Иск о воспрепятствовании на будущее это

Обновлено: 27.03.2023

Защита права собственности осуществлялась различными правовыми способами.

Мы рассмотрим наиболее типичные, характерные для римского частного права иски: виндикационный, негаторный, прогибиторный.

Actio rei vindicatio (от vim dicere – объявлять о применении силы). Виндикация – требование собственника о возврате своей вещи из чужого незаконного владения. Можно дать и другое определение: это иск не владеющего собственника к владеющему несобственнику.

По своему характеру это типичный actio in rem. Основанием его являлся принцип: ubi rem meam invenio, ibi vindico – где нахожу свою вещь, там ее и виндицирую, то есть личность незаконного владельца роли не играла, главным было наличие у него вещи.

De rei vindicatione посвящен специальный титул I книги VI Дигест.

Анализ его позволяет назвать такие характерные черты виндикационного иска:

  • предмет иска – индивидуально-определенная вещь, поскольку без этого собственник не может претендовать именно на данную вещь;
  • истец-собственник не владеет предметом иска;
  • ответчик владеет вещью без законных оснований.

Истец должен был доказать свое право собственности. В пользу же владельца говорил сам факт владения – презумпция добросовестности владения. Кстати, именно поэтому Гай рекомендовал по возможности защищаться при помощи интердиктов.

В процессе ответчик мог оспаривать любые доказательства, доводы истца. Например, мог ссылаться на то, что собственник (истец) передал спорную вещь в залог или наем. Он мог также оспаривать законность приобретения вещи истцом, причем не только им самим, но и его предшественниками – «вплоть до законного владения». Отметим, что именно в этом случае наглядно проявлялись преимущества приобретения права собственности одним из первоначальных способов, когда такое право возникало впервые.

Последствия удовлетворения виндикационного иска:

  • вещь возвращалась истцу со всеми плодами и приращениями. При этом добросовестный владелец возвращал доходы, полученные с момента предъявления иска, а недобросовестный – с момента получения вещи. В данном случае действовала презумпция: добросовестный незаконный владелец узнает об отсутствии у него титула владения лишь с момента предъявления к нему иска;
  • добросовестный незаконный владелец возвращал непотребленные доходы, а недобросовестный возвращал, кроме того, и те плоды и доходы, которые не получил, но должен был получить;
  • истцу также возмещались убытки, возникшие в связи с ухудшением, повреждением или гибелью вещи. При этом добросовестный незаконный владелец возмещал убытки лишь при наличии его вины, и только те, что возникли после предъявления иска. Недобросовестный же отвечал, если была хотя бы легкая его вина в случае возникновения убытков до предъявления иска и независимо от вины, если они возникли после предъявления иска;
  • добросовестный владелец имел право на возмещение расходов, произведенных им с пользой для вещи. Что касается недобросовестного владельца, то ему возмещали только необходимые расходы, то есть произведенные для обеспечения сохранности вещи;
  • добросовестный владелец мог использовать улучшения, произведенные им, если это можно было сделать без повреждения вещи. У недобросовестного владельца такого права не было. Более того, он не имел права и на компенсацию расходов, произведенных им в связи с такими улучшениями.

Actio negatoria (негаторный иск) – это иск об устранении препятствий в осуществлении права собственности на вещь, в частности, права пользования вещью.

Его иногда называли «иском о возражении», поскольку истец возражал против действий, нарушающих его право пользования вещью.

Условия предъявления этого иска:

  • нарушение ответчиком права собственника пользоваться или распоряжаться вещью;
  • вещь находится у собственника;
  • нет законных оснований для совершения действий, ограничивающих право собственника (например, таким основанием может быть сервитут).

Судья выносил решение, которым обязывал ответчика прекратить действия, нарушающие права собственника. Истец мог также требовать гарантии от нарушения этих прав в будущем.

Если нарушением собственнику были причинены убытки, то они подлежали возмещению при удовлетворении этого же иска.

Actio prohibitoria (прогибиторный иск) – можно назвать «иском о воспрепятствовании на будущее». Он существовал параллельно с негаторным иском и во многом был схож с ним. Разница состояла в том, что предъявить его можно было тогда, когда нарушение права собственности еще не произошло, но случится в будущем. Поэтому условия предъявления этих исков практически совпадали, за исключением того, что нарушение еще не состоялось, но, очевидно, будет совершено.

Истец доказывал свое право запрещать ответчику совершать действия, которые нарушают его интересы. Ответчик мог противопоставлять exceptio (возражение) о том, что у него есть право действовать определенным образом.

Решение суда состояло в запрете на совершение действий, которыми могут быть нарушены права собственника.

г) нет законных оснований ограничивать право собственности.

32. Укажите необходимые условия для подачи негаторного иска:

а) истец-собственник не владеет предметом иска;

б) вещь находится у собственника;

в) ответчик владеет вещью без законных оснований;

г) нет законных оснований ограничивать право собственности.

В случае виндикационного иска имело ли значение то, что ответчик признавался добросовестным владельцем?

Что относится к предиальным сервитутам?

а) право прогона скота;

г) право проезда через чужой участок;

д) право провести воду с чужого участка.

Что относится к личным сервитутам?

а) право прогона скота;

г) право проезда через чужой участок;

д) право провести воду с чужого участка.

36. К характерным чертам предиальных сервитутов относится:

а) отношение «между участками»;

е) не может быть сервитутов на собственную вещь.

37. К общим чертам всех сервитутов относится:

а) отношение «между участками»;

г) не может быть сервитута на сервитут;

е) не может быть сервитутов на собственную вещь.

Чем могли устанавливаться сервитуты?

б) решением суда;

39. Право возведения строения на чужом участке – это:

40. Аренда муниципальной земли – это:

Что относится к характерным чертам суперфиция?

д) переходил по наследству;

е) не переходил по наследству.

Что относится к характерным чертам эмфитевзиса?

д) переходил по наследству;

е) не переходил по наследству.

Тестовые задания по теме № 5. Обязательства в римском праве

Какой вид обязательств является более древним?

а) договорные обязательства;

б) внедоговорные (деликтные) обязательства.

Какие основания возникновения обязательств известны со времен Законов XII таблиц?

Что относится к тенденции развития обязательств в Риме?

а) ослабление формализма;

б) усиление формализма.

В чем состоит сущность обязательств согласно Дигест Юстиниана?

а) присвоение вещи;

б) присвоение сервитута;

в) обязать кого-либо дать или сделать.

Какие свойства имеют обязательства?

а) персональный характер защиты;

б) направленность на совершение активных действий;

в) наличие связи «собственник – вещь»;

г) наличие связи «кредитор – должник»;

д) направленность на сохранение положения вещей;

е) направленность на изменение положения вещей.

Допускается ли замена сторон в обязательстве в классическом римском праве?

б) не допускается.

Что такое цессия?

б) уступка права требования;

в) принятие на себя чужого долга.

В каком случае не допускается цессия?

а) если право переходило более влиятельному лицу;

б) если подан иск, связанный с этим требованием;

в) если есть специальные требования о недопустимости передачи долговых требований.

В случае принятия на себя чужого долга требовалось ли согласие кредитора?

а) не требовалось;

10. Когда заведомо известна доля права каждого субъекта обязательственных отношений (кредитора, должника), то речь идет о:

а) долевых обязательствах;

б) солидарных обязательствах;

в) субсидиарных обязательствах.

11. В случае, если каждый из кредиторов имеет право требовать исполнения в полном объеме, то речь идет о:

а) долевых обязательствах;

б) солидарных обязательствах;

в) субсидиарных обязательствах.

12. В случае, когда кроме основного, есть еще и дополнительный должник, то речь идет о:

а) долевых обязательствах;

б) солидарных обязательствах;

в) субсидиарных обязательствах.

Какие обязательства возникают в случаях, когда иное не установлено соглашением сторон или законом?

Что может быть объектом обязательств?

в) результат действий.

15. Если одна сторона наделена только правами, а другая – только обязанностями, то мы имеем дело с:

а) односторонними обязательствами;

б) взаимными обязательствами.

16. Если у каждой стороны есть взаимно корреспондирующие права и обязанности, то мы имеем дело с:

а) односторонними обязательствами;

б) взаимными обязательствами.

Какими по своей сути являются деликтные обязательства?

а) односторонними обязательствами;

б) взаимными обязательствами.

18. Договорные обязательства могут быть:

а) только односторонними;

б) только взаимными;

в) и односторонними и взаимными.

Что такое соглашение сторон, обеспеченное исковой защитой?

Что такое неформальное соглашение, не обеспеченное исковой защитой?

Какие пакты обеспечивались только совестью и честью сторон?

Коллеги, буквально на днях мне потребовалось проанализировать большой объём судебной практики по искам о признании права отсутствующим. К моему удивлению, в значительной, если даже не в большей части судебных актов по таким требованиям, суды указывают на то, что истцом выбран ненадлежащий способ защиты своего права.

Эта ситуация подтолкнула меня к написанию настоящей заметки, в которой я постарался максимально кратко отразить, как мне кажется, наиболее важные черты этого иска, а также указать распространенные ошибки истцов, которые я обнаружил, при исследовании судебной практики.

1. Общая характеристика:

  • предъявляется в исключительных случаях;
  • имеет очень узкую сферу применения;
  • им нельзя заменять виндикационные, негаторные или иные иски;
  • он допустим только в случаях, когда лицо не может защитить нарушенное право иными средствами.

Исключения, которые можно обнаружить в судебной практике:

(см., например, п. 53 Постановления Пленума ВС РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»).

4. Ситуации, в которых применяется:

(см., например, п. 52 Постановления Пленума ВС РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», Постановление Президиума ВАС РФ от 05.10.2010 № 14624/09 по делу № А55-14624/2008, Постановление Президиума ВАС РФ от 20.10.2010 № 4372/10 по делу № А40-30545/09-157-220, Определение Верховного Суда РФ от 26.01.2018 № 301-ЭС17-22269 по делу № А11-4520/2016).

5. Срок исковой давности: не применим к данному иску.

(см., например, п. 12. Информационного письма Президиума ВАС РФ от 15.01.2013 № 153 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам защиты прав собственника от нарушений, не связанных с лишением владения», Определение ВС РФ от 13.06.2017 № 33-КГ17-10).

6. Когда нельзя предъявлять подобный иск (распространенные ошибки):

Налоговые споры. Защита прав налогоплательщиков

Налоговые споры. Защита прав налогоплательщиков

Правовые аспекты электронной коммерции

Правовые стратегии переговоров

Правовые стратегии переговоров

Похожие материалы

Комментарии (32)

Да, под разными кадастровыми номерами. У меня есть ЗУ, у которого целых три кадастровых номера. Не исключено, что если его продать, то переход права зарегистрируют только на тот кадастровый номер, который будет указан в договоре и свидетельстве о ПС. А по остальным номерам так и останется запись о моей собственности.

Александр Латыев Екатеринбург Партнер Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С, г. Екатеринбург. Кандидат юридических наук, доцент.

Необязательно: один из случаев, который приводится в самом Пленума 10/22 - регистрация права на один объект за двумя лицами. Истцу не нужно признавать его право - оно и так уже признано состоявшейся регистрацией, ему нужно только лишь убрать из реестра право другого.

Как по вашему мнению, надлежащим ли способом будет в таком случае иск о признании отсутствующим права собственности на ЗУ за одним из собственников помещения в здании?

цитата "в большей части судебных актов по таким требованиям, суды указывают на то, что истцом выбран ненадлежащий способ защиты своего права."

И в соответствии с указаниями п.3.ППВС и ППВАС 10/22 на стадии подготовки дела к судебному разбирательству суды определяли из какого правоотношения возник спор и какие нормы права подлежат применению при разрешении дела ?

Александр Латыев Екатеринбург Партнер Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С, г. Екатеринбург. Кандидат юридических наук, доцент.

Коллеги, а вот такая ситуация собственник пристройки (состав 2 помещения - и два отдельных свидетельства) (правомерно возведенной) к МКД сделал к ней временную пристройку, в далекие 2000 "юристы решалы" предложили ее узаконить). Стандартная ситуация. Собственник человек не сведущий в делах правовых доверился им. Юристы принесли ему одно свидетельство содержащее площадь двух помещений правомерной пристройки и площадь временной "узаконенной" пристройки. Понятное дело самострой. Участок под МКД поставлен на кад учет. Прошло время и ДГИ и совместно с инспекцией по недв. предъявляют заявление в суд о сносе. К моменту рассмотрения собственник фактически снес незаконную пристройку, но запись о неверной площади (площадь правомерной пристройки и "узаконеной") осталось в ЕГРН. Суд выносит решение: поскольку пристройка снесена, то заявлять о ней неправильно, а вот то что запись в ЕГРН нарушает права других лиц, то со ссылкой на ПП 10/22 суд прекращает право собственности на все. Ответчик заявляет что дайте время и мы приведем запись в порядке, о том что выбран ненадлежащий способ защиты, суд не реагирует. Скажите верно ли решил суд? И что делать собственнику - в суд с иском о признании права? Заранее благодарен.


Словами "прекращает право собственности на все", Вы имеете в виду только Ваше помещение? Что суд указывает в качестве обоснования нарушения права других лиц? На мой взгляд, сама по себе запись с неверной площадью только Вашего помещения не нарушает права иных лиц.

первая инстанция признала право отсутствующим, но отказалась признать право собственности. вторая инстанция оставила в силе признание права отсутствующим и признала право собственности. если интересно, то дело А40-62477/2011

Как Вы считаете, насколько применим такой способ защиты права, как признание права отсутствующим, в сферах, которые не относятся к институту собственности?

Насколько перспективен иск о признании отсутствующим права на регистрацию в данном ломе?

Некоторая судебная практика говорит о том, что вернее в таких случаях заявлять требование о прекращении права собственности:

"Таким образом, прекращение права собственности, относящегося к вещным правам, связано с прекращением физического существования самой вещи, поскольку право не может существовать без вещи. В этой связи суд также отметил, что в случае уничтожения или гибели вещи право собственности на нее не может сохраняться независимо от причин, по которым вещь перестала существовать, и от характера действий, в результате которых вещь уничтожена (Постановление ФАС СЗО от 04.07.2012 по делу № А13-9077/2011, Постановление Президиума ВАС РФ от 20.10.2010 № 4372/10 по делу № А40-30545/09-157-220)."

Как мне кажется, разница в последствиях - при признании права отсутствующим, последствия заключаются в признании того, что собственности не было никогда (как до решения суда, так и после).
А при прекращении права собственности, ввиду утраты последствие должно быть в прекращении права с конкретного момента.

А как быть, если бывший муж умер, суд признал за бывшей женой право на супружескую долю в общем имуществе супругов, но она зарегистрировала это общее имущество целиком на своё имя? Наследнику умершего бывшего мужа заявлять требование о признании права на долю в порядке наследования + об истребовании своей доли из чужого незаконного владения? Или о признании права бывшей жены на долю наследника отсутствующим + о признании права на долю в порядке наследования?

Партнёр рубрики


Судебная практика

Ершов Игорь

Верховный Суд РФ опубликовал Определение от 26 мая 2022 г. № 305-ЭС21-22289 по делу № А40-199994/2020, в котором разъяснил, влияет ли на исчисление срока исковой давности условие о сохранении действия договора до полного исполнения обязательств.

Суд заметил, что условие о сохранении действия договора до полного исполнения обязательств не влияет на исчисление срока исковой давности и не продлевает его течение, а лишь устанавливает период применимости к отношениям сторон условий договора

Рассмотрение Судебной коллегией по экономическим спорам жалобы заемщика по спору о расторжении договора займа при условии пропуска срока исковой давности и принятый, как предполагается, итоговый судебный акт – образец качественной и надлежащей судебной работы. Замечу, что заимодавец уже обратился в ВС с надзорной жалобой. Однако, учитывая обстоятельства дела и статистику по количеству экономических споров, рассмотренных Президиумом ВС с 2014 г., определение с высокой степенью вероятности по данному спору является окончательным.

Как показывает практика последних лет, Верховный Суд с методичной настойчивостью исправляет фундаментальные ошибки нижестоящих судов – в этот раз они касались неправильного применения норм материального права об исковой давности. Остается загадкой, почему суды неправильно применяют или не применяют нормы материального и процессуального права, а исправлять ошибки должен ВС, – в частности, в лице Судебной коллегии по экономическим спорам?

Вкратце напомню фабулу дела: заемщик не вернул денежные средства в установленный срок, заимодавец желает расторгнуть действующий договор, хотя ранее ему уже отказали во взыскании суммы займа в связи с пропуском срока исковой давности. Судам предстояло ответить на вопрос: подлежит ли защите в таком случае интерес заимодавца по расторжению договора займа?

Основная ошибка нижестоящих судов заключалась в том, что они забыли о необходимости при исчислении срока исковой давности исходить не из срока действия договора, а из факта и момента нарушения права, дата которого – начало исчисления срока исковой давности. Еще одна ошибка – при вынесении решений суды не заметили, что заимодавец уже обращался с иском о защите его прав, выбрав иск о взыскании денежных средств, в удовлетворении которого было отказано в связи с пропуском срока исковой давности, а требование о расторжении договора – это попытка уйти от пропуска данного срока.

На примере данного спора усматривается попытка истца найти и использовать «умозрительный» шанс защитить его якобы законный интерес, предъявив последовательно несколько различных, но направленных на один результат требований – о получении денежных средств. Считая свои права нарушенными невозвращением заемщиком предоставленной ему суммы, заимодавец тем не менее не обратился в суд за их защитой.

Возникает вопрос: какие требования может предъявить заимодавец к заемщику, если тот не возвращает долг? С учетом позиции ВС представляются возможными следующие варианты действий:

  • требование о расторжении договора аренды с одновременным взысканием суммы долга;
  • требование о расторжении договора аренды с последующим взысканием суммы долга;
  • взыскание суммы долга без предъявления требования о расторжении договора.

Важна также мотивация заимодавца при выражении воли на расторжение договора – следует установить, чем вызвано такое требование. В рассматриваемой ситуации, как следует из обстоятельств дела, была допущена просрочка исполнения обязательства заемщиком.

Была ли иная причина расторгнуть договор займа, нежели невозвращение заемщиком долга? Думаю, нет. Если это действительно так, то, учитывая нормы ст. 196 и 200 ГК РФ, срок исковой давности по требованию заимодавца составляет три года со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

Из фактических обстоятельств дела следует, что заимодавец знал о нарушении своего права еще в момент неисполнения заемщиком обязательства по возвращению долга. Следовательно, далее могло последовать обращение за судебной защитой. Известно, что получение судебной защиты возможно всегда, но если ответчик заявил о пропуске исковой давности, то в случае подтверждения обстоятельств пропуска судебная защита не состоится.

Как правильно заметила Судебная коллегия по экономическим спорам, при применении срока исковой давности важно определить момент нарушения права, являющегося основанием обращения в суд. Определив факт и момент нарушения права, можно сделать вывод о нарушении истцом срока исковой давности (при заявлении процессуального оппонента об этом).

Не следует подменять, «прикрывать» момент нарушения права общим понятием о действии договора во времени. Действительно, договор может действовать, но это не означает отсутствия потенциальной возможности нарушить его (причем неоднократно), что в итоге может привести к нарушению сторонами прав друг друга. Не исключено, что в течение срока действия договора периодически будут возникать различные основания, позволяющие расторгнуть его (в одностороннем порядке, по соглашению сторон или в судебном порядке). Каждое возникшее основание для расторжения – отдельная, самостоятельная потенциальная возможность подать иск в суд.

Допущенное ранее нарушение права противоположной стороны при продолжающемся действии договора не позволяет этой стороне защищать свое право до тех пор, пока действует договор. Иное означало бы отсутствие в определенных случаях исковой давности, что, на мой взгляд, недопустимо и противоречило бы нормам гражданского законодательства, позволяя лицу, чье право нарушено, защищать его, по сути, бесконечно долго. Замечу, что согласно ст. 196 ГК общий срок исковой давности составляет три года, но не может превышать 10 лет со дня нарушения права, для защиты которого он установлен. Этих параметров и следует придерживаться субъектам гражданско-правовых отношений при защите их прав в суде.

Еще один важный вопрос – действует ли в данном случае договор займа? Так, согласно абз. 2 п. 3 ст. 425 ГК договор, в котором отсутствует условие, что окончание срока действия договора влечет прекращение обязательств сторон по нему, признается действующим до определенного в нем момента окончания исполнения сторонами обязательств. При этом согласно п. 1 ст. 810 Кодекса по общему правилу заемщик обязан вернуть заимодавцу сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором. В рассматриваемом случае договор займа содержал условие о сроке возврата суммы займа. Вероятнее всего, договор в данном случае прекратил действие, причем момент прекращения – это момент окончания исполнения заемщиком обязательства по возврату суммы займа (обязательств у заимодавца, окончания исполнения которых следовало бы ожидать, нет).

Полагаю, Судебной коллегии по экономическим спорам ВС следовало бы обратить внимание на момент со сроком действия договора займа с целью придания еще большей силы принятой правовой позиции. В любом случае использованные Верховным Судом доводы исчерпывающим образом опровергают позицию заимодавца в рассматриваемом споре.

Суд указал, что для установления наличия или отсутствия злоупотребления правом при совершении сделок необходимо исследовать и оценить конкретные действия и поведение их участников с позиции возможных негативных последствий


Эксперты «АГ» поддержали выводы Суда. По мнению одного из них, Определение ВС направлено на защиту прав добросовестного приобретателя и обеспечение стабильности гражданского оборота. Другой эксперт считает, что с учетом обстоятельств спора признание сделок недействительными не соответствовало идее того, что такое оспаривание по иску третьего лица допускается только в исключительных случаях при отсутствии иных способов защиты прав истца и в любом случае при обеспечении баланса интересов всех сторон.

В ноябре 2015 г. суд взыскал со Светланы Мукосеевой-Арно в пользу Александра Нижника по заключенному между ними договору займа свыше 3 млн руб. В ходе судебного процесса на имущество ответчицы (включая ее квартиру) был наложен арест. После вынесения судом решения в пользу Нижника судебный пристав-исполнитель отменил постановление о запрете регистрационных действий в отношении недвижимости. При этом в марте 2017 г. постановление об отмене запрета было признано незаконным в судебном порядке.

Несмотря на введенную судом обеспечительную меру в отношении квартиры, Светлана Мукосеева-Арно еще в сентябре 2015 г. продала ее своему сыну Сергею Кашину. Государственная регистрация права собственности нового владельца на жилье состоялась через 5 месяцев, в феврале 2016 г., причем уже в апреле того же года Сергей Кашин продал квартиру несовершеннолетней Варваре Варкки, действовавшей с согласия своей матери.

В дальнейшем Александр Нижник оспорил вышеуказанные сделки в судебном порядке, требуя вернуть недвижимость первоначальному собственнику. Истец полагал, что участники сделок купли-продажи действовали недобросовестно в целях воспрепятствования обращению взыскания на имущество в ходе исполнения решения суда о взыскании со Светланы Мукосеевой-Арно денежных средств.

Ответчики не признали иск. В частности, мать новой собственницы жилья утверждала, что квартира была куплена для проживания ее дочери, обучающейся в вузе, на собственные средства. Она также пояснила, что при заключении сделки полагала, что Светлана Мукосеева-Арно осуществляла риелторские услуги как предприниматель.

Суд отказал в удовлетворении иска, сославшись на то, что истец не является ни стороной оспариваемых договоров, ни лицом, управомоченным их оспаривать, ни заинтересованным лицом, обладающим правом на обжалование оспариваемых сделок в силу ст. 166 ГК РФ. Суд также отметил, что истец не доказал факт нарушения его прав спорными сделками, поскольку погашение задолженности Светланы Мукосеевой-Арно перед ним возможно и за счет иного арестованного имущества.

Впоследствии решение первой инстанции было отменено. Удовлетворяя иск, апелляционный суд отметил, что оспариваемые сделки нарушили права Александра Нижника, поскольку отчуждение спорной квартиры должника было совершено в целях уклонения от исполнения обязательств перед истцом. Апелляция указала, что Светлана Мукосеева-Арно воспользовалась отменой судебным приставом-исполнителем меры по запрету на совершение регистрационных действий в отношении спорной квартиры, однако не могла не предвидеть возможность обращения взыскания на ее недвижимость.

Вторая инстанция также отметила, что Сергей Кашин длительный период времени не регистрировал переход к нему права собственности и продал квартиру по заниженной цене. Кроме того, апелляция указала на то, что из договора купли-продажи, заключенного между Варварой Варкки и Сергеем Кашиным, следовало, что последний выдал Светлане Мукосеевой-Арно доверенность на отчуждение объекта еще до того, как приобрел этот объект сам. В связи с этим апелляционный суд указал, что несовершеннолетняя Варвара Варкки не может быть признана добросовестным приобретателем спорной квартиры, поскольку она и ее законный представитель не озаботились должным образом проверкой чистоты сделки.

Представитель Варвары Варкки обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ, Судебная коллегия по гражданским делам которого нашла ее обоснованной.

Со ссылкой на Постановление Пленума о применении судами некоторых положений раздела I части первой ГК РФ от 23 июня 2015 г. № 25 высшая судебная инстанция отметила, что под злоупотреблением правом понимается поведение управомоченного лица по осуществлению принадлежащего ему права, сопряженное с нарушением установленных в ст. 10 ГК пределов осуществления гражданских прав, осуществляемое с незаконной целью или незаконными средствами, нарушающее при этом права и законные интересы других лиц и причиняющее им вред или создающее для этого условия.

«Под злоупотреблением субъективным правом следует понимать любые негативные последствия, явившиеся прямым или косвенным результатом осуществления субъективного права. По своей правовой природе злоупотребление правом – это всегда нарушение требований закона, в связи с чем злоупотребление правом, допущенное при совершении сделок, влечет недействительность этих сделок, как не соответствующих закону (ст. 10 и 168 ГК РФ). Для установления наличия или отсутствия злоупотребления участниками гражданско-правовых отношений своими правами при совершении сделок необходимы исследование и оценка конкретных действий и поведения этих лиц с позиции возможных негативных последствий для этих отношений, для прав и законных интересов иных граждан и юридических лиц», – отмечено в определении ВС.

Соответственно, в подобных спорах суды обязаны проверить наличие или отсутствие следующих обстоятельств:

  • цели совершения сделки, отличной от цели, обычно преследуемой при совершении соответствующего вида сделок;
  • действий сторон по сделке, превышающих пределы дозволенного гражданским правом осуществления правомочий;
  • негативных правовых последствий для участников сделки, для прав и законных интересов иных граждан и юридических лиц;
  • иных обязательств у сторон по сделке, исполнению которых совершение сделки создает или создаст в будущем препятствия.

С учетом изложенного Верховный Суд отметил, что апелляция не дала надлежащей оценки доводам матери Варвары Варкки о том, что сделка была совершена ею в интересах несовершеннолетней дочери с соблюдением требований действующего законодательства. Как указал Суд, мать новой собственницы жилья предоставила декларацию о доходах, свидетельствующую о наличии финансовых средств для покупки жилья, а сама сделка купли-продажи была совершена в нотариальной форме. Факт исполнения обязательств по оплате стоимости квартиры подтвержден распиской Светланы Мукосеевой-Арно, действующей от имени Сергея Кашина, и договорами аренды банковских сейфов.

«Таким образом, суд апелляционной инстанции не опроверг выводы суда первой инстанции о недоказанности совершения ответчиками сделок, заключенных с целью уклонения должника от исполнения обязанностей должника, не исследовал и не оценил условия заключения оспариваемых сделок и фактические обстоятельства их совершения, не опроверг вывод суда первой инстанции о том, что у Светланы Мукосеевой-Арно как должника имелось имущество, достаточное для удовлетворения денежных требований Александра Нижника, а размер оставшейся части долга не мог повлиять на реализацию имущества, обладающего многократно превосходящей стоимостью», – указано в Определении.

Верховный Суд отменил апелляционное определение и вернул дело на новое рассмотрение в апелляцию.

Юрист практики по недвижимости и инвестициям «Качкин и Партнеры» Людмила Степанова отметила, что важной деталью данного спора является то, что требование было предъявлено не стороной сделки, а кредитором продавца по первому договору, в пользу которого с продавца взысканы денежные средства.

«Сама категория дел, когда третье лицо, не являющееся стороной сделки, оспаривает ее ввиду того, что соответствующая сделка делает невозможным исполнение должником (стороной сделки) обязательства перед таким третьим лицом, не является новой. Соответствующее оспаривание является одним из возможных способов защиты права от так называемой “интервенции в чужие договорные отношения”. При наличии в доктрине различных подходов по вопросу о допустимости удовлетворения соответствующих исков ВС РФ в целом ряде актов сделал вывод о том, что если у третьего лица отсутствует иной способ защиты права, а при заключении сделки ее стороны действовали недобросовестно, то по иску такого третьего лица сделка может быть признана недействительной (ничтожной), и могут быть применены последствия недействительности», – пояснила эксперт.

По мнению Людмилы Степановой, наиболее распространенными примерами таких дел являются оспаривание сделки при двойной продаже (например, Определение ВС РФ от 9 января 2018 г. № 50-КГ17-27), оспаривание уступки требования по денежному обязательству, совершенной в нарушение договорного запрета (п. 17 Постановления Пленума ВС РФ от 21 декабря 2017 г. № 54) и т.д. «Оспаривание сделки ввиду того, что она заключена в целях вывода актива из-под взыскания (как в анализируемом определении), также может быть отнесено к соответствующей категории дел», – пояснила юрист.

«Вывод Суда об отсутствии недобросовестности сторон сделок не является столь однозначным: в соответствии с фабулой первой договор купли-продажи был заключен во время рассмотрения дела о взыскании денежных средств с продавца приблизительно в одно время с наложением запрета на совершение регистрационных действий в отношении квартиры, регистрация перехода права к первому покупателю была произведена через незначительный период времени после незаконного снятия приставом этого запрета, второй договор купли-продажи был совершен практически сразу после регистрации права первого покупателя на квартиру и т.д.», – отметила эксперт.

Тем не менее Людмила Степанова согласилась с выводами ВС. «В ситуации наличия иного источника для удовлетворения требований истца как кредитора по денежному обязательству (иное имущество продавца, на которое может быть обращено взыскание), несоразмерности денежного требования (3 млн руб.) и стоимости квартиры (кадастровая стоимость – 18 млн руб., цена по сделке – 21 млн руб.) признание сделок недействительными является необоснованным и не соответствует идее о том, что такое оспаривание по иску третьего лица должно допускаться только в исключительных случаях при отсутствии иных способов защиты прав истца и в любом случае при обеспечении баланса интересов всех сторон», – заключила юрист.

Руководитель группы практик юридической фирмы «INTELLECT» Андрей Тишковский отметил, что самым сложным в делах об оспаривании сделок должников является доказывание недобросовестности со стороны приобретателя. «В данном случае недобросовестность со стороны конечного приобретателя не доказана. Определение ВС направлено на защиту прав добросовестного приобретателя и обеспечение стабильности гражданского оборота. При этом не исключено, что недействительной может быть признана сделка, совершенная между должником и его сыном, тогда, при невозможности передачи имущества по причине последующей продажи, может быть взыскана стоимость проданного имущества с сына по правилам п. 2 ст. 167 ГК РФ», – полагает эксперт.

Он также добавил, что кредитор может защитить свои права путем обращения в суд с иском о взыскании убытков, причиненных незаконным постановлением судебного пристава-исполнителя, допустившего отмену запрета и сокрытие имущества должником.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: