Как часто верховный суд меняет свою позицию

Обновлено: 16.04.2024

Пленум Верховного суда России готовит постановление, которое эксперты назвали прорывным. По сути у нас закрепляются элементы прецедентного права. Судьи будут обязаны ориентироваться на правовые позиции Верховного суда России по аналогичным делам.

Важные разъяснения заложены в проекте постановления пленума Верховного суда России, прописывающего правила рассмотрения дел в арбитражном суде кассационной инстанции. Да, данный документ касается только арбитражных судов. Однако речь об универсальном принципе, так что эксперты не исключают, что в ближайшей перспективе Верховный суд даст аналогичные разъяснения и для гражданских процессов, то есть споров обычных граждан.

В проектируемом постановлении дано четкое указание кассационным судам проверять выводы первой и апелляционной инстанции на предмет соответствия правовым позициям Верховного суда России.

"Это существенный шаг вперед, так как несмотря на неоднократные разъяснения Верховного суда России, арбитражные суды не всегда прислушиваются к его практике и, бывает, выносят решения без учета практики Верховного суда", - подчеркивает адвокат Вячеслав Голенев.

Кассационный суд - это третья инстанция, ее задача выявлять ошибки в уже вступивших в силу решениях. Формально точка в деле поставлена, но если эта точка несправедлива, кассация полномочна ее убрать. Теперь вступившие в силу решения судов должны в обязательном порядке проверяться на соответствие правовым позициям Верховного суда России, выраженным в постановлениях пленума, президиума, а также в обзорах судебной практики Верховного суда. Если постановления пленума это скорее общие разъяснения - как толковать те или иные нормы права, - то постановления президиума выносятся по конкретным делам. Обзоры же судебной практики по сути - сборники живых примеров с пояснениями.

Многие юристы морщатся от слова "прецедент". Такое предубеждение возникло, не исключено, в силу слишком глубоких познаний. Такие юристы полагают, что неспециалисты, говоря о прецеденте, путают наши правила с английским правом. На самом деле, конечно же, не путают, так как в большинстве своем не имеют столь глубоких познаний. Им просто не с чем путать.

Наша правовая система в корне отличается от англосаксонской, это факт. Но точно такой же факт: судебная практика должна быть единой по всей стране. Решения судов по аналогичным вопросам, вынесенные в Санкт-Петербурге и Хабаровске, должны быть идентичны. Так что роль прецедентов, создаваемых Верховным судом России, в формировании единой судебной практики по всей стране исключительно велика.

Кроме того, как обратил внимание Вячеслав Голенев, подготовленное постановление дает ответы и при спорах о том, где проходит грань между вопросами права и вопросами факта. "Как известно, суд кассационной инстанции не вправе переустанавливать факты дела, не может оценивать доказательства по спору", - напоминает он.

Проще говоря, третья инстанция не проверяет факты, считается, что картина ясна и доказана. Кассация только изучает, как суды применили закон, не ошиблись ли в толкованиях. В связи с этим даже у многих юристов возникают проблемы с пониманием, на что можно жаловаться в кассационный суд, на что - нет. Теперь частично кассация сможет сомневаться и в фактах: если не согласится с мотивами, почему нижестоящие суды не приняли те или иные доказательства, дело может быть направлено на новое рассмотрение. И уже нижестоящие суды будут разбираться, как все было на самом деле.

Верховный суд России усилил роль прецедентов: своих позиций по принципиальным вопросам, высказанных в конкретных делах. Нижестоящие суды больше не вправе игнорировать официальное мнение высокой инстанции.

REUTERS

Сегодня "Российская газета" публикует два постановления пленума Верховного суда, которые юристы уже назвали прорывными. По сути у нас закрепляются элементы прецедентного права.

Документы разъясняют тонкости рассмотрения дел в апелляционных и кассационных инстанциях. В постановлении, касающемся кассационных судов, дано четкое указание: проверять выводы первой и апелляционной инстанции на предмет соответствия правовым позициям Верховного суда России. Если нижестоящие инстанции рассудили как-то по-своему, вынесенные решения надо отменить.

Судебная практика должна быть единой по всей стране. Не может быть каких-то особенных - рязанских или уральских - трактовок закона. Мы должны понимать, что по типовому делу сюрпризов не будет, судьи решат, как положено, а не как им заблагорассудится.

Иногда на практике, действительно, возникают спорные вопросы и поначалу единого подхода нет. Например, в одном из регионов налоговая инспекция стала требовать с граждан так называемые налоги с покупок. Допустим, купил фермер дорогой автомобиль. А налоговая выставила счет: мол, мы не видели, как вы заработали эти деньги, но раз откуда-то они у вас появились, вы должны заплатить с них налог. Машина стоила миллион? Прекрасно, говорила налоговая, вы должны заплатить в казну 130 тысяч рублей. Все честно.

Некоторые суды соглашались с такой логикой, некоторые нет. Все ждали, когда первое такое дело дойдет до Верховного суда России.

Судебная практика должна быть единой по всей стране. Не может быть каких-то особенных - рязанских или уральских - трактовок закона

Высокая инстанция четко сказала: нет, такой налог незаконен. Права граждан были защищены отныне и впредь. Как только Верховный суд высказался и отменил "налог с покупки" по конкретному делу, все остальные подобные дела решились сами собой. Где налоговая сняла сама претензии, где суды отклонили ее требования. Само же прецедентное решение было включено в обзор судебной практики Верховного суда России. Если у кого-то возникнут проблемы, можно будет сослаться на этот документ. Но проблемы не возникнут, налоговая инспеция действуют законопослушно: раз нельзя, так не делается. Именно так все и работает. Однако, как рассказывает адвокат Вячеслав Голенев, на практике иногда суды делают вид, что не замечают правовых позиций высокой инстанции.

Поэтому принятые постановления он назвал существенным шагом вперед. Публикуемые в сегодняшнем номере "РГ" постановления пленума дают разъяснения арбитражным судам. Однако, по мнению экспертов, аналогичные подходы могут и должны быть закреплены в отношении кассационных судов общей юрисдикции - как по делам, рассматриваемым по ГПК, так и рассматриваемым по Кодексу административного судопроизводства.

"Кассационная практика арбитражных кассационных судов нарабатывалась почти 30 лет, - говорит Вячеслав Голенев. - Нормы ГПК и Кодекса административного судопроизводства по "новой кассации" во многом заимствованы из положений АПК РФ об арбитражном кассационном судопроизводстве".

Так что суды общей юрисдикции тоже не вправе игнорировать правовые позиции Верховного суда страны.

"Поэтому обоснованным является распространение положительного опыта арбитражных кассационных судов и в кассационных судах общей юрисдикции, - говорит адвокат Вячеслав Голенев. - Но крайне важно, что принятые постановления сейчас позволят усовершенствовать практику именно в арбитражных судах".

Он привел пример из своей практики. Бывает, крупная компания искусственно дробится на несколько мелких организаций, чтобы каждая из них платила налог по упрощенной системе. В принципе это нарушение, так как является типичной схемой ухода от налогов. Когда налоговая инспекция ловит предпринимателей на этом, то предъявляет обоснованные претензии. Но возникает вопрос, по какой формуле рассчитывать НДС в данном случае. Есть два варианта, в одном случае выходит больше, в другом - меньше.

По словам адвоката, Верховный суд России не раз высказывал позицию, что в таких делах применяться должна гуманная формула. Но некоторые арбитражные суды продолжают выносить решения, противоречащие правовым подходам высокой инстанции. Теперь же они будут обязаны принять во внимание обзор судебной практики Верховного суда России и определения по конкретным делам. И объяснить, почему они не подходят в данном случае, если, по мнению суда, случай совершенно иной.

В свою очередь адвокат Алексей Сикайло обратил внимание, что оба постановления интересны в первую очередь в части уточнения такой категории жалобщиков, как "иные лица, о правах и обязанностях которых принят оспариваемый судебный акт". Проще говоря, тех, кто не участвовал в ходе разбирательства дела в первой инстанции, не являлся стороной процесса, но все-таки не может оставаться в стороне. "Предлагается толковать эту категорию лиц достаточно широко", - подчеркивает адвокат.

Прецедентное право берет свое начало в Британии и лежит в основе судебных систем многих бывших колоний британской империи. В США во время судебных процессов разворачиваются настоящие баталии между защитниками и обвинителями, каждая сторона приводит свои примеры того, как поступали во время рассмотрения схожих дел. Дело в том, что еще в колониальный период судьи использовали английские сборники судебных отчетов, чтобы вынести вердикт по тому или иному спору, учитывая при этом и местные обычаи. Примечательно, что нижестоящие суды должны следовать решениям вышестоящих (вплоть до Верховного), однако могут и не руководствоваться ранее вынесенным вердиктом, создав новый прецедент. Сложность системы заключается еще в том, что в каждом американском штате действует своя правовая система со своими прецедентами.

Во Франции на практике все более значимую роль играют прецеденты, и этому есть вполне логичное объяснение. Дело в том, что при толковании законов то и дело возникают пробелы, а обязанность заполнять их на основе имеющихся прецедентов закреплена за Кассационным судом, что обозначено в статье 4 Гражданского кодекса Франции. Причем решения по этим вопросам публикуются в особых сборниках, что позволяет судьям знакомиться с новыми прецедентами, и применять их в схожих случаях. Более того, судебные прецеденты широко используются в административной юстиции, где высшей судебной инстанцией является Государственный совет. Именно отталкиваясь от прецедентов, он выносит многие свои вердикты. Тем не менее строгой обязанности нижестоящих судебных инстанций равняться на прецедентные решения вышестоящих во Франции нет.

Судебные решения Верховного Кассационного суда Италии являются обязательными лишь для каждого отдельного представленного случая, но при этом не всегда являются прецедентом в отношении других будущих случаев. Тем не менее судебное решение, пройдя кассационную фазу, может восприниматься другими судами в качестве прецедента. "При подготовке к любому процессу мы в обязательном порядке изучаем прецедентные вердикты, вынесенные кассационной инстанцией. Тем не менее решение остается за конкретным судом первой инстанции или апелляционным судом, который может принять к сведению вердикт Кассационного суда", - рассказала "РГ" магистр международного и европейского права, юрист-международник "Адвокатского бюро Грассо" Наталия Грассо.

Вице-президент Федеральной палаты адвокатов Михаил Толчеев ответил на вопросы читателей "Российской газеты", поступившие в ходе прямой линии по поводу стартовавшей судебной реформы.

fparf.ru

Напомним, созданы девять отдельных кассационных судов и пять апелляционных судов общей юрисдикции. Помимо прочего Михаил Толчеев перечислил, какие нарушения могут стать безусловным основанием для пересмотра дела. Например, если дело рассмотрено судом в незаконном составе или отсутствует протокол судебного заседания.

Михаил Николаевич, пока не зазвонил телефон, ответьте на первый и главный вопрос, который волнует всех. Действительно ли создание кассационных судов повысит шансы на выявление и исправление судебных ошибок?

Михаил Толчеев: Мы все на это очень рассчитываем. Идея сплошной кассации давно обсуждалась в юридических кругах и, по мнению большинства, способна значительно повлиять на систему исправления судебных ошибок.

Поясните читателям, что значит "сплошная кассация".

Михаил Толчеев: Кассация - это инстанция, предназначенная для пересмотра решений, вступивших в законную силу. До 1 октября этого года в судах общей юрисдикции кассационное обжалование существовало в усеченном виде: решение о приемлемости поданной жалобы и возможности ее рассмотрения судебной коллегией принимал судья соответствующего суда единолично.

Коллегия рассматривала только около трех процентов поданных жалоб.

Что изменилось?

Михаил Толчеев: Теперь все такие жалобы будут рассматриваться в кассационном суде (не "привязанном" к субъекту РФ) тремя судьями с изучением материалов дела и приглашением участников спора.

Кроме того, раньше рассмотрение и апелляционных, и кассационных жалоб производилось в суде субъекта РФ. Теперь эти функции разделены, что позволяет рассчитывать на исключение непроцессуального общения и солидарности судей одного и того же суда, принимающего решение по делу.

Мы также рассчитываем, что кассационные суды станут авторитетным источником правоприменительного толкования, что, в свою очередь, приведет к повышению правовой определенности и предсказуемости судебных решений.


Инициатором судебной реформы стал председатель Верховного суда России Вячеслав Лебедев. Фото: Сергей Куксин

Звонок из Москвы. Студент юрфака Алексей интересуется, в каких случаях решение может быть отменено кассационным судом?

Михаил Толчеев: Решение может быть отменено, если будет установлено неправильное применение нижестоящим судом норм закона. При этом, как и прежде, суды кассационной инстанции не вправе давать иную оценку доказательствам или рассматривать новые обстоятельства, которые не были предметом исследования суда первой или апелляционной инстанции.

Для подачи кассационной жалобы никуда уезжать не нужно, она направляется через суд первой инстанции, а в заседании можно участвовать по видео

То есть новых полномочий не прибавилось? Только расселили разные инстанции по разным регионам, и все?

Михаил Толчеев: Но теперь решение может быть отменено или изменено кассационным судом и в том случае, если оно противоречит установленным судом фактическим обстоятельствам дела.

В закон также введено указание на допущенные при рассмотрении дела процессуальные нарушения, которые станут безусловными основаниями для отмены решения кассационным судом. Среди них рассмотрение дела судом в незаконном составе, отсутствие протокола судебного заседания, принятие судом решения о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле, и другие.

Все эти новшества позволяют надеяться, что произойдет действительно "процессуальная революция", способная обеспечить надлежащий уровень исправления судебных ошибок и формирования единообразного правоприменения.

Практический вопрос от Анны Алексеевны из Брянска. Как подать жалобу в кассационный суд? Придется ехать в другой регион?

Михаил Толчеев: Жалоба в кассационный суд подается аналогично апелляционной жалобе. Ехать в другой регион не нужно.

Почему?

Михаил Толчеев: После рассмотрения апелляционной жалобы в суде субъекта РФ все материалы дела возвращаются в суд первой инстанции, принявший решение по делу.

Туда же в течение трех месяцев с момента вынесения апелляционного определения может быть подана кассационная жалоба. К ней прилагаются копии по числу лиц, участвующих в деле, и документ об уплате госпошлины.

Но на процесс же все равно придется ехать, да? Например, апелляционный суд для Брянской области находится в Москве, а кассационный - в Саратове.

Михаил Толчеев: Для непосредственного участия в судебном заседании придется ехать в кассационный суд, для дистанционного предусмотрена видео-конференц-связь.

А кроме того, Закон "О судебной системе Российской Федерации" предполагает создание в случае необходимости в отдаленных районах обособленного судебного присутствия кассационного суда, которое будет выполнять его функции.

В каких случаях можно использовать видео-конференц-связь?

Михаил Толчеев: Согласно закону доступ к видео-конференц-связи будет предоставляться при наличии технической возможности в районных судах.

Петр из Краснодара спрашивает. Региональный суд рассмотрел кассационную жалобу по старым правилам 30 сентября. Куда подавать вторую кассационную жалобу - в Верховный суд или кассационный? И с какого момента начинает течь срок ее подачи?

Михаил Толчеев: Эти и другие вопросы, связанные с началом действия нового регулирования, Верховный суд РФ рассмотрел в специальном Постановлении Пленума № 26 от 9 июля 2019 года.

В случае если право на обращение в первую кассацию уже реализовано в порядке, действовавшем до вступления в силу изменений, кассационная жалоба может быть подана в судебную коллегию Верховного суда РФ в течение трех месяцев начиная с 1 октября 2019 года, если на момент ее подачи не истек шестимесячный срок с даты рассмотрения жалобы в первой кассации.

Михаил Толчеев: В этом случае жалоба подается в кассационный суд общей юрисдикции. Это прямо предусмотрено пунктом 1 части 2 статьи 377 ГПК РФ.

Как относятся адвокаты к реформам, происходящим в судебной системе? Содержат ли они долгожданные новеллы, усиливающие статус?

Михаил Толчеев: В целом я бы назвал это сдержанным оптимизмом.


В номере за 3 октября "Российская газета" сообщила о начале работы нового кассационного суда в Москве

Одна из новаций судебной реформы - представлять интересы сторон в судах, начиная с регионального уровня, могут только дипломированные юристы. Многие звонившие рассказывали, что уже с 1 октября у них в областных судах стали спрашивать дипломы. Кто не приносил, тех не допускали к процессу.

Михаил Толчеев: Профессионализация судебной деятельности - это необходимость, которую осознает все большее число специалистов. И прежде всего судебная система.

Сегодня можно с уверенностью говорить о том, что судейский корпус поддерживает идею ограничения допуска к представительству в суде непрофессиональных участников. Требование наличия статуса адвоката или юридического образования для лиц, профессионально представляющих интересы участников процесса в суде, начиная с уровня апелляционного суда, на мой взгляд, хотя и компромиссный, но все же вполне определенный шаг в этом направлении.

Читатель Михаил Петрович из Оренбурга интересуется, сегодня все законы можно найти в интернете. Все можно изучить самостоятельно. Обязательно ли идти за помощью к тому, кто имеет диплом?

Михаил Толчеев: Правосудие - сложный механизм, требующий глубокого знания права, а не только норм закона. Участие в качестве его составляющей представителя, не посвященного в тонкости этой работы, приводит к возложению на суд не свойственных ему функций и к раскоординации системы.

Тогда почему вы считаете принятый вариант компромиссным, раз реформой введены ограничения для людей без диплома?

Михаил Толчеев: Компромиссным же это решение следует признать потому, что для стабильной работы системы недостаточно знать правила ее работы.

Должны быть созданы действенные механизмы реализации ответственности за неисполнение этих правил. Статус адвоката такие механизмы предполагает. Адвокат действует в рамках, которые установлены Кодексом профессиональной этики адвоката, содержащим систему этических и профессиональных требований и формирующим обязанности адвоката по отношению как к своему доверителю, так и к системе правосудия.

Большинство добросовестных юристов также следуют этим правилам. Однако, в отличие от адвокатов, в отношении юристов без адвокатского статуса механизмы возложения ответственности, скажем, за недобросовестное исполнение обязанностей, предательство интересов клиента и т.д. отсутствуют.

Вы сказали о сдержанном оптимизме в отношении судебных реформ. Готова ли к ним адвокатура, в каком она состоянии сейчас?

Михаил Толчеев: Адвокатура сегодня стабильна, она функционирует в том виде, в каком была задумана разработчиками и вдохновителями Закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" 2002 года. Тем не менее существуют определенные проблемы как внешнего, так и внутреннего характера.

Кто-то говорит о кризисе.

Михаил Толчеев: Кризисом эти трудности некоторые коллеги называют чаще в исключительно спекулятивном порядке, преследуя какие-то собственные цели. Кто-то по незнанию, а кто-то осознанно пытается нагнетать ситуацию, чтобы реализовать собственные устремления и амбиции, будучи не в состоянии осуществить их с помощью иных методов.

В этом ряду мы наблюдаем и обезличенные обвинения, когда сообщается о злоупотреблениях без приведения фактов и указания на конкретных лиц (что создает негативное впечатление, но не влечет правовой ответственности за сказанное), и оценку отдельных явлений как устойчивой тенденции развития без достаточных на то оснований.

Для успеха судебной реформы важно, чтобы адвокатура была сильной.

Михаил Толчеев: Задача органов адвокатского самоуправления заключается в том, чтобы обеспечить системную защиту прав адвокатов и сообщества в целом.

Сегодня представители адвокатского сообщества включены в законодательный процесс, представлены в качестве экспертов в различных государственных и общественных организациях.

Мы добились повышения ставок оплаты труда адвокатов, участвующих в судопроизводстве по назначению органов предварительного расследования или суда. Все больше регионов страны реализуют программы централизованного назначения адвокатов в качестве защитников, что минимизирует возможности недобросовестного манипулирования правом на защиту и нарушения прав адвокатов.

Федеральная палата приступила к реализации масштабной программы цифровизации адвокатуры.

Насколько однородна корпорация во взглядах?

Михаил Толчеев: Совершенно не однородна. Нужно понимать, что адвокат - это человек, не только обладающий обширными познаниями в области регулирования социальных отношений, но и наделенный определенной внутренней свободой. У адвоката нет начальников. Никто, включая органы адвокатского самоуправления, не определяет поступки адвоката.

Он абсолютно самостоятельно принимает решения и сам несет за них ответственность. Это во многом и предполагает несхожесть наших взглядов. Наши поступки диктуются только теми ценностями, о которых я говорил выше и на верность которым мы принесли присягу адвоката. Именно поэтому не находят широкой поддержки попытки нагнетания ситуации, огульного опорочивания и разрушения авторитетов в адвокатуре, когда кто-то, не называя конкретных лиц и событий, чтобы избежать обвинений в клевете, стремится бросить камень в сообщество в целом. Но, мне кажется, сообщество обладает достаточной мудростью, чтобы отделить факты от домыслов и стратегий реализации собственных амбиций.

В статусе вице-президента Федеральной палаты адвокатов вы совсем недавно. Расскажите, по какому принципу обновляется Совет ФПА? Как проходят выборы президентов и вице-президентов?

Михаил Толчеев: Президента и вице-президентов избирает Совет ФПА открытым голосованием простым большинством голосов. Раз в два года сам Совет обновляется на одну треть Съездом адвокатов, на котором представлены все адвокатские палаты страны и каждая палата имеет один голос. Кандидатуры для вхождения в Совет предлагаются действующим президентом ФПА. Полагаю, основным принципом обновления является необходимость равномерности представления в Совете ФПА мнения региональных адвокатских палат.

Есть ли внутрикорпоративные рычаги для смены руководства, если им недовольны?

Михаил Толчеев: Конечно, есть. Конференция региональной палаты может не утвердить предложенные ее президентом кандидатуры на вхождение в Совет. Трудно представить себе президента палаты, который не считается с мнением адвокатов. Адвокаты не такие люди, которые будут терпеть подобное отношение. Кроме того, существует механизм переизбрания президента и всего состава Совета региональной палаты по требованию большинства адвокатов палаты, представлению территориального управления Минюста или по решению Совета ФПА.

В октябре была опубликована Справка о реализации полномочий ФПА РФ по содействию адвокатской деятельности и защите профессиональных и социальных прав адвокатов. С момента создания организации в 2003 году проделана большая работа. От чего в основном приходится защищать адвокатов?

Михаил Толчеев: От незаконных попыток вторжения в адвокатскую деятельность. Всегда ведь есть искушение использовать власть в отношении процессуального оппонента.

Как я уже сказал, основной задачей органов адвокатского самоуправления является системное реагирование на нарушения прав адвокатов. Но и точечными инцидентами пренебрегать нельзя. Каждое нарушение прав адвоката является вторжением в процесс отправления правосудия и потенциально ставит под сомнение его легитимность. Незаконные допросы и обыски адвокатов, недопуск их к доверителю в СИЗО, лишение возможности реализовать предоставленные законом права в суде - все это бросает тень на правосудие в целом. Деятельность может определяться как правосудие, только если отвечает конституционным и международным стандартам. Они требуют реальной возможности осуществления адвокатом предоставленных законом правомочий, а не исполнения декоративной функции. Кроме того, мы пытаемся добиться справедливого налогообложения адвокатов, обеспечения социальных гарантий и многого другого.

Статус адвоката не предполагает возможности его дискриминации по сравнению другими гражданами. Тем не менее, к примеру, только на том основании, что адвокаты не являются предпринимателями, следователи и судьи отказываются применять к ним содержащуюся в УПК РФ оговорку в отношении "экономических" составов при избрании меры пресечения в случае уголовного преследования.

Приходится ведь защищать адвокатуру и от нерадивых коллег? Как ФПА реализует свои полномочия в этом вопросе? Или в основном такие люди покидают корпорацию после привлечения их к уголовной ответственности, например, за мошенничество?

Михаил Толчеев: Как я уже отметил выше, адвокатура обладает действенными механизмами саморегуляции. К ним, прежде всего, следует отнести наличие Кодекса профессиональной этики адвоката и дисциплинарных органов, наделенных правомочиями возлагать на адвоката взыскания, вплоть до прекращения статуса. Так реализуется принцип независимости адвокатуры, обеспечивающий гарантии конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи. Только само сообщество вправе принимать решение о правильности действий адвоката, что устраняет возможность давления на него со стороны процессуального оппонента - следователя или прокурора. Исключение составляет уголовное преследование адвокатов, и здесь мы вынуждены констатировать негативную тенденцию: в последнее время участились попытки перенесения гражданско-правовых отношений в уголовную плоскость - вторжения в вопросы обоснованности гонорара адвоката, в хозяйственную деятельность органов адвокатского самоуправления и т.д.

С 1 октября действуют 9 кассационных судов общей юрисдикции. Первый кассационный суд - в городе Саратове; Второй кассационный суд - город Москва; Третий кассационный суд - город Санкт-Петербург; Четвертый кассационный суд - город Краснодар; Пятый кассационный суд - город Пятигорск; Шестой кассационный суд - город Самара; Седьмой кассационный суд - город Челябинск; Восьмой кассационный суд - город Кемерово; Девятый кассационный суд - город Владивосток; кассационный военный суд - в городе Новосибирске.

Кроме того, создано 5 апелляционных судов общей юрисдикции. Первый апелляционный суд - в городе Москве; Второй апелляционный суд - город Санкт-Петербург; Третий апелляционный суд - город Сочи; Четвертый апелляционный суд - город Нижний Новгород; Пятый апелляционный суд - город Новосибирск.

Допустим, дело рассмотрено в первой инстанции в районном суде Алтайского края, апелляция будет в краевом суде в Барнауле, а кассация в кассационном суде в Кемерово. Если первая инстанция - Сахалинский облсуд, то апелляция в Новосибирске, кассация во Владивостоке.


Как правило, юристы совершают три основные ошибки в суде апелляционной инстанции.

Не проверяют безусловные основания для отмены решения

Это сильный довод для отмены решения, но его часто упускают из виду. Юристы слишком увлекаются обоснованием своей позиции и описанием обстоятельств, но забывают проверить, есть ли в деле безусловные процессуальные нарушения.

Если апеллянт найдет хотя бы одно такое нарушение — суд отменит решение и пересмотрит дело по правилам первой инстанции, то есть заново рассмотрит спор по существу. При таком пересмотре можно будет подавать ходатайства и заявления, представлять доказательства, если по каким-либо причинам не сделали это в первой инстанции.

Наиболее часто в жалобах апеллянты ссылаются на два нарушения — суд рассмотрел дело без лица, участвующего в деле, которое не известили о времени и месте заседания, или суд принял решение о правах и обязанностях лиц, которые не привлечены к участию в деле.

Если судью по делу незаконно заменили или нарушена территориальная подсудность — можете ссылаться на рассмотрение дела в незаконном составе суда.

Проверяйте, есть ли в деле протокол судебного заседания — вышестоящие суды часто отменяют решения из-за его отсутствия. Если в деле нет аудиозаписи судебного заседания, суды также могут отменить решение по этому же основанию.

Апелляция отменит решение, если аудиозаписи нет, но на ней были зафиксированы сведения, которые послужили основанием для принятия судебного акта. Поэтому укажите в жалобе, какие важные сведения были на аудиозаписи. Например, допросы свидетелей, экспертов, осмотр доказательств.

Юристы плохо выстраивают защиту


Юрист приводит в апелляционной жалобе бесконечный перечень ошибок суда от серьезных до ничего не значащих.

Например, когда он указывает, что судья неправильно применил нормы и при этом был без мантии, второй довод явно перечеркивает серьезность первого. Сами нарушения апеллянты обычно формулируют в общих словах — без ссылки на конкретные доказательства и материалы дела. Судьи редко воспринимают такие жалобы положительно.

Рекомендация — пишите не более четырех-пяти четко сформулированных оснований для отмены. В каждом доводе желательно описывать три момента: ошибку нижестоящего суда, неверный вывод, к которому он пришел из-за этой ошибки, и вывод, к которому суд должен был прийти.

Юристы пассивно ведут себя в апелляции

Когда суд уже рассмотрел дело по существу, юристам кажется, что их задача в апелляции — лишь приводить аргументы за и против решения суда. Это не совсем так. Апелляция — это последняя возможность закрыть доказательственные пробелы в позициях сторон по делу. Воспользуйтесь этим.

Пробуйте представить в апелляции существенные для дела доказательства, заявляйте ходатайства. Апелляционная инстанция может принять от стороны дополнительные доказательства и рассмотреть ходатайства о получении новых доказательств, но только в двух случаях. Первый случай — если сторона обоснует, что не могла представить их в первую инстанцию по уважительным причинам. Вторая — если суд первой инстанции их отклонил. То есть в апелляции необходимо еще раз заявить все ходатайства и доказательства, которые отвергла первая инстанция.

Если не представили доказательства в первую инстанцию, но они имеют существенное значение для дела, все равно представьте их в апелляции. Если не сможете привести уважительные причины или они явно «притянуты», вероятность, что суд примет доказательство или удовлетворит ходатайство, все равно остается: суд скорее примет новое доказательство, чем не примет его под риском отмены судебного акта.

Например, компания обратилась к обществу с иском о взыскании неосновательного обогащения. Так как ответчик не представил доказательств, что удержал перечисленные деньги обоснованно, суд удовлетворил иск. В суд апелляционной инстанции ответчик представил договоры и акты сдачи-приемки услуг, которые подтвердили наличие обязательств между истцом и ответчиком и основание платежей. Апелляция приобщила документы к делу и отказала в иске. Вышестоящие суды согласились с апелляционной инстанцией.

Ошибки в кассации

Юристы совершают шесть популярных ошибок. Первые три разобрали в разделе про апелляцию. Еще три ошибки характерны только для кассации.

В 99 процентах случаев, когда кассация оставляет в силе решения нижестоящих судов, она указывает, что доводы жалобы направлены на переоценку фактических обстоятельств дела и доказательств. А это не входит в пределы рассмотрения дела в кассации. Кассация лишь проверяет, правильно ли суды применили нормы материального и процессуального права.

Причина такой практики — юристы часто копируют в кассационную жалобу текст апелляционной. Например, в жалобе пишут, что «выводы судов не соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным в дело доказательствам».

Если хотите представить новые доказательства или выполнить процессуальные действия, которые возможны только в первой инстанции, ищите безусловные основания для отмены решения.

Ссылайтесь в кассационной жалобе именно на ошибки в применении норм — это ваши основные доводы. Все аргументы, которые связаны с не исследованием или неверной оценкой доказательств, приводите лишь в подтверждение ошибок суда.

Доводы жалобы не соответствуют просительной цели

Кассация не сможет принять новый акт, так как для этого ей придется исследовать и оценить доказательства, а суд кассационной инстанции не вправе это делать. Такое несоответствие просьбы и доводов снижает убедительность жалобы и часто вызывает вопросы и критику в кассационном суде.

Изучите материалы дела и подберите возможные доводы для кассации. После этого определитесь, как сформулировать просительную часть кассационной жалобы.

Слишком поздно подали дополнительные документы


Часто юристы слишком поздно подают позиционные документы и неверно их оформляют. Суды обычно принимают документы прямо в заседании, но только не кассационные. Если представить отзыв на жалобу, дополнения, письменные объяснения прямо в заседание, кассация может их отклонить. Например, суд указал, что письменные объяснения поступили накануне судебного заседания, и отказал приобщить их к материалам дела.

Учитывайте особенности суда. Например, Арбитражный суд Московского округа может не принять письменные объяснения, так как считает их новыми доказательствами, которые кассация не может принимать. Поэтому оформляйте дополнительные объяснения как текст выступления — его суды обычно принимают.


Многие воспринимают Верховный суд как последний шанс для того, чтобы добиться справедливости. Однако обращение в эту инстанцию имеет ряд определённых тонкостей, и если их не учитывать, все усилия могут пойти насмарку. О том, какие ошибки чаще всего допускают заявители и как их избежать, в своей видеоконсультации рассказал адвокат по уголовным делам нашего правового центра Вячеслав Лоскутов

Верховный суд РФ — это высшая инстанция по делам общей юрисдикции. Он находится на одной иерархической ступени с Высшим арбитражным судом. Разница между ними заключается в делах, которые данная структура правомочна пересматривать. Увы, решения не всегда бывают объективны. Судьям свойственны ошибки, нельзя исключать и предвзятость. Это и является поводом для обращения, равно как и новые обстоятельства, которые появились после оглашения приговора.

«Инстанцию можно назвать судом для суда. Сотрудники обращают внимание, прежде всего, на те ошибки и недочёты, которые были допущены коллегами при рассмотрении того или иного дела. При этом многочисленные тонкости и обстоятельства события вероятного преступления уходят в тень самого разбирательства и действий человека в мантии», — считает адвокат по уголовным делам Вячеслав Лоскутов.

Обращение в «Верховный» подаётся, если дело относится к общей юрисдикции. Работа инстанции кроется в оценке и контроле деятельности нижестоящих судов. Все поступающие жалобы можно классифицировать на апелляционные — для оспаривания решения, которое ещё не успело приобрести силу, кассационные — для пересмотра решений всех судов, кроме районных, и надзорные, которые затрагивают действия верховных судов республики, области, края, городов особого подчинения и автономных регионов страны.

«Поскольку Верховный суд перегружен работой, обращения должны быть краткими и ёмкими, изложенные сухим языком доказательств и аргументов. Эмоциям волю давать нельзя, даже несмотря на все пережитые трудности и обстоятельства рассмотрения. Для составления жалобы лучше воспользоваться услугами профессионального юриста, имеющего необходимый опыт», — советует адвокат по уголовным делам Вячеслав Лоскутов.

Процесс подачи жалобы в Верховный суд описан в процессуальных кодексах. В любом обращении нужно указать наименование структуры, которая её принимает; сведения о лице или структуре, которая направляет её; список сторон и участников дела, а также полную информацию по ним.

«Регламент подачи жалобы в Верховный суд по уголовному делу закреплён в УПК РФ. Обычно жалобу подаёт та сторона, которая считает, что решение несправедливо, принято с нарушением законодательства или не были приняты во внимание важные обстоятельства дела. Жалоба подаётся заказным письмом. Прежде всего определяется, принять её или отклонить. Если выносится решение отклонить жалобу, то есть возможность обратиться к председателю «Верховного» и его заместителю», — резюмирует адвокат по уголовным делам Вячеслав Лоскутов.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: