Историки права разработавшие сравнительный метод исследования государственно правовых явлений

Обновлено: 24.09.2022

СП (сравнительно-правовые исследования) (или по другому это компаративистика) имеет большое значение для юридической науки.

Сравнительно-правовой метод исследования применяется со времен Античности. В Средние века раздробленность обществ делала неизбежным соприкосновение и даже столкновение юридических правил королевств, княжеств, герцогств, вследствие чего, как правило, побеждало "право завоевателя". Дальнейшее развитие сравнительно-правовой метод получил в Новое время. Просветители широко использовали сравнительный метод как в историческом, так и в страноведческом планах. Появление же самостоятельной науки - сравнительного правоведения - происходит намного позже, во второй половине XIX века.

Следует отметить, что среди представителей ученых-компаративистов отсутствует единый подход интерпретации сравнительного права. В зависимости от существующих взглядов и понимания значения, что же это на самом деле - метод или наука( то есть кто- то считает, это метод юр науки, кто-то считает, что это самостоятельная отрасль права, наука и учебная дисциплина, кто-то считает, что это единство автономной юр. Науки и специфического научного метода).

Сравнительное правоведение прошло большой и сложный путь развития и поиска своего места в системе юридических наук. Это развитие продолжается, но и по сей день уточняются его цели и задачи. Историческая эволюция юридической компаративистики характеризовалась как подъемами, сопровождающимися необоснованными попытками придать сравнительному правоведению универсальное значение в преобразовании права различных государств и народов, так и спадами, когда в нем видели лишь одно из вспомогательных технико-юридических средств изучения права, что приводило к неоправдоннуми преуменьшению его роли. Можно выделить два направления возникновения СП.. Сторонники первого направления настаивают на древнем происхождении СП. Исходным моментом для них является использование античными и средневековыми философами и законодателями сравнения как метода исследования в целях решения конкретных проблемм. Еще в Древней Греции с ее обилием городов-государств (полисов) предпринимались попытки изучения их правовых уставов. Римская империя, формируя собственное, ставшее классическим, римское право впитывала и перерабатывала правовые нормы чужеземных народов. Римские Законы XII Таблиц были составлены лишь после изучения законов городов великой Греции. Древнегреческий философ Аристотель, чтобы сделать выводы о закономерностях политической организации, собрал, сравнил и проанализировал конституции 158 греческих и варварских городов.

Большая роль в СП отводится великим представителям эпох Возрождения и Просвещения, составившим планы общественных реформ на основе естественно-правовой доктрины. При этом французы ведут сравнительное право от Ш. Монтескье, который в своем труде «О духе законов» прибег к сопоставлению различных правовых систем и на различиях между этими системами строил свое понимания права. Монтескье анализирует системы прошлого и настоящего. Он формирует концепцию разделения властей как идеальное устройство государства. Ж.-Ж. Руссо в своей теории общественного договора развивает идеи мандата – получения власти от народа и передачи этой власти избранным. Чезаре Беккариа в своей книге «О преступлениях и наказаниях» (1764 г.) обосновывает принцип равенства на основе закона.

Английская компаративистика считает основателем СП Ф. Бэкона, который широко пользовался сравнением, разрабатывая собственный индуктивный метод при составлении своих таблиц сходства, различия и сопутствующих изменений. Также английский философ Джон Локк в конце XVII в. Развивал учение греческих мыслителей об идее единого естественного закона, действующего и в природе, и в обществе, и в государстве. Локк развил учение о естественном праве, сделав акцент на роли личности в системе естественных прав и обязанностей. По мнению же немецких юристов, Лейбниц был первым, кто выдвинул идею о сравнении правовых систем. Немецкий философ Георг Гегель часто пользовался методом сравнительного анализа при исследовании социальных и государственно-правовых явлений. В его научной работе «Английский билль о реформе 1831 г.» - обсуждение в английском парламенте закона о реформе избирательного права с целью расширить и сделать равным представительство в парламенте от различных населенных пунктов и слоев населения. Он сравнивает другие континентальные государства в основе которых уже существовали общеправовые принципы справедливости, равенства – анализ конституций Франции, Германии и своей собственной. Сторонники второго направления датирую время рождения СП второй половиной XIX в., а иногда 1869 годом – основанием французского Общества сравнительного законодательства, или даже 1900 годом – проведения I Международного конгресса сравнительного права. Зарождение СП как самостоятельной науки.

Сравнительно-правовые исследования права позволяют: Во-первых, изучить явления правовой действительности, которые ранее не охватывались проблематикой правоведения, и выйти за рамки своей правовой системы. Во-вторых, взглянуть под особым углом зрения на ряд традиционных проблем юридической науки с учетом тенденций развития права в современном мире. Это помогает установить, каким образом решается одна и та же проблема в разных странах, позволяет учитывать как позитивный, так и негативный зарубежный юридический опыт. В третьих, СП является способом изучения и оценки юридических сфер, в которых происходит международное сотрудничесвто различных стран. В-четвертых, СП стремится держать в поле зрения все основные правовые системы современности. При этом возникает ситуация равенства правовых систем в научном плане, в их теоретическом изучении и классификации. Признание параллельного существования различных правовых систем создает благоприятную почву для плодотворного сотрудничества юристов-компаративистов разных стран, главной задачей которых состоит в том, чтобы путем объективного изучения и сопоставления действующих правовых систем находить наилучшие юридические решения конкретных социальных проблем в определенном социально-экономическом, политическом и культурном контексте. В-пятых, СМ многоаспектно: - оно затрагивает общетеоретические представления о праве вообще, показывают плюрализм правовых концепций и правопонимания; - в рамках СП анализируются не только проблемы на уровне общей теории права, но и вопросы отраслевых юридических наук, в связи с чем сравнительно-правовые исследования приобретают междисциплинарный юридический характер; - рассмотрение проблем сравнительного правоведения имеет не только сугубо юридическое, но и социально-политическое значение, поскольку состоит в тесной связи с обеспечение правовых основ развертывания демократии, укрепления законности и осуществления справедливого правосудия (СП имеет научно-теоретическое и практико-прикладное значение).

Сравнительно-правовой метод позволяет сопоставить различные правовые системы либо их отдельные элементы — законы, юридическую практику и т.д. — в целях выявления их общих и особенных свойств. Сравнивая, например, правовые системы Германии и России, мы узнаем, что между ними есть немало тождественного, но есть и определенные различия, присущие им исторически. Данный метод используется в исследовании различных правовых систем (макросравнение) или отдельных элементов правовых систем (микросравнение). К эмпирическому сравнению относится главным образом микросравнение — сопоставление и анализ правовых актов по линии их сходства и различия, а также практики их применения. В правовой науке сравнительно-правовой метод используется прежде всего при изучении законодательства двух или более государств.

Билет №2

1. Юриспруденция предклассического периода III века до н.э. –I века до н.э. Три формы деятельности юристов: cavere, agree, respondere. Помпоний, Сцевола, Цицерон.

Джамалова Эмина Камаловна, доцент кафедры истории государства и права юридического факультета ФГБОУ ВПО "Дагестанский государственный университет", кандидат юридических наук.

В статье рассматривается проблема совершенствования методологии историко-правовой науки и возможность использования цивилистического подхода.

Ключевые слова: методология правовой науки, методологический плюрализм, догматический метод, историко-правовой метод, диалектическая методология.

The article concerns the problem of improving methodology of historical and legal science and the ability to use civil's approach.

Key words: methodology of legal science, methodological pluralism, historical legal method, dogmatically method, dialectic methodology.

Основной целью историко-правовой науки является восстановление всех элементов исторических событий прошлого. Но это удается далеко не всегда, а в некоторых случаях является по объективным причинам даже невозможным. Более того, беспристрастное комплексное исследование в исторической науке представляет собой недосягаемый идеал . Соответственно, справедливо высказывание философа XIX в. Рудольфа Иеринга, считавшего, что "бесконечно глубока пропасть, отделяющая нас с нашим новым пониманием права от тех первых начал образования права и государства, к которым мы теперь восходим" . Для того чтобы приблизиться к правовой ментальности прошлого, современная юриспруденция настойчиво требует от ученого не только применения метода сравнительного анализа, но и использования так называемого метода погружения, который должен показать, "почему право того или иного периода выглядело так или иначе" .

Ткаченко С.В. Рецепция римского права: вопросы теории и истории: Дис. . канд. юрид. наук. М., 2006. С. 12.
Иеринг Р.ф. Дух римского права. СПб., 1873. С. 88; СПС "Гарант".
Бражников М.Ю. К вопросу об отражении средневекового менталитета в нормах обычного средневекового права // Государство и право. 2002. N 10. С. 64.

Многое из исторического прошлого человечества трудно воспринять из-за того, что миропонимание современного человека во многом кардинально изменилось.

Актуальность проблемы методологии историко-правовых исследований заключается в том, что историко-правовые дисциплины (наравне с теорией государства и права) являются базисными в юридическом образовании. Именно историко-правовые дисциплины способствуют формированию методологических (мировоззренческих) основ юридического мышления, понятий, содержания и особенностей профессиональной этики, умения разрешать нравственные конфликтные ситуации в профессиональной деятельности юриста, помогают освоению форм и методов познания в юридической деятельности, приобретению навыков философского правоведения, получению знаний о природе и сущности государства и права, их исторически сложившихся типах и формах, исторических закономерностях государственно-правовой эволюции, определению закономерностей и основных черт права на основе анализа различных правовых систем, получению представлений о законотворческой деятельности и реализации правовых норм, об обеспечении законности и правопорядка, о понятии процесса правового обучения и воспитания, способности участвовать в общественных отношениях на правовом уровне, применять право и закон, выявлению особенностей правового положения граждан в различные исторические периоды. Данные дисциплины, отталкиваясь от различных концепций и методологических подходов, позволяют изучить в сравнительно-историческом плане различные государственно-правовые системы, ознакомиться с достижениями теоретической мысли и исторической практики развития государства и права от простейших форм до современных, познать общие тенденции и особенности государственно-правового развития. Многосложный характер предмета изучаемых историко-правовых дисциплин, охватывающих государственно-правовые системы в различные исторические периоды, предопределяет основные методы познания: формационный и цивилизационный, а также другие несущие выраженную познавательную сущность.

Недооценка и порой игнорирование культуры древности, античности, средневековья и даже современных явлений (фашизма, нацизма, социализма, процесса построения коммунизма и т.д.) может привести к существованию устойчивой тенденции пренебрежительного отношения к историческому наследию, к изучению исторических источников, к правовой философии изучаемого периода.

Очень важным аспектом в историко-правовых исследованиях является то, что в "своем исследовании историк права является прежде всего и более всего юристом и должен всегда иметь в виду юридические понятия и метод юридической конструкции" . Это объясняется тем, что во все времена наука от исследователей правовых древностей требует необходимого профессионализма, в котором знания сугубо исторической направленности должны гармонично сочетаться со знанием теории права. В ситуации методологического и научного плюрализма невозможно изучение историко-правовых дисциплин без сциентизации и междисциплинарного подхода, без философских парадигм и конструкций, без теоретических понятий, категорий, соответствующей терминологии, без умения использовать современные информационные технологии, без апробирования полученных знаний на практике.

Лооне Э.Н. Философские проблемы истории права: первые пролегомены // Теоретические проблемы истории права. Труды по правоведению II. Тарту, 1989. С. 8.

Однако порой высказывается мнение, что требовать от историков права изучать только или прежде всего современное право означает требовать от них перестать быть историками .

Ткаченко С.В. Указ. соч. С. 14.

С.В. Ткаченко подчеркивает, что "историк государства и права основывается в своих исследованиях на двух основных науках - истории и теории государства и права. Ведь обладание только историческим мышлением не сможет привести к качественному историко-юридическому сравнительному анализу, так как для изучения права необходимо знать его внутреннее содержание, принципы, терминологию, практическое преломление. Конечно же, такое знание опирается на современную действительность права" .

Там же. С. 15.

Подчеркнем, что отсутствие у исследователя глубоких правовых знаний либо поверхностные правовые знания объективно приводят к закономерно ошибочным выводам, т.е. игнорирование современных правовых знаний повлечет за собой недооценку определенных факторов, не позволит выявить необходимые закономерности и произвести качественный анализ.

Таким образом, при проведении историко-правовых исследований существенным недостатком является игнорирование разнообразных факторов, влияющих на развитие различных правовых систем.

Константное развитие историко-правовых знаний требует от юридической науки учета в историко-правовых исследованиях огромного многообразия таких различных факторов государственной и общественной жизни, как религия, правовая ментальность, уровень культуры и проч.

На сегодняшний день определенную актуальность получили научные исследования правовой ментальности прошлого и настоящего. Особый акцент можно сделать на работах З.А. Магомедова, З.Х. Мисрокова, У.Т. Сайгитова, Р.С. Байниязова и др. .

Мисроков З.Х. Адат и шариат в российской правовой системе: Исторические судьбы юридического плюрализма на Северном Кавказе. М., 2002; Байниязов Р.С. Правосознание и российский правовой менталитет // Известия высших учебных заведений. Правоведение. 2 (229); Ткаченко С.В. Рецепция римского права: вопросы теории и истории: Дис. . канд. юрид. наук. М., 2006; Магомедов З.А. Правовой статус горца по дагестанским адатам. Махачкала, 2002.

В проводимых исследованиях подчеркивается, что "существование правового менталитета предполагает наличие нерациональных механизмов жизненного понимания права" .

Байниязов Р.С. Указ. соч. С. 32.

З.Х. Мисроков также отмечает, что разного рода правовые "различия отражают ценности и установки того общества, в котором они приняты. Ценности, высоко чтимые у народов Кавказа, могут резко отличаться от тех ценностей, которые приняты населением Центральной России" .

Мисроков З.Х. Указ. соч. С. 24.

Наиболее значимая особенность историко-правовых исследований заключается в необходимости учета того, что любой исторический источник не полностью, не всегда "адекватно отражает историческую действительность, события и явления прошлого", на нем всегда "есть отпечаток взглядов и вкусов его составителя" . Научным достижением исследователя является способность "очистить изображаемую в источнике действительность от неточностей, вымысла и классовых искажений, выяснить, какие объективные процессы нашли отражение в субъективном восприятии автора документа" .

Ткаченко С.В. Указ. соч. С. 18.
Тарасов Н.Н. Методологические проблемы современного правоведения: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2002. С. 22.

При проведении историко-правовых исследований ученым-юристам подчас не хватает историко-филологических и этнографических сведений, что приводит к закономерным ошибкам. Особенно это свойственно молодым начинающим ученым. Достаточно часто подобные ошибки совершаются при исследовании правовых памятников и текстов.

Еще один результат этого пренебрежения - актуальная проблема перевода историко-правового документа. Данная проблема заключается в том, что "перевод юридических текстов необходимо соизмерять с ментальностью общества, в котором эти тексты были выработаны, а также общества, в котором будут читаться. Это исследование должно основываться на источниках, изданных по всем правилам филологической науки" .

Ткаченко С.В. Указ. соч. С. 20.

Весьма важным является то, что перевод исторического правового документа должен быть, насколько это возможно, технически точным. В случае вольного перевода данный документ можно считать плодом фантазии автора. Данная проблема настолько актуальна, что исследователи сталкиваются с ней постоянно и не только по отношению к древним текстам.

Таким образом, в современной юридической науке историко-правовой метод предполагает уяснение действия правовой нормы, института или законодательства в целом с учетом анализа исторических условий его разработки и применения. Иной аспект проблемы связан с изучением наукой права богатого наследия прошлого, трудов выдающихся ученых-юристов и включением юридического "наследия" наших предшественников в современную правовую теорию и отчасти в правоприменительную практику.

Однако историко-правовой метод исследования не является единственным способом изучения проблем эволюции права. Достаточно важное значение имеет и догматический метод исследования процесса эволюции права.

Догматический метод познания науки права состоит в использовании возможностей формальной логики для построения силлогизмов, вытекающих из смысла уголовно-правовой нормы, выяснении непротиворечивости и логической обусловленности содержания элементов нормы с иными нормативными предписаниями и соотносимости запрета и санкции за его нарушение.

Различие между историко-правовым и догматическим способами изучения эволюции права заключается в том, что при историческом изучении исследуется последовательная смена правовых институтов во времени в зависимости от изменяющихся условий жизни данной общественной среды, а при юридическом - анализируются эти же правовые институты в том виде, в каком они представляются при данных условиях места и времени .

Там же. С. 21.

Немаловажное значение имеет и диалектический метод, предполагающий познание правовых явлений в развитии и основанный на важнейших категориях диалектики - науки о законах развития природы и общества. Диалектический метод позволяет в кратчайший срок выявить оптимальные потребности в криминализации и декриминализации общественных отношений, опираясь на познание путей развития общественных процессов .

Статья С.П. Ефимичева, П.С. Ефимичева "Уголовно-процессуальное законодательство и решения Конституционного Суда РФ" включена в информационный банк согласно публикации - "Журнал российского права", N 1, 2000.

Лузгин И.М. Методологические проблемы расследования. М., 1983; Ларин А.М. Проблемы расследования в советском уголовном процессе: Автореф. дис. . д-ра юрид. наук. М., 1970; Белкин Р.С. Ленинская теория отражения и методологические проблемы советской криминалистики. М.: ВШ МВД СССР, 1980. С. 9; Ефимичев С.П., Ефимичев П.С. Уголовно-процессуальное законодательство и решения Конституционного Суда РФ. М.: Норма, 2009; СПС "Гарант".

Основной заслугой цивилистического способа является конкретное обозначение контуров права, которые остаются неизменными и по настоящий день. Цивилистический подход по сравнению с ним находится даже в более выгодной позиции. Он действительно позволяет оценить вклад юристов прошлого в развитие современного права, выделить поздние наслоения, выявить значение достижений права прошлого для современности и определить его значимость в практическом применении. Кроме того, цивилистический подход выполняет и такую важную задачу теории права, как выявление закономерностей развития правовых норм, институтов, идей.

Таким образом, подводя итог всему вышесказанному, отметим, что наиболее актуальной проблемой в историко-правовых исследованиях является необходимость аккуратного отношения к достижениям других наук при использовании их в юриспруденции. Полагаем, что машинальное заимствование и использование методик, понятий, теорий и концепций различных гуманитарных наук (философии, истории) в правовых исследованиях может привести к неправильным и необоснованным выводам.

Мы используем файлы Cookie. Просматривая сайт, Вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности.

Иванников Иван Андреевич, профессор кафедры теории и истории государства и права Южного федерального университета, доктор юридических наук, доктор политических наук.

Статья посвящена истории применения сравнительного метода в российском правоведении и его роли в современной юридической науке. Автор исходит из того, что сравнительное правоведение есть часть теории права, а не самостоятельная отрасль юридической науки.

Ключевые слова: сравнительно-правовой метод, юридическая наука, теория права.

The article concerns the history of application of a comparative method in the Russian legal science and the role thereof in contemporary juridical science. The author proceeds on the basis that comparative law is a part of the theory of law, but is not an independent sector of juridical science.

Key words: comparative legal method, legal science, theory of law.

В условиях глобализации взаимодействия между государствами и международными организациями стали более интенсивными. Учитывая, что государства относятся к разным правовым семьям, возникает потребность в изучении права иностранных государств, в развитии международного права, которое придает международным отношениям системность и управляемость. Эффективность международного права зависит от того, насколько его принципы трансформированы в национальное право современных государств. Выяснить это можно в процессе сравнения правовых систем, при применении сравнительного метода. При его применении юрист, практик он или теоретик, начинает лучше понимать и видеть перспективы развития правовой системы своего государства. Изучение сравнительного правоведения выявляет новые вопросы, на которые должна ответить юридическая наука. Как возникает право? Как возникают правовые системы и что обеспечивает их устойчивость? В чем неудачи сравнительного правоведения? Каковы новые направления в правовой компаративистике?

При этом в юриспруденции пока не ясно, что есть сравнительное правоведение - раздел теории права или совершенно новая отрасль юридической науки (А.В. Малько, А.Ю. Саломатин) [1. С. 71]? Попытаемся во всем разобраться, исследуя историю вопроса.

В.И. Даль писал, что сравнивать - это значит "сличить, приложить или уподобить, применить, прикинуть, сопоставить, показать сходство и разницу" [3. С. 303]. Сравнительный метод стихийно применяли с древнейших времен. Еще Аристотель использовал этот метод, сознательно сравнив Конституции 158 греческих и варварских городов [5. С. 15]. Давнюю историю имеет применение сравнительного метода в России.

Возникновению юридического образования в России предшествовало возникновение российской юридической науки, а "изучение права началось с изучения иностранного права" [5. С. 39]. В силу этого широко применялся сравнительный метод.

"Возникновение русской юридической науки связано с учреждением Петром I 28 января (8 февраля) 1724 года Академии наук, которая первоначально была не только научным, но и учебным заведением. Изучение и преподавание права как науки официально началось с 1758 г., когда в Академии был создан юридический факультет, на котором приглашенные из Германии профессора читали курсы: Бекенштейн - римское право, Штрубе - естественное право (т.е. теорию права) и народное право. Однако вследствие незнания профессорами русского языка (курсы читались по-латыни и по-немецки) это начинание успеха не имело. Дело доходило до того, что вместе с профессорами в Академию выписывали из Германии и студентов. В 1765 г. на юридическом факультете Академии был один студент" [5. С. 39].

После основания Московского университета, а немного позже - Казанского, Харьковского, юридические образование и наука стали развиваться.

Большую роль в развитии Московского университета и юридического образования сыграл М.В. Ломоносов. Для юридического факультета необходимо три профессора, писал в 1759 г. Ломоносов, профессор всеобщей юриспруденции (естественного, народного и римского права), российской юриспруденции и профессор политики и истории [6. С. 15]. Сохранились объявления о лекциях на 1766 г., но нет никаких сведений о том, что эти лекции на самом деле читались. Русские юристы вынуждены были и ранее знать византийское, литовское (литовские статуты) и немецкое право.

Первым русским профессором права был С.Е. Десницкий. Он же первым (с 1768 г.) начал читать лекции на русском языке, что вызвало резкий протест профессоров-иностранцев. Конфликт дошел до императрицы, но Екатерина II поддержала Десницкого [6. С. 41]. В России С.Е. Десницкий учился у профессора, приехавшего из Вены, Филиппа-Генриха Дильтея (1723 - 1781), который преподавал историю права. После окончания Московского университета С.Е. Десницкий "был направлен в Англию, где учился у знаменитого Адама Смита". В Англии Десницкий получил диплом доктора права [6. С. 45].

В России сравнительный метод активно применяли в славяноведении в первой половине XIX в. при изучении славянских языков, религий, обычаев, государства и права. Начало сравнительного изучения права положил 4-томный труд польского ученого В. Мацеевского "История славянских законодательств", который был издан в 1832 - 1835 годах. В. Мацеевский писал, что в Европе, кроме римского и немецкого права, существуют "законодательства самобытные в своем основании, оригинальные в своем развитии. " [5. С. 39].

В Европе и в России сравнительный метод в юридической науке стал популярен и в связи с распространением в XIX в. идей исторической школы права. Позднее, уже в XX в., французский компаративист Р. Давид отмечал, что "сравнительное право может быть использовано в исследованиях, проводимых в области истории, философии или общей теории права" [2. С. 21]. Он назвал прародителем сравнительного права Ш. Монтескье.

В конце XIX - начале XX в. среди русских юристов сравнительно-правовой метод был особенно популярен.

Первоначально сравнительное правоведение было тесно связано с сравнительно-историческими исследованиями в лингвистике, истории, этнографии.

Сравнительный метод широко применяли и в советской юридической науке в различных отраслях права. Например, в уголовном праве при разграничении составов преступления (оскорбления и клеветы, нанесения побоев и хулиганства, кражи и грабежа, и т.д.), при толковании правовых норм.

Сейчас чаще сравнивают современные правовые системы.

Сравнительный метод ставит цель достичь новых знаний, выявляя закономерности их развития в разное время.

Подвиды сравнительных методов:

  • синхронический - сравнение действующих правовых объектов одновременно. Здесь сравнивают два объекта и более. Например, ФЗ РФ и закон субъекта РФ, объектов внутри национальной правовой системы или разных правовых систем и семей;
  • диахронический - сравнение объектов в разное время или в развитии. При этом методе можно сравнивать один объект или несколько объектов в разное время. Например, законы времен Петра Первого и периода сталинизма. Или УК РСФСР 1960 г. и УК РФ 1996 г.

В философии права "сравнительное право демонстрирует нам множество представлений о праве. Оно знакомит нас с обществами, в которых отсутствует наше понимание права, с обществами, в которых право тесно переплетено с религией и составляет ее сокровенную часть" [2. С. 22]. По мнению Р. Давида, "философия требует универсализма; нет нужды говорить об убожестве и узости философии права, базирующейся лишь на изучении своего национального права. Сравнительное право, совершенно очевидно, способствует тому, чтобы преодолевать подобного рода барьеры" [2. С. 22].

В сравнительной юриспруденции сопоставляют правовые системы государств, влияние международного права на национальное право, устойчивость правовых систем.

Еще в 1970-е гг. при изучении международного права речь вели исключительно о международном публичном праве, а с 1990-х гг. уже четко разделяли международное частное и международное публичное право.

После развала СССР с развитием в 1990-е гг. международного права стало расти и применение сравнительного метода в изучении международного права, конституционного права, гражданского и уголовного права.

В 2000-е гг. стали говорить уже о системе международного публичного и системе международного частного права. Выделяют международное воздушное право, международное морское право, трудовое, финансовое, космическое, международный гражданский процесс и другие отрасли.

"2. Выделение в 1950-е годы в качестве универсальных критериев деления норм права на отрасли и институты таких критериев, как предмет правового регулирования и метод правового регулирования, не выдержали испытания временем, являются формализованными и мешают развитию науки об отраслях права.

  1. Необходимо в качестве критериев классификации норм права на отрасли и институты выделять объект (все общественные отношения, регулируемые правом) и предмет правового регулирования (часть общественных отношений, входящих в объект, регулируемых данными нормами). При этом нельзя и отрицать наличие особых субъектов права (участников общественных отношений), методов правового регулирования, принципов, санкций и функций отдельных отраслей права, источники права.

Вспомогательными критериями классификации норм права на отрасли можно назвать:

  • цель и содержание правового регулирования;
  • качественное своеобразие и автономность группы норм права;
  • особенность создания норм права, источников права;
  • большой объем нормативно-правовых актов и иных форм права;
  • заинтересованность общества в создании и развитии новой отрасли права;
  • правовой режим;
  • наличие кроме правовых норм и институтов специальных понятий и категорий.
  1. В силу того что в нашей стране продолжают применять деление норм права на публичное и частное, то целесообразно модернизировать эту классификацию, выделив третью разновидность норм и отраслей права - гуманитарного. Оно не должно сводиться только к праву во время войны. Это ошибка. Гуманитарное право должно включать в свой состав образовательное, медицинское и другие отрасли права.

Думается, что национальное и международное право, представляя в наше время разные системы норм права, нуждаются в новой, отражающей реальность классификации" [7. С. 176 - 177].

Специфика отраслей права определяет преимущественное применение тех или иных методов. Если в трудовом праве возможен правовой эксперимент, то в международном праве он исключается. Зато в международном праве часто применяют сравнительный метод (по вопросу о соблюдении прав человека ООН с практикой ее применения).

Возросла роль международного частного права в России после 1992 г.

В начале XXI в. сравнительный метод в правоведении приобретает особое значение.

Программы высшего юридического образования в мире в конце XX - начале XXI в. подверглись существенному изменению. В ходе споров о юридическом образовании выяснилось, что в число обязательных дисциплин должна войти дисциплина "сравнительное правоведение". Еще в 1960 - 1980 гг. сравнительное правоведение даже в таких европейских странах, как Нидерланды и Швейцария, было факультативным курсом, а в Австрии занимало второстепенное место. После распада СССР для компаративистов России стали доступны многие данные по зарубежным странам, что позволило им увеличить объекты сравнения, число фактов (правовая политика, правовая идеология, источники права и др.). В условиях научно-технического прогресса и появления новых знаний возросло значение методологии. Статья 13 Конституции Российской Федерации, закрепившая положение об идеологическом многообразии, допускает любую идеологию, т.к. не названы антигуманные идеологии (фашизм, нацизм, расизм, ваххабизм и др.). Однако, по мнению Н.И. Матузова, "официальная идеология вовсе не исключает плюрализм мнений, борьбу идей, взглядов, их конкуренцию и соперничество. На политическом поле не должно быть места лишь противозаконным доктринам и течениям" [4. С. 24].

Цель сравнительного правоведения - совершенствование права с учетом особенностей развития общества (экономического, политического, религиозного, культурного), появления новых видов преступлений (банковских, коррупционных), связанных с новыми технологиями, новыми общественными отношениями.

Сравнительное правоведение есть часть теории права, и необходимо говорить лишь о применении сравнительного метода в правоведении.

В условиях глобализации надо знать опыт совершенствования права в зарубежных странах. И здесь без использования сравнительного метода в правоведении не обойтись. При этом сравнение должно проводиться объективно и всесторонне.

Литература

  1. Малько А.В., Саломатин А.Ю. Сравнительное правоведение. М.: Норма, 2008.
  2. Давид Р. Сравнительное право // Очерки сравнительного правоведения: Сборник. М.: Прогресс, 1981.
  3. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. М., 1999. Т. 4.
  4. Матузов Н.И. О методологической ситуации в российском правоведении // Современные методы исследования в правоведении. Саратов, 2007.
  5. Тилле А.А., Швеков Г.В. Сравнительный метод в юридических дисциплинах. М., 1978.
  6. Томсинов В.А. Роль М.В. Ломоносова в становлении университетского юридического образования в России // Вестник Московского университета. Серия 11. Право. 2011. N 4.
  7. Иванников И.А. Теория государства и права. М.: Юрлитинформ, 2012.

Мы используем файлы Cookie. Просматривая сайт, Вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности.

1. Определение сравнительного правоведения. 2. Возникновение сравнительного правоведения. 3. Предмет сравнительного правоведения. 4. Значение сравнительного правоведения. 5. Сравнительное правоведение как наука и учебная дисциплина.

Термин «сравнительное правоведение» имеет троякое значение: метод, наука, учебная дисциплина.

Сравнительное правоведение как метод является одним из важных научных средств изучения правовых явлений. Благодаря применению сравнительного метода становится возможным выявить общее, особенное и единичное в правовых системах современности.

Сравнительное правоведение как наука – это совокупность научных знаний о правовых системах современности, материально представленная множеством книг, брошюр, статей, научных докладов.

Сравнительное правоведение как учебная дисциплина – это предмет преподавания в высших учебных заведениях.

Сравнительное правоведение как наука и учебный курс в каждой стране имеет свои особенности. В разных странах применяются неодинаковые доктринальные подходы ученых к предмету сравнительного правоведения, даже в одной и той же стране нередко существует несколько школ и направлений.

Само название сравнительное правоведение имеет семантические различия. Наряду с термином «компаративизм» употребляется и традиционное название, но оно в различных странах неодинаково: французы говорят «droit compare»; англичане и американцы – «Comparative Law»; немцы – «Rechtsvergleichung» и т.д. Наблюдаются большие расхождения не только между разными языками, но и внутри одного и того же языка: «Comparative Law – Law Comparison – Comparative Jurisprudence», «Rechtsvergleichung – vergleichende Rechtslehre – vergleichende Rechtswissenschaft» («сравнительное правоведение – сравнительное право – правовое сравнение – сравнение права» и т.д.). Во многих странах мира наиболее употребим термин «сравнительное право».

Сравнительное правоведение прошло большой и сложный путь развития, которое продолжается и по сей день. Для исторической эволюции юридической компаративистики характерны как подъемы, сопровождающиеся необоснованными попытками придать сравнительному правоведению универсальное значение в преобразовании права различных государств и народов, так и спады, когда в нем видели лишь одно из вспомогательных технико-юридических средств при изучении права, что приводило к неоправданному преуменьшению его роли.

Возникают закономерные вопросы: с какого момента берет свое начало сравнительное правоведение? можно ли считать сравнительным правом все то, что появилось в течение давно прошедших веков при сопоставлении отдельных юридических институтов или целых правовых систем? можно ли отнести все эти ранние понятия к области понятия «сравнительное право» или «сравнительное правоведение»?

В юридической компаративистике ответ на эти вопросы дан в двух вариантах. Сторонники первого варианта настаивают на древнем происхождении сравнительного правоведения. Исходным моментом для них является использование античными и средневековыми философами и законодателями сравнения как метода исследования в целях решения конкретных проблем. В подтверждение этого они, как правило, приводят составленные с использованием сравнительных данных древнегреческие законы Солона и Ликурга, разработку в Древнем Риме Законов XII таблиц, образование римского права с его делением на jus civile и jus gentium, выведение из обычаев различных местностей принципов общего обычного права во Франции в XV в. и принципов немецкого частного права в Германии в XVIII в., сопоставление общего права с каноническим правом в Англии в средние века.

Все это дало основание Р. Давиду писать о том, что «сравнение правовых систем, соседствующих на географической карте, – дело столь же давнее, как и сама правовая наука».

Греческий ученый Г. Маридакис говорил, что Аристотель, чтобы сделать выводы о закономерностях политической организации, собрал, сравнил и проанализировал конституции 158 греческих и варварских городов.

Большая роль в развитии сравнительного правоведения отводится также великим представителям эпох Возрождения и Просвещения, составившим планы общественных реформ на основе естественно-правовой доктрины. При этом французы ведут сравнительное право от Ш. Монтескье, который в своем труде «О духе законов», как известно, прибег к сопоставлению различных правовых систем и строил свое понимание права на предположениях относительно причин различий между этими системами.

В английской компаративистской литературе бытует мнение, что основателем сравнительного правоведения является Ф. Бэкон, который широко пользовался сравнением, разрабатывая собственный индуктивный метод, особенно при составлении своих таблиц сходства, различия и сопутствующих изменений.

По мнению же немецких юристов, первым, кто выдвинул идею о сравнении правовых систем, был Лейбниц.

Представляется, что все-таки и Монтескье, и Бэкона, и Лейбница можно назвать лишь предвестниками сравнительного права.

Сторонники второго варианта (М. Ансель) датируют время рождения сравнительного правоведения второй половиной XIX в., а иногда 1869 г. – годом основания французского Общества сравнительного законодательства, или даже 1900г. – годом проведения I Международного конгресса сравнительного права.

Объясняется столь резкое различие в определении времени возникновения сравнительного правоведения различным пониманием предмета сравнительного правоведения. Те, кто в сравнительном правоведении видит простой метод познания и изучения иностранного права, заимствование его в праве другой страны, считают, что истоки сравнительного правоведения находятся в глубокой древности. Те же, кто признает сравнительное правоведение самостоятельной наукой или научно разработанным и систематически применяемым методом, правы в том, что такое сравнительное правоведение сложились значительно позднее, т.е. во второй половине XIX в., с утверждением национальных правовых систем, вобравших в себя исторические особенности развития каждой из западных стран.

Характерна позиция немецкого компаративиста Л.-Ж. Константинеско. Приводя точки зрения представителей двух вышеназванных направлений, он пишет, что можно, пожалуй, найти аргументы в поддержку обоих мнений. Все зависит от того, как определяют право и его место в науке. Если свести его к мыслительной операции, сопоставляющей сходные объекты, то окажется, что корни сравнительного права действительно уходят в далекое прошлое. И наоборот, если под ним понимать деятельность в целях последовательного сближения правовых систем, то придется согласиться со вторым мнением.

Таким образом, исторически произошло так, что в отличие, например, от общей теории права или философии права сравнительное правоведение сложилось как самостоятельная научная дисциплина лишь во второй половине XIX в., точнее, в последней его четверти.

Становление и оформление сравнительного правоведения в самостоятельную ветвь правовой науки неотделимо от всего комплекса социально-политических изменений, которые сопровождали развитие национальных правовых систем. Это относительно позднее возникновение сравнительного правоведения объясняется двумя факторами, достаточно очевидную связь между которыми отдельные компаративисты либо вообще не признают, либо во всяком случае стараются не особенно подчеркивать. Один из таких факторов носит социальный характер, другой связан с внутренней логикой развития правовой науки. Этот второй фактор особенно часто выдвигается в компаративистской литературе на передний план. В качестве примера укажем, в частности, на позицию Л.-Ж. Константинеско, автора, пожалуй, одного из наиболее детальных очерков истории возникновения и развития сравнительного правоведения. Аналогичной точки зрения придерживаются и такие корифеи юридической компартивистики, как X. Гаттеридж, Р. Давид, М. Рейнстайн и др.

Потребности в сравнительном правоведении в определенной мере вытекали из внутренней логики развития юридических наук. В начале XIX в. национальная односторонность и ограниченность становятся все более и более невозможными. Правовое развитие достигло высокого уровня, образовались национальные правовые системы; на этой почве не мог не усилиться интерес к изучению зарубежного законодательства, и при этом четко обозначаются две тенденции: с одной стороны, подчеркивается общность и сходство национальных законодательств, с другой – все большее внимание уделяется различиям между ними.

Вышедшие в начале XIX в. работы, авторы которых стремились осмыслить правовые явления в историко-сопоставительном плане, основательно подготовили ту благоприятную почву, на которой позднее взрастет наука сравнительного правоведения.

Новые импульсы получает сравнительное правоведение и от других наук, к этому времени все настойчивее обращающихся к сравнительному анализу. Это касается даже естественных наук: сравнительной анатомии, сравнительной физиологии, а позже – сравнительного языкознания. Все исследования этих наук развиваются одновременно со сравнительным правоведением и содействуют его становлению.

Вместе с тем причины обособления и интенсивного развития сравнительного правоведения в автономную, самостоятельную дисциплину следует искать прежде всего в его практических целях, а не в методологической аргументации. Действительно, первые шаги по пути сравнительного правоведения (как и начало всякого научного знания) были сделаны, как говорил английский ученый Ф. Поллок, с чисто практической целью.

Решающее воздействие на становление сравнительного правоведения оказала сама историческая действительность, т.е. интернационализация экономики, развитие международных отношений, торговых связей, увеличение экспорта капитала и экспансии колониализма, которые привели к тому, что юридическая наука должна была выйти за рамки национального права и национального законодательства.

Именно эти социальные факторы поставили сравнительное правоведение на практическую почву. Произошло совмещение собственно теоретического подхода с практико-прикладным. Поэтому русский ученый Ф.В. Тарановский имел все основания писать о том, что «сравнительное правоведение является важнейшим наследием, которое XIX век оставил юридической науке. Двоякого рода причины возвели зарождение и воздействовали на развитие в XIX столетии этого нового направления юридической мысли – теоретические и практические».

При этом следует отметить институционализацию сравнительно-правовых исследований, все более отчетливое обособление сравнительного правоведения от истории права, теории и философии права. Возникли такие научные учреждения, как Общество сравнительного законодательства во Франции, основанное в практических целях в 1869 г., Английское общество сравнительного законодательства, созданное в 1898 г., Международная ассоциация сравнительного правоведения и науки народного хозяйства, учрежденная в 1899 г. в Берлине, и др.

Институционализация выражалась далее в создании и издании специальных журналов, регулярном созыве международных конгрессов и т.д. Соображения практического характера привели в некоторых странах (во Франции, Германии, Англии, США) к включению в программу юридического образования сравнительного правоведения, основу которого составляли исследования зарубежных правовых систем, и к созданию специальных кафедр компаративистского плана.

Право представляет собой явление мировой цивилизации. Его развитие подвержено общим тенденциям, основанным на принципах, которые носят общечеловеческий характер. Однако известно и то, что каждому государственно-организованному обществу свойственно собственное право, в котором проявляются его принципиальные характеристики, отражается состояние правового развития на данном историческом этапе, фиксируются свойственные данному обществу юридические идеалы и философско-правовые построения, закрепляются верования народа и его традиции, особенности правосознания и правовой культуры.

Соответственно, различным государствам присущи и различные правовые системы со своими особыми правовыми базовыми принципами, юридическими концепциями и категориями, правовыми конструкциями, спецификой внутреннего строения права и его источников, особенностями правотворческого процесса и механизма действия права.

Постепенный процесс создания наций-государств, формирования и функционирования национального права вел к более пристальному вниманию к исследованиям зарубежного права, к становлению сравнительного правоведения как самостоятельного направления общетеоретической юридической науки. Оно было призвано положить конец национальной ограниченности правового мышления, сдерживаемого рамками собственного права (К. Цвайгерт, Х. Кётц).

И потому среди широкого круга приемов, форм и способов исследования государственно-правовых явлений в обществе, к которым прибегает юриспруденция для познания своего предмета, всегда находилось место для сравнения, с помощью которого сопоставляются государственные институты и правовые системы различных стран для определения общих свойств и специфических черт проявления. Сравнение может предполагать исследование сопоставимых государственно-правовых объектов, существовавших в прошлом или действующих в настоящее время. Для сравнения могут быть избраны соизмеримые нормы и положения, более сложные компоненты системы права на уровне правовых институтов, отраслей права или отраслевых семей, а также государственные и правовые системы в целом. Сравнительно-юридическому анализу подвергаются субъекты сложносоставного государства, страны, входящие в однородные правовые семьи, и правовые системы различных правовых семей.

Как метод юридической науки и практики, сравнение было присуще всему развитию правогосударственности с древнейших времен и прослеживается на примерах дошедших до нас памятников общей и правовой культуры.

Так, в Законах царя Хаммурапи (XVIII век до н.э.) исследователи находят заимствование их положений, в частности, с законами предшествующего ему царства Эшнуны. А иудейские «Законы Моисея» (XII век до н.э.) во-многом носят на себе отпечаток влияния вавилонских правоуставлений, и в ряде случаев текстуально совпадают с древнеегипетскими поучениями. В китайской «Книге правителя области Шань» (IV век до н. э.) отстаивается деспотическая форма правления на основе сопоставления с соседними странами: «В одних государствах поощряют порядок, в других смуту»; там, где нет ясного закона и достойного правителя-деспота, который, обладая умом и честью, будет творить порядок на благо всем подданным, всегда налицо хаос и страдания народа.

В древней Греции Платон в поисках государственного идеала сравнивает законные и незаконные страны: «идеальное» государство там, где закон «владыка над правителями, а они – его рабы». Аристотель для выводов о политических преобразованиях в Афинах собрал и сопоставил свыше 150 конституций греческих и иных городов-полисов, остановившись на Спарте как образце наилучшей формы правления, основанной на «смешении всех государственных устройств». Плутарх осуждает Александра Македонского за «заимствование законов у тех, кого победил», поскольку тот перенял персидские нравы и обычаи, а недовольных нововведениями казнил.

В Риме при составлении Законов XII Таблиц (V век до н.э.) было принято решение о направлении особого посольства на полуостров Пелопоннес для ознакомления с греческим правом и, в частности, с законами царя Солона. И хотя римляне отрицали какое-либо заимствование чужеродных норм в собственных законах, определенное влияние афинского законодательства прослеживается, например, в законотворческих процедурах комиций, в деятельности суда присяжных и их отборе, и т.п. Известнейший юрист Гай отмечал: «Все народы, которые управляются законами и обычаями, пользуются частью своим собственным правом, частью общим правом всех народов. ».

В Средние века сравнительно-юридический подход активно использовался в процессе рецепции римского права. Постепенно от его первоначального восхваления глоссаторами (Ирнерий и его последователи) юридические школы и их выпускники переходят к использованию правового наследия Рима в практике своих стран на основе сопоставления классических основ права с его реальным отражением в Европе. Но и здесь прослеживаются различия в подходах. В Англии тенденциозное и необъективное проведение сравнительного анализа британского и французского законодательства ведет к утверждению о превосходстве одного над другим (Фортескью. О похвале английским законам, 1453). Однако уже Френсис Бэкон, лорд-канцлер при короле Якове I, в своем труде «О достоинстве и приращении наук» (1623) высказывает мысль, достойную быть девизом сравнительного правоведения: «Собственное право не может служить критерием оценки самого себя». Бэкон рассматривается одним из предшественников науки сравнительного права на своей родине, он широко использовал юридическое сопоставление, разработал собственный индуктивный метод – при составлении таблиц сходства и различий.

Во Франции таковым может считаться Ш. Монтескье, сопоставляя законодательство различных стран в целях утверждения учения о разделении властей, соответственно весьма примечательно называет свой труд «О духе законов, или Об отношениях, в которых законы должны находиться к устройству каждого правления, к нравам, климату, религии, торговле и т.д.; к чему автор прибавил новые исследования о законах римских, касающихся наследования, о законах французских и о законах феодальных» (1748). Он сопоставляет различные факторы, лежащие в основе права, особенно те из них, что сравнимы с различиями в обществе и государстве: «Законы должны находиться в таком тесном соответствии со свойствами народа, для которого они установлены, что только в чрезвычайно редких случаях законы одного народа могут оказаться пригодными и для другого народа».

В Новое время с установлением новой государственности в Европе, когда власть разрабатывает и внедряет в жизнь свои представления о государственно-правовой системе в стране, начинается активное формирование сравнительно-правовой науки. Однако причины и мотивы ее появления в различных европейских государствах были также различными и основывались на собственных подходах и обоснованиях.

В Германии интерес к сравнительно-юридическим исследованиям вытекал из необходимости поиска и выработки общенемецкой идеологии в преддверии появления объединенного государства. Историческая школа права, в том числе Ф.К. фон Савиньи, ратовала за то, что право одной страны не может быть использовано другим народом. В то время как представители южнонемецкой школы рассматривали иностранное право как инструмент улучшения национального права законодательным путем. По мнению некоторых историков-компаративистов (А.В.Кресин), первым, кто сознательно начал закладывать основы сравнительного правоведения как науки, был Ансельм фон Фейербах («Взглядна германскую правовую науку», 1810). В любом случае, именно в Германии появляется первое периодическое издание сравнительно-правового характера «Критический журнал юридической науки и зарубежного законодательства» (1829).

Во Франции становление сравнительно-правовой науки проходит под знаком борьбы сторонников и противников пересмотра первых национальных кодифицированных актов эпохи Наполеона. В 1831 году в Коллеж де Франсез создается первая кафедра истории и философии сравнительного законодательства. Осмысление сравнительного правоведения как теории находим в работах Ж.Л.Э. Лерминье «Преподавание сравнительных законодательств» и «Метод истории сравнительных законодательств», изданных в 1834 году. А в 1869 году французские компаративисты уже объединяются в первое такого рода национальное Общество сравнительного законодательства, объявляя предметом своих исследований не историю права как нечто застывшее и не подвергающееся изменениям, а действующие правовые нормы и институты. В конце века французские юристы начинают пропагандировать идеи создания общего права цивилизованного человечества (Р.Салейль), а в 1894 году появляется Международное объединение сравнительно-правовой науки и экономических учений.

В Англии интерес к новым начинаниям подогревался, с одной стороны, распространением идей дарвинизма с его учением о происхождении видов на основе сравнительных исследований, а с другой – расширением Британской империи и необходимости выработки приемлемого управления колониями с использованием «туземного» права. В 1861 году в Оксфорде открывается кафедра сравнительной юриспруденции, которую возглавил Генри Мэн, автор многотомного «Древнего права».

В XIX столетии зарождается сравнительная юриспруденция и в Соединенных Штатах. Ее формирование происходит как в силу изучения законодательства отдельных частей федерации по причине существенных различий их правовых систем, так и преодоления изоляционизма первых десятилетий после получения независимости, а также возрождения интереса к римскому праву и британскому правовому наследию.

Не осталась в стороне от тенденций юридического компаративизма Россия, хотя проводимые в императорских университетах сравнительно-юридические исследования и не были широко известны за ее пределами. Основой интереса российских юристов к теории и практике права других народов были:

- развитие высшего юридического образования в стране с обязательным преподаванием римского и западноевропейского права;

- кодификационные работы под руководством М.М. Сперанского, которые сопровождались процессами сопоставления российского и соответствующего европейского законодательства;

- правовые реформы времен Александра II, вводившие в российскую реальность институты и положения, уже апробированные в Европе;

- популярные в это время обращения к истории государственности и права славянских народов и к византиеведению.

Среди первых отечественных компаративистов по праву следует выделить Н.К. Ренненкампфа, автора одной из первых работ по данной тематике («О современной обработке сравнительного правоведения», 1869), Н.П.Загосского и М.М. Ковалевского, обосновавших сравнительно-исторический метод при изучении «русского права», Ф.В. Тарановского («Сравнительное правоведение в конце XIX века», 1902), П.Г.Виноградова, почетного члена ряда зарубежных академий, сменившего в 1903 году на посту заведующего оксфордской кафедрой Г. Мэна, и др.

Своеобразным итогом столетия поисков и выработки подходов к компаративистике в праве стал I Международный конгресс сравнительного права в Париже, проведенный в июле-августе 1900 года. Результатом широкой дискуссии вокруг того, что собой представляет сравнительное правоведение, метод правовых отраслевых наук, вспомогательная научная дисциплина, самостоятельная отрасль юридической науки или введение в сравнительный метод в праве, было:

- формулирование основных понятий и категорий сравнительного правоведения;

- создание его основных конструкций;

- выделение предмета, задач и целей сравнительного правоведения;

- составление первой классификации основных правовых систем государств на начало ХХ столетия.

Международный конгресс поддержал точку зрения французских компаративистов (Э.Ламберт, Р.Салейль) о самостоятельном значении сравнительного правоведения, тем самым определив направление его будущего развития.

В последующем сторонники такого подхода к сравнительному правоведению активизируют свою организационную деятельность, создав Международную академию сравнительного правоведения (МАСП), Международную ассоциацию сравнительного правоведения, специализированные журналы, а также разветвленную сеть международных институтов по изучению проблем сравнительного правоведения и его преподаванию в системе юридического образования.

МАСП, созданная в 1924 году, в настоящее время объединяет сотни компаративистов из семи десятков стран, которые регулярно встречаются в рамках проведения международных встреч, конференций и конгрессов. Так, XVIII Международный конгресс сравнительного правоведения, состоявшийся в Вашингтоне в июле-августе 2010 года, был посвящен современным проблемам и перспективам развития сравнительного правоведения, его месту в университетском образовании, роли сравнительного права в судах и международных трибуналах, в развитии культурного релятивизма.

Современному развитию сравнительного правоведения в немалой степени способствуют:

- существенное увеличение числа суверенных государств (1900 – 57, 2010 – 195);

- появление современных межгосударственных союзов и объединений с собственным правом;

- многообразие основных правовых систем современности (государств, внутригосударственных образований, государственно подобных формирований, зависимых территорий, государственно-организованных сообществ);

- расширение интеграционных связей на основе глобалистских тенденций;

- возвращение постсоветских государств (в том числе России) в прежние правовые семьи и их группы, и др.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: