Применение права исполнительной властью и есть управленческая деятельность исполнительной власти [5 с. 206].

Исполнительная власть представлена системой государственных органов, имеющих, как вертикальную структуру, характеризующейся отношениями власти и подчинения, так и горизонтальную плоскость, ввиду образования исполнительных органов по их сферам жизнедеятельности

и наделения их соответствующей компетенцией. При этом, несмотря на сложность и многогранность существующей системы исполнительных органов государственной власти, в Российской Федерации до сих пор отсутствует законодательное закрепление такой системы для федеральных органов исполнительной власти. На уровне Конституции Российской Федерации и федерального законодательства не установлены полный перечень федеральных органов исполнительной власти, их виды, отличия одних видов государственных органов от других по их правовому статусу. Конституционные нормы регламентируют лишь вопросы организации и деятельности Правительства Российской Федерации, являющегося высшим исполнительным органов государственной власти Российской Федерации. Наличие различных организационных форм, видов органов исполнительной власти определяется отраслевым принципом организации государственного управления.

Исполнительная власть возникает в качестве самостоятельной ветви единой государственной власти в развитых демократических государствах и носит публичный характер. Она взаимодействует с законодательной и судебной ветвями власти на основе системы «сдержек и противовесов» и формализуется в деятельности специальных субъектов, наделенных властными полномочиями и определенной компетенцией, в государственном механизме исполнительная власть представлена органами, которые образуют систему органов исполнительной власти [6, с. 320]. Деятельность исполнительной власти направлена во внешнюю среду, в качестве объекта этой деятельности главным образом выступает общество.

При рассмотрении органов исполнительной власти субъектов как объекта конституционно-правового регулирования обращают на себя внимание две существенные характеристики, закрепленные в статье 77 Конституции Российской Федерации: самостоятельность организации органов государственной власти субъектами Российской Федерации

и единство системы исполнительной власти Федерации и субъектов. Исходя из данных характеристик, под исполнительными органами государственной власти субъектов Российской Федерации можно понимать самостоятельные структурные единицы в системе государственной исполнительной власти, реализующие функции государственного управления в пределах границ субъекта Российской Федерации и предоставленных ему полномочий по предметам ведения субъектов Российской Федерации или по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации либо переданных полномочий федеральных органов исполнительной власти.

Таким образом, можно сделать обобщающий вывод, что исполнительная власть — самостоятельная ветвь государственной власти на федеральном уровне и уровне субъектов Российской Федерации, представляющая собой систему органов государственной власти, осуществляющих функции по исполнению, реализации законодательства в различных отраслях жизнедеятельности, и изданию в соответствии с ними подзаконных нормативных актов и образованных на основе принципов единства организации системы исполнительной власти и самостоятельности организации органов государственной власти субъектами Российской Федерации с учетом особенностей организации государственной власти субъектов Российской Федерации.

  1. Политологический словарь // под ред. В. Ф. Халипова. М., Высшая школа. 1999. С. 64.
  2. Политология. Краткий энциклопедический словарь-справочник / под ред. И. Д. Коротец. Ростов. «Феникс». М., «Зевс». 1999. С. 488.
  3. Горшкова Н. Г. Понятие и сущность механизма осуществления исполнительной власти // Актуальные проблемы правопорядка / Под ред. А. И. Бобылева, Н. А. Духно. М., 2002. С. 69. Вып. 5.
  4. Большой юридический словарь / под. ред. А. Л. Сухарева, В. Д. Зорькина. М.: Инфра-М, 1999. С. 261
  5. Алексеев С. С. Проблемы теории права. Т. 2. Свердловск, 1973. С. 206.
  6. Автономов А. С. Правовая онтология политики: к построению системы категорий. М: ООО Фирма «Инфограф», 1999. С. 320.
  7. Сивкова Ирина Николаевна. Федеральные органы исполнительной власти в России (Конституционно-правовой аспект) : Дис. . канд. юрид. наук : 12.00.02 : Москва, 2004 193 c. РГБ ОД, 61:05-12/487

Основные термины (генерируются автоматически): исполнительная власть, Российская Федерация, государственная власть, орган, полномочие, государственное управление, единство системы, законодательная власть, система, система органов.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: