Истина как проблема судебного права

Обновлено: 21.07.2024

Судебная истина — это опосредованное знание суда о юридических фактах и обстоятельствах, важных для дела, представляющих фактическую основу имеющегося конфликта.

Судебная истина опосредована, так как суд не является субъектом материального правоотношения сторон, выступающего предметом конфликта. Суд устанавливает истину, закрепляя ее в своем решении, выраженной в письменной процессуальной форме. Судебная истина достигается путем состязательности сторон по сбору доказательств и предоставлению их суду для дальнейшего изучения и оценки.

Историческое развитие гражданско-процессуального законодательства применительно к установлению истины, раскрывается посредством изучения внедрения законов, касающихся совершенствования и дальнейшего развития процессуальной формы поступления и получения доказательств.

Историческое развитие гражданско-процессуальной формы в отношении установления истины правосудия в гражданском судопроизводстве можно показать с помощью:

  • изучения законотворчества по развитию и совершенствованию процессуальной формы нахождения и получения доказательств в ходе развития гражданско-процессуального законодательства;
  • изучения правил исследования и оценки доказательств в суде второй инстанции;
  • изучения правил предоставления суду второй инстанции дополнительных доказательств при апелляционном производстве как неотъемлемого условия установления судебной истины.

Установление судебной истины гарантируется гражданско-процессуальной формой и принципом состязательности. Истина не меняется в зависимости от судебной процедуры, но выбор такой процедуры может влиять на итог процесса по делу.

Истину возникшего конфликта знают стороны, находящиеся в материальных правоотношениях, оказавшихся конфликтными. Так как стороны имеют разный юридический интерес к результатам рассмотрения дела в суде, каждая из сторон заинтересована, чтобы судья определил истинным те обстоятельства, на которые она ссылается.

Готовые работы на аналогичную тему

Судебная истина устанавливается при помощи доказательств, имеющих свою установленную законом процессуальную форму. Доказательства — это сведения о фактах, полученные в предусмотренным законом порядке, на основе которых суд устанавливает наличие (отсутствие) обстоятельств, которые обосновывают требования и возражения сторон, а также обстоятельств, необходимых для правильного и объективного рассмотрения, разрешения дела.

Доказательства по делу могут быть получены из показаний и объяснений сторон, свидетелей, экспертов и т.д., вещественных и письменных доказательств, видео- и аудиозаписей и др. Процессуальное оформление доказательств связано с особой процессуальной категорией —допустимостью доказательств.

Проблемы судебной истины в гражданском производстве

Сложность установления истины в судебном заседании при исследовании и оценке доказательств обусловливают:

  • желание сторон изложить истину в собственных интересах;
  • условия реализации принципа состязательности, предусматривающего обязанность сторон собрать и предоставить суду доказательства по делу.

Согласно Конституции РФ, не допускается при осуществлении правосудия использование фактов и доказательств, которые были получены с нарушением федерального законодательства. Несоблюдение процессуальных правил, обусловленных законодательством для оформления доказательств, выступать одним из требований допустимости доказательств, должно вести к недопустимости доказательств судом для их изучения и оценки. Допустимость доказательств к исследованию определяет процессуальная форма.

Если доказательства, полученные при нарушении процессуальной формы, стали предметом изучения их судом, то это должно привести к отмене решения суда, так как нарушение процессуальной формы может привести к неправильному разрешению дела. При этом судебная истина не будет установлена. Полученные с нарушением процессуальной формы доказательства являются недопустимыми, а при их оценке судом должны быть признаны недостоверными.

Результатом судебной экспертизы является заключение эксперта — одно из сложных средств доказывания в гражданском производстве. Заключение эксперта предоставляется в письменной форме. Сложность процессуальной формы получения заключения эксперта состоит в подробном процессуальном регламентировании законодателем экспертной деятельности.

Процессуальное регламентирование является подробным и необходимым, обусловлен тем, что по определению суда экспертизу проводит субъект, постороннее лицо, не входящее в состав суда и обладающее специальными знаниями. Подробная процессуальная регламентация обеспечивает достоверность и объективность заключения эксперта. Заключение эксперта как средство доказывания не обладает заранее доказательственной силой по сравнению с другими средствами доказывания.

Судебная экспертиза — это экспертиза, проводимая на основании определения суда. Отличается от других видов специальных знаний наличием процессуальной формы. Процессуальная форма назначения, проведения и оформления экспертизы определяет ее достоверность.

Проблемы получения заключения эксперта (специальных знаний) в гражданском судопроизводстве:

Истина как проблема судебного права / Мурадьян Э.М.. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Юрист, 2004. - 312 c.

Тип : Издание
Автор : Мурадьян Э.М.
Издательство : Юрист
Место издания : Москва
Количество страниц : 312
Год издания : 2004 г.


О судебном праве и кодификации судебного законодательства . . . . . . . . . . .6
Диспозитивность, публичность и судейские руководства как основные начала
судебного права . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 26
Состязательность. Процессуальное равноправие и благоприятствование защите . . 51
Участие сторон в судебном процессе как принцип судебного права . . . . . . . .69
Просто истина, истина судебная . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .75
Истина, правда, справедливость . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 115
Причины отклонения от судебной истины . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .144
Адвокатский процесс . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 156
Истина и доказательства . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .170
Самое ненадежное доказательство . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .192
Правосудие: между правдой и ложью . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .213
Диагностика лжи . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .222
Фикции и презумпции . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .237
Роль сомнений в искании истины . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 255
Внутреннее убеждение судьи в поиске истины . . . . . . . . . . . . . . . . . 266
Влияние судебных процедур, форм и процессуальных гарантий на выявление
судебной истины . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .278
О безусловных процессуальных правах . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .301
Вместо заключения . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .309

Считается, что данное отношение к истине является до сегодняшнего дня основой наиболее распространенной и реализуемой практически во всех областях науки концепции истины. Разумеется, она претерпела различные модификации, главным образом, в работах неопозитивистов, однако базовая идея соответствия знания объекту, трактуемая методологически, в том числе и в рамках отношения объекта исследования и предмета науки, остается в основном непоколебимой 38 . Надо сказать, что отдельные отношения к данной концепции сохранены, в том числе и в различных вариантах современных когерентных, семантических и даже прагматических теорий истины 39 . И, как уже говорилось, с поправкой на базовые постулаты марксизма основные смыслы данной концепции разворачивалась и представителями материалистической диалектики, в основном в рамках теории отражения.

Задача осложняется и тем обстоятельством, что истинностной оценки требует не только собственно научное знание, а научная теория как таковая, в рамках которой мыслимо сосуществование «истинных» и «неистинных» положений. Что, по сути, исключает возможность ее оценки в рамках классической концепции. Не случайно, столкнувшись с данной проблематикой, большинство методологов науки стали отказываться от классического идеала истины и предлагать альтернативные способы соотнесения научных теорий с реальностью. Это и «правдоподобие» К.Поппера, и «вероятностность» Р.Карнапа, и релятивизм П. Фейерабенда, и т.д. 58 В этом смысле, может показаться, что проблема истины относительно научного познания, в ее классическом варианте, как бы утратила свою актуальность. Особенно это характерно для «внутринаучных» исследований. В современных естественных науках проблема истины во многом «снимается» за счет отождествления с вопросами метода, экспериментальной проверки теоретических моделей. Гуманитарные же области, не имеющие возможности отождествить метод с истинностью теоретического знания, нередко склоняются к герменевтической методологии или прагматическим ориентациям. В последнем направлении, как показывалось, движется и современное правоведение.

Формирование юридических конструкций:

- рефлексих юридических практик. (т.е. когда профессионалам помогает задуматься над тем, что он делает, осмыслить коректировк. И так…

Современные юридические конструкции формируются как некоторая расчетная модель. Метод юридических конструкции – как исследовательский метод.

ü Технологический метод – метод=комплекс инструментов, использующийся для решения целей задач.

Нужно различать истину которая живет в юридически созданном до сих пор в смысле доказательств и доказыванием и то, что мы называем полученой истиной.

Отличать нужно научную истину которая живет в юридическом сознании до сих пор. В смысле доказательст и доказыванием того, что мы называем научной истиной.

Отличать нужно науку и истину. Проблема котрой сущестует очень давно, особенно она актуализировалась в эпоху неклассической науки. Тогда стала проблемо осмысления категории научойистины.. сегодня можно выделить несколько концепций – истин:

1. классическая. (корреспондентская) телрия истины основывается на постулате о том, что истина есть полная абсолютная достоверная соотвествие объекта и наше знание о нем.. Эта концепция до сих пор существует и живет (к. Попер)

2. коирентная – критерии истины должня быть не имперические. В них соотвествия нет, обсуждать истину как точную, полную. Непротиворечимость в науке, т.е. если все постулаты концепции соотвествуют друг другу мы такую теорию будем считать истинной.

3. конвенциональности – ет смысла обсуждать вышеназванные тории (первые 2 проблемы) если начное общестов сходится во мнениях то мы можем считать истинным или ложным. Любой постулат в рамках анной парадигмы является истинным.

Аристотель постоянно решает проблемы справедливости и истины, которые для него сопряжены. Он уверен, что если мы достигаем истины, то мы осуществляем справедливость.

В своей диалектике он соединяет два момента: основания суждений и правила выводов. Он ставит вопрос: на каком основании делается суждение? Суждение может строится на мнении большинства или лучших и в этом случае при соблюдении правил выводов и мы получим вероятностный (диалектический) ответ.

Есть суждения очевидные сами из себя, они не нуждаются в доказательствах, поисках оснований и в обсуждении. Они очевидны сами из себя. В этом случае при соблюдении правил выводов получаем истину.

Аристотелевская логика по принципу не могла привести к науке, т.к. она не занимается основаниями, посылками утверждениями. А так как у стоиков понятия истинны сами из себя – о науке речи идти не может. Римские юристы сумели выступить в качестве гениальных мыслителей, которые смогли обобщить и систематизировать социально-правовой опыт.

«Практика – критерий истины» - обобщенное литературное высказывание. В нормальной формулировке это должно звучать так: «Для юридических исследований общественно-историческая практика – критерий истины», а не профессиональная юридическая практика – критерий истины. Есть юридическая наука. Результаты юридической науки проверяются на истинность социальной практикой, а юридическая практика как один из процессов социальной практики или ее фрагмент имеет с юридической наукой двухсторонние отношения: с одной стороны она строится на основании научных разработок, а с другой - научные идеи и теории проверяются обстоятельствами, сложившимися в юридической практике. Но ни в коем случае это не критерий истины. Критерий истины – вся общественно-историческая практика.

В соотношении с практикой есть ряд проблем, которые надо учитывать.

Весь массив социальных практик имеет естественно-искусственную природу, т.е. каждые конкретные фрагменты социальной практики имеют искусственную природу. Мы их рассматриваем как искусственно созданные конструкции (политическая, экономическая и др. практики), но, получив такое конструирование и приобретя формы социального существования, эти конструкции овеществляются, т.е. они становятся независимыми от прямого рационального управления и начинают подчиняться законам причинности и случайности, законам нелинейных процессов и поэтому они становятся естественными. Осмысление возникающей действительности создает новые представления о ней, оискусствляется в теоретических представлениях. Оискуственные отношения снова переходят в область практического осмысления.

Одной из основных задач правоприменения является установление истины по делу. Достижение истины является руководящим началом, принципом деятельности органов, применяющих право, необходимым условием строгого соблюдения законности, успешной борьбы с правонарушениями.

Одним из самых проблемных моментов теории права и отраслевых юридических наук является отсутствие единообразного понимания истины. Это один из наиболее дискуссионных вопросов в науке.

Под истиной понимают то, что существует в действительности, отражает действительность; утверждение, суждение, проверенное практикой, опытом и т.д.[350]

С точки зрения правоприменения истина - это полное и точное соответствие (адекватность) знания субъектов правоприменения имеющим правовое значение фактам реальной деятельности и правоотношениям, т.е. верное знание имевшей место действительности.

Большее практическое значение имеет вопрос об объективности истины, т.е. о соответствии выводов правоприменителя действительности.

Достижение объективной истины с позиции применения норм права должно заключаться в следующем:

1) правоприменитель устанавливает фактические обстоятельства дела именно такими, как это было на самом деле: достоверное событие, т.е. происшедшее;

2) достоверное знание достигается на основе соответствующего исследования и должной оценки доказательств;

3) правоприменитель должен правильно разобраться в спорных правах и обязанностях сторон;

4) мотивированно принять обоснованное и законное решение.

Необходимо отметить, что истина всегда имеет субъективный характер, так как она устанавливается личностью на основе внутреннего убеждения. Истина субъективна в том смысле, что существует зависимость ее от личности, опыта, мировосприятия, способностей, менталитета правоприменителя. Субъективная составляющая предположительно менее "субъективна" при решении дела коллегиальным судом. Между тем истина зависит не только от сознания и воли лица познающего эту истину, но и излагающего информацию о фактах, например, показания свидетеля. В том случае, когда доказательства по делу – вещи, сохраняется большой процент вероятности наиболее верного отражения факта. Когда же информация о факте передается человеком (свидетелем), процент искажения истины имеет очень большую «амплитуду колебаний»: от правдивой, адекватной факту информации до ложных показаний.

Не по каждому делу удается отыскать истину. Отсутствие достаточных доказательств, нежелание сторон частного дела открыть истину суду, заинтересованная ложь участников дела, опора каждой стороны на собственную полуправдивую версию, случаи, когда закон допускает не выяснение причин, обстоятельств (например, п. 1 ст. 23 Семейного кодекса Российской Федерации – брак супругов при их взаимном согласии расторгается судом без выяснения мотивов разводов) - все эти случаи, когда внешне дело решено, а истина не установлена. Либо – при недостаточных доказательствах – установленная истина всего лишь «истина юридическая», формальная, кажущаяся.

Формальный характер истины, в частности, состоит в том, что знание о существенном для дела юридически значимом факте всегда является только известной человеку частью всего знания.

В связи с этим правоприменитель обязан дойти до сути, решая то или иное дело, не ограничиваться формальным подходом к исследованию доказательств. При этом важно помнить, что истина это не обязательно то, что укладывается в привычные представления.

Истина – это искомое в правоприменении, она подлежит познанию. Истина должна быть конкретной, т.е. выясняться применительно к конкретным жизненным обстоятельствам и лицам. Истина является единственной. Не бывает несколько вариантов истин, так как ее основанием является единственная реальность.

Вместе с тем не все ученые разделяют точку зрения о том, что установление истины – задача правоприменителя. Дискуссии по этому вопросу свидетельствуют о его важности и проблемности как в теории права, так и в отраслевых юридических науках. Отсутствие закрепления в УПК РФ и ГПК РФ обязанности суда устанавливать истину по делу, введение суда присяжных в уголовном процессе позволило некоторым ученым говорить о том, что приговор суда содержит не истину, а более или менее высокую степень вероятности истины[351]. Однако данная позиция представляется недостаточно обоснованной.

Изменения законодательного регулирования судопроизводства заключаются не в отказе от принципа истины. В процессе перехода от следственного к состязательному процессу изменились методы достижения истины при судебном правоприменении. Принцип презумпции невиновности, право не свидетельствовать против самого себя, своего супруга и родственников, иные случаи освобождения лиц от обязанности давать свидетельские показания могут служить объективным препятствием для установления действительных обстоятельств дела. «Устанавливая право на свидетельский иммунитет, законодатель явно предпочел охрану лежащих в основе этого иммунитета ценностей (презумпция невиновности, сохранение родственных отношений и др.) установлению истины «любыми средствами». Записанное в Конституции РФ и развитое в нормах УПК РФ правило о недопустимых доказательствах также является существенной гарантией прав обвиняемого и в то же время препятствием на пути установления истины любыми средствами»[352]. Суд не обязан принимать все меры к установлению события преступления, лиц, виновных в совершении преступления, обратное бы означало обязанность суда действовать в интересах стороны обвинения, так как для признания лица непричастным к преступлению и его оправдания достаточно неустранимых сомнений в его виновности (ст. 49 Конституции РФ). Таким образом устраняется несвойственная суду обвинительная функция, но это не означает отказ от установления судом истины в каждом конкретном деле. Единственным путем к ее установлению должна стать подлинная состязательность сторон в представлении и исследовании доказательств под руководством беспристрастного судьи.

Кроме того, в теории получило распространение понимание презумпции как временной истины (презумпция невиновности в уголовном, презумпция добросовестности и разумности действия в гражданском праве и т.д.). Опровержение такой презумпции в отношении конкретного лица означает установление новой истины по делу, имеющей уже постоянный характер.

Вопрос об истине должен также рассматриваться с учетом различных требований, которые закон предъявляет к обвинительному и оправдательному приговору. Об истине как соответствии установленных обстоятельств дела тому, что имело место в действительности, не всегда можно говорить применительно к оправдательному приговору, поскольку он должен выноситься и при наличии неустранимых сомнений в виновности лица. Но истина всегда должна быть установлена при вынесении обвинительного приговора, который не может быть основан на предположении и постановляется только при условии, что виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств (ч. 4 ст. 302 УПК РФ).

Истина, устанавливаемая в ходе правоприменения, в том числе и судебного, характеризуется следующими признаками:

1) устанавливается правоприменителем;

2) это истина в рамках одного конкретного дела, в отношении конкретных лиц;

3) выясняется с соблюдением процессуальных и процедурных форм, принципов, правил, гарантий и с обеспечением права на участие в процессе сторон, других участников процесса;

4) отыскивается только законными средствами и способами доказывания;

5) характеризуется внутренним логическим единством;

6) является незаменимым ориентиром правоприменения, которое не может развиваться в направлении, заведомо противном открытию истины;

7) правоприменительный акт, принятый вопреки выявленным в процессе фактам и доказательствам, не отвечает требованиям законности и обоснованности и подлежит отмене.

Установление объективной истины в правоприменительной деятельности имеет свои особенности, которые проявляются в следующем:

1) оно ограничено во времени, так как на его основе должно быть вынесено решение, которое обычно не терпит отлагательства;

2) исследуемые факты берутся, как правило, в статическом состоянии;

3) достигаемая истина имеет строго ограниченные пределы, узкие рамки: нужно выяснить лишь те обстоятельства, которые имеют юридическое значение, с которыми норма связывает определенные правовые последствия;

4) ограничено процессуальными и процедурными формами, правилами доказывания;

5) должно осуществляться с соблюдением процессуальных гарантий участников правоприменения.

Далеко не в каждом деле обнаруживается истина. Причины этого могут быть самые разнообразные: субъективного и объективного характера, судебные ошибки, противодействие сторон, заинтересованных в сокрытии истины и т.д.

Для установления истины нельзя ограничиваться только фактами в собственном смысле слова, необходимо исследовать и элементы, которые хотя и объективно отражают факты как таковые, но имеют оценочный характер («уважительные причины», «смягчающие или отягчающие вину обстоятельства» и т.д.).

Неполнота дознания, предварительного или судебного следствия – основание отмены или корректировки акта правосудия. Различного рода неясности, неполное знание порождают судебные ошибки. Любая судебная ошибка существенно нарушает права и охраняемые законом интересы граждан и других субъектов права.

В целях установления истины недопустимо дробление судебной истины, фрагментарное выяснение обстоятельств, объявление судебной истиной чего бы то ни было чисто фактического, вне соотношения с правом, вне выявления сути действия с позиции закона.

На обеспечение достижения истины в ходе правоприменительной деятельности направлены и юридические заветы – правила особого назначения, общепризнанные, разделяемые всеми: определенная относимость бремени доказывания, процессуальное равенство сторон («что позволено в процессе одной стороне, позволено и другой», и «да будет выслушана и другая сторона»), материально правовая процессуальная свобода сторон (диспозитивность), презумпция добросовестности и т.д.

Так, согласно такому юридическому завету, как возложение бремени доказывания, в судебном процессе каждый доказывает то, что утверждает, или то, что оспаривает, однако, в уголовном процессе данное правило отступает перед другим, более сильным юридическим заветом – презумпцией невиновности.


Приговор - важнейшее решение, принимаемое судом по уголовному делу. Приговор выступает как акт правосудия, что качественно выделяет его среди других процессуальных актов. Он должен отвечать высоким правовым и нравственным требованиям, быть отражением истины и справедливости. Справедливость приговора как важнейшего акта правосудия зависит не только от грамотно проведенного расследования, но и от того, насколько достоверно и глубоко суд, рассматривавший дело, исследовал все фактические обстоятельства произошедшего, имеющие значение для его разрешения по существу, и дал им надлежащую правовую и нравственную оценку.

Действующий процессуальный закон термин «справедливость» употребляет применительно к наказанию, назначенному судом, называя, при этом, его как важнейшее требование, предъявляемое к приговору. Согласно ст. 379 УПК РФ, одним из оснований к отмене или изменению приговора является его несправедливость, которая в трактовке закона связана с несправедливостью назначенного наказания.

Но справедливость приговора не сводится только к соразмерности наказания осужденному, хотя она составляет важный и необходимый ее компонент. Различные авторы в понятие справедливости обоснованно вкладывают более широкий смысл. Так, Ф. М. Кудин пишет, что справедливость выражает моральное требование о том, чтобы приговор «устанавливал виновность либо невиновность подсудимого в соответствии с тем, что имело место в действительности, чтобы в приговоре было правильно квалифицированно деяние лица и определено наказание в соответствии с тяжестью преступления и личностью виновного»[7, с.423]. М.С. Строгович, перечисляя требования к приговору, указывал, что приговор «должен быть справедлив - это значит, что он должен устанавливать действительную вину или невиновность подсудимого и наказывать его в соответствии с его виною» [6, с.325]. Как верно отмечает П.А. Лупинская, только в приговоре суда находит подтверждение ранее возникшее уголовно-правовое отношение или устанавливается отсутствие факта, порождающего это правоотношение, и, следовательно, отсутствие у суда права на признание лица виновным и его наказание»[2, с.17]..

Однако означает ли это, что суд, рассматривающий уголовное дело, обязан в ходе судебного следствия установить объективную истину?

Объективная истина предполагает наличие таких знаний и выводов об обстоятельствах дела, которые правильно отражают существующую вне человеческого сознания действительность, полученных в рамках соответствия процессуальным нормам. При этом в ходе своей познавательной деятельности суд «руководствуется целью восстановить в виде идеального (мыслительного) образа произошедшее событие» »[1, с.112] - обстоятельства совершенного деяния. Таким образом, объектом изучения суда, в отличие от биологов, например, будет являться не существующие в реальной сегодняшней действительности явления, а событие, возникшее в жизни людей в определенный период времени в прошлом. При этом, если процесс размножения болезнетворных бактерий или грибков биолог имеет возможность наблюдать воочию, с помощью технических средств, и на основе увиденного делать выводы по изучаемой проблематике, то исследование обстоятельств жизненного события – преступления - судом опирается на искусственное моделирование в уме обстоятельств произошедшего, базисом для которого становятся те факты, которые были связаны с изучаемым явлением. Цель получения указанных фактов обуславливают разделение уголовного процесса на стадии – в ходе предварительного расследования формируется определенный конгломерат информации о совершенном деянии, позволяющий определить его как преступное, устанавливающий круг лиц, причастных к совершению деяния, подтверждающий наличие в действиях данных лиц состава преступления и т.д., который именуется как собранная по делу доказательственная база. На стадии же судебного разбирательства превалирующим является «уяснение сути правового конфликта» [1, с.153] посредством исследования той самой пресловутой доказательственной базы. Суд должен прийти к убеждению о доказанности или недоказанности обви­нения на основании исследования ­пред­ставленных сторонами доказательств и принять властное решение – разрешить уголовное дело. «Установить истину в уголовном процессе, – пишет П. Лупинская, – означает познать прошедшее событие и все обстоятельства, подлежащие установлению по уголовному делу, в соответствии с тем, как они имели место в действительности» [3, с.129].

Однако суд не устанавливает объективную истину, а судит об ее установлении или не установлении, исследуя и оценивая в процессе судеб­ного разбирательства представленные сто­ронами доказательства той или иной версии произошедшего в прошлом жизненного события, при вынесении решения именем Российской Федерации и назначении виновному меры воздаяния. Действительно, если в материалах уголовного дела наличествует комплекс доказательств, достаточных для установления виновности лица в совершении преступления и указанное лицо действительно совершило данное деяние, то мы будет говорить о том, что суд установил истину по делу. В то же время, если в ходе предварительного расследования не было собрано достаточных доказательств виновности обвиняемого (действительно совершившего преступление), вследствие чего приговором суда он был оправдан, установил ли суд объективную истину? Исходя из изложенного выше определения думается, что нет. Но, вместе с тем, нельзя не констатировать то, что судом все же дана оценка установлению истины, однако не истины объективной, а истины юридической, процессуальной, поскольку недоказанность вины обвиняемого (пусть даже и совершившего инкриминируемое преступное деяние) влечет вынесение оправдательного приговора судом, так как в рамках таковых отношений действует принцип презумпции невиновности.

И.Я. Фойницкий в связи с этим отмечал: «Суду указывается как событие, так и его причина; ему ста­вится не вопрос: что произошло и кем оно причинено, а вопрос: произошло ли дан­ное событие и составляет ли причину его, внешнюю и внутреннюю деятельность оп­ределенного обвиняемого? Суду представ­ляются и доказательства, имеющиеся для разрешения этого вопроса. Ему остается лишь определить точность или истинность доказательств и поставить их в логичес­кую связь с искомым» [8, с.179-180].

Приговор суда является элементом правоприменительной практики, и к нему применима оценочная категория истины – спра­ведливость, т.е. справедливо только то, что основано на истине. Именно в этом аспек­те (справедливая оценка доказательств) необходимо рас­сматривать установление истины судом.

Таким образом, познание истины по уголовному делу происходит в процессе установления обстоятельств дела, а затем, при правовой оценке установленного со­бытия, уступает место ис­тине юридической, под которой следу­ет понимать «соответствие юридического знания правовой действительности» [1, с.127-134]. При объективном установлении обстоятельств уголовного дела их правовая оценка стано­вится обоснованной.

Процессуальная (юридическая) ис­тина является относительной объективной истиной. Относительность объективной ис­тины вовсе не означает «неполноту следс­твия по делу» или «неполно расследован­ное дело», как считают некоторые авторы [4, с. 26]. М.С. Строгович указывал, что относительную истину нельзя трактовать как максимальное приближение к истине. Она такая же объективная истина, но толь­ко не полная, характеризующаяся незавер­шенностью процесса познания, которая и не требуется для разрешения уголовного дела по существу. «Абсолютно все о событии, являю­щемся преступлением, и о совершившем его лице суд вовсе не должен устанавли­вать, но то, что суд должен установить для правильного разрешения дела, т.е. совер­шено ли преступление, какое именно, со­вершил ли его обвиняемый, – это должно быть установлено абсолютно верно» »[6, с.75]. В этом и заключается особенность правовой регламентации процесса позна­ния в уголовном судопроизводстве – необ­ходимостью решения возникающих жиз­ненных ситуаций на строго юридических основаниях, ограниченных рамками пред­мета и пределов доказывания, только теми способами и средствами, которые допуска­ются уголовно-процессуальным законом.

В процессе доказывания по уго­ловному делу необходимо стремиться к достижению объективной истины в том объеме и теми способами, которые опре­делены законом. Цель деятельности суда заключается в принятии обоснованного, законного и справедливого решения на ос­новании представленных и полно, объек­тивно и всесторонне исследованных в суде доказательств. Кроме того, в приговоре должна быть дана юридическая и общественно-нравственная оценка фактов, установленных судом при рассмотрении уголовного дела

В том случае, если установленная судом юридическая истина не тождественна истине объективной при наличии установленных законом оснований возможен пересмотр приговора суда. «Судебное решение почитается за истину, но если эта презумпция падает, если решение оказывается ошибочным, оно должно быть заменено другим, справедливым. Истина – высший закон правосудия, стремлением к ней должны быть проникнуты все меры его» [8, с.510].

Аверин А.В. Истина и судебная достоверность (постановка проблемы). СПб., 2007.

Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды, содержание и формы. – М.: Юридическая литература, 1976.

Лупинская П.А. Уголовный процесс. Учебник. - М., 1995.

Пискун О.А. Истина в уголов­ном судопроизводстве: дис. … канд. юрид. наук: 12.00.09. Иркутск, 2006.

Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса: в 2 т. Т. 1. Основные положения науки советского уголовного процесса. М.: Наука, 1968.

Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса: в 2 т. Т. 2. М.: Наука, 1968.

Уголовный процесс/Под ред. П.А. Лупинской и И.В. Тыричева. М., 1992.

Основные термины (генерируются автоматически): объективная истина, суд, истина, уголовное дело, приговор, приговор суда, жизненное событие, правовая оценка, предварительное расследование, судебное разбирательство.

Похожие статьи

объективная истина, суд, уголовное дело, истина, приговор.

Достижение юридической истины как условие соответствия. объективная истина, суд, уголовное дело, истина, приговор, приговор суда, жизненное событие, правовая оценка, предварительное расследование, судебное разбирательство.

Доказательственное значение материалов одного уголовного.

Проблемы оценки доказательств по уголовному делу. доказательство, оценка доказательств, Уголовно-процессуальный кодекс, уголовное дело, внутреннее убеждение, суд, РФ, уголовное судопроизводство, судебное разбирательство, Российская Федерация.

Проблема расхождения позиций адвоката (защитника).

Приговор суда был отменен, уголовное дело направлено на новое судебное разбирательство [7].

Правовыми последствиями этих расхождений является, как правило, отвод защитника и отмена приговора суда.

Специфика приговоров, вынесенных в особом порядке.

материалами уголовного дела, либо на стадии предварительного слушания судебного разбирательства.

Обзор судебной практики по уголовным делам Президиума Нижегородского областного суда за третий квартал 2017 года.

Проблемы оценки доказательств по уголовному делу

уголовное судопроизводство, материальная истина, РФ, истина, установление истины, надлежащая правовая процедура, уголовно-процессуальное доказывание, уголовное дело, юридическая истина, РСФСР. Судебный контроль на досудебном производстве по.

Виды приговоров суда | Статья в журнале «Молодой ученый»

Общеизвестный факт, что оправдательных приговоров выносится в разы меньше, нежели обвинительных, это следует из того, что поступлению уголовного дела в суд всегда предшествует предварительное расследования.

Типичные ошибки, допускаемые судами при вынесении.

Кроме того, при рассмотрении уголовного дела в особом порядке не допускается анализ доказательств и их оценка в приговоре. Суды часто устанавливают неверную квалификацию преступления, что практически всегда влечет неверное назначение наказания.

Цель доказывания в уголовном процессе | Статья в журнале.

Суд не берет на себя функции уголовного преследования, обязывая доделать то, что не удалось прокурору и органам предварительного расследования.

Если целью доказывания признать истину в ее традиционном понимании как точном соответствии фактов объективной.

Проблемные вопросы, возникающие в практике судов при.

На наш взгляд, ответ должен быть отрицательным, поскольку цели и задачи, стоящие перед уголовным процессом, не ограничиваются периодом предварительного расследования, судебного разбирательства, вынесения и вступления приговора в законную силу.

Похожие статьи

объективная истина, суд, уголовное дело, истина, приговор.

Достижение юридической истины как условие соответствия. объективная истина, суд, уголовное дело, истина, приговор, приговор суда, жизненное событие, правовая оценка, предварительное расследование, судебное разбирательство.

Доказательственное значение материалов одного уголовного.

Проблемы оценки доказательств по уголовному делу. доказательство, оценка доказательств, Уголовно-процессуальный кодекс, уголовное дело, внутреннее убеждение, суд, РФ, уголовное судопроизводство, судебное разбирательство, Российская Федерация.

Проблема расхождения позиций адвоката (защитника).

Приговор суда был отменен, уголовное дело направлено на новое судебное разбирательство [7].

Правовыми последствиями этих расхождений является, как правило, отвод защитника и отмена приговора суда.

Специфика приговоров, вынесенных в особом порядке.

материалами уголовного дела, либо на стадии предварительного слушания судебного разбирательства.

Обзор судебной практики по уголовным делам Президиума Нижегородского областного суда за третий квартал 2017 года.

Проблемы оценки доказательств по уголовному делу

уголовное судопроизводство, материальная истина, РФ, истина, установление истины, надлежащая правовая процедура, уголовно-процессуальное доказывание, уголовное дело, юридическая истина, РСФСР. Судебный контроль на досудебном производстве по.

Виды приговоров суда | Статья в журнале «Молодой ученый»

Общеизвестный факт, что оправдательных приговоров выносится в разы меньше, нежели обвинительных, это следует из того, что поступлению уголовного дела в суд всегда предшествует предварительное расследования.

Типичные ошибки, допускаемые судами при вынесении.

Кроме того, при рассмотрении уголовного дела в особом порядке не допускается анализ доказательств и их оценка в приговоре. Суды часто устанавливают неверную квалификацию преступления, что практически всегда влечет неверное назначение наказания.

Цель доказывания в уголовном процессе | Статья в журнале.

Суд не берет на себя функции уголовного преследования, обязывая доделать то, что не удалось прокурору и органам предварительного расследования.

Если целью доказывания признать истину в ее традиционном понимании как точном соответствии фактов объективной.

Проблемные вопросы, возникающие в практике судов при.

На наш взгляд, ответ должен быть отрицательным, поскольку цели и задачи, стоящие перед уголовным процессом, не ограничиваются периодом предварительного расследования, судебного разбирательства, вынесения и вступления приговора в законную силу.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: