Иван 3 вступил в брак с софьей палеолог династию какого государства представляла софья палеолог

Обновлено: 04.02.2023

Необыкновенно быстрые успехи великого князя Ивана III в собирании русских земель сопровождались существенными переменами в московском придворном быту. Первая жена Ивана III, тверская княжна Мария Борисовна, умерла рано, в 1467 г., когда Ивану не было еще и 30 лет. После нее у Ивана остался сын — князь Иван Иванович «Молодой», как его обыкновенно называли. В ту пору уже завязывались сношения Москвы с западными странами. По разным причинам римский папа был заинтересован тем, чтобы установить сношения с Москвою и подчинить ее своему влиянию. От папы и вышло предположение устроить брак молодого Московского князя с племянницей последнего Константинопольского императора Зоей-Софией Палеолог. После взятия Царьграда турками (1453) брат убитого императора Константина Палеолога, по имени Фома, бежал с семейством в Италию и там умер, оставив детей на попечении папы. Дети были воспитаны в духе Флорентийской унии, и папа имел основание надеяться, что, выдав Софью за Московского князя, он получит возможность ввести унию в Москву. Иван III согласился начать сватовство и отправил в Италию послов за невестою. В 1472 г. она приехала в Москву, и брак состоялся. Однако надеждам папы не суждено было осуществиться: папский легат, сопровождавший Софью, не имел никакого успеха в Москве; сама Софья ничем не содействовала торжеству унии, и, таким образом, брак Московского князя не повлек за собою никаких видимых последствий для Европы и католичества. Но он имел некоторые последствия для московского двора.


Софья Палеолог. Реконструкция по черепу С. А. Никитина

Во-первых, он содействовал оживлению и укреплению завязывавшихся в ту эпоху сношений Москвы с Западом, с Италией в особенности. Вместе с Софьею прибыли в Москву греки и итальянцы; приезжали они и впоследствии. Великий князь держал их у себя как «мастеров», поручая им строение крепостей, церквей и палат, литье пушек, чеканку монеты. Иногда этим мастерам вверялись и дипломатические дела, и они ездили в Италию с поручениями от великого князя. Выезжих итальянцев в Москве называли общим именем «фрязин» (от «фряг», «франк»); таким образом, действовали в Москве Иван Фрязин, Марк Фрязин, Антоний Фрязин и т. п. Из итальянских мастеров особою известностью пользовался архитектор Аристотель Фиораванти, построивший в Московском Кремле знаменитые Успенский собор и Грановитую палату.


Успенский собор в Московском Кремле

Вообще трудами итальянцев при Иване III Кремль был обустроен и украшен заново. Рядом с «фряжскими» мастерами у Ивана III работали и немецкие, хотя в его пору они не играли первой роли; выдавались только лекари-«немчины». Кроме мастеров, в Москве появлялись иноземцы гости (например, греческая родня Софьи) и послы от западноевропейских государей. (Между прочим, посольство от римского императора предлагало Ивану III титул короля, от которого Иван отказался.) Для приема гостей и послов при московском дворе был выработан определенный «чин» (церемониал), совсем отличный от того чина, который соблюдался прежде при приемах татарских посольств. И вообще порядок придворной жизни при новых обстоятельствах изменился, стал сложнее и церемоннее.


А. Васнецов. Московский Кремль при Иване III

Во-вторых, появлению в Москве Софьи московские люди приписывали большие перемены в характере Ивана III и замешательства в княжеской семье. Они говорили, что как пришла Софья с греками, так земля замешалася и пришли нестроения великие. Великий князь изменил свое обращение с окружающими: стал держать себя не так просто и доступно, как прежде, требовал знаков почтения к себе, стал взыскателен и легко опалялся (налагал немилость) на бояр. Он стал обнаруживать новое, непривычно высокое представление о своей власти. Женившись на греческой царевне, он как будто считал себя преемником исчезнувших греческих императоров и намекал на это преемство тем, что усвоил себе византийский герб — двуглавого орла.


Московский герб в конце XV века

Словом, после брака с Софьею Иван III проявил большое властолюбие, которое потом испытала на себе и сама великая княгиня. В конце своей жизни Иван совсем было поссорился с Софьею и отдалил ее от себя. Ссора их произошла по вопросу о престолонаследии. Сын Ивана III от первого брака, Иван Молодой, умер в 1490 г., оставив великому князю маленького внука Дмитрия. Но у великого князя был другой сын от брака с Софьею — Василий. Кому было наследовать престол московский: внуку Дмитрию или же сыну Василию? Сначала Иван III решил дело в пользу Дмитрия и при этом наложил свою опалу на Софью и Василия. Дмитрия он при своей жизни венчал на царство (именно на царство, а не на великое княжение). Но через год отношения переменились: Дмитрий был отстранен, а Софья с Василием снова вошли в милость. Василий получил титул великого князя и стал соправителем отца. При этих переменах терпели придворные Ивана III: с опалою на Софью попали в немилость ее приближенные, причем несколько человек было даже казнено смертью; с опалою на Дмитрия великий князь также воздвиг гонение на некоторых бояр и одного из них казнил.

Вспоминая все то, что происходило при дворе Ивана III после его женитьбы на Софье, московские люди высказывали осуждение Софье и считали ее влияние на мужа скорее вредным, чем полезным. Ей они приписывали падение старых обычаев и разные новизны в Московском быту, а также и порчу характера ее мужа и сына, ставших властными и грозными монархами. Не следует, однако, преувеличивать значение личности Софьи: если бы ее и вовсе не было при московском дворе, все равно, Московский великий князь сознал бы свою силу и полновластие, и сношения с Западом все равно завязались бы. К этому вел весь ход московской истории, в силу которого Московский великий князь стал единым государем могучей великорусской народности и соседом нескольких европейских государств.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

7. Женитьба Ивана III на Софье Палеолог и смена обычаев при московском дворе

7. Женитьба Ивана III на Софье Палеолог и смена обычаев при московском дворе В романовской истории известно, что после женитьбы Ивана III на греческой царевне Софье Палеолог при московском дворе произошли сильные перемены. По словам современника: «У нас князь великий

5.3. Женитьба Ивана III на Софье Палеолог и смена обычаев при Московском дворе

5.3. Женитьба Ивана III на Софье Палеолог и смена обычаев при Московском дворе В миллеровско-романовской истории известно, что после женитьбы Ивана III на греческой царевне Софье Палеолог, при московском дворе произошли сильные перемены. По словам современника: «У нас князь

Женитьба Ивана III на Софье Палеолог и смена обычаев при Московском дворе

Женитьба Ивана III на Софье Палеолог и смена обычаев при Московском дворе В традиционной истории известно, что после женитьбы Ивана III на греческой царевне Софье Палеолог, при московском дворе произошли сильные перемены. По словам современника: «У нас князь великий

Сватовство и женитьба Алексея на Софье-Шарлотте

Сватовство и женитьба Алексея на Софье-Шарлотте В сентябре 1710 года Алексей решил сделать Софье-Шарлотте официальное предложение и запросил на то разрешение Петра. Петр свое согласие дал, и в мае 1711 года царевич отправился в Вольфенбюттель для знакомства с родителями

Правда о Софье Перовской: мечты и месть

Правда о Софье Перовской: мечты и месть Для современных, не погруженных в историю людей факт, о котором пойдет речь, истинная сенсация. Оказалось, что вдохновительница покушений на императора России Александра II Софья Львовна Перовская не просто девушка из обеспеченной

Женитьба на Софии Палеолог (1472 год)

Женитьба на Софии Палеолог (1472 год) Но главную перемену в жизни Ивана и его Москвы принесла, конечно, вторая жена князя – Софья Палеолог. На первой жене князя женили в раннем возрасте, но недолго он с ней пожил – Мария Тверская умерла в 1467 году. От нее у него был наследник,

Глава 6 Софья Палеолог и ее влияние на внутреннюю и внешнюю политику Ивана III. Орда. Ханские междоусобицы. Основание Крымского и Казанского ханств. Царевич Касим. Золотая Орда и хан Ахмат, его планы и действия. Стояние на Угре. Смерть Ахмата и дальнейшее дробление Орды. Казань и Али-хан. Первое пок

Глава 6 Софья Палеолог и ее влияние на внутреннюю и внешнюю политику Ивана III. Орда. Ханские междоусобицы. Основание Крымского и Казанского ханств. Царевич Касим. Золотая Орда и хан Ахмат, его планы и действия. Стояние на Угре. Смерть Ахмата и дальнейшее дробление Орды.

12. Знаменитая английская королева Елизавета является отражением Софьи Палеолог Она была женой Ивана Грозного

12. Знаменитая английская королева Елизавета является отражением Софьи Палеолог Она была женой Ивана Грозного Поскольку мы соприкоснулись с историей Марии Стюарт и королевы Елизаветы I, уместно задержаться на данном сюжете. Повторим, что, согласно нашим результатам,

Сватовство и женитьба Алексея на Софье-Шарлотте

Сватовство и женитьба Алексея на Софье-Шарлотте В сентябре 1710 года Алексей решил сделать Софье-Шарлотте официальное предложение и запросил на то разрешение Петра. Петр свое согласие дал, и в мае 1711 года царевич отправился в Вольфенбюттель для знакомства с родителями

Женитьба на Софье Палеолог

Женитьба на Софье Палеолог В апреле 1467 года умерла (возможно, была отравлена) жена Ивана III — Мария Борисовна. В ноябре 1472 года Иван III вступил в брак с племянницей византийского императора Константина Палеолога Софьей Палеолог.Внучка византийского императора Мануила II,

6. Дон Кихот – это издевательское описание Ивана Грозного = Карла V. Безумие Дон Кихота – это отражение сумасшествия Ивана Блаженного, то есть конца первого периода «Ивана Грозного» 1547–1553 годов

6. Дон Кихот – это издевательское описание Ивана Грозного = Карла V. Безумие Дон Кихота – это отражение сумасшествия Ивана Блаженного, то есть конца первого периода «Ивана Грозного» 1547–1553 годов Центральной темой пародии Сервантеса является безумие Дон Кихота. С одной

Приложение Фантомные отражения Ивана Грозного, Софьи Палеолог, Елены Волошанки (библейской Есфири) и Андрея Курбского на страницах скалигеровской истории

Приложение Фантомные отражения Ивана Грозного, Софьи Палеолог, Елены Волошанки (библейской Есфири) и Андрея Курбского на страницах скалигеровской истории Перечисляя найденные нами фантомные дубликаты, мы указываем в скобках те наши книги, где данное соответствие

Князь Борис Иванович Куракин. ГИСТОРИЯ О ЦАРЕВНЕ СОФЬЕ И ПЕТРЕ

Князь Борис Иванович Куракин. ГИСТОРИЯ О ЦАРЕВНЕ СОФЬЕ И ПЕТРЕ ПРЕДИСЛОВИЕ[333] В помощи Вышняго и в надеянии Его святой милости продолжение веку моего и во исцеление от моей болезни, начинаю сей увраж (опыт), давно от меня намеренной, в пользу моего Отечества Всероссийской

Глава 2. ВИЗАНТИЙСКАЯ ЦАРЕВНА СОФЬЯ ПАЛЕОЛОГ — ВТОРАЯ СУПРУГА ИВАНА III

Глава 2. ВИЗАНТИЙСКАЯ ЦАРЕВНА СОФЬЯ ПАЛЕОЛОГ — ВТОРАЯ СУПРУГА ИВАНА III После кончины Марии Борисовны в 1467 г. довольно долго Иван III вообще не задумывался о новом браке. Причина была, видимо, в том, что обязанности великой княгини исполняла его мать Мария Ярославна. Не было

Женитьба на Софье Палеолог

Женитьба на Софье Палеолог В апреле 1467 года умерла (возможно, была отравлена) жена Ивана III — Мария Борисовна. В ноябре 1472 года Иван III вступил в брак с племянницей византийского императора Константина Палеолога Софьей Палеолог.Внучка византийского императора Мануила II,

Софья Палеолог. Главная удача Ивана III

12 ноября 1472 года в столицу Российского государства прибыла будущая жена Ивана III – племянница византийского императора Зоя Палеолог. В крещении она получила имя Софья. Благодаря их союзу Москва стала считаться преемницей «Второго Рима», а династический знак Палеологов – двуглавый орел – стал гербом России

Зое Палеолог суждено было связать свою судьбу с одним из правителей Европы. Претендентов на ее руку было несколько, но на брак девушки с Иваном III надеялся Папа Римский – он планировал распространить на Руси католицизм. Переговоры велись долго: Зою заочно сосватали в 14 лет, но лишь в 17-летнем возрасте она отправилась в Россию навстречу новой, замужней жизни. План Папы Римского провалился – Зоя Палеолог не только отказалась навязывать католическую веру супругу, но и сама приняла православие. Теперь ее звали Софьей Фоминичной.

Путешествие в Московию

О биографии государевой жены русские знали мало. Известно было, что родилась она около 1455 года, была дочерью Фомы Палеолога – Морейского правителя, и племянницей византийского императора Константина Палеолога. За два года до предполагаемого рождения Софьи Константинополь пал под ударами турок. Фома Палеолог с семьей бежал на Корфу и вынужден был стать католиком. Спустя десять лет после рождения Софьи ее родители скончались, и девочка вместе с братьями была отдана на воспитание кардиналу Виссариону Никейскому – ученому и покровителю искусств. Софья получила прекрасное образование, недоступное подавляющему большинству ее современниц.

Фома Палеолог – отец Софии

Первым потенциальным женихом Софьи Палеолог считался правитель Кипра Иоанн II, однако он побоялся вступать в неизбежный конфликт с Османской империей. Затем в мужья Софье прочили итальянского князя, но и этот союз не состоялся. Наконец, было объявлено о помолвке с московским государем. Для Ивана III этот брак стал вторым – его первая жена Мария Борисовна умерла в 1467 году, оставив единственного сына (Ивана Молодого). Итак, Софья Палеолог отправилась в Московию. Поездка превратилась в путешествие через всю Европу. В европейских городах наследницу некогда великого византийского рода принимали с восторгом. Ей преподносили дорогие подарки и устраивали пышные приемы. Однажды произошел курьезный случай: желая порадовать именитую гостью, горожанки Нюрнберга вручили Софье несколько десятков коробок шоколадных конфет. В сентябре процессия достигла Таллина (Колывани), затем через Юрьев, Псков и Новгород добралась до главной цели – Москвы. Софья Палеолог и Иван III обвенчались в тот же день.

Московский Кремль при Иване III. Художник Аполлинарий Васнецов

«Железная хватка» константинопольской царевны

Ко второй половине 1470-х – началу 1480-х годов относятся главные достижения Ивана III. Князю удается присоединить Новгород и Тверь, избавиться от унизительной ордынской зависимости. Связан ли этот период политического успеха с удачным браком – остается лишь размышлять. Существует мнение, что именно Софья Палеолог убедила супруга поставить точку в отношениях с Большой Ордой. Как бы то ни было, жена действительно имела сильное влияние на государя и не боялась высказывать свое мнение по важнейшим вопросам. В отличие от жен других русских князей, Софья Фоминична не была безмолвным дополнением своего избранника и живо интересовалась всем, что происходит в государстве. Полагаясь на безупречный вкус Софьи, Иван III приглашает в Москву итальянских зодчих и художников. Их стараниями перестроен Кремль и Успенский собор, возведены Архангельский и Благовещенский соборы, а также Грановитая палата. Достойная наследница византийских правителей, Софья Палеолог понимала важность ритуалов и государственной символики. Государственный герб России – двуглавый орел – был частью ее «приданого» наряду с уникальными книгами и драгоценностями.

Иван Третий разрывает ханскую грамоту. Художник Алексей Кившенко

В 1485 году Иван III принимает новый титул – Государь Всея Руси. Статус и авторитет Московского княжества многократно возрастает. Все это время Софья находится рядом и бдительно следит за интересами своей семьи. Она вступает в конфликт с Иваном Молодым, мечтая о престоле для своего сына, будущего Василия III. Слухи о причастности Софьи Палеолог к отравлению Ивана Молодого не получили серьезных подтверждений, однако решимости княгине и вправду было не занимать. Вплоть до своей смерти в 1503 году она знала о всех государевых планах и была «в курсе» каждой придворной интриги. Современники недолюбливали княгиню за хитрость и коварство, но отдавали должное ее сильному и гордому характеру. Софья Палеолог никогда не забывала о своем происхождении. В 1498 году она сшила шелковую пелену со своим именем, и указала титул «царевны царегородской». Царьградом на Руси называли Константинополь. Местом упокоения властной княгини стала усыпальница Вознесенского собора, а после Октябрьской революции останки Софьи Палеолог перенесли в подземную палату Архангельского собора. В 1994 году исследователи воссоздали облик княгини и подтвердили сведения, содержащиеся в летописях и хрониках. Софья Палеолог была невысокой, но стройной женщиной с выразительными темными глазами и крупными чертами лица. Яркую внешность супруга Ивана III передала внуку – Ивану Грозному. Многие историки, изучавшие скульптурные изображения первого русского царя (их также воссоздали по черепу правителя), уверены – он определенно похож на свою византийскую бабушку.

Брак Ивана III и Софьи Палеолог

Софья Палеолог (?-1503), жена (с 1472) великого князя Ивана III, племянница последнего византийского императора Константина XI Палеолога. Прибыла в Москву 12 ноября 1472; в тот же день в Успенском соборе состоялось ее венчание с Иваном III. Брак с Софьей Палеолог способствовал укреплению престижа Русского государства в международных отношениях и авторитета великокняжеской власти внутри страны. Для Софьи Палеолог в Москве были построены особые хоромы и двор. При Софье Палеолог великокняжеский двор отличался особой пышностью. Из Италии в Москву были приглашены зодчие для украшения дворца и столицы. Были возведены стены и башни Кремля, Успенский и Благовещенский соборы, Грановитая палата, Теремной дворец. Софья Палеолог привезла в Москву богатую библиотеку. Династическому браку Ивана III с Софьей Палеолог обязан своим появлением чин венчания на царство. С приездом Софьи Палеолог связывают появление в составе династических регалий трона из слоновой кости, на спинке которого было помещено изображение единорога, ставшего одной из самых распространенных эмблем русской государственной власти. Около 1490 впервые появилось изображение венценосного двуглавого орла на парадном портале Грановитой палаты. Византийская концепция сакральности императорской власти прямо повлияла на введение Иваном III «богословия» («Божьей милостью») в титуле и в преамбуле государственных грамот.

КУРБСКИЙ ГРОЗНОМУ О ЕГО БАБКЕ

Но изобилие злобы твоего величества таково, что уничтожает не только друзей, но вместе с опричниками твоими всю святую землю русскую, разграбитель домов и убийца сыновей! Да сохранит тебя Бог от этого и не попустит быть этому Господь, царь веков! Ведь уже и то все как по лезвию ножа идет, потому что если не сыновей, то единокровных и близких по рождению братьев ты погубил, переполняя меру кровопийцев - отца твоего и матери твоей и деда. Ведь отец твой и мать - всем известно, сколько они убили. Точно так и дед твой, с бабкой твоей гречанкой, отрекшись и забывши любовь и родство, убил своего замечательного сына Ивана, мужественного и прославленного в геройских предприятиях, рожденного от его первой жены святой Марии, княжны тверской, а также родившегося от него своего боговенчанного внука царя Димитрия вместе с матерью, святой Еленой, - первого смертоносным ядом, а второго многолетним заключением в темнице, а потом удушением. Но этим он не удовлетворился.

БРАКОСОЧЕТАНИЕ ИВАНА III И СОФЬИ ПАЛЕОЛОГ

29 мая 1453 года легендарный Царьград, осажденный турецкой армией, пал. Последний византийский император Константин XI Палеолог погиб в бою, защищая Константинополь. Его младший брат Фома Палеолог, правитель небольшого удельного государства Морея на полуострове Пелопоннес, бежал с семьей на Корфу, а затем в Рим. Ведь Византия, надеясь получить от Европы военную помощь в борьбе с турками, подписала в 1439 году Флорентийскую унию об объединении Церквей, и теперь ее правители могли просить себе убежище у папского престола. Фома Палеолог смог вывезти величайшие святыни христианского мира, в том числе и главу святого апостола Андрея Первозванного. В благодарность за это он получил дом в Риме и хороший пансион от папского престола.

В 1465 году Фома скончался, оставив троих детей – сыновей Андрея и Мануила и младшую дочь Зою. Точная дата ее рождения неизвестна. Предполагают, что она родилась в 1443 или 1449 году во владениях своего отца на Пелопоннесе, где получила начальное воспитание. Образование царственных сирот взял на себя Ватикан, поручив их кардиналу Виссариону Никейскому. Грек по происхождению, бывший архиепископ Никейский, он был ревностным сторонником подписания Флорентийской унии, после чего стал кардиналом в Риме. Он воспитал Зою Палеолог в европейских католических традициях и особенно поучал, чтобы она во всем смиренно следовала принципам католицизма, называя ее «возлюбленной дочерью Римской Церкви». Только в этом случае, внушал он воспитаннице, судьба одарит тебя всем. Однако сложилось все совсем наоборот.

В феврале 1469 года в Москву прибыл посол кардинала Виссариона с письмом великому князю, в котором ему предлагалось сочетаться законным браком с дочерью деспота Морейского. В письме между прочим упоминалось, что Софья (имя Зоя дипломатично заменили на православное Софья) уже отказала двум сватавшимся к ней венценосным женихам - французскому королю и герцогу Медиоланскому, не желая выходить замуж за правителя-католика.

По представлениям того времени, Софья считалась уже немолодой женщиной, но она была очень привлекательна, с удивительно красивыми, выразительными глазами и нежной матовой кожей, что на Руси считалось признаком великолепного здоровья. А главное, она отличалась острым умом и статью, достойной византийской принцессы.

Московский государь принял предложение. Он направил в Рим своего посла, итальянца Джан Баттисту делла Вольпе (его в Москве прозвали Иваном Фрязиным), свататься. Посланный вернулся через несколько месяцев, в ноябре, привезя с собой портрет невесты. Этот портрет, которым словно началась в Москве эпоха Софьи Палеолог, считается первым на Руси светским изображением. По крайней мере, им были так изумлены, что летописец назвал портрет «иконой», не найдя другого слова: «А царевну на иконе написану принесе».

Однако сватовство затянулось, потому что московский митрополит Филипп долго возражал против брака государя с униаткой, к тому же воспитанницей папского престола, боясь распространения католического влияния на Руси. Только в январе 1472 года, получив согласие иерарха, Иван III отправил посольство в Рим за невестой. Уже 1 июня по настоянию кардинала Виссариона в Риме совершилось символическое обручение – помолвка принцессы Софьи и великого князя московского Ивана, которого представлял русский посол Иван Фрязин. В том же июне Софья тронулась в путь с почетной свитой и папским легатом Антонием, которому вскоре пришлось воочию убедиться в напрасности надежд, возлагаемых Римом на этот брак. По католической традиции, впереди шествия несли латинский крест, чем приводили в сильное смущение и волнение жителей России. Узнав о том, митрополит Филипп пригрозил великому князю: «Буде позволишь в благоверной Москве нести крест перед латинским епископом, то он внидет в единые врата, а я, отец твой, изыду другими вон из града». Иван III немедленно выслал боярина навстречу процессии с приказом убрать крест в сани, и легату пришлось с великим неудовольствием подчиниться. Сама принцесса повела себя, как и пристало будущей правительнице Руси. Вступив на псковскую землю, она первым делом посетила православный храм, где приложилась к иконам. Легату и здесь пришлось повиноваться: последовать за ней в церковь, а там и поклониться святым иконам и приложиться к образу Богоматери по приказу деспины (от греческого деспот – «правитель»). А потом Софья пообещала восхищенным псковичам свою защиту перед великим князем.

Иван III не намеревался ни воевать за «наследство» с турками, ни тем более принимать Флорентийскую унию. И Софья вовсе не собиралась окатоличивать Русь. Напротив, она явила себя деятельной православной. Некоторые историки считают, что ей было все равно, какую веру исповедовать. Другие же предполагают, что Софья, по-видимому, воспитанная в детстве афонскими старцами, противниками Флорентийской унии, в глубине души была глубоко православной. Она умело скрывала свою веру от могущественных римских «покровителей», которые не оказали помощи ее родине, предав ее иноверцам на разорение и гибель. Так или иначе, этот брак только усилил Московию, способствуя ее обращению в великий Третий Рим.

Ранним утром 12 ноября 1472 года Софья Палеолог прибыла в Москву, где все было готово к свадебному торжеству, приуроченному к именинам великого князя - дню памяти святого Иоанна Златоуста. В тот же день в Кремле во временной деревянной церкви, поставленной около строящегося Успенского собора, чтобы не прекращать богослужений, государь обвенчался с ней. Византийская принцесса впервые тогда увидела своего супруга. Великий князь был молод - всего 32 года, хорош собой, высок и статен. Особенно замечательными были его глаза, «грозные очи»: когда он гневался, женщины падали в обморок от его страшного взгляда. И прежде Иван Васильевич отличался крутым характером, а теперь, породнившись с византийскими монархами, он превратился в грозного и властного государя. В том была немалая заслуга его молодой жены.

Венчание в деревянной церквушке произвело сильное впечатление на Софью Палеолог. Византийская принцесса, воспитанная в Европе, многим отличалась от русских женщин. Софья принесла с собой свои представления о дворе и могуществе власти, и многие московские порядки пришлись ей не по сердцу. Ей не нравилось, что ее державный муж остается данником татарского хана, что боярское окружение ведет себя слишком вольно со своим государем. Что русская столица, построенная сплошь из дерева, стоит с залатанными крепостными стенами и с обветшавшими каменными храмами. Что даже государевы хоромы в Кремле деревянные и что русские женщины глядят на мир из окошечка светелок. Софья Палеолог не только произвела перемены при дворе. Некоторые московские памятники обязаны ей своим возникновением.

Она привезла на Русь щедрое приданое. После венчания Иван III принял в герб византийского двуглавого орла - символ царской власти, поместив его и на своей печати. Две головы орла обращены на Запад и Восток, Европу и Азию, символизируя их единство, а также единство («симфонию») духовной и светской власти. Собственно же приданым Софьи была легендарная «либерия» – библиотека, привезенная будто бы на 70 подводах (больше известная как «библиотека Ивана Грозного»). Она включала в себя греческие пергаменты, латинские хронографы, древневосточные манускрипты, среди которых были неизвестные нам поэмы Гомера, сочинения Аристотеля и Платона и даже уцелевшие книги из знаменитой Александрийской библиотеки. Увидев деревянную Москву, обгоревшую после пожара 1470 года, Софья испугалась за судьбу сокровища и на первое время спрятала книги в подклет каменной церкви Рождества Богородицы на Сенях – домовой церкви московских великих княгинь, построенной по приказанию святой Евдокии, вдовы Дмитрия Донского. А собственную казну, по московскому обычаю, положила на сохранение в подпол кремлевской церкви Рождества Иоанна Предтечи - самой первой церкви Москвы, стоявшей до 1847 года.

По преданию, она привезла с собой в подарок мужу «костяной трон»: его деревянный остов весь был покрыт пластинами из слоновой и моржовой кости с вырезанными на них сюжетами на библейские темы. Этот трон известен нам как трон Ивана Грозного: царь именно на нем изображен скульптором М. Антокольским. В 1896 году трон установили в Успенском соборе для коронации Николая II. Но государь приказал поставить его для императрицы Александры Федоровны (по другим данным - для своей матери, вдовствующей императрицы Марии Федоровне), а сам пожелал короноваться на троне первого Романова. И ныне трон Ивана Грозного - самый древний в кремлевском собрании.

Софья привезла с собой и несколько православных икон, в том числе и, как предполагают, редкую икону Божией Матери «Благодатное Небо»… И еще после свадьбы Ивана III в Архангельском соборе появилось изображение византийского императора Михаила III, родоначальника династии Палеолог, с которой породнились московские правители. Так утверждалась преемственность Москвы Византийской империи, а московские государи представали наследниками византийских императоров.

Что значил для Руси брак Иоанна III с Софией Палеолог

В браке племянницы византийского императора с великим князем Московским были заинтересованы и в Риме, и в Москве. Какие иллюзии питал Запад? Как восприняла свой приезд в Московию византийская принцесса? Что значил этот союз для Руси и какие последствия имел? Рассказывает историк Павел Владимирович Кузенков.

София Палеолог въезжает в Москву. Фрагмент миниатюры Лицевого Летописного свода

София Палеолог въезжает в Москву. Фрагмент миниатюры Лицевого Летописного свода

– В ноябре 1472 года состоялось венчание великого князя Московского Иоанна III Васильевича с греческой царевной Софией Палеолог – племянницей последнего византийского императора. Расскажите вкратце, что предшествовало этому браку?

– Вторая половина XV века – ключевая эпоха в истории человечества. Это в буквальном смысле слова поворотное время, время падения Константинополя и открытия Америки – которое, как это ни покажется странным, явилось следствием падения Византии. Экспансия Османской империи оборвала важнейшие торговые пути, веками связывавшие Европу с Причерноморьем и далее – с Индией и Китаем. Итальянские морские республики – Генуя и Венеция – утрачивали богатые рынки Востока, а с ними и вся европейская международная торговля оказывалась под угрозой. Именно поиски обходных путей заставили купцов и политиков обратить свои взоры на Западный Океан. Португальцы сделали ставку на путь вокруг Африки, а испанцы поддержали авантюрный план генуэзца Коломбо, «рванувшего» в Индию напрямик, параллельно экватору…

Но под угрозой оказалась не только торговля: султаны, увлеченные идеей «газавата», вынашивали планы завоевания Италии и других европейских стран. В поисках союзников против турок венецианцы и папа Римский обратили свои взоры на северо-восток Европы, где быстро набирало силы Великое княжество Московское. Еще недавно считавшаяся задворками «Тартарии», Московия не только объединила вокруг себя большую часть Русских земель, но и продвигалась в восточном направлении. Союз с «герцогом Белой России», как называли Ивана III в латинских актах того времени, не только давал возможность создания мощной коалиции против турок, но и сулил экономические выгоды. Папство, конечно же, было радо получить возможность для пропаганды Флорентийской унии, которая, как считалось, и так уже была подписана русским митрополитом Исидором, но оказалась «подзабыта».

В общем, здесь совпали и политические, и военные, и экономические, и церковные интересы.

Венчание Великого князя Иоанна III и Зои (Софии) Палеолог

Венчание Великого князя Иоанна III и Зои (Софии) Палеолог

Что же касается нашего князя, то он, овдовев в 27-летнем возрасте, смотрел на брак с иностранной княжной весьма благосклонно. Династическая связь с древним и славным родом греческих царей укрепляла престиж и великокняжеского дома, и всего Московского государства. А связи с Европой были абсолютно необходимы для создания современной армии, получения новейших технологий и знаний. В Москве прекрасно понимали пользу от сближения с европейцами.

– София была фактически пленницей Ватикана. Она должна была стать разменной монетой в обмен на уступки со стороны Московского князя. Расскажите об этом немного подробнее. Чего от брака хотел Рим? Чего хотели в России? Что в итоге получилось?

Фома Палеолог, отец Софии Палеолог

Фома Палеолог, отец Софии Палеолог

– Родители Зои (именно так звали будущую великую княгиню Софию Фоминичну; как и почему произошла перемена имени, остается загадкой) – брат последнего византийского императора Константина XI Фома Палеолог и Екатерина Асень-Дзаккариа – бежали из Греции после захвата Пелопоннеса султаном Мехмедом II. Бежали разными путями, но в одном направлении – в Италию. Мать Зои, наследница вассального Неаполю Ахейского княжества, принадлежала к богатой генуэзской фамилии и надеялась хорошо устроить своих детей. Сама она до Италии так и не добралась – умерла на Корфу. Но ее муж прибыл в Рим, где и скончался в 1465 году. Зое тогда было 16 лет, ее братьям Андрею и Мануилу – еще меньше.

Заботу о детях взял на себя кардинал Виссарион – влиятельнейший грек-униат, бывший митрополит Никейский, а затем титулярный патриарх Константинопольский. Он, между прочим, чуть не стал папой Римским. Виссарион был горячим патриотом своей родины – именно ради ее спасения он и принял унию. Как выяснилось, тщетно: папа ничем не смог помочь погибавшей империи. Но Виссарион не оставлял надежды на изгнание турок из Константинополя, пропагандируя общеевропейский крестовый поход. Возлагал он надежды и на брак своей воспитанницы с московским государем – надеялся внушить тому азарт борьбы за имперское наследие его супруги (азарт, разумеется, иллюзорный, так как Зоя не имела никаких прав на константинопольский престол: их унаследовал ее непутевый брат Андрей, умудрившийся дважды продать свое наследие – сначала французскому королю, а потом испанскому). Но он ошибся в своих расчетах и на сей раз. Впрочем, Виссарион умер уже в 1472 году, так и не увидев краха своего плана.

Виссарион Никейский

Виссарион Никейский

Виссарион и папа недооценили русских. Россию считали варварской страной, которой несложно манипулировать искушенным в политике европейцам. Не тут-то было! Наш князь вовсе не собирался ссориться с могучим турецким султаном: ему хватало разборок со своими соседями. Но изумила всех и Зоя-София: русская почва повлияла на нее совершенно неожиданно…

Едва ступив на русскую землю, папская воспитанница стала брать благословение у русского духовенства

Зоя родилась в Православии и никогда от него не отрекалась. Правда, ее мать была католичкой, а отец, как и его братья, спокойно относился к унии. С 11 лет оказавшись на чужбине, Зоя была воспитана в крайнем почтении к папе и всей европейской культуре: Виссарион наставлял своих питомцев, забыв царственную спесь, смиренно целовать папскую туфлю. Но в России, среди православного народа, византийская принцесса получила возможность проявить свои истинные симпатии. Уже в Пскове, едва ступив на русскую землю, папская воспитанница изумила сопровождавшего ее легата Антония, начав брать благословение у русского духовенства, посещать церкви и прикладываться к иконам.

– Расскажите о приезде Софии Палеолог в Россию. Кто ее сопровождал? Что она с собой привезла? Какое дальнейшее значение это имело для России?

– Обручение Ивана Васильевича и Зои-Софии состоялось непосредственно в Риме, в присутствии недавно занявшего престол папы Сикста IV (между прочим, генуэзца) и всей итальянской знати. Правда, самого жениха на свадьбе не было: его представлял посол Джованни Вольпе (Иван Фрязин). Естественно, новобрачная прибыла в Россию с соответствующим эскортом во главе с католическим епископом Антонием, папским легатом. Легат – личный представитель папы, облеченный огромными полномочиями; он перемещается с преднесением огромного распятия, что призвано показать: пославший легата папа является земным наместником Христа.

Корсунский крест

Корсунский крест

Но в Москве произошел конфуз. Митрополит Филипп объявил, что, как только латинский «крыж» въедет в ворота города, сам он выедет в другие. Великий князь послал боярина, который без лишних слов отобрал у легата крест, упрятав его в сани.

Ясно, что в свите Зои было немало иностранцев: греков и итальянцев. О них известно немного. Самые известные итальянцы – «фрязе», как их называли на Руси (от слова «фряг» – «франк»), – прибыли чуть позже. И повод для этого был довольно скандальный.

В ноябре 1472 года состоялось бракосочетание Софии и Ивана Васильевича, а уже в мае 1474 года рухнул почти достроенный новый Успенский собор – краса и гордость Московского государства. Конечно, это был позор: стали искать виновных, подозревали воровство – но всё было драматичнее. Русские зодчие просто не умели строить большие здания. В течение веков все мастера и умельцы целенаправленно угонялись на стройки Востока – этот момент нельзя недооценивать, говоря о последствиях ордынского «ига» для русской истории. Но нет худа без добра. Великий князь по совету супруги направил в Венецию посла с поручением пригласить на работу в Москву архитекторов, художников, оружейников и других иностранных специалистов. Условия предлагались щедрые. И уже в марте 1475 года в Россию прибыл знаменитый Аристотель Фиораванти. Ему был положен оклад 12 рублей в месяц (русский каменщик получал 15 копеек).

Вслед за ним потянулись и другие мастера: архитекторы Петр Фрязин (Пьетро Антонио Солари), Алевиз Фрязин, Алевиз Новый. Это были звезды даже по европейским меркам. Их творения – Успенский и Архангельский соборы, башни и стены Кремля, Грановитая палата – стали визитной карточкой России. Но не менее важную роль играли крепости, самая известная из них – Ивангород на границе с немецкой Прибалтикой – была построена по самым современным канонам и надолго обеспечила охрану наших рубежей.

Успенский собор Московского Кремля

Успенский собор Московского Кремля

А представители лучшей на то время в мире итальянской металлургии создали русскую оружейную промышленность. Знал великий князь и о главной европейской новинке того времени – книгопечатании. В Любеке русские послы нашли печатника, который согласился поступить на службу к великому князю, но до Москвы он не добрался: был ограблен и утоплен в Новгороде…

О том, что приглашения иностранцев помогала организовывать именно великая княгиня, говорят имена русских послов: это были, как правило, греки, часто с итальянскими корнями (как и сама София Фоминична).

– Каким премудростям, если можно так выразиться, научила София своего супруга, а вместе с ним и его окружение?

София внушила великому князю благоговейное, почти сакральное отношение к верховной власти

– София многому научила своего супруга. Прежде всего, это касалось политической культуры. Она внушила великому князю то благоговейное, почти сакральное отношение к верховной власти, которым отличались римляне и ромеи-византийцы. И это была не пустая игра в церемонии. Поднимая власть самодержца на недосягаемую для прочих вельмож высоту, эта традиция надежно оберегала государство от главного порока слабых монархий – внутренних смут, порождаемых вечно недовольной олигархией, готовой по любому поводу свергнуть не угодившего ее аппетитам государя.

Зоя (София) Палеолог. Реконструкция ее облика

Зоя (София) Палеолог. Реконструкция ее облика

Разумеется, далеко не всем пришлись по нраву новые порядки, заведенные гордой гречанкой. Не будет преувеличением сказать, что Софии пришлось выдержать жесточайшую борьбу. В какой-то момент казалось, что ее влияние окончательно пошатнулось и она со своим потомством обречена на опалу, а может быть, и гибель. Но София взяла свое. Сказалась византийская выдержка и умение выходить из самых безнадежных ситуаций. И именно ее сын Василий наследовал власть в государстве – а не уже провозглашенный наследником и даже венчанный на царство шапкой Мономаха (впервые в русской истории!) внук Ивана III Дмитрий Иванович, сын Елены Волошанки. О связях его матери с «жидовствующими» того времени хорошо известно. И трудно даже представить, куда бы завело Россию правление юного воспитанника «интеллектуалов-вольнодумцев»…

– Почему этому браку придается огромное значение в истории нашей страны?Как этот брак повлиял на сознание правителей России, на будущее страны?

– К концу XV века наше цивилизационное отставание от Европы стало катастрофичным. Ведь там уже вовсю применялась артиллерия, что повлекло за собой строительство новых типов крепостных сооружений, резкое изменение всего военного дела. Именно новейшие пушки и пищали обеспечили русскому войску и победу на Угре в 1480 году, ознаменовавшую окончание ордынского ига, и успехи в войнах с поляками и немцами – представителями европейской военной школы.

Из еще недавно безнадежно отсталой окраины Московия превратилась в настоящую мировую державу

Вообще для военной истории человечества XV век стал поистине переломным: закончилась эпоха кавалерии. Отныне ни гордые рыцари, ни орды всадников-степняков не могли безраздельно господствовать на поле боя. Им на смену пришли армии крестьян, вооруженные пушками и ружьями. Исход войн стала решать техника и дисциплина. И те державы, которые не успели за этим крутым поворотом истории, надолго сошли с политической авансцены. Россия – успела, не пропустила, освоила премудрости и новинки. И из еще недавно безнадежно отсталой малоразвитой азиатской окраины превратилась в настоящую мировую державу. Ее стремительные успехи настолько напугали европейцев, что уже при внуке Ивана III, царе Иване IV Грозном, Россия считалась угрозой едва ли не пострашнее турок. И тут же были приняты меры по ее изоляции от европейской науки и техники, от европейских рынков и культуры. Потом уже Петру I пришлось «прорубать окно» через ту стену, которой Московия оказалась изолирована от «цивилизованного мира». Но это уже другая история.

Великий князь Иоанн III Васильевич

Великий князь Иоанн III Васильевич

А пока, в начале своих контактов с Россией, европейцы не только не боялись ее, но и самоуверенно считали своей почти готовой полуколонией. И папская воспитанница София, и итальянские мастера, и немецкие печатники должны были стать теми семенами европейской цивилизации, которые дали бы нужные всходы на целинной варварской почве. Но Россия оказалась отнюдь не целиной. Заложенные в основание ее культурного кода традиции византийского Православия не погибли во время многовекового ордынского рабства. Напротив, они в каком-то смысле окрепли – ведь именно в эти тяжелые времена Русь явила миру Сергия Радонежского и Андрея Рублева. Эта мощная духовная основа преображала даже тех иностранцев, которые попадали в Россию из совершенно чуждых культурных традиций.

Что же касается гречанки Софии, то ее византийские корни на русской почве вызвали своего рода резонанс. Найдя в России то, что давно иссякло в Византии: могучие народные силы и свежесть искренней и незамутненной веры, – византийский дух воспрял и поднял Русское государство на высоту Православного Царства – того Третьего Рима, о котором грезили лучшие умы того времени.

Можно только пожалеть, что это благотворное взаимодействие греко-византийского и русского начал оказалось столь кратким

И можно только пожалеть, что это благотворное взаимодействие греко-византийского и русского начал оказалось столь кратким. Греческий язык, греческая традиция так и остались почти неизвестны и не освоены: Максим Грек – яркое исключение, лишь подтверждающее это правило.

Думается, что именно эта политическая и духовная незрелость помешала России стать подлинным «Третьим Римом», соблазнила ее правителей и народ искушениями тирании, цезарепапизма, неистового обрядоверия. Но всё это – ступени духовного возрастания.

Как знать, может быть, византийский дух еще проснется на русской почве – как это случилось 543 года назад, в ноябре 1472 года, когда в Москву прибыла 24-летняя София Палеолог, племянница последнего императора ромеев.

Второй брак Московского князя Ивана III имел огромное значение не только для него, но и для всего государства. Именно женитьба на племяннице византийского императора позволила Москве называться Третьим Римом. Брак поднял престиж России, заложил фундамент для провозглашения страны царством. Рассмотрим подробнее, как изменилось государство с приездом Софьи Палеолог.

Детство и юность княжеской невесты

Турки взяли Царьград 29 мая 1453 года. Отважно защищая свою родину, погиб последний византийский император Константин XI Палеолог. Больше повезло Фоме, младшему брату императора. Он сбежал с семьей на Корфу, а затем в Рим. Там его приняли благосклонно, ведь Палеолог привез с собой огромное количество христианских святынь. За это Фома получил дом и денежную поддержку от папы.

В 1465 году мужчина скончался. Опекунству над его тремя детьми взял Ватикан, а конкретно – кардинал Виссарион Никейский. Он был ревностным католиком, поэтому воспитывал младшую дочь Палеолога Зою в европейских традициях того времени. Он постоянно повторял, что только следование принципам католицизма сделает девушку счастливой, принесет ей всевозможные блага.

Софья Палеолог

Точный год рождения Зои неизвестен. Историки предполагают, что она родилась на Пелопоннесе между 1443 и 1449 годом. По меркам тех времен даже 20-летние девушки считались уже немолодыми. Поэтому в 1469 году опекун Зои обеспокоился поиском для нее подходящей пары. Предложение сочетаться браком с дочерью правителя Морейского получил Московский князь.

Посол кардинала акцентировал внимание, что видная невеста уже отказала европейским правителям. Причина – нежелание выходить замуж за католика. Имя Зоя дипломатично заменили на более православное – Софья. То есть, все делалось для того, чтобы Иван III заинтересовался девушкой. Князь принял предложение и отправил посла свататься.

Сватанье Софьи Палеолог

Приезд Софьи Палеолог в Россию

В ноябре посол вернулся в Москву. С собой он привез портрет невесты. Для России это было невиданное чудо, поскольку в то время рисовали лишь иконы. Даже летописец написал: «царевну на иконе написали». София была хороша собой, с выразительными глазами, матовой кожей, что считалось признаком отменного здоровья.

Сватовство затягивалось, поскольку против брака выступал Московский митрополит Филипп. Священнослужитель опасался распространения влияния католической церкви на русской земле. И не зря, ведь у опекунов Палеолог действительно были мысли подчинить себе Московское царство. Поэтому Ватикан так настаивал на браке Софьи и Ивана III.

Свадьба Софьи Палеолог и Ивана III

Судя по поведению девушки, ревностной католичкой она была только в Риме. Она не защищала легата и латинский крест. Более того, приехав в Псков, сразу же посетила храм, где приложилась к православным иконам. По приказу Софьи даже легату пришлось зайти в церковь и поклониться образу Богоматери. Псковичи были тронуты таким поступком княжеской невесты. Полностью их сердца девушка растопила, когда пообещала защищать простой народ перед своим великим мужем.

Свадьба Софьи и Ивана 3

Этот брак не предполагал ни принятие Флорентийской унии, ни борьбу России с Турцией за «наследство» Византийской империи. Сама Софья не ставила своей целью популяризовать католицизм на Руси. Она сразу же перешла в православье. Некоторые исследователи склоняются к мысли, что в детстве Палеолог воспитывали афонские старцы, и она была православной, просто скрывала это перед римскими опекунами.

Как бы там ни было, но 12 ноября 1472 года Софья и Иван III сочетались браком. Венчание прошло в Кремле во временной деревянной церкви. Это произвело удручающее впечатление на невесту, ведь она привыкла к роскоши, красоте. Русские порядки ей не понравились, поэтому Палеолог постепенно начала внедрять свои правила.

Изменения в Московском княжестве при Софье Палеолог

Новой жене Ивана III многое не нравилось в России. Не такой она представляла могущественную страну. Главные претензии Софьи:

  • необходимость уплачивать дань хану;
  • чрезмерная вольность бояр в общении с государем;
  • небезопасность столицы – все сооружения, даже княжеские хоромы деревянные;
  • запущенный вид каменных храмов;
  • ненадежность крепостных стен, состоящих сплошь из латок.

Палеолог привезла с собой богатое приданное, но с ужасом обнаружила, что спрятать его негде. Ведь пожар в любой момент мог все уничтожить. На 70 подводах девушка перевезла библиотеку. Впоследствии Софья спрятала древние манускрипты на цокольном этаже каменной церкви Рождества Богородицы на Сенях. Свою казну новоиспеченная княжна положила в подвал кремлевской церкви Рождества Иоанна Предтечи.

Костяной трон

Софья Палеолог привезла драгоценный подарок своему мужу – «костяной трон». Деревянная основа была полностью покрыта ценными пластинами из кости моржа и слона. Этот трон сохранился до наших времен, и считается самым древним в кремлевском собрании. Также Софья привезла православные иконы. Главная из них – «Благодатное небо».

Но самое главное, Палеолог передала Ивану III герб византийского двуглавого орла. Он символизировал единство духовной и светской жизни, объединение Европы и Азии. Орел стал новым символом царской власти. Московский князь очень гордился родством с византийскими правителями. По его приказу в Архангельском соборе был изображен первый представитель династии Палеолог Михаил III. С этого времени Москва позиционировала себя как преемница Византийской империи.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: