Из какого принципа исходит теория абсолютного иммунитета государства и его собственности

Обновлено: 10.08.2022

Состоит в том, что государство обладает иммунитетом не зависимо от того в какой сфере деятельности им осуществляется хозяйственное вмешательство, т.е. иммунитет распространяется на любую деятельность государства и его собственность. Единственное ограничение в том, что государство может отказаться от своего иммунитета.

Доктрина абсолютного иммунитета признавалась незыблемой нормой международного права до середины XX века. Единственной возможностью защититься с помощью компетентных органов своего государства состояла в ведении дипломатических переговоров.

На основе доктрины строится законодательство: Китай, Япония, Норвегия, Бразилия, Португалия, РФ.

Функциональный иммунитет.

Если государство от своего имени занимается коммерческой деятельностью оно автоматически в отношении такой деятельности и связанного в ней имущества отказывается от иммунитета, ставит себя в положение частного лица. Таким образом, происходит молчаливый отказ от иммунитета.

Суд, рассматривая дело с ответчиком государством, каждый раз особо должен решит вопрос, является ли акт государства действием, совершенным в порядке суверенного управления, или простым актом хозяйственной деятельности.

На международном уровне принята и действует Брюссельская конвенция «Об унификации некоторых правил относящихся к иммунитету государственных судов». Основное положение – «суда вместе с их грузом, состоящие в собственности Правительства или арендованные Правительством и служащие для торговых целей, в мирное время подчиняются общему морскому праву и не должны пользоваться иммунитетом. Конвенция не распространяется на военные, полицейские, патрульные, санитарные суда, а также суда правительственных служб». Ни СССР, ни РФ участниками данной Конвенции не являлись. В 1934 г. был подписан Дополнительный протокол, который предоставил иммунитет судам, зафрахтованных государством для не торговых целей.

Для РФ с апреля 1997 г. действует Конвенция ООН по морскому праву, предоставляющая полный иммунитет от юрисдикции любого государства, кроме государства флага, военным кораблям, а также судам, принадлежащим государству и эксплуатируемые им, и состоящие только на некоммерческой службе.

В дальнейшем была принята Базельская конвенция 1972 г. именуемая «Европейская конвенция об иммунитете государств». Она предусматривает случаи, когда ссылки на иммунитете не допускаются (прим. трудовые споры и иные частноправовые споры). РФ в ней не участвует.

В 2005 г. принята Конвенция ООН, ратифицированная РФ, «О юрисдикционных иммунитетах государства и их собственности». Конвенцией подтвержден принцип невозможности осуществления юрисдикции в судах одного государства над другим государством, при осуществлении ими властных полномочий. Конвенция отдельно оговаривает случаи, при которых государство лишается права на иммунитет при осуществлении отдельных видов деятельности (прим. трудовые споры, споры, касающиеся ущерба личности и собственности, споры, касающиеся участия государства в объединениях, компаниях и т.д.). Конвенция подписана РФ в 2006 г., ратифицирована в 2007 г. Конвенция в силу не вступила.

Доктрина принята в Пакистане, Аргентине, Сингапуре, США и Великобритании.

Основная проблема при применении доктрины функционального иммунитета состоит в правильном делении действий государства на публичные и частные.

Для определения характера действий государства разработаны теории:

- доктрина цели действий;

В ее основе критерий цели совершения тех или иных действий (прим. государственный заказ на закупку вооружения, сделанный в частной иностранной фирме, является действием не коммерсанта, а суверена).

- доктрина характера действий;

В ней решающим является юридический характер действия. При этом частными признаются действия, совершаемые в форме обычных контрактов, если подобный контракт может заключить любое юридическое и физическое лицо.

Положение дел в РФ.

На сегодняшний день иммунитет иностранных государств регулируется процессуальными кодексами (в 2005 г. рассматривался отдельный законопроект, который не был принят):

- ст.401 ГПК утверждает иммунитет иностранного государств от исков в судах РФ, если иное не предусмотрено международным договором или ФЗ. Поскольку такого закона, нет можно сделать вывод о том, что ГПК исходит их абсолютного иммунитета иностранного государства;

- ст. 251 АПК обеспечивает иммунитет иностранному государству только в случае когда государство выступает «в качестве носителя власти». Отсюда следует вывод, что в остальных случаях государство не вправе ссылаться на свой иммунитет и АПК исходит из доктрины функционального иммунитета.

Особенностью участия государства в международных частноправовых отношениях, в том числе при заключении им внешнеэкономических сделок является то, что оно обладает юрисдикционным иммунитетом, т.е. невосприимчивостью к юрисдикции иностранных судов. Данное правило вытекает из ключевого принципа международного публичного права - принципа суверенитета государства, нашедшего отражение в известной латинской формуле par in parem non habet imperium ("равный над равным не имеет власти").

Иммунитет государства предполагает, что ни одно государство не может осуществлять свою власть в отношении другого государства, его органов и его собственности. В теории и практике МЧП различают три вида иммунитета:

1) судебный иммунитет – иски к иностранному государству не могут рассматриваться без его согласия в судах другого государства;

2) иммунитет от предварительных мер – в порядке обеспечения иска имущество иностранного государства не может быть подвергнуто обеспечительным мерам со стороны другого государства;

3) иммунитет от исполнительных действий – недопустимость обращения мер принудительного исполнения на имущество иностранного государства без его согласия.

Отказ государства от иммунитета осуществляется в соответствии с законодательством соответствующего государства. При этом отказ от одного вида иммунитета (т.е. от судебного, от предварительного обеспечения иска или от принудительного исполнения судебного решения) не означает отказа от другого. Например, согласие государства на участие в иностранном судебном процессе не означает его согласия на меры по предварительному обеспечению иска или на исполнение решения иностранного суда. Иногда также выделяют иммунитет собственности государства - имущество государства, находящееся за границей (обычно имеются в виду помещения посольств, консульств, принадлежащих государству культурных центров, зарубежные средства центрального банка и пр.), не может быть изъято иностранными властями и пользуется неприкосновенностью. Иностранное государство, однако, не пользуется иммунитетом, если оно само выступает истцом.

Национальное законодательство государств придерживается одной их двух доктрин иммунитета: абсолютного иммунитета или ограниченного (функционального) иммунитета.

В соответствии с доктриной абсолютного иммунитета иммунитет государства распространяется на любую его деятельность, и государство всегда пользуется иммунитетом. Согласно доктрине функционального иммунитета вся деятельность государства разделяется на два вида: действия государства как суверена (acta jure imperii) и действия государства коммерческого характера (acta jure gestionis). Государство пользуется иммунитетом лишь тогда, когда оно действует как суверен, и оно не может ссылаться на свой иммунитет, когда занимается коммерческой деятельностью, выступает в качестве частного лица.

Доктрина абсолютного иммунитета преобладала в XIX в. и первой половине XX в. Однако активное участие государств (прежде всего стран социалистической направленности) во внешней торговле привело к принятию некоторыми государствами (преимущественно с развитой рыночной экономикой) специальных законов, ограничивающих иммунитет иностранных держав.

Например, среди национальных законодательных актов государств – сторонников теории функционального иммунитета особую известность получил Закон об иммунитете иностранных государств, который был принят в 1976 г. в США. Его положения являются достаточно типичными для нормативных правовых актов такого рода. Общий принцип этого Закона состоит в том, что иностранное государство обладает иммунитетом в судах США и штатов. При этом под иностранным государством понимается не только его политические подразделения и агентства, но и самостоятельные юридические лица, большинство акций или другого участия в которых являются собственностью иностранного государства или его политического подразделения (ст. 1603). В то же время в соответствии со ст. 1605 (а) Закона иммунитет за иностранным государством не признается, в частности:

1) когда основанием для иска служит коммерческая деятельность, осуществляемая иностранным государством в США;

2) когда основанием для иска служит действие, совершенное за пределами США в связи с коммерческой деятельностью иностранного государства, если это действие имеет прямые последствия для США;

3) иммунитет также не распространяется на имущество иностранного государства, которое используется им для коммерческой деятельности и находится на территории США.

В отношении иммунитета государств принят и ряд международных актов.

В 1972 г. в рамках Совета Европы была принята Европейская конвенция об иммунитете государств. По своему содержанию конвенция придерживается доктрины функционального иммунитета, однако она не устанавливает каких-либо критериев для разграничения деятельности государства на acta jure imperii и acta jure gestionis, а перечисляет случаи, когда государство не пользуется иммунитетом. Конвенция применяется в отношениях только между государствами-участниками. Многие государства приняли свои национальные законы на основе данной конвенции.

В 2004 г. была принята Конвенция ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности.

Недостаток доктрины функционального иммунитета состоит в отсутствии четких критериев разграничения действий государства "как суверена" и его действий "как торговца" (например, в ситуации, когда государство приобретает имущество для своей армии). В свою очередь, недостатком доктрины абсолютного иммунитета является то, что государство, предоставляющее безусловный иммунитет иностранным державам, не может рассчитывать на взаимность со стороны тех из них, которые придерживаются доктрины функционального иммунитета.

Концепция абсолютного иммунитета государства признается в РФ рядом нормативных правовых актов. В частности, АПК РФ предусматривает, что иностранное государство, выступающее в качестве носителя власти, обладает судебным иммунитетом по отношению к предъявленному к нему иску в арбитражном суде в РФ, привлечению его к участию в деле в качестве третьего лица, наложению ареста на имущество, принадлежащее иностранному государству и находящееся на территории РФ, и принятию по отношению к нему судом мер по обеспечению иска и имущественных интересов. Обращение взыскания на это имущество в порядке принудительного исполнения судебного акта арбитражного суда допускается только с согласия компетентных органов соответствующего государства, если иное не предусмотрено международным договором РФ или ФЗ. Отказ от судебного иммунитета должен быть произведен в порядке, предусмотренном законом иностранного государства или правилами международной организации.

Концепция абсолютного иммунитета была предусмотрена в ГПК 1964 г., а также содержится в новом ГПК.

Таким образом, возможность подачи иска к иностранному государству в российских судах и наложению взыскания на его имущество определяется согласием этого государства, т. е. добровольным отказом от судебного иммунитета в какой-либо форме до или после возникновения спора.

Концепция ограниченного или функционального иммунитета применяется, когда государство места рассмотрения спора придерживается ее по нормам международного права (напр., об ограничении иммунитетов государств говорится в Европейской конвенции 1972 г. об иммунитете государств) или согласно национальному законодательству – соответствующие законы приняты в государствах Западной Европы, США, Австралии. Концепция абсолютного иммунитета продолжает применяться в РФ, Республике Беларусь, некоторых других странах СНГ, атакже в Китае и Монголии.

Эта концепция исходит из того, что иммунитеты снимаются с государства, участвующего в коммерческой сделке. Коммерческий характер сделки может быть установлен по ее природе и цели. Таким образом, в рамках концепции ограниченного иммунитета различают: публично-правовые сделки; частноправовые сделки.

Напр., купля-продажа какого-либо объекта для решения социальных проблем населения государства является публично-правовой сделкой, а купля-продажа какого-либо объекта в целях получения коммерческой прибыли – частноправовой сделкой. Безусловно, грань между обеими разновидностями сделок очень тонка и решается органом, рассматривающим спор по каждому конкретному случаю с учетом всех обстоятельств. Кроме того, источники права, исходящие из концепции ограниченных иммунитетов, предусматривают возможность снятия иммунитетов в определенных случаях, напр., когда спор по какому-либо критерию связан со страной суда (объект недвижимости расположен на территории государства суда, исполнение обязанностей по договору имело место на территории этого государства и т. д.).

Статья 22. Охрана имущественных прав и интересов совершеннолетнего гражданина, ограниченного судом в дееспособности

Статья 22. Охрана имущественных прав и интересов совершеннолетнего гражданина, ограниченного судом в дееспособности 1. К охране имущественных прав и интересов совершеннолетнего гражданина, ограниченного судом в дееспособности, применяются правила статьи 37

Статья 23. Право ограниченного пользования чужим земельным участком (сервитут)

Статья 23. Право ограниченного пользования чужим земельным участком (сервитут) 1. Частный сервитут устанавливается в соответствии с гражданским законодательством.2. Публичный сервитут устанавливается законом или иным нормативным правовым актом Российской Федерации,

24 СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЕ, КОММУНИСТИЧЕСКИЕ И СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА XIX В

24 СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЕ, КОММУНИСТИЧЕСКИЕ И СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА XIX В 1820–1830 гг. во Франции были временем активного развития политико-правовой мысли социалистического и коммунистического направления. Основными представителями этого

СТАТЬЯ 274. Право ограниченного пользования чужим земельным участком (сервитут)

СТАТЬЯ 274. Право ограниченного пользования чужим земельным участком (сервитут) 1. Собственник недвижимого имущества (земельного участка, другой недвижимости) вправе требовать от собственника соседнего земельного участка, а в необходимых случаях и от собственника

Статья 274. Право ограниченного пользования чужим земельным участком (сервитут)

Статья 274. Право ограниченного пользования чужим земельным участком (сервитут) 1. Собственник недвижимого имущества (земельного участка, другой недвижимости) вправе требовать от собственника соседнего земельного участка, а в необходимых случаях и от собственника

Статья 274. Право ограниченного пользования чужим земельным участком (сервитут)

Статья 274. Право ограниченного пользования чужим земельным участком (сервитут) 1. Собственник недвижимого имущества (земельного участка, другой недвижимости) вправе требовать от собственника соседнего земельного участка, а в необходимых случаях и от собственника

СТАТЬЯ 274. Право ограниченного пользования чужим земельным участком (сервитут)

СТАТЬЯ 274. Право ограниченного пользования чужим земельным участком (сервитут) 1. Собственник недвижимого имущества (земельного участка, другой недвижимости) вправе требовать от собственника соседнего земельного участка, а в необходимых случаях и от собственника

Статья 23. Право ограниченного пользования чужим земельным участком (сервитут)

Статья 23. Право ограниченного пользования чужим земельным участком (сервитут) 1. Частный сервитут устанавливается в соответствии с гражданским законодательством.2. Публичный сервитут устанавливается законом или иным нормативным правовым актом Российской Федерации,

25. Социалистические, коммунистические и социал-демократические концепции государства и права XIX в

25. Социалистические, коммунистические и социал-демократические концепции государства и права XIX в Н. Г. Чернышевский (1828–1889 гг.) – демократ, основными работами которого являются статьи «Критика философских предубеждений против общинного владения», «Экономическая

60. Политические концепции развития современного российского государства

60. Политические концепции развития современного российского государства В России государство, начиная с XIII в., играло исключительную роль в исторических судьбах страны. Оно определяло логику ее развития, инициируя модернизационные реформы и жестко управляя процессом

Статья 23 Право ограниченного пользования чужим земельным участком (сервитут)

Статья 23 Право ограниченного пользования чужим земельным участком (сервитут) 1. Статья является новеллой Кодекса. ЗК 1991г. возможность установления сервитутов в отношении земельных участков не предусматривал.Впервые такое ограниченное вещное право, как сервитут, было

11. Концепции неоконсерватизма

11. Концепции неоконсерватизма Неоконсерватизм в силу необычайной вариабельности самого консерватизма более труден для распознавания, чем старый консерватизм эпохи Просвещения и французской революции. Периодически ярлык «консервативный» применяется к религиозным

Глава 2 ПРОИСХОЖДЕНИЕ ГОСУДАРСТВА. ОСНОВНЫЕ КОНЦЕПЦИИ

Глава 2 ПРОИСХОЖДЕНИЕ ГОСУДАРСТВА. ОСНОВНЫЕ КОНЦЕПЦИИ 2.1 Социальная организация первобытного общества В науке существует множество теорий о появлении государства. Причины такого множества можно объяснить следующим образом:1) формирование государства у разных народов

Понятие иммунитета государств в международном праве

Иммунитет государства


Иммунитет государства в международном праве вытекает из его суверенитета, а суверенитет является обязательным и незыблемым признаком любого государства. Государство как суверен самостоятельно проводит свою внутреннюю и внешнюю политику, выступает полноправным субъектом международных отношений.

Эти положения бесспорны, и характеризуют государство как субъекта публичных отношений в международном праве. Однако государство может выступать не только как политически властный актор, но и как субъект частноправовых отношений, например, становясь стороной внешнеэкономических, концессионных и иных соглашений с иностранными лицами.

В этом случае говорят не о суверенитете, а об иммунитете государства, точнее, юрисдикционном иммунитете, поскольку он означает, что государство не может привлекаться к суду другим государством, т.к. ни одно государство не может осуществлять свою власть в отношении другого.

Таким образом, упрощенно можно сказать, что в международных публичных отношениях государство обладает суверенитетом, а в международных частных отношениях – иммунитетом.

Иммунитет государства – это принцип международного права, в соответствии с которым государство свободно от власти (юрисдикции) другого государства.

Само понятие «иммунитет» имеет латинское происхождение, и как многие юридические термины, пришло к нам из римского права: «munus» – обязательство, «immunitas» – положение лица, которое освобождается от обязательств.

Сущность иммунитета государства можно выразить максимами римского права:

  • 1) «равный над равными власти не имеет» («par in paretn non habet imperium»);
  • 2) «равный по отношению к равному полномочий не имеет» («par in parent non habet potestas»);
  • 3) «равный над равным не имеет юрисдикции» («par in parem non habet jurisdictionen»).

Таким образом, в силу особого положения, государство, участвуя в гражданско-правовых, коммерческих сделках, осложненных иностранным элементом, обладает иммунитетом.

В МЧП юрисдикционный иммунитет государств рассматривается предельно широко, как:

  • обычай международного права;
  • принцип международного права;
  • норма (принцип) национального права государств;
  • проявление международной вежливости.

Концепции и виды иммунитетов государств в МЧП

В юридической доктрине выделяются две концепции иммунитета государства:

  • абсолютного иммунитета;
  • ограниченного (функционального) иммунитета.

Изначально, положения об иммунитете государств не закреплялись ни в одном нормативно-правовом акте и применялись как обычай международного права. При этом, считалось, что все государства обладают абсолютным иммунитетом, т.е. в отношении них другим государством не могут применяться никакие меры, связанные с ответственностью по коммерческим сделкам.

В дальнейшем, с расширением частноправовой деятельности государств и их активным участием в международных торгово-экономических, научно-технических и иных отношениях, положение начинает резко меняться, т.к. абсолютный иммунитет государств уже не устраивает ни участников коммерческого оборота, ни сами государства. Таким образом появляется концепция ограниченного иммунитета государства.

Концепция функционального (ограниченного) иммунитета государства разграничивает государство как субъекта политической власти, когда оно осуществляет властно-распорядительную деятельность (jure imperii), и как субъекта коммерческих отношений, когда оно участвует в хозяйственной деятельности (jure gestionis). В последнем случае, если государство выступает в роли частного лица, занимающегося коммерческой деятельностью, считается, что оно не вправе ссылаться на свой иммунитет.

В Европе теория ограниченного иммунитета на законодательном уровне впервые была реализована в Европейской конвенции о государственном иммунитете 1972 г. (СССР не присоединился к данной Конвенции).

В дальнейшем была принята Конвенция ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности (Нью-Йорк, 2004 г., не вступила в силу). Российская Федерация является ее участницей.

Конвенция ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности основывается на концепции ограниченного иммунитета. В ней содержится ряд ограничительных случаев, когда государство – участник Конвенции в случае возникновения спора и отнесения его к компетенции иностранных судебных органов не может ссылаться на свой юрисдикционный иммунитет:

  • если государство заключает коммерческую сделку с иностранным физическим или юридическим лицом (ст. 10);
  • если государство и иностранное физическое лицо заключают трудовой договор и спор возникает относительно работы, которая была или должна быть выполнена полностью или частично на территории этого другого государства (ст. 11).
  • если это касается дел, возникающих из деликтных обязательств (обязательств вследствие причинения вреда здоровью или имуществу) (ст. 12).
  • если это касается дел, связанных с защитой вещных прав на недвижимое имущество и на любое имущество, если вещные права на него возникают в силу наследования (ст. 13).
  • если это касается дел, связанных с установлением прав на результаты интеллектуальной деятельности (ст. 14).

При этом, в Конвенции предусмотрена оговорка к данным положениям: «Если государства напрямую не договорились об ином».

Конвенция ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности (ст. 7) устанавливает, что государство не вправе ссылаться на обладание иммунитетом в случае выражения согласия на участие в судебном разбирательстве в силу международного соглашения, письменного контракта или заявления в ходе конкретного судебного разбирательства.

Иммунитеты иностранных государств в МЧП могут быть 5 основных видов:

1. Судебный иммунитет. Судебный иммунитет государства заключается в следующем:

    • неподсудность государства судебным инстанциям иностранного государства;
    • в отношении государства не может проводиться судебное разбирательство другим государством, т.е. государство не вправе привлечь другое государство в качестве ответчика (только при добровольном согласии самого государства);

    2. Иммунитет в отношении мер по обеспечению иска:

      • в отношении государства не могут приниматься обеспечительные и иные принудительные меры в связи с судебным разбирательством;

      3. Иммунитет в отношении исполнения решения суда от исполнения судебного решения:

        • в отношении государства не могут принудительно исполняться судебные решения;

        4. Иммунитет государственной собственности:

          • государственная собственность не подлежит изъятию, аресту и другим принудительным мерам другим государством;

          5. Иммунитет от применения права иностранного государства:

            • государство не может нести ответственность по законам иностранного государства.

            Каждый из изложенных видов юрисдикционных иммунитетов имеет самостоятельный характер; для осуществления юрисдикции по каждому из них требуется наличие отдельного согласия со стороны иностранного государства.

            Иммунитет от иностранной юрисдикции означает освобождение государства от законодательной, исполнительной, судебной власти иностранного государства и распространяется на его государственную территорию и территорию, находящуюся под его юрисдикцией (ИЭЗ, континентальный шельф и т.д.).

            Концепция абсолютного иммунитета применяется по умолчанию, в любых правовых ситуациях, независимо от характера сложившихся между субъектами правоотношений. Однако, само государство может решить, ограничивать свой иммунитет или нет. Следовательно, установление иммунитета государства всегда находится исключительно в его же юрисдикции.

            Правовое регулирование вопросов государственного иммунитета в Российской Федерации

            Российская Федерация, как и любое цивилизованное государство, имеет нормативно-правовые акты, в которых регулируются вопросы государственного иммунитета. Однако, следует отметить, что это касается, по большей части, юрисдикции иностранных государств, но не самой Российской Федерации.

            Так, в российском законодательстве нет федерального закона о юрисдикционном иммунитете Российской Федерации, как и другого акта, из которого можно было бы понять, какой концепции иммунитета (абсолютной или ограниченной) наша страна придерживается в отношении себя самой.

            Отметим, что СССР стоял на позиции абсолютного иммунитета (ст. 61 Основ гражданского судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1961 г. ст. 435 ГПК РСФСР) – предъявление иска к иностранному государству, обеспечение иска и обращение взыскания на имущество иностранного государства, находящееся в СССР, могли допускаться лишь с согласия компетентных органов соответствующего иностранного государства.

            В дальнейшем Россия (после распада СССР) долгое время также придерживалась концепции абсолютного иммунитета государства.

            Лишь концу ХХ века российское законодательство стало склоняться к переходу на позиции функционального (ограниченного) иммунитета.

            Однако, изначально, ГПК РФ и АПК РФ в отношении определения иммунитета государства, содержали крайне противоречивые нормы. Так, если до 1 января 2016 г. нормы АПК РФ (ст. 251) основывались на теории функционального иммунитета, то в противоположность этому, нормы ГПК РФ (ст. 401 ГПК РФ) основывались на теории абсолютного иммунитета иностранного государства.

            Принятый Федеральный закон от 3 ноября 2015 г. № 297-ФЗ «О юрисдикционных иммунитетах иностранного государства и имущества иностранного государства в Российской Федерации», вступивший в силу с 1 января 2016 г. закрепил доктрину ограниченного государственного иммунитета.

            Ст. 7 данного закона корреспондирует ст. 10 Конвенции ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и закрепляет основную аксиому ограниченного иммунитета – государство не может ссылаться на юрисдикционный иммунитет, если оно участвует в частноправовых отношениях (трансграничных коммерческих сделках) с физическими или юридическими лицами.

            Однако устанавливать, носит такая сделка частноправовой или публично-правовой характер предоставлено российскому суду (п. 4 ст. 7 Закона «Об юрисдикционных иммунитетах иностранного государства»). Следовательно, можно сделать вывод, что, исходя их практики таких споров, российские суды будут выносить решения, исходя из интересов Российской Федерации. Это положение, по мнению экспертов, существенно сдерживает рост инвестиционной привлекательности нашей страны.

            Кроме этого, в отличие от Конвенции ООН в Федеральном законе «Об юрисдикционных иммунитетах иностранного государства» (ст. 4) установлен так называемый принцип взаимности: если России и ее имуществу предоставляется ограниченный иммунитет на территории иностранного государства, то она также имеет право ограничить юрисдикционный иммунитет этого государства. Это положение также снижает участие иностранных лиц в коммерческих сделках с Российской Федерацией.

            В Федеральном законе «Об юрисдикционных иммунитетах иностранного государства» указано, что иностранное государство не пользуется судебным иммунитетом в отношении определенных категорий споров, а именно:

            • споров, связанных с участием иностранного государства в гражданско-правовых сделках и (или) осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности;
            • трудовых споров;
            • споров, связанных с участием в юридических лицах или иных образованиях, не имеющих статуса юридического лица;
            • дел о возмещении вреда;
            • споров, связанных с интеллектуальной собственностью;
            • споров, связанных с эксплуатацией судна.

            Однако, закон установил, что иностранное государство пользуется в России иммунитетом от обеспечения иска и иммунитетом от исполнения судебного решения.

            Таким образом, российский законодатель склоняется к теории ограниченного иммунитета, однако, некоторые положения внутреннего законодательства в данном вопросе позволяют сделать вывод, что он не отказался и от концепции абсолютного иммунитета. В целом, характер норм российского права относительно иммунитета государств носит противоречивый и неоднозначный характер.

            Термин "иммунитет" происходит от латинских слов - прилагательного immunus (свободный от чего-либо, освобожденный) и существительного immunitas (освобождение от налогов, от службы и т.п.).
            Само понятие "иммунитет государства" сложилось в международном праве сначала в качестве обычной нормы, а затем стало определяться судебной практикой, законодательством и международными договорами. Иммунитет иностранного государства, существующий в международных отношениях, отличается от иммунитета государства от предъявления к нему исков в его собственных судах. Установление последнего и определение его пределов входит исключительно в сферу компетенции государства и определяется только его законодательством и международными договорами, заключенными этим государством.

            Прикрепленные файлы: 1 файл

            мч.docx

            Решением суда в исках Щукиной и Коновалову было отказано со ссылкой на принцип судебного иммунитета государства и его собственности.

            От имени российского государства в суде было заявлено, что акт о национализации представлял собой осуществление публичной власти государства и касался коллекции картин, принадлежащей его гражданам и находящейся на его территории. Кроме того, было обращено внимание суда на то, что иммунитетом от принудительных мер пользуется не только государство как таковое, но также два музея, осуществляющих хранение картин в рамках выполнения публично-правовых функций в области культуры, на что они были уполномочены Министерством культуры РФ.

            Суд согласился с этими доводами и признал, что при отсутствии согласия государства на рассмотрение дела иски не могут быть предметом рассмотрения суда. На этом же основании суд отказал истцам в признании их требований об осуществлении мер принудительного характера в отношении картин.

            Следует подчеркнуть особо, признание в одной стране абсолютного иммунитета за иностранными государствами не влечет за собой автоматического признания в судах другой страны иммунитета в отношении страны, законодательство и практика которой продолжают исходить из концепции абсолютного иммунитета.

            Во многих государствах иммунитет российского государства и его собственности будет признаваться в ограниченных пределах. Такой вывод следует сделать на основе следующих данных: в ряде государств были приняты законы, ограничивающие иммунитет государства, - в США, Великобритании, Австралии, Аргентине, Канаде, Пакистане, Сингапуре, Южно-Африканской Республике. Как уже отмечалось выше, в Законе США 1976 г. был закреплен переход от позиции признания абсолютного иммунитета к позиции признания так называемого функционального иммунитета.

            В ФРГ, Франции, Италии, Греции, Дании, Финляндии, Норвегии и других странах из концепции ограниченного иммунитета исходит судебная практика. Ряд европейских стран - Австрия, Бельгия, Великобритания, ФРГ, Кипр, Люксембург, Нидерланды, Швейцария - заключили в 1972 г. Европейскую конвенцию об иммунитете государства, согласно которой иммунитет не признается как в случаях, исходящих из концепции абсолютного иммунитета (иностранное государство отказалось от иммунитета или же само предъявило иск); так и в случаях, когда спор возник в связи с коммерческой или иной аналогичной деятельностью иностранного государства на территории государства, где происходит судебное разбирательство. Генеральная ассамблея ООН приняла Конвенцию о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности, которая учитывает теорию ограниченного иммунитета.

            Комплексный характер сложных проблем, возникающих на практике при решении вопросов предоставления иммунитета, с одной стороны, и необходимость четко определить отказ государства от иммунитета и пределов действия такого отказа - с другой, можно проиллюстрировать на примере рассмотрения в судах ряда стран исков швейцарской фирмы "Нога" к российскому государству.

            Швейцарская корпорация "Нога" заключила 29 января 1992 г. кредитное соглашение с Правительством РСФСР в лице действовавших в то время Министерства сельского хозяйства и Министерства экономики и финансов. В тот же день было подписано гарантийное письмо. В соответствии с этим соглашением компания "Нога" открыла кредитную линию российскому правительству на общую сумму 1 млрд. 426 млн. долларов США. Россия должна была расплачиваться поставками нефти, мазута и газа через своих уполномоченных экспортеров по специальному графику.

            В ходе исполнения соглашения между партнерами возникли разногласия, которые не удалось разрешить мирным путем. Начиная с 1993 г. компания "Нога" предъявила ряд исков в судах различных стран. В результате по решению суда Люксембурга в качестве обеспечительной меры были наложены аресты на вклады Банка России в Швейцарии и Люксембурге. Впоследствии компания "Нога" обратилась с иском в Арбитражный институт при Стокгольмской торговой палате, как это предусматривала арбитражная оговорка в кредитном соглашении. На основании принятых в 1997 г. решений этого третейского суда (см. гл. 19) она добилась наложения ареста на банковский счет посольства Российской Федерации во Франции. Французский суд, рассматривавший это ходатайство, пришел к выводу, что банковский счет посольства пользуется иммунитетом от исполнительных действий на основании ст. 25 Венской конвенции о дипломатических сношениях 1961 г. Согласно этой статье государство пребывания обязано предоставлять все возможности для выполнения функций дипломатического представительства. Суд исходил из того, что иммунитет банковского счета посольства является составной частью иммунитета дипломатического представительства. Арест банковского счета посольства препятствует выполнению задач дипломатического представительства.

            В порядке принудительного исполнения были наложены аресты на счета других представительств России во Франции, а также во французском порту на российское парусное судно "Седов", которое прибыло во Францию по приглашению французского правительства для участия в спортивных соревнованиях в честь Дня Бастилии.

            В дальнейшем иски предъявлялись в отношении ввезенных во Францию (в ле Бурже) и в Англию самолетов для демонстрации на авиасалонах, картин в Италии и др.

            В отношении иммунитета российского государства следует обратить внимание на то, что современная практика заключения российским государством крупных кредитных соглашений, долговременных концессионных и инвестиционных соглашений идет по пути включения в них условий, предусматривающих прямое согласие на рассмотрение споров в иностранном суде или в порядке арбитражного разбирательства в третейском суде без использования ссылки на иммунитет государства.

            В ряд заключенных российским государством и его органами контрактов с иностранными юридическими лицами и иностранными государствами было включено согласие российской стороны на отказ (или изъятие) от юрисдикционного иммунитета и его видов. Эта практика закреплена в Законе о соглашениях о разделе продукции 1995 г. (см. гл. 8), в котором впервые было установлено, что в соглашениях, заключаемых с иностранными гражданами и юридическими лицами, может быть предусмотрен в соответствии с законодательством Российской Федерации отказ государства от судебного иммунитета, иммунитета в отношении предварительного обеспечения иска и исполнения судебного и (или) арбитражного решения (ст. 23).

            В двусторонних соглашениях о взаимном поощрении и защите инвестиций, действующих с большим числом государств, предусмотрен арбитражный порядок рассмотрения споров. Это означает, что российское государство в случае предъявления к нему иска согласилось на юрисдикцию международного коммерческого арбитража при условии, что такой спор подпадает под действие международного договора.

            Как решается проблема иммунитета государства и его собственности в России? Российское законодательство, так же как и законодательство стран СНГ, как правило, исходит из классической концепции абсолютного иммунитета, традиционно признавая принцип иммунитета государства во всех случаях, независимо от характера действий государства и его органов.

            В российском процессуальном законодательстве (ГПК РФ и АПК РФ) имеется существенное расхождение, касающееся принципа иммунитета. В п. 1 ст. 401 ГПК РФ предусмотрено следующее: "1. Предъявление в суде в Российской Федерации иска к иностранному государству, привлечение иностранного государства к участию в деле в качестве ответчика или третьего лица, наложение ареста на имущество, принадлежащее иностранному государству и находящееся на территории РФ, и принятие по отношению к этому имуществу иных мер по обеспечению иска, обращение взыскания на это имущество в порядке исполнения решений суда допускаются только с согласия компетентных органов соответствующего государства, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации или федеральным законом".

            Таким образом, хотя в ГПК РФ и содержится отсылка к возможности иного решения вопроса (путем отсылки к федеральному закону), в целом ГПК РФ продолжает стоять на позициях абсолютного иммунитета. Иной подход проявлен в АПК РФ. В п. 1 ст. 251 "Судебный иммунитет" говорится, что обладает судебным иммунитетом по отношению к предъявленному к нему иску в арбитражном суде "иностранное государство, выступающее в качестве носителя власти". Из этого неизбежно должен следовать вывод о том, что если государство выступает не в качестве носителя власти, иными словами, осуществляет предпринимательскую, коммерческую деятельность, то тогда оно иммунитетом пользоваться не будет. Как отмечалось в комментариях к АПК РФ, ст. 251 содержит ограничительную формулировку в отношении судебного иммунитета иностранного государства. Иммунитет предоставляется лишь при выполнении публичных функций носителя государственной власти. В новом российском законодательстве в области международного частного права учтены современные тенденции в вопросе об участии государства в гражданско-правовых отношениях, осложненных иностранным элементом. В ст. 1204 ГК РФ предусмотрено: "К гражданско-правовым отношениям, осложненным иностранным элементом, с участием государства правила настоящего раздела применяются на общих основаниях, если иное не установлено законом".

            Это положение сформулировано как двусторонняя коллизионная норма. Оно не ограничено в отношении только российского государства или его субъектов, а подлежит применению и к гражданско-правовым отношениям, в которых участвует иностранное государство в тех случаях, когда к нему будут применяться нормы российского международного частного права, установленные в разд. VI третьей части ГК РФ. Иные нормы могут применяться, если они установлены в другом законе, именно в законе, а не в акте меньшей юридической силы. Именно поэтому в таких случаях не будет действовать принцип автономии воли сторон, в силу которого стороны могут выбрать право, подлежащее применению. Так, в ст. 6 Закона о соглашениях о разделе продукции 1995 г. указано, что такие соглашения заключаются в соответствии с законодательством РФ. В литературе обращалось внимание на то, что в случае применения ст. 6 отпадает вопрос о выборе применимого права, поскольку она не дает возможности применить иное право, кроме российского.

            Такой же подход должен быть проявлен в отношении применения права к обязательствам по займам. В принципе к ним должно применяться право страны, выпустившей заем. Как правило, при заключении контрактов Российской Федерации или субъектов РФ с иностранными юридическими лицами и гражданами должно применяться российское право. Если же предусматривается выбор иного права, то такое условие должно быть тщательно проработано с учетом всех последствий, вытекающих из установления возможности применения иностранного права, а не российского.

            Особое положение государства как участника международных хозяйственных отношений выражается в том, что к обязательствам государства может применяться только его право, кроме случаев, когда государство прямо выразило свое согласие на применение иностранного права. Поэтому правоотношения по договору государства с иностранной компанией или иностранным гражданином регулируются внутренним законодательством другого государства или международным правом, если в договоре не предусмотрено иное.

            Ответственность государства по его обязательствам должна определяться его собственным правом. Российское государство отвечает по своим обязательствам принадлежащим ему на праве собственности имуществом, а также имуществом, которое закреплено за государственными юридическими лицами на праве хозяйственного ведения или оперативного управления. Эти юридические лица не отвечают по обязательствам государства, а последнее не несет ответственности по их обязательствам за исключением субсидиарной ответственности. Таким образом, имущество, не закрепленное за государственными предприятиями, входит в государственную казну. Кроме этого имущества в казну входят также средства государственного бюджета. И именно имуществом государственной казны Россия как государство должна отвечать по своим обязательствам.

            Автор статьи

            Куприянов Денис Юрьевич

            Куприянов Денис Юрьевич

            Юрист частного права

            Страница автора

            Читайте также: