Исключение из списков личного состава воинской части в последний день отпуска судебная практика

Обновлено: 02.02.2023

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалоб гражданина В.Д. Жолобова к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

1. В своих жалобах в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин В.Д. Жолобов оспаривает конституционность следующих положений Федерального закона от 28 марта 1998 года N 53-ФЗ "О воинской обязанности и военной службе":

пункта 4 статьи 32, содержащего правило о том, что контракт о прохождении военной службы вступает в силу со дня его подписания соответствующим должностным лицом в соответствии с Положением о порядке прохождения военной службы и прекращает свое действие со дня заключения военнослужащим иного контракта о прохождении военной службы, исключения военнослужащего из списков воинской части в случае, указанном в пункте 6 данной статьи, а также в иных случаях, установленных федеральными законами;

пункта 3 статьи 37, согласно которому командирам (начальникам) запрещается отдавать приказы (приказания) и распоряжения, не имеющие отношения к исполнению обязанностей военной службы или направленные на нарушение законодательства Российской Федерации; командиры (начальники), отдавшие указанные приказы (приказания) и распоряжения, привлекаются к ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации;

положения пункта 11 статьи 38, закрепляющего, что окончанием военной службы считается дата исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части.

Кроме того, заявитель просит признать не соответствующими Конституции Российской Федерации следующие положения Федерального закона от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих":

положения статьи 2 (ошибочно поименованного заявителем в жалобе статьей 2 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе"), в котором указано, что условия контракта о прохождении военной службы определяются федеральными конституционными законами, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации;

положения пункта 5 статьи 11, согласно которому военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, ежегодно предоставляется основной отпуск;

положения пункта 2 статьи 14, устанавливающего, что военнослужащие, граждане, призванные на военные сборы, обеспечиваются вещевым имуществом в зависимости от условий прохождения военной службы, военных сборов по нормам и в сроки, которые устанавливаются Правительством Российской Федерации, в порядке, определяемом Министерством обороны Российской Федерации (иным федеральным органом исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба); порядок владения, пользования и распоряжения вещевым имуществом определяется Правительством Российской Федерации;

пункта 2 статьи 23, закрепляющего, что в случае необоснованного увольнения с военной службы военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, причиненные им в связи с этим убытки подлежат возмещению в полном объеме; причиненный таким увольнением моральный вред подлежит возмещению по решению суда на основании волеизъявления военнослужащего; указанные военнослужащие восстанавливаются на военной службе в прежней (а с их согласия - равной или не ниже) должности и обеспечиваются всеми видами довольствия, недополученного после необоснованного увольнения; этот период включается в общую продолжительность военной службы и срок, определенный для присвоения очередного воинского звания; восстановление на военной службе необоснованно уволенных с военной службы военнослужащих осуществляется в соответствии с Положением о порядке прохождения военной службы.

В.Д. Жолобов оспаривает также конституционность Положения о порядке прохождения военной службы (утверждено Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 года N 1237) как в целом, так и отдельных его норм, в частности:

пункта 1 статьи 29, согласно которому военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, основной отпуск предоставляется ежегодно на основании приказа командира воинской части; по их просьбе основной отпуск может быть предоставлен им по частям, при этом продолжительность одной части не может быть менее 15 суток;

пункта 3 указанной статьи, закрепляющего правила определения продолжительности основного отпуска военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, в год поступления его на военную службу по контракту и в год увольнения с военной службы (в том числе при досрочном увольнении);

пункта 16 этой же статьи, устанавливающего, что предоставление отпусков военнослужащему осуществляется с таким расчетом, чтобы последний из них был использован полностью до дня истечения срока его военной службы; при невозможности предоставления основного и дополнительных отпусков до дня истечения срока военной службы они могут быть предоставлены военнослужащему при его увольнении последовательно, без разрыва между отпусками, при этом в указанном случае исключение военнослужащего из списков личного состава воинской части производится по окончании последнего из отпусков и после сдачи военнослужащим дел и должности;

пункта 16 статьи 34, закрепляющего, что военнослужащий, уволенный с военной службы, на день исключения из списков личного состава воинской части должен быть полностью обеспечен установленным денежным довольствием, продовольственным и вещевым обеспечением; до проведения с военнослужащим всех необходимых расчетов он из списков личного состава воинской части без его согласия не исключается.

Заявитель считает также не соответствующими Конституции Российской Федерации статьи 33 и 39 - 44 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации (утвержден Указом Президента Российской Федерации от 10 ноября 2007 года N 1495), закрепляющие принцип единоначалия, понятия приказа (приказания), порядка его отдачи и исполнения, и пункт 50 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2014 года N 8 "О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих", содержащий толкование пункта 2 статьи 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих".

Как следует из представленных материалов, В.Д. Жолобов, уволенный с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями, обратился в суд с административным иском об оспаривании действий командира воинской части, связанных с исключением его из списков личного состава части, обосновывая свои требования тем, что было нарушено его право на отпуск, а также тем, что к моменту исключения из списков личного состава он не был обеспечен всеми положенными видами довольствия. Решением суда приказ об исключении заявителя с 27 ноября 2015 года из списков личного состава воинской части был признан незаконным и на командира воинской части была возложена обязанность изменить дату исключения В.Д. Жолобова из списков личного состава на 29 ноября 2015 года, а также обеспечить заявителя всеми положенными видами довольствия.

Заявитель обжаловал судебное решение в апелляционном порядке, указав, что суд не применил специальный порядок восстановления прав необоснованно уволенных военнослужащих, предусмотренный пунктом 2 статьи 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих" и пунктом 50 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2014 года N 8, и не восстановил его на службе в прежней должности с обеспечением всеми видами довольствия, недополученного после незаконного увольнения; кроме того, В.Д. Жолобов посчитал указанный в решении суда способ восстановления его прав неисполнимым, поскольку в отношении него как лица, уволенного с военной службы, командование не имеет права отдавать приказы.

Суд, отказывая В.Д. Жолобову в удовлетворении апелляционной жалобы, в том числе признал беспредметными доводы истца о необходимости применения в его деле пункта 2 статьи 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих" и пункта 50 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2014 года N 8, поскольку заявитель приказ командующего об увольнении не оспаривал и не просил восстановить его в воинской должности.

По мнению заявителя, оспариваемые положения пункта 5 статьи 11 Федерального закона "О статусе военнослужащих" и пунктов 1, 3 и 16 статьи 29 Положения о порядке прохождения военной службы не соответствуют Конституции Российской Федерации, в том числе ее статьям 2, 10, 18, 19 (части 1 и 2), 37 (часть 5) и 55 (части 2 и 3), поскольку позволяют исключать военнослужащего из списков личного состава не после окончания отпуска, а в его последний день, а также предоставлять не предоставленную по причинам, не зависящим от военнослужащего, часть отпуска не приказом командования, а решением суда, принятым в отношении уже уволенного в запас военнослужащего и обязывающим командира воинской части изменить дату исключения военнослужащего из списков личного состава, чем нарушается конституционное право военнослужащего на отдых.

Несоответствие Конституции Российской Федерации, в том числе ее статьям 19 (части 1 и 2) и 55 (части 2 и 3), положения пункта 11 статьи 38 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" заявитель обосновывает возможностью различного определения в правоприменительной практике даты исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части в силу неопределенности содержания данной нормы.

Заявитель также считает, что положения статьи 2 Федерального закона "О статусе военнослужащих", пункта 4 статьи 32 и пункта 3 статьи 37 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе", а также статей 33 и 39 - 44 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации противоречат Конституции Российской Федерации, в том числе ее статьям 2, 15 (часть 4), 18, 19 (части 1 и 2), 37, 55 (части 2 и 3) и 90 (часть 3), поскольку препятствуют полному прекращению военно-служебных отношений, допуская возможность внесения изменений в ранее изданный командиром приказ, несмотря на то что к моменту внесения этих изменений военнослужащий уже был исключен из списков личного состава части, и позволяют фактически удерживать гражданина на военной службе путем принятия судом решения об обеспечении уволенных с военной службы лиц всеми видами довольствия, положенного исключительно военнослужащим, что нарушает принцип запрета принудительного труда.

В.Д. Жолобов полагает также, что пункт 2 статьи 14 Федерального закона "О статусе военнослужащих" и пункт 16 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы не соответствуют Конституции Российской Федерации, в том числе ее статьям 2, 18, 19 (части 1 и 2), 37 (часть 5) и 55 (части 2 и 3), поскольку не обеспечивают некоторым военнослужащим получение положенного им денежного и вещевого довольствия в период военной службы, так как позволяют судебным органам признать нарушения, допущенные при исключении военнослужащего из списков личного состава части, незначительными и принять решение о защите его прав без восстановления в списках личного состава воинской части, принимая таким образом решение в отношении лица, уже не являющегося военнослужащим.

Нарушение своих прав пунктом 2 статьи 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих", пунктом 50 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2014 года N 8 и Положением о порядке прохождения военной службы заявитель усматривает в том, что названные положения по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, позволяют понимать под незаконным увольнением только издание незаконного приказа об увольнении и ограничивают тем самым право на восстановление на службе тех военнослужащих, в отношении которых издан незаконный приказ об исключении из списков личного состава воинской части, не позволяя восстанавливать их на службе, а Положение о порядке прохождения военной службы существенно ограничивает реализацию права, предоставленного пунктом 2 статьи 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих", что противоречит Конституции Российской Федерации, в том числе ее статьям 2, 19 (части 1 и 2) и 55 (части 2 и 3).

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные В.Д. Жолобовым материалы, не находит оснований для принятия его жалоб к рассмотрению.

2.1. В соответствии со статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации и статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" Конституционный Суд Российской Федерации по жалобам граждан на нарушение конституционных прав и свобод проверяет конституционность закона, применение которого в конкретном деле заявителя подтверждено официальным документом или его копией. Конкретным делом, по смыслу указанных положений Конституции Российской Федерации и названного Федерального конституционного закона, является то дело, в котором судом в установленной юрисдикционной процедуре разрешается затрагивающий права и свободы заявителя вопрос на основе норм соответствующего закона, устанавливаются и (или) исследуются фактические обстоятельства.

Между тем документы, подтверждающие применение судом в деле заявителя положений статьи 2 Федерального закона "О статусе военнослужащих", пункта 4 статьи 32 и пункта 3 статьи 37 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе", статей 33 и 39 - 44 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации, а также в полном объеме Положения о порядке прохождения военной службы, В.Д. Жолобовым не представлены.

Следовательно, по смыслу Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в этой части жалобы не отвечают критерию допустимости.

2.2. Оспариваемое положение пункта 5 статьи 11 Федерального закона "О статусе военнослужащих" в системной связи с пунктами 1, 3 и 16 статьи 29 Положения о порядке прохождения военной службы являются элементами правового механизма, обеспечивающего реализацию военнослужащими, проходящими военную службу по контракту, права на отдых, определяют продолжительность и порядок предоставления ежегодного основного отпуска, а также правила предоставления военнослужащим основного и дополнительных отпусков до дня истечения срока военной службы, носят гарантийный характер, в равной мере распространяются на всех военнослужащих и не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявителя в указанном в жалобе аспекте.

2.3. Положение пункта 11 статьи 38 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе", устанавливая, что окончанием военной службы считается дата исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части, которая, по общему правилу, совпадает с днем истечения срока военной службы, во взаимосвязи с иными нормами названного Федерального закона и Положения о порядке прохождения военной службы (согласно абзацу третьему пункта 4 статьи 3 которого день исключения из списков личного состава воинской части является для военнослужащего днем окончания (последним днем) военной службы) направлено на регламентацию вопросов, связанных с порядком определения срока военной службы и времени его истечения, вопреки утверждению заявителя неопределенности не содержит и не может расцениваться как нарушающее права военнослужащих.

2.4. Пункт 2 статьи 14 Федерального закона "О статусе военнослужащих" направлен на обеспечение военнослужащих вещевым имуществом и не может расцениваться как нарушающий права заявителя, указанные в жалобе.

Проверка же того, был ли в отношении заявителя соблюден порядок исключения из списков личного состава воинской части, включая проверку правильности определения даты исключения, равно как и проверка правильности выбора и казуального толкования подлежащих применению правовых норм с учетом фактических обстоятельств конкретного дела, не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, как она установлена статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалоб гражданина Жолобова Вячеслава Дмитриевича, поскольку они не отвечают требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данным жалобам окончательно и обжалованию не подлежит.

Судебная практика и законодательство

2.1. Пункт 5 статьи 11 Федерального закона "О статусе военнослужащих" и пункт 3 статьи 29 Положения о порядке прохождения военной службы являются элементами правового механизма, обеспечивающего реализацию военнослужащими, проходящими военную службу по контракту, в том числе в районах Крайнего Севера, права на отдых, определяют продолжительность ежегодного основного отпуска, в том числе в год увольнения с военной службы, носят гарантийный характер, в равной мере распространяются на всех военнослужащих (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 26 мая 2016 года N 1000-О, от 29 сентября 2016 года N 1861-О и др.) и не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявителя в указанном в жалобах аспекте.

Определением от 19 июля 2016 года N 1476-О Конституционный Суд Российской Федерации отказал в принятии к рассмотрению жалобы гражданина В.Д. Жолобова на нарушение его конституционных прав пунктом 24 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы (утверждено Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 года N 1237), поскольку она не отвечала требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", согласно которым жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой. По этому же основанию Конституционный Суд Российской Федерации Определением от 29 сентября 2016 года N 1861-О отказал в принятии к рассмотрению жалоб заявителя на нарушение его конституционных прав отдельными положениями федеральных законов от 28 марта 1998 года N 53-ФЗ "О воинской обязанности и военной службе" и от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих", а также Устава Вооруженных Сил Российской Федерации и Положением о порядке прохождения военной службы.

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалоб гражданина В.Е. Голубя к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

1. В своих жалобах в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин В.Е. Голубь просит признать не соответствующими Конституции Российской Федерации, в том числе ее статьям 2, 10, 18, 19, 37 (часть 5), 46 (часть 1), 55 (части 2 и 3), 59 (часть 2), 90 (часть 3) и 126, следующие нормы Положения о порядке прохождения военной службы (утверждено Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 года N 1237):

статью 29 "Порядок предоставления основного отпуска" и, в частности, ее пункт 3, закрепляющий порядок исчисления продолжительности основного отпуска военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, в год поступления его на военную службу по контракту и в год увольнения с военной службы, а также пункт 16 данной статьи, согласно которому предоставление отпусков военнослужащему осуществляется с таким расчетом, чтобы последний из них был использован полностью до дня истечения срока его военной службы; при невозможности предоставления основного и дополнительных отпусков до дня истечения срока военной службы они могут быть предоставлены военнослужащему при его увольнении последовательно, без разрыва между отпусками, при этом в указанном случае исключение военнослужащего из списков личного состава воинской части производится по окончании последнего из отпусков и после сдачи военнослужащим дел и должности;

пункт 16 статьи 34, устанавливающий, что военнослужащий, уволенный с военной службы, на день исключения из списков личного состава воинской части должен быть полностью обеспечен установленным денежным довольствием, продовольственным и вещевым обеспечением; до проведения с военнослужащим всех необходимых расчетов он из списков личного состава воинской части без его согласия не исключается;

пункт 24 статьи 34, закрепляющий правило о том, что военнослужащий, уволенный с военной службы, должен быть исключен из списков личного состава воинской части в день истечения срока его военной службы (уволенный досрочно - не позднее дня истечения срока его военной службы) и не позднее чем через месяц со дня поступления в воинскую часть выписки из приказа об увольнении военнослужащего с военной службы, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 11 статьи 38 Федерального закона от 28 марта 1998 года N 53-ФЗ "О воинской обязанности и военной службе" и данным Положением.

По мнению В.Е. Голубя, статья 29 Положения о порядке прохождения военной службы не соответствует Конституции Российской Федерации, поскольку регулирует не только вопросы предоставления отпуска, но и порядок увольнения военнослужащего с военной службы, что позволяет правоприменителям не признавать нарушение порядка исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части необоснованным увольнением, считая допущенные нарушения связанными лишь с предоставлением отпуска. При этом, как указывает заявитель, пункт 16 данной статьи по смыслу, придаваемому ему правоприменительной практикой, позволяет по-разному определять день исключения военнослужащего, находящегося в отпуске, из списков личного состава воинской части (в одних случаях таким днем считается последний день отпуска, в других - первый день, следующий за отпуском), чем ставит военнослужащих в неравное положение.

Несоответствие Конституции Российской Федерации пункта 3 статьи 29 Положения о порядке прохождения военной службы В.Е. Голубь усматривает в том, что указанная норма по смыслу, придаваемому ей правоприменительной практикой, лишает военнослужащих, которым предоставлен отпуск до увольнения с военной службы с окончанием в следующем календарном году, права на предоставление отпуска в новом календарном году.

Нарушение своих прав пунктом 16 статьи 34 названного Положения заявитель связывает с тем, что по смыслу, придаваемому данной норме пунктом 49 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2014 года N 8 "О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих", она допускает при незаконном исключении военнослужащего из списков личного состава воинской части (без обеспечения его установленным денежным довольствием, продовольственным и вещевым обеспечением) устранение нарушения прав такого военнослужащего без восстановления его на военной службе или в списке личного состава воинской части, а пунктом 24 статьи 34 названного Положения - с неопределенностью процедуры увольнения военнослужащих с военной службы, препятствующей единообразному применению указанной нормы.

Кроме того, заявитель просит признать не соответствующим тем же статьям Конституции Российской Федерации пункт 49 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2014 года N 8 "О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих", поскольку им устанавливается иной по сравнению с действующим законодательством порядок восстановления нарушенных прав военнослужащих.

Как следует из представленных материалов, заявитель подал рапорт с просьбой уволить его с военной службы по состоянию здоровья (подпункт "б" пункта 3 статьи 51 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе") и до исключения из списков личного состава воинской части предоставить ему основной отпуск за 2014 год и обеспечить всеми видами положенного довольствия. Заявителю был предоставлен основной отпуск с 10 ноября по 31 декабря 2014 года, по окончании которого он должен был 1 января 2015 года явиться к месту службы. Приказом командира воинской части В.Е. Голубь исключен из списков личного состава воинской части с 7 января 2015 года с учетом предоставления ему основного отпуска за 2015 год со 2 января по 6 января 2015 года. С данным приказом заявитель был ознакомлен 15 января 2015 года. Денежное довольствие заявителю за период по 31 декабря 2014 года было выплачено 22 декабря 2014 года, а за период с 1 января по 7 января 2015 года - 15 января 2015 года.

Решением суда признан незаконным приказ командира воинской части в части исключения В.Е. Голубя из списков личного состава воинской части с 7 января 2015 года, на командира воинской части возложена обязанность изменить дату исключения заявителя из списков личного состава воинской части на 15 января 2015 года (день обеспечения заявителя денежным довольствием), а также обеспечить заявителя всеми видами довольствия за период незаконного исключения из списков личного состава воинской части - с 8 января по 15 января 2015 года. В удовлетворении остальных требований (в частности, о предоставлении основного отпуска за 2015 год с оплатой проезда к месту его проведения и обратно, о восстановлении в списках личного состава воинской части на неопределенный срок) В.Е. Голубю было отказано.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные В.Е. Голубем материалы, не находит оснований для принятия его жалоб к рассмотрению.

2.1. Статья 29 Положения о порядке прохождения военной службы является элементом правового механизма, обеспечивающего реализацию лицами, проходящими военную службу по контракту, права на отдых, и определяет порядок предоставления им основного отпуска, при этом пункт 3 данной статьи направлен на обеспечение соотнесения продолжительности основного отпуска военнослужащего с продолжительностью его служебной деятельности в соответствующем календарном году, а ее пункт 16 устанавливает правила предоставления отпусков военнослужащим, подлежащим увольнению с военной службы и не использовавшим отпуска полностью до дня истечения срока службы, и предусматривает особенности исключения таких военнослужащих из списков личного состава воинской части с целью предоставления им возможности полностью использовать основной и дополнительные отпуска, время нахождения в которых засчитывается в выслугу лет.

Указанные положения направлены на защиту интересов военнослужащих, в том числе увольняемых с военной службы, и не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права граждан (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 17 июля 2014 года N 1732-О, от 23 октября 2014 года N 2305-О, от 20 ноября 2014 года N 2646-О, от 25 сентября 2014 года N 1859-О и др.).

При этом данные положения не исключают возможности оспаривания решения о предоставлении военнослужащему отпуска, в том числе по мотивам неправильного определения предполагаемой даты исключения его из списков личного состава воинской части.

Кроме того, как следует из представленных материалов, решением суда изменена дата исключения заявителя из списков личного состава воинской части с первого следующего за отпуском дня на девятый день после отпуска. Таким образом, с учетом указанных обстоятельств нет оснований полагать, что оспариваемыми нормами нарушены права заявителя в оспариваемом в жалобах аспекте.

При этом оспариваемое заявителем положение не предполагает возможности его произвольного применения, а обоснованность исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части может быть предметом судебной проверки.

2.3. Пункт 24 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы в системной связи с пунктом 11 статьи 28 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" регламентирует порядок исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части, направлен на обеспечение определенности правового положения военнослужащего и учет его интересов и не может рассматриваться как нарушающий конституционные права заявителя, указанные в жалобах об оспаривании данной нормы.

Разрешение же вопроса о том, была ли в отношении заявителя в полной мере соблюдена процедура увольнения с военной службы, включая проверку правильности предоставления заявителю отпусков, связано с исследованием фактических обстоятельств конкретного дела и не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, как она установлена статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалоб гражданина Голубя Владислава Евгениевича, поскольку они не отвечают требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данным жалобам окончательно и обжалованию не подлежит.

Судебная практика и законодательство

Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Крупнова И.В.

судей Воронова А.В., Сокерина С.Г.

при секретаре Лупянниковой Л.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе представителя командира войсковой части <. >Огородова А.Б. на решение Челябинского гарнизонного военного суда от 22 июня 2016 г. и апелляционное определение Уральского окружного военного суда от 27 сентября 2016 г. по административному исковому заявлению (далее - заявление) бывшего военнослужащего той же воинской части майора запаса Кулаженкова А.В. об оспаривании действий командира войсковой части <. >, связанных с отказом в продлении основного отпуска.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Крупнова И.В., изложившего обстоятельства дела, содержание судебных актов, принятых по делу, доводы кассационной жалобы, объяснение представителя командира войсковой части <. >Огородова А.Б. в обоснование доводов кассационной жалобы, Судебная коллегия по делам военнослужащих

решением Челябинского гарнизонного военного суда от 22 июня 2016 г., оставленным без изменения апелляционным определением Уральского окружного военного суда от 27 сентября 2016 г., удовлетворено заявление Кулаженкова А.В., в котором он просил признать незаконным отказ командира войсковой части <. >продлить нахождение его в основном отпуске за 2016 год на время нахождения на амбулаторном лечении.

Определением судьи Уральского окружного военного суда от 17 марта 2017 г. в передаче кассационной жалобы представителя административного ответчика для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции отказано.

В кассационной жалобе представитель командира войсковой части <. >Огородов А.Б., утверждая о существенном нарушении судами норм материального права, просит судебные акты отменить и принять по делу новое решение об отказе в удовлетворении заявления.

В обоснование жалобы он указывает на оставление судами без внимания положений закона, согласно которым отпуск военнослужащему в год увольнения с военной службы может быть продлен при его нахождении в период отпуска на стационарном лечении, тогда как представленные административным истцом документы подтверждают его нахождение лишь на амбулаторном лечении. В связи с изложенным Кулаженков А.В. правомерно был исключен из списков личного состава воинской части по окончании основного отпуска за 2016 год.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 18 августа 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения жалобы в кассационном порядке извещены своевременно и в надлежащей форме.

Рассмотрев материалы административного дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по делам военнослужащих находит жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со ст. 328 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются такие существенные нарушения норм материального или процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судами при рассмотрении дела допущены существенные нарушения норм материального права, что выразилось в следующем.

Приказом командира войсковой части <. >от 20 января 2016 г. N 8 л/с административному истцу предоставлен основной отпуск за 2016 года с 3 по 21 февраля 2016 г. с последующим исключением из списков личного состава воинской части с 21 февраля 2016 г.

В период нахождения в отпуске Кулаженков А.В. обратился на имя командира войсковой части <. >с рапортом о переносе отпуска в связи с заболеванием, представив соответствующие справки об освобождении от работы (исполнения служебных обязанностей), однако получил отказ.

Удовлетворяя заявление, гарнизонный военный суд исходил из того, что нахождение административного истца в период отпуска на амбулаторном лечении свидетельствует о неиспользовании им отпуска, что в соответствии с предписаниями п. 18 ст. 29 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 г. N 1237 (далее - Положение о порядке прохождения военной службы), является основанием для продления времени нахождения Кулаженкова А.В. на военной службе.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами гарнизонного военного суда.

Однако такие выводы судов основаны на неправильном применении норм материального права.

В суде установлено, что нахождение Кулаженкова А.В. на амбулаторном лечении имело место в период отпуска за 2016 год, предоставленного в году увольнения с военной службы с последующим исключением из списков личного состава воинской части.

Это обстоятельство имеет существенное значение для дела.

Согласно п. 11 ст. 38 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ "О воинской обязанности военной службе" окончанием военной службы считается дата исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части; военнослужащий должен быть исключен из списков личного состава воинской части в день истечения срока его военной службы, за исключением случаев, когда: военнослужащий находится на стационарном лечении; военнослужащий женского пола находится в отпуске по беременности и родам или в отпуске по уходу за ребенком; военнослужащий, проходящий военную службу по призыву, по его желанию остается в воинской части до дня отправки транспортного средства, осуществляющего индивидуальную или организованную перевозку военнослужащих, увольняемых в запас; военнослужащий участвует в походах кораблей; военнослужащий находится в плену, в положении заложника или интернированного; военнослужащий безвестно отсутствует - до признания его в установленном законом порядке безвестно отсутствующим или объявления его умершим; в отношении военнослужащего, являющегося подозреваемым или обвиняемым в совершении преступления, избраны меры пресечения в виде заключения под стражу с содержанием на гауптвахте или наблюдения командования воинской части; а также в иных случаях, установленных Положением о порядке прохождения военной службы.

Содержание названной законодательной нормы указывает на то, что она регламентирует вопросы, связанные с порядком определения срока военной службы и времени его истечения, и допускает оставление военнослужащего в списках личного состава воинской части после истечения срока его военной службы лишь в случаях, прямо установленных в Федеральном законе и в Положении о порядке прохождения военной службы.

К числу таких случаев отнесено нахождение военнослужащего на стационарном лечении, что направлено на защиту интересов лиц, проходящих военную службу и находящихся на стационарном лечении, предоставляя им гарантии сохранения статуса военнослужащего в указанный период.

Указания на необходимость продления срока нахождения военнослужащих в списках личного состава воинской части на период их амбулаторного лечения военнослужащего Федеральный закон не содержит.

Вопреки выводу суда, Положение о порядке прохождения военной службы также не содержит такого указания.

Согласно п. 4 ст. 3 Положения о порядке прохождения военной службы военнослужащий должен быть исключен из списков личного состава воинской части в день истечения срока его военной службы (уволенный досрочно - не позднее окончания срока военной службы), кроме случаев, установленных Федеральным законом и Положением о порядке прохождения военной службы.

К числу таких случаев, установленных Положением о порядке прохождения военной службы, в частности, отнесена невозможность предоставления основного и дополнительных отпусков до дня истечения срока военной службы, в связи с чем в п. 16 ст. 29 Положения о порядке прохождения военной службы установлено, что такие отпуска могут быть предоставлены военнослужащему при его увольнении последовательно, без разрыва между отпусками, а исключение военнослужащего из списков личного состава воинской части производится по окончании последнего из отпусков и после сдачи военнослужащим дел и должности.

Что касается п. 18 ст. 29 Положения о порядке прохождения военной службы, в соответствии с которым военнослужащим, заболевшим во время основного или дополнительного отпуска, кроме отпуска по личным обстоятельствам, основной или дополнительный отпуск продлевается на соответствующее количество дней болезни, то он, устанавливая правила продления отпусков указанным военнослужащим, обеспечивает им возможность полноценной реализации права на отдых и гарантирует достижение целей предоставления основного и дополнительного отпуска, обусловленных необходимостью последующего надлежащего исполнения обязанностей военной службы.

Таким образом, указанная норма вопросы, связанные с порядком определения срока военной службы и времени его истечения, в том числе вопросы, связанные с порядком исключения военнослужащих из списков личного состава воинской части в связи с увольнением с военной службы, не регламентирует.

Из изложенного следует, что командир войсковой части <. >правомерно отказал Кулаженкову А.В. в переносе отпуска в связи с нахождением последнего на амбулаторном лечении, а выводы судов об обратном основаны на неправильном истолковании закона.

Допущенные судами нарушения повлияли на исход дела и без их устранения невозможна защита охраняемых законом публичных интересов, что является основанием для отмены в кассационном порядке судебных актов об удовлетворения административного искового заявления Кулаженкова А.В. и принятия по делу нового решения об отказе в удовлетворении заявленных требований.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 327, 328, п. 5 ч. 1 ст. 329, ст. 330 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Судебная коллегия по делам военнослужащих

решение Челябинского гарнизонного военного суда от 22 июня 2016 г. и апелляционное определение Уральского окружного военного суда от 27 сентября 2016 г. по административному исковому заявлению Кулаженкова А.В. отменить, принять по делу новое решение, которым в удовлетворении административного искового заявления Кулаженкова А.В. отказать.

Продлят ли отпуск, если военный перед увольнением заболел

Не редко происходит ситуация, когда военнослужащий, находясь в отпуске с последующим исключением из списков части заболевает. Естественно, что потом он пытается продлить отпуск и соответственно перенести дату исключения из списков части. Многим в этом отказывает командование, и такие военнослужащие обращаются в суд за защитой своих прав. Кто прав в этой ситуации?

Итак, смоделируем ситуацию. Военнослужащего отправили в отпуск с последующим исключением из списков части. Он в период отпуска заболел.

Далее обратился с рапортом на имя командира части, чтобы тот продлил его отпуск. Но командир отказал. Что делать военному: принять ситуацию как есть или идти за правдой в суд?

Давайте разбираться с точки зрения сегодняшних подходов и мнений судов.

Позиция судов по данному поводу следующая. Когда военнослужащий пишет рапорт, то он стандартно ссылается на пункт 18 статьи 29 Положения о порядке прохождения военной службы, в соответствии с которым военнослужащим, заболевшим во время основного или дополнительного отпуска, основной или дополнительный отпуск продлевается на соответствующее количество дней болезни.

И тут вроде все логично. Но суды внесли, скажем так, свои пояснения по этому поводу и добавляют при этом следующее.

Подробнее смотрим в 116-м выпуске нашего правого блога :

Вместе с тем, устанавливая правила продления отпусков военнослужащим, данная норма обеспечивает им возможность полноценной реализации права на отдых и гарантирует достижение целей предоставления основного отпуска, обусловленных необходимостью последующего надлежащего исполнения обязанностей военной службы. Таким образом, порядок исключения военнослужащих из списков личного состава воинской части в связи с увольнением с военной службы, указанная норма не регламентирует.
И далее приходят к выводу, что так как необходимость надлежащего исполнения обязанностей военной службы в данном случае отсутствует, то соответственно нет законных оснований продлевать отпуск.

Отметим, что в практике судов такая позиция наблюдается уже много лет. И вот недавно эти выводы попали и в обзор Верховного Суда, по сути, подытожив сложившуюся практику.

И еще один важный момент, который необходимо добавить к сегодняшнему разговору.

Вы должны знать и помнить в разрез рассматриваемой темы, что согласно статьи 38 ФЗ «О воинской обязанности и военной службы»: Военнослужащий должен быть исключен из списков личного состава воинской части в день истечения срока его военной службы, за исключением случаев, когда военнослужащий находится на стационарном лечении.

То есть, другими словами, если военнослужащий находится на стационарном лечении в период, когда должна наступить дата исключения из списков части, то именно в таком случае дату исключения перенесут.

Ну а на этом на сегодня все, повышайте правовую грамотность вместе с Начфин.инфо!

Сгорает ли неиспользованный отпуск военного?

К нам поступает очень много вопросов от военнослужащих по поводу их отпусков. Нас часто спрашивают - копятся ли они. Многие считают, что все неиспользованные отпуска обязаны предоставить при увольнении. Одним словом, сегодня, по традиции, постараемся разобраться в вопросе и развеять мифы. Выясним, что говорит по этому поводу Верховный суд.

Считаем, что информация лучше всего усваивается на наглядном примере, поэтому с него и начнем.

Из материалов дела следует, что при исключении военного в 2019 году из списков личного состава не были предоставлены основные отпуска за 2018 и 2019 гг. Признавая правомерным отказ командования в предоставлении военнослужащему основного отпуска за 2018 г., суд первой инстанции исходил из того, что административный истец рапорт о его предоставлении командованию не подавал, следовательно нет оснований для удовлетворения иска. Военнослужащий, проиграв первую инстанцию, не согласился с таким мнением и обратился в вышестоящую.

Отметим, что для понимания вопроса нам как раз и важны дальнейшие выводы суда

Все детали смотрим в 122-м выпуске правого блога для военнослужащих:

В соответствии со статьей 29 Положения о порядке прохождения военной службы военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, основной отпуск предоставляется ежегодно на основании приказа командира воинской части.

В случаях, когда основной отпуск и (или) дополнительные отпуска, предусмотренные подпунктами «б» и «г» пункта 15 статьи 31 названного Положения, не были предоставлены военнослужащему, проходящему военную службу по контракту, в текущем календарном году в связи с его болезнью или другими исключительными обстоятельствами, допускается перенос основного и дополнительных отпусков на следующий календарный год с учетом времени проезда к месту использования отпуска и обратно. При переносе основного и дополнительных отпусков на следующий календарный год они должны быть использованы до его окончания.

Предоставление отпусков военнослужащему осуществляется с таким расчетом, чтобы последний из них был использован полностью до дня истечения срока его военной службы. При невозможности предоставления основного и дополнительных отпусков до дня истечения срока военной службы они могут быть предоставлены военнослужащему при его увольнении последовательно, без разрыва между отпусками. В этом случае исключение военнослужащего из списков личного состава воинской части производится по окончании последнего из отпусков и после сдачи военнослужащим дел
и должности.

А теперь ключевой вывод суда, обратите на него внимание.

Исходя из приведенных правовых норм в случае переноса основного отпуска на следующий год отпуск должен быть предоставлен военнослужащему до окончания этого календарного года. Кроме того, на командование воинских частей возложена обязанность по предоставлению военнослужащим, уволенным с военной службы, основного отпуска до даты исключения из списков личного состава воинской части.

Поскольку основной отпуск в 2018 г. командованием административному истцу не предоставлялся, такой отпуск должен быть перенесен на следующий календарный год и использован до окончания года и исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части.

Таким образом, вы видите, что нормы военного права по данному вопросу не изменились. Нормативная база четко говорит о том, что основной отпуск может быть предоставлен и отгулян до конца следующего года.

И это даже несмотря на то, что в целом в гражданском праве, Конституционный суд постановил, что отпуска не должны сгорать и они должны быть предоставлены сотруднику в полном объеме. Но, как вы видите, у военнослужащих пока никаких изменений. Хотя, в свете корректировок в гражданском законодательстве, логично было бы привести подходы по отпускам военным к единому знаменателю. Т.е. в случае, если бы отпуск военным не был предоставлен в некоторых годах, то логично было бы предоставить отпуска в полном объеме перед увольнением. Однако, пока подобных изменений не предвидится и данный случай попал в обзор верховного суда с четкими выводами, что в случае переноса основного отпуска на следующий год он должен быть предоставлен военнослужащему до окончания этого календарного года, а военнослужащим, уволенным с военной службы, командование обязано предоставить основной отпуск до даты исключения из списков личного состава воинской части.

Ну а на этом на сегодня все, повышайте правовую грамотность вместе с Начфин.инфо!

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: