Из каких частей состоит судебное красноречие

Обновлено: 02.10.2022

История судебного красноречия. — Из государств древнего мира особенное значение для истори С. красноречия имеют Афины и Рим. В Афинах С. красноречие достигло высокой степени развития благодаря свободному политическому устройству и существованию народных судов (гелиасты). Первоначально судебные ораторы (логографы) только приготовляли речи, а произносить их должны были стороны, так как по законам Солона каждый афинянин должен был сам защищать свое дело. Постепенно этот порядок был оставлен, и судебные ораторы получили право выступать в суде лично, сначала в качестве друзей тяжущегося. Замечательнейшие из афинских судебных ораторов — Лизий (лучший логограф), Исей, Ликург, Гиперид, Эсхин; последний в разгар своей славы являлся соперником Демосфена, величайшего оратора древнего мира, политические речи которого заслоняет собою несколько его судебные речи. Демосфен постоянно сталкивался с Эсхином, который вел против него известный процесс о венке (отвергая право Демосфена на эту награду за услуги государству); по поводу этого процесса написана одна из лучших речей Демосфена, одержавшего решительную победу. В Риме расцвет С. красноречия, как и политического, совпадает с последним периодом республики и кончается вместе с нею. Речи Катона, Красса, Гортензия уже свидетельствуют о блеске римского красноречия; наиболее полное выражение оно получило в речах Цицерона, в течение многих веков остававшегося величайшим авторитетом в области ораторского искусства. Судебные речи греческих и римских ораторов заслуживают изучения как по изяществу внешней формы, так и по богатству содержания. В них дается образцовое изложение дела, доказательства подвергаются всесторонней оценке, употребляются все известные ораторские средства, служащие для того, чтобы повлиять на судей. Впоследствии, в эпоху упадка, С. красноречие в Риме утратило свои преимущества. В период империи адвокатам не было надобности увлекать и убеждать; форум опустел, судебные заседания перешли в закрытые, недоступные для посторонних помещения; народных судей сменили чиновники. Соответственно этому от адвокатов стало требоваться, главным образом, не ораторское искусство, а практическая ловкость, связи и богатства. С. красноречие выродилось в бессодержательное и цветистое фразерство. Средние века с их феодальным режимом, сословным строем, невежеством народных масс и отстранением их от общественных дел не могли содействовать развитию С. красноречия: когда даже в судах дела решались силой (судебные поединки), слово не имело большого значения. Дошедшие до нас образцы С. красноречия средних веков принадлежат французским ораторам, деятельности которых благоприятствовало учреждение парламентов. Средневековые речи свидетельствуют о рабском и неумелом подражании древним образцам, об исключительном преобладании внешней формы; ораторское искусство того времени было далеким от жизни, схоластическим упражнением. В речах доказательства подбирались по внешним признакам, в известном числе, напр. в честь 12 апостолов составлялось 12 доказательств, из них 3 цитаты из св. отцов, 3 из Св. Писания и т. п. В XVI, XVII и XVIII вв. Франция продолжала сохранять первенствующее место в области С. красноречия. С. речи франц. адвокатов XVII и XVIII в. вырабатывались по правилам классических риторик, по образцу главным образом Цицерона, но в то же время и под сильным влиянием общественных и литературных течений того времени: в XVII в. — так наз. ложного классицизма, в XVIII в. — сентиментализма и философских учений энциклопедистов. С внешней стороны они отличаются правильностью построения, делятся на установленное число частей; в них часто встречаются без всякой надобности высокопарные выражения, обороты, заимствованные у древних ораторов, латинские цитаты, напоминающие схоластически средневековые произведения. В XVII в лишь немногие адвокаты сумели избежать в известной мере указанных недостатков, придать своим С. речам живую, увлекательную внешность и сделать их содержание соответствующим обстоятельствам дела, без обременения речи эрудицией и многословием. Самыми выдающимися адвокатами XVII в. считаются Леметр и Патрю. Речи адвокатов в XVIII ст. отличаются от речей их предшественников большей свободой от условных форм, сентиментальными лирическими отступлениями, меньшим количеством латинских текстов, заменяемых рассуждениями общего философского характера и картинами, выхваченными из современной жизни. Из французских адвокатов XVIII в. наиболее известны де Саси, Кошен, Норман, Лоазо де Молеон, Жербье и Лэнгэ. Огромное большинство адвокатов не произносило своих речей, а читало их по запискам, так что они, в сущности, были особым родом литературного творчества. В XIX стол. чтение С. речей вышло из употребления; С. красноречие освободилось от подчинения чуждым современному духу классическим и схоластическим формам. Вместе с тем и содержание судебных речей стало обусловливаться исключительно особенностями дела и его значением, что обеспечило дальнейшее развитие С. красноречия, разнообразие речей и их индивидуальность в зависимости от характера ораторов. В XIX в. Франция дала целый ряд замечательных судебных ораторов, многие из которых были в то же время и политическими деятелями: в первой половине столетия — Беррье, Шэ д'Эст Анж, братья Дюпен, во второй — Жюль Фавр, Гамбетта, Лашо, Бетмон, Лиувиль и др. Гамбетта был, главным образом, политическим оратором; таким он оставался и в судебном заседании, пользуясь делом лишь как исходным пунктом для поддержания какого-либо общего принципа. Жюль Фавр, тоже политический деятель и оратор, отводил гораздо большее место адвокатской деятельности, на которую смотрел как на средство защиты права везде, где ему грозила опасность. Его речи, тщательно отделанные, основаны на полном изучении материала. Он часто выступал по преступлениям печати и бракоразводным делам; может быть, в зависимости от этого его речи кажутся несколько однообразными, во многих из них не чувствуется вдохновения. Его лучшая С. речь — по делу Орсини, в которой сказались его лучшие качества: сила, краткость, простота и искренность. Величайшим адвокатом в первой половине XIX в., по оценке современников, был Беррье, главная сила которого заключалась в личном обаянии; в чтении его речи не производят сильного впечатления: они небрежно отделаны, слишком приподняты и растянуты. Лашо был особенно искусен в воздействии на присяжных. Он не поднимался над средним уровнем морали, не возводил дела на степень общественного явления, но превосходно знал среду, в которой действовал, ее мировоззрения, симпатии и антипатии. В Англии лучшие силы отдавались всецело политическому и духовному красноречию, С. красноречие отодвигалось на второй план, и до сих пор политическое красноречие безусловно преобладает над судебным. В Германии долго не было почвы для какого бы то ни было красноречия, кроме духовного. Развитие С. красноречия началось после событий 1848 г., но до сих пор германская адвокатура не дала ораторов, известность которых перешла бы за пределы их страны. Исключение составляет один Лассаль, замечательный и как судебный оратор. В России С. красноречие появилось лишь с С. Уставами, с учреждением суда присяжных и присяжной адвокатуры. За истекшее тридцатипятилетие деятельности новых судов среди русских обвинителей и защитников выдвинулось несколько даровитых ораторов, успели сложиться некоторые типичные особенности, позволяющие говорить о русском С. красноречии. Речи лучших русских ораторов отличаются простотой и искренним тоном, отсутствием риторики и театральных приемов, уважением к участвующим в процессе. В характеристиках нет стремления представить личность противника в дурном свете и тем дискредитировать его; целью характеристики ставится выяснение характера и образа действий данного лица, насколько это необходимо для процесса. Простота стиля, однако, не делает С. речи русских ораторов сухими и бесцветными докладами; это живая и продуманная оценка практического материала, творческая работа над ним, умелое проведение главной мысли оратора. Самым выдающимся русским обвинителем является А. Ф. Кони (см.). Из русских адвокатов приобрели известность П. А. Александров С. А. Андреевский, К. К. Арсеньев, В. Н. Герард, Н. П. Карабчевский, А. В. Лохвицкий, П. Г. Миронов, А. Я. Пассовер, Ф. Н. Плевако, П. А. Потехин, В. Д. Спасович, Е. И. Утин, кн. А. И. Урусов, А. И. Языков.

Теория С. красноречия. С. красноречие — часть ораторского искусства, общие правила которого приложимы и к нему; но вместе с тем существуют некоторые особенности, создаваемые условиями С. состязания. В видах удобства их можно рассмотреть, применяясь к аристотелевскому делению речей на 5 частей (вступление, программа речи, изложение, доказательства и заключение). Само собою разумеется, что сообразно с обстоятельствами дела и объемом речи число ее частей и их расположение могут и должны меняться. В этом отношении оратор должен руководиться единственно началом целесообразности. Вступление речи служит для подготовки слушателей, для введения их в предмет речи; неудачные первые фразы могут ослабить впечатление всей речи. Вступление произносится обыкновенно в спокойном тоне; исключение составляют реплики, вызванные несдержанными речами противников, и речи в процессах, в которых оратор обращается преимущественно к чувству судей, рассчитывая добиться таким способом снисхождения. Темой вступления бывает интерес дела, его общественное значение, обращение к судьям, выяснение спорных вопросов, предварительное разрешение которых необходимо для успешной аргументации оратора, устранение предубеждения судей, слабые места речи противника и, наконец, краткое описание самого события, дающее возможность сразу перейти к разбору отдельных деталей дела и т. д. Программа речи устанавливает порядок изложения и намечает отделы речи, последовательность их, значение и взаимную связь. В программе С. речи намечаются как юридические, так и бытовые и психологические особенности данного случая. Изложение слагается из описания события и характеристики участвующих в деле. В современном процессе на суде присяжных, оценивающем не только деяние, но и деятеля, характеристики имеют важное значение, так как образ действий лица, вероятность совершения им преступления зависит от его свойств, привычек и взглядов. Исследование личности на суде не должно, однако, идти дальше необходимого для выяснения истины. Отступление от этого правила, допускаемое иногда в речах французских адвокатов, создает на суде ложную атмосферу, без надобности вводит судей в область интимной жизни подсудимого или других лиц. Описание события в сложных делах должно быть не только простым пересказом или повторением обстоятельств дела, но последовательной и полной картиной, в которой все установленные С. следствием обстоятельства оценены и поставлены на свое место. Доказательства составляют чрезвычайно важный отдел С. речи; в иных случаях она может состоять только из этого отдела с прибавкой нескольких вступительных или заключительных фраз. Оратор должен для убеждения суда достигнуть своею речью так назыв. процессуальной достоверности, исключающей разумные основания для сомнения в правильности выводов. Если такое сомнение не устранено, С. речь не достигла цели. Бремя доказательств в процессе лежит на обвинении; поэтому в защитительной речи можно ограничиться опровержением доводов противника. Доказательства должны располагаться так, чтобы слабые не заслоняли сильных; лучше поэтому избегать нагромождения доводов или, по крайней мере, указывать, какие из них имеют главное, какие — второстепенное значение. Достоинство С. состязания требует также, чтобы противник не пользовался неловкостью оппонента в ущерб истине и против своего убеждения. Расположение доказательств в С. речах определяется особенностями данного дела; общепринятое правило, установленное Цицероном и Квинтилианом, — не начинать со слабых доказательств, приберегая их к концу, когда на судей уже произведено должное впечатление; наоборот, при опровержении доводов противника считается выгодным начинать с его самых слабых доказательств. Если речь длинна, считается полезным в конце кратко резюмировать приведенные доказательства и восстановить в памяти судей ход аргументации. Заключение С. речей служит для выражения окончательных требований и выводов оратора: здесь подводятся итоги сказанному, наносятся последние удары противнику, оратор в последний раз старается укрепить в сознании судей поддерживаемые им положения. Заключение бывает нужно только в больших С. речах, но и в таком случае оно должно отличаться краткостью, так как иначе судьи могут не уловить главного вывода и требования. Заключение часто произносится в повышенном тоне: настроение оратора естественно достигает наибольшего подъема в решительный момент С. состязания, он делает последнее усилие убедить судей в правильности своих взглядов и воздействовать на их чувство, для чего и прибегает к такому сильному средству, как пафос.

Литература. Berryer, "Leçons et modèles d'éloquence judiciaire"; Munier Jolain, "Les époques d'éloquence judiciaire"; его же, "La plaidoirie dans la langue française"; Le Berquier, "Le barreau français"; Roger et Allon, "Les grands avocats du siècle"; Ajam, "La parole en public"; Paignon, "Eloquence et improvisation"; Schall u. Bayer, "Vorschule der gerechtlichen Beredsamkeit"; Frydman, "Systematisches Handbuch der Vertheidigung"; Ortloff, "Die gerichtliche Redekunst"; Б. Глинский, "Русское С. красноречие"; А. Левенстим, "Речь государственного обвинителя"; Л. Ляховецкий, "Характеристики известных русских С. ораторов"; Е. Васьковский, "Организация адвокатуры"; А. Тимофеев, "Речи сторон в уголовном процессе"; его же, "С. красноречие в России"; его же, "Очерки по истории красноречия"; К. Арсеньев, "Французская адвокатура" ("Вестник Европы", 1886 г., № 1).

Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. — С.-Пб.: Брокгауз-Ефрон . 1890—1907 .

Роды красноречия

Способность грамотно и красиво говорить начала цениться еще с древних времен, и по сей день не теряет своей актуальности, а даже наоборот, искусство красноречия развивается наряду с современным миром. Навыки владения риторикой зародились во времена Древней Греции, с тех пор ораторское дело совершенствовалось, ведь со временем появлялись новые сферы коммуникации и, соответственно, рождались новые разновидности речей. В статье подробнее о них.

Роды красноречия, и какие виды к ним относятся

Все виды и роды красноречия можно разделить на две формы: диалогическую и монологическую. Диалог – это общение между собой двух и личностей, а монолог – это вещание одного человека, рассчитанное на множество слушателей, которые не вступают в общение с оратором. Большинством ученых выделено 5 основных родов красноречия:

  1. Социал-политическое. .
  2. Судебное.
  3. Социал-бытовое.
  4. Церковно-богословское.

Далее немного подробнее о них и их видах.

Роды красноречия

Социал-политическое красноречие

Один из самых древних родов ораторского искусства. Берет свое начало из античности, яркими представителями этой разновидности риторики того времени являются Сократ и Цицерон. Их политические речи до сих пор изучают на лекциях в высших учебных заведениях. В настоящее время социально-политическое красноречие встречаются на заседаниях правительства, общественных митингах, собраниях и советах местного самоуправления.

Этот большой род красноречия включает в себя такие виды, как:

  • Отчётные доклады собраний.
  • Доклады на политико-экономические и социально-политические тематики.
  • Политические и дипломатические речи.
  • Агитационная и митинговая речи.

Академическое красноречие

Этот жанр искусства грамотного слога, как ясно из названия, относится к научной тематике. Особое внимание уделяется глубокой аргументации, высоко логической культуре, сухому изложению темы с употреблением большого количества терминологии. Этот блок риторики разделён на три подвида:

  1. Академический. Включает в себя разного рода научные доклады, рефераты и другие информационные обзоры.
  2. Вузовский. Сюда относятся лекции преподавателей учебных заведений.
  3. Школьный. Разговоры с учениками и объяснение темы урока, в щадящей форме, понятной для школьников.

Академическое

Судебное красноречие

Это тоже один из древнейших крупных родов красноречия в риторике. Зародился и активно использовался ещё в Древней Греции, в наших краях начал развиваться с появлением судебной практики. Судебное красноречие характеризуется тем, что при составлении речи употребляются четкие выражения цели, без расплывчатости.

Присутствует умение воспользоваться навыками психологии и знания художественной литературы, ведь в судебном зале идёт упор на воздействие на заседателей. Это может быть как один человек, так и небольшая группа людей. Среди разновидностей выделяют следующие:

  • Обвинительные речи прокуроров или других уполномоченных лиц.
  • Защитное слово адвоката или другие формы оправдательных речей.
  • Монолог в защиту самого себя.

Социал-бытовое красноречие

Эта разновидность включает общение, связанное с социально-бытовыми ситуациями. Несет в себе отражение общественных коммуникаций, воплощает древние народные обычаи и традиции. Выражением этого рода ораторского искусства считается:

  1. Всевозможные застольные речи, так называемые тосты. Стоит отметить, что это проявления древнейшей языковой культуры, которые сохранились до наших дней и передаются следующему поколению.
  2. Слово, связанное, например, с вручением награды, поздравлениями с юбилеем, или же просто выражением похвалы собеседнику.
  3. Еще одной вековой традицией являются речи об усопшем.

Богословско-церковное красноречие

Здесь и так ясно, что свое начало этот род красивого слога берет из глубокой древности. Основой этого направления является проповедь, она пропитана верованиями в воплощение светлой и абсолютной истины. Однако стоит заметить, что церковные речи не лишают слушателей возможности задуматься над смыслом жизни. Проповеди устроены так, чтобы они могли влиять не на интеллект прихожан, а именно на их чувства и эмоциональные переживания.

Богословско-церковное

Как освоить ораторское искусство?

Во времена античности детей обучали навыкам красивой и грамотной речи, к сожалению, в настоящее время эту науку приходится осваивать самостоятельно. Безусловно, в обществе существует немало людей, у которых, как говорят, «язык подвешен», но, с другой стороны, есть множество лиц, испытывающих страх перед публикой и проблемы с выражением своих мыслей.

  • Полезно будет быть осведомленным, какая категория людей составляет основную массу аудитории, перед которой необходимо выступить. Зная, кто будет слушать речь, легче мысленно настроить направление слов. Например, задействовать молодежный сленг во время научного доклада будет уместно только в том случае, когда основная масса сидящих в зале – это молодые люди, не сильно разбирающиеся в науке. Люди с ученой степенью вряд ли положительно отреагируют на такой поступок.
  • Научиться импровизации. Это очень ценное умение, но бывает, что во время монолога волнение берет верх, и навыки импровизации играют с человеком злую шутку. Есть риск попасть в неловкое положение прямо на сцене. Чтобы этого избежать, рекомендуется составить схему своего выступления. Стоит обратить внимание, что имеется в виду не текст речи, а именно пошаговые этапы своего доклада. Составить план выступления – когда нужно сделать упор на основные моменты, выделить ключевые слова, вступить в диалог со слушателями. Наглядные материалы в виде схем, таблиц и графиков также положительно повлияют на выступление. И еще один совет – не забыть в конце своей речи повторить аудитории основную идею.
  • Очень длинное публичное выступление тяжело высидеть даже самому заинтересованному слушателю. Одной из тонкостей ораторского искусства является способность быть лаконичным, использовать короткие и понятные фразы, без ненужных и общих рассуждений.

Необходимо запомнить, что красноречием называют не только способность выражать мысли, но и умение грамотно и доступно делать это для публики, которая выступает слушателем. Нужно суметь развить в себе способность с помощью искусства речи заразить своей идеей другого человека, или даже группу людей, научиться влиять на их эмоции и разум.

Помощниками в этом деле выступают чёткий и звонкий голос и не зажатая мимика – с таким арсеналом шансы заинтересовать массы людей увеличиваются в несколько раз. Не стоит бояться осваивать это искусство – обладание грамотной речью всегда было и будет залогом воспитания, уважения и образованности.

Прокурора и адвоката, выступающих в судебных прениях, называют судебными ораторами. Это предполагает большую ответственность. Почему? Для ответа на этот вопрос давайте вспомним, кто такой оратор.

Слово оратор заимствовано в XVIII в. из латинского языка (лат. orator - от orare - говорить, излагать). Слово многозначное. Первое его значение - «тот, кто произносит речь», «лицо, произносящее речь». В этом значении слово употребляется как термин: прокурор и адвокат, защищая или оспаривая права истца и ответчика в гражданском процессе и поддерживая государственное обвинение или защищая права подсудимого в уголовном процессе, выполняют свою функцию в соответствии с процессуальным положением в судебном разбирательстве. Роль оратора в этом понимании слова сводится к выполнению действий, предусмотренных процессуальным законом: проанализировать, дать правовую оценку.

Не ошибемся, если скажем, что чаще всего человек, произносящий публичную речь по долгу службы, формально, без любви к делу, без уважения к своей профессии, говорит, как правило, невнятно, неуверенно, монотонно, сбивчиво, заученными стандартными фразами, с речевыми ошибками. Речь его засорена пустыми, ненужными словами типа в общем-то, как бы и др. Об ораторских приемах и говорить не приходится. Слушать такую речь скучно. Да и нужна ли она в суде? Выполняет ли она свое назначение? А оратор даже не задумывается, что речь можно произнести иначе, так, чтобы она стала убедительной, чтобы судья прислушался к ней.

Совсем недавно пришлось слушать речь молодого адвоката, который в течение нескольких минут три раза произнес просторечную форму средства. И когда после окончания процесса я объяснила ему его ошибку, он отреагировал смеясь: «А, да, такое со мной случается. А знаете, ораторское искусство сейчас не востребовано».

Говорить чисто, грамотно, красиво - стыдно? Немодно?

Можно оценивать говорящего как хорошего или плохого оратора, умелого или неумелого, скучного. Но важно помнить, что «От некачественной, неубедительной судебной речи страдают не только интересы правосудия, потерпевшего и подсудимого, но и репутация и имидж судебного оратора, особенно адвоката» [143. С. 279].

Но у слова оратор есть еще второе значение: «тот, кто обладает даром произносить речь, красноречием». Это не только говорящий человек, но человек, умеющий говорить перед аудиторией. Он знает, как привлечь внимание слушателей, потому что он мастер; он владеет ораторским искусством; он любит свое дело. Оратор - это человек, глубоко изучивший тему выступления, материалы дела и свободно владеющий ими; человек, который умеет четко и определенно сформулировать тезис выступления, составить рабочий план; человек, который логично, ясно, убедительно излагает материал. «Оратор есть тот, - писал Цицерон, - кто любой вопрос изложит со знанием дела, стройно и изящно, с достоинством при исполнении». Такими ораторами были выдающиеся юристы прошлого. С большим уважением говорил о них В.М. Савицкий: «Задумайтесь, почему мы с благоговением произносим имена старых русских юристов? Почему часто вспоминаем их?» (Из разговора за «круглым столом» в редакции газеты «Неделя»).

Что такое ораторское искусство? Слово «искусство» обозначает «отрасль творческой художественной деятельности» (выделено мною. - Н.И.); «высокая степень умения, мастерства в любой сфере деятельности». Специфической сферой деятельности является ораторское искусство. Это творческая деятельность по подготовке и произнесению публичной речи. Деятельность, основанная на большом упорном труде, в результате которого человек может овладеть умением произносить речь перед аудиторией: говорить логично, доходчиво, увлекательно и убедительно. В теории публичной речи ораторское искусство понимается как комплекс знаний и умений оратора по подготовке и произнесению публичной речи: это умение формулировать тезис и подбирать материал, искусство построения речи и публичного говорения с целью оказать определенное воздействие на слушателей; это умение доказывать и опровергать, умение убеждать; это речевое мастерство.

Одной из разновидностей ораторского искусства является судебное ораторское искусство, которое нередко называют судебным красноречием. Что такое красноречие?

М.В. Ломоносов писал, что «красноречие есть искусство о всякой данной материи красно говорить». Но может ли говорить «красно» прокурор, поддерживающий обвинение в убийстве? Уместна ли красивая, образная речь при изложении результатов судебно-медицинской экспертизы? или, например, при правовой квалификации преступления? при определении меры наказания подсудимому?

М.М. Сперанский определял красноречие как «дар потрясать души». Но как может потрясать души судебный оратор?

А.Ф. Кони различал понятия «красноречие» и «ораторское искусство». Красноречие он понимал как «дар слова, волнующий и увлекающий слушателей красотою формы, яркостью образов и силою метких выражений», т.е. как умение говорить образно, как природное дарование. Ораторское же искусство, по его убеждению, «есть умение говорить грамотно, убедительно».

Слово красноречие В.И. Даль определял как науку «и умение говорить и писать красно, убедительно (выделено мною. - Н.И.) и увлекательно».

Современные словари толкуют его так: «1. Способность, умение говорить красиво, убедительно (выделено мною. - Н.И.); ораторский талант || Искусная речь, построенная на ораторских приемах; ораторское искусство. 2. Наука, изучающая ораторское искусство; риторика».

Значит, красноречие - это умение говорить не только красиво, но и убедительно, это сочетание таланта и определенных знаний и умений.

Судебное красноречие, основное назначение которого - способствовать установлению юридической истины по делу, формированию внутреннего убеждения судей, имеет свою специфику, которая обусловлена нормами процессуального закона и предполагает оценочно-правовой характер речи[3]. Эту специфику охарактеризовал Н.П.Карабчевский: «Судебное красноречие - красноречие особого рода. На него нельзя смотреть лишь с точки зрения эстетики. Вся деятельность судебного оратора - деятельность боевая. Это вечный турнир перед возвышенной и недосягаемой «дамой с повязкой на глазах». Она слышит и считает удары, которые наносят друг другу противники, угадывает и каким орудием они наносятся» [96. С. VI]. Тактика речи, стиль, ораторские приемы и речевые средства у каждого оратора свои, проверенные, отработанные. Одни покоряют судебную аудиторию силою своего вдохновения, как Ф.Н. Плевако, другие - глубиной мысли и ясностью изложения, как А.Ф. Кони. Но каждому судебному оратору важно уметь говорить доступно, грамотно, аргументировано. Это главное.

Возьмите для примера тексты судебных выступлений известных дореволюционных юристов К.К. Арсеньева, М.Ф. Громницкого, - язык их сухой, деловой. Вы не найдете в них ярких выражений, запоминающихся образов. Но речи глубоки по содержанию, аргументированы и убедительны, выводы обоснованы. Мысли излагаются точно, ясно и логично. Поэтому их справедливо считают образцами судебного ораторского искусства.

По нашему убеждению, судебное ораторское искусство можно определить как комплекс знаний и умений юриста по подготовке и произнесению публичной судебной речи сообразно с требованиями закона; как умение построить объективно аргументированное рассуждение, формирующее научно-правовые убеждения; как умение воздействовать на правосознание людей.

Судебное ораторское искусство связано с требованием логичности, убедительности. Доказательность - важнейшая черта рассуждений в судоговорении. Все положения в речи должны быть обоснованы, аргументированы.

«Выяснить, доказать и убедить - вот три взаимосвязанные функции, которые определяют внутреннее содержание судебного красноречия», - отмечал один из исследователей судебной речи[4].

Искусство судебного оратора проявляется в умении четко определить тему спора (тезис, целевую установку), построить судебное выступление так, чтобы привлечь внимание судей и удержать его в продолжение всей речи, в умении полно и объективно проанализировать обстоятельства дела, указать причины преступления или гражданского конфликта, дать глубокий психологический анализ личности подсудимого и потерпевшего, выстроить систему опровержений и доказательств, сделать правильные правовые выводы и убедить в этом судей и аудиторию. Проявляется оно и в умении оказать психологическое воздействие, в умении найти точные языковые средства для выражения мыслей, так как содержательная, ценная мысль нуждается в совершенной форме. Совершенство речи создает в судебной аудитории атмосферу доверия оратору.

Говорить хорошо в суде - это говорить по существу, тщательно, всесторонне и объективно анализируя материалы дела, опираясь на нормы права; говорить доходчиво, логично, убедительно, в соответствии с нормами литературного языка.

Красноречие же как «умение говорить красиво» является составной частью судебного ораторского искусства - эффективным средством эмоционального воздействия. Изобразительно-выразительные средства языка помогают судебному оратору акцентировать внимание суда на тех или иных деталях дела.

Раскрывая картину преступления, оценивая последствия преступления или незаконности сделки, создавая психологическую характеристику подсудимого, судебный оратор тем самым «потрясает души» слушателей. Безусловно, способствуют этому правильно выбранные языковые средства и ораторские приемы. «Судебные речи только тогда способствуют вынесению судом по результатам судебного разбирательства правильного и справедливого решения, когда позиции обвинения и защиты изложены достаточно ярко и убедительно, по всем правилам ораторского искусства» [172. С. 141].

Требования к языку судебной речи в определенные эпохи претерпевают изменения. Если в дореволюционной России судебные ораторы, как правило, не употребляли речевых юридических стандартов, а многие адвокаты говорили с присяжными заседателями, «как говорят писатели с публикой», то в советский период считалось, что «всякие излишества, преследующие цель украшательства речи ради ее внешнего эффекта, могут только повредить делу и помешать достижению цели» [52. С. 15]. Говорить рекомендовалось языком закона. Речь судебных ораторов стала клишированной, стандартизованной. В настоящее время в соответствии с судебными реформами ощущается необходимость яркого, образного судоговорения. Сейчас актуальной становится мысль, высказанная когда-то Н.П.Карабчевским: «От внешней стороны речи требуется художественная цельность и целесообразная законченность» [95. С. 89].

Эта мысль стала особо актуальной в наши дни, когда в судебных прениях ежедневно произносятся однообразные, трафаретные, скучные, не всегда убедительные речи. Современные юристы поднимают вопрос о том, чтобы в суд вернулось «настоящее судебное ораторское искусство, в котором налицо и разумное содержание, и привлекательная изящная форма, когда полезное содержание подается не только убедительно, но и вызывает восхищение» [130. С. 49.]

Мастерство судебного оратора основывается на постоянном упорном, целенаправленном труде. Только частые упражнения и желание добиться мастерства приведут к умению говорить публично. В искусстве судоговорения уметь говорить - значит свободно владеть всеми материалами дела, всеми доказательствами, ощущать форму своей речи, понимать ее значение, знать секреты профессии оратора. Четкое, ясное, безупречно аргументированное изложение своей позиции - важный признак культуры ораторского труда.

Чтобы приобрести умения, чтобы стать хорошим судебным оратором, нужно помнить, что подготовка судебной речи - дело творческое. Для этого необходимо овладеть логикой рассуждения и изложения, методами убеждения, ораторскими приемами, методикой подготовки и произнесения убедительной, воздействующей речи. Всему этому учит риторика, которая определяется как наука об условиях и формах эффективной речевой коммуникации, о многообразных способах убеждения аудитории с помощью речевого воздействия.

Вопрос 252. Протокол судебного заседания в арбитражном процессе: особенности его ведения и изготовления. Ознакомление с протоколом, подача и рассмотрение замечаний на протокол судебного заседания.

Вопрос 252. Протокол судебного заседания в арбитражном процессе: особенности его ведения и изготовления. Ознакомление с протоколом, подача и рассмотрение замечаний на протокол судебного заседания. В ходе каждого судебного заседания арбитражного суда первой инстанции, а

2.1. Понятие судебного доказательства

2.1. Понятие судебного доказательства Часть 1 ст. 55 ГПК содержит дефиницию доказательств: «Доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств,

11.1. Значение стадии судебного разбирательства. Порядок проведения судебного заседания

11.1. Значение стадии судебного разбирательства. Порядок проведения судебного заседания Судебное разбирательство – стадия гражданского судопроизводства, цель которой заключается в рассмотрении и разрешении судом первой инстанции гражданского дела. Процессуальное

11. Понятие судебного звена и судебной инстанции

11. Понятие судебного звена и судебной инстанции Одной из важных характеристик судебной системы является понятие «судебное звено», которое лежит в основе подразделения судов общей юрисдикции и арбитражных судов. Судебным звеном являются суды, наделенные одинаковой

119. Понятие судебного исполнения

119. Понятие судебного исполнения Стадия судебного исполнения – это совокупность норм гражданского процессуального права, которые регулируют порядок принудительного выполнения решений, определений, постановлений суда и других органов, которая определяется системой

Статья 317.5. Представление прокурора об особом порядке проведения судебного заседания и вынесения судебного решения по уголовному делу в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве

Статья 317.5. Представление прокурора об особом порядке проведения судебного заседания и вынесения судебного решения по уголовному делу в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве 1. Прокурор в порядке и сроки, которые установлены

Статья 317.6. Основания применения особого порядка проведения судебного заседания и вынесения судебного решения по уголовному делу в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве

Статья 317.6. Основания применения особого порядка проведения судебного заседания и вынесения судебного решения по уголовному делу в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве 1. Основанием для рассмотрения судом вопроса об особом

Статья 298. Клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава, судебного исполнителя

Статья 298. Клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава, судебного исполнителя 1. Клевета в отношении судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия, в связи

Статья 298. Клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава, судебного исполнителя

Статья 298. Клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава, судебного исполнителя 1. Клевета в отношении судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия, в связи

Глава 11. Судебное разбирательство гражданских дел Каково понятие судебного разбирательства?

Глава 11. Судебное разбирательство гражданских дел Каково понятие судебного разбирательства? Судебное разбирательство гражданских дел — это стадия судебного процесса, в которой происходит рассмотрение и разрешение судом первой инстанции гражданского дела.Целью

Каково отличие судебного решения от судебного определения?

Каково отличие судебного решения от судебного определения? Судебное решение отличается от судебного определения тем, что решением осуществляется акт правосудия, т. е. защищаются нарушенные или оспариваемые субъективные права или законный интерес. Поэтому,

Статья 317.5. Представление прокурора об особом порядке проведения судебного заседания и вынесения судебного решения по уголовному делу в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве

Статья 317.5. Представление прокурора об особом порядке проведения судебного заседания и вынесения судебного решения по уголовному делу в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве 1. Прокурор в порядке и сроки, которые установлены

Статья 317.6. Основания применения особого порядка проведения судебного заседания и вынесения судебного решения по уголовному делу в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве

Статья 317.6. Основания применения особого порядка проведения судебного заседания и вынесения судебного решения по уголовному делу в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве 1. Основанием для рассмотрения судом вопроса об особом

К главе 34 «Предварительное слушание», главе 35 «Общие условия судебного разбирательства», главе 36 «Подготовительная часть судебного заседания», главе 37 «Судебное следствие», главе 38 «Прения сторон и последнее слово подсудимого»

К главе 34 «Предварительное слушание», главе 35 «Общие условия судебного разбирательства», главе 36 «Подготовительная часть судебного заседания», главе 37 «Судебное следствие», главе 38 «Прения сторон и последнее слово подсудимого» Постановление Пленума Верховного Суда РФ

«Судебное красноречие, – писал Н. И. Карабчевский, – красноречие особого рода. На него нельзя смотреть лишь с точки зрения эстетики. Вся деятельность судебного оратора – деятельность боевая. Это вечный турнир перед возвышенной и недосягаемой „”дамой с повязкой на глазах”“.

Судебная речь – это официальная профессиональная речь, она является обязательным компонентом важнейшей судебной процедуры – судебных прений. Вместе с тем она существенно отличается от других видов публичных выступлений.

Судебные прения – часть судебного разбирательства, в которой стороны подводят итоги проведенного исследования фактических обстоятельств дела, анализируют собранные доказательства, высказывают и обосновывают мнения по поводу вопросов, подлежащих разрешению судом.

Судебные прения состоят из речей лиц, представляющих сторону обвинения или защиты. А судебная речь – это публичная речь, обращенная к суду, а также ко всем участвующим и присутствующим при рассмотрении уголовного или гражданского дела, произнесенная в судебном заседании и представляющая собой изложение выводов оратора по данному делу и его возражения другим ораторам.

Целью судебной речи является способствование формированию внутреннего убеждения судей, убедительно и аргументировано воздействовать на народных и присяжных заседателей, присутствующих в зале суда граждан.

Предметом судебной речи является деяние, за которое подсудимый привлекается к уголовной или иной ответственности.

Много внимания в научной и методической литературе уделяется проблемам делового общения, которое занимает значительное место в жизни многих людей. Ведь постоянно приходится обсуждать вопросы, связанные с выполнением должностных и служебных обязанностей, с организацией производства, с жизнью трудового коллектива, заключением договоров, принятием решений, оформлением документов и т. д.

Содержание судебной речи представляет собой совокупность вопросов, разрешаемых судом при постановлении приговора.

Материалом для судебной речи служат обстоятельства, связанные с конкретным уголовным или гражданским делом, факты, доказательства.

Специфическая особенность судебной речи – строгая процессуальная регламентированность. Например, обвинители и защитники, потерпевший и подсудимый, участвующие в судебных прениях по уголовному делу, высказывают соображения по поводу установленных в ходе судебного следствия фактических обстоятельств дела, доказанности и недоказанности обвинения, наступивших в результате преступления последствий, юридической оценки преступлений и т. д. Для профессиональных участников процесса (прокурора, обвинителя, адвоката-защитника) изложение и обоснование своей позиции по данным вопросам – процессуальная обязанность. В их речах должен быть сделан вывод о виновности или невиновности подсудимого, о юридической квалификации преступления, о наказании подсудимого или освобождении от наказания, о разрешении гражданского иска, а также других вопросов. А вот для подсудимого, обвиняемого, потерпевшего по делам частного обвинения выступление в суде – это право, которым они могут воспользоваться при желании.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

62. Применение судебной фотографии в работе следователя, эксперта-криминалиста

62. Применение судебной фотографии в работе следователя, эксперта-криминалиста Судебная фотография предназначена для получения изображений объектов и фактов в целях их фиксации и исследования при решении задач расследования. В зависимости от поставленных задач

44. Особенности судебной речи, ее виды

44. Особенности судебной речи, ее виды Судебная речь носит состязательный характер,что является ее особенностью. Обвинение и защитана равных основаниях отстаивают свою точку зрения перед судом.Принцип состязательности – важнейший принцип судопроизводства,

45. Характеристика судебной аудитории

45. Характеристика судебной аудитории Известный американский специалист по социальной психологии Д. Майерс писал: «Мы можем рассматривать зал суда как социальный мир в миниатюре, в котором повседневные социальные процессы усиливаются и имеют самые серьезные

48. Логические основы убедительности судебной речи

48. Логические основы убедительности судебной речи Судебный оратор должен быть не только хорошим специалистом в области права, но и обладать высокой логической культурой, т. е. уметь мыслить правильно, логично и последовательно строить свое выступление, обосновывать

26. Изменения в судебной системе. «Устав уголовного судопроизводства» 1864 г.

26. Изменения в судебной системе. «Устав уголовного судопроизводства» 1864 г. Судебная реформа была проведена путем издания четырех основных законов: Учреждения судебных установлений, Уставов гражданского и уголовного судопроизводства и Устава о наказаниях, налагаемых

7.45. Чужая речь. Понятие о чужой речи и способах ее передачи

7.45. Чужая речь. Понятие о чужой речи и способах ее передачи Высказывание другого лица, включенное в авторское повествование, образует чужую речь («…Евстигней покорно лезет с помоста и прилаживается к веслам… «Проходящий, лезь и ты… в тую же фигуру». Я сажусь в «тую же

29. ПОНЯТИЕ И УСЛОВИЯ ПАТЕНТОСПОСОБНОСТИ ПОЛЕЗНОЙ МОДЕЛИ. ПОНЯТИЕ И УСЛОВИЯ ПАТЕНТОСПОСОБНОСТИ ПРОМЫШЛЕННОГО ОБРАЗЦА

29. ПОНЯТИЕ И УСЛОВИЯ ПАТЕНТОСПОСОБНОСТИ ПОЛЕЗНОЙ МОДЕЛИ. ПОНЯТИЕ И УСЛОВИЯ ПАТЕНТОСПОСОБНОСТИ ПРОМЫШЛЕННОГО ОБРАЗЦА Полезной моделью считается техническое решение, относящееся к устройству. Под устройством обычно понимается совокупность элементов, расположенных в

представлено жанрами судебных речей ходатайствующего типа, отличающихся риторической направленностью и призванных оказывать целенаправленное воздействие на суд, способствовать убеждению судей, присяжных и присутствующих в зале суда граждан в истинности мнения выступающего; тем самым по форме и по стилю – это ораторская речь.

Судебное публичное говорение – одно из самых древних и самых почитаемых на земле занятий, один из древнейших видов ораторского искусства, и каждая эпоха, страна, народ вносят в него свои изменения. Местом рождения судебного красноречия является Древняя Греция.

Русское судебное красноречие начинает развиваться во второй половине ХIХ в., после судебной реформы 1864 г., с введением суда присяжных и с учреждением присяжной адвокатуры. Судебные речи талантливых русских юристов А.Ф. Кони, В.Д. Спасовича, К.К. Арсеньева, А.И. Урусова, П.А. Александрова, Н.И. Холева, С.А. Андреевского, В.И. Жуковского, Н.П. Карабчевского, К.Ф. Хартулари, Ф.Н. Плевако,М.Г. Казаринова, А.В. Лохвицкого с полным правом называют прекрасными образцами судебного ораторского искусства, мастерского владения словом.

С ХХ в. развитие судебного красноречия пошло по пути формализации речи, ее стандартизации, нейтрализации в ней психологической стороны. Ей в большей степени стали присущи формы логического развертывания. Речи известных прокуроров Н.В. Крыленко, Р.А. Руденко, В.И. Царева, адвокатов И.Д. Брауде, В.Л. Россельса, Я.С. Киселева отличает строгая логичность, точность, убедительная доказательность, юридически обоснованная оценочность.

Выяснить, доказать, убедить – три взаимосвязанные цели, которые определяют языковые особенности этих жанров. Судебная речь ограничена сферой употребления, поскольку это официальная узкопрофессиональная речь, произносимая только в суде. Тематика этой речи, строго ограниченная материалами рассматриваемого в судебном процессе дела, отличается большей конкретностью, чем любая другая публичная речь.

Судебная речь имеет стилистические особенности, которые проявляются в структурно-смысловом членении текста. Речи состоят из следующих частей: 1) общественно-политической оценки преступления; 2) изложения фактических обстоятельств дела; 3) анализа и оценки собранных по делу и исследованных в суде фактических данных; 4) квалификации преступления; 5) характеристики личности подсудимого; 6) выводов о мере наказания.

Рассмотрим стилистические особенности некоторых из частей. При изложении фактических обстоятельств дела ораторы изображают последовательность событий, с необходимой точностью передавая ее. В этом случае стиль изложения иногда приобретает черты репортажности, напр.: Заручившись разрешительным свидетельством городской управы на ломку здания, правление, согласно обязательству, потребовало от Лебедева немедленного приступа к работе. Лебедев отправился на Никольский рынок, и там среди рабочего пролетариата вербует себе отряд рабочих по самым дешевым поденным платам. Весь этот отряд, под командой Андрея Лебедева, рассыпался по куполу здания, который изнутри, для безопасности, был подперт четырьмя деревянными стойками, скрепленными между собой железными связками или скобами… Работа закипела. Застучали молотки, и вскоре наружная металлическая обшивка была снята, а за ней снят так называемый черный пол, и остов купола тотчас же обнажился с его металлическими стропилами, числом до 32, которые, подобно радиусам от центра, спускались от вершины купола к его основанию, лежавшему на стенах самого здания в кольце. Наступала самая трудная и самая опасная часть работы (Из речи К.Ф. Хартулари). Действие предстает не просто зримым, но и слышимым, воспроизведен даже ритм события. Это достигается благодаря использованию глаголов и глагольных форм, их разновременных планов. Стремительность повествованию придают обстоятельственные слова со значением времени (вскоре, тотчас же), союзы.

Иногда оратор вводит в воспоминания сведения о событиях, развивающихся в прошлом, напр.: С таким легковесным багажом отправилась она в Одессу. Оставаться в Симферополе, в той же еврейской семье, отныне враждебной ей среде, было уже немыслимо. Вспомните показания Бертинга. На первых порах она пыталась пристроиться к какой-нибудь хотя бы черной, хотя бы тяжелой работе. Она поступила в горничные. Пробыла несколько дней и была отпущена, так как оказалось, что она не умела ни за что взяться… Потом мы видим ее продавщицей в лавке… По отзыву полицейского пристава Чабанова… (Из речи Н.П. Карабчевского). Динамику повествованию придают глаголы и глагольные формы конкретного действия.

В речах русских дореволюционных судебных ораторов большое место отводилось психологическому анализу личности подсудимого, выяснению его психологического состояния перед совершением преступления или в момент его совершения, напр.: Видно, мысль, на которую указывает Аграфена, в течение недели пробежала целый путь и уже облеклась в определенную и ясную форму – "тебе бы в Ждановку". Почему же именно в Ждановку? Вглядитесь в обстановку Егора и отношения его к жене. Надо от нее избавиться. Как, что для этого сделать? Убить… Но как убить? Зарезать ее? Будет кровь, нож, явные следы… Отравить? Но как достать яду, как скрыть следы преступления и т.д. Самое лучшее и, пожалуй, единственное средство – утопить. Но когда? А когда она пойдет провожать его в участок, – это время самое удобное (Из речи А.Ф. Кони). В этом фрагменте оратор реконструирует размышления преступника, восстанавливая таким образом картину преступления. Фрагмент начинается вводным словом видно, выражающим предположение, оно указывает, что оратор как бы перевоплощается в субъект своей речи. Автор рассказывает о событиях, участником которых якобы он оказался, о мыслях, которые ему стали известны в ходе расследования, вовлекая тем самым слушателей в размышление. Ход мыслей преступника восстанавливается использованием метафоры, цепей вопросительных предложений, соединяемых противительным союзом но.

Изложение в судебных речах подчинено выявлению причинно-следственных связей, а поэтому оно сориентировано на точность и логичность выражения. В целом стилистику судебных речей отличает сочетание стандартных и эмоциональных средств выражения, так как назначение этих жанров требует употребления четких юридических клише и формул, однако реализация убеждающей функции делает необходимым использование речевых средств воздействия, формирующих экспрессию, которая придаёт не только эмоциональность, но и стройность, логичность аргументации, точность словоупотреблению, ясность выражению мыслей. Экспрессия создается контактоустанавливающими, а также изобразительно-выразительными языковыми средствами. В следующем фрагменте из речи прокурора В.И. Царева экспрессию формирует использование оценочной лексики и фразеологии, метафоры: Когда вышел из психиатрической больницы, В. Кондраков сел на шею матери. Он не торопился с устройством на работу, хотя возможности были. Работать не желает, труд презирает… Но в доме нет достатка: мать получает небольшую зарплату. А этот тунеядец… выход из создавшегося положения видит в преступлении… Паразитизм натягивает струны алчности Виктора Кондракова и толкает его на разбой.

Речи адвокатов, направленные на защиту подсудимого и на полемику со стороной обвинения, безусловно, значительно экспрессивнее, чем прокурорские. Судебный защитник, полемизируя со своим процессуальным противником, выражает мысль и свое оценочное отношение экспрессивно, благодаря чему здесь особенно активны средства эмоционального воздействия (оценочная, стилистически окрашенная лексика, фразеологизмы, тропы и фигуры речи), напр.: И вот Семёновы, всю жизнь прожившие рука об руку и здесь сидящие рядом, поникшие и растерянные, с тоской внимают речи прокурора, искусно доказывающего, что обманувший Любомудров и обманутые им Семёновы связаны одним общим умыслом, направленным на хищение тысячи рублей, как будто у рыбака и трепещущей в его хитро сплетенной сети рыбы возможен общий умысел (Из речи адвоката В.Л. Россельса).

В судебных речах наблюдаются языковые приметы устной публичной речи: текстовые и лексические повторы, ассоциативные вставки и уточнения, употребление предложений неусложненной структуры, простота субъектно-предикатных отношений, использование разговорных фразеологизмов, приемов адресации речи, слов субъективно-модального и эмоционально-оценочного характера, что вполне соответствует особенностям зрительного и слухового восприятия.

Одна из первых работ, в которой рассматривались особенности судебных речей, была книга известного судебного оратора П. Пороховщикова, который обратил внимание на аргументацию, композиционные особенности выступлений прокуроров и адвокатов, методику их подготовки, выявил ряд языковых особенностей рассматриваемых жанров. Эта книга сохраняет свою актуальность и по сей день. В применении к современным обстоятельствам функционирования судебной системы в России судебные речи, а точнее методика подготовки к ним, особенности аргументации в них, композиционные особенности, стали предметом рассмотрения и в работах юристов (Резниченко, 1976; Алексеев, Макарова, 1985). Первым обстоятельным исследованием, посвященным стилистическим особенностям речей великих русских ораторов ХIХ в., была работа Н.Г. Михайловской и В.В. Одинцова "Искусство судебного оратора". Выявлению функц.-стилистических особенностей современных судебных речей посвящена кандидатская диссертация Т.Ю. Виноградовой. Этот вопрос, но уже в методическом аспекте, затронут в учебном пособии Н.Н. Ивакиной.

Лит.: Резниченко И.М. Основы судебной речи. – Владивосток, 1976; Михайловская Н.Г., Одинцов В.В. Искусство судебного оратора. – М., 1981; Алексеев Н.С., Макарова З.В. Ораторское искусство в суде. – Л., 1985; Сергеич П. (Пороховщиков П.С.). Искусство речи на суде. – М., 1988; Виноградова Т.Ю. Функционально-стилистические особенности публичной судебной речи: дис. … канд. филол. н.. – Воронеж, 1991; Ее же: Судебное красноречие русских юристов прошлого. – М., 1992; Ивакина Н.Н. Культура судебной речи. – М., 1995.

Стилистический энциклопедический словарь русского языка. — М:. "Флинта", "Наука" . Под редакцией М.Н. Кожиной . 2003 .

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: