Как бентам обосновывал проблему обеспечения свободы индивида от произвола государства

Обновлено: 28.09.2022

Революция в Англии создала благоприятные условия для развития капитализма. В Англии происходит промышленный переворот, результаты которого сказываются в последней четверти XVIII в. Промышленная буржуазия стремится к более широкому и четкому внедрению буржуазных принципов в право, к предоставлению ей решающего участия в политической власти. Одновременно в Англии растет пролетариат; начинаются его выступления. В 30-х гг. XIX в. возникает рабочее движение за демократическую конституцию — чартизм.

Своеобразную концепцию права и государства в Англии этого периода разрабатывал Иеремия Бентам (1748—1832).

Бентам родился в Англии, в семье адвоката. Он много писал о философских, этических, юридических и политических проблемах современности.

Еще в первых своих произведениях Бентам отвергал теорию естественного права. Он писал, что содержание естественного права неопределенно и всеми толкуется по-разному. Бессмысленным и химеричным является и понятие "общественный договор", так как государства создавались насилием и утверждались привычкой. Бентам обстоятельно критикует французскую Декларацию прав человека и гражданина 1789 г., утверждая, что идея прав личности ведет к обоснованию анархии, сопротивлению государственной власти. "Право", противопоставляемое закону, "является величайшим врагом разума и самым страшным разрушителем правительства".

Бентам, как и Гоббс, считал право выражением воли суверена. Право — это повеления и запреты, установленные государством и обеспеченные санкцией. Субъективные права — детище закона; вне повелений суверена нет никаких прав личности. Так называемые "естественные права", — писал Бентам, — это "анархические софизмы", произвольные оценки закона и его действия.

Бентам был сторонником ясного и доступного законодательства. Английскую систему "общего права", основанную на судебных прецедентах, он порицал как "капризную и непонятную властительницу наших судеб". Бентам подготовил полный кодекс законов, включающий гражданское, уголовное и конституционное право.

Бентам признает реальным правом лишь то, которое установлено государством. Однако существующее законодательство архаично и несовершенно. Каковы же критерии его оценки и соответственно направление совершенствования? "Законодательство должно, наконец, найти непоколебимую основу в чувствах и опыте". В поисках этой основы Бентам разрабатывает теорию утилитаризма[34].

"Природа подчинила человека власти удовольствия и страдания. Им мы обязаны всеми нашими идеями, ими обусловлены все наши суждения, все наши решения в жизни. — писал Бентам. — Принцип пользы подчиняет все этим двум двигателям".

Единственно реальными интересами Бентам считает интересы отдельных лиц. Он много и обстоятельно рассуждает об удовольствиях и страданиях, классифицируя их по разным основаниям; им даже разработаны правила "морального счета", где добро — "приход", зло — "расход". При этом существование частной собственности и конкуренции Бентам рассматривает как необходимое условие реализации главного положения его концепции. "Наибольшее счастье для наивозможно большего числа членов общества: вот единственная цель, которую должно иметь правительство".

Применяя утилитаризм к вопросам права, Бентам приходит к следующим выводам. Закон сам по себе — зло, поскольку он связан с применением наказания (страдание). Кроме того, при его осуществлении возможны ошибки. "Каждый закон есть нарушение свободы". Тем не менее закон — зло неизбежное, ибо без него невозможно обеспечить безопасность. Главным предметом заботы законодательства Бентам называет частную собственность: "Собственность и закон родились вместе и умрут вместе. До закона не было собственности; устраните закон, и собственность перестанет существовать".

Обеспечение безопасности, продолжал Бентам, в известной мере противоречит равенству и свободе; каковы же в связи с этим должны быть пределы законодательного регулирования? Для ответа на данный вопрос Бентам анализирует "нравственные обязанности", которые делит на две группы.

Нравственные обязанности по отношению к себе составляют правила благоразумия. Поскольку причинить вред самому себе можно только по ошибке, страх возможных последствий этой ошибки является достаточным и единственным стимулом, предупреждающим такой вред; вот почему законодатель не должен регулировать те действия и отношения, где люди могут вредить только сами себе. Например, рассуждал Бентам, попытка законодательным путем искоренить пьянство, разврат, расточительство принесет больше вреда, чем пользы, ибо приведет к усложнению законодательства, мелочной регламентации частной жизни, введению чрезмерно суровых наказаний, развитию шпионства и всеобщей подозрительности. Иначе решается вопрос об "обязанностях по отношению к общему благу", где законодательство определяет налоги и некоторые другие обязанности лиц.

Отсюда неизбежно следовал вывод, что законодательство не должно вмешиваться в деятельность предпринимателей и в их отношения с рабочими; по теории утилитаризма стороны сами, руководствуясь "моральной арифметикой", определяют условия договора исходя из собственной пользы. Теория утилитаризма оправдывала любые условия договора, продиктованные наемному рабочему, и отвергала попытки законодателя взять последнего под свою защиту в обществе, где рабочий класс еще не имел собственных организаций для защиты от произвола частных предпринимателей, а в обществе не было систем социальной защиты личности.

Вместе с тем многим сочинениям Бентама присущ дух критики устаревших политических и правовых учреждений Англии и континентальной Европы.

Бентам — сторонник свободной конкуренции, противник государственной регламентации хозяйственной жизни. Его теория утилитаризма давала этико-философскую основу либеральному течению в Англии XIX в. Но взгляды Бентама на роль государства своеобразны. Его беспокоило угнетенное положение рабочего класса в Англии, рост числа неимущих, беспомощность социально обездоленных слоев населения. Поэтому он считал необходимым возложить на государство обязанность помощи беднякам, заботу о воспитании и образовании низших слоев общества и другие социальные обязанности. Для борьбы с пауперизмом он предлагал создавать работные дома и даже ввести налог в пользу бедных. Однако некоторые его замыслы и рекомендации далеки от альтруизма. Бентам детально разработал типовой проект здания, обитатели которого будут находиться под неустанным систематическим надзором. "Паноптикон" — это круглое здание с внутренним двором и башней в центре, откуда надзирателям видны все помещения, внутренние стороны которых загорожены не стенами, а решетками. В таких специально построенных "паноптиконах" предполагалось разместить тюрьмы, сумасшедшие дома, лазареты, больницы, школы, дома для бедных, исправительные и работные дома.

Бентам ратовал за реформу права, его кодификацию, отмену ряда феодальных институтов, за совершенствование системы наказаний, уделял значительное внимание вопросам процесса, теории доказательств и т.п. Со своими проектами он обращался к правительствам Англии, Франции, России, Испании, США и других стран.

Известную эволюцию претерпели взгляды Бентама на наилучшую форму правления.

Вначале он одобрял конституционную монархию в Англии, высказывался за высокий имущественный ценз, долгосрочное избрание представительства. В этот период он резко осуждал демократию как анархию.

Однако под влиянием радикалов, ставивших вопрос об упразднении ряда феодальных пережитков в государственном строе Англии, Бентам меняет свои взгляды. Известную роль в этом сыграло и упрямое нежелание правительства внять его призыву реформировать право. Бентам выступает с острой критикой монархии и утверждает, что учредительная власть (право учреждать основные законы государства) принадлежит народу. Власть законодательная должна осуществляться однопалатным представительством, ежегодно избираемым на основе всеобщего, равного и тайного голосования. Исполнительную власть, по Бентаму, осуществляют должностные лица, подчиненные законодательной палате, ответственные перед ней и часто сменяемые. Написанный Бентамом "Конституционный кодекс" представлял собой, по существу, проект демократической конституции Англии.

Как и многие другие либеральные мыслители того времени, Бентам осуждал агрессивные войны и колониальный режим. Он разрабатывал проекты международных организаций для предупреждения войн, мирного решения конфликтов между государствами. Таковы "План всеобщего и вечного мира" (1789 г.), Набросок Кодекса международного права (1827 г.).

Труды Бентама значительно повлияли на развитие буржуазной политико-правовой идеологии. Его даже называли Ньютоном законодательства; теория утилитаризма была далее развита его последователем Дж. Ст. Миллем, а ее методология и этика оказали большое воздействие на школу Дж. Остина.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Старый либерализм, новый либерализм, лейборизм и налоговая реформа

Старый либерализм, новый либерализм, лейборизм и налоговая реформа Все эти новые движения имели ограниченное влияние. Либералы по-прежнему оставались главной «левой» партией (это слово впервые вошло в британский политический обиход в 80-х годах XIX столетия). Тем не менее

Глава 18. Средневековое государство в Англии

Глава 18. Средневековое государство в Англии Становление феодального государства в Англии связано с многочисленными завоеваниями Британских островов племенами германского и скандинавского происхождения. Римское завоевание оставило о себе практически только

35. ГОСУДАРСТВО И ПРАВО РОССИИ В НАЧАЛЕ 1917 г.

35. ГОСУДАРСТВО И ПРАВО РОССИИ В НАЧАЛЕ 1917 г. 27 февраля 1917 г. императорская власть в Петрограде была свергнута в результате народного восстания. 2 марта от престола отрекся Николай II в пользу своего брата Михаила Александровича, а тот на следующий день – в пользу

Раздел I. Государство и право Древнего Востока

Раздел I. Государство и право Древнего Востока Первые очаги человеческой цивилизации появились на Ближнем Востоке, самые первые — в Палестине около Х тыс. до н. э. Здесь же намного раньше других стран древности возникли и политические общества, объединившие людей

Раздел II. Государство и право античного мира

Раздел II. Государство и право античного мира Первые на территории Европы политические общества сложились в странах Средиземноморья во II–I тыс. до н. э. Они, в первую очередь цивилизации Древней Греции и Древнего Рима, положили начало всей государственной и правовой

§ 12. Государство и право эллинистического мира

§ 12. Государство и право эллинистического мира В первой половине IV в до н. э. государства Эллады вступили в полосу длительного социального кризиса. Кризисное состояние обнаружила и сама полисная государственная организация: в ее рамках оказалось невозможным примирить

§ 4. Взгляды А. Гамильтона и федералистов на государство и право

§ 4. Взгляды А. Гамильтона и федералистов на государство и право Александр Гамильтон (1757—1804) был одним из тех наиболее видных политических деятелей периода образования США, чьи теоретические воззрения и практическая деятельность оказали решающее воздействие на

Национал-либерализм и право наций на самоопределение

Национал-либерализм и право наций на самоопределение Помогая запутавшемуся г-ну Могилянскому, редакция либеральной «Речи» поместила недавно (№ 340) неподписанное, т. е. официально-редакционное заявление по важному вопросу – о праве наций на самоопределение.Г-н

Революция в Англии создала благоприятные условия для развития капитализма. В Англии происходит промышленный переворот, результаты которого сказываются в последней четверти XVIII в. Промышленная буржуазия стремится к более широкому и четкому внедрению буржуазных принципов в право, к предоставлению ей решающего участия в политической власти. Одновременно в Англии растет пролетариат; начинаются его выступления. В 30-х гг. XIX в. возникает рабочее движение за демократическую конституцию — чартизм.

Своеобразную концепцию права и государства в Англии этого периода разрабатывал Иеремия Бентам (1748—1832).

Бентам родился в Англии, в семье адвоката. Он много писал о философских, этических, юридических и политических проблемах современности.

Еще в первых своих произведениях Бентам отвергал теорию естественного права. Он писал, что содержание естественного права неопределенно и всеми толкуется по-разному. Бессмысленным и химеричным является и понятие "общественный договор", так как государства создавались насилием и утверждались привычкой. Бентам обстоятельно критикует французскую Декларацию прав человека и гражданина 1789 г., утверждая, что идея прав личности ведет к обоснованию анархии, сопротивлению государственной власти. "Право", противопоставляемое закону, "является величайшим врагом разума и самым страшным разрушителем правительства".

Бентам, как и Гоббс, считал право выражением воли суверена. Право — это повеления и запреты, установленные государством и обеспеченные санкцией. Субъективные права — детище закона; вне повелений суверена нет никаких прав личности. Так называемые "естественные права", — писал Бентам, — это "анархические софизмы", произвольные оценки закона и его действия.

Бентам был сторонником ясного и доступного законодательства. Английскую систему "общего права", основанную на судебных прецедентах, он порицал как "капризную и непонятную властительницу наших судеб". Бентам подготовил полный кодекс законов, включающий гражданское, уголовное и конституционное право.

Бентам признает реальным правом лишь то, которое установлено государством. Однако существующее законодательство архаично и несовершенно. Каковы же критерии его оценки и соответственно направление совершенствования? "Законодательство должно, наконец, найти непоколебимую основу в чувствах и опыте". В поисках этой основы Бентам разрабатывает теорию утилитаризма*.

* От "utilitas" — польза, выгода.

"Природа подчинила человека власти удовольствия и страдания. Им мы обязаны всеми нашими идеями, ими обусловлены все наши суждения, все наши решения в жизни. — писал Бентам. — Принцип пользы подчиняет все этим двум двигателям".

Единственно реальными интересами Бентам считает интересы отдельных лиц. Он много и обстоятельно рассуждает об удовольствиях и страданиях, классифицируя их по разным основаниям; им даже разработаны правила "морального счета", где добро — "приход", зло — "расход". При этом существование частной собственности и конкуренции Бентам рассматривает как необходимое условие реализации главного положения его концепции. "Наибольшее счастье для наивозможно большего числа членов общества: вот единственная цель, которую должно иметь правительство".

Применяя утилитаризм к вопросам права, Бентам приходит к следующим выводам. Закон сам по себе — зло, поскольку он связан с применением наказания (страдание). Кроме того, при его осуществлении возможны ошибки. "Каждый закон есть нарушение свободы". Тем не менее закон — зло неизбежное, ибо без него невозможно обеспечить безопасность. Главным предметом заботы законодательства Бентам называет частную собственность: "Собственность и закон родились вместе и умрут вместе. До закона не было собственности; устраните закон, и собственность перестанет существовать".

Обеспечение безопасности, продолжал Бентам, в известной мере противоречит равенству и свободе; каковы же в связи с этим должны быть пределы законодательного регулирования? Для ответанаданный вопрос Бентам анализирует "нравственные обязанности", которые делит на две группы.

Нравственные обязанности по отношению к себе составляют правила благоразумия. Поскольку причинить вред самому себе можно только по ошибке, страх возможных последствий этой ошибки является достаточным и единственным стимулом, предупреждающим такой вред; вот почему законодатель не должен регулировать те действия и отношения, где люди могут вредить только сами себе. Например, рассуждал Бентам, попытка законодательным путем искоренить пьянство, разврат, расточительство принесет больше вреда, чем пользы, ибо приведет к усложнению законодательства, мелочной регламентации частной жизни, введению чрезмерно суровых наказаний, развитию шпионства и всеобщей подозрительности. Иначе решается вопрос об "обязанностях по отношению к общему благу", где законодательство определяет налоги и некоторые другие обязанности лиц.

Отсюда неизбежно следовал вывод, что законодательство не должно вмешиваться в деятельность предпринимателей и в их отношения с рабочими; по теории утилитаризма стороны сами, руководствуясь "моральной арифметикой", определяют условия договора исходя из собственной пользы. Теория утилитаризма оправдывала любые условия договора, продиктованные наемному рабочему, и отвергала попытки законодателя взять последнего под свою защиту в обществе, где рабочий класс еще не имел собственных организаций для защиты от произвола частных предпринимателей, а в обществе не было систем социальной защиты личности.

Вместе с тем многим сочинениям Бентама присущ дух критики устаревших политических и правовых учреждений Англии и континентальной Европы.

Бентам — сторонник свободной конкуренции, противник государственной регламентации хозяйственной жизни. Его теория утилитаризма давала этико-философскую основу либеральному течению в Англии XIX в. Но взгляды Бентама на роль государства своеобразны. Его беспокоило угнетенное положение рабочего класса в Англии, рост числа неимущих, беспомощность социально обездоленных слоев населения. Поэтому он считал необходимым возложить на государство обязанность помощи беднякам, заботу о воспитании и образовании низших слоев общества и другие социальные обязанности. Для борьбы с пауперизмом он предлагал создавать работные дома и даже ввести налог в пользу бедных. Однако некоторые его замыслы и рекомендации далеки от альтруизма. Бентам детально разработал типовой проект здания, обитатели которого будут находиться под неустанным систематическим надзором. "Паноптикон" — это круглое здание с внутренним двором и башней в центре, откуда надзирателям видны все помещения, внутренние стороны которых загорожены не стенами, а решетками. В таких специально построенных "паноптиконах" предполагалось разместить тюрьмы, сумасшедшие дома, лазареты, больницы, школы, дома для бедных, исправительные и работные дома.

Бентам ратовал за реформу права, его кодификацию, отмену ряда феодальных институтов, за совершенствование системы наказаний, уделял значительное внимание вопросам процесса, теории доказательств и т.п. Со своими проектами он обращался к правительствам Англии, Франции, России, Испании, США и других стран.

Известную эволюцию претерпели взгляды Бентама на наилучшую форму правления.

Вначале он одобрял конституционную монархию в Англии, высказывался за высокий имущественный ценз, долгосрочное избрание представительства. В этот период он резко осуждал демократию как анархию.

Однако под влиянием радикалов, ставивших вопрос об упразднении ряда феодальных пережитков в государственном строе Англии, Бентам меняет свои взгляды. Известную роль в этом сыграло и упрямое нежелание правительства внять его призыву реформировать право. Бентам выступает с острой критикой монархии и утверждает, что учредительная власть (право учреждать основные законы государства) принадлежит народу. Власть законодательная должна осуществляться однопалатным представительством, ежегодно избираемым на основе всеобщего, равного и тайного голосования. Исполнительную власть, по Бентаму, осуществляют должностные лица, подчиненные законодательной палате, ответственные перед ней и часто сменяемые. Написанный Бентамом "Конституционный кодекс" представлял собой, по существу, проект демократической конституции Англии.

Как и многие другие либеральные мыслители того времени, Бентам осуждал агрессивные войны и колониальный режим. Он разрабатывал проекты международных организаций для предупреждения войн, мирного решения конфликтов между государствами. Таковы "План всеобщего и вечного мира" (1789 г.), Набросок Кодекса международного права (1827 г.).

Труды Бентама значительно повлияли на развитие буржуазной политико-правовой идеологии. Его даже называли Ньютоном законодательства; теория утилитаризма была далее развита его последователем Дж. Ст. Миллем, а ее методология и этика оказали большое воздействие на школу Дж. Остина.

Иеремия Бентам (1748—1832, «Принципы законодательства», «Фрагмент о правительстве», «Руководящие начала конституционного кодекса для всех государств», «Деонтология, или Наука о морали») — родоначальник теории утилитаризма. В основе этой теории лежат четыре постулата: получение удовольствия и исключение страдания составляют смысл человеческой деятельности; полезность, возможность быть средством решения какой-либо задачи — самый значимый критерий оценки всех явлений; нравственность создается всем тем, что ориентирует на обретение наибольшего счастья (Добра) для наибольшего количества людей; максимизация всеобщей пользы путем установления гармонии индивидуальных и общественных интересов есть цель развития человечества. Бентам обосновывает основной тезис либерализма — проблема обеспечения свободы индивидов от какого-либо произвола со стороны государства — с точки зрения утилитаризма, а не положений естественного права.

Бентам убежден, что человек сам должен заботиться о себе, о своем благополучии и не полагаться на чью- либо внешнюю помощь. Бентам отвергал школу естественного права, называя естественные права «анархическими софизмами». Английский философ выступает против разграничения естественного права и закона. «В этом противозаконном смысле слово право является величайшим врагом разума и самым страшным разрушителем правительства. Вместо того, чтобы обсуждать законы по их последствиям, вместо того, чтобы определить, хороши они или дурны, эти фанатики рассматривают их в отношении к этому мнимому естественному праву, т.е. они заменяют суждения опыта всеми химерами своего воображения». Основное назначение законодательства — защита частной собственности. Законодатель должен, сочетая наказания и поощрения, направлять человека к достижению собственной пользы. Взгляды Бентама на совпадение права и закона стали основным тезисом юридико-позитивистской школы права, а бентамовское соотнесение законодательства с социальными целями и балансом интересов послужило становлению социологической школы права.

Бентам отвергает теорию общественного договора, как недоказуемый тезис, фикцию, и отмечает, что государства создавались в результате насилия и утверждались привычкой. Организация государственной власти должна основываться, по мнению Бентама, на демократических позициях. Наилучшей формой правления является республика, в которой проведено разделение властей (Бентам не приемлет их противопоставления, независимости, выступая за их тесное взаимодействие). Учредительная власть (прежде всего, право избирать депутатов парламента) должна принадлежать народу. Основная задача государства — гарантировать в первую очередь безопасность и собственность подданных государства, т.е. государству отводилась преимущественно охранительная роль. Бентам выступал за упразднение палаты лордов и введение в Англии однопалатной парламентской системы, за расширение избирательного права, предоставление его также и женщинам. Для эффективного контроля за законодательной и исполнительной властью предлагались такие демократические институты как свободная пресса, общественные дискуссии, публичные собрания, принципы сменяемости и парламентской ответственности должностных лиц, их ответственность перед народом и т.п.

Прямое вмешательство государства в сферу экономики крайне нежелательно (допускает ограничение свободы завещаний и антимонопольное законодательство как способы достижения более равномерного распределения собственности в обществе). Особо отстаивал принцип гражданского права — свобода заключения договоров.
Джон Стюарт Милль (1806—1873, «О свободе», «Представительное правление», «Основы политической экономии») отходит от положений теории утилитаризма. По мнению Милля, нельзя всю нравственность базировать целиком лишь на постулате личной экономической выгоды индивида, а следует согласовать интересы отдельных индивидов и интересы всего социума. Высшее проявление нрав- : ственности присуще лишь свободному человеку и заключается в самоотверженном служении обществу. Индивидуальная свобода означает абсолютную независимость человека в сфере тех действий, которые прямо касаются только его самого (свобода мысли и мнения, свобода действовать сообща с другими индивидами, свобода выбора и преследования жизненных целей и самостоятельное устроение личной судьбы). По мнению мыслителя, повиновение вообще является первым признаком всякой цивилизации, а потому свободная личность — личность законопослушная.

Милль отмечает, что в середине XIX в. в Западной Европе «массовая демократия» чревата нивелированием личности, «усреднением» человека, подавлением индивидуальности. Он рассматривает два вида тирании: тирания "правительственной власти и «тирания большинства». Для предотвращения правительственной тирании следует ввести конституцию, реализовать принципы разделения властей, выборности и сменяемости народных представителей). Тиранию большинства (тиранию господствующего мнения) можно предотвратить посредством гарантированность индивидуальной свободы, а также непосредственной причастности народа к устройству и деятельности государства. Милль предложил пропорциональную систему голосования, основанную на образовательном цензе (образованные граждане могут голосовать в нескольких избирательных округах, а невежды — в одном).

Основными целями государства являются: защита интересов личности и собственности, содействие росту благосостояния людей, увеличение положительных социальных качеств в индивиде. «Лучшим правительством для всякого народа будет то, которое сможет помочь народу идти вперед». Наилучшей формой государственности является представительное правление, при котором «весь народ или по меньшей мере значительная его часть пользуется через посредство периодически избираемых депутатов высшей контролирующей властью. этой высшей властью народ должен обладать во всей ее полноте». Милль симпатизирует парламентской республике. Механизм государства должен строиться на основе принципа разделения властей, где четкого разграничена компетенция законодательной и исполнительной властей. Законодательная власть в лице парламента призвана заниматься законотворчеством, наблюдением и контролем над правительством, а также должна «служить для нации местом выражения жалоб и различнейших мнений», а исполнительная — должна наблюдать за исполнением законов. Милль утверждает, что «правительственные функции меняются, следуя различным состояниям общества: они обширнее у отсталого народа, чем у передового», «общепризнанные функции государственной власти простираются далеко за пределы любых ограничительных барьеров» и отвечают требованиям практической целесообразности. Чем шире функции государства, тем более пассивен народ. Излишняя опека порождает иждивенческие настроения у народа, сковывает его личную инициативу.

Промышленная буржуазия стремилась утвердить принципы гарантированности частной собственности, конкуренции и свободы предпринимательства в праве, а также создать политическую систему, ограждающую ее интересы как от посягательства дворянства, так и от революционно настроенных масс. Английский либерализм носил ярко выраженный экономический характер и отражал интересы буржуазии, ставшей экономически господствующим классом в ходе промышленной революции 2-й половины XVIII в.

Милль


Начав свою научно-литературную деятельность в качестве приверженца бентамовского утилитаризма, Милль затем отходит от него. Он, например, пришел к выводу, что нельзя всю нравственность базировать целиком лишь на постулате личной экономической выгоды индивида и на вере в то, что удовлетворение корыстного интереса каждого отдельного человека чуть ли не автоматически приведет к благополучию всех. По его мнению, принцип достижения личного счастья (удовольствия) может «срабатывать», если только он неразрывно, органически связан с другой руководящей идеей: идеей необходимости согласования интересов, притом согласования не только интересов отдельных индивидов, но также интересов социальных.

Для Милля характерна ориентация на конструирование «нравственных», а стало быть (в его понимании) правильных, моделей политико-юридического устройства общества. Высшее проявление нравственности, добродетели, по Миллю, — идеальное благородство, находящее выражение в подвижничестве ради счастья других, в самоотверженном служении обществу.

Все это может быть уделом только свободного человека. Свобода индивида — та «командная высота», с которой Милль рассматривает ключевые для себя политические и правовые проблемы. Их перечень традиционен для либерализма: предпосылки и содержание свободы человеческой личности, свобода, порядок и прогресс, оптимальный политический строй, границы государственного интервенционизма и т. п.

Индивидуальная свобода, в трактовке Милля, означает абсолютную независимость человека в сфере тех действий, которые прямо касаются только его самого; она означает возможность человека быть в границах этой сферы господином над самим собой и действовать в ней по своему собственному разумению. В качестве граней индивидуальной свободы Милль выделяет, в частности, следующие моменты: свобода мысли и мнения (выражаемого вовне), свобода действовать сообща с другими индивидами, свобода выбора и преследования жизненных целей и самостоятельное устроение личной судьбы. Все эти и родственные им свободы — абсолютно необходимые условия для развития, самоосуществления индивида и вместе с тем заслон от всяких посягательств извне на автономию личности.
Свобода индивида, частного лица первична по отношению к политическим структурам и их функционированию. Это решающее, по Миллю, обстоятельство ставит государство в зависимость от воли и умения людей создавать и налаживать нормальное (согласно достигнутым стандартам европейской цивилизации) человеческое общежитие. Признание такой зависимости побуждает Милля пересмотреть раннелиберальную точку зрения на государство. Он отказывается видеть в нем учреждение, плохое по самой своей природе, от которого лишь претерпевает, страдает априори хорошее, неизменно добродетельное общество. «В конце концов,— заключает Милль,— государство всегда бывает не лучше и не хуже, чем индивиды, его составляющие». Государственность такова, каково общество в целом, и посему оно в первую очередь ответственно за его состояние. Главное условие существования достойного государства — самосовершенствование народа, высокие качества людей, членов того общества, для которого предназначается государство.

Милль полагает, что государство, гарантирующее все виды индивидуальных свобод и притом одинаково для всех своих членов, способно установить у себя и надлежащий порядок. В узком смысле слова он (порядок) означает повиновение. Милль подчеркивает- «Власть, которая не умеет заставить повиноваться своим приказаниям, не управляет». Повиновение, послушание вообще является, на взгляд Милля, первым признаком всякой цивилизации. Ведя речь о повиновении властям, он говорит, в частности, о том, что люди обязаны не нарушать законные права и интересы других индивидов. Соблюдая общеобязательные правила, они должны также нести ту долю забот, «которая приходится на каждого, в целях защиты общества или его членов от вреда и обид». Свободная личность, по Миллю, есть вместе с тем личность законопослушная.

В более же широком смысле «порядок означает, что общественное спокойствие не нарушается никаким насилием частных лиц»; сюда же относится такая характеристика порядка: он «есть охранение существующих уже благ всякого рода». Ему не случайно уделяется столь большое внимание. Вызвано оно тем, что порядок в государстве выступает непременным условием прогресса, т е постепенного совершенствования, улучшения человечества в умственном, нравственном и социальном отношениях.
В рассуждениях о представительном правлении Милль проводит одну из главных своих политических идей — идею непосредственной причастности народа к устройству и деятельности государства, ответственности народа за состояние государственности. Представительное правление учреждается по выбору народа, предрасположенного принять данную государственную форму. Это во-первых. Во-вторых, «народ должен иметь желание и способность выполнить все необходимое для ее поддержки». Наконец, в-третьих, «этот народ должен иметь желание и способность выполнять обязанности и функции, возлагаемые на него этой формой правления».

Целей у хорошо устроенной и правильно функционирующей государственности несколько: защита интересов личности и собственности, содействие росту благосостояния людей, увеличение положительных социальных качеств в индивиде. «Лучшим правительством для всякого народа будет то, которое сможет помочь народу идти вперед».

Есть еще один существенный отличительный признак хорошо организованного и правильно функционирующего государства — качество государственного механизма, совокупности соответствующих политических установлении. Достоинство такого механизма Милль связывает, в частности, с его устройством на основе принципа разделения властей. Автор «Представительного правления» — сторонник четкого разграничения их компетенции, особенно компетенции законодательной и исполнительной властей. Законодательная власть в лице парламента призвана заниматься, естественно, законотворчеством. Но не им одним. Ей надлежит осуществлять наблюдение и контроль над правительством, отстранять «от должности людей, составляющих правительство, если они злоупотребляют своими полномочиями или выполняют их противоположно ясно выраженному мнению нации- Кроме того, парламент обладает еще другой функцией- служить для нации местом выражения жалоб и различнейших мнений». Милль отмечает и негативные тенденции, свойственные деятельности парламентов, вообще представительных собраний: в них «всегда сильно стремление все более и более вмешиваться в частности управления».

Однако задачи управления не их задачи. Они должны решаться администрацией. Так, «центральная административная власть должна- наблюдать за исполнением законов и, если законы не исполняются надлежащим образом- должна обращаться к суду для восстановления силы закона, или к избирателям для устранения от должности лица, не исполняющего законы как следует».

Миллевский либерализм стоит, таким образом, не только на страже индивидуальной свободы, прав личности, но и выступает за организацию самого государственного механизма на демократических и правовых началах. Отсюда понятно, что концепция правового государства является одним из необходимых органических воплощений либеральной политико-юридической мысли.

Для нее также характерна и традиционная постановка вопроса о направлениях и границах деятельности аппарата государственной власти, об объеме выполняемых им функций. Сама постановка подобного вопроса была исторически обусловлена. Ее мотивировало стремление социальных сил, заинтересованных в утверждении буржуазного миропорядка, в сокрушении всевластия абсолютистско-монархических режимов, которые жестко регламентировали общественную жизнь, сковывали свободу индивида, частную инициативу, личный почин.

Проблема определения тех сфер человеческой деятельности, которые должны быть объектами государственного воздействия и на которые должна непосредственно распространяться власть государства, для Милля в числе приоритетных и актуальных. Анализ ее приводит Милля к ряду важных выводов. Он убеждается в том, что «правительственные функции- меняются, следуя различным состояниям общества: они обширнее у отсталого народа, чем у передового». Другой его вывод не менее значим как в теоретическом, так и в методологическом отношениях: «общепризнанные функции государственной власти простираются далеко за пределы любых ограничительных барьеров, и функциям этим вряд ли можно найти некое единое обоснование и оправдание, помимо соображений практической целесообразности. Нельзя также отыскать какое-то единое правило для ограничения сферы вмешательства правительства, за исключением простого, но распльгвчатого положения о том, что вмешательство это следует допускать при наличии особо веских соображений практической целесообразности».

Ясно понимая объективную необходимость общепризнанных функций государства, понимая реальную потребность страны иметь государство, способное действенно осуществлять такого рода функции, Милль вместе с тем порицает расширение правительственной деятельности как самоцель, осуждает стремление государственных чиновников «присвоить неограниченную власть и незаконно нарушать свободу частной жизни». Это, по мнению Милля, «усиливает правительственное влияние на индивидов, увеличивает число людей, возлагающих на правительство свои надежды и опасения, превращает деятельных и честолюбивых членов общества в простых слуг правительства».

Когда государство подменяет своей собственной чрезмерной Деятельностью свободную индивидуальную (и коллективную) Деятельность людей, активные усилия самого народа, тогда закономерно начинают удовлетворяться прежде всего интересы государственной бюрократии, а не управляемых, не народа. Однако еще большее зло заключается в том, что в результате '1'акой подмены народ поражается болезнью социальной пассивности, его охватывают настроения иждивенчества. В нем убивается дух свободы, парализуется сознание личного достоинства, чувство ответственности за происходящее вокруг. При подобном обороте дела общество в гражданско-нравственном плане неизбежно деградирует. За этим наступает и деградация государственности. Либерал Милль был решительно против такой перспективы.

Б. Констан

Бенжамена Констана (1767-1830) считают духовным отцом либерализма на европейском континенте. Стержень политико-теоретических конструкций Констана - проблема индивидуальной свободы. Для европейца Нового времени - эта свобода есть не что иное, нежели свобода, которой обладали люди в античном мире. У древних греков и римлян она заключалась в возможности коллективного осуществления гражданами верховной власти, в возможности каждого гражданина непосредственно участвовать в делах государства. Вместе с тем свобода совмещалась с почти полным подчинением индивида публичной власти. Свобода же современного европейца - личная независимость, самостоятельность, безопасность, право влиять на управление государством.

Прямое постоянное участие каждого индивида в отправлении функций государства не входит в ряд строго обязательных элементов данного типа свободы. Материальная и духовная автономия человека, его надежная защищенность законом стоят у Констана на первом месте и тогда, когда он рассматривает (проблему индивидуальной свободы в практически-политическом плане. С его точки зрения, этим ценностям должны быть подчинены цели и устройство государства. Естественным ему кажется такой порядок организации политической жизни, при котором институты государства образуют пирамиду, вырастающую на фундаменте индивидуальной свободы, неотчуждаемых прав личности, а сама государственность в качестве политического целого венчает собой систему сложившихся в стране различных коллективов (союзов) людей.

Констан уверен в том, что люди, будучи свободными, в состоянии самостоятельно и разумно реализовать себя в жизни. Они способны за счет своих индивидуальных усилий и без воздействия какой-либо надличностной силы обеспечить себе достойное существование. Границы народного суверенитета должны кончаться там, где начинается «независимость частного лица и собственная жизнь». Недопустимо ослаблять силу того государства, которое действует сообразно указанным прерогативам.

Политическим идеалом Констана никогда не было государство пассивное и маломощное. Современное государство должно быть по форме конституционной монархией. В лице конституционного монарха политическое сообщество обретает, согласно Констану, «нейтральную власть». Она вне трех «классических» властей, независима от них и потому способна (и обязана) обеспечивать их единство, кооперацию, нормальную деятельность. Наряду с институтами государственной власти гарантом индивидуальной свободы должно также выступать право. Право противостоит произволу во всех его ипостасях.

Де Токвиль.

Две известнейшие работы А. Токвиля (1805-1859): «О демократии в Америке» и «Старый режим и революция». Предмет его наибольшего интереса составили теоретические и практические аспекты демократии. Демократия трактуется им широко. Она для него олицетворяет такой общественный строй, который противоположен феодальному и не знает границ между высшими и низшими классами общества. Но это также политическая форма, воплощающая данный общественный строй.

Сердцевина демократии - принцип равенства, неумолимо торжествующий в истории. Если перспективы демократии и равенства (понимаемого как равенство общественного положения разных индивидов, одинаковость их стартовых возможностей в сферах экономической, социальной, политической жизнедеятельности) у Токвиля никаких особых забот не вызывали, то судьбы индивидуальной свободы в условиях демократии очень волновали его. Он считал, что торжество равенства как такового не есть стопроцентная гарантия воцарения свободы. Другими словами, всеобщее равенство, взятое само по себе, автоматически не приводит к установлению такого политического строя, который твердо оберегает автономию индивида, исключает произвол и пренебрежение правом со стороны властей. Свобода и равенство, по Токвилю, явления разнопорядковые. Отношения между ними неоднозначные. И отношение людей к ним тоже различное. Во все времена люди предпочитают равенство свободе. Для Токвиля очевидна величайшая социальная ценность свободы. В конечном итоге лишь благодаря ей индивид получает возможность реализовать себя в жизни, она позволяет обществу устойчиво процветать и прогрессировать: «Кто ищет в свободе чего-либо другого, а не ее самой, тот создан для рабства». «Люди, живущие в эпоху равенства, естественно, питают расположение к центральной власти и охотно расширяют ее привилегии; однако в том случае, если эта власть полностью соответствует их интересам и неосознанным стремлениям, доверие к ней почти не имеет границ и люди, отдавая что-то власти, полагают, что дают это себе».

Аристократия у него - синоним неравенства. Современная демократия возможна лишь при тесном союзе равенства и свободы. Любовь к равенству, доведенная до крайности, подавляет свободу, вызывает к жизни деспотию. Деспотическое правление, в свою очередь, обессмысливает равенство.

А. Токвиля весьма мало занимает вопрос, каким надлежит быть конкретно политическому устройству демократического общества - монархическим или республиканским. Важно, по его мнению, лишь то, чтобы в этом обществе утвердилась представительная форма правления.


Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰).

Иеремия Бентам (1748–1832) отвергая теории естественного права и общественного договора, разработал теорию утилитаризма Он считал, что природа подчинила человека власти удовольствия и страдания, которым люди обязаны всеми своими идеями и которыми обусловлены все их суждения и решения, и только принцип пользы подчиняет все этим двум двигателям.

Бентам считал единственно реальными интересами интересы отдельных лиц и утверждал, что правительство должно иметь единственную цель — наибольшее счастье для наивозможно большего числа членов общества.

Применяя утилитаризм к вопросам права, Бентам пришел к следующим выводам: 1) Закон сам по себе — нарушение свободы и зло, поскольку он связан с применением наказания (страдание) и при его осуществлении возможны ошибки. 2) Закон — зло неизбежное, ибо без него невозможно обеспечить безопасность. 3) Закон должен защищать частную собственность, поскольку собственность и закон родились вместе и умрут вместе. 4) Поскольку обеспечение безопасности противоречит равенству и свободе; должны быть пределы законодательного регулирования.

Бентам проанализировал «нравственные обязанности» и разделил их на две группы — нравственные обязанности по отношению к себе и нравственные обязанности по отношению к общему благу.

Нравственные обязанности по отношению к себе составляют правила благоразумия, в основе их лежит страх причинить себе вред, единственным стимулом является желание предупредить вред, поэтому законодатель не должен регулировать те действия и отношения, где люди могут вредить только сами себе. В вопросе об «обязанностях по отношению к общему благу», законодательство вправе ограничить свободу индивидов.

Применяя положения теории утилитаризма, Бентам делал вывод, что законодательство не должно вмешиваться в деятельность предпринимателей и в их отношения с рабочими; поскольку стороны сами определяют условия договора, исходя из «собственной пользы», он отвергал попытки законодателей взять рабочего под свою защиту.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

17. Взгляды Сократа на право и государство

17. Взгляды Сократа на право и государство Взгляды Сократа (469–399 до н. э.) нам известны из сочинений другого философа — Платона. Идеалом Сократа была аристократия знающих, то есть государство, власть в котором принадлежит мудрецам. Рассматривая известные ему

41. Воззрения Макиавелли на право и государство

41. Воззрения Макиавелли на право и государство Макиавелли считал образцом государства античную республику (Афины или Рим), целью нормального государства он видел обеспечение благ свободы, чтобы каждый человек свободно пользовался своим имуществом, не страшился за жен и

83. Взгляды А. Гамильтона на государство и право

83. Взгляды А. Гамильтона на государство и право Александр Гамильтон (1757–1804) был одним из наиболее видных политических деятелей периода образования США. Его теоретические воззрения и практическая деятельность оказали большое влияние на содержание Конституции США

Государство и частное право[35]

Государство и частное право[35] В двух различных категориях правоотношений – публичных и частных – государство в лице своих органов выступает в качестве основного активного участника публичных отношений. Как известно, для таких юридических отношений характерна

3.5. Право, анархия, преступление и государство

3.5. Право, анархия, преступление и государство Вспоминая известный слоган «анархия – мать порядка», следует добавить: диктатура – его отец. Существует мнение, что анархические движения возникали как реакция на политические режимы, игнорирующие требования маргинальных

23 ЛИБЕРАЛИЗМ ВО ФРАНЦИИ И АНГЛИИ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX В. УТИЛИТАРИЗМ И. БЕНТАМА

23 ЛИБЕРАЛИЗМ ВО ФРАНЦИИ И АНГЛИИ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX В. УТИЛИТАРИЗМ И. БЕНТАМА Ярким представителем либерализма во Франции был Бенжамен Констан (1767–1830). В своих книгах он ставит задачу обоснования свободы личности и экономических свобод. Он делит свободу на два вида –

29 СОЛИДАРИСТСКИЕ ВОЗЗРЕНИЯ НА ГОСУДАРСТВО И ПРАВО

29 СОЛИДАРИСТСКИЕ ВОЗЗРЕНИЯ НА ГОСУДАРСТВО И ПРАВО Солидаризм как политико-правовое учение возникло благодаря Огюсту Конту. Для соли-даризма характерно неприятие идей о существовании субъективных прав, дестабилизирующих общество. Центральным понятием солидаризма

24. Либерализм во Франции и Англии первой половины XIX в. Утилитаризм И. Бентама

24. Либерализм во Франции и Англии первой половины XIX в. Утилитаризм И. Бентама Либерализм первой половины XIX в. выражал ограниченность, непоследовательность буржуазии в защите свободы, конституционности и демократии.В первой половине XIX в. возник позитивизм (О. Конт, Дж.

§ 7. Человек, государство и право

§ 7. Человек, государство и право В идеале государство должно служить человеку, создавать все необходимые условия для того, чтобы он мог максимально развивать и проявлять свои способности и дарования, ибо человек – высшая из всех мировых ценностей, мера всех вещей. В

12.2 Государство, право и экономика

12.2 Государство, право и экономика В научной литературе вопрос о соотношении государства, права и экономики решается по-разному. Одна позиция состоит в том, что приоритет отдается экономике перед государством и правом. Вторая позиция провозглашает приоритет права в этом

Глава 11. НАДСТРОЙКА НАД ЭКОНОМИЧЕСКИМ БАЗИСОМ КЛАССОВОГО ОБЩЕСТВА И ПРАВО. ПРАВО И ГОСУДАРСТВО

Глава 11. НАДСТРОЙКА НАД ЭКОНОМИЧЕСКИМ БАЗИСОМ КЛАССОВОГО ОБЩЕСТВА И ПРАВО. ПРАВО И ГОСУДАРСТВО 1. Право — часть надстройки над экономическим базисом классового общества.2. Положение права в системе надстройки.3. Право и государство.4. Право в политической системе

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: