Иск о возложении обязанности передать имущество

Обновлено: 26.11.2022

ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ об обязании ответчика передать истцу нежилое здание и земельный участок, осуществить государственную регистрацию перехода права собственности

Между истцом и ответчиком заключен договор от_ _ 20___года, купли-продажи здания площадью кв.м, кадастровый номер объекта, расположенного по адресу: __________________________.

Согласно п.договора ответчик обязуется передать в собственность истца нежилое здание общей площадью__кв.м, принадлежащее ответчику, что подтверждается выпиской из ЕГРН от «» __ года, а истец принять здание и оплатить его стоимость, указанную в п. 2.1 договора.
Передача здания должна была осуществиться по подписанному сторонами акту приема-передачи в течениедней с момента оплаты. Цена договора составила_____
. Данную сумму истец полностью уплатил ответчику, что подтверждается актом от_(дата), платежным поручение № от «» _____ __года.
Со своей стороны истец полностью выполнил все свои обязательства, предусмотренные договором.

В абзаце втором пункта 1 статьи 556 ГК РФ предусмотрено, что в случае, если иное не предусмотрено законом или договором, обязательство продавца передать недвижимость покупателю считается исполненным после вручения этого имущества покупателю и подписания сторонами соответствующего документа о передаче. В случае, если обязательство продавца передать недвижимость не исполнено, покупатель вправе в исковом заявлении соединить требования об исполнении продавцом обязанности по передаче (абзац седьмой статьи 12, статья 398 ГК РФ) и о регистрации перехода права собственности.

Согласно правовой позиции, сформулированной в пункте 34 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" (далее - Постановление N 10/22), спор о возврате имущества, вытекающий из договорных отношений или отношений, связанных с применением последствий недействительности сделки, подлежит разрешению в соответствии с законодательством, регулирующим данные отношения.

В пункте 61 этого же Постановления N 10/22 содержится разъяснение, согласно которому, если одна из сторон договора купли-продажи недвижимого имущества уклоняется от совершения действий по государственной регистрации перехода права собственности на это имущество, другая сторона вправе обратиться к этой стороне с иском о государственной регистрации перехода права собственности (пункт 3 статьи 551 ГК РФ). Иск покупателя о государственной регистрации перехода права подлежит удовлетворению при условии исполнения обязательства продавца по передаче имущества.

По смыслу статей 309, 310 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов; односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами, иными правовыми актами или договором.

Поскольку ответчик надлежащим образом обязательства, предусмотренные договором, не исполнил, Истец, руководствуясь вышеуказанными нормами права вправе требовать передачи недвижимого имущества, а также обязания ответчика осуществить государственную регистрацию перехода права собственности.

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с АО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.


Программа разработана совместно с АО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.


Обзор документа

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Гетман Е.С., Момотова В.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Совета собственников помещений д. . по ул. . и его председателя Гримберга А.И. к МУП г. Хабаровска «Управляющая организация по содержанию и ремонту общего имущества в многоквартирных домах» о возложении обязанности совершить действие, о возложении обязанности передать денежные средства, о возмещении судебных расходов по кассационной жалобе Гримберга А.И., председателя Совета собственников помещений д. . по ул. . на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Хабаровского краевого суда от 25 января 2013 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В., выслушав Гримберга А.И. и его представителя Мательского В.А., поддержавших доводы жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Совет собственников помещений д. . по ул. . в . и его председатель Гримберг А.И. обратились в суд с иском к МУП г. Хабаровска «Управляющая организация по содержанию и ремонту общего имущества в многоквартирных домах» (МУП г. Хабаровска «УО МКД») о возложении обязанности передать Совету собственников помещений дом по акту приёма-передачи, техническую документацию по обслуживанию дома, отчёт о проделанной работе по обслуживанию и ремонту общего имущества, провести экспертизу обследования состояния дома.

В ходе рассмотрения дела истцы изменили и дополнили свои требования.

Решением Центрального районного суда г. Хабаровска от 27 сентября 2012 г. исковые требования удовлетворены частично.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Хабаровского краевого суда от 25 января 2013 г. решение суда первой инстанции отменено, исковое заявление оставлено без рассмотрения.

Председателем Совета собственников помещений д. . по ул. . Гримбергом А.И. подана кассационная жалоба, в которой поставлен вопрос о её передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены определения суда второй инстанции.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В. от 25 ноября 2013 г. кассационная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в жалобе, Судебная коллегия находит, что имеются основания, предусмотренные ст. 387 ГПК Российской Федерации, для отмены состоявшегося судебного постановления в кассационном порядке.

В соответствии со ст. 387 ГПК Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Отменяя решение суда первой инстанции и оставляя исковое заявление без рассмотрения, судебная коллегия по гражданским делам Хабаровского областного суда исходила из того, что исковое заявление Совета собственников помещений д. . по ул. . и его председателя Гримберга А.И. подано и подписано лицами, не имеющими полномочий на его подписание или предъявление иска, поскольку в материалах дела отсутствуют доверенности собственников помещений в многоквартирном доме, уполномочивающие председателя

Совета многоквартирного дома Гримберга А.И. обращаться в суд в их интересах, подписывать исковые заявления и представлять их интересы в суде.

При этом суд апелляционной инстанции указал, что представленные Гримбергом А.И. нотариально удостоверенные доверенности собственников помещений нельзя принять во внимание, поскольку все доверенности выданы в январе 2013 г., а исковое заявление подано 23 января 2012 г. и решение по делу принято 27 сентября 2012 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Хабаровского краевого суда от 25 января 2013 г. принято с нарушением норм действующего законодательства и согласиться с ним нельзя по следующим основаниям.

В силу ст. 222 ГПК Российской Федерации суд оставляет заявление без рассмотрения в случае, если заявление подписано или подано лицом, не имеющим полномочий на его подписание или предъявление иска.

Как предусмотрено ч. 1 и 2 ст. 48 ГПК Российской Федерации граждане вправе вести свои дела в суде лично или через представителей. Личное участие в деле гражданина не лишает его права иметь по этому делу представителя.

Дела организаций ведут в суде их органы, действующие в пределах полномочий, предоставленных им федеральным законом, иными правовыми актами или учредительными документами, либо представители.

Полномочия органов, ведущих дела организаций, подтверждаются документами, удостоверяющими служебное положение их представителей, а при необходимости учредительными документами.

Согласно ч. 5 ст. 161.1 ЖК Российской Федерации председатель совета многоквартирного дома на основании доверенности, выданной собственниками помещений в многоквартирном доме, выступает в суде в качестве представителя собственников помещений в данном доме по делам, связанным с управлением данным домом и предоставлением коммунальных услуг.

В соответствии с п. 1 ст. 185 ГК Российской Федерации доверенностью признается письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому лицу или другим лицам для представительства перед третьими лицами.

Таким образом, гражданским законодательством предусмотрено, что доверенностью является письменный документ, оформленный надлежащим образом и в соответствии с требованиями, предъявляемыми к такому роду документам, содержащий указание на наделение полномочиями по представлению одним лицом интересов другого лица или группы лиц.

При подаче искового заявления суду представлялись решение внеочередного заочного общего собрания собственников помещений д. . по ул. . (протокол № 2 от 12 сентября 2011 г.), решение Совета собственников помещений д. . по ул. . (протокол № 4 от 10 ноября 2011 г.) и Положение «О правах и обязанностях Председателя и Совета собственников помещений МКД д. по ул. . из которых следовало, что председатель Совета многоквартирного дома наделён полномочиями представлять собственников помещений многоквартирного дома в судах общей юрисдикции.

Мотивов, по которым суд апелляционной инстанции пришёл к выводу о том, что данные документы не могут быть признаны доверенностью, выданной собственниками жилья на представление своих интересов в суде, а также указания на то, чем именно представленные документы не отвечают требованиям ст. 53 и 54 ГПК Российской Федерации, апелляционное определение не содержит.

Кроме того, из материалов дела усматривается, что в заседание суда апелляционной инстанции Гримбергом А.И. были представлены доверенности от собственников помещений д. . по ул. .

Данные доверенности суд апелляционной инстанции не принял, поскольку они были выданы Гримбергу А.И. собственниками позже, чем состоялось решение суда первой инстанции

Между тем, в соответствии со ст. 328 ГПК Российской Федерации по результатам рассмотрения апелляционных жалобы, представления суд апелляционной инстанции вправе:

1) оставить Решение суда первой инстанции без изменения, апелляционные жалобу, представление без удовлетворения;

2) отменить или изменить Решение суда первой инстанции полностью или в части и принять по делу новое решение;

3) отменить Решение суда первой инстанции полностью или в части и прекратить производство по делу либо оставить заявление без рассмотрения полностью или в части;

4) оставить апелляционные жалобу, представление без рассмотрения по существу, если жалоба, представление поданы по истечении срока апелляционного обжалования и не решён вопрос о восстановлении этого срока.

Оставление заявление без рассмотрения осуществляется на основании ст. 222 ГПК Российской Федерации, однако возможно лишь в том случае, когда основания для оставления заявления без рассмотрения имеют место на момент принятия такого решения.

Поскольку на момент принятии решения об оставлении без рассмотрения искового заявления Гримберга А.И. его право представлять интересы собственников помещений многоквартирного дома было подтверждено не только решением Совета собственников помещений, но также и нотариально удостоверенными доверенностями, выданными самими собственниками, у суда апелляционной инстанции отсутствовали основания для принятия такого решения.

Судебная коллегия по гражданским делам Хабаровского краевого суда также не приняла во внимание положения ст. 44 ЖК Российской Федерации, определяющей полномочия общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме, и то обстоятельство, что исковое заявление подавалось от имени Совета собственников помещений д. . по ул. . председателем которого Гримберг А.И. являлся.

Допущенные судом второй инстанции нарушения норм действующего процессуального законодательства являются существенными и непреодолимыми, в связи с чем могут быть исправлены только посредством отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Хабаровского краевого суда от 25 января 2013 г.

С учётом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что определение судебной коллегии по гражданским делам Хабаровского краевого суда от 25 января 2013 г. нельзя признать, оно подлежит отмене, а дело - направлению на новое апелляционное рассмотрение в судебную коллегию по гражданским делам Хабаровского краевого суда.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 387, 388, 390 ГПК Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

Председательствующий Горшков В.В.
Судьи Гетман Е.С.
Момотов В.В.

Обзор документа

Совет собственников помещений в многоквартирном доме и его председатель обратились в суд.

Одна из судебных инстанций пришла к выводу, что иск подан и подписан лицами, не имеющими на это полномочий.

При этом она сослалась на то, что не представлены доверенности от имени собственников помещений, уполномочивающие председателя обращаться в суд в их интересах.

Представленные протоколы собраний таковыми доверенностями не являются.

СК по гражданским делам ВС РФ не согласилась с такой позицией и указала следующее.

В силу ГПК РФ суд оставляет заявление без рассмотрения в случае, если оно подписано или подано лицом, не имеющим на это полномочий.

Граждане вправе вести свои дела в суде лично или через представителей.

Дела организаций ведут в суде их органы, действующие в пределах полномочий, предоставленных им законом, иными правовыми актами или учредительными документами, либо представители.

В силу ЖК РФ председатель совета многоквартирного дома на основании доверенности, выданной собственниками помещений, выступает в суде в качестве их представителя по делам, связанным с управлением данным домом и предоставлением коммунальных услуг.

В соответствии с ГК РФ доверенностью признается письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому для представительства перед третьими лицами.

Таким образом, гражданским законодательством предусмотрено, что доверенностью является письменный документ, оформленный надлежащим образом и в соответствии с предъявляемыми к нему требованиями.

При этом такой документ должен содержать указание на наделение полномочиями по представлению одним лицом интересов другого (или группы лиц).

В рассматриваемом случае для подтверждения полномочий председателя были представлены решения общего собрания собственников помещений (в виде протоколов).

Из этих решений следовало, что председатель наделен полномочиями представлять собственников помещений в судах общей юрисдикции.

Вывод о том, что подобные документы не могут быть признаны доверенностью, выданной собственниками жилья на представление своих интересов в суде, ошибочен.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:


Один из экспертов «АГ» обратил внимание на парадоксальность определения: призвав к отходу от формализма, Суд отменил акты нижестоящих инстанций из-за формального по своей сути подхода. Второй эксперт заметил, что результатом удовлетворения как иска о признании, так и иска о государственной регистрации перехода права собственности в данном случае будет внесение записи в ЕГРН. Третий подчеркнул, что принцип диспозитивности является важной гарантией справедливого разбирательства, а активная роль суда в состязательном процессе не должна простираться слишком далеко.

В Определении № 305-ЭС20-2700 по делу № А40-23052/2019 Верховный Суд напомнил, что при очевидности материально-правового интереса истца суды обязаны самостоятельно определять надлежащий способ защиты права.

Ненадлежащий способ защиты права обнаружила только четвертая инстанция

В декабре 2007 г. ООО «Строительное оборудование и материалы» купило у ООО «Лестехстрой» здание и земельный участок под ним. В тот же день был подписан акт приема-передачи, имущество перешло во владение покупателя.

В соответствии с договором ООО «Строительное оборудование и материалы» оплатило покупку частично, окончательный расчет стороны договорились произвести после госрегистрации перехода права собственности. Однако в ноябре 2008 г. управление Росреестра отказалось регистрировать переход права на спорные объекты из-за того, что в рамках уголовного дела на земельный участок был наложен арест.

В дальнейшем упоминание об аресте было исключено из реестра, «Строительное оборудование и материалы» несколько раз просило «Лестехстрой» зарегистрировать переход права собственности, но продавец на эти просьбы не реагировал. Покупатель был вынужден обратиться в АС г. Москвы с иском о признании договора купли-продажи действующим и признании права собственности на приобретенные здание и участок. В обоснование своего требования организация ссылалась на факт заключения с «Лестехстрой» договора, частичное внесение платы по нему, передачу имущества по акту и владение спорной недвижимостью.

Первая инстанция удовлетворила иск, с ней согласились апелляция и суд округа, однако ответчик подал жалобу в Верховный Суд.

В данном случае ООО «Строительное оборудование и материалы» не обладало правом собственности на спорное имущество до вступления Закона о госрегистрации 1997 г. То есть заключение договора купли-продажи и частичная уплата предусмотренной им цены не являются основаниями для признания права собственности, подчеркнула Экономколлегия.

Иск о признании права – это иск о подтверждении уже возникшего права. Иными словами, заявление такого требования в рассматриваемом споре – ненадлежащий способ защиты, пояснил ВС. Однако, добавил он, обращение общества «Строительное оборудование и материалы» за судебной защитой, по сути, направлено на государственную регистрацию права собственности на приобретенную недвижимость.

Экономколлегия напомнила, что согласно п. 3 Постановления № 10/22 и п. 9 Постановления Пленума ВС от 23 июня 2015 г. № 25 о применении некоторых положений разд. 1 ч. 1 ГК в случае ненадлежащего формулирования истцом способа защиты при очевидности преследуемого им материально-правового интереса суд обязан самостоятельно определить, из какого правоотношения возник спор и какие нормы права подлежат применению.

ВС отметил, что истец неоднократно обращался к ответчику с заявлениями о необходимости государственной регистрации перехода права собственности, и именно из-за отсутствия действий руководства ООО «Лестехстрой» покупатель обратился в суд. При этом, добавила коллегия, п. 61 Постановления № 10/22 говорит о том, что если одна из сторон договора купли-продажи недвижимого имущества ведет себя подобным образом, то другая вправе обратиться с иском о государственной регистрации перехода права собственности.

Согласно п. 63 Постановления № 10/22 если требующая государственной регистрации сделка совершена в надлежащей форме, но одна из сторон уклоняется от ее регистрации, суд вправе по требованию другой стороны вынести решение о регистрации этой сделки: «Сторона сделки не имеет права на удовлетворение иска о признании права, основанного на этой сделке, так как соответствующая сделка до ее регистрации не считается заключенной либо действительной в случаях, установленных законом».

На этом основании Суд отменил акты нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение в АС г. Москвы.

Эксперты прокомментировали позицию ВС

Генеральный директор Юридического бюро «Падва и Эпштейн» Павел Герасимов считает позицию ВС не до конца однозначной. По его мнению, подход, отраженный в Постановлении № 10/22, направлен на уход от формализма. Это указание на необходимость разбираться в споре по существу вне зависимости от того, как сформулированы исковые требования, считает эксперт: «И это верно, потому что суд должен разрешить спорную ситуацию, а не гонять истца по кругу, чтобы он угадал, что именно хочет суд. Такой “неформальный” подход сейчас встречается, но не всегда реализуется на практике. С этой точки зрения текущая позиция ВС РФ важна».

В то же время, добавил Павел Герасимов, ВС отменил акты нижестоящих инстанций из-за формального подхода: «И сторонам, и Суду было понятно, чего хочет истец. Нижестоящие суды разрешили вопрос именно исходя из целей истца. Без материалов дела, конечно, сложно судить о том, мог ли ВС самостоятельно изменить мотивировку, оставив требования по существу удовлетворенными. Возможно, что нет».

Теперь же при рассмотрении дела вновь встанет вопрос о пропуске срока исковой давности уже исходя из требования о государственной регистрации перехода права. «Если таковой признают пропущенным, то формальный подход ВС, по сути, одобрит недобросовестное поведение уклоняющегося ответчика», – считает Павел Герасимов.

Кроме того, заметил эксперт, в определении Экономколлегия ссылается на содержащиеся в п. 63 Постановления №10/22 правила о регистрации сделки, хотя договор купли-продажи недвижимого имущества в регистрации не нуждается. «Регистрируется не договор, а переход права. Сам договор считается заключенным с даты его подписания», – напомнил эксперт.

Юрист московского КА «Регионсервис» Алексей Петров с точкой зрения Суда согласился. «Иск о признании направлен на фиксацию наличия существующего права. Кроме того, такой иск является вещным, в то время как иск о государственной регистрации перехода права собственности носит, скорее, обязательственный характер. Радует, что Экономическая коллегия Верховного Cуда следует закрепленному в российском праве недвижимости принципу внесения, указывая, что самой по себе фактической передачи недвижимой вещи для возникновения права собственности недостаточно», – указал эксперт.

При этом, добавил он, результатом удовлетворения как иска о признании, так и иска о государственной регистрации перехода права собственности в данном случае будет именно внесение записи в ЕГРН: «Разница в том, что во втором случае истец станет собственником именно в момент внесения записи. Поэтому в данном случае при выборе надлежащего способа защиты суду достаточно применить нормы ст. 551 Гражданского кодекса, т.е. речь идет только о правовой квалификации требований истца. Поскольку именно суд определяет применимые нормы, то он сам решает, является ли требование о внесении записи в ЕГРН иском о признании или иском о регистрации перехода права собственности».

Гораздо сложнее, по словам Алексея Петрова, дело обстоит в тех случаях, когда просительная часть иска не соответствует надлежащему способу защиты права: например, лицо вместо предъявления виндикационного иска подает иск о признании. «В силу принципа диспозитивности суд не вправе заменить или дополнять требования, но может предложить истцу сделать это самостоятельно. В случае если истец этого не делает, то отказ в удовлетворении иска вполне закономерен», – убежден юрист.

Партнер Юридической фирмы «БИЭЛ» Николай Сапожников заметил, что позиция ВС не является новой или революционной. «Однако надо признать, что стороны и вслед за ними суды нередко не утруждают себя надлежащим юридическим анализом правоотношений, поэтому напоминание о содержании Постановления №10/22 должно пойти на пользу правоприменительной практике».

Определение, по мнению юриста, примечательно скорее тем, что в нем Суд четко сформулировал позицию о том, что суды должны были самостоятельно определить надлежащий способ защиты права, поскольку истец настаивал на признании права собственности в целях государственной регистрации права собственности.

«На практике суды в подобных обстоятельствах всегда стремятся разъяснить истцу его право на уточнение предмета иска в части избранного способа защиты права. Остается вопрос: как поступать суду, если даже после подобного разъяснения, истец будет настаивать на выбранном им способе защиты? Все же принцип диспозитивности гражданского и арбитражного процесса остается важной гарантией справедливого разбирательства, а активная роль суда в состязательном процессе не должна простираться слишком далеко», – заключил Николай Сапожников.


Одна из экспертов отметила, что из определения ВС следует, что истец не обязан знать, кто финансирует ответчика, имеющего долг перед истцом. По мнению другой, позиция ВС по указанному вопросу не отличается новизной, поскольку правоприменительная практика уже давно сформировалась. Третья полагает целесообразным внести изменения в жилищное законодательство, предусмотрев в нем отдельную норму по рассматриваемой проблеме.

Верховный Суд РФ опубликовал Определение от 29 марта № 305-ЭС21-25187 по делу № А40-229211/2020, в котором напомнил, что на лиц, владеющих имуществом на праве оперативного управления, с момента возникновения такого права распространяются требования ЖК РФ по содержанию общего имущества в многоквартирном доме и уплате взносов на капитальный ремонт.

В соответствии с Постановлением Правительства Москвы от 29 декабря 2014 г. № 834-ПП Фонд капитального ремонта МКД г. Москвы является региональным оператором капремонта общего имущества в многоквартирных домах, расположенных на территории города.

Поскольку учреждение в период с октября 2017 г. по январь 2020 г. не исполнило обязанность по уплате взносов на капремонт по помещениям, находящимся в ведении Минобороны и закрепленным за учреждением на праве оперативного управления, фонд капитального ремонта МКД г. Москвы обратился в арбитражный суд и просил взыскать с учреждения 711 тыс. руб. задолженности по взносам за указанный период и 34 тыс. руб. пеней.

Суд иск удовлетворил, указав, что обязанность по содержанию общего имущества и уплате взносов на капремонт возложена на учреждение, за которым жилые помещения закреплены на праве оперативного управления и которое выступает от имени Минобороны, осуществляющего права собственника в отношении спорных помещений. Поскольку ответчик данную обязанность не исполнил, суд установил, что с него надлежит взыскать испрашиваемый долг и начисленные по правилам ч. 14.1 ст. 155 ЖК пени, для снижения которых не имеется предусмотренных ст. 333 ГК РФ оснований.

В свою очередь, суд апелляционной инстанции указанное решение отменил и отказал фонду в иске. Апелляция исходила из того, что Минобороны является главным распорядителем бюджетных средств и несет от имени РФ субсидиарную ответственность по денежным обязательствам учреждения. Кроме того, в силу ст. 296 и 298 ГК обязанность по текущему содержанию и оплате коммунальных услуг возложена на собственника помещений. Учитывая, что выгодоприобретателем при проведении капремонта является собственник, а не оперативный управляющий, арендатор, наниматель или пользователь, апелляционный суд посчитал, что исковые требования о взыскании вносов на капремонт следовало предъявлять к собственнику имущества и оперативному управляющему. Суд пояснил: так как фонд предъявил требования только к учреждению в отсутствие доказательств предъявления требований к Минобороны, оснований для удовлетворения иска не имеется. Суд округа согласился с выводами апелляционной инстанции.

В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд, фонд, ссылаясь на нарушение апелляционной и кассационной инстанциями норм материального и процессуального права, просил отменить их постановления и оставить в силе решение первой инстанции.

Изучив материалы дела, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС напомнила, что в соответствии со ст. 210 ГК собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором. При этом каждый участник долевой собственности, в том числе собственник помещений в МКД, обязан соразмерно со своей долей участвовать в уплате налогов, сборов и иных платежей по общему имуществу, а также в издержках по его содержанию и сохранению.

Суд отметил, что согласно ч. 1 ст. 36 ЖК собственникам помещений в МКД принадлежит на праве общей долевой собственности общее имущество дома. Каждый из них обязан нести расходы на содержание принадлежащего ему помещения, а также участвовать в расходах на содержание общего имущества МКД соразмерно своей доле в праве общей собственности путем внесения платы за содержание жилого помещения и взносов на капремонт. Такая обязанность распространяется на всех собственников помещений в этом доме с момента возникновения соответствующего права собственности.

В определении отмечается, что в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 29 декабря № 1053 и подп. 71 п. 7 Положения о Минобороны России, утвержденного Указом Президента РФ от 16 августа 2004 г. № 1082, Минобороны – федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий полномочия собственника в отношении недвижимого имущества, находящегося у Вооруженных сил РФ. Данный орган закрепляет находящееся в федеральной собственности имущество Вооруженных сил РФ на праве оперативного управления или хозяйственного ведения за подведомственными ему федеральными учреждениями и ФГУПами. Кроме того, в соответствии с п. 4 Постановления Правительства РФ от 5 января 1998 г. № 3 эксплуатация госорганами и организациями закрепленных за ними на праве оперативного управления или хозяйственного ведения административных зданий, сооружений и нежилых помещений осуществляется ими самостоятельно за счет средств, выделяемых по смете, и (или) иных разрешенных источников.

Документ содержит 69 правовых позиций, большая часть которых представлена Судебной коллегией по экономическим спорам

Таким образом, Суд заключил, что на лиц, владеющих имуществом на праве оперативного управления, с момента возникновения такого права распространяются требования ЖК по содержанию общего имущества в МКД и уплате взносов на капитальный ремонт. Суд обратил внимание, что данный вывод соответствует правовой позиции, изложенной в Определении ВС от 13 октября 2015 г. по делу № 304-ЭС15-6285 и в п. 27 Обзора судебной практики № 3 (2019), утвержденного Президиумом ВС 27 ноября 2019 г.

ВС установил, что в спорный период учреждение обладало правом оперативного управления на указанные в иске жилые помещения, поэтому в силу указанных норм гражданского и жилищного законодательства должно нести обязанность по содержанию общего имущества МКД и уплате взносов на капремонт. Таким образом, фонд правомерно предъявил иск о взыскании взносов на капремонт к учреждению – обладателю права оперативного управления. При этом ВС подчеркнул, что это также не исключает привлечение к субсидиарной ответственности собственника имущества (Минобороны) по правилам гражданского законодательства.

Обращаясь к п. 20 Постановления Пленума ВС от 28 мая 2019 г. № 13, Суд указал, что при недостаточности лимитов бюджетных обязательств, выделенных казенному учреждению для исполнения денежных обязательств по ним от имени РФ, ее субъекта или муниципального образования, отвечает главный распорядитель бюджетных средств, в ведении которого находится соответствующее учреждение. Основанием для привлечения данного лица к предусмотренной бюджетным законодательством ответственности является наличие неисполненного судебного акта по предъявленному кредитором в суд иску к основному должнику – казенному учреждению, пояснил Верховный Суд.

«По смыслу указанных норм кредитор вправе одновременно предъявить иск к основному должнику – казенному учреждению и должнику, несущему ответственность при недостаточности лимитов бюджетных обязательств, – главному распорядителю бюджетных средств, осуществляющему финансовое обеспечение деятельности находящегося в его ведении казенного учреждения за счет средств соответствующего бюджета», – отмечается в определении.

Суд добавил, что, поскольку кредитор вправе предъявить иск либо к основному должнику – казенному учреждению, либо одновременно к основному и субсидиарному должникам, непредъявление требования к субсидиарному должнику не может служить основанием для отказа в иске о взыскании долга с основного должника.

Таким образом, резюмировал Верховный Суд, является неверным вывод судов апелляционной и кассационной инстанций о том, что не подлежат удовлетворению требования, предъявленные фондом к учреждению, ввиду отсутствия доказательств предъявления требований к главному распорядителю бюджетных средств – Минобороны. В итоге ВС отменил акты апелляционной и кассационной инстанций, а решение первой инстанции, выводы которой соответствуют нормам материального права и установленным по делу обстоятельствам, – оставил в силе.

Суд подчеркнул, что процесс приватизации продолжается и не ограничен конкретным сроком, поэтому расходы на капремонт нуждающихся в нем домов обязаны нести все собственники

Адвокат АП г. Москвы Ольга Морозова в комментарии «АГ» отметила, что из данного определения ВС со всей ясностью следует, что истец не обязан знать, кто финансирует ответчика, имеющего долг перед истцом. По мнению эксперта, с таким выводом нельзя не согласиться, поскольку ГПК и ГК содержат достаточно инструментов, чтобы ответчик мог изыскать возможность погасить свой долг.

Ольга Морозова считает, что позиция госучреждения изначально была обречена, поскольку являлась провокационной. «Каким образом аргументация о том, что функция ответчика состоит в том, чтобы оперативно управлять недвижимостью, а требования об уплате взноса на ее капитальный ремонт – это не к нему, а к собственнику (Минобороне), могла способствовать переходу долга к госоргану, финансирующему ответчика? Почему иные лица, имеющие аналогичные вещные права, должны платить взносы на капремонт, если у них тоже окажется недостаточно финансов?» – задалась вопросами эксперт.

Она добавила, что, поскольку апелляционная и кассационная инстанции сочли, что в таком деле должен быть еще один надлежащий ответчик – Минобороны, – недофинансировавший учреждение, которому передал в оперативное управление свою недвижимость, сложился опасный прецедент. «По сути, вышестоящие судебные инстанции решили, что кредитору должен платить и должник должника. Это ʺпуть в бесконечностьʺ: что в таком случае мешает и Минобороны сослаться на недостаточное финансирование из казны? Тогда в деле будет еще один ответчик – Минфин. Полагаю, если бы Верховный Суд согласился с подобным решением, право истца на судебную защиту было бы заблокировано», – выразила мнение эксперт.

Ольга Морозова считает, что ВС последовательно отстоял права не только Минобороны, но и истца и не позволил сложиться крайне негативной судебной практике по аналогичным исковым требованиям. Решение Суда логичное и справедливое: госучреждение должно самостоятельно решать свои проблемы, ведь оно – не филиал Минобороны, заключила она.

Советник, руководитель практики земельных и имущественных отношений ALLIANCE LEGAL CG Ольга Калинченко подчеркнула, что Верховный Суд в очередной раз высказал свою позицию по вопросу о том, кто должен нести расходы по содержанию государственного имущества, переданного в оперативное управление.

Эксперт отметила, что ЖК вменяет в обязанность оплату за содержание общего имущества в МКД лишь собственнику помещений, оставляя без упоминания лиц, которым имущество передано на праве оперативного управления. По смыслу ст. 210 и 296 ГК право оперативного управления имеет вещный характер и не только предоставляет его субъектам правомочия по владению и пользованию имуществом, но и возлагает на них обязанности по содержанию общего имущества МКД и внесению платы за капремонт, добавила Ольга Калинченко.

Эксперт полностью согласна с позицией ВС, поскольку именно лицо, владеющее помещениями на праве оперативного управления, обязано нести расходы по содержанию общего имущества. «Позиция Верховного Суда по данному вопросу не отличается новизной, поскольку правоприменительная практика уже давно сформировалась (Определение ВС от 13 октября 2015 г. по делу № 304-ЭС15-6285). Тем не менее нижестоящие суды рассудили по-своему. Теперь же они обязаны принять во внимание мнение ВС», – резюмировала Ольга Калинченко.

Адвокат АП Московской области, начальник отдела координации научно-исследовательской деятельности Татьяна Саяпина также поддерживает позицию Верховного Суда. «Вывод ВС весьма ценен для практики, поскольку по данным делам практика не повсеместна. Возможно, именно отсутствие разъяснений по сходным делам привело к неверному применению норм права нижестоящими судами», – считает она.

В целом, по мнению Татьяны Саяпиной, по данному поводу целесообразно было бы внести изменения в жилищное законодательство, прямо предусмотрев отдельную норму. В частности, ст. 39 ЖК целесообразно дополнить ч. 1.1 следующего содержания: «Лица, владеющие имуществом на праве оперативного управления, с момента возникновения у них указанного права несут бремя расходов на содержание общего имущества и капитальный ремонт в многоквартирном доме».

«Это минимизировало бы риск наступления подобных споров в дальнейшем, и можно было бы прямо руководствоваться данной нормой права. Ведь у нас не прецедентное право, поэтому важно, на мой взгляд, обратить внимание именно на специальную, конкретную норму», – пояснила Татьяна Саяпина.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску прокурора города Омска в интересах муниципального образования городской округ город Омск Омской области и неопределенного круга лиц к Кудинскому Р.А. об истребовании земельного участка из чужого незаконного владения, возложении обязанности передать земельный участок, исключении из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним записи о государственной регистрации права собственности на земельный участок

по кассационной жалобе представителя Кудинского Р.А. - Щиповой И.И. на решение Кировского районного суда г. Омска от 4 апреля 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Омского областного суда от 20 июля 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С., объяснения представителя Кудинского Р.А. - Щиповой И.И. по доверенности, поддержавшей доводы кассационной жалобы,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

прокурор г. Омска, действуя в интересах муниципального образования городской округ город Омск Омской области и неопределенного круга лиц, обратился в суд с иском к Кудинскому Р.А. об истребовании из чужого незаконного владения земельного участка, возложении на ответчика обязанности передать земельный участок, исключении из ЕГРП записи о государственной регистрации права собственности на земельный участок.

Решением Кировского районного суда г. Омска от 4 апреля 2016 г. исковые требования прокурора удовлетворены.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Омского областного суда от 20 июля 2016 г. указанное решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе представителя Кудинского Р.А. - Щиповой И.И. содержится просьба об отмене решения Кировского районного суда г. Омска от 4 апреля 2016 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Омского областного суда от 20 июля 2016 г., как незаконных.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 17 апреля 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, возражения прокурора города Омска на кассационную жалобу, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены при рассмотрении данного дела.

Судом установлено, что распоряжением Департамента имущественных отношений администрации г. Омска от 19 февраля 2009 г. N 1581-р была утверждена схема расположения земельного участка на кадастровом плане территории, образуемого из кадастрового квартала с кадастровым номером 55:36:130126, относящегося к категории земель населенных пунктов, с видом использования - под благоустройство и организацию зоны отдыха. При постановке на кадастровый учет земельному участку присвоен номер <. >.

8 мая 2009 г. Департаментом имущественных отношений администрации г. Омска издано распоряжение N 4877-р о предоставлении земельного участка с кадастровым номером <. >в собственность ООО "КРОНА" за 2 371 403 руб. и 16 июля 2009 г. в отношении указанного земельного участка заключен договор купли-продажи N 1354.

14 октября 2009 г. регистрационная запись о праве собственности ООО "КРОНА" на названный участок внесена в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

2 марта 2010 г. кадастровым инженером ООО "РЦЗУН" по заказу ООО "КРОНА" земельный участок с кадастровым номером <. >был разделен на участки с кадастровыми номерами <. >и <. >. При этом вид разрешенного использования образованных участков был указан как "индивидуальные жилые дома с прилегающими земельными участками (не более 3-х этажей)".

18 марта 2010 г. по договорам купли-продажи N 2 ООО "КРОНА" продало земельные участки с кадастровыми номерами <. >и <. >Кузнецову С.Ф., Рычкову И.П. и Коханенко И.С. (по 1/3 доли каждому).

8 октября 2010 г. по заказу Коханенко И.С. из земельных участков с кадастровыми номерами <. >было образовано 12 земельных участков, в том числе участок с кадастровым номером <. >. По соглашению о перераспределении земельных участков с определением долей, заключенному 8 октября 2010 г. между Кузнецовым С.Ф., Рычковым И.П. и Коханенко И.С., право собственности на земельный участок с кадастровым номером <. >возникло у Кузнецова С.Ф.

30 сентября 2011 г. Кузнецов С.Ф. продал земельный участок с кадастровым номером <. >Кочубею А.А., который в октябре 2011 года провел работы по разделу приобретенного участка с образованием из него 27 земельных участков, включая участок с кадастровым номером <. >общей площадью 1070 кв. м, местоположение которого установлено в 1210 м юго-западнее относительно жилого дома, имеющего почтовый адрес: <. >.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования прокурора, суд первой инстанции руководствовался положениями Земельного кодекса Российской Федерации, Градостроительного кодекса Российской Федерации, Закона Омской области от 8 февраля 2006 г. N 731-ОЗ "О регулировании земельных отношений в Омской области" и пришел к выводу о том, что земельный участок с кадастровым номером <. >, отчужденный Департаментом имущественных отношений администрации г. Омска в пользу ООО "КРОНА" на основании распоряжения от 8 мая 2009 г. N 4877-р и договора купли-продажи N 1354 от 16 июля 2009 г., выбыл из владения собственника помимо его воли в нарушение интересов муниципального образования и при несоблюдении предусмотренного законом порядка, поскольку был продан без проведения торгов (конкурса, аукциона) и без учета его целевого назначения.

В связи с этим суд усмотрел правовые основания для истребования земельного участка с кадастровым номером <. >, ранее входившего в состав земельного участка с кадастровым номером <. >, у Кудинского Р.А., возложения на ответчика обязанности передать указанный земельный участок в распоряжение муниципального образования городской округ город Омск Омской области и исключения из ЕГРП записи о государственной регистрации права собственности Кудинского Р.А. на данный объект. Кроме того, суд указал, что муниципальное образование узнало о возможном нарушении права после того, как 24 мая 2013 г. было возбуждено уголовное дело в связи с превышением полномочий должностными лицами Департамента имущественных отношений администрации г. Омска в связи с предоставлением земельного участка ООО "КРОНА".

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции и указал, что имущество, выбывшее из владения лица по порочному основанию приобретения в результате неправомерных действий третьих лиц, считается выбывшим из владения собственника помимо его воли.

С оспариваемыми судебными постановлениями согласиться нельзя по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 301 Гражданского кодекса Российской Федерации (здесь и далее правовые нормы приведены в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений) собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

Пунктом 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

Абзацем первым пункта 39 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 22 от 29 апреля 2010 г. "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" разъяснено, что, по смыслу пункта 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации, собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения независимо от возражения ответчика о том, что он является добросовестным приобретателем, если докажет факт выбытия имущества из его владения или владения лица, которому оно было передано собственником, помимо их воли.

Таким образом, одним из юридически значимых обстоятельств, подлежащих доказыванию при обращении в суд с иском об истребовании имущества из чужого незаконного владения, является установление факта выбытия имущества из владения собственника или из владения лица, которому оно было передано собственником во владение, по воле или помимо их воли.

При этом согласно части 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации истец должен доказывать выбытие имущества из его владения помимо воли.

Ответчик - добросовестный приобретатель вправе предъявить доказательства выбытия имущества из владения собственника по его воле.

В соответствии со статьей 1 пункта 1 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданское законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений, неприкосновенности собственности, свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты.

Согласно абзацу первому пункта 2 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.

Из содержания указанной статьи Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что по общему правилу юридическое лицо, заключая договор в целях установления прав и обязанностей, тем самым проявляет свою волю и интерес.

Как следует из материалов дела, Департамент имущественных отношений администрации г. Омска утвердил схему расположения земельного участка на кадастровом плане территории, заказал производство описания земельных участков ООО "Региональный центр землеустройства и учета недвижимости", принял распоряжение от 8 мая 2009 г. N 4877-р "О предоставлении ООО "КРОНА" в собственность земельного участка, находящегося в муниципальной собственности" и 16 июля 2009 г. заключил договор купли-продажи земельного участка с ООО "КРОНА".

Однако эти юридически значимые действия не получили какой-либо оценки судебных инстанций в нарушение части 4 статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Суд не установил, могли ли они свидетельствовать о воле муниципального образования на выбытие земельного участка, вследствие чего обстоятельства выбытия земельного участка из муниципальной собственности фактически остались невыясненными.

Удовлетворяя требования прокурора, суд сослался на то, что в 2015 году ряд распоряжений Департамента имущественных отношений администрации г. Омска, включая распоряжения, указанные выше, признаны утратившими силу. Между тем признание ранее изданного акта органа местного самоуправления утратившим силу само по себе не свидетельствует об отсутствии воли на его издание.

То же касается и ссылки суда на возможные допущенные нарушения законодательства при издании распоряжения органа местного самоуправления, поскольку действующее законодательство - статья 302 Гражданского кодекса Российской Федерации - не связывает возможность ее применения и истребования имущества от добросовестного приобретателя с действительностью договора (сделки), во исполнение которого передано имущество.

Соответствующее разъяснение содержится в абзаце втором пункта 39 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 22 от 29 апреля 2010 г. "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав", согласно которому недействительность сделки, во исполнение которой передано имущество, сама по себе не свидетельствует о его выбытии из владения передавшего это имущество лица помимо его воли.

Таким образом, вывод суда о том, что земельный участок, принадлежащий на праве собственности Кудинскому Р.А., выбыл из собственности муниципального образования городской округ город Омск Омской области помимо воли собственника, сделан в нарушение положений статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Нельзя согласиться и с выводами судебных инстанций о начале течения срока исковой давности по данному спору.

Согласно пункту 1 статьи 196 Гражданского кодекса Российской Федерации общий срок исковой давности составляет три года.

Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске (пункт 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно пункту 1 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начиналось со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Пунктом 11 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 ноября 2001 г. N 15, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15 ноября 2001 г. N 18 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности" разъяснялось, что в соответствии со статьей 200 Гражданского кодекса Российской Федерации течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права, независимо от того, кто обратился за судебной защитой: само лицо, право которого нарушено, либо в его интересах другие лица в случаях, когда закон предоставляет им право на такое обращение.

Аналогичная правовая позиция впоследствии нашла отражение в пункте 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2015 г. N 43 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности".

Согласно разъяснению, содержащемуся в указанном выше пункте, при обращении в суд органов государственной власти, органов местного самоуправления, организаций или граждан с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц в случаях, когда такое право им предоставлено законом (часть 1 статьи 45 и часть 1 статьи 46 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, часть 1 статьи 52 и части 1 и 2 статьи 53, статья 53.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), начало течения срока исковой давности определяется исходя из того, когда о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права, узнало или должно было узнать лицо, в интересах которого подано такое заявление.

В соответствии с пунктом 10 статьи 3 Федерального закона от 25 октября 2001 г. N 137-ФЗ "О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации" распоряжение земельными участками, государственная собственность на которые не разграничена, осуществляется органами местного самоуправления муниципальных районов, городских округов.

Таким образом, срок исковой давности по требованиям об истребовании недвижимого имущества (земельного участка) в пользу публичных образований подлежит исчислению с момента, когда его исполнительно-распорядительный орган (администрация г. Омска) узнал или должен был узнать о нарушении прав и выбытии недвижимого имущества из муниципальной собственности (иного вида владения).

По мнению судов, муниципальное образование узнало о возможном нарушении прав на участки земель населенного пункта после возбуждения уголовного дела 24 мая 2013 г. Однако данный вывод суда сделан без учета требований статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которой суду надлежало установить и то, когда муниципальное образование должно было узнать о возможном нарушении своих прав, учитывая, что в обязанности муниципального образования в соответствии со статьей 14 Федерального закона от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" входит, в частности, владение, пользование и распоряжение имуществом, находящимся в муниципальной собственности, а также осуществление муниципального земельного контроля в границах поселения.

Поскольку это обстоятельство не было установлено судебными инстанциями в качестве юридически значимого, вынесенные судебные постановления нельзя признать отвечающими требованиям законности.

Допущенные нарушения норм права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов Кудинского Р.А.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное, провести необходимую экспертизу и разрешить возникший спор в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: