Как доказать неграмотность в суде

Обновлено: 02.02.2023

Подборка наиболее важных документов по запросу Доказательства пропуска срока исковой давности (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Доказательства пропуска срока исковой давности

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2019 год: Статья 325 "Действия суда первой инстанции после получения апелляционных жалобы, представления" ГПК РФ "При этом коллегия учитывает следующее. В частной жалобе ООО "Хоум Кредит энд Финанс Банк" указано, что суд при рассмотрении дела не запрашивал у банка доказательства направления заемщику требования о досрочном погашении задолженности по кредитному договору, не включал данный вопрос в круг юридически значимых, ввиду чего данные документы в материалы дела представлены не были, кроме того, фактически доводы апелляционной жалобы банка основаны на представленном требовании и досрочном погашении задолженности по кредитному договору, как на доказательства отсутствия пропуска срока исковой давности, таким образом, в установленный судом срок (до ) указанные недостатки банком фактически устранены; гражданское дело подлежит направлению в суд первой инстанции для выполнения требований, предусмотренных ст. 325 Гражданского процессуального кодекса РФ, для последующего направления в суд апелляционной инстанции."

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Доказательства пропуска срока исковой давности

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Спор о разделе долгов супругов (на основании судебной практики Московского городского суда)
("Электронный журнал "Помощник адвоката", 2022) 4. Доказательства пропуска срока исковой давности Истцом: документы, подтверждающие момент, когда Истцу стало известно о нарушении своего права, например решение ___________ суда от "__"__________ г. по делу N _______/другие документы.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Спор о виндикации (истребовании из чужого незаконного владения) жилых помещений (на основании судебной практики Московского городского суда)
("Электронный журнал "Помощник адвоката", 2022) 3. Доказательства пропуска Истцом срока исковой давности: разъяснение ДГИ г. Москвы о правовой судьбе Жилого помещения председателю ЖСК, с момента дачи которого исчисляется срок исковой давности/заявление ДГИ г. Москвы о пересмотре заочного решения районного суда, с даты подачи которого исчисляется срок исковой давности/документы с указанием даты государственной регистрации права собственности на Жилое помещение за Ответчиком, с которой исчисляется срок исковой давности/другие документы и доказательства, подтверждающие начало течения срока исковой давности с определенного момента.

Нормативные акты: Доказательства пропуска срока исковой давности


По мнению экспертов, позиция ВС РФ направлена на защиту гражданского оборота и установление стандарта поведения его участников и будет иметь значение для нижестоящих судов.

Верховный Суд РФ вынес Определение от 15 мая 2018 г. по делу № 5-КГ17-267, которым отменил апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда, признавшей, что незнание российского законодательства может являться уважительной причиной пропуска срока исковой давности.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ установила, что А.М.Ж. Манковски обратился в суд с иском к С.М. Чудновскому о взыскании долга по договору займа, процентов за пользование займом и процентов за пользование чужими денежными средствами. Истец указал, что 14 июля 2010 г. был заключен договор. По его условиям Манковски передал Чудновскому денежные средства, которые последний обязался возвратить до 31 декабря 2010 г., но Чудновский свои обязательства не исполнил.

Ответчик, однако, указал на пропуск истцом трехлетнего срока исковой давности, поскольку иск предъявлен 5 июля 2016 г. Истец в свою очередь заявил о восстановлении этого срока со ссылкой на незнание норм гражданского законодательства РФ.

Перовский районный суд г. Москвы исковые требования удовлетворил, а суд апелляционной инстанции его решение оставил без изменения. Чудновский не согласился с таким решением и обратился в Верховный Суд с кассационной жалобой.

Верховный Суд, рассмотрев жалобу, посчитал, что нижестоящие суды допустили нарушение норм материального права. ВС РФ отметил, что суды восстановили Манковски срок исковой давности, указав, что истец не обладает юридическими познаниями в области российского законодательства. Суд апелляционной инстанции дополнительно указал, что ответчик неоднократно обещал истцу возвратить денежные средства, а потому истец не считал свои права нарушенными. Однако, напомнил Верховный Суд, срок исковой давности может быть восстановлен только по уважительным причинам, которые связаны с личностью истца и носят исключительный характер, имели место в последние шесть месяцев срока исковой давности и подтверждены доказательствами, представленными истцом.

Как отметил ВС РФ, суды не учли, что незнание положений законодательства само по себе не может быть квалифицировано как уважительная причина пропуска срока исковой давности, поскольку это обстоятельство не носит исключительного характера и не лишает истца возможности обратиться за судебной защитой. Кроме того, указал ВС РФ, суды не оценили, имели ли место причины пропуска Манковски срока исковой давности в последние шесть месяцев этого срока, и не сослались на доказательства, подтверждающие наличие таких причин именно в указанный период. Также суды оставили без внимания требования разумности и добросовестности поведения участников правоотношений, предполагающие, что стороны сделки не вправе в обоснование своей позиции ссылаться на незнание правовых норм. Сославшись на правовую неграмотность истца, суды не указали, в чем она выражается и чем подтверждается, и не оценили доводов ответчика о том, что договор займа составлен сторонами на русском языке и в соответствии с нормами российских законов истец является участником юрлиц, ведет предпринимательскую деятельность и выступает стороной судебных споров, что свидетельствует о его грамотности и наличии у него знаний законодательства.

Верховный Суд напомнил о том, что в пределах срока давности может иметь место перерыв течения этого срока в связи с совершением действий, свидетельствующих о признании долга. Суд апелляционной инстанции согласился с доводами Манковски о том, что ответчик обещал истцу возвратить денежные средства, в связи с чем истец не считал свои права нарушенными. Однако суд не сослался на какие-либо доказательства, представленные истцом и подтверждающие совершение Чудновским действий, свидетельствующих о признании долга. ВС РФ отменил определение суда апелляционной инстанции и направил дело на новое рассмотрение.

По словам экспертов, суды крайне редко восстанавливают сроки исковой давности. Адвокат Олег Сухов отметил, что такое бывает только при наличии чрезвычайных уважительных причин. Адвокат Юридической группы «Яковлев и Партнеры» Елена Мякишева отметила, что суды чаще всего исходят из того, что незнание законов само по себе не может быть отнесено к числу обстоятельств, тесно связанных с личностью истца. «Полагаю, что суды первой и апелляционной инстанций заняли неверную позицию. При таком подходе любой гражданин без диплома о юридическом образовании может обращаться в суд, не заботясь о сроках», – считает она.

С ней согласилась юрист практики разрешения споров юридической фирмы Eterna Law Евгения Первухина. «Большинство населения страны не имеет юридического образования, однако это не означает, что все граждане могут пропускать установленный законом срок исковой давности для защиты своих прав в суде, – подчеркнула она. – Кроме того, в сравнении с зарубежными нормативно-правовыми актами, в России закон доступен для понимания лиц, не обладающих юридическими познаниями. Ничто не препятствовало истцу открыть текст ГК РФ и ознакомиться с нормами о сроке исковой давности».

Евгения Первухина отдельно отметила, что применение нормы ст. 205 ГК РФ «Восстановление срока исковой давности» является исключением из общего правила, соответственно, позиция суда должна быть обоснованной и подтверждена доказательствами уважительности причины пропуска срока со стороны истца. «Вероятно, суды первой и апелляционной инстанций приняли сторону истца в связи с тем, что сумма долга была весьма существенной для займа между физическими лицами – 30 млн руб., в то время как сам договор не оспаривался и был документально подтвержден, – предположила юрист и добавила: – Между тем в вопросе о восстановлении срока исковой давности бремя доказывания лежит на истце, и суды не вправе принимать позицию одной из сторон без достаточных доказательств, руководствуясь соображениями, помимо нормы закона и разъяснений Верховного Суда». Юрист заметила, что дело, рассмотренное ВС РФ, является одним из примеров, когда обращение ответчика в Верховный Суд за защитой своих нарушенных прав действительно необходимо и юридически обоснованно.

Генеральный директор «Капитал Консалтинг» Илья Сазонов отметил, что позиция Верховного Суда является обоснованной, направлена на защиту гражданского оборота и установление стандарта поведения его участников. Елена Мякишева добавила, что определение ВС РФ даст судам правильное направление в оценке обоснованности такой причины пропуска срока исковой давности, как юридическая неграмотность.

Евгения Первухина согласилась с коллегами, отметив, что определение Верховного Суда служит примером эффективной работы судебной системы: «Если бы Суд допустил восстановление срока исковой давности по причине незнания закона, то этот срок как таковой потерял бы свой правовой смысл». Вместе с тем юрист считает, что дело вряд ли можно назвать знаковым для правоприменительной практики, поскольку ВС РФ не привнес каких-либо новых разъяснений относительно применения срока исковой давности. «В данном случае Верховный Суд лишь исправил ошибки нижестоящих судов, которые не приняли во внимание прямую норму закона», – заключила Евгения Первухина.

Как указал Суд, при разрешении вопроса о восстановлении пропущенного заявителем процессуального срока необходимо учитывать не только периоды его нахождения на лечении в стационаре, но и общее состояние его здоровья


По мнению одной из экспертов, определение ВС является своего рода напоминанием о социальной функции судебной власти, которая подразумевает в том числе не формальный подход к рассмотрению вопросов, а оказание содействия в установлении фактов. Другой полагает: мотивы, по которым Верховный Суд отменил определение кассации, заслуживают внимания и могут быть использованы на практике участниками процесса.

Верховный Суд опубликовал Определение № 4-КГ21-59-К1 от 14 марта об обжаловании отказа в восстановлении пропущенного процессуального срока подачи кассационной жалобы по состоянию здоровья.

Виктор Ярцев с 1998 г. являлся инвалидом III группы вследствие заболевания, связанного с катастрофой на Чернобыльской АЭС. В том же году на основании ч. 2 ст. 39 Закона о социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, ему была выплачена единовременная компенсация за вред здоровью в размере 4 174 руб. (50-кратная сумма установленного законом размера минимальной месячной оплаты труда).

В августе 2012 г. Виктору Ярцеву по результатам переосвидетельствования в федеральном учреждении медико-социальной экспертизы была установлена II группа инвалидности. В октябре того же года Солнечногорским управлением социальной защиты населения Министерства социального развития Московской области в связи с изменением группы инвалидности мужчине была выплачена разница между размерами единовременной компенсации, предусмотренными для инвалидов II группы и III группы, которая составила 4 457 руб.

В июле 2018 г. Виктор Ярцев обратился в суд с иском к Министерству социального развития Московской области о признании незаконными действий по отказу в выплате единовременной компенсации за вред здоровью в связи с усилением инвалидности при переосвидетельствовании, об обязании выплатить задолженность по единовременной компенсации за вред здоровью. По мнению истца, ответчиком размер единовременной компенсации, подлежащей выплате ему ввиду усиления инвалидности при переосвидетельствовании, был рассчитан неправильно. Виктор Ярцев пояснил, что он имел право на получение единовременной компенсации по вновь назначенной II группе инвалидности в размере 15 601 руб., однако ответчик ошибочно произвел ему выплату, не доплатив 6 969 руб.

Решением Солнечногорского городского суда Московской области от 3 октября 2018 г. исковые требования Виктора Ярцева были удовлетворены. Однако апелляционным определением Московского областного суда от 24 декабря 2018 г. решение первой инстанции было отменено, мужчине было отказано в удовлетворении иска.

28 мая 2020 г. Виктор Ярцев обратился в Первый кассационный суд общей юрисдикции с кассационной жалобой на апелляционное определение Московского областного суда. Вместе с жалобой он подал заявление о восстановлении процессуального срока, в котором было указано, что срок для кассационного обжалования пропущен по уважительным причинам вследствие наличия у него тяжелой болезни сердца и иных хронических заболеваний.

Определением судьи кассационного суда от 19 июня 2020 г. в удовлетворении заявления о восстановлении пропущенного процессуального срока подачи кассационной жалобы было отказано. Жалоба была возвращена истцу без рассмотрения по существу. Судья кассационного суда пришел к выводу об отсутствии у Виктора Ярцева уважительных причин пропуска данного срока, указав на то, что им в материалы дела не представлено доказательств, свидетельствующих о невозможности своевременно обратиться в суд с кассационной жалобой в течение установленного законом срока. При этом судья исходил из того, что, согласно медицинским документам истца, он по состоянию здоровья находился на стационарном лечении в период с 15 по 21 января 2020 г., с 12 февраля по 4 марта 2020 г., с 13 по 20 марта 2020 г. Доказательств же нахождения Виктора Ярцева на лечении в 2019 г. в течение срока кассационного обжалования не имеется, указал судья.

На определение судьи Виктор Ярцев подал жалобу, к которой он приложил копии справок о нахождении его на стационарном лечении в ГБУЗ Московской области «Солнечногорская центральная районная больница» с 28 января по 8 февраля 2019 г., с 4 по 21 января 2020 г., а также копию выписного эпикриза, содержащего сведения о нахождении истца на лечении в кардиологическом отделении указанной больницы с 12 по 26 апреля 2019 г., перенесенных им острых инфарктах миокарда в 1998, 2004 и 2008 гг., постинфарктном кардиосклерозе, последствиях острого нарушения мозгового кровообращения.

Выписка из амбулаторной карты может доказать уважительность причины пропуска срока обжалования в кассацию

ВС напомнил, что перечень уважительных причин для восстановления срока кассационного обжалования в ГПК является открытым, а суды обязаны оценивать все приведенные в обоснование уважительности причин пропуска срока доводы и исчерпывающим образом мотивировать свои выводы по данному вопросу

Определением судебной коллегии по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции ранее вынесенное определение было оставлено без изменения. Судебная коллегия согласилась с выводами судьи об отсутствии оснований для восстановления Виктору Ярцеву срока подачи кассационной жалобы на апелляционное определение, дополнительно указав на непродолжительность периодов нахождения истца на стационарном лечении.

В поданной в Верховный Суд РФ кассационной жалобе Виктор Ярцев поставил вопрос об отмене определений судьи и судебной коллегии Первого КСОЮ как незаконных. Рассмотрев дело, Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ отметила, что для реализации права на обжалование судебных постановлений в кассационном порядке необходимо соблюдение определенных в гражданском процессуальном законе условий, в частности срока подачи кассационной жалобы. Суд указал, что на момент разрешения спора по иску Виктора Ярцева и вынесения решения суда апелляционной инстанции (24 декабря 2018 г.) действовали положения ст. 376 ГПК РФ, согласно ч. 2 которой судебные постановления могли быть обжалованы в суд кассационной инстанции в течение шести месяцев со дня их вступления в законную силу при условии, что лицами, указанными в ч. 1 данной статьи, были исчерпаны иные установленные данным Кодексом способы обжалования судебного постановления до дня вступления его в законную силу. Данный срок для подачи Виктором Ярцевым кассационной жалобы на апелляционное определение истекал 24 июня 2019 г.

ВС заметил, что в случае пропуска лицом срока подачи кассационной жалобы он может быть восстановлен судом при наличии уважительных причин, перечень которых, содержащийся в ч. 6 ст. 112 ГПК РФ, не является исчерпывающим. Суд напомнил, что уважительными причинами могут быть признаны не только обстоятельства, относящиеся к личности заявителя, такие как тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и тому подобные, но также и обстоятельства, объективно препятствовавшие лицу, добросовестно пользующемуся своими процессуальными правами, реализовать право на обжалование судебного постановления в установленный законом срок, в том числе наличие у гражданина реальной возможности своевременно подготовить кассационную жалобу.

Верховный Суд подчеркнул, что вопрос о возможности восстановления заявителю пропущенного процессуального срока решается судом в каждом конкретном случае на основе установления и исследования фактических обстоятельств дела и оценки представленных доказательств по правилам, установленным ст. 67, 71 ГПК. При этом суд обязан оценивать все приведенные заявителем в обоснование уважительности причин пропуска срока доводы и исчерпывающим образом мотивировать свои выводы по данному вопросу в определении суда, добавил ВС.

Он также разъяснил, что суд, оценивая, является ли то или иное обстоятельство достаточным для принятия решения о восстановлении пропущенного процессуального срока для обжалования судебных актов, не должен действовать произвольно, а обязан проверять и учитывать всю совокупность обстоятельств конкретного дела, не позволивших лицу своевременно обратиться в суд с кассационной жалобой.

Верховный Суд посчитал, что при разрешении заявления Виктора Ярцева о восстановлении пропущенного процессуального срока в кассационном порядке приведенные нормы процессуального права судьей и судебной коллегией кассационного суда были применены неправильно. Вывод судебных инстанций об отсутствии оснований для восстановления данного срока противоречит установленным при разрешении заявления обстоятельствам.

Так, ВС отметил, что из материалов дела видно, что, обращаясь в суд с заявлением о восстановлении пропущенного процессуального срока, заявитель ссылался на то, что данный срок был им пропущен по уважительной причине в связи с состоянием здоровья – наличием у него тяжелой болезни сердца и иных хронических заболеваний. Обращаясь к ст. 56, 57, 67 ГПК РФ, он указал, что выявление и собирание доказательств по делу является деятельностью не только лиц, участвующих в деле, но и суда, в обязанность которого входит установление того, какие доказательства могут подтвердить или опровергнуть факты, входящие в предмет доказывания, и оказание содействия в собирании и истребовании доказательств.

В нарушение приведенных норм процессуального закона судья кассационного суда сослался на непредставление Виктором Ярцевым доказательств, подтверждающих уважительность причин пропуска им срока подачи кассационной жалобы, заметил Суд. Он указал, что судья не дал надлежащей правовой оценки доводам заявителя, являющегося инвалидом II группы вследствие заболевания, связанного с катастрофой на Чернобыльской АЭС, о состоянии его здоровья, в том числе ввиду наличия у него тяжелой болезни сердца и иных хронических заболеваний. Судья также не предложил Виктору Ярцеву в соответствии с положениями ч. 1 ст. 57 ГПК РФ представить дополнительные доказательства в подтверждение своих доводов, не оказал ему содействие в собирании и истребовании доказательств и, как следствие, не разрешил вопрос о наличии у заявителя уважительных причин пропуска процессуального срока на подачу кассационной жалобы с учетом всех конкретных обстоятельств.

Оставляя определение судьи без изменений, судебная коллегия Первого КСОЮ приведенные заявителем доводы не рассмотрела и не привела в судебном акте мотивы, по которым они были отклонены. Вместо правовой оценки доводов Виктора Ярцева и представленных им медицинских документов судебная коллегия ограничилась формальным указанием на непродолжительность периодов нахождения заявителя на стационарном лечении без учета общего состояния его здоровья, подчеркнул ВС.

При таких обстоятельствах Верховный Суд признал неправомерным вывод судьи и судебной коллегии кассационного суда об отказе заявителю в восстановлении пропущенного процессуального срока для обращения с кассационной жалобой по причине отсутствия уважительных причин его пропуска, также он указал, что этим отказом нарушено право Виктора Ярцева на судебную защиту, признав причины пропуска процессуального срока уважительными.

Таким образом, ВС отменил определения судьи и судебной коллегии по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции, поскольку они приняты с существенными нарушениями норм процессуального права. Верховный Суд восстановил Виктору Ярцеву пропущенный процессуальный срок подачи кассационной жалобы на апелляционное определение, затем направил кассационную жалобу заявителя на апелляционное определение вместе с делом в Первый кассационный суд общей юрисдикции для выполнения действий, предусмотренных ст. 378.1 ГПК РФ.

Суд напомнил, что право на судебную защиту участников дела, лишенных в силу объективных факторов возможности своевременно совершить нужное процессуальное действие, обеспечивается восстановлением процессуальных сроков

Юрист претензионно-судебной практики Tax & Legal Management Елена Дорофеева отметила, что итог разрешения ходатайства о восстановлении срока подачи жалобы зависит от того, признает ли суд причины пропуска срока уважительными и имели ли место исключающие возможность подачи жалобы обстоятельства в период не позднее одного года со дня вступления обжалуемого судебного акта в законную силу.

Эксперт напомнила, что законодательством предусмотрено, что наличие тяжелой болезни лица, подающего жалобу, его беспомощное состояние являются уважительной причиной пропуска срока подачи жалобы. Вместе с тем, как и указал в своем определении ВС РФ, перечень вышеуказанных обстоятельств, предусмотренных ч. 6 ст. 112 ГПК РФ, не является исчерпывающим, и обязанностью суда является не подходить к вопросу формально, а дать надлежащую оценку в каждом конкретном деле всем имеющим место причинам, не позволившим заявителю своевременно обратиться с жалобой, на предмет их уважительности, указала Елена Дорофеева. «Рассматриваемое определение ВС РФ является своего рода напоминанием о социальной функции судебной власти, которая подразумевает в том числе не формальный подход к рассмотрению вопросов, а оказание содействия в установлении фактов», – считает эксперт.

Адвокат АП г. Москвы, председатель Коллегии адвокатов системы биоэкологической безопасности и здравоохранения РФ Юрий Меженков подчеркнул, что Верховный Суд вновь поднял основную проблему отечественного судопроизводства – формальный подход к рассмотрению гражданских, административных или уголовных дел.

Эксперт полагает, что, несмотря на то что в данном определении речь идет лишь о восстановлении процессуального срока на подачу кассационной жалобы, мотивы, по которым ВС отменил определение кассационного суда, заслуживают внимания и могут быть использованы в практической работе участниками процесса. «Суд напомнил нижестоящим судам, что выявление и собирание доказательств по делу является не только деятельностью лиц, участвующих в деле, но и обязанностью суда. Наши суды забыли о том, что целью гражданского судопроизводства, указанной в ст. 2 ГПК РФ, является защита нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, а не только правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел», – пояснил Юрий Меженков.

Как отметил адвокат, ВС указал, что, рассматривая гражданские споры, суды не должны подменять цели гражданского судопроизводства задачами, которые стоят перед судом при рассмотрении конкретного дела, и формально подходить к разрешению споров. «Следовательно, выявление и собирание доказательств по делу является деятельностью не только лиц, участвующих в деле, но и суда, в обязанность которого входит установление того, какие доказательства могут подтвердить или опровергнуть факты, входящие в предмет доказывания, и оказание содействия в собирании и истребовании доказательств», – заключил Юрий Меженков.

За оскорбительное выражение мнения обидчика наказать не получится. А вот если он начал распространять порочащую вас информацию в виде прямых утверждений, можно обязать его опровергнуть ложные слухи и взыскать с него компенсацию морального вреда и судебные расходы

Как защитить честь и достоинство в суде?

Сегодня трудно представить человека, который не использует социальные сети и мессенджеры. Почти каждый хоть раз становился участником конфликта в пространстве чатов и комментариев, причем онлайн-переписка нередко заканчивается оскорблениями и угрозами. А поскольку цивилизованным решением любого конфликта является защита своих интересов правовым путем, каждому из нас может пригодиться информация о том, как обратиться в суд с иском о защите чести и достоинства.

Когда нарушается ваше право.

До подачи иска о защите чести и достоинства вам необходимо будет разобраться, является ли оскорбление, высказанное оппонентом в публичном пространстве, недостоверным и порочащим фактическим суждением.

Вы должны будете доказать одновременно следующее:

Что дает победа в суде?

Если суд признает вашу правоту, вы сможете:

  • обязать ответчика опровергнуть распространенную информацию в нужной для вас форме;
  • обязать его удалить порочащий вас комментарий, пост и т.п.;
  • взыскать с ответчика компенсацию морального вреда (для юридических лиц – компенсацию вреда деловой репутации);
  • взыскать с него судебные расходы.

Имея на руках решение суда, вы также сможете обратиться с заявлением о клевете, а в этом случае возможно привлечение обидчика уже к уголовной ответственности (как избежать уголовной ответственности за сплетни и что делать, если вы сами стали жертвой клеветников, – читайте в статье «За клевету собираются сажать на 5 лет»). В любом случае судебный спор окажется для ответчика финансово обременительным. В дальнейшем он будет знать, что ему следует быть осмотрительнее при общении с вами.

Итак, подача иска позволит восстановить ваши нарушенные права, пресечь потенциальное распространение порочащих сведений и, конечно, получить моральное удовлетворение.

Что нужно для доказывания своей правоты?

Нужно будет доказать факт несоответствия тезиса действительности. Например, если человек утверждал, что вы преступник, то доказательством будет справка об отсутствии судимости.

Порочащий характер распространенных сведений также необходимо доказать. Ответчики часто прибегают к такой позиции: «Я не утверждал о факте, а выражал свое субъективное мнение». Что это дает ответчику? Все просто: каждый человек имеет право выражать свое мнение, поэтому за высказывание частного суждения нельзя привлечь к ответственности. Например, комментатор говорит: «Похоже, команда играет договорный матч» – это не утверждение о факте коммерческого подкупа, а оценочное суждение, и наказать за такое не получится. Чтобы доказать, что высказывание является негативным утверждением о факте, вам потребуется заключение лингвиста. Дополнительно можно получить заключение психолога о восприятии информации вами и сторонними читателями.

Рассмотрим примеры суждений, чтобы проще было разобраться, в каком случае есть смысл обращаться в суд.

Опоздавшая наследница: ВС объяснил, когда закон важнее отношений

Мужчина ушел из семьи и порвал связь с дочерью. Характер у него был сложный, поэтому и она с ним не общалась, когда выросла. Такими аргументами дочь пыталась убедить суд восстановить пропущенный срок на принятие наследства после смерти отца. Об этом она узнала лишь через год. Этим воспользовалась сестра умершего, которая вовремя оформила наследство на себя и не сообщила нотариусу о «сопернице». Апелляция решила, что это извиняет дочь, и предписала вернуть ей наследство – квартиру и дом. Ошибку исправил Верховный суд.

Плохие отношения с наследодателем не являются уважительной причиной пропустить срок на принятие наследства, разъяснил Верховный суд в одном из недавних дел. В нем Ирина Михалина* пыталась получить квартиру и дом, которые оставил ее отец после смерти. Петр Михалин* скончался весной 2016 года, но об этом дочь узнала лишь через год, потому что не поддерживала с ним отношений. Чтобы подать заявление на наследство, закон дает полгода. Как обнаружила Михалина, это успела сделать Вита Кретова*, её тетя. Та оформила наследство на себя и скрыла от нотариуса, что у нее есть «конкурентка» – единственная дочь умершего.

Михалина решила бороться за дом и квартиру в суде. Она потребовала восстановить пропущенный срок на принятие наследства. Дочь объяснила, что у нее были сложные отношения с отцом по его вине. Он ушел из семьи, когда она была еще несовершеннолетней. Он жил в деревне, а сама Михалина – в Москве. Районный суд эти аргументы не убедили, но Мосгорсуд принял решение в пользу дочери. Отношения действительно были сложные, и отец сам не поддерживал связь с ребенком, излагается в определении № 02-6449/2017. По мнению апелляции, Михалина пропустила срок по вине своей тети: Кретова злонамеренно не сообщила нотариусу о племяннице, чтобы завладеть недвижимостью в обход наследника первой очереди. С таким объяснением Мосгорсуд восстановил Михалиной срок на принятие наследства и объявил ее владелицей квартиры и дома.

Наследственное право в России

Моральные аспекты, формальные отказы и монастырь

Вице-президент КА Ивановы и Партнеры Ивановы и Партнеры Региональный рейтинг. группа Семейное и наследственное право группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции × Ксения Иванова другого мнения. В законе не написано, что принятие наследства зависит от отношений наследодателя и наследника, насколько они были близки, как часто общались, перечисляет адвокат. «Судя по определению Верховного суда, в деле не было доказательств, что дочь знала или могла узнать о смерти отца». Еще Иванова обратила внимание на поведение тети истицы. С одной стороны, закон действительно не обязывал ее сообщать нотариусу о племяннице. С другой стороны, Кретова действовала с намерением причинить вред Михалиной, рассуждает Иванова.

  1. Тяжелая болезнь наследодателя или его детей в течение всего срока (например, ребенок-инвалид).
  2. Беспомощное состояние.
  3. Неграмотность. Имеется в виду «классическая» неграмотность, а не юридическая, обращает внимание Макаров: «Если вы скажете: «Мне сказали, что нужно подождать полгода и потом идти к нотариусу», это не спасет».
  4. Наследник по завещанию не знал, что ему что-то завещали.
  5. Наследник потерял связь с наследодателем, подавал в розыск.
  6. В одном из дел суд восстановил срок, потому что наследодатель ушел в монастырь, поэтому наследник не узнал вовремя о его смерти, рассказывает Метелина. В пользу наследника сыграло и то, что он тратил деньги на содержание имущества.

Самые частые ошибки в принятии наследства перечислила Метелина:

В последнем случае часто считают, что факт владения поможет восстановить срок на принятие наследства. Но это не так: если человек завладел вещами, значит, он знал, что наследство открыто. Здесь восстановить срок нельзя, но есть возможность подать другой иск – о признании факта принятия наследства, подсказывает Иванова. Самый простой и распространенный случай – когда наследник продолжает жить в квартире, оплачивать «коммуналку» и прочие расходы. Подтвердить факт принятия наследства могут платежные документы и другие доказательства того, что человек поддерживал имущество в достойном состоянии, а также показания свидетелей, говорит Метелина.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: