Как формируется сознание граждан единого государства

Обновлено: 24.09.2022

В архитектурном плане мир Единого Государства, разумеется, представляет собой также нечто строго рационализованное, геометрически упорядоченное, математически выверенное, господствует эстетика кубизма: прямо угольные стеклянные коробки домов, где живут люди-нумера («божественные параллелепипеды прозрачных жилищ»), прямые просматриваемые улицы, площади («Площадь Куба. Шестьдесят шесть мощных концентрических кругов: трибуны. И шестьдесят шесть рядов: тихие светильники лиц…»). Люди в этом геометризованном мире являются неотъемлемой его частью, несут на себе печать этого мира: «Круглые, гладкие шары голов плыли мимо — и оборачивались». Стерильно чистые плоскости стекла делают мир Единого Государства еще более безжизненным, холодным, ирреальным. Архитектура строго функциональна, лишена малейших украшений, «ненужностей», и в этом угадывается пародия на эстетические утопии футуристов начала ХХ века, где стекло и бетон воспевались как новые строительные материалы технического будущего.

Жители Единого Государства настолько лишены индивидуальности, что различаются только по нумерам-индексам. Вся жизнь в Едином Государстве базируется на математических, рациональных основаниях: сложении, вычитании, делении, умножении. Все представляют собой счастливое среднее арифметическое, обезличенное, лишенное индивидуальности. Появление гениев невозможно, творческое вдохновение воспринимается как неизвестный вид эпилепсии.

Тот или иной нумер (житель Единого Государства) не обладает в глазах других никакой ценностью и легкозаменяем. Так, равнодушно воспринимается нумерами гибель нескольких «зазевавшихся» строителей «Интеграла», погибших при испытании корабля, цель строительства которого — «проинтегрировать» вселенную.

Отдельным нумерам, проявившим склонность к самостоятельному мышлению, проводится Великая Операция по удалению фантазии, которая убивает способность мыслить. Вопросительный знак — это свидетельство сомнения — не существует в ЕГ, зато в избытке, разумеется, знак восклицательный.

Не только государство расценивает как преступление всякое личностное проявление, но и нумера не ощущают потребности быть личностью, человеческой индивидуальностью со своим неповторимым миром. Главный герой романа Д-503, математик, первый строитель «Интеграла», приводит хорошо знакомую каждому школьнику в Едином Государстве историю «трех отпущенников». Эта история о том, как троих нумеров, в виде опыта, на месяц освободили от работы. Однако несчастные возвращались к своему рабочему месту и по целым часам проделывали те движения, которые в определенное время дня уже были потребностью их организма (пилили, строгали воздух и т.п.). На десятый день, не выдержав, они взялись за руки и вошли в воду под звуки марша, погружаясь все глубже, пока вода не прекратила их мучений. Для нумеров стала потребностью направляющая рука Благодетеля, полное подчинение контролю хранителей-шпионов:

Так приятно чувствовать чей-то зоркий глаз, любовно охраняющий от малейшей ошибки, от малейшего неверного шага. Пусть это звучит несколько сентиментально, но мне приходит в голову опять все та же аналогия: ангелы-хранители, о которых мечтали древние. Как много из того, о чем они только мечтали, в нашей жизни материализовалось.

Д-503 недоумевает, почему «древние» так много уделяли внимания «нерациональному» И. Канту 7 и не увидели величия рационалистической системы Ф. Тейлора 8 , превратившего процесс труда в ряд продуманных, четких, экономных ритмичных движений, при которых не терялось даром ни одной секунды. Д-503 — инженер по профессии и поэт в душе — поэтически описывает особую гармонию тейлоровской системы труда:

Я видел: по Тейлору, размеренно быстро, в такт, как рычаги одной огромной машины, нагибались, разгибались, поворачивались люди внизу. В руках у них сверкали трубки: огнем резали, огнем спаивали стеклянные стенки, угольники, ребра, кницы. Я видел: по стеклянным рельсам медленно катились прозрачно-стеклянные чудовища-краны и так же, как люди, послушно поворачивались, нагибались, просовывали внутрь, в чрево «Интеграла», свои грузы. Это была высочайшая, потрясающая красота, гармония, музыка…

Государство в романе «Мы» (Е.И. Замятин)

В фантастическом романе-антиутопии «Мы» Е.И. Замятин представляет общество образцовой несвободы – Единое Государство, где люди полностью лишены своей индивидуальности, свободы и права мыслить самостоятельно.

Роман был написан в 1920 году, однако впервые его опубликовали в СССР только через 68 лет. В нём отражены сложные и противоречивые события того времени. С одной стороны в произведении предсказывалась предстоящая революция, с другой – описывалось далёкое будущее, в основе которого лежал стремительный научно-технический прогресс. Повествование ведётся в форме дневника, который ведёт главный герой – инженер, первый строитель «Интеграла».

Жители Единого Государства живут, следуя чёткому регламенту – Часовой Скрижали. Им необходимо просыпаться в одно и то же время, ложиться в назначенный час, встречаться с кем-либо по полученным заранее талонам, жевать определённое количество раз во время приёма пищи. Все они полностью зависят от Бюро Хранилищ и воли Благодетеля. Особо примечательно, что все люди будущего обезличены, у них даже нет собственных имён. Их можно различить только по номерам-индексам. К примеру, номер главного героя – Д-503.

Главная черта Единого Государства – это отсутствие личной свободы, отсутствие собственного «Я». Умелыми руками был создан единый механизм, состоящий из множества «Я». Все «Я» стали одним целым – «Мы». Поэтому и личных желаний, стремлений и страхов ни у кого быть не должно. Чего стоит только отношение строителей «Интеграла» к погибшим людям. Они считают, что нет необходимости беречь кого-то одного, если он такой же, как все остальные и легко заменяется другим человеком. Обезличивание дошло до такой степени, что люди стали не просто похожими друг на друга, они даже думали одинаково.

Е.И. Замятин показал государство, в котором не было проблем. Здесь нет голодных, нищих, все работают, у каждого есть дом. Кроме того, в Едином Государстве нет природных катаклизмов, потому что люди научились управлять стихиями. Казалось бы, что ещё нужно для счастья? Однако на самом деле люди утратили больше, чем получили. Они потеряли самих себя, свою культуру, природу, возможность любить, радость материнства и отцовства, а главное – свободу, свободу мыслить и принимать решения. В этом государстве не считаются с мнением каждого, здесь всё решает Благодетель. А слежки, пытки и казни – всего лишь необходимые для «счастья» меры. Именно к таким мерам и прибегало правительство России после революции 1917 года, для того чтобы создать государство, где не будет ни бедных, ни богатых. Отсюда и возникла у автора идея, которая легла в основу романа «Мы». Вся разница заключается в том, что русский народ не захотел с этим мириться, а жители Единого государства радовались таким порядкам, они считали, что шпионы оберегают их от совершения непозволительных ошибок. Подчиняться безграничной воле Благодетеля было истинным счастьем для «номеров». Всеобщее равенство, жизнь по сигналу, прогулки рядами в установленное время и даже определённое количество жевательных движений во время приёма пищи – всё это является непреложной основой человеческого счастья. И люди действительно счастливы, потому что им никогда думать, им не с чем сравнивать, они полностью лишены способности анализировать и оценивать происходящее. Всё учтено в этом правильном мире, для того чтобы стереть различия между людьми, даже любовь стала всего лишь услугой по талончику. Причём каждый имел право на другой «номер» как на объект любви.

Архитектура Единого государства тоже представляет собой нечто совершенное, математически точное и рациональное. Дома изображены как прямоугольные стеклянные коробки. Необходимость прозрачных стен объяснялась тем, что людям нечего скрывать друг от друга, а на самом деле так было легче за ними наблюдать и выявлять нарушителей. Стекло делает мир Единого государства ещё более искусственным, безжизненным и холодным. В архитектуре нет никаких украшений, как и в жизни людей, которые живут чётко по расписанию.

Вся жизнь в Едином государстве основывается на чём-то математическом и рациональном: умножении, делении, сложении и вычитании. Творчество – невозможно, появление вдохновения приравнивается к страшной болезни. Никакой «номер» ничем не выделяется от остальных, поэтому не представляет собой ничего особенного. А тем «номерам», у которых выявляются задатки самостоятельного мышления, проводится Великая операция по удалению души. Страшнее всего то, что не только государство считает преступниками тех, кто хочет проявить свою индивидуальность. Сами люди перестали ощущать потребность быть личностями, развиваться и достигать целей.

Главный герой романа Д-503 рассказывал школьникам историю о «трёх отпущенниках», которых, ради эксперимента на три месяца освободили от работы. Эти подопытные каждый день приходили к своему прежнему рабочему месту и всё положенное время проделывали те же телодвижения, что и раньше. Они настолько привыкли делать изо дня в день одно и то же, что их организм оказался уже запрограммированным на выполнение определённой работы в конкретное время. На десятый день эксперимента эти люди взялись за руки и под звуки марша вошли воду. Они решили утонуть, чтобы окончить свои мучения.

Д-503 искренне не понимает, почему их предки жили не так рационально. Почему древние люди уделяли так много внимания философии, искусству, чувствам. Ведь именно эти увлечения и становились причиной всех их бед. Так рассуждает главный герой до тех пор, пока не встречает иррациональную I-330. До этого знакомства он жил строго по законам Единого государства, а влюбившись в I-330, нарушает основные правила, но быстро взяв себя в руки, исправляет эти ошибки. Ничто не способно изменить его рациональный образ жизни, даже преступные чувства. Произошедшие изменения он воспринимает как настоящую катастрофу, потому что с детства воспитывался в Едином государстве и не видел другой жизни. Доктор подтверждает опасения Д-503, диагностировав у него болезнь. По его словам, у главного героя образовалась душа.

Главная проблема романа «Мы» – это обезличивание людей. Здесь люди приравниваются к машинам, у которых нет души. Их личность ничего не значит, «Я» превратилось в «Мы». Каждый человек перестал быть «одним», а стал «одним из многих».

Замятин, описывая общество, в котором поклонение техническому прогрессу дошло до полнейшего абсурда, хотел предупредить людей о том, что любое развитие без соответствующих нравственных законов – губительно. В Едином Государстве, несмотря на высокий уровень развития цивилизации, искажены понятия о добре и зле, отрицается человеческая индивидуальность, значение личности человека. Автор изображает государство, которое представляет единый слаженный механизм, работающий по расписанию, но люди в нём всего лишь незначительные детали этого механизма, лишённые собственного «Я».

РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА 20-х гг. XX в.

ЕВГЕНИЙ ИВАНОВИЧ ЗАМЯТИН
(1884—1937)

Уроки литературы в 11 классе[1]


УРОК № 39
Тема.
Социальная антиутопия в прозе 20-х гг. XX в.
Роман-антиутопия Е. И. Замятина «Мы»

Цель: обсуждая конкретные сюжеты, судьбы, идеи, вывести учащихся к рассмотрению глубочайших философских проблем, связанных с выбором жизненной позиции: человек и время, личность и государство, искусство и власть, свобода воли и государственная необходимость; расширять и углублять предметную компетенцию учащихся; формировать активную жизненную позицию.
Оборудование: текст романа-антиутопии Е. И. Замятина «Мы», портретный и иллюстративный материал по теме урока, литературоведческий словарь.
Тип урока: урок усвоения новых знаний и формирования умений и навыков.
Прогнозируемые результаты: учащиеся знают о том, как тема социальной антиутопии раскрывается в русской литературе 1920-х гг.; об основных тенденциях развития литературы этого периода; принимают участие в обсуждении одного из произведений (романа-антиутопии Е. И. Замятина «Мы»).

ХОД УРОКА

I. Организационный этап

II. Актуализация опорных знаний

1. Слушание нескольких творческих работ
(см. домашнее задание предыдущего урока)

2. Беседа

• Как Октябрьская революция 1917 г. повлияла на судьбу русской литературы?
• Приведите примеры из ранее изученных биографий Максима Горького, И. А. Бунина, А. И. Куприна, А. А. Блока, С. А. Есенина.
• Насколько идея официальной критики 1920-х гг. о разделении писателей на пролетарских писателей, попутчиков и внутренних эмигрантов соответствовала реальной действительности?

Слово учителя

— Становление и развитие жанров утопии и антиутопии в русской литературе первой трети XX в. было обусловлено кризисными явлениями в экономической, политической и духовной жизни общества, столкновением взглядов на мир, человека, прошлое, настоящее и будущее страны. Модель будущего (оптимистическая или пессимистическая) объединяет философско-эстетические искания всех писателей, обращавшихся к жанру утопии или антиутопии.

Литературная утопия обретает особое звучание в XX в., в эпоху социальных революций и технического прогресса. В книгах-предупреждениях «Мы» Е. И. Замятина, «Роковые яйца» и «Собачье сердце» М. А. Булгакова, «Чевенгур» и «Котлован» А. П. Платонова показаны перспективы развития тоталитарной модели государства, губительно воздействующей на человеческую личность.

Глобальные и социально-экономические проблемы современности способствуют дальнейшему развитию жанров утопии и, в большей степени, антиутопии, в которых авторы предлагают свои модели общественного устройства.

Назначение утопии состоит прежде всего в том, чтобы указать миру путь к совершенству, задача антиутопии — предупредить мир об опасностях, которые ждут его на этом пути.

IV. Работа над темой урока

1. Вступительное слово учителя

— Вопрос о том, какие явления, события XX в. предвидел Евгений Иванович Замятин, возникает сам собой при чтении его романа, ибо писатель не только изобразил в условно-фантастической форме победу техники над человеком (об этом заставил писателя задуматься увиденный им в Англии процесс бурного развития науки и техники), но и сумел предсказать тот социально-политический режим, который называется тоталитарным.

Его важнейшие атрибуты — обожаемый Благодетель (Старший Брат, Отец народов, Великий Кормчий, фюрер), политическая полиция (в образах Хранителей угадываются черты гестаповцев или агентов НКВД), изоляция от окружающего мира (очевидна аналогия между Зелёной Стеной и «железным занавесом»). Писатель угадал даже некоторые технические детали грядущего террора: разве Газовый Колокол не прообраз газовой камеры, а Великая Операция не предвестие фашистских экспериментов над человеческой психикой? Замятин сумел также воспроизвести модель тоталитарного сознания, сознания глубоко бесчеловечного.

Роман замечателен не только тем, что автор уже в 1920 г. сумел предсказать глобальные катастрофы XX в. Главный вопрос, который он поставил в своём произведении: выстоит ли человек перед всё усиливающимся насилием над его совестью, душой, волей?

2. Работа над идейно-художественным содержанием
романа Е. И. Замятина «Мы»

А) Слушание «Литературной визитки»
о жизни и творчестве Е. И. Замятина,
об истории создания романа-антиутопии «Мы»

— Евгений Иванович Замятин (1884–1937) по натуре и миросозерцанию был бунтарём. «Настоящая литература может быть только там, где её делают не исполнительные и благодушные чиновники, а безумцы, отшельники, еретики, мечтатели, бунтари, скептики. А если писатель должен быть благоразумным, должен быть католически-правомерным, должен быть сегодня полезным… тогда нет литературы бронзовой, а есть только бумажная, которую читают сегодня и в которую завтра заворачивают глиняное мыло…» (из статьи «Я боюсь»). Это было писательское кредо Замятина.

И роман «Мы», написанный в 1920 г., стал художественным его воплощением. Как Замятин шёл к этому роману?

1917–1920-е гг. — наиболее плодотворный период литературной работы Замятина. Пишет рассказы, пьесы, работает в правлении Всероссийского союза писателей, в различных издательствах, редактирует журналы. «Серапионовым братьям» читает лекции о том, как не надо писать. В романе «Мы» покажет, как не надо жить.

С чтением его Замятин не раз выступал на вечерах, знакомил с рукописью критиков и литературоведов. Опубликован в России роман не был: современники восприняли его как злую карикатуру на социалистическое, коммунистическое общество будущего.

В конце 1920-х гг. Замятин испытал травлю со стороны литературных властей. «Литературная газета» писала: «Е. Замятин должен понять ту простую мысль, что страна строящегося социализма может обойтись без такого писателя». Как это было похоже на его роман: «мы» можем вполне обойтись без неповторимого, индивидуального «я»!

В июне 1931 г. писатель обращается к Сталину с письмом: «…я прошу разрешить мне выехать за границу — с тем, чтобы я мог вернуться назад, как только у нас станет возможно служить в литературе большим идеям без прислуживания маленьким людям, как только у нас хоть отчасти изменится взгляд на роль художника слова». Это был крик отчаяния писателя, которому не давали возможности печататься, не ставили его пьесы на сцене.

Получив разрешение на выезд, в ноябре 1931 г. Замятин покинул Советский Союз и последние годы прожил во Франции, до конца сохраняя советское гражданство… Роман «Мы», известный читателям Америки, Франции (там он был опубликован в 1920-е гг.), вернулся на родину только в 1988 г.

Жанр романа диктовал выбор сюжетного приёма, особенностей композиции. В чём они заключаются? Повествование представляет собою записи-конспект строителя космического корабля (в наше время его назвали бы главным конструктором). Он рассказывает о том периоде своей жизни, который позже сам определит как болезнь. Каждая запись (их в романе 40) имеет свой заголовок, состоящий из нескольких предложений. Интересно проследить, что обычно первые предложения обозначают микротему главы, а последнее даёт выход на её идею: «Колокол. Зеркальное море. Мне вечно гореть», «Жёлтое. Двухмерная тень. Неизлечимая душа»…

Форма конспекта — и никаких эмоций, короткие предложения, многочисленные тире и двоеточия. Для понимания содержания важно и то, что многие слова пишутся только с большой буквы: Мы, Благодетель, Часовая Скрижаль, Материнская Норма и т. п. Несколько искусственный, сухой язык идёт от искусственности того мира, в котором живут герои.

Б) «Из секретов литературоведения»:
определение жанра антиутопия
с последующей записью в тетрадях (работа в парах, с литературоведческим словарём)

Примерная запись в тетрадях

Антиутопия — жанр, который ещё называют негативной утопией. Это изображение такого возможного будущего, которое страшит писателя, заставляет его тревожиться за судьбу человечества, за душу отдельного человека. Роман Е. И. Замятина «Мы»:

В) Аналитическая беседа
по роману Е. И. Замятина «Мы»

• Каковы исторические предпосылки появления романа Замятина «Мы»?

• Роман назван необычно — «Мы». Как заявлена тема «мы» в начале романа?

• Что настораживает читателя сразу?

• Какое слово достаточно часто звучит в 1-й записи конспекта? (Слово это — «счастье».)

• Что же граждане («нумера») Единого Государства воспринимают как счастье? Как живётся им под бдительным оком Благодетеля?

• В какие моменты жизни герой Д-503 чувствует себя абсолютно счастливым?

• Какое воплощение получила в Едином Государстве идея всеобщего равенства?

• Почему объектом поклонения для нумеров стала фигура Тэйлора? Каков смысл антитезы Тэйлор — Кант в контексте романа?

• Какие меры приняло Единое Государство, чтобы сделать своих граждан «счастливыми»?

• Найдите эпизоды, в которых определена цена человеческой жизни в Едином Государстве.

• Какую роль в формировании отношений человека с человеком, человека с властью играет Lex sexualis? Определите авторское отношение к этому закону.

• Какова роль Зелёной Стены, Часовой Скрижали, Единой Государственной Науки в формировании сознания граждан Единого Государства?

• Какова функция искусства в изображенной государственной системе?

• Как строится в Едином Государстве система подавления инакомыслия?

• Найдите в тексте романа словесные обоснования истинности счастья Нумеров (эстетические, математические, религиозные). В чём своеобразие логики этих обоснований?

• Как деформировались в сознании нумеров традиционные нравственные ценности? Охарактеризуйте тип общественного сознания, который воссоздан Е. И. Замятиным.

Г) Постановка и решение
проблемного вопроса (работа в парах)

• Докажите, что в начале романа Д-503 — фанатик Единого Государства.
Что изначально отличает главного героя от остальных нумеров? Какие внешние факторы послужили толчком к глубоким изменениям в психике героя? В чём суть конфликта в душе Д-503? Докажите, что внутренний конфликт носит трагический характер. Как изменила любовь героя к I-330 его мироощущение, его видение мира и понимание своего места в нём? Почему автор доверяет повествование в романе именно Д-503? Можно ли назвать этого героя лирическим героем Замятина?

Д) «Учимся грамотно дискутировать…»:
мини-дискуссия

• В Едином Государстве решены все проблемы — все сыты, одеты, обуты, у всех есть жильё, работа, природные стихии подчинены. Государство избавило человека от необходимости принимать решения, делать выбор (цель — убедить, что такая жизнь — счастье). Но чем оплачено стопроцентное счастье?

• Почему находятся люди, поднимающие бунт? Бунт против счастья?

• Согласились бы вы принять такое 100 % -ное счастье?

• Какие события, явления XX в. сумел предсказать Е. И. Замятин в своём романе?

V. Рефлексия.
Подведение итогов урока

• Написанный в условиях военного коммунизма роман «Мы» стал попыткой развернуть и оценить всю перспективу коммунистической идеи. Её осуществление отнесено в далёкое будущее. Удалось ли Замятину угадать черты будущей цивилизации?

• Как роман «Мы» был подготовлен предшествующим опытом писателя? Приходилось ли Замятину прежде изображать психологию масс и где?

• Что собой представляет роман по жанру?

• Можно ли считать, что утопическую идею Замятин подвергает проверке в жанре утопии, или это её опровержение — антиутопия? В чём их принципиальное различие?

• В чём своеобразие образной системы и языка романа-антиутопии Е. И. Замятина «Мы»?

• Каковы были источники литературной манеры Замятина?

• Случайно ли, что одним из любимых современных писателей для него был Герберт Уэллс, собрание сочинений которого Замятин редактировал, о котором написал небольшую книжечку?

• В чём сходство и различие манеры этих двух писателей? Уэллс создавал утопию или антиутопию?

• В каком отношении, согласно оценке Замятина, уэллсовская фантастика находится к настоящему?

2. Обобщающее слово учителя

— Итак, ведущая тема романа-антиутопии Е. И. Замятина «Мы» — драматическая судьба личности в условиях тоталитарного общественного устройства. Последующие события нашей истории показали, что опасения писателя были не напрасны.

Замятин показывает, что в обществе, где всё направлено на подавление личности, где игнорируется каждое человеческое «я», где единоличная власть является неограниченной, возможен бунт. Способность и желание чувствовать, любить, быть свободным в мыслях и поступках толкают людей на борьбу. Но власти находят выход: у человека при помощи операции удаляют фантазию — последнее, что заставляло его поднимать гордо голову, чувствовать себя разумным и сильным.

Когда Е. И. Замятин писал свой роман, ему, взявшемуся в художественной форме изучить и разоблачить губительность тоталитарной системы для личности человека и мира в целом, жизнь подарила возможность своими глазами наблюдать зарождение в крови и хаосе Единого Государства.

Однако действительность XX в. превзошла все наиболее страшные предчувствия автора романа. И дело не в том, какая государственная система зашифрована в образе Единого Государства: так, американцы увидели в нём свой «фордизм», а революционный либерал А. К. Воронский утверждал, что «Замятин написал памфлет, относящийся не к коммунизму, а к государственному, реакционному, рихтеровскому социализму».

Роман «Мы» — удивительное зеркало, в котором узнают себя любые режимы, основанные на подавлении человеческой личности, вытравливании души из человека. И поэтому всем, кто строит новое общество, полезно иногда заглянуть в него.

VI. Домашнее задание

Творческое задание. Написать сочинение-размышление (миниатюру) на тему «Счастье без свободы или свобода без счастья: третьего не дано?»

1. Источник: Фефилова Г. Е. Литература. 11 класс. – М.: АСТ. 2016. (вернуться)

Один из энтузиастов революции в период ее ожидания, инженер-профессионал высокого класса и талантливый художник Е. Замятин считается родоначальником жанра антиутопии в русской литературе XX века. Одно из самых значительных произведений Замятина — антиутопический роман «Мы» (1921).

“Мы” – роман о далеком будущем, будущем через тысячу лет. Человек еще полностью не восторжествовал над природой, но уже отгородился от нее стеной цивилизации. Эта книга воспринималась многими как политический памфлет на социалистическое общество. Однако сам автор утверждал, что “этот роман – сигнал об опасности, угрожающей человеку и человечеству от власти машин и государства”. Появление тоталитарных режимов вызвало у него серьезные сомнения в возможности существования, пусть в отдаленном будущем, идеального общества, подорвало веру в разумные начала человеческой природы. Одаренный уникальной способностью предвидения, Е. Замятин понял, какую опасность таит нивелирование личности, излишняя жестокость, разрушение классической культуры и других тысячелетних традиций.

Так родился роман-антиутопия, прогноз на будущее, если настоящее захочет им стать.

Действие в романе перенесено в далекое будущее. После окончания Великой Двухсотлетней Войны между городом и деревней люди стали гражданами Единого Государства. Новый порядок, начавшийся с войны со своим народом, был нацелен на уничтожение. Правда, выжила малая часть населения, но это были лучшие, сильнейшие.

Личности в романе нет. Люди потеряли свое имя, свое “я”, и произошло страшное – они стали. “нумерами”. Есть О-90, Д-503 и другие. Нет людей. И в этом символ обезличенности, полного уничтожения индивидуальности. Жизнь в таком государстве подчинена Часовой Скрижали, предписывающей, когда всем одновременно спать, когда работать или заниматься любовью. Был даже провозглашен исторический сексуальный закон: “Всякий из нумеров имеет право как на сексуальный продукт, на любой нумер. ” Но когда любовь превращается в “счастье” по разовым талонам, она умирает, а без любви гибнет и мир.

Таковы условия бытия в Едином Государстве, о которых рассказывает в своем дневнике для потомков талантливый инженер Д-503.

Герой очень доволен жизнью. Его не смущает, что город-государство, в котором он живет, окружен стеклянной стеной. В этом городе нет живой природы: не поют птицы, не играют солнечные блики в лужицах на асфальте. “Квадратная гармония” улиц и площадей, ужасающая одинаковость жизни “нумеров”, доведенное до абсурда равенство людей восхищают рассказчика. Все “нумера” одинаково одеты, живут в одинаковых комнатах огромных многоэтажных домов. Эти комнаты в домах с прозрачными стенами напоминают клетки-камеры, за обитателями которых ведется неусыпное наблюдение.

Оснований для зависти друг к другу у них нет. Значит, все счастливы?

Позиция автора резко отличается от точки зрения Д-503, и чем больше тот восхищается образом жизни “нумеров”, тем страшнее выходят нарисованные им картины.

Великая Операция – это высшая степень насилия над человеком, к которой прибегало Единое Государство, чтобы извлечь часть мозга, где зарождалась фантазия.

Но страшнее уничтожения человеческой плоти – уничтожение человеческого духа, умерщвление души. Этой операции были подвергнуты насильственно все “нумера” после того, как было разгромлено восстание членов “Мефи”, выступивших против тоталитарного режима. Таким образом, Единое Государство надежно застраховало себя от повторения революций и прочих опасных проявлений свободной воли граждан.

В этом же дневнике Д-503 рассказывает и о своей любви к революционерке 1-330 и приключившейся с ним внезапной болезни - возникновении у него души. Под влиянием 1-330 многое в его мировоззрении меняется. В нем начинается процесс пробуждения души. Это был для него единственный шанс стать человеком, то есть испытать все муки и радости человеческого бытия.

Но после операции Д-503 утрачивает свои благородные свойства и личные привязанности. Он превращается из человека мыслящего в человека управляемого, “достойного” гражданина Единого Государства.

Мир, в котором живут подобные люди, считает Замятин, - кошмар, ад!

Ему противостоит в романе мир за Стеной. Там живут потомки тех немногих, кто ушел после Великой Двухсотлетней Войны в леса, но их общество находится на примитивной стадии развития.

Замятин считал, что только на первобытно-общинной стадии, когда государственной власти еще не было, можно было найти общество, члены которого пользовались почти абсолютной свободой. Он обратился к “давно прошедшей” исторической эпохе, а не фантазировал о том, каким оно будет в далеком будущем.

В романе Замятин также показал, что не может быть счастливым общество, не учитывающее запросы и наклонности своих граждан. Автор хотел рассказать нам не об ошибочных политических теориях, а о том чудовищном, во что может вылиться хорошее политическое движение, если оно извращается.

Нельзя истребить человеческое в человеке. Человечество должно быть свободным, а будущее станет таким, каким мы его готовим.

Под названием романа “Мы” автор понимал коллективизм большевиков в России, при котором ценность отдельной личности снижалась до минимума. Видимо, от страха за судьбу отечества Замятин перенес в своем романе Россию на тысячу лет вперед. Ведущей темой этого романа является драматическая судьба личности в условиях тоталитарного общественного устройства. Роман “Мы” написан в форме дневниковых записей одного инженера под номером Д-503. В романе Замятину удалось четко поднять важнейшие проблемы человеческой жизни.

Основная проблема – поиск человеком счастья. Именно эти поиски счастья и приводят человечество к той форме существования, которая изображена в романе. Но и такая форма всеобщего счастья оказывается несовершенной, так как счастье это выращено инкубаторным путем, вопреки законам органического развития. Мир, задуманный автором, казалось, должен быть совершенным и абсолютно устраивать всех людей, которые в нем живут. Но это мир технократии, где человек – винтик огромного механизма. Вся жизнь человека в этом мире подчинена математическим законам и расписаниям по часам. Человек этого мира – абсолютно обезличенная субстанция. Люди здесь не имеют даже собственных имен (Д-503, 1-330, О-90, К-13). Казалось бы, эта жизнь их устраивает, они привыкли к ней, к ее порядкам.

Автор дает яркое представление об этой жизни: все из стекла, и никто ничего не скрывает друг от друга, нет ничего живого и естественного. Зато за стеной Единого Государства в полную силу цветет жизнь. Там живут даже одичавшие люди, которые не захотели насильного счастья.

Второй проблемой романа “Мы” является проблема власти. Замятин очень интересно написал главу о Дне Единогласия, о выборе Благодетеля. Самое интересное то, что люди даже и не помышляют о том, чтобы выбрать кого-то другого на должность Благодетеля, кроме самого Благодетеля.

Им кажется смешным то, что у древних людей результаты выборов не были известны заранее. Для них Благодетель – это Бог, сошедший на землю. Благодетель – единственное существо, которому позволено думать. Для него понятия любви и жестокости неотделимы. Он суров, несправедлив и пользуется неограниченным доверием жителей Единого Государства. Кульминацией романа является разговор главного героя Д-503 с Благодетелем, который сообщил ему формулу счастья: “Истинная алгебраическая любовь к человеку – непременно бесчеловечна, и непременный признак истины – ее жестокость”.

Чтобы окончательно разрешить поставленную задачу, автор вводит в сюжет романа революционную ситуацию. Находится часть рабочих, которая не хочет мириться со своим рабским положением. Эти люди не превратились в винтики, не утратили человеческий облик и готовы бороться с Благодетелем, чтобы освободить людей от власти технократии. Они решают захватить космический корабль, используя возможности Д-503, строителя “Интеграла”. С этой целью 1-330 соблазняет его, Д-503 влюбляется и, узнав об их планах, сначала пугается, а потом соглашается помочь им. После посещения Древнего Дома и общения с живой природой у героя появляется душа, что сравнивается с тяжелым заболеванием. В результате взрывается Зеленая Стена, и оттуда “все ринулось и захлестнуло наш очищенный от низшего мира город”.

В развязке романа погибает любимая женщина главного героя в Газовом Колоколе, а он после операции по удалению фантазии обретает утраченное равновесие и счастье. Писатель предсказал поэтапное развитие тоталитаризма в мире. “Мы” – роман-предупреждение о страшных последствиях отказа от собственного “я”, даже во имя самых прекрасных теорий. Замятин показал, как трагично и губительно может повернуться жизнь людей в таком тоталитарном государстве.

1. «Мы» – в 1920 году Замятин заканчивает работу над романом «Мы», с которого начинается расцвет жанра антиутопии. Он описывает общество жёсткого тоталитарного контроля над личностью, свои представления о развитии и будущем периода военного коммунизма. Этот замысел он вынес из «машинизированной» Англии.
В 1921 году рукопись романа «Мы» была отправлена автором в Берлин для публикации издательством З. Гржебина, с которым Замятин был связан договорными отношениями. Издательство, в свою очередь, передало копию в США для перевода и издания на английском языке. Но советская цензура усмотрела в романе прикрытую издёвку над коммунистическим строем и запретила публикацию произведения.
Роман «Мы» был издан в Нью-Йорке на английском языке в 1925 году, а затем на чешском (1927) и французском (1929) языках. Эти переводы заметно повлияли на европейскую литературную жизнь.
На русском языке полный текст романа «Мы» впервые был опубликован в 1952 году в американском издательстве имени Чехова (Нью-Йорк), в России – лишь в 1988 году в журнале «Знамя».
Евге́ний Ива́нович Замя́тин (20 января [1 февраля] 1884, Лебедянь, Тамбовская губерния – 10 марта 1937, Париж, Франция) – русский писатель, критик и публицист, киносценарист. О декорациях Б.Кустодиева к пьесе "Блоха" Е.Замятина на сайте "Лесков и его сказ "Левша".

АНТИУТОПИЯ – в художественной литературе и в общественной мысли такие представления о будущем, которые в противоположность утопии отрицают возможность построения совершенного общества и предрекают, что любые попытки воплотить в жизнь такое общество неизбежно ведут к катастрофическим последствиям.
Типичными А. являются романы Е. Замятина «Мы», О. Хаксли «Этот прекрасный новый мир» и «Обезьяна и сущность», Дж.Оруэлла «Скотный двор» и «1984», А. Кёстлера «Мрак в полдень», Л. Мэмфорда «Миф о машине», Р. Хейлбронера «Исследование видов человечества на будущее», М. Янга «Возвышение мерито-кратии», У. Голдинга «Повелитель мух» и др. (вернуться)

В архитектурном плане мир Единого Государства, разумеется, представляет собой также нечто строго рационализованное, геометрически упорядоченное, математически выверенное, господствует эстетика кубизма: прямо угольные стеклянные коробки домов, где живут люди-нумера («божественные параллелепипеды прозрачных жилищ»), прямые просматриваемые улицы, площади («Площадь Куба. Шестьдесят шесть мощных концентрических кругов: трибуны. И шестьдесят шесть рядов: тихие светильники лиц…»). Люди в этом геометризованном мире являются неотъемлемой его частью, несут на себе печать этого мира: «Круглые, гладкие шары голов плыли мимо — и оборачивались». Стерильно чистые плоскости стекла делают мир Единого Государства еще более безжизненным, холодным, ирреальным. Архитектура строго функциональна, лишена малейших украшений, «ненужностей», и в этом угадывается пародия на эстетические утопии футуристов начала ХХ века, где стекло и бетон воспевались как новые строительные материалы технического будущего.

Жители Единого Государства настолько лишены индивидуальности, что различаются только по нумерам-индексам. Вся жизнь в Едином Государстве базируется на математических, рациональных основаниях: сложении, вычитании, делении, умножении. Все представляют собой счастливое среднее арифметическое, обезличенное, лишенное индивидуальности. Появление гениев невозможно, творческое вдохновение воспринимается как неизвестный вид эпилепсии.

Тот или иной нумер (житель Единого Государства) не обладает в глазах других никакой ценностью и легкозаменяем. Так, равнодушно воспринимается нумерами гибель нескольких «зазевавшихся» строителей «Интеграла», погибших при испытании корабля, цель строительства которого — «проинтегрировать» вселенную.

Отдельным нумерам, проявившим склонность к самостоятельному мышлению, проводится Великая Операция по удалению фантазии, которая убивает способность мыслить. Вопросительный знак — это свидетельство сомнения — не существует в ЕГ, зато в избытке, разумеется, знак восклицательный.

Не только государство расценивает как преступление всякое личностное проявление, но и нумера не ощущают потребности быть личностью, человеческой индивидуальностью со своим неповторимым миром. Главный герой романа Д-503, математик, первый строитель «Интеграла», приводит хорошо знакомую каждому школьнику в Едином Государстве историю «трех отпущенников». Эта история о том, как троих нумеров, в виде опыта, на месяц освободили от работы. Однако несчастные возвращались к своему рабочему месту и по целым часам проделывали те движения, которые в определенное время дня уже были потребностью их организма (пилили, строгали воздух и т.п.). На десятый день, не выдержав, они взялись за руки и вошли в воду под звуки марша, погружаясь все глубже, пока вода не прекратила их мучений. Для нумеров стала потребностью направляющая рука Благодетеля, полное подчинение контролю хранителей-шпионов:

Так приятно чувствовать чей-то зоркий глаз, любовно охраняющий от малейшей ошибки, от малейшего неверного шага. Пусть это звучит несколько сентиментально, но мне приходит в голову опять все та же аналогия: ангелы-хранители, о которых мечтали древние. Как много из того, о чем они только мечтали, в нашей жизни материализовалось.

Д-503 недоумевает, почему «древние» так много уделяли внимания «нерациональному» И. Канту 7 и не увидели величия рационалистической системы Ф. Тейлора 8 , превратившего процесс труда в ряд продуманных, четких, экономных ритмичных движений, при которых не терялось даром ни одной секунды. Д-503 — инженер по профессии и поэт в душе — поэтически описывает особую гармонию тейлоровской системы труда:

Я видел: по Тейлору, размеренно быстро, в такт, как рычаги одной огромной машины, нагибались, разгибались, поворачивались люди внизу. В руках у них сверкали трубки: огнем резали, огнем спаивали стеклянные стенки, угольники, ребра, кницы. Я видел: по стеклянным рельсам медленно катились прозрачно-стеклянные чудовища-краны и так же, как люди, послушно поворачивались, нагибались, просовывали внутрь, в чрево «Интеграла», свои грузы. Это была высочайшая, потрясающая красота, гармония, музыка…

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: